Читать онлайн Любовь – это безумие, автора - Колдер Эйлин, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь – это безумие - Колдер Эйлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь – это безумие - Колдер Эйлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь – это безумие - Колдер Эйлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Колдер Эйлин

Любовь – это безумие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Абигайль с шумом бросилась в воду и быстро пошла на дно. Она чувствовала, что еще немного, и она захлебнется. Абби отчаянно заработала ногами, выталкивая свое тело на поверхность. Она вынырнула рядом с Мартином, который держался на воде с кислой физиономией.
– Какого черта ты сделал это? – возмущенно проговорила Абби, выплевывая попавшую в рот воду.
– По-моему, это самый лучший способ охладить наши чувства.
– А что там?.. – начала Абигайль, но он не дал ей договорить.
– Шшш, – тихо прошипел ее муж, – сюда идет кто-то. – И опершись ладонями в парапет бассейна, мощным взмахом ног вытащил свое тело из воды.
Абби смотрела, как Мартин стряхнул с себя капли воды и начал вытирать влажное тело полотенцем. Вдруг она услышала стук высоких каблучков, которые приближались к бассейну. Абби заправила мокрые пряди волос за уши и поплыла медленным кролем в другой конец бассейна. Она, конечно, охладилась немного, но еще недостаточно!
Экс-супруга Мартина еще делала разворот, чтобы плыть в обратном направлении, когда у бассейна появилась обладательница каблучков. Абигайль замедлила движение и, работая руками, чтобы удержаться на воде, посмотрела вверх. Она увидела, как к Мартину приближается очаровательная девушка – мечта любого мужчины. Высокие каблуки были сейчас не в моде, но эта красотка знала, что делала. На каблуках ее потрясающие ноги выглядели еще более неотразимыми. У Абби упало сердце.
Начать с того что девица была блондинкой. Абигайль, будучи брюнеткой, знала, что мужчины предпочитают женщин именно со светлыми волосами. Она не раз наблюдала, как представители сильного пола замолкали, когда в комнату входила блондинка. Что ее особенно удручало, так это длина локонов этой красотки, доходивших ей до талии.
Окончательно добил Абби естественный цвет волос. Выгоревшие на солнце, они казались сейчас платиновыми.
– Привет, Мартин, – услышала Абигайль мягкий австралийский выговор.
Взгляд ее переместился на Мартина, на губах которого заиграла улыбка. И к тому же идиотская, подумала Абигайль со злостью.
– Привет, Келли, – вежливо ответил он.
– Ты не отвечал на мои звонки, – обидчиво сказала блондинка.
– Телефон был отключен.
– Да?
Блондинка явно была хорошо знакома с Мартином, если позволяла себе допрашивать его с настойчивостью испанской инквизиции, решила Абигайль, продолжая болтаться в воде. Щеки ее вспыхнули румянцем, когда она подумала о том, чтобы случилось, если бы эта блондинка явилась двумя минутами раньше.
Но тут Абби стало совсем плохо, когда она подумала, что Келли, возможно, подружка Мартина.
Не может быть, сразу отбросила она эту крамольную мысль. Если бы у него была другая женщина, он бы не стал соблазнять свою, можно сказать, брошенную жену прямо у бассейна.
Или мог? Абигайль решила, что она не знает Мартина достаточно хорошо, чтобы быть уверенной в этом.
Но в следующую минуту она вспомнила, что все еще является его женой – юридически, по крайней мере. Так что у нее есть преимущество перед этой самозванкой. Мартин даже не удосужился представить ее, с раздражением подумала Абигайль.
– Я только что вернулся из Англии, – сказал он. – И у меня гостья. – С этими словами он повернулся к бассейну. Келли последовала его примеру.
Абби чувствовала себя запасным игроком, которого вдруг неожиданно ввели в игру. Она вылезла по лесенке из бассейна. Мокрый купальник противно лип к телу. Она постаралась держаться с достоинством, что было нелепо, имея вид мокрой курицы.
Теперь она увидела Келли вблизи. У блондинки были зеленые, слегка раскосые кошачьи глаза. И слишком много косметики на лице, подметила Абби не без злорадного удовольствия.
Келли метнула на нее короткий оценивающий взгляд и затем, решив очевидно, что зрелище недостойно ее внимания, обратила свой взор на Мартина.
Блондинка была одета в шелковую кремовую блузку, которая облегала ее великолепные груди, и коричневую замшевую мини-юбку, которая чуть ли не полностью открывала загорелые стройные ноги в туфлях из мягкой коричневой замши.
– Познакомься, это Абигайль, – с улыбкой произнес Мартин, обращаясь к блондинке. И затем, повернувшись к Абби, сказал: – Абигайль, это Келли.
Вот так, просто Абигайль. И ни слова об их брачном статусе. Ну ничего, это ему так не пройдет! – мысленно пригрозила Абби.
– Здравствуй, Келли, – приветствовала она гостью, мило улыбаясь, затем обратилась к Мартину: – Дорогой, ну как тебе не стыдно представлять женщин, называя их только по именам. Это самый настоящий мужской шовинизм, – сладко пропела она. – Я уверена, что с мужчинами ты так бы не поступил. – Глаза Абби блестели от удовольствия, которое она получала от этого спектакля. – Ты обращаешься с нами, словно мы хозяйки какого-то клуба.
– Я однажды была хозяйкой клуба, – заносчиво произнесла Келли, словно обидевшись за свою прошлую профессию. Она приосанилась, перекинув длинную прядь волос через плечо. – Это было, конечно, до того, как я стала работать моделью.
– Да, разумеется, – сказала Абигайль, по-прежнему улыбаясь приветливо. – Я уверена, что ты была очень хорошей хозяйкой клуба. – Она протянула блондинке руку, представляясь: – Абигайль Найт. Рада познакомиться.
– Найт?! – удивленно воскликнула та. Ядовитая стрела попала в цель. Красотке эта новость явно пришлась не по вкусу, отметила экс-супруга. Она бросила взгляд на Мартина – тот переводил глаза с одной женщины на другую.
– Да, Найт, – сказала Абигайль с улыбкой. – Разве Мартин не говорил тебе, что он женат?
– Я думала, что он развелся.
– Келли, – вмешался Мартин, опасаясь, как бы этот диалог не зашел далеко. – Мы приехали всего несколько часов назад и чувствуем себя слишком уставшими после долгого перелета.
– Я надеюсь, ты мне дашь хоть глоток воды, прежде чем выставить из дома? – промурлыкала Келли тоном капризного ребенка. – Я же приехала сюда из Перта, а на улице стоит жуткая жара. И потом, мне очень интересно познакомиться с твоей… гм… женой.
Мартин колебался одно мгновение, как заметила Абигайль. Неужели его ничем не проймешь? – удивлялась она уже не в первый раз.
– Разумеется, – спокойно сказал Мартин. – Абби, может, ты хочешь переодеться и немного отдохнуть, пока я приготовлю для Келли питье?
Абигайль, чувствуя себя не в своей тарелке в мокром купальном костюме рядом с принаряженной моделью, уже было согласилась на предложение Мартина. Но тут она поймала торжествующий взгляд Келли, и в ней проснулось сильное и древнее, как мир, чувство собственницы. Они, конечно, живут с Мартином врозь уже десять лет и их развод уже не за горами, но пока он еще остается ее мужем, черт возьми! А несколько минут назад он занимался с ней любовью на этом самом месте. Более того, продолжала размышлять Абигайль возмущенно, она, возможно, является для Мартина уже пройденным этапом, но не собирается же он связать свою судьбу с такой женщиной, как Келли?
– Я тоже хочу пить, дорогой, – сказала Абигайль, лукаво сверкнув глазами. Она опустилась на стул и взяла свой стакан с соком. – Ой, весь лед растаял! – Абби протянула стакан Мартину. – Сегодня, наверное, жарче, чем я думала. – Она томно улыбнулась ему, как бы напоминая о той жаркой сцене, которая произошла здесь несколько минут назад.
Голубые глаза Мартина вспыхнули синим пламенем, и Абби увидела, что он понял ее не очень тонкий намек.
– Тогда, если не возражаешь, я напою и тебя, – произнес он не дрогнув, и в ответ получил не менее яркий огонь золотистых глаз Абигайль. – Водка с соком, Келли? – обратился Мартин к блондинке.
Ярко-розовые губы скривились.
– О нет. Ни в коем случае! Просто сок, пожалуйста. Мне совершенно не нужны какие-то искусственные стимуляторы для хорошего настроения. И потом алкоголь т-а-а-к полнит! Правда, Абигайль?
– Не думаю, – авторитетно заявила та.
Мартин очень неохотно направился к дому. Абби видела это по его изменившейся осанке. Наверное, беспокоился, о чем они тут будут говорить в его отсутствие. Абигайль была даже рада неожиданному приезду этой куколки. Благодаря ее вторжению Абби избежала последствий того, что должно было неминуемо случиться у бассейна между ней и Мартином…
– Сколько ты собираешься пробыть в Австралии, Абигайль? – спросила Келли, когда они остались вдвоем.
Абигайль посмотрела в прищуренные глаза блондинки.
– Мы еще не решили, – небрежно ответила она. Это была чистая правда, так как она не знала, когда сюда начнут съезжаться гости Мартина. Абби испугалась, когда поняла, как легко с ее языка слетело слово «мы». Не привыкай, предостерегла она себя. Вас с Мартином примирила постель на короткое время, но это и все. Не рассчитывай на продолжение.
– Это обручальное кольцо? – спросила Келли, бросая беззастенчивый взгляд на огромный бриллиант.
– Угу. – Абигайль подняла левую руку так, чтобы камень засверкал в солнечных лучах. – Нравится? Когда мы только поженились, Мартин не мог купить мне кольцо, – доверительно сообщила она.
– Ну надо же, выдала все мои секреты, – услышала Абигайль глубокий низкий голос, сопровождаемый звоном кубиков льда в стаканах. Она вспыхнула, поняв, что ее поймали с поличным. Абби так увлеклась своей маленькой женской игрой, что не заметила, как Мартин подошел к ним сзади. Келли натянуто рассмеялась.
– Я все равно в это не верю. Трудно представить, чтобы Мартин чего-то не смог себе позволить. Да у него на лбу написан успех! Это он выходные проводит в этой глуши. А ты бы посмотрела на его квартиру в Перте! Она расположена на самом верху небоскреба – в пентхаусе, – взахлеб рассказывала Келли. – Из окна его спальни весь город виден как на ладони!
Мартин как будто не обращал внимания на болтовню своей приятельницы, но Абигайль смотрела на Келли с плохо скрываемым презрением. Блондинка была потрясена не только богатством Мартина, но, судя по всему, и им самим. Внезапно Абби поняла, что она не может больше ни секунды выносить эту муку.
Она отодвинула в сторону нетронутый стакан с соком и встала из-за стола.
– Пойду приму душ наконец, – решительно сказала Абигайль. – До свидания, Келли, желаю приятной обратной дороги в Перт.
Блондинка натянуто улыбнулась, потом, не сдержавшись, язвительным тоном произнесла:
– А я желаю тебе счастливой обратной дороги в Англию.
Входя в дом, Абби чувствовала, что Мартин и Келли смотрят ей вслед. Очутившись в тихом, прохладном холле, она стремительно поднялась по лестнице в свою солнечную комнату и схватила чемодан. Раскрыв молнию, стала вытаскивать оттуда нижнее белье, но тут за окном раздался визг автомобильных покрышек.
Не в состоянии преодолеть любопытство, Абигайль подбежала к окну. Она успела заметить белую спортивную машину с открытым верхом, за рулем которой сидела Келли. Автомобиль стремительно набирал скорость, и длинные светлые волосы девушки развевались сзади, подобно сверкающим струям водопада.
На лестнице раздались быстрые, сердитые шаги, и через минуту в комнату ворвался Мартин, гневно сверкая глазами.
– Ты что, не знаешь, что надо стучать, перед тем как войти, – первой набросилась Абби на него.
Он пропустил мимо ушей ее колкое замечание.
– Я думаю, нам с тобой надо серьезно поговорить.
Все самообладание Абби сразу испарилось.
– Ну и женщина! – крикнула она презрительно. – Как ты мог, Мартин? «Не представляю, чтобы Мартин не мог позволить себе что-то! У него успех написан на лбу!» – произнесла его жена, подражая растянутому акценту Келли. Она смотрела на мужа горящими от гнева глазами, с трудом переводя дыхание. – Одна ее ремарка насчет пентхауса чего стоит! У твоей Келли чуть слюни не потекли, когда она расписывала твою спальню!
– Ну ладно, Абигайль, – холодно произнес Мартин. – Ты уже достаточно ясно выразила свою мысль. Хотя, должен сказать, ты несколько переоцениваешь ситуацию.
Но экс-жена не собиралась молчать только потому, что это устраивало бывшего супруга.
– Мартин, она же заурядная смазливая хищница!
– Зато твой выбор мужчин выше всяких похвал, разумеется! Взять хотя бы этого рыжего носатого Хьюго, к примеру! Лично я даже не могу себе представить, чтобы кто-то польстился на него. Но у тебя на этот счет имеется свое собственное мнение.
– Ты даже не знаешь Хьюго, чтобы так говорить о нем!
– А ты не знаешь Келли!
– Но я, по крайней мере, не… – Абби осеклась.
– Что ты «не», Абигайль? – с интересом спросил Мартин.
– Ничего, – надувшись, ответила она, разозлившись на себя за свой болтливый язык.
– Не спала с ним? Ты это хотела сказать?
Черт бы побрал его проницательность! Ее, должно быть, выдал румянец на щеках. Она подняла голову и с вызовом посмотрела на Мартина.
– Да, не спала.
– Можно спросить почему?
– Потому что Хьюго хотел подождать до свадьбы. Но это не твое дело! – запальчиво воскликнула Абигайль. Хьюго готов был ждать, и Абби вдруг поняла сейчас, что причина, возможно, была в ней. Она ведь не испытывала никаких эмоций, когда Хьюго обнимал ее. Она не реагировала на него так, как должна реагировать женщина, когда она любит. О, Абби, конечно, могла поцеловать Хьюго, обхватить его руками за шею, но при этом ее сердце оставалось холодным. Она очень хотела испытывать волнение или трепет, но ничего этого не происходило. Абби надеялась, что со временем – может, после свадьбы? – все изменится и она снова почувствует себя живой. Сейчас она понимала наивность своих рассуждений.
– И ты тоже готова была ждать, да, Абигайль? – обманчиво нежным голосом спросил Мартин.
– Да, готова!
– Но только не со мной! Со мной ты никогда не хотела ждать! – Он победоносно сверкнул голубыми глазами. – Ни тогда, ни сейчас. Со мной ты не можешь сдерживать себя. Почему, интересно?
Снова она попалась в его ловушку, с грустью констатировала Абби, подыскивая подходящий ответ.
– Может, потому, что с тобой этим все и ограничивалось, – смело сказала она. – Секс и сладострастие – и больше ничего. – Сказав эти слова, Абигайль вспомнила, что они занимались этим несколько минут назад, и ее тело снова затрепетало от вожделения.
Она чувствовала, что у нее во рту пересохло, дыхание стало неровным. Она с вызовом посмотрела на Мартина, но в этом взгляде был уже не бунт, а что-то совсем другое. Она обратила внимание, что они до сих пор одеты в купальные костюмы, которые успели уже высохнуть на них. Ей достаточно было беглого взгляда на плавки мужа, чтобы увидеть, что он тоже хочет ее.
Мартин все понял по ее глазам и жестко ухмыльнулся. Он посмотрел на ее соски, по которым можно было четко судить о возбужденном состоянии Абигайль. Глядя ей в глаза, он покачал головой.
– О нет, дорогая, – мягко произнес он. – Больше такого не будет. Я знаю, чего ты хочешь. Ты ждешь, когда я начну целовать тебя, затем брошу на постель и займусь с тобой любовью. Я тоже этого хочу. Мы оба знаем это. Не так ли?
Он замолчал. Он бросил взгляд вниз на свои плавки, и Абби увидела, как он вздрогнул, словно пытаясь избавиться от эротического напряжения. Он снова перевел взгляд на Абигайль.
– Это было бы так просто для тебя, правда? Никаких обязательств. Не надо думать о том, что ты делаешь, и главное, с кем ты это делаешь. – Голос Мартина стал звучать жестче. – Но больше такого не повторится. Если это произойдет, ты будешь знать точно, кто тебя целует и кто прижимает тебя к матрацу своим телом. Во время нашего соития я заставлю тебя открыть свои золотистые глаза и произнести мое имя. Мое имя, Абигайль, и ничье другое!
Ее била мелкая дрожь, но вовсе не от ярости, которую она должна была бы испытывать сейчас. Мартин был прав, черт бы его побрал! Абби испытывала сейчас такое невыносимое желание, что даже подумала о том, чтобы повалить на матрац самого Мартина. У нее возникло острое желание убрать с его лица самодовольную ухмылку своими поцелуями, довести его возбуждение до конечной точки, чтобы все его высокомерие вылетело у него из головы. И тогда Мартин сам станет умолять ее помочь ему избавиться от накопившейся энергии. И он станет произносить ее имя – только ее!
Продолжая дрожать, Абигайль с трудом выбралась из глубоких, темных вод своих фантазий на поверхность. Да, он четко и грубо изложил ей свой взгляд на их отношения. Ни слова о любви. Он даже не счел нужным сказать ей о том, какое место в его жизни занимает Келли. Неужели она забудет о своей женской гордости и позволит ему заниматься с ней голым сексом? Ни за что!
– Не волнуйся, Мартин, этого не случится. Ни по-старому, ни по-новому. Этого вообще больше не повторится, разве что только в твоем воображении.
Мартин сложил на груди руки и, откинув слегка назад голову, посмотрел на жену хитро сузившимися глазами. На его губах играла спокойная улыбка.
– Да? – насмешливо спросил он. Она обдала его ледяным взглядом.
– Я бы хотела принять сейчас душ, если ты, конечно, не возражаешь. А потом я лягу спать.
– Пожалуйста, – сказал Мартин и язвительно рассмеялся. – Приятных сновидений, дорогая. – И он вышел из ее комнаты, тихо прикрыв за собой дверь. В ушах Абигайль все еще стоял его дразнящий смех.
Она бросилась в ванную, встала под ледяной душ, принимая его холодные струи на свое разгоряченное, истерзанное неудовлетворенным желанием тело, как благословение.
Почему? – мучительно спрашивала себя молодая женщина. Почему она так себя вела? Как она могла допустить, чтобы Мартин чуть было не овладел ею? Мало того, она еще разыграла этот дурацкий спектакль с ее замужеством перед подружкой Мартина!
Но задавая эти риторические вопросы, Абби спрашивала себя в то же время, хватит ли у нее смелости признать очевидный факт, который состоял в том, что она горячо любила Мартина. Она никогда не переставала любить его, и именно поэтому не могла выйти замуж за Хьюго. Или за любого другого мужчину. Единственный человек, женой которого Абби хотела быть, – ее муж. Через несколько недель Мартин, увы, уже не будет называться ее мужем…
Абби выдавила немного ежевичного шампуня на ладонь и стала втирать его в свои густые волосы и тело.
Честно говоря, ей было наплевать на Хэмфри и его банкротство. Абигайль считала, что ее пропитанный бренди, погрязший в карточных играх отчим полностью заслужил то жуткое положение, в котором сейчас оказался.
А она, как круглая дура, приехала в Австралию, притворяясь, что сделала это ради Хэмфри. В то время как главной причиной ее согласия на предложение Мартина было нетерпимое желание снова быть рядом с ним. Навсегда.
Он, видимо, тоже хотел, чтобы она вернулась к нему. Но только для постели. И только на короткое время. Он даже купил ей обратный билет, когда они еще не уехали из Лондона!
Я не могу пойти на это! – подумала вдруг Абигайль, усаживаясь перед небольшим зеркалом в кружевном лифчике и трусиках. Я изменилась, стала старше, и то, что мне предлагает Мартин, меня уже не устраивает.
В восемнадцать лет она еще могла мириться с односторонним характером их отношений. Тогда не имело значения, что Мартин не любил ее. Главное, что она любила его. Она была глупа и наивна в то время, думая, что ее большой любви хватит на двоих. Но даже тогда Мартин понимал, что так не бывает.
Она до сих пор помнила его слова, будто сказанные только вчера: «Тебе лишь кажется, что ты любишь меня». Он дипломатично давал ей понять, что из их отношений ничего не выйдет. И они бы действительно умерли своей естественной смертью, если бы она, Абби, не женила его на себе, чуть не испортив ему жизнь. Но он, несмотря на все препятствия, преодолел их и вышел победителем. Мартин, что ни говори, необыкновенный мужчина.
Она понимала и еще одно – что она является частью плана мести Мартина. И эта мысль острым ножом вонзалась ей в сердце. Снова затащив ее в свою постель, заставив ее стонать от страсти в своих объятиях, Мартин собирался скоро бросить ее. Разве это не будет для него сладкой местью за ту цену, которую он чуть не заплатил, когда она женила его на себе обманным путем?
Абби посмотрела на часы – было уже почти семь вечера. Впервые в жизни она чувствовала себя такой уставшей и вымотанной. Но как это ни странно, наряду с физической усталостью она ощущала какое-то внутреннее умиротворение.
Может быть, она успокоилась, потому что пришла к определенному решению? Что в ее жизни больше не будет притворства? Что ей больше не надо думать о браке с человеком, к которому, как Абби ни старалась, она ничего не чувствовала? Если она не может получить Мартина, то ей не нужна какая-то третьеразрядная замена.
И потом, почему ее должно волновать это? У нее есть ее живопись, есть свой дом в Лондоне, есть друзья, наконец. В наше время женщина может быть счастливой и без мужчины. Любовь – это как счастливый билет в лотерее. Абигейль просто не повезло. Свою любовь она встретила в неподходящее время.
Не раздеваясь – в лифчике и трусиках – она скользнула под прохладные чистые простыни, утонув головой в пуховой подушке. Какое-то время она лежала, наблюдая за солнечными зайчиками, пляшущими на потолке. Я скажу Мартину, подумала она уже сквозь сон, скажу ему за ужином, что не хочу оставаться здесь…
Когда Абби проснулась, она поняла по яркому солнечному свету, заливавшему всю комнату, что проспала до самого утра. Взглянув на часы, лежавшие на тумбочке у кровати, она увидела, что уже почти десять часов.
Отбросив простыни, Абби встала и направилась в ванную. Она почувствовала, как к ее лицу подкатила жаркая волна, когда вдруг вспомнила, что произошло вчера между ней и Мартином на дорожке у бассейна, или, вернее, что едва не произошло.
Но она тут же расправила плечи и гордо подняла голову. Решение, которое она приняла вчера вечером, в это ясное, чистое утро обрело еще более четкие контуры. Она не останется здесь ни одной лишней минуты!
В дверь ее спальни легко постучали.
– Войдите, – неуверенно произнесла Абби, выходя из ванной.
На пороге стоял Мартин с подносом в руках. На нем были бледно-голубые джинсы и белая рубашка с короткими рукавами.
– Видишь, – сказал он улыбаясь, – я постучал.
– Мартин…
– Абигайль, я уверен, что ты хочешь сообщить мне что-то очень важное, но я не хочу ничего слушать, пока ты ни поешь.
– Но…
– Никаких «но», – твердо заявил он. – Ты и так пропустила ужин. Ты должна обязательно съесть что-нибудь и выпить мой замечательный кофе. Помнишь, ты говорила, что ждешь не дождешься, когда это произойдет?
– Я иронизировала.
Мартин ухмыльнулся.
– Говорят, что в каждой шутке есть доля правды. Почему бы тебе не забраться обратно в постель?
Несколько странный тон его голоса и то, как Мартин старался не смотреть в ее сторону, насторожили Абигайль. Вдруг она поняла, к своему ужасу, что одета только в лифчик и узкие трусики. Она нырнула в кровать с рекордной скоростью и натянула на себя простыню. Мартин налил в чашки необыкновенно ароматный кофе.
Абби выпила две чашки и с удовольствием съела хрустящие тосты с маслом и медом. Мартин со своей чашкой отошел к окну, взгромоздился на подоконник и тихо сидел там, попивая горячий напиток.
Абигайль расправлялась с тарелкой клубники, и когда Мартин взглянул на нее, кротко улыбнувшись, ей пришлось заставить себя встретиться с ним взглядом. Улыбка Мартина и его обманчивые небесно-голубые глаза излучали такой соблазн! И с этим ей было гораздо труднее справиться, чем с его настойчивыми поцелуями. Его белозубая, чувственная улыбка как бы говорила о любви, которой так жаждало сердце Абигайль.
– Я хочу домой, – сказала она вдруг.
Он, казалось, совсем не удивился ее словам, только слегка кивнул головой.
– Я знал, что ты скажешь это.
– Ты можешь грозить мне, что уничтожишь Хэмфри, если тебе так хочется, – я все равно не изменю своего решения. Это ваши дела с Хэмфри. Мне очень жаль, если ты потеряешь что-то, не сумев ублажить своих партнеров, но мне почему-то кажется, что это не зависит от моего присутствия здесь. Советую тебе пригласить Келли вместо меня – я уверена, что она будет просто счастлива побыть в роли хозяйки твоего дома. – Абигайль стойко выдержала прямой взгляд мужа. – И если ты вздумаешь насильно удерживать меня здесь, я все равно сбегу и обращусь в полицию за помощью, – добавила она строго.
Мартин приподнял свои черные густые брови в наигранном удивлении.
– Ты что, считаешь, что я запру тебя в своей спальне? Прикую обнаженную цепями к кровати? А ты будешь ждать моих приходов с ужасом и… с нетерпением? Так ты себе это представляешь, Абигайль?
– Замолчи! – крикнула она, закрыв уши ладонями. Абби снова убежала бы в ванную, если бы была одета. – Я не шучу, Мартин. Я действительно хочу уехать домой.
Его лицо неожиданно стало серьезным.
– Я знаю. Ты уедешь в Лондон, но не сегодня.
– Почему?
– Потому что мы должны обменять твой билет, а из Австралии в Лондон количество рейсов очень ограничено. На сегодня нам вряд ли удастся достать тебе билет. Если хочешь, мы можем поехать сейчас в город и заказать билет на завтра.
– Спасибо, – сжав губы промолвила Абигайль.
– Почему бы тебе не одеться сейчас – я буду ждать тебя внизу, – сухо сказал Мартин и вышел из комнаты.
Абигайль сидела в кровати, уставившись на дверь, которая только что закрылась за ним. Она совсем не расстроилась – совсем! Можно подумать, что она ждала, что он приползет к ней на коленях и будет умолять ее остаться. Ничего подобного!
Просто она не ожидала, что он так легко согласится с ее решением. Абигайль рассчитывала, что Мартин хотя бы поцелует ее. Тогда бы она оттолкнула его и уехала с гордо поднятой головой.
Успокойся, приказала себе молодая женщина. Она взглянула на свою дорожную сумку, подумав, что так и не успела распаковаться. Ну что ж, оно и к лучшему!
Она надела черные джинсы и просторную белую блузку, расчесала волосы, и теперь они – блестящие и шелковистые – свободно спадали на плечи.
Абигайль убирала в дорожную сумку мелкие вещи, когда услышала с улицы чудесное пение каких-то птиц.
Она подошла к окну, на котором недавно сидел Мартин, и выглянула наружу. Птиц не было видно. Наверное, они скрываются в густой листве деревьев, подумала Абигайль. Она смотрела на большой сад перед домом, в котором росли высокие деревья и многочисленные буйно разросшиеся цветущие кусты.
Как здесь тихо, спокойно и красиво, подумала молодая женщина. Она вдруг представила себе, как они с Мартином живут в этом доме, растят своих детей…
Абигайль быстро отошла от окна, почувствовав мучительную боль в сердце, взяла сумку и вышла из комнаты.
Мартин уже ждал ее внизу лестницы. Он поднялся на несколько ступеней вверх и взялся за ее сумку.
– Дай мне.
– Я сама справлюсь, – сердито промолвила Абби.
– Дай сюда, – нетерпеливо повторил Мартин.
Она неохотно отдала ему вещи. Есть что-то покровительственное в том, что мужчина несет ваши вещи. Абби чувствовала себя беззащитной, глупой гусыней. Особенно глупой, потому что Мартин нес ее вещи, чтобы посадить на первый попавшийся рейс и навсегда избавиться от нее!
Мог, хотя бы ради приличия, сделать вид, что ему жаль расставаться с ней! – кипя злобой думала Абигайль, украдкой рассматривая красивое, но совершенно бесстрастное лицо мужа.
Машина въехала в Перт, и Абби, на сей раз не такая сонная, какой она была по приезде, поразилась тому, каким современным, чистым и сияющим был этот город.
Они без всяких проблем поменяли ее билет на завтрашний рейс. Абигайль с мрачным видом листала газету, пока Мартин оформлял необходимые бумаги. Закончив формальности, он с приветливой улыбкой подошел к жене.
– Все в порядке. Ты вылетаешь завтра в двенадцать дня, – сказал Мартин и посмотрел на свои часы. – У нас есть немного времени, чтобы перекусить. Сейчас как раз обеденное время, а я жутко голоден. Пойдем, я покажу тебе лучший ресторан Перта.
– Я… – открыла было рот Абигайль, чтобы сказать, что она не голодна, но потом передумала. Если Мартина совершенно не волнует ее отъезд и тот факт, что они расстаются навсегда, то она тоже сделает вид, что ей все равно. – Прекрасно, – сказала Абби, мило улыбнувшись. Она молила Бога, чтобы он не заметил, каких усилий ей стоило, чтобы не завыть от горя. – А тебя пустят в ресторан в таком виде?
– В каком «таком»? – Мартин посмотрел на свою белую рубашку, обтягивающую его мощный торс и такие же тесные старые джинсы. – А, ты имеешь в виду, что я в обычной одежде? – спросил он, улыбнувшись.
Абби невольно рассмеялась.
– Обычной? Ты так называешь старые джинсы?
– Разумеется. Здесь не требуются накрахмаленный воротничок и смокинг, чтобы выглядеть прилично. Это Австралия, а не Англия.
Как жаль, думала Абигайль, сидя в машине Мартина, двигавшейся в плотном потоке автомобилей, что она не успела познакомиться поближе с этой большой, красивой страной, которая, кажется, олицетворяла все, что любил ее муж. Чем больше она видела, тем с большим восхищением начинала относиться к Австралии. Это была непретенциозная, порой даже простодушная страна, но у нее было большое, доброе сердце. Об этом ей сказал Мартин, когда они ехали в ресторан.
– Люди здесь работают очень много, но они умеют и хорошо отдыхать.
Он остановил машину на берегу сияющего голубизной океана. Ресторан располагался над песчаным пляжем, и они сели на открытой веранде, затененной густой листвой высоких деревьев.
Абигайль пробежала глазами меню.
– Что ты посоветуешь заказать, – спросила она, посмотрев на Мартина.
– Рыбу.
– Мартин, здесь же сплошная рыба!
– В таком случае советую тебе взять креветки в чесночном соусе и лангуста. Здесь они лучшие в городе.
Они сделали заказ, а пока официант принес им бутылку известного австралийского сухого вина, которое Абби с удовольствием потягивала.
– Нравится? – спросил Мартин. Его голубые глаза смотрели на Абигайль из-за края его бокала.
– Так же, как и сама страна.
Она вдруг почувствовала, что все напряжение последних дней куда-то ушло. Может, это произошло от сознания того, что это последний в жизни обед с Мартином?
Абби неожиданно для себя увидела его в совершенно другом свете. Он был раскован, вел себя легко и непринужденно в этом удаленном от центра города, но, несомненно, дорогом, престижном ресторане. Видно было, что его здесь хорошо знали и относились к нему, как к уважаемому клиенту.
Абигайль тоже старалась держаться естественно. Она даже не нахмурилась, когда у их столика остановились две миловидные женщины. Мартин представил своих знакомых, но их имена тут же вылетели из головы Абби. Она внимательно следила за поведением женщин, видя в каждой из них любовницу Мартина. У него, правда, была Келли, но это ничего не значило. Абби понятия не имела, как Мартин теперь относился к верности. В конце концов, он был свободным мужчиной.
Покончив с обедом, они сидели, наслаждаясь кофе. Мартин показывал Абби кое-какие местные достопримечательности, которые можно было увидеть с веранды.
– Чем бы ты хотела заняться после обеда? – спросил Мартин.
Она несколько нервно посмотрела на свои часы.
– Тебе совсем необязательно оставаться со мной. Вот если бы только ты отвез меня в какой-нибудь отель, чтобы я…
– Абби, – мягко произнес Мартин, – не надо.
Она недоуменно посмотрела на него.
– Что не надо?
– Тебе не нужен отель, у меня в городе есть квартира.
«У него из окон спальни такой потрясающий вид», – вспомнила Абигайль слова Келли, и у нее мучительно сжалось сердце. Скажи, что ты не хочешь ночевать в его квартире, уговаривала себя Абби. Настаивай, чтобы он отвез тебя в гостиницу. Но она не могла заставить себя произнести эти слова.
– Нет никакой необходимости расставаться врагами, Абигайль, – сказал Мартин. – Почему бы нам ни провести этот последний день, как это подобает хорошим добрым друзьям?
У Абигайль появилось ощущение, что ей на шею накинули веревку. И она, как приговоренный к повешению, имеет право на последнее желание. Ей захотелось, чтобы сейчас вдруг совершилось чудо и Мартин сказал бы ей, что любит ее. Но она знала, что это невозможно.
Усилием воли Абби изобразила ослепительную улыбку на лице.
– Никаких возражений, – ответила она как можно более беззаботным тоном.
Они спустились прямо на пляж и молча пошли вдоль берега по горячему песку. Абигайль слушала гипнотизирующий шум океана, накатывающего на берег в извечном движении волн. Она намеренно гнала от себя всякие мысли, всецело отдаваясь во власть этого временного умиротворенного состояния. Мартин, казалось, чувствовал то же самое.
Пройдя довольно приличное расстояние, они повернули обратно и уже почти подошли к тому месту, где Мартин оставил свою машину, когда увидели какое-то волнение на берегу.
К воде стремительно бежал спасатель – молодой, крепкий парень лет девятнадцати. Там, метрах в ста от берега, перевернулась лодка, и человек, сидевший в ней, очевидно, попал в беду. Мартин с Абигайль смотрели, как парень мощными взмахами рук быстро продвигался к лодке. Абби подумала, что, если бы не светлые волосы спасателя, его можно было бы принять за Мартина, когда тому было столько же лет.
В воде около лодки показалась голова, но тут же исчезла. Спасатель быстро сокращал расстояние между собой и тонущим человеком. Но вот он достиг цели и тоже исчез под водой.
Мартин был первым, кто заподозрил что-то неладное. Почувствовав, как он весь напрягся, Абби повернулась к нему. Ее поразил его взволнованный вид. Мартин, прикрыв от солнца глаза рукой, внимательно вглядывался вдаль.
– Что там? – спросила Абби. Но Мартин уже сбрасывал туфли и джинсы. Освободившись от одежды, он побежал к воде.
– Спасатель тонет! – крикнул Мартин на ходу группе подростков, которые спокойно смотрели на происходящее, словно сидели в кинотеатре. – Там два человека, помогите мне кто-нибудь!
Он бросился в воду, не дожидаясь реакции на свой призыв. Абби облегченно перевела дух, когда увидела, что один из подростков отделился от группы и побежал к воде вслед за Мартином.
Она тоже побежала в сторону океана, тяжело отрывая ноги от твердого, влажного песка, где обманчиво нежные волны беззлобно накатывали на берег.
При мысли о том, что там находится Мартин, сердце Абигайль забилось от страха. И вдруг все ее терзания по поводу того, любит он ее или нет, показались ей до смешного глупыми. Что, если Мартин погибнет?..
Нет, он не может умереть, твердила Абби. Невозможно было представить, чтобы такой живой, сильный, несгибаемый человек, как Мартин, мог так запросто уйти из жизни.
Абби прищурила глаза от яркого солнца, напряженно вглядываясь туда, где жизнь Мартина, возможно, висела на волоске.
Наконец, она увидела его темную голову около перевернутой лодки, и в следующее мгновение он тоже исчез под водой. Вскоре к тому месту подплыл подросток, откликнувшийся на призыв Мартина о помощи. Абби в отчаянии оглянулась вокруг – должен же быть кто-то еще, кто может помочь людям, попавшим в беду! В нескольких метрах от себя она увидела спасательный круг, висевший на столбе. Она быстро подбежала к нему, отвязала веревку и схватила круг руками. Он оказался непомерно тяжелым. Абби потащила свою ношу к воде. Она шарила глазами по ее поверхности в том месте, где была видна лодка. В воде должно было находиться четверо, но ни одного из них не было видно. Абигайль почувствовала, что ее ноги стали ватными.
Вдруг она услышала крик. Один из подростков на берегу показывал в сторону океана. Абби от радости чуть не заплакала, когда увидела на поверхности воды темную голову Мартина. Он тяжело передвигался в воде, таща за собой безжизненное тело человека. Следом за ним плыл подросток, с трудом поддерживавший тело спасателя.
Абби почувствовала себя беспомощной – она не знала, где тут поблизости телефон, не знала номера чрезвычайной линии.
Безумно вращая глазами, она крикнула подросткам, стоявшим поодаль от нее:
– Вызовите кто-нибудь «скорую»! Быстро!
Один из парней побежал в сторону от берега.
Абби бросилась в воду навстречу Мартину, таща за собой спасательный круг. Увидев, что он здесь совершенно не нужен, она отбросила его. Мартин, достигнув мелководья, подхватил обмякшее тело спасенной девушки на руки, вышел на берег и положил ее на песок.
Лицо его было бело как мел.
– Она не дышит, – произнес он упавшим голосом, опускаясь рядом с девушкой на колени. – Сердце не бьется.
Абигайль подбежала к ним и тоже опустилась около девушки. Прошло уже много времени с тех пор, как она делала искусственное дыхание последний раз.
Абигайль стала нащупывать сонную артерию на шее. Ничего. Она резко ударила по грудине, положила голову девушки так, чтобы ее шея лежала прямо, и, приникнув к ее губам, вдохнула в ее легкие воздух.
– Займись спасателем! – крикнула она Мартину. – Я сама управлюсь здесь!
Четыре нажима на грудную клетку и один глубокий вдох в легкие. Ну давай же, молила Абби, обращаясь к бесчувственной девушке, давай, дыши!
Она уловила едва заметное проявление жизни и отвернула голову в сторону. Она сделала это вовремя – девушку стало тошнить.
Рядом послышался шум, перебиваемый строгими, властными мужскими голосами. Абигайль, не замечавшая, что творилось вокруг нее, была занята девушкой. Она держала ее голову в приподнятом положении, чтобы той легче было избавиться от содержимого своего желудка. Абби испытывала огромную радость, когда спасенная вдруг открыла карие глаза и недоуменно посмотрела на нее. Абби поняла, что приехала «скорая помощь», только когда почувствовала на своем плече мужскую руку. Она подняла глаза и облегченно вздохнула, увидев подоспевших медиков.
– Просто молодец, – сказал врач «скорой». – Если бы не вы, девушка погибла.
Абигайль с трудом поднялась на ноги. Кто-то сзади обхватил ее за талию. Она быстро обернулась и увидела улыбающегося Мартина.
– Как спасатель? – спросила она.
– С ним все в порядке. С девушкой тоже, как я понимаю. Благодаря тебе.
– И тебе, – тихо промолвила Абби. Она уже начинала чувствовать последствия нервного перенапряжения. У нее все поплыло перед глазами.
– О, Мартин, Мартин! – воскликнула она и разразилась слезами.
– Эй, – мягко сказал он, заключая ее в свои теплые объятия. Прижавшись к груди Мартина, Абби услышала четкие удары его сердца. – Э-эй! Так-то ты встречаешь мужчину, совершившего героический поступок?
Она улыбнулась сквозь слезы.
– Я так рада, что ты жив, – прошептала она и потеряла сознание.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь – это безумие - Колдер Эйлин

Разделы:
Пролог12345678910

Ваши комментарии
к роману Любовь – это безумие - Колдер Эйлин



прочитать можно. Больше всего меня бесануло то, что прошло 10 лет и он к ней пришел как ни в чем не бывало и ппц любит. А она такая бедная несчастная любит его все 10 лет, и никому за 10 лет не дала(жесть 10 лет не было секса) и типо у него тоже. Она его простила, он ее простил и мир дружба печенюшка, мда... только 6 баллов
Любовь – это безумие - Колдер Эйлин@ннушк@
31.07.2012, 11.14





Роман хороший. Но десять лет в разлуке - это уж слишком!
Любовь – это безумие - Колдер ЭйлинАрина
24.09.2012, 0.27





Роман хороший. Но десять лет в разлуке - это уж слишком!
Любовь – это безумие - Колдер ЭйлинАрина
24.09.2012, 0.27





неплохой роман.а 10 лет и оскорбления гг это называется страстью-такой уж традиционый прием в ЛР.глупость конечно
Любовь – это безумие - Колдер Эйлинтаня
24.09.2012, 22.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100