Читать онлайн Любовь – это безумие, автора - Колдер Эйлин, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь – это безумие - Колдер Эйлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь – это безумие - Колдер Эйлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь – это безумие - Колдер Эйлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Колдер Эйлин

Любовь – это безумие

Читать онлайн


Предыдущая страница

10

– Сюда, – сказал Мартин, выйдя из лифта на последнем этаже своего пентхауса, о котором Абигайль слышала так много. Он провел ее через огромную гостиную и мягко втолкнул в ванную. – Сначала душ! – сказал он твердо, пресекая всякие возражения с ее стороны.
Абби обернулась и призывно посмотрела на него. Смерть или ее угроза дает жизни новое дыхание.
Он правильно прочел ее взгляд и покачал головой.
– Нет, Абби, тебе придется тереть свою спинку самой. Ты будешь мыться без меня. Между нами накопилось много такого, что мы должны обсудить, прежде чем двигаться дальше. И если после этого мы все-таки вместе ляжем в постель, о чем я, кстати, мечтаю, то только на условиях, которые будут устраивать каждого из нас.
Абигайль могла представить, что это будут за условия.
– Мартин, ты постоянно меняешь свои решения, – возмущенно сказала она.
– Да. И происходит это по твоей вине. Дело в том, дорогая, что когда я, полный благих намерений, начинаю обсуждать с тобой серьезные вещи, очень скоро этот разговор затухает.
Она облокотилась о дверь ванной.
– Что ты имеешь в виду, Мартин? – удивленно спросила она, но Мартин втолкнул ее в ванную и закрыл дверь.
– Даю тебе десять минут. Твоя одежда будет лежать на кровати, – сказал он, отходя от двери.
Одежда? Какая одежда?! Если чего ей и не хотелось делать сейчас, так это надевать на себя какую бы то ни было одежду! Абби мечтала лежать обнаженной на кровати с Мартином. Она хотела целовать и ласкать его, хотела, чтобы он бесконечно занимался с ней любовью. Она хотела, чтобы воспоминаний об этом ей хватило на всю оставшуюся жизнь.
Когда Абигайль стояла на берегу океана и с замиранием сердца вглядывалась в даль, моля Бога о том, чтобы Мартин не утонул, она очень четко увидела свое будущее. Абби знала, что Мартин не любит ее, и это наполняло ее сердце горечью. Но в ее жизни было много и других вещей, которые заставляли ее сердце сжиматься от боли. И если уж она приговорила себя к безбрачию, то имела полное право рассчитывать хотя бы на одну долгую сладкую ночь с Мартином. Возможно, с ее стороны было не очень хорошо так думать. Ну и пусть! Ей абсолютно все равно. Это будет роскошный пир перед голодовкой. Последняя ночь будет для нее наградой. Или наказанием.
Абигайль пробыла в ванной намеренно дольше десяти минут, которые ей отпустил Мартин. Но, к ее огорчению, он не пришел за ней. Когда Абби вышла, она увидела, что Мартин действительно положил ее вещи на кровать в комнате, отведенной, очевидно, специально для гостей. Ее окна выходили во дворик на большой, явно общий для всего дома бассейн, вокруг которого загорало несколько человек.
Абби надела белое боди, белые джинсы и шелковую зеленую блузку. Она испытывала жалость к людям, нежившимся на солнце у бассейна. Бедняги! – мысленно произнесла Абби. Пока они лежат там и думают, что наслаждаются прелестями жизни, она, Абби, проведет всю вторую половину дня, вечер и ночь в постели Мартина.
После того как они «серьезно поговорят», конечно. Абби удивлялась, о чем это Мартин собирается говорить с ней. Она, правда, примерно догадывалась. Что-то вроде: «Я не хочу никаких серьезных отношений сейчас…». Или: «У нас с тобой не получилось в первый раз, поэтому…»
Абигайль распахнула дверь и вошла в гостиную. Мартин сидел за столом, на котором стоял чайный поднос. Она поняла, что он тоже принял душ, так как его волосы были мокрыми. Он переоделся в синие джинсы и голубую шелковую сорочку.
– Проходи, садись. – Хозяин похлопал по стулу, стоявшему рядом с ней. – Чай?
– Да, пожалуйста, – довольно растерянно произнесла гостья. Она совсем не так представляла эту сцену. Абби ожидала, что Мартин бросится к ней и начнет осыпать ее поцелуями. Но вместо этого он зачем-то наливает ей ароматный чай в чашку из тончайшего китайского фарфора.
– Спасибо, – смущенно сказала она.
Они пили чай молча, но Абби была даже рада этому. В простой чашке чая было что-то ужасно нормальное, обыкновенное. Недаром людям, которые находятся в шоке, дают именно чай, подумала Абигайль.
Закончив чаепитие, они поставили пустые чашки на стол. Мартин повернулся к Абби, и она, в предвкушении поцелуя, закрыла глаза.
– Открой глаза, Абигайль, – строго сказал Мартин. – Я хочу поговорить с тобой.
– О! Разговоры, разговоры… – пробормотала она. – Что толку от разговоров?
– Наша с тобой проблема заключается как раз в том, что мы вообще толком не разговаривали.
– Но это было тогда. А сейчас – совсем другое дело.
– Нет, мы продолжаем вести себя так, как делали это в прошлом. Ты хоть поняла, что сегодня за обедом мы впервые сидели как два взрослых человека и разговаривали как взрослые люди?
– Ну, может, это потому, что сегодня мы впервые с тобой обедали в ресторане?
Он безнадежно вздохнул.
– Господи!.. Кстати, Абигайль, – вдруг строго спросил Мартин, – где ты научилась делать это?
– Что?
– Искусственное дыхание.
Абигайль сделала губы бантиком.
– Ах, это. На светских раутах. Там это было очень популярным развлечением, – пошутила она. Но Мартин схватил ее за руки.
– Перестань кривляться. Я хочу знать! – проговорил он сквозь зубы. – Ты можешь стать серьезной хоть на одну минуту?
Она отстранилась от него. Ей следовало бы знать, что этим все кончится, – они поговорят, потом начнут ссориться. В общем, как всегда.
– Хорошо. Что ты хочешь от меня услышать? – раздраженно сказала она. – Ты ведь уже составил для себя мой образ: пустоголовая состоятельная дамочка, прожигающая жизнь на светских приемах. Ты очень старался показать мне, как ты изменился. Но почему ты так пренебрежительно думаешь обо мне? С чего ты взял, что я осталась такой, какой была десять лет назад?
– Я пытался выяснить это! – взорвался он. – Но каждый раз, когда я спрашивал тебя об этом, ты замыкалась в себе, как улитка в своей раковине, и ничего не рассказывала. Что у тебя за тайны, что о них нельзя говорить?
– Никаких тайн нет. Я просто не видела смысла рассказывать тебе что-либо, потому что наши отношения должны были скоро кончиться.
– Так где же ты все-таки научилась делать искусственное дыхание? – снова спросил Мартин.
– Я жила в Африке два года. Работала в ВООП.
Глаза Мартина расширились от изумления.
– Это Всемирная организация оказания помощи? – уточнил он. – Которая доставляет продукты и медикаменты в страны третьего мира?
Она кивнула.
– Да. Там, конечно, были люди, гораздо более квалифицированные, чем я. Но зато у меня было одно неоценимое качество – я была материально независима, благодаря наследству моей бабушки, поэтому могла работать бесплатно. Там я окончила курсы медсестер. Я могу принять теперь даже роды, – с гордостью сказала она, тут же прикусив язык. Абби поняла, что затронула запретную тему.
– Правда? – задумчиво произнес Мартин, словно он не слушал ее, занятый своими мыслями. – А чем ты занималась, когда вернулась домой?
– Я продолжаю работать на эту организацию, – сказала Абигайль. – И по-прежнему на добровольных началах. Теперь, когда я начала продавать свои картины, я отдаю в ВООП большую часть вырученных денег. Я вполне могу обойтись без них.
– А твоя работа в магазине, где продаются нелепые платья, напоминающие автомобильные камеры?
– Я никогда не работала там, – сказала Абби, покачав головой. – Просто офис ВООП находится на втором этаже прямо над этим магазином. «Новые модели» сдают нам офис почти что даром. А за это кто-то из нас должен подменять продавцов в торговом зале, когда они уходят на обед.
– Почему же ты ничего не говорила мне об этом раньше? – спросил Мартин.
– О, Мартин, не надо! Ты ворвался в мою жизнь и унес меня в буквальном смысле слова из дома. Я была уверена, что я тебя не интересую. Просто я должна была оказать тебе услугу в обмен на твое снисходительное отношение к моему отчиму.
– Но ты же призналась, что тебя не слишком волнуют проблемы Хэмфри.
– Да, – тихо промолвила его жена. – Не волнуют. И никогда не волновали. По большому счету.
– Зачем же ты тогда согласилась поехать со мной? – недоуменно спросил Мартин, хмурясь.
Этот вопрос таил в себе опасность. Если он узнает о ее истинных чувствах к нему, думала Абби, то почувствует себя виноватым. У нее даже возникла мысль, что, если Мартин поймет, что она до сих пор любит его, он не будет заниматься с ней любовью.
По мнению Абигайль, Мартин относился к категории мужчин, которые считают ниже своего достоинства использовать ситуацию в своих интересах. Это, конечно, делает ему честь, но в данном случае ей это только мешало. Абби во что бы то ни стало хотела провести ночь с Мартином, и она проведет ее! А там будь что будет.
– Зачем? – повторил Мартин свой вопрос. – Почему ты согласилась на мое предложение?
Абби изобразила безразличие, слегка дернув плечиками.
– Женское любопытство, – сказала она. – Назови мне женщину, которая не хотела бы узнать, как живет ее бывший муж, и я скажу тебе, что она лжет.
– Понятно, – задумчиво произнес Мартин. – Гм. Ну и как тебе показался мой образ жизни?
– Вполне показался. Ты времени зря не терял.
– Да? – пробормотал Мартин, и она услышала улыбку в его голосе. Он положил ей руки на плечи и притянул к себе.
Наконец-то! Абби уютно прижалась щекой к мужской груди.
– А до того?
– До чего «того»? – спросила Абигайль.
– До того, как в тебе проснулась совесть и ты уехала за границу работать, чем ты занималась? Я имею в виду все те бесчисленные фотографии в газетах, на которых ты была изображена с разными мужчинами. Прожигала жизнь на светских раутах? – с легким сарказмом спросил Мартин.
Абби возмущенно отпрянула от него.
– Что за ехидный, обвинительный тон! Если тебе уж так хочется знать, то светская жизнь – тоска смертная! Я умирала со скуки! А ходила я на все эти приемы для того, чтобы заполнить пустоту. Мне надо было занять себя чем-то, потому что…
– Потому что? – подтолкнул ее Мартин. Абигайль бросила на него горящий взгляд.
– Потому что я жутко скучала по тебе, вот почему!
Мартин тяжело вздохнул.
– Но, конечно, я скоро успокоилась, – поспешно добавила Абигайль.
– Конечно, – мрачно повторил Мартин. – Это очень интересно.
– Интересно! О Господи, Мартин Найт! Ты хочешь поцеловать меня или нет?
– Я уж думал, что ты никогда не попросишь меня об этом, – засмеялся он и прижал Абигайль к себе. Он долго всматривался в ее лицо, и по его глазам она поняла, что его что-то тревожит.
– Ну что еще? – спросила Абби, вздохнув. В ее голосе слышались нежность и грусть, потому что она сердцем почувствовала, что сейчас скажет Мартин.
– Я хочу, чтобы ты ответила мне еще на один вопрос, Абигайль. Я должен знать это. Зачем ты сказала мне тогда, что ждешь ребенка? Я ведь знаю, что лгать не в твоем характере. Неужели ты сделала это, чтобы женить меня на себе?
– Если бы не ребенок, ты бы не женился на мне? – в свою очередь спросила Абигайль.
Он помолчал немного, затем покачал головой отрицательно.
– Нет, – честно признался он. – Тогда нет. Я, конечно, хотел жениться на тебе, но только после окончания университета.
Какой дипломатичный ответ, подумала Абигайль.
– Я не хотела так долго ждать, – сказала она. – Может, поэтому все это произошло.
– Что произошло? – резко спросил Мартин. Она отодвинулась от него и обхватила руками свои колени. Она еще никому не говорила об этом, ни единой душе, если не считать врача, который беседовал с ней много позже. Сможет ли она рассказать об этом мужу?
– Радость моя, что?
Мягкий тон его голоса сломал барьеры. Может, на нее подействовала нежность, светившаяся в его теплых, голубых глазах, но Мартин, решила Абигайль, как никто другой, имел право знать об этом.
– Я не обманула тебя насчет ребенка, но я не была беременна, – сказала она.
– Ничего не понимаю, – недоуменно проговорил Мартин.
Она печально вздохнула.
– Я тоже тогда ничего не понимала. У меня три раза подряд не было месячных, моя грудь болела, и я испытывала тошноту по утрам. И мы с тобой занимались сексом без всякой защиты. Я была так напугана, что боялась идти к врачу.
– Я помню, – тихо сказал Мартин. – Я ведь был рядом с тобой тогда, ты забыла?
– У меня была так называемая ложная беременность, – прямо сказала Абигайль. – Это когда у женщины имеются все физические признаки беременности, а на самом деле ее нет. Это случилось со мной, наверное, потому, что я очень хотела иметь от тебя ребенка и знала, что это привяжет тебя ко мне. – Голос Абби задрожал, но она быстро взяла себя в руки. – Это своего рода истерическая реакция, которая бывает, как правило, у молодых девушек…
– Абигайль! А-абби, дорогая. – Мартин снова обнял ее и прижал к своей груди. Она закрыла глаза, наслаждаясь теплом его тела. Вдруг Мартин, не выпуская ее из рук, отодвинул Абби от себя так, чтобы видеть ее глаза. – Господи Боже мой, почему ты тогда не сказала мне об этом?
– О, Мартин! Как я могла? Обнаружив, что я не беременна, я поняла, что ты не обязан был жениться на мне, – тихо промолвила она. – Ты что, не понимаешь? Сказав тебе о ребенке, я заставила тебя вступить со мной в брак, который тебе был совершенно не нужен. Это было самое неподходящее для тебя время. Я имею в виду твою карьеру и вообще планы на жизнь.
Мартин кивнул головой, как бы соглашаясь с мнением Абигайль.
– Почему тогда ты не приехала на встречу со мной, когда получила мое письмо, а прислала вместо себя Хэмфри?
– Я была в депрессии. Ты ушел, у меня оказалась ложная беременность… Я чувствовала… – Абигайль замялась немного, но затем решительно сказала: – У меня было чувство, что на меня обрушился весь мир. Хэмфри уговаривал меня, что будет лучше, если свободный человек сам будет решать свою судьбу.
Она тяжело вздохнула.
– Свободный! – гневно воскликнул Мартин. – Ха! Ты ведь знаешь, что он предлагал мне деньги?
– Не может быть!
Он мрачно кивнул.
– Может. Он сказал мне, что ты хочешь расстаться со мной, и спросил, сколько мне нужно заплатить, чтобы я оставил тебя в покое. Твой отчим сказал, что не поскупится. Он даже пытался апеллировать к моей совести. Мол, если я действительно люблю тебя, как утверждаю, то должен освободить тебя. – Мартин презрительно скривил губы. – Хэмфри заявил, что ты можешь найти себе более подходящую пару.
– И ты поверил ему? – спросила Абигайль, еще не пришедшая в себя от шока.
Он поднес ее руки к своим губам и поочередно поцеловал каждый пальчик. Затем посмотрел ей в глаза.
– Я считал, что в его словах была доля правды. У меня тогда ведь ничего не было, даже перспективы. Я подумал о нашей с тобой скудной жизни. О том, что у нас было только два выхода – продолжать тянуть эту лямку или принять помощь от Хэмфри. Я решил, что ты, возможно, жалеешь о том, что вышла за меня замуж, и действительно сможешь устроить свою жизнь гораздо лучше. Я сказал Хэмфри, куда он может засунуть свои деньги, и ушел.
– Ничего удивительного в том, что ты так ненавидишь его, – сказала Абби. – Особенно после того, что он сделал с твоей матерью…
Мартин покачал головой.
– Я не ненавижу его, Абби. Мне просто его жаль. – Мартин провел указательным пальцем по вене, проступающей на запястье Абигайль. – Потом я увидел твои фотографии в газетах и подумал, что, наверное, правильно поступил, уйдя от тебя. У нас ведь не было ничего общего.
– Боже. – Абигайль вздохнула с грустью. – Как это все глупо. Мартин! Что ты делаешь?
Он взял ее за плечи и поднял с дивана.
– У меня такое чувство, – торжественно произнес он, – что ты хочешь воспользоваться моим телом. Что ж, даю тебе разрешение на это! – Мартин положил руку ей на плечи и повел к двери, ведущей в спальню.
Абби задрожала. Она испытывала приятное волнение и в то же время беспокойство. У нее было странное ощущение – она так долго ждала этой минуты, но сейчас почему-то вдруг оробела.
Он распахнул дверь и не снимая руки с ее плеч ввел Абигайль в спальню.
Первое, что увидела молодая женщина, было окно.
– Мне казалось, оно смотрит на город! – воскликнула она радостно. За окном спальни Мартина расстилалась бесконечная гладь океана.
Он удивленно посмотрел на Абигайль.
– Что?
– Вид из твоего окна! Из него же виден океан.
– Ничего не понимаю… – растерянно пробормотал Мартин.
– Келли сказала мне, что из окна твоей спальни открывается потрясающий вид на город! А это не так. Значит, она не была здесь.
Мартин схватил жену за плечи и вперился в нее сердитым взглядом.
– Разумеется, она не была здесь! Если я знаю какую-то женщину, то это не значит, что я сплю с ней. И вообще…
– Что вообще? – спросила она.
– Ничего. Это не имеет значения. В данный момент вообще ничего не имеет значения, кроме твоего поцелуя, любимая. Если ты сейчас же не поцелуешь меня, то я…
Она быстро поднялась на носки и прижалась к его губам.
Это был самый восхитительный поцелуй – нежный и в то же время страстный. Абби переполняли эмоции, и она готова была расплакаться от счастья.
Он чуть отстранился от нее, с любовью глядя ей в лицо.
– Ты такая красивая, такая утонченная, хоть понимаешь сама, какая ты есть?
– Ты тоже красивый, – пролепетала Абби с дрожью в голосе.
Мартин снял с нее зеленую блузку, и теперь она стояла перед ним в боди и джинсах. Он провел пальцем по контуру ее груди.
– Кто бы ни изобрел эту штуку, – проворчал Мартин, – он был садистом. Представляешь, сколько потребуется времени, чтобы вытащить тебя из нее.
– Не знаю, не знаю, – проворковала Абби. – Тебе следует поискать застежку.
– Я думаю, что ты сама должна показать мне ее, – сказал Мартин, подошел к кровати и лег на нее, положив руки под голову. Он смотрел на Абигайль из-под полуприкрытых ресниц.
Ей еще ни разу не приходилось заниматься стриптизом. Она скинула туфли и вылезла из джинсов. Теперь на ней осталось только белоснежное боди, которое плотно облегало ее тело, подчеркивая каждый его изгиб. Молодая женщина почувствовала смущение.
– Иди ко мне, – позвал ее Мартин, словно поняв ее состояние. Он распахнул свои руки, и Абби с радостью бросилась в его объятия. – Хочешь, чтобы я помог тебе?
– С удовольствием.
Он скользнул пальцами по ее грудям, спустился к животу и ниже, пока наконец ни нащупал три маленькие кнопки.
– Ммм, – блаженно произнес он. – Беру свои слова обратно.
Абби испытывала сладкую муку, когда пальцы Мартина начали расцеплять первую кнопку. Но вот он справился с ней, и Абби чуть не простонала вслух, не в силах выносить медленные движения рук Мартина, принявшегося за вторую кнопку. Он что, нарочно тянет время, чтобы помучить меня? – подумала она, чувствуя невыносимое томление во всем теле.
Легкий щелчок, и со второй кнопкой было покончено. Абби чувствовала, что умрет, если Мартин не дотронется до нее сию же секунду.
Но вот третья, последняя, кнопка щелкнула и открылась, и из груди Абби вырвался вздох облегчения, тут же перешедший в стон наслаждения, когда пальцы Мартина начали медленно скользить по ее обнаженной плоти. У Абби возникло ощущение, что она превращается в горячий, тягучий мед.
– Если подумать, – пробормотал Мартин, испытывающий, очевидно, такие же эмоции, – то эта штука на самом деле очень удобна. Представляешь, в любое время и в любом месте…
– Тихо, – оборвала его Абби и потянула к себе его голову для поцелуя.
Казалось, что этот поцелуй будет продолжаться вечно. Абигайль, во всяком случае, хотела, чтобы это было именно так. Но у Мартина на этот счет были свои соображения.
– Сними эту штуку, – сказал он нетерпеливо. Глаза Мартина затуманились, когда он увидел ее обнаженное роскошное тело.
Не сводя с нее глаз, он начал расстегивать пуговицы на своей сорочке. Но налившиеся, тяжелые груди Абигайль, к которым были прикованы сейчас глаза Мартина, очевидно, мешали ему сосредоточиться.
– Помоги мне, – хриплым от возбуждения голосом попросил он.
О, теперь они вдвоем будут вести эту сладкую, мучительную игру, подумала Абигайль. Она потерлась щекой о его плечо как нежная, ласковая кошечка, и положила ладонь на молнию джинсов, натянутых до предела.
– Вот так, – промурлыкала Абби, делая медленные, круговые движения по возбужденному органу.
– Ты колдунья, – мягко проворчал Мартин и сорвал с себя сорочку. Затем оттолкнул руку Абби, расстегнул молнию на джинсах и быстро стащил их с себя. За джинсами последовали плавки.
Абби провела языком по пересохшим губам, увидев обнаженное тело Мартина. Глаза его горели страстью, когда он повалил Абби на кровать. Мартин стал осыпать ее тело поцелуями и делал это до тех пор, пока молодая женщина не застонала от нетерпения.
– Хочешь меня сейчас? – хрипло произнес Мартин. – Хочешь, Абби?
– Да! Очень!
Она почувствовала, как он немного сдвинулся, занимая более удобное положение перед тем, как войти в нее. Она подняла левую руку, намереваясь запустить свои пальцы в его густые волосы.
Но Мартин вдруг замер, затем отодвинулся назад, к спинке кровати и посмотрел на нее пылающим взором.
– Нет! – выдавил он из себя. – Я не могу так! Прости, Абби, но я не могу заниматься с тобой любовью!
Абигайль в шоке уставилась на Мартина.
– Что… что ты сказал?
– Я сказал, что не могу заниматься с тобой любовью.
Абби растерянно захлопала ресницами, села в кровати и, протянув ладонь, похлопала Мартина по мускулистой руке успокаивающим жестом.
– Мартин, – прошептала она. – Почему ты не можешь любить меня? Я же вижу, что ты хочешь этого.
Он взглянул на эту соблазнительную женщину и фыркнул.
– Прости меня, Абби, я, наверное, не так выразился. Под «не могу» я имею в виду «не буду».
– Не будешь?
– Совершенно верно, – мрачно сказал Мартин.
– Но почему?
– А ты взгляни на себя! – с упреком проговорил он. – Посмотри, что на тебя надето!
Абби удивленно оглядела свое обнаженное тело.
– На мне ничего нет! Я совершенно голая! – удивленно воскликнула она.
– Ты так считаешь? – Мартин схватил ее левую руку и поднес ей к лицу. – А это тогда что?
– Что? Мартин, ты что, совсем спятил?
– Ты, лежишь в моей постели и… на тебе ничего нет, кроме этого чертова обручального кольца! Извини, Абигайль, но между нами ничего не может быть, пока ты носишь кольцо другого мужчины.
Абби улыбнулась, облегченно переведя дух.
– Ну это легко поправить. – Она сняла кольцо, положила его на тумбочку у кровати и выжидательно посмотрела на мужа. Но тот снова покачал головой, сохраняя мрачное выражение лица.
– Прости, но мне кажется, что ты не поняла меня. – С этими словами Мартин встал с постели и начал натягивать на себя джинсы. – Дело не в том – носишь ты это кольцо или нет. Главное, что за этим кольцом скрывается. Боюсь, что я не смогу заниматься с тобой любовью, пока ты помолвлена с другим мужчиной. Так что я думаю, нам придется вернуться в Англию, где ты скажешь Хьюго, что разрываешь с ним помолвку. Тогда – и только тогда – мы сможем быть вместе.
У Абби вырвался смех, но лицо ее оставалось вытянутым.
– Ты, конечно, уверен, что я скажу это Хьюго, да?
– Я даже не сомневаюсь в этом! Абби, ты принадлежишь только одному мужчине, и этот мужчина – я, неужели ты до сих пор не поняла этого?
У Абигайль забилось сердце от восторга. А она-то думала, что Мартин изменился! Черта с два! Стоит только послушать его старомодные, собственнические речи, чтобы понять, что он остался прежним, страстным Мартином.
– Так что тебе, пожалуй, лучше одеться, – сказал он.
Она облокотилась на подушку, приняв соблазнительную позу.
– Должна тебя огорчить, Мартин, но я не могу сделать этого, – промурлыкала она.
– А я не собираюсь одевать тебя, если ты на это намекаешь!
– Нет. Я имею в виду другое – я не могу вернуться в Англию и сказать Хьюго то, что ты требуешь. – Абби задрожала от страха, когда Мартин решительно подошел к кровати, схватил ее за плечи и слегка приподнял.
– Что?! – угрожающе прорычал он.
Она испугалась не на шутку и поспешно добавила:
– Я хотела сказать, что не могу сказать Хьюго о том, что разрываю с ним помолвку, потому что я уже сделала это. Перед тем, как уехать с тобой в Австралию.
– Что? – Мартин сел на кровать, опешив. – Почему?
– Что почему?
– Что у тебя за манера все время повторять за мной, как попугай? – проворчал Мартин. – Почему ты разорвала помолвку?
Осторожно, Абигайль, не выдай слишком много, мысленно предупредила она себя.
– Потому что я думала, что это… что между нами это снова может произойти.
Мартин по-прежнему недоверчиво смотрел на жену.
– В таком случае почему ты до сих пор носишь его кольцо? – возмущенно спросил он.
– Потому что, – терпеливо произнесла Абби, – ты сразу увез меня сюда, и я не успела положить кольцо в банк на хранение. А дома у меня сейфа, естественно, нет. Я боялась, что у меня могут украсть эту дорогую вещь, поэтому решила держать ее пока при себе.
Мартин посмотрел на Абигайль, потом перевел взгляд на кольцо и снова на Абигайль.
– А, черт! – пробормотал он, схватил кольцо с тумбочки, подошел к открытому окну и изо всех сил швырнул его в небо.
Абби в шоке смотрела, как огромный бриллиант, прочертив в воздухе сверкающую дугу, полетел вниз.
– Для чего ты это сделал, черт возьми?! – крикнула Абби в ужасе.
– Я хочу, чтобы это кольцо, как и твоя помолвка, ушло в небытие.
– Оно же стоит целое состояние! – воскликнула Абигайль, еще не придя в себя. Я должна вернуть его Хьюго.
– Не волнуйся, я куплю ему другое кольцо или возмещу деньгами, – ухмыляясь сказал Мартин.
Но Абигайль хотела выяснить еще один вопрос.
– Мартин!
– Ммм?
– А почему тебя так беспокоит, что я ношу кольцо другого мужчины?
Он бросил на нее убийственный взгляд.
– Потому что ты будешь носить только одно кольцо на этом пальце – мое кольцо! Понятно?
Вот это уже было полной неожиданностью для нее.
– Ты имеешь в виду, что мы с тобой теперь будем постоянно встречаться? – с замирающим сердцем спросила она.
– Разумеется, постоянно! Ничего другого и быть не может! Я люблю тебя. Люблю до безумия и всегда любил. Рано или поздно тебе придется слезть со своего пьедестала и признать наконец, что ты тоже любишь меня!
У Абигайль глаза полезли на лоб от изумления.
– Ты любишь меня?
Он утвердительно кивнул головой.
– И… и даже тогда… десять лет назад?
– Еще как любил, – нежно сказал Мартин. – И еще больше сейчас.
– Почему же ты ни разу не сказал мне об этом?
Он печально улыбнулся.
– На этот вопрос сложно ответить. Я был уверен, что твоя так называемая любовь ко мне была не чем иным, как временным увлечением юности. Я все время ждал, когда у тебя это пройдет. Мне, наверное, казалось тогда, что если бы ты знала о моих настоящих чувствах к тебе, ты бы, захотев уйти от меня, не смогла этого сделать. Так что я не хотел связывать тебя своей любовью.
Абби все еще не понимала происходящее до конца.
– Тем не менее ты собирался завтра расстаться со мной навсегда, отправив меня на самолете обратно в Англию.
Мартин потряс головой.
– В Англию – да. Но не навсегда. Я решил, что если ты хочешь вернуться домой, то я не буду уговаривать тебя остаться. Но я собирался лететь вместе с тобой. Мне вдруг стало ясно, что нет никакой необходимости расставаться с тобой, чтобы завоевать тебя обратно.
– О, Мартин, я люблю тебя, – горячо прошептала Абби. – Я так тебя люблю!
Она могла смотреть на счастливое лицо Мартина до бесконечности, но зачем-то вылезла из постели и направилась к двери. Мартин удивленно посмотрел ей вслед.
– Куда это ты, интересно, собралась?
Абби обернулась, сделав невинное лицо.
– Ты же сам сказал, чтобы я оделась, Мартин. Честное слово, сказал.
Он с криком бросился на нее, и Абби упала на ковер, увлекая за собой и его.
– О, Мартин, – прошептала она, упиваясь возможностью произносить слова, которые она носила в себе много лет. – Я люблю тебя.
– Почему бы тебе не доказать это на деле? – мягко предложил Мартин, но в его голосе уже слышалось нетерпение.
– Привет, дорогая.
– Ты опоздал, – сказала Абигайль вошедшему Мартину, улыбаясь.
Они находились в Лондоне уже неделю, ожидая, когда будут оформлены бумаги, необходимые для получения Абигайль постоянной австралийской визы. Чета Найт жила в отеле «Ритц», в котором Мартин останавливался в прошлый раз.
Накануне они встретились с адвокатом Абигайль – Френсис, которая была потрясена стремительным поворотом событий в жизни своей клиентки. Узнав, что развод отменяется, Френсис прошлась взглядом по высокой, спортивной фигуре Мартина и сказала, что теперь ей все понятно.
Мартин подошел к Абигайль, которая сидела в кресле с книгой в руках, и приник к ее губам в долгом, жадном поцелуе.
– Ммм. Как мне не хватало этого, – проговорил он удовлетворенно, усаживаясь рядом с женой. – Сегодня был длинный день.
Абби встала.
– Хочешь чего-нибудь выпить?
– Я хочу тебя, – заявил Мартин решительно. – Иди ко мне. – Он взял ее за руку и притянул к себе на колено.
– Ты встречался с Хьюго?
– Да.
– Что он сказал?
– Если Хьюго и был злой, придя на встречу со мной, то эта злость у него быстро улетучилась, как только я сказал, что возмещу стоимость бриллиантового кольца. – Мартин усмехнулся. – Он почти удвоил его реальную цену, но я не возражал. В конце концов мне досталось главное сокровище – ты!
– А он… очень расстроился? – неуверенно спросила Абигейль.
Он взглянул на нее, улыбнувшись.
– Хочешь знать правду?
– Разумеется! – возмутилась Абигайль.
Мартин на секунду задумался.
– Тогда слушай. Когда я сказал Хьюго, что ты отдала свое состояние в благотворительную организацию, он слегка побледнел. А когда я добавил к этому, что дела Хэмфри оставляют желать лучшего, твой бывший жених заметно повеселел. Твой Хьюго, моя дорогая, типичный охотник за приданым. – Мартин вдруг стал серьезным. – Абигайль, ты, конечно, можешь не отвечать, если не хочешь, но я никак не мог понять, почему… почему именно Хьюго?
Абби запустила пальцы в густые черные волосы.
Мартина и, глубоко вздохнув, сказала:
– Мне уже исполнилось двадцать восемь, и я знала, что после тебя больше никого не полюблю. А Хьюго, казалось, любовь была не нужна. Это было бы традиционное слияние двух семейств, и Хьюго убедил меня в том, что у нас все получится. Но если его действительно интересовало мое состояние, то представляю, как он обрадовался, что я расторгла нашу помолвку. Мартин, – сказала она, и ее глаза потеплели, – немало людей заключают браки такого рода – прочные, нетребовательные…
– Как ночной кошмар, – перебил он жену. – Полная противоположность того, что у нас с тобой.
– Я бы не сказал этого, – промолвил Мартин. – Я недавно слышал, что он встречается с твоей подругой Фанни Дэшвуд.
Абби захихикала.
– Фанни страшно богата и давно мечтает выйти замуж.
– Ну вот, а ты говоришь – бедный!
– А что Хэмфри, ты виделся с ним?
Мартин кивнул.
– Да. Я сказал ему, что не буду торопить с возвратом кредита, но что деньги он все равно должен будет вернуть. Он даже признался мне, что подозревал, что это я стою за скупкой его земель. Кстати, я видел и твою мать… Сказал, что мы заедем к ним на следующей неделе. К тому времени, я надеюсь, они свыкнутся с мыслью, что мы с тобой снова вместе. Я также пригласил их приехать к нам в Австралию.
Абби бросилась ему на шею.
– О, Мартин! – прошептала она. – Ты, правда, сделал это?
– Ну разумеется. Что бы там ни было в прошлом, они остаются нашими родственниками.
– Ты прелесть, – сказала Абигайль, чмокнув Мартина в щеку.
– Я не прелесть, женушка! – сердито проговорил Мартин. – Просто я не могу быть жестким, когда дело касается тебя. А теперь я хочу… – Он вытащил из кармана небольшую коробочку.
– Что это? – спросила Абби. Мартин улыбнулся таинственно.
– Я помню, как ты сказала Келли, что я не мог купить тебе кольцо, когда мы только поженились. Так что я исправляюсь. Вот, держи.
Это было золотое кольцо с большим квадратным топазом, окруженным бриллиантами.
– О, Мартин! – не дыша промолвила Абигайль. – Оно необыкновенное, просто изумительное.
– Прямо, как я!
– Ты – самый самонадеянный мужчина во всем мире!
Мартин расплылся в улыбке.
– Тебе это, по-моему, очень даже нравится. Дай руку, я сам хочу надеть тебе это кольцо.
Оно точно подошло по размеру ее пальца.
– Я подумал, что золотистый цвет камня хорошо подойдет к цвету твоих глаз, – сказал Мартин.
– О, Мартин!
– В последнее время ты что-то часто повторяешь: о, Мартин!
Абби поцеловала его.
– Я знаю. Я сумасшедшая, да?
– Если это сумасшествие, то оно мне нравится, – произнес Мартин. – Есть хочешь?
– Умираю с голода!
– Где будем обедать, в ресторане?
Она провела указательным пальцем по линии губ мужа.
– Мне все равно.
– Вообще-то, – сказал Мартин, скользнув пальцем по ее груди, обтянутой шелковой тканью блузки, – обед можно устроить и в постели, а?
Но Мартин не стал заниматься любовью. Он взял жену за подбородок и поднял ее лицо к себе, став вдруг серьезным.
– Абигейль, я хочу, чтобы ты кое-что знала. Нет ни одного человека, который бы знал, какой вид открывается из окна моей спальни, – он сделал небольшую паузу. – Кроме тебя.
Она не сразу поняла, о чем говорил Мартин. Но когда смысл его слов дошел до нее, она прошептала:
– Ты хочешь сказать…
– У меня никого не было. Ты единственная женщина в моей жизни – была и навсегда ею останешься. – Мартин притянул Абби к себе. – Что бы я ни делал, я делал это для тебя. Я твердо решил добиться успеха в жизни, и я добился его. Но все это только ради тебя.
– Ты хочешь сказать, что планировал вернуться ко мне?
– Конечно, планировал! Просто я не думал, что это займет столько времени. Но потом, когда ты затеяла эту дурацкую помолвку, я понял, что мне надо спешить.
– Как хорошо, что ты успел, любимый, – прошептала Абигайль и вдруг закрыла в испуге свой рот ладонью. – Ой, твой прием! – воскликнула она. – На котором я должна играть роль хозяйки! Боже, – обеспокоенно проговорила Абби, – что же подумают твои партнеры теперь?
Голубые глаза Мартина виновато заблестели.
– Я должен признаться, дорогая, что я все это придумал, чтобы увезти тебя с помолвки.
– Ты, – проговорила Абигайль, изображая гнев, – бессовестный обманщик!
– Ммм. Боюсь, что так оно и есть. – Он посмотрел жене в глаза, и ее сердце радостно забилось. – Я хочу, чтобы ты поняла одну вещь, любимая, – сказал он просто. – Мы с тобой начинаем новую жизнь. И я надеюсь, что у нас действительно все будет по-новому. Со следующей, недели. Как ты относишься к тому, чтобы поехать на Бали?
– Бали? – удивилась Абигайль. – Зачем?
– Наш медовый месяц, который мы так долго откладывали. – Голос Мартина наполнился нежностью. – Я люблю тебя, Абигайль. Люблю так, что никакими словами это не выразить.
– Я тоже люблю тебя, Мартин, – прошептала она. – А теперь ты можешь замолчать и поцеловать меня наконец?
– Абигайль, – проговорил он. – Что мне с тобой делать?
Она бросила на мужа многозначительный взгляд.
– Не беспокойся, любимый, – прошептала она, проводя ладонями по его груди. – Я обязательно подскажу тебе, чем заняться.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь – это безумие - Колдер Эйлин

Разделы:
Пролог12345678910

Ваши комментарии
к роману Любовь – это безумие - Колдер Эйлин



прочитать можно. Больше всего меня бесануло то, что прошло 10 лет и он к ней пришел как ни в чем не бывало и ппц любит. А она такая бедная несчастная любит его все 10 лет, и никому за 10 лет не дала(жесть 10 лет не было секса) и типо у него тоже. Она его простила, он ее простил и мир дружба печенюшка, мда... только 6 баллов
Любовь – это безумие - Колдер Эйлин@ннушк@
31.07.2012, 11.14





Роман хороший. Но десять лет в разлуке - это уж слишком!
Любовь – это безумие - Колдер ЭйлинАрина
24.09.2012, 0.27





Роман хороший. Но десять лет в разлуке - это уж слишком!
Любовь – это безумие - Колдер ЭйлинАрина
24.09.2012, 0.27





неплохой роман.а 10 лет и оскорбления гг это называется страстью-такой уж традиционый прием в ЛР.глупость конечно
Любовь – это безумие - Колдер Эйлинтаня
24.09.2012, 22.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100