Читать онлайн Голливудские мужья, автора - Коллинз Джеки, Раздел - 89 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голливудские мужья - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голливудские мужья - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голливудские мужья - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Голливудские мужья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

89

Рождественским утром:
Джек Питон отправился в Вэлли – пообедать с Хевен и своим отцом. Джордж выглядел еще более отстраненным и занятым своими мыслями, чем обычно. Посидев с ними за ленчем, который приготовила его экономка, он быстро улепетнул к себе в мастерскую – он, дескать, работает над новым тормозным устройством.
Дождавшись, когда Джордж скроется из поля зрения, Хевен выступила с официальным сообщением.
– Я съезжаю, – объявила она. – Рокки подыскал мне шикарную квартиру – с охраной и всеми примочками.
Если она предполагала, что Джек взовьется, она ошиблась. Он не укорил ее ни словом.
Они обменялись подарками, потом она умчалась встречаться с Рокки, а Джек покатил к Келли Сидни, с ее детьми, собаками, семейным уютом и вкусной пищей.
Рождество не было любимой порой Джека. Прошлое Рождество он провел в Нью-Йорке с Клариссой – боже, какое это было мучение! А недавно до него дошли слухи, что у нее роман с Мэнноном. Ну и сочетание! Вот уж кого трудно представить вместе!
Мелькнула мысль о Джейд Джонсон – вот бы все образовалось…
Но ничего не образовывалось.
Придется выбросить, ее из головы.


Рокки встретил Хевен у подъезда многоэтажного голливудского дома и препроводил ее в свою квартиру, обставленную дешевой мебелью, но вполне удобную. А потом попытался препровести в постель.
Да, она была одинока – но не до такой степени.


Как-то уладив скандал в Пуэрто-Валларте, Хауэрд Соломен вернулся домой в состоянии полного нервного истощения. Почему всякий раз, когда где-то что-то случается первым делом вызывают его? Кто он им? Пожарная команда?
В середине ночи ему в совершенной панике позвонил режиссер «Убийства», Дерк Прайс.
– Мэннон избил Клариссу и еще одного отделал до полусмерти, – истерично завизжал он в телефон.
– Успокойся, – осадил его Хауэрд, уже вылезая из уютной постели. – Никакой полиции. Никаких больниц. Пусть этим до моего приезда займется врач группы, и чтобы никакого шума. Я уже выезжаю в аэропорт.
– Легко сказать: «никакого шума»! – взвыл Дерк. – Как я его удержу?
Голос Хауэрда построжал.
– Если впредь хочешь у нас работать, что-нибудь придумаешь, – предупредил он. Потом, после паузы, добавил: – Кого Мэннон избил до полусмерти?
– Нормана Гусбергера.
– Мать честная!
Потребовалось нажать на разные рычаги, но Хауэрд оказался на высоте. Нормана Гусбергера он определил в частную лечебницу в Мехико-Сити, круглые сутки дежурила охрана, чтобы не подпускать любопытных. У Нормана были сломаны челюсть и нос, повреждена почка, множество всяких порезов и рваных ран. Состояние удовлетворительное.
Клариссу он отправил домой, в ее арендованный дом в Бенедикт-Каньоне. Она испытала сильное потрясение, ей тоже здорово досталось, а под глазом багровел синяк – такой работой гордился бы и чемпион мира по боксу.
Мэннон вернулся к Мелани-Шанне.
Но главные силы были положены на то, чтобы ничего не просочилось в газеты. Наконец, Хауэрд вместе с агентом фильма по связям с общественностью состряпали для газет такую тюльку:


НА СЪЕМКАХ В ПУЭРТО-ВАЛЛАРТЕ, МЕКСИКА, В АВТОМОБИЛЬНУЮ КАТАСТРОФУ ПОПАЛИ ИСПОЛНИТЕЛИ ГЛАВНЫХ РОЛЕЙ В ФИЛЬМЕ «УБИЙСТВО» КЛАРИССА БРАУНИНГ И МЭННОН КЕЙБЛ. ОБА ОТДЕЛАЛИСЬ ЛЕГКИМИ СИНЯКАМИ. ПОСТРАДАЛ ТАКЖЕ АГЕНТ МИСС БРАУНИНГ, НОРМАН ГУСБЕРГЕР.


Конец сообщения.
За час эта новость приливной волной окатила весь Голливуд.
Сказать родителям Нормана – это оказалось самым трудным. Хауэрд позвонил им из Пуэрто-Валларты и преподнес все в том же виде, что и прессе.
– А на самом деле? – напрямую спросил Орвилл.
– Сценарий не самый приятный, – ответил Хауэрд. – Вернусь – поговорим. А пока Норман в порядке. Все меры приняты.
– Нам прилететь?
– Не обязательно.
И они воздержались.
Когда Хауэрд вернулся из Мехико, Поппи пытала его похлеще всякого ФБР.
Он не раскололся. У Поппи ротик – настоящий Большой Каньон.


Марк Рэнд сопроводил Джейд в Коннектикут – вместе встречать Рождество. Это был новый Марк Рэнд – внимательный, заботливый, любящий. И разведенный.
– Я развелся из-за тебя, дорогая, – сказал он ей со своим элегантным английским акцентом. – Жизнь без тебя – это такая скука. Ты ведь знаешь, что мы созданы друг для друга. И теперь мы можем жениться.
Она была в смятении. Да, именно с Марком она жила целых шесть лет и все эти годы его любила. Идеальными их отношения не были никогда, но – к чему отрицать очевидное? – в их совместной жизни было много приятных часов. И если Марк хотел, он мог быть самым очаровательным мужчиной на свете. И ее мать и отца он просто очаровал.
– Не пора ли вам пожениться? – спросил отец. – Уж вон сколько ждете.
– Ты только подумай, – взволнованно шептала мама. – Выйдешь за Марка – получишь настоящий титул. Ты будешь леди Джейд!
К счастью, ее родители были достаточно старомодны и положили их на ночь в разные спальни. Джейд вздохнула с облегчением – к большой досаде Марка она пока не была готова снова прыгнуть к нему в постель, будто десятимесячного перерыва и не было.
– Я хочу, чтобы мы поженились сразу же, – сообщил он ей.
А она – хотела ли этого она?
Казалось бы, шесть лет она этого хотела – что же сейчас?
Джек Питон. Его имя постоянно вклинивалось в ее мысли.
Черт бы подрал этого Джека Питона. Ну, хорошо, была ночь великого секса – дальше что? А дальше – все.
Точка.
Во вчерашней газете была его фотография с Келли Сидни – на очередной премьере.
Очень мило.
Пусть они вместе будут очень несчастны.
– Поженимся в Калифорнии, – пообещала она Марку. – В канун Нового Года.
– Ты никогда не пожалеешь об этом, милая, – заверил он с неподдельной искренностью. – Я воздам тебе за все время, что мы потеряли.
А Кори, прилетевший из Калифорнии, был какой-то нервный, взвинченный.
– Что с тобой, братишка? – спросила она.
– Норман, – ответил он. – У нас все было так хорошо, пока он не уехал работать на «Убийстве».
– Что же здесь такого? Это его работа, делает он ее здорово, ты сам знаешь.
– Знаю, – тоскливо признал Кори. – Сначала он звонил мне каждый день. Но после того, как он стал личным рекламным агентом Клариссы Браунинг, – как отрезало. Он уже должен был вернуться в Лос-Анджелес. Звоню ему – никого.
– Позвони его родителям, – посоветовала она. – Сегодня Рождество – он наверняка у них.
– Может, ты позвонишь? – взмолился он. Со вздохом она сказала:
– Давай номер.
Трубку снял Орвилл и стал допытываться – кто именно звонит и по какому поводу.
– Меня зовут Джейд Джонсон, – сказала она. – Я знакомая Нормана и его клиентка. Можно с ним поговорить?
– Нормана здесь нет, – ответил Орвилл, чуть понизив голос. – Он попал в аварию в Мексике. Какое-то время он пробудет там.
– Очень сожалею. Надеюсь, ничего серьезного? Как он себя чувствует?
– Вполне нормально. Он… поправляется. В какой-то лечебнице – не знаю, в какой именно.
– Я бы хотела послать цветы.
– С этим придется подождать до его возвращения. У меня нет адреса.
Она положила трубку, и Кори накинулся на нее с расспросами. Она передала слова Орвилла.
Он мрачно кивнул, не сомневаясь – Норман нашел кого-то еще.
Джейд было жаль брата. Хотелось как-то ему помочь – не словом, а делом.
– Ну, что ты? – спросила она с материнской заботой в голосе.
Он попробовал криво усмехнуться, но не вышло… он беспомощно развел руками.
– Ради Нормана я изменил всю свою жизнь, – сказал он.
– Неправда, – возразила она. – Ты все изменил не только ради Нормана. Ты сам этого хотел.
Он понял, что она права, и снова кивнул.
– Да, верно. Все время жить во лжи – это меня убивало.
– А теперь ты свободен.
– Наверное.
Она стиснула его руку.
– Знаешь, что в таких случаях говорит Беверли? Одно такси пропустил – еще десять приедут.
– Я никого не ищу.
– Пока не ищешь.
На лице его все-таки возникла улыбка.
– Сестренка, я тебя люблю.
– И я тебя, младший братец.


Мелани-Шанна запекла индейку сама. Отварила сладкий картофель, украсила стол брокколи, хлебом, зеленым горошком, приготовила густой соус.
– Вкус-нятина! – похвалил Мэннон, протягивая тарелку за добавкой.
Как-то ее заблудший муж вдруг изменился, подумала Мелани-Шанна, подкладывая ему мяса. Из Пуэрто-Валларты он вернулся другим человеком. Первое, что он сказал:
– Я не хочу разводиться. Я тебя люблю. Люблю ребенка. Из-за этого фильма я совсем спятил. Разводиться не будем. Я хочу продать этот чертов особняк и купить домик в Мэндвилл-Каньоне – около побережья. Там будет место и для лошадей, и для собак. И чтобы у нас появилось еще шесть детей. Как ты на это смотришь?
Поначалу она и думать об этом не хотела. Но Мэннон обладал дьявольским даром убеждения – не говоря об очаровании, – и в конце концов она уступила. Как-никак, она его любила.
– Это были не съемки, а кошмар, – сказал он ей. – В следующий раз ты поедешь со мной. И сына возьмем. Вечера в одиночестве – с этим покончено.
И он так крепко обнял ее, что она испугалась – не хрустнут ли кости.
– Что случилось Мэннон? – спросила она как-то робко.
– Ничего, – ответил он. Помолчав, добавил: – По крайней мере, пока рассказывать не хочется.


Рождественский ленч Нора провела у Силвер – вместе с Фернандо, его приятелем Бойсом, художником Силвер по гриму, Раулем, и ее бывшим агентом Куинном Лэттимором, который недавно развелся с женой, прожив с ней двадцать восемь лет.
– Мне даже думать неприятно о том, что кто-то встречает Рождество в одиночестве, – призналась она Уэсу.
– Угу, – согласился он, вспомнив, сколько раз он встречал Рождество в одиночестве и на мели, а в результате оказывался в постели с женщиной, столь же несчастной и одинокой.
Какое счастье, что Силвер снова с ним разговаривает. Наткнувшись в «Джорджио» на Ребу, она совсем сорвалась с катушек и закатила настоящий скандал – взыграла ревность.
Кто эта женщина?
Ты с ней спал?
Господи, Уэс, где были твои глаза? Может, мне называть тебя Уэсли? Уэсли!
И как она в постели? Хороша? С виду – типичная проститутка. Старая проститутка. Дешевка.
Как ты мог позариться? Когда это было? Недавно?
Мы уже были вместе? Я тебя ненавижу!
Силвер ревнивая – такую Силвер он еще не знал. Уклоняясь от ее язвительных выпадов, он понимал – по крайней мере, он ей не безразличен. И был счастлив. Настолько счастлив, что сделал широкий жест неповиновения – пошел в банк «Ферст Интверстейт», открыл свой сейф и забрал оттуда все приложенные денежки. А уголовники из Лорел-Каньона пусть застрелятся. Он им не вернет ни гроша. Он эти деньги заработал – до последнего цента.
И Реба Виногратски пусть застрелится. С ней вообще разговор короткий.
С деньгами в кармане он солидной походкой вошел в «Тиффани» и объявил о своих намерениях.
– Мне нужно колье тысяч так на девятнадцать, – сказал он небрежно. – С учетом налога. Покажите, что у вас есть.
Он остановил свой выбор на рубиновом сердечке, вкрапленном в бриллиантовую мозаику, сидевшую на пересыпанной бриллиантовой крошкой золотой цепочке. Подарок пока оставался при нем. Время еще не приспело.
– Божественная индейка, – воскликнул Фернандо, прижимая к губам салфетку.
– Божественная, – эхом откликнулся Бойс, и его посеребренный хохолок согласно кивнул.
– Силвер, дорогая, неужели ты это приготовила сама? – поддразнил ее Рауль.
– Naturellement, mon cheri!
type="note" l:href="#n_13">[13]
Разве вы не знаете, какие чудеса я умею вытворять у плиты?
Все засмеялись.
На кухне Владимир и Юнити, чинно сидевшие за столом, провозгласили тост, держа в руках стопочки с отборной «Столичной».
– За свободу, – сказал Владимир, одним глотком забрасывая в себя бесцветную жидкость.
– За деньги, – предложила свой вариант Юнити.
Они улыбнулись друг другу, как заговорщики. Каковыми они и были. «Скандал» платил им сто двадцать пять тысяч долларов за подлинную историю Силвер Андерсон, Уэса и Хевен. Материал собирались печатать в течение трех недель, и первая порция ожидалась в киосках в первый понедельник нового года.
Владимир и Юнити к тому времени будут уже далеко.


ГДЕ-ТО В НЬЮ-ЙОРКЕ…
КОГДА-ТО В СЕМИДЕСЯТЫЕ..


Став жить с Эли, девушка поняла – она словно начала жизнь заново. Такого добродушного, неунывающего весельчака она еще не встречала и вскоре стала отзываться на его доброту.
«Откуда ты?»
«Не хочу об этом говорить».
«А чем собираешься заниматься?»
«Официантка – работа нормальная».
«Нет».
«Почему?»
«Потому что мы пришли на эту землю, чтобы сотворить нечто удивительное. Поставь перед собой цель – и вперед!»
У нее не было никаких целей. Жить – этого уже достаточно.
Эли не позволял ей плыть по течению. Он настоял, чтобы она вместе с ним ходила на уроки вокала и танца. Как-то раз он взял ее на репетицию в драматическую студию, и она, завороженная, следила за тем, как он играл роль в «Макбете».
«Это Шекспир», – сказал он ей.
«Что такое Шекспир?»
«Издеваешься надо мной, да?»
На ее день рожденья он забросал ее книжками о великих драматургах и их лучшими произведениями.
«Иметь хорошенькую мордашку – этого мало», – сказал он ей.
Пронизанные пафосом, подлинно драматические, но так похожие на реальную жизнь сюжеты захватили ее воображение.
Иногда Эли приводил домой кого-то из друзей. Этих визитов она терпеть не могла, и если время было не позднее, предпочитала бродить по улицам, чем слушать отвратительные звуки их любви.
Однажды он привел друга и сказал, что тот теперь будет здесь жить.
«Это Люк» – представил он, и сердце девушки сжалось – она поняла, что грядут перемены к худшему.
Люк был светловолосым здоровяком-англичанином, он поигрывал мощной мускулатурой и вечно ухмылялся. Одет всегда в тугие джинсы и заношенные до дыр футболки.
«Люк считает, что он – Марлон Брандо», – пошутил Эли.
«Не хрена тут смеяться, гомик черножопый», – огрызнулся Люк.
Эли подмигнул, и не думая обижаться.
Люк не работал. Целыми днями торчал на крыше и загорал, по ходу дела глуша пиво.
Девушка не могла понять, что в нем находил Эли. Видимо, интерес чисто сексуальный и скоро пройдет.
По ночам она слышала их движения и зарывала голову под одеяло, изо всех сил стараясь отсечь беспокоящие звуки.
Скоро Люк стал выказывать буйный нрав. Примерно через месяц он стал брать у Эли деньги, уходить куда-то и надираться.
Однажды он попытался украсть деньги и у нее, но она дала такой решительный отпор, что больше он к ней не совался.
С тех пор она стала держать под подушкой нож.
«Выгони на хрен эту стерву», – сказал он Эли.
«Нет, она останется», – для разнообразия возвысил голос Эли.
«Либо она останется, либо я».
«Пусть так», – не отступил Эли.
К ее огромному облегчению, Люк исчез.
«Сам не знаю, что со мной происходит, – признался ей потом Эли. – Но от таких, как Люк, у меня даже перед глазами все мутнеет».
Они проговорили долго за полночь, и в первый раз, нерешительно, она начала раскрывать душу перед Эли, да и он раскрывал перед ней свою. Возникла какая-то особая близость.
Как-то ранним утром Люк вдруг вернулся. Девушку разбудили какие-то приглушенные звуки. Люк явился не один – с двумя дружками. Они держали Эли и по очереди его насиловали.
В горле у нее поднялся ком страха не так давно подобным образом обошлись с ней. Соскочив с постели, она вскинула руку с ножом и закричала:
«Перестаньте! Пошли вон! Уходите! ПЕРЕСТАНЬТЕ!»
Они ушли, но не сразу, а довершив свое дело.
Скорая помощь приехала слишком поздно.
По дороге в больницу Эли скончался – истек кровью от внутренних разрывов.
Через месяц с небольшим девушка выследила Люка – он жил в занюханной квартирке дома под снос еще с одним педерастом, тот торговал своим телом. Дождавшись, когда он ушел «на работу», она подожгла дом. Чиркнуть спичкой оказалось очень просто…






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голливудские мужья - Коллинз Джеки



Читать, читать, читать! Советую! Супер!!!
Голливудские мужья - Коллинз ДжекиМ. Р.
24.10.2016, 20.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100