Читать онлайн Голливудские мужья, автора - Коллинз Джеки, Раздел - 51 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голливудские мужья - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голливудские мужья - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голливудские мужья - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Голливудские мужья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

51

Они вошли в «Бистро», как пара года. Каковой, вне всякого сомнения, и являлись. Силвер Андерсон и ее новый муж, Уэс Мани.
Сгрудившиеся у входа фотографы едва не устроили кучу малу, когда они подкатили в надраенном до блеска лимузине. На Силвер было длинное поблескивающее позолотой платье, на лице сияла улыбка. Уэс вырядился в недавно приобретенный смокинг и белую шелковую рубашку, которую украшали убранные в золото бриллиантовые запонки – свадебный подарок Силвер.
Он не был приучен к яростным налетам фотографов и едва не потерял равновесие. Решительно взяв Силвер под руку, он с мрачным выражением на лице затянул ее внутрь.
– В чем дело? – спросила она, слегка удивившись, но все равно улыбаясь.
– Это какие-то животные, а не люди! – пожаловался он. – Нечего тебе им позировать, у этих говнюков только аппетиты разгораются!
– Очаровательно! Как ты все наглядно изобразил.
– А кто же они еще есть?
Прежде чем начать восхождение по лестнице, она поправила верх платья.
– Привыкай, дорогой, – небрежно бросила она. – Где бы Силвер Андерсон ни появилась, ее всегда преследует пресса. Иногда это занятно, по большей части – нет. Я обнажаю зубы и переступаю через эту шатию, не слишком напрягаясь.
– А мне это не нравится, – мрачно заключил он.
– Скоро понравится.
– Уверена?
– Поглядим.
Они вступили в брак ровно пять недель тому назад. Свадьба состоялась в Лас-Вегасе. Тихо, быстро, в обстановке полной тайны. Настолько полной, что пресса ничего не пронюхала, и Силвер, совершенно неузнаваемая в длинном светлом парике и темных очках, обвела вокруг пальца пару пожилых священников в свадебной часовне, и лишь позже, проверяя свой журнал, они наткнулись на ее имя. Пока служители быстрого пера и бригады телевизионщиков очухались, Силвер с новоиспеченным муженьком улетели на Гавайи, где нашли пристанище в уединенном доме, который им уступил исполнительный продюсер фильма «Палм-Спрингс». Они провели там несколько волшебных недель, отключившись от остального мира и наслаждаясь обществом друг друга. Большую часть времени они просто занимались любовью. С утра до вечера и с вечера до утра. Позднее в минуту откровения Силвер призналась Норе: «Это был идеальный медовый месяц. Секс, сон, секс, еда и снова секс, секс, секс!»
Нору, как обычно, восхитила энергия хозяйки.
Как только Силвер Андерсон приняла решение: да, она выходит замуж за Уэса, – все сразу встало на свои места, будто в прекрасно просчитанной шахматной партии. В свои планы она посвятила только Нору, своего адвоката и продюсера «Палм-Спрингс». Вместе они помогли ей вступить в брак без рекламы и шумихи. Это было не просто, но, как выяснилось, вполне возможно. Тем более, что Уэс в глазах света совершенно не был связан с Силвер, да о нем вообще никто слыхом не слыхивал.
Естественно, все они пытались ее отговорить. Минуту она выслушивала их доводы типа «Кто он такой?», «Ты его совершенно не знаешь», «А если его интересуют твои денежки» и так далее. Потом она, очень вежливо, попросила их не соваться в ее личную жизнь. Что и было сделано. Хотя без особой охоты.
Проявив благоразумие, она попросила своего адвоката составить документ, в соответствии с которым Уэс не имел никаких прав на ее богатства. Он подписал его с превеликой радостью.
– У тебя есть родственники, кому бы ты хотел сообщить? – спросила она его незадолго до церемонии.
Он покачал головой.
– Нет. Я вхожу в твою жизнь совершенно чистым и свободным – ни матерей, ни отцов, ни братьев, ни сестер, ни детей, ни бывших жен.
– Хм-мм… Заодно ты абсолютно свободен и от земных сокровищ.
– Кое-какая мелочь у меня есть – но я не в настроении забирать это сейчас. Заберу, когда вернемся.
Все сложилось как нельзя удачнее. Еще один тяжелый день – и Силвер взяла в телешоу отпуск на три месяца. Она рассматривала предложение сниматься в еженедельном сериале – но, к счастью, никаких обязательств подписать не успела.
Спустя несколько дней после того, как он сделал ей предложение, Силвер Андерсон стала миссис Уэс Мани. Но по жизни Уэс Мани стал мистер Силвер Андерсон – так уж заведено в Голливуде. Знаменит тот, кого знают все. И все водители лимузинов, швейцары и носильщики обращались к нему не иначе, как «мистер Андерсон». Ну и что? Да на здоровье. У него началась новая, безмятежная жизнь. Раньше он был никем – за одну ночь он стал человеком с именем.
Теперь они вернулись в Лос-Анджелес, все еще плохо зная друг друга, хотя он усвоил, что ее любимое блюдо – золотистая икра, которую сам он терпеть не мог. А ее любимый напиток – шампанское – изводил его жуткой головной болью по утрам. Знал он и ее любимую позу – предаваться сексу она была готова всегда, везде и при любых обстоятельствах.
Весь расклад представлялся ему какой-то безумной фантазией. Он все думал, что однажды проснется и увидит, что лежит на полу в холле дома в Лорел-Каньоне, по ту сторону дверей – полицейские, а в руке у него – орудие убийства.
Фу! Стоило вспомнить о том кошмаре, по всему телу начинали бегать мурашки. И все же он их перехитрил – всех сразу. Во-первых, успел смыться. Во-вторых, более чем удачно женился. Пусть теперь попробуют что-нибудь на него повесить. Он вам больше не какой-нибудь ханурик. И денежки их – тю-тю. Они оказались в дерьме, вот пусть там и сидят. Его едва не утопили в реке забвения – пусть расплачиваются, мать их! Деньги и кокаин теперь надежно спрятаны в сейфе. Это его страховка – на случай, если Силвер вздумает вышвырнуть его вон.
– Дорогая – это Уэс, – представила Силвер, целуясь с Поппи щеками, между которыми было полмили. – Хочу, чтобы ты познакомилась с ним первая.
Взгляду Уэса предстала невысокая блондинка с силоксановыми грудями (на этот счет глаз у него был наметан), подлинными бриллиантами немыслимых размеров и самодовольной улыбкой.
– Вы и есть таинственный незнакомец! – воскликнула та с придыханием. – Как интересно!
Он едва не задохнулся в облаке ее парфюмерии.
– Познакомьтесь с моим мужем – Хауэрд Соломен. – Она потянула за рукав коротышку с явно фальшивыми каблуками и париком. – Хауэрд, котик. Поздоровайся с Уэсом.
Хауэрд Соломен подмигнул Уэсу, а Силвер сказала:
– Поздравь меня, Хауэрд. Я выкинула этот номер снова!
– Поздравляю, детка, – дружелюбно произнес Хауэрд. Какой-то мускул на его щеке непроизвольно дернулся. – Рад познакомиться, Лес.
– Уэс.
Откуда-то возникла одинокая девушка-фотограф и щелкнула затвором.
– Эй, – резко возразил Уэс. – Никаких снимков.
– Не беспокойтесь. – На лице Поппи появились симпатичные ямочки. – Это девушка Джорджа.
– Какого такого Джорджа? – буркнул он Силвер.
– Джорджа Кристи, дорогой. У него изумительная последняя страница в «Голливуд рипортер».
– И что, сюда пускают фотографов?
– Только самых важных. Ой, вон Дадли. Он такая прелесть, я его обожаю. Видел его в «Десятке»? Такой хохмач!
Следующие полчаса он играл в игру «угадай звезду». Казалось, поглядеть на нового мужа Силвер собрался весь свет – от Джонни Карсона до Керка Дугласа.
Уэс попытался сохранить самообладание, когда пришел черед знакомиться с Жаклин Биссет, Уитни Валентайн Кейбл и Энджи Дикинсон – тремя женщинами его мечты.
Потом пошли мужчины. Он лично пожал руку самому Карлосу Бренту. Именно под пластинки легендарного Карлоса Брента он в молодости любил трахаться! Вот это вечерок!


Известие о том, что список гостей пополнит Захария К. Клингер, Поппи восприняла очень хорошо. Карточку Хауэрда она забрала с почетного места рядом с Силвер и заменила его на Захарию. Потом поменялась карточками с Уитни Валентайн Кейбл и оказалась по другую сторону нового гостя. А Хауэрда и Уитни переложила на столик номер два. Будь это не Захария К. Клингер, а кто-нибудь другой, она бы подняла жуткий вой. А тут – пришла в восторг. Захария К. Клингер – подарок для любой хозяйки.
Между тем была уже половина девятого, а Захария не торопился.
– Где он? – зашипела она на Хауэрда. – Через пятнадцать минут я буду всех рассаживать. Приедет, никуда не денется.
Хауэрд постарался, чтобы его голос звучал беззаботно, но… если Захария прокрутит динамо, бедному Хауэрду не сдобровать!
Он посмотрел на Уитни – та стояла в другом конце комнаты, совершенно сногсшибательная в лимонно-зеленом платье без плеч. Он намеренно держался от нее подальше – ведь за обедом они будут сидеть рядом. Скорее всего, она уже прочитала сценарий и согласна сниматься. Кто же не согласится, если в главной роли – Карлос Брент, а продюсер – Орвилл Гусбергер? Она сразу перейдет в тяжелую весовую категорию – благодаря ему. Надо надеяться, что она не забудет должным образом его отблагодарить.
Появился Мэннон Кейбл. Как всегда, с опозданием. Чем крупнее звезда, тем больше опоздание. Когда Поппи поняла, что число гостей в списке переваливает за тридцать, она решила: не будет ничего неприличного, если она пригласит и Уитни, и Мэннона. «В конце концов, – сказала она, довольно логично, – если не приглашать людей, потому что когда-то они состояли в браке с другими гостями… скоро в Голливуде вообще приглашать будет некого!»
Чистая правда.
Мэннон махнул рукой Хауэрду. Хауэрд махнул рукой Мэннону. Если вдруг он заведет роман с Уитни, и Мэннон об этом узнает…
Да ну, нечего забивать себе голову дурацкими мыслями.


Захария К. Клингер коротко поздоровался со своим водителем и уселся на заднее сиденье бордового «Роллс-Ройса». «Роллсу» было несколько лет, но выглядел он более чем пристойно. Калифорнию Захария навещал редко, но предпочитал держать машину и шофера во всех крупных городах мира. Он был достаточно богат и мог позволить себе дюжину машин – везде, где ему хотелось. Собственно говоря, он мог удовлетворять абсолютно все свои прихоти, вплоть до конца жизни – столь несметны были его богатства.
Он вздохнул, откинулся на обивку из мягкой кожи. Деньги. За них он может купить все и почти всех. Кроме… с ощущением легкой боли он понял, что старая истина верна – за деньги нельзя купить счастье. А ему так хотелось быть счастливым.


– Ну как, нравится?
Силвер хитро улыбнулась Уэсу. Сама она наслаждалась оказываемым ей вниманием на полную катушку.
Он кивнул. Если честно, он был ошеломлен. Столько людей, столько известных всей стране лиц. Понятно, не будь он теперь мистер Силвер Андерсон, они бы не удостоили его и взглядом. Богатые живут по своим законам. И общаются только с себе подобными. Кто-кто, а Уэс это знал прекрасно. Настоялся за стойками в модных заведениях, всякого нагляделся.
И знаменитости туда же. Покажи одной звезде другую – и они лягут костьми, лишь бы оказаться в обществе друг друга… за исключением случаев, когда они соперничают не на жизнь, а на смерть – тогда царит ледяная вежливость.
Ха! Знали бы они, кто таков Уэс Мани на самом деле!
К счастью, разгребателям дерьма ничего нарыть не удалось. Уэс так и остался полной тайной.
От имени Силвер Нора опубликовала заявление. Оно было кратким и деловым.
СИЛВЕР АНДЕРСОН, ЗВЕЗДА «ПАЛМ-СПРИНГС», НЕДАВНО ВСТУПИЛА В ТРЕТИЙ БРАК. ЕЕ ТРЕТИЙ МУЖ, УЭСЛИ МАНИ-МЛАДШИЙ, – БИЗНЕСМЕН.
Услышав об этом заявлении, Уэс просто взбесился.
– Что это еще, мать честная, за «младший»? – вскричал он.
– Норина идея, – ответила Силвер. – По-моему, ничего. У тебя сразу появилось какое-то прошлое.
– Если тебе нужно прошлое, надо было выходить за Тедди Кеннеди!
Она улыбнулась.
– Немножко полноват. Булочки с кремом я терпеть не могу. А ты?
Он не мог не восхищаться Силвер. Ей было совершенно наплевать на всех и вся. Это была дамочка крутая, решительная и делала все, что ей хотелось, а недовольные пусть сдохнут от злости и зависти.
– Не думай, что моя жизнь всегда катилась по накатанной колее, – доверительно сказала она ему в одну из дышащих страстью ночей в их медовый месяц. – Четыре года назад у меня был нервный срыв. Я думала, что уже не поднимусь.
– Да?
Разговоры о прошлом его не интересовали. Представить Силвер не на самом верху, а где-то еще, он просто не мог. А себя после их женитьбы он мог представить только рядом с ней – и нигде больше.
Это не назовешь любовью. Просто настали хорошие времена.


Поппи суетилась среди гостей, рассаживая их по своему плану. Ее душа требовала Хауэрда. Вернее, его крови. Потому что Захария К. Клингер так и не прибыл.
Она уже собралась завопить – разумеется, чтобы никто не слышал, – как Захария К. Клингер появился в дверях. Она сразу его узнала и в мгновение ока подлетела к нему.
– Мистер Клингер, – зафонтанировала она, – мы так польщены вашим вниманием! Я счастлива, что вам удалось до нас добраться!
– Кто вы? – как водится, проскрежетал он зловеще.
– Я? Я Поппи Соломен. – Она мило улыбнулась. – Ваша хозяйка.
Он окинул ее оценивающим взглядом. Это был дородный, хорошо сохранившийся мужчина далеко за шестьдесят, с чрезмерно крупными чертами лица и холодными тусклыми глазами за очками в металлической оправе. Поппи мгновенно стало не по себе.
– Наверное, мне стоит позвать Хауэрда? – предложила она.
– Да, наверное, стоит, – разрешил он, вытащил из нагрудного кармана сигару и зажег ее.
Какой невоспитанный, подумала она, да еще и перед ужином. Наверное, она допустила ошибку, посадив его рядом с Силвер. Правилам хорошего тона его явно не научили.
Она схватила за руку Мэннона, выходившего из мужского туалета.
– Хауэрда не видел? – взволнованно спросила она. Потом, спохватившись – не сообразила сразу, так разнервничалась, – она представила его Захарии. Мужчины никогда не встречались. Они обменялись крепким рукопожатием, устроив легкую демонстрацию силы.
– Хауэрд в сортире, – сообщил ей Мэннон.
– Можешь его вытащить оттуда для меня? – взмолилась поппи.
– Я найду его сам, – сказал Захария, пронзая взглядом Мэннона. – С вами поговорим чуть позже. Вы мне нужны для «Орфея». Когда услышите, что я хочу предложить, подпрыгнете до потолка.
– Я никогда не подпрыгиваю до потолка, – беззаботно ответил Мэннон, однако рот его вытянулся в тонкую линию.
– Такой актер мне еще не встречался, – сказал Захария с уверенностью человека, привыкшего добиваться своего.
– Вот, стало быть, и встретился, – не поддался Мэннон.
– Сомневаюсь.
И Захария направился искать Хауэрда. Мэннон был не в восторге.
– Ну и фраер, – с отвращением произнес он.
– Вот уж едва ли, – вдруг встала на его защиту Поппи, хотя сама мгновенно прониклась к нему антипатией.
– Не будь ребенком, Поппи. Все, кто заправляет бизнесом, в котором ни черта не смыслит, – фраера. Все, что они знают о кино, вполне можно засунуть в задницу Хауэрду – и еще останется место для агента, а то и двух.
– Мэннон!
– Поверь мне. Я эту публику знаю.
И он отошел к своему столу – к несчастью, за этот же стол Поппи посадила Захарию.


Надежно запершись в кабинке мужского туалета, Хауэрд втянул носом порцию волшебного белого порошка. Довольно вздохнул – прилив сил он ощутил почти немедленно. Вот это средство! Да он теперь – король джунглей! Кинг-Конг с бетонными яйцами! Необосримый и непоебимый!
Он выплыл из кабинки – и наткнулся прямо на Захарию К. Клингера.
– Мистер К. Все-таки выбрались! – воскликнул он.
– У тебя были какие-то сомнения?
– Никаких. Ни-ка-ких.
– Если я говорю, что где-то буду, значит, я там буду.
– Конечно, конечно.
Когда вам это удобно. Хауэрд подошел к раковине и принялся мыть руки.
– Я только что говорил с Мэнноном Кейблом, – сообщил Захария давящим шепотом.
– Отлично.
– Я хочу заполучить его для «Орфея».
Глянув в зеркало, Хауэрд засек у себя под носом несколько пылинок белого порошка. Он быстро их вытер.
– Я давно пытаюсь его зацепить. Он все время занят где-то на других съемках, вот в чем беда.
– Я хочу его, – повторил Захария.
Хауэрд подумал: а старина Зах вообще способен на улыбку? Может быть, что и нет.
– Попытаюсь еще раз к нему подкатиться, – пообещал он.
– Этого мало, – быстро возразил Захария.
– В смысле?
– У меня есть для него предложение. Стоит ему его услышать – он наш.
– Не слишком на это рассчитывайте. Мэннон жутко разборчивый – многие даже не представляют, до какой степени.
– Деньги – штука убедительная.
– Не всегда.
– Всегда.
– В общем, попытаемся к нему подкатиться еще разок.
Он направился к двери, но Захария загородил ему дорогу.
– Я верю не в попытки, а в результат. Я хочу заполучить Мэннона Кейбла и я его заполучу.
– Как сказать.
Вот козел, подумал Хауэрд. Возомнил из себя чикагского гангстера, будто на дворе – пятидесятые. Тоже мне!


– Ну? – прошептала Силвер, погладив Уэса под столом по бедру. – Как мы себя чувствуем? Его начинало коробить от ее полупокровительственного отношения. Благосклонная владелица, решившая показать толпе свою новую игрушку.
– Все это херня на постном масле, Силвер, и ты это прекрасно знаешь.
По-девчоночьи хихикнув, она сказала:
– Мне ли не знать! Многие бабенки от тебя глаз оторвать не могут. Умирают от желания узнать, где я тебя откопала.
– Нигде ты меня не откапывала. Я спас тебя от шайки обормотов, которые хотели разодрать тебя на кусочки. Помнишь?
– Разве такое можно забыть? Мне в тебе это еще тогда понравилось – мужская сила.
– Силвер, да-агая! – На них вихрем налетела Кармел Гусбергер, эдакое стихийное бедствие в огромном желтом балахоне. – Это молодожен?
– Да, – сказала Силвер. – Уэс, познакомься – Кармел Гусбергер.
Он пожал руку этой мощной женщины.
– Знаю, знаю, – загрохотала Кармел немыслимо громким голосом. – Уэсли Мани-младший. По-моему, я знала вашего отца.
В глазах Уэса мелькнула тревога.
– Правда? – спросил он, вспомнив англичанина-сутенера с бегающими глазками, которого он не видел с восьмилетнего возраста, и американского отчима с брюшком, который провел в его жизни не более пяти минут.
– Да, – подтвердила Кармел. – Ваш род Мани – из Сан-Франциско?
Силвер пнула его ногой под столом.
– Точно, – согласился он.
– Какая семья! Да, я прекрасно их помню. Уж давненько дело было. Мы с Орвиллом как раз начали встречаться, я тогда снималась в Сан-Франциско – я ведь, знаете ли, была актрисой.
Силвер подалась вперед, сияя от удовольствия.
– Давай, Кармел, выкладывай, признавайся. У тебя был роман с отцом Уэса.
Кармел засмеялась – громко и вульгарно.
– Даже если и был, да-агая, ты об этом узнаешь в последнюю очередь.
– Что ты собираешься скрыть от Силвер? – сверкнул улыбкой Карлос Брент, садясь за стол в обществе Ди Ди Дион.
– Кармел утверждает, что спала с отцом Уэса. Она изменяла Орвиллу уже тогда, – сказала Силвер с нескрываемой радостью.
– По-моему, Кармел, прежде чем ее нашел Орвилл и забрал с улицы, не пропускала ни одного симпатичного кота в этом городе, – сказал Карлос, ухмыляясь во весь рот. – Я прав, прелестная моя?
– Хватит! – вскричала Кармел, умирая от наслаждения. – Нельзя быть таким испорченным, Карлос!
– Нет, милочка, нас не обманешь, – пошутил он. – Я однажды встал в очередь, но она оказалась такой длинной, что я ушел, не дождавшись!
– Ты ставишь под удар мою репутацию! – завизжала Кармел, похлопывая себя по замороженной прическе, а ее балахон вздымался над колышущимся морской волной бюстом.
– Какую еще репутацию? – рассмеялся Карлос.
Обмен колкостями продолжался, а к столу подсаживались все новые гости. Подошли Мэннон и Мелани-Шанна, Орвилл Гусбергер – обладатель еще более громкого, чем у жены, голоса.
Силвер была в прекрасной форме. Блистала по-королевски. Принимала комплименты и поздравления, как должное. Много лет назад между ней и Карлосом Брентом возник краткий и пылкий роман. Кто-то подкинул журналистам слух о том, что они собираются жениться, и Карлоса это привело в бешенство – он решил, что новость запустила сама Силвер. Они расстались, наговорив друг другу колкостей. Сейчас, много лет спустя, Силвер чувствовала себя в полном порядке – карьера у нее дай Бог каждому, и новый муж, да такой, что все женщины мрут от зависти.
Поппи порхала вокруг – ждала, когда Захария выйдет из мужской комнаты, чтобы провести его на место. Хауэрд сидел за своим столом, с одной стороны от него – Уитни, с другой – Айда Уайт. Взгляд у Айды был как никогда остекленевший. Поппи надеялась, что обед она все-таки протянет и ничего безумного не выкинет. Айда могла посреди вечеринки отлучиться в дамскую комнату, а потом погрузиться в блаженный сон наркоманки – была у нее такая репутация. Никто не знал, что именно она принимает, но это «что-то», несомненно, держало ее на плаву, голова спокойно возвышалась над поверхностью – однако уйти под воду она могла в любую секунду.
Появился Захария, и Поппи схватила его за руку.
– Вы за моим столом, – прокуковала она и принялась перечислять имена: – Вместе с вами Карлос Брент, Мэннон Кейбл, Силвер Андерсон – вы же знаете, прием в ее честь? – Не дожидаясь ответа, она поспешила продолжить: – Да, еще Орвилл Гусбергер! Quel
type="note" l:href="#n_9">[9]
человек! Неплохая группка для одного стола, как вы считаете?
– Я сижу рядом с Силвер Андерсон? – коротко осведомился он.
– Представьте себе, что я посадила вас как раз рядом с ней.
Захария одобрительно кивнул.
Поппи с гордым видом провела его через комнату. Кое-кто пытался приветствовать его, но Захария наполнил слово «игнорировать» новым смыслом.
Они подошли к столику номер один, и Поппи стала представлять самого важного гостя.
Силвер подносила к губам бокал шампанского, когда подняла голову и увидела Захарию.
Бледность разлилась по ее лицу.
Захария К. Клингер был «Бизнесменом» из ее прошлого.
Захария К. Клингер был отцом Хевен, хотя не знал этого.
Захария К. Клингер был ненавистью всей ее жизни.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голливудские мужья - Коллинз Джеки



Читать, читать, читать! Советую! Супер!!!
Голливудские мужья - Коллинз ДжекиМ. Р.
24.10.2016, 20.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100