Читать онлайн Голливудские дети, автора - Коллинз Джеки, Раздел - ГЛАВА 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голливудские дети - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голливудские дети - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голливудские дети - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Голливудские дети

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 19

Бобби получил причитавшийся ему экземпляр «Стайл Ворз». Его фотография на обложке просто притягивала взгляд. Фотограф из журнала снял его в тот момент, когда Бобби, обнаженный, выходил из душа. Конечно, определенные части его тела оставались скрытыми запотевшей стеклянной дверью. Тем не менее, было видно, что он совершенно обнажен.
Фотограф – маниакального вида соблазнительная дама с рыжими мелко завитыми волосами – уговаривала его согласиться на это. Она была столь уверена в себе и говорила столь убедительно, что он сдался. В конце концов, ведь Слай позировал обнаженным для обложки «Вэнити Фэр», а Деми Мур даже сделала это своим любимым развлечением. Он хотел, чтобы фотография запомнилась. Да, эта фотография, без сомнения, запомнится!
Было странно видеть себя на яркой обложке общенационального журнала. Он чуть было не рассмеялся в голос. Его тело выглядело мускулистым и натренированным: сказывались постоянный бег и занятия в спортзале.
Заголовок на обложке был набран броскими красными буквами: «Бобби Раш своей мускулатурой вытеснил со сцены Папочку», статья Кеннеди Чейз.
Это его не обрадовало: ведь пресс-агент заверила, что упоминаний об отце в печати не появится.
Он вызвал по интеркому свою секретаршу.
– Бет, соедини меня с Эльспет, – попросил Бобби, нетерпеливо барабаня пальцами по столу.
– Она была здесь, но ушла, Бобби. Вызвать ее?
– Давай. Пусть идет прямо ко мне.
– Как только, так сразу.
Слегка напуганный, он открыл журнал и нашел статью. Там было еще шесть фотографий. Сперва он изучил фотографии, чтобы отсрочить чтение статьи, которая обещала быть не слишком приятной.
И в лучшие-то времена давать прессе интервью означало идти по извилистой тропе, полной неожиданности, а уж с такой изворотливой дамочкой это будет прогулкой по минному полю.
О'кей. Теперь он прочтет это. Глубоко вздохнем, оставим в покое заголовок и посмотрим, что она сочинила.
«Бобби Раш, бледная копия Большого Папы, Джерри, считает себя крутым и, разгуливая по студии, ведет себя так, словно она его собственная. Это единственная роль, которую он удачно играет, ибо в остальном, кажется, единственное, что он умеет, – так это красиво раздеться. Какая фигура, какой зад! Теперь мы все знаем это. Папочка может гордиться».
Дальше – хуже.
«Почему Бобби Раш стал звездой? Может быть, Большой Папочка использовал влияние своей клики в городе, где столь развит творческий непотизм, чтобы Бобби оказался тем, кто он есть?»
Он застонал и швырнул журнал в дальний угол. В ту же минуту Бет просунула голову в дверь.
– Что-нибудь не так, Бобби?
Он попытался ответить легко, хотя внутри у него все бурлило.
– Нет. Меня только что изобразили главной задницей года – что же тут может быть не так?
Бет выразила приличествующие случаю соболезнования.
– Мне очень жаль.
– Тебе жаль. Где, черт возьми, Эльспет?
– Едет сюда.
Это было нечестно. Все это интервью было сплошными нападками и сомнением в его актерской и человеческой самостоятельности. Кеннеди Чейз намекала, что единственной причиной его успеха были его родственные связи, и без устали превозносила Джерри. Этот сукин сын под ее пером был просто святым.
А ведь она могла бы знать правду: знать, что он, Бобби Раш, добился успеха лишь благодаря своему тяжкому труду и ничему больше, и что Джерри был бы счастлив, если бы Бобби навеки остался в его тени.
Но нет – правда не интересовала Кеннеди Чейз. Она хитростью выманила у него интервью и при этом еще выставила его в идиотском виде.
Он чувствовал себя так, словно его предали. Насколько он помнил, он совершенно безукоризненно вел себя по отношению к этой женщине, и все же по какой-то непонятной причине она решила облить его грязью.
Эльспет вошла в его офис, плотно сжав губы и с хищным выражением на лице. У нее в руках был экземпляр «Стайл Ворз» и, сунув журнал Бобби под нос, она заявила:
– Я прочла это. – Бобби не успел вставить ни слова. – И никогда больше не буду сотрудничать с этим журналом. Я в ярости!
Она в ярости! А он? Кажется, звезда здесь он?
– Эльспет, – ровно сказал он, – как это произошло? Мне казалось, нас заверили в том, что имя Джерри не будет упоминаться. Именно поэтому я предоставил им фотографии и выделил целый день.
– Откуда я знаю? – Эльспет говорила так, словно она не имела к этому никакого отношения. – Ты видел, что эта сука написала обо мне? Она сказала, что я непрофессиональна!
– Мне плевать, что она написала о тебе! – огрызнулся он. – Ты обязана контролировать прессу. Что здесь произошло?
– Я профессионал! – горячо заявила Эльспет. – Как думаешь, могу я подать в суд?
– Сосредоточься на главном, – серьезно сказал он. – На мне. Все в городе прочтут это. Я выгляжу ублюдком.
– Я не виновата. – Эльспет покачала головой, стремясь, по-видимому, убедить в этом себя саму. – Я договорилась о первом интервью, но ты не появился.
– Я не появился потому, что ты не сообщила мне о нем.
– Что бы там ни было, – непоследовательно заявила Эльспет, – Кеннеди Чейз должна была приехать еще раз и провести с тобой день.
– Я рассказал тебе, что произошло, и ты должна была разобраться.
– Я звонила в редакцию, – сообщила Эльспет, – и они заверили, что она уже располагает всей необходимой информацией.
– Естественно, – едко заметил он. – Она просмотрела материалы обо мне, выудила оттуда все самое неприятное и решила, что лучше всего сработает тема отца.
– Все уже сделано, – равнодушно заметила Эльспет. – Менять что-либо уже поздно.
– Это все, что ты можешь мне сказать?
– Ты не можешь всегда рассчитывать на доброжелательное отношение прессы, Бобби.
Он терял терпение.
– Тебе что, не ясно, о чем я говорю? Я понадеялся на тебя, а ты меня подвела.
– Больше этого не повторится, – сдавленно произнесла она.
Ему очень хотелось уволить ее, но Бобби еще не научился быть грубым, несмотря на то, что насмотрелся, как обходился с людьми его отец. Великий Джерри Раш обожал увольнять людей.
Вышвырни эту задницу!
Дай тупой дуре двухнедельное жалованье и выкинь ее вон!
Дрянь! Избавься от него!
Да, Джерри прекрасно умел вышвыривать людей за дверь.
Бобби закрыл журнал и кинул его на стол.
– О'кей, Эльспет, по-видимому, здесь я ничего не смогу сделать.
– По-видимому, да, – равнодушно согласилась она. Он хотел, чтобы она вышла из офиса, прежде чем он выйдет из себя. Ей на все было наплевать, кроме того, как в статье отозвались о ней.
День выдался тяжелый. Утром он был там, где предполагалось проводить натурные съемки, позже у них было совещание, после которого в течение двух часов проходило окончательное распределение ролей. Распределять роли Бобби всегда было трудно – он хотел бы дать работу всем, кто к нему обращался, он слишком хорошо помнил, что значит получить отказ после прослушивания. Господи, да это хуже всего! Заходишь в комнату, где множество людей устало – ведь они весь день отбирают актеров – смотрит на тебя. Затем – минута напряженного молчания. Наконец ассистент объявляет твое имя, и тебе нужно за три минуты произвести на них наилучшее впечатление. Черт знает что!
К сожалению, дать работу каждому возможности не было, приходилось выбирать. Но он и Мак мыслили одинаково и отбирали лучших. Через неделю начнутся съемки, и ошибок не должно быть.
Работа с Маком была истинным наслаждением.
Плохо было то, что они еще не назначили актрису на ведущую роль, роль Сиенны, хотя выбор у них был. Мак хотел пригласить Джулию Робертс или Вайнону Райдер, но обе они оказались заняты. Бобби еще не нашел актрисы, которая безоговорочно подошла бы на ту роль, и, так как съемки должны были вот-вот начаться, он нервничал.
Скоро в продаже появится «Стайл Ворз». Если бы фотографии сопровождала нормальная статья, он бы не возражал, но в этой он выглядел городским придурком, стоящим перед всеми в выходном костюме, в то время как мисс Чейз обливала его грязью. Да кем она себя считает?!
Бет осторожно постучала и заглянула к нему.
– Не забудь, что сегодня ты встречаешься с Маком и его женой. У «Мортона», в восемь часов. Я сейчас ухожу.
– Эй! – окликнул он ее. – Спасибо за заботу.
Бет работала с ним вот уже два года. Она была преданна и умела быть полезной. Хотелось бы ему найти такого же ассистента. Девушка, которую он взял ассистентом, следовала за ним по пятам, как послушная собачонка, но она была абсолютно безынициативна. На съемках это недопустимо.
Ну что ж, есть альтернатива. Джорданна Левитт.
Н-да, это будет нечто. Испорченная голливудская девчонка, считающая, что весь мир у ее ног. Ему был хорошо знаком этот тип – он вырос рядом с такими.
Джорданну взяли на работу ради Чарли Доллара. Кто мог сказать Чарли «нет»? Он был лучшим актером поколения, действительно неповторимым. Чарли добивался всего, чего хотел. Когда он попросил Бобби дать работу Джорданне, тот немедленно ответил согласием.
Он взял ее на работу, но ни разу еще не видел. Он передал ее в руки Гэри, который выделил для нее крошечный кабинет в нижнем этаже студии, чтобы она помогала в распределении ролей. Бобби даже благородно предоставил работу обоим своим братьям – Лену во вспомогательном отделе, а Стену – в финансовом. Если они подведут его, то окажутся на улице, но по крайней мере он предоставил им шанс. Это было больше того, что когда-либо дал ему Джерри Раш. Но он не должен жаловаться. Именно полное отсутствие интереса со стороны Джерри закалило Бобби и наполнило его непреодолимым желанием преуспеть в жизни.
Он выполнил то, что хотел.
У «Мортона», как всегда, толпился народ. Обычное скопление руководителей студий, звезд, продюсеров и агентов. Жаждущие успеха толпились в баре, ожидая, пока освободится столик, и зная, что у них нет никаких шансов занять место вблизи ресторанного зала. Метрдотель, со своим обычным апломбом пробиравшийся среди завсегдатаев, повел Бобби к боковому столику – в первых рядах, разумеется, – где уже ждали Шарлин и Мак. Шарлин была в ударе – прекрасно одетая, ухоженная, излучающая чувственность. На ней было облегающее, с очень смелым вырезом платье, и ее светло-рыжие волосы были небрежно забраны наверх, несколько выбивающихся из прически завитков обрамляли красивое лицо.
– Бобби, – низким, хрипловатым голосом промурлыкала она, – как приятно снова видеть тебя.
– Тебя тоже, Шарлин. Превосходно выглядишь. Она слегка выпрямилась, послав ему ослепительную улыбку.
– Спасибо, Бобби.
– Хей, – помахал ему Мак. – Рад тебя видеть!
– Взаимно, – ответил Бобби. Шарлин надулась.
– Вижу, вам вдвоем очень хорошо. Мне придется развлекать себя самой.
– Воображаю! – Мак сухо засмеялся, представив себе, каким будет путь домой.
– Так я слышала, – оживилась Шарлин, – что у вас проблемы с ролью Сиенны.
– Найдем кого-нибудь, – быстро вставил Мак, надеясь, что она замолчит.
Весь день они занимались этим фильмом, и вечером он рассчитывал посидеть и отдохнуть. Шарлин переключилась на Бобби.
– Мне понравился сценарий. – Ее миндалевидные глаза загорелись. – Мне многое приходилось читать, но от этого я просто не могла оторваться. Персонажи такие живые, они полны боли, гнева и по настоящему сексуальны. Это так… европейски.
– Да, сценарий хорош, – согласился Бобби.
– Не просто хорош – потрясающ! – страстно заявила Шарлин. – И у меня есть прекрасная идея, как сделать его еще лучше.
– Неужели? – поинтересовался Мак, недоумевая, к чему клонит Шарлин.
– Да! – Она по-прежнему смотрела на Бобби. Бобби помахал двоим агентам, сидящим на другом конце зала.
– И в чем же состоит твоя идея, Шарлин? – спокойно спросил он.
Она наклонилась к нему, и он не мог отвести взгляда от ее великолепного бюста.
– Сколько тебе лет, Бобби? – Она облизнула губы. Он расхохотался.
– Сколько мне лет? Она отодвинулась.
– Обычный вопрос.
– Тридцать два.
– Хм… Мы ровесники.
«Ага, плюс-минус год или два», – подумал Мак. Его милой подружке было уже тридцать пять, дело близилось к тридцати шести. Но она актриса.
– Правда? – спросил Бобби.
– Да. И мы прекрасно смотримся вместе.
Мак уже знал, что произойдет в следующий момент. И он не ошибся.
– Бобби, – с нажимом произнесла Шарлин. – Подумай об этом. Я могу сыграть Сиенну. Я превосходна. И более того, я сделаю это потому, что мне понравился сценарий, хотя Пилберг и приглашал меня участвовать в его следующем фильме.
Маку хотелось убить ее. Как она посмела поставить его в такое положение?
– Черт возьми, Шарлин… – начал он.
– О'кей, – легко согласился Бобби. – Шарлин права, мы бы прекрасно смотрелись на экране вместе. Возможно, в будущем, мы найдем сценарий специально для нас. Может, даже комедию. Клянусь, ты была бы неотразима в комедии, Шарлин, но никто не смотрел бы ни на что, кроме твоего тела. Я прав?
Шарлин поняла, что каким-то образом беседа приняла не то направление.
– Ну… да… да, Бобби. Я всегда хотела сыграть в комедии. Что-нибудь вроде тех, в каких играла Мерилин. Но что касается «Ужасных глаз»…
– Не пойдет, – твердо сказал Бобби. – Сиенне должно быть чуть больше двадцати, иначе все разлетится.
– Но я думала…
– Я же предложил, Шарлин, – вежливо перебил он ее. – Мы вместе в комедии. Это будет сенсация.
Щелкнув пальцами, он подозвал официанта:
– Эй, нельзя ли получить меню? Я умираю с голода.
Они ехали молча. Мощный «роллс» катился на полной скорости по открытым всем ветрам изгибам Сансета. Мак больше не мог сдерживаться, он должен был высказать все.
– Ты наговорила много лишнего.
– Почему лишнего? – Шарлин изобразила невинность.
– Вся эта чушь насчет того, как вы с Бобби прекрасно смотритесь вместе и что вы ровесники. Ровесники, твою мать!
– Я на три года старше его. Это ничто.
– Я – режиссер! – резко сказал Мак. – Как, по-твоему, это выглядит, когда моя жена начинает обхаживать продюсера фильма, а я сижу, как провинциал, явившийся в Голливуд?
– Очень жаль. – Сожаление в тоне Шарлин отсутствовало напрочь. – Но я знала, что, если спросить тебя, ты ни за что не согласишься.
– Чертовски верное замечание.
– Так что не ругай меня за эту попытку. Это потрясающая психологическая роль. Я бы в ней смотрелась сногсшибательно.
– И на десять лет старше, чем надо.
– Ерунда. Небольшие изменения в сценарии уладили бы эту маленькую проблему.
– Маленькую проблему, Шарлин? Я так не считаю. Весь сценарий держится на том, что героиня молода.
Она поджала свои чувственные губы.
– С тобой тяжело, Мак. Ты не хочешь, чтобы я снималась в этом фильме потому, что я твоя жена.
– Я бы не возражал, если бы роль тебе подходила.
– Не верю.
– Почему?
– Ты бы не хотел увидеть меня голой в постели с Бобби Рашем.
– Я профессионал, Шарлин. Когда я на съемочной площадке, для меня ничто, кроме фильма, не имеет значения.
– Сейчас тебе легко это говорить. – Ее низкий голос звучал очень сексуально. – Если бы это было так, ты дал бы мне эту роль.
– Дал бы, если бы ты для нее подошла.
– Это крутой сценарий. Все эти длинные любовные сцены, секс, нагота… И такой напряженный финал. Нет. – Она со знанием дела покачала головой. – Ты бы не решился на это.
– Решился бы, Шарлин.
– Так сделай пробы со мной. Посмотрим, сработает ли это. – Ее рука медленно ползла по его бедру все выше.
О да. Моментальное возбуждение. Она всегда могла его «завести».
– Как ты думаешь, милый? – Она расстегивала на нем брюки.
– Я… думаю… что… ты… восхитительна.
– Хорошо. Я собираюсь доказать тебе это на деле. – С этими словами она нагнула голову.
Мечты становились явью. Бульвар Сансет. Ублажающая его Шарлин. Да он счастливчик!
Когда он уже был близок к тому, чтобы кончить, сзади раздался вой полицейской сирены, загорелись огни, и низкий мужской голос произнес в мегафон:
– Остановитесь у обочины! Сейчас же!
Выругавшись про себя, он повернул «роллс» и остановился. Шарлин выпрямилась, достала косметичку и принялась подкрашивать губы. Ничто на свете не могло выбить ее из колеи.
Полицейская машина остановилась сзади, и из нее вышел красивый полицейский.
«В Лос-Анджелесе все красивы, – мрачно подумал Мак, пытаясь застегнуть штаны. – Все они приезжают сюда, надеясь стать звездами. Очень плохо, что почти никому это не удается».
Красавчик-полицейский, подойдя, направил луч фонарика в лицо Маку, чуть не ослепив его.
– Выйдите из машины, сэр. И вы, леди.
– Офицер. – Мак старался говорить повелительно, хотя, сидя в расстегнутых брюках, чувствовал себя неуютно. – Не могли бы вы объяснить мне, в чем дело?
– Нельзя ездить по обеим полосам, – проговорил врастяжку полицейский. – Ваша машина ехала зигзагами. Я собираюсь проверить вас на наличие алкоголя в крови. Пожалуйста, покиньте машину.
Убедившись, что ее макияж снова безупречен, Шарлин заговорила.
– Офицер, – промурлыкала она. – Я – Шарлин Винн. Его фонарик осветил ее лицо, задержавшись на нем.
– Сегодня – годовщина нашей свадьбы, – продолжала она тем же сексуальным тоном. – И, возможно, с моей стороны это было неосторожно, но я просто сделала своему мужу… как бы это выразиться? – подарок к годовщине свадьбы. Мне очень жаль, если я переусердствовала и… отвлекла его. В следующий раз я подожду, пока мы доберемся до дома. Обещаю вам.
Офицер был покорен. Вот так историю расскажет он парням!
– Э-э… мисс Винн, – выдавил он. – Это… ну… не самое правильное поведение.
– Знаю, офицер. – Она захлопала ресницами – прием, старый как мир. – И это больше не повторится, я обещаю. Мы можем ехать?
Он почти потерял дар речи. Но не совсем:
– Э-э… Мисс Винн… не дадите ли мне автограф?
– Разумеется. – Взяв у него ручку, она величественно поставила свою подпись на обложке его блокнота. – Спасибо, что проявили к нам такое понимание. Я это очень ценю.
– Не стоит, мадам. Будьте осторожнее.
– О, конечно.
Мак завел машину, и они уехали.
– Поверни к Стоун-Каньону, – настаивала Шарлин.
– Это не та дорога…
– Сейчас же!
Он повернул в Стоун-Каньон.
– Съезжай на эту дорогу. Ту, где темно.
– Шарлин…
Он услышал, как шуршит шелк, – она раздевалась. Шарлин была просто сумасшедшей, когда дело доходило до секса, и он любил ее за это.
Он быстро свернул и остановил машину.
– Иди на заднее сиденье, – прошептала она, стягивая трусики.
Когда они пересели назад, Шарлин была уже полностью раздета. Они вели себя, как парочка возбужденных подростков.
– Ох, Мак, ты лучший, ты самый лучший, просто чудо, – горячо шептала она, шаря руками по его груди.
Шарлин умела в нужный момент найти нужные слова.
Затем она села на него верхом, словно он был жеребцом. Ее красивая грудь была прямо перед ним, ее мускусный запах дурманил его.
Он чувствовал себя зверем.
Да, брак с Шарлин нельзя было назвать монотонным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голливудские дети - Коллинз Джеки



Совершенно замечательный роман.
Голливудские дети - Коллинз ДжекиSabina
22.04.2012, 3.05





Очень люблю романы Джеки коллинз .захватывает с первых страниц.1
Голливудские дети - Коллинз ДжекиКира
24.10.2012, 21.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100