Читать онлайн Избавься от гордыни, автора - Колдер Эйлин, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Избавься от гордыни - Колдер Эйлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.54 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Избавься от гордыни - Колдер Эйлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Избавься от гордыни - Колдер Эйлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Колдер Эйлин

Избавься от гордыни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Шон быстро поправлялся, и на следующее утро медсестра сообщила Марджи и Джине, что доктор собирается выписать его во второй половине дня.
– Слава Богу! – воскликнула Джина и весело улыбнулась внуку. – Значит, к вечернему чаю ты, наверное, уже будешь дома? Ну вот и хорошо. – Оглядев палату, она повернулась к дочери и спросила: – А где же Фернандо?
– Он ушел утром. Сказал, что вернется около одиннадцати.
После того, что произошло вчера в ее спальне, отношения между ними натянулись до предела. Она была зла на Фернандо из-за того, что он так сильно возбудил ее, и одновременно проклинала себя за то, что позволила ему это сделать.
Спустя час после этого они снова встретились в больнице, и Марджи при этом не могла смотреть ему в глаза. Она все еще чувствовала его теплые руки на своем теле, и у нее продолжали гореть губы и щеки после его неистовых поцелуев.
Но все это было вчера. А сегодня? Сегодня, едва она проснулась спозаранку, воспоминания о вчерашнем стали неотступно преследовать ее. Желание отдаться ему ни на минуту не покидало Марджи, несмотря на все ее старания прогнать это желание прочь.
– Кстати, как вы сейчас ладите друг с другом? – неожиданно спросила дочь миссис Уайет.
– Неплохо, мама, – ответила та и покраснела до корней волос.
К ее счастью, как раз в этот момент в палату вошла нянечка, и Марджи, сказав скороговоркой, что ей надо срочно позвонить Норманну, метнулась к двери, на ходу бросив матери:
– Норманн намеревался после обеда посетить Шона, но, поскольку нашего малыша сегодня выписывают, я не хочу, чтобы мой коллега приезжал сюда зря.
Марджи выскочила в коридор и была уже на полпути к телефонному аппарату, как вдруг ее догнала мать и, поравнявшись с ней, твердым голосом спросила:
– Марджи, я хочу знать… Так что же действительно между вами двумя происходит?
– Ничего, ма.
– Не води меня за нос, дочь! Я не настолько слепа, чтобы ничего не видеть. Вы оба вели себя странно еще вчера, когда вернулись из дома, а сегодня ты с самого утра ходишь сама не своя, хотя твой сын явно пошел на поправку.
– Хорошо, ма, я объясню. Но… только я не хочу, чтобы слова, которые я скажу, ты вывернула наизнанку. – Она взяла мать за руку, и они подошли к тому месту в коридоре, где стоял автомат с кофе. – Фернандо предложил мне поехать с ним в Испанию… в качестве жены.
Глаза Джины расширились, словно она испугалась чего-то, а затем на ее лице засияла широкая, радостная улыбка.
– Я же предупредила тебя, ма, – затараторила Марджи, – не бери в голову то, чего нет на самом деле. Слова Фернандо вовсе не означают то, о чем ты думаешь.
– Тогда что же они означают?
– А то, что Фернандо готов пойти на все, чтобы заполучить сына. Этот человек не любит меня…
– Ох, дочка моя, ты же умная женщина, а говоришь иногда такие глупости! Фернандо предложил тебе выйти за него замуж именно потому, что любит тебя. Это без труда может обнаружить всякий, у кого есть глаза.
Марджи покачала головой.
– Каждый раз, когда речь заходит о Фернандо, ты принимаешь желаемое за действительное. Но правда в том, ма, что я для него только приложение к Шону. Да, у нас есть общие точки соприкосновения, в чем-то мы… совместимы. – При этих словах на ее щеках выступил легкий румянец. – Но настоящая его любовь – Линда Хуарес.
– Тогда почему он не просит ее руки?
– Не знаю… – Марджи недоуменно пожала плечами. – Вообще-то я всегда полагала, что Фернандо собирался жениться именно на этой женщине.
– Если бы ему действительно хотелось взять ее в жены, он сделал бы это еще много лет назад. А она до сих пор летает из Европы в Америку и обратно, чтобы видеться с ним. Вот тебе и настоящая любовь. У Фернандо были тысячи возможностей связать свою судьбу с этой Линдой. Но он делает предложение не ей, а тебе. И разве это не говорит о чем-то?
– Я думаю, это говорит лишь о том, что самое дорогое и важное в его жизни – Шон.
– Что ж, но… ведь это хорошо, не так ли, дочка?
– Да, в какой-то степени. Но ведь у меня тоже есть свои потребности и принципы в жизни. – Марджи вдруг перешла на полушепот. – Ма, я не могу выходить замуж за человека, который не любит меня.
– Значит, ты отклонила его предложение?
– Я еще не дала ему ответа. Но ответ должен быть отрицательным. Мам, Фернандо считает, что, имея деньги и власть, он может получить все, что захочет. Сейчас он пытается подкупить меня обещаниями устроить на хорошую работу, поселить в роскошном доме, дать мне возможность вести шикарный образ жизни.
– Звучит заманчиво, – сухо заметила Джина Уайет.
– Меня он не купит. – Марджи сунула в карманы руку и стала искать мелочь для автомата. – Я не нуждаюсь в нем. И мне наплевать, куда он поедет – в Испанию или к черту на кулички! – Когда она опускала монету в щель автомата, ее рука дрожала.
– Но ведь ты любишь его, – спокойным тоном произнесла ее мать. – И любила всегда.
– Нет, я не люблю его!
– Марджи, ты можешь лгать себе столько, сколько тебе заблагорассудится. Но не пытайся обмануть свою мать. Потому что я хорошо знаю тебя. Я вижу, какими глазами ты смотришь на него, каким становится выражение твоего лица при одном только упоминании его имени. И ты никогда не переставала любить Фернандо.
– Это неправда! – воскликнула Марджи, и выступившие на ее глазах слезы на несколько мгновений застлали перед ней кнопки автомата.
– Но зачем тебе оставаться в Нью-Йорке? – продолжала настойчиво гнуть свою линию миссис Уайет. – Не думаю, что ради Норманна. Ты относишься к этому человеку в лучшем случае нейтрально.
– Мне нравится Норманн, – стояла на своем Марджи.
– Если ты дашь Фернандо отрицательный ответ, потом пожалеешь об этом, – сказала мать. – Ну давай рассудим так. Он ни разу не говорил, что любит тебя, зато уже дважды предлагал свою руку и сердце. Может быть, с учетом того, что ты до сих пор относишься к нему далеко не равнодушно, а Шон просто обожает его, тебе пора наконец избавиться от этой глупости из глупостей – гордыни – и сделать шаг навстречу ему? Пойми, дочка, брак – это не прямая тропинка, сплошь усыпанная розами. Но если вы с Фернандо постараетесь, у вас получится нечто особенное.
– Привет, Марджи. – Она обернулась на веселый голос и увидела приближающегося к ним Норманна с букетом цветов и большой коробкой шоколадных конфет. – Как дела у Шона? Надеюсь, все в порядке?
– Да, все в порядке, – ответила Марджи. – Минут десять назад мне сказали, что сегодня его уже выпишут, и я как раз собралась звонить тебе.
Он подошел к ней вплотную и обнял ее. На секунду ей в ноздри ударил пьянящий запах красных гвоздик и белых лилий.
Норманн был хорошим, порядочным, добрым человеком. Тогда почему же она не любит его? Марджи тут же сама ответила себе: потому что в нем нет такого любовного пыла, спонтанности и страстной дерзости, как в Фернандо, и потому что она никогда не таяла в его объятиях так, как в объятиях Фернандо. До чего же глупым может быть женское сердце!
Когда она отпрянула от Норманна, в поле ее зрения попал… Фернандо! Он направлялся к ним от главного входа в больницу и был уже совсем близко, так что Марджи сразу заметила в его глазах холодную усмешку. А через мгновение она вспомнила, с каким презрением он говорил об их отношениях с Норманном. «Норманн, на мой взгляд, – сказал тогда Фернандо, – для тебя скучноват и, если говорить откровенно, просто слабоват. Такие мужчины, как он, совсем не способны управлять тобой и уж тем более возбуждать тебя».
Самоуверенный тон этой ремарки и сейчас вызвал в Марджи негодование. Фернандо явно полагал, что у него нет и не может быть соперников. Это чванливое самодовольство привело ее в ярость, и когда Норманн протянул ей цветы, она потянулась к нему и крепко поцеловала в губы.
– Спасибо, Норманн, – прошептала она.
– Я дарю их от всей души, Марджи. – Он слегка покраснел, лицо его так и просияло от неимоверного удовольствия. Она же мгновенно пожалела, что поцеловала его на виду у Фернандо. – А это для Шона, – сказал Норманн, с застенчивым видом передавая ей вслед за букетом коробку конфет.
Марджи едва успела произнести слова благодарности, как увидела прямо перед собой Фернандо и услышала его бодрый голос:
– Доброе утро всем!
Затем он улыбнулся и, к ужасу Марджи, властно обнял ее за талию и во всеуслышание сообщил:
– Я только что разговаривал с лечащим врачом нашего сына, и он сказал, что сегодня выпишет его.
На мгновение около кофейного автомата стало совсем тихо, а затем Норманн сказал:
– Эту приятную новость я узнал несколько минут назад от Марджи, и… Словом, я загляну на секунду в палату и хотя бы просто поздороваюсь с Шоном.
– Он будет рад увидеть тебя. – Марджи взяла Норманна под руку с твердым намерением отвести его подальше от Фернандо.
Они вместе вошли в палату, где сидел в кроватке маленький больной. Шон действительно обрадовался, когда увидел в дверях Норманна, да еще с коробкой его любимых конфет. Но его лицо буквально расплылось в широчайшей улыбке, когда вслед за нежданным посетителем в палату вошел отец. Фернандо привез ему пижаму и пару теннисок с изображениями знаменитой футбольной команды Испании. Шон любовался то одной футболкой, то другой и восторженно повторял:
– Ух ты, па! Ух ты… Спасибо, папуль! Спасибо.
– Я думал, тебя оставят здесь еще на ночь, – с улыбкой заметил Фернандо. – Ну а поскольку ты выписываешься, придется все везти обратно.
Норманн, обращаясь к Марджи, спросил:
– Как я понимаю, о нашем сегодняшнем ужине не может быть и речи?
Марджи помнила о том, что еще неделю назад они договаривались с Норманном вместе поужинать, но в суматохе, связанной с неожиданным заболеванием Шона, она просто не успела предупредить его, что не сможет составить ему компанию.
– Пожалуйста, извини, Норманн, но я сейчас не могу оставить сына, даже если рядом с ним будет его отец или бабушка, – ответила она. Ей хотелось побыть с малышом один на один и серьезно задуматься о том, как строить их жизнь дальше – оставаться здесь, в Нью-Йорке, или переехать с Фернандо в Испанию. – Давай поужинаем вместе как-нибудь в другой раз, – сказала Марджи и, зная, что Фернандо прислушивается к их диалогу, нарочно добавила: – Надо будет выбрать такой день и место, чтобы мы могли полностью расслабиться и получить от встречи настоящее удовольствие.
– Хорошо, – тут же согласился с ней Норманн. – Я закажу для нас столик на следующей неделе.
Марджи искоса наблюдала за обоими мужчинами и сравнивала их. Норманн был одет довольно скучно: бледно-серая рубашка и черные брюки. Фернандо вернулся в больницу в голубых джинсах и белой хлопчатобумажной рубашке и выглядел отдохнувшим, уверенным в себе и жутко сексуальным.
– Марджи, – ее руки коснулась рука матери, – мне пора ехать, дочка. Позвоню попозже.
– Хорошо, ма. Спасибо за все. – Женщины чмокнули друг друга в щеки.
– Не принимай никаких скоропалительных решений, – шепнула ей на ухо Джина.
Марджи тут же мысленно расшифровала закодированное наставление матери: «Не отворачивайся от Фернандо».
– Я могу вас подбросить на своей машине, миссис Уайет, – сказал Норманн, поднимаясь со стула. – Мне все равно нужно ехать в том же направлении.
– Вы очень любезны, Норманн. С удовольствием прокачусь с вами. – Джина помахала рукой Фернандо и, погладив по головке Шона, ласково сказала ему: – До скорого свидания, мой милый. Я рада, что ты снова здоров.
– До понедельника. – Норманн наклонился и на прощание поцеловал Марджи.
– Я еще не знаю, Норманн, выйду ли в понедельник на работу. Неизвестно, как будет чувствовать себя Шон.
– Но ведь в понедельник ты должна брать интервью, – напомнил ей Норманн. Он нахмурился и добавил: – Разумеется, если Фернандо внесет в твой рабочий график коррективы, тогда вопрос можно считать закрытым…
– Такие вопросы не относятся к моей компетенции, Норманн, – мягким голосом заметил Фернандо. – Ими занимается Керк Сэлинджер. Отныне интервью и прочие текущие дела журнала входят в круг его обязанностей.
Как только дверь за Норманном и Джиной закрылась, Марджи бросила на Фернандо негодующий взгляд. Неужели он решил целиком возложить функции главного редактора на директора компании Сэлинджера, чтобы таким образом помешать ей занять эту должность?
– Не смотри на меня волчицей, Марджи, – сказал Фернандо. – Я в самом деле не имею никакого отношения к интервью, очеркам, статьям и другим материалам.
– Нет, имеешь! Ведь ты хозяин журнала.
– И чего же ты добиваешься? Чтобы я лично похлопотал за тебя, нажал на все тайные педали? – спросил он спокойным тоном.
– Я вовсе не это имею в виду! – вспыхнула она. – Я совсем не хочу, чтобы ты вмешивался в мои профессиональные дела. Я хочу добиваться успехов в своей карьере сама, без посторонней помощи и вмешательства.
– Ну и прекрасно. А я не собираюсь вмешиваться в твои профессиональные дела.
Она не верила ему, но для продолжения дискуссии уже не было времени, потому что в этот момент в палату вошел доктор Макнэйр и занялся обследованием Шона.
– Ему стало значительно лучше, – сказал врач и, весело улыбнувшись отцу и сыну, что-то записал в блокноте. – Ваш мальчик – настоящий маленький гладиатор. Его иммунная система бесстрашно ринулась в бой с инфекцией и победила ее гораздо быстрее, чем я ожидал. Но вы должны будете в течение ближайших нескольких месяцев внимательно наблюдать за ним, чтобы упредить любой рецидив болезни.
– Мы обязательно будем помнить о вашем указании, доктор. Спасибо, что помогли сыну, – сказал Фернандо и стал собирать вещи Шона, между тем как Марджи занялась его переодеванием.
– Ты вернулась сюда на машине? – спросил ее Фернандо и подхватил Шона на руки.
– На такси.
– Хорошо. Тогда мы поедем на моем «пежо», – сказал он и перекинул через плечо сумку с вещами сына. – Ну а теперь – вперед, дети мои.
Фернандо ехал довольно быстро и в то же время достаточно осторожно, чтобы не оказаться причастным к какому-нибудь дорожному недоразумению. Марджи молчала и с улыбкой слушала не прекращавшийся ни на минуту щебет Шона. Перед ее глазами то и дело всплывало лицо врача, внушавшего им, что они должны внимательно наблюдать за сыном во избежание повторной вспышки болезни. Мысль о том, что коварный вирус может каким-то образом воскреснуть, не на шутку пугала ее.
– С тобой все в порядке? – Фернандо бросил на нее беглый взгляд. – Если ты действительно намерена взять это интервью в понедельник, я могу остаться с Шоном.
– Спасибо, ты очень любезен, но… я вынуждена отказаться от твоих услуг, потому что я решила не рваться на новую редакторскую должность.
Фернандо искоса взглянул на нее, и одна его бровь изогнулась высокой дугой.
– Означает ли это, что ты… – Но он не договорил – она перебила его:
– Это означает, что я долго думала над словами доктора Макнэйра и пришла к выводу: всякая работа для меня, какой бы престижной и высокооплачиваемой она ни была, – ничто по сравнению со здоровьем моего сына. – Марджи уставилась на свои руки, плотно сжатые в замок и неподвижно лежавшие на коленях. – Поэтому я решила не карабкаться изо всех сил по служебной лестнице, и мне, может быть, даже придется работать за меньшую ставку, но зато я буду посвящать больше времени Шону.
– Что ж… Ты приняла незаурядное решение.
– Я знаю… – Ее губы тронула слабая улыбка. – Сын – самая большая ценность в моей жизни.
Спустя несколько минут Фернандо остановил машину перед ее домом и мягким голосом спросил:
– Не означает ли это, что ты настроена поехать со мной в Испанию? – Не дождавшись ответа, он взял ее руку в свою, и она тотчас почувствовала во всем теле жар и сладострастный трепет. – Должность главного редактора «Ветра перемен» освободится не раньше середины сентября, – сказал он. – Так что вы с Шоном могли бы провести лето на моей вилле, и за это время ты обдумала бы и решила вопрос о своей работе.
Предложение показалось Марджи весьма заманчивым. Но когда Фернандо излагал его, не имел ли он также в виду, подумала она, что до осени ей следовало бы решить и другой вопрос – выходить или не выходить за него замуж?
– Ты собираешься ехать в Испанию, па?
Тоненький голосок Шона заставил их на секунду замереть. Последние пять – десять минут его щебет уже не раздавался с заднего сиденья, и оба взрослых совсем выпустили из виду, что ребенок мог слышать, о чем они разговаривают.
– Пока я только думаю о такой поездке, сынок.
– Она будет деловая? – Шон уже привык к тому, что время от времени отец летал ненадолго в Европу по всяким рабочим делам.
– Мы поговорим об этом с тобой в другой раз, Шон, – уже не столь мягким голосом ответил Фернандо.
Марджи нравилось, что он старается избегать лжи, когда беседует с сыном. По существу, ей нравилось все в его поведении по отношению к Шону.
Обращаясь опять к ней, Фернандо сказал:
– Почему бы тебе не пригласить меня на домашний ужин? За вечерней трапезой мы могли бы продолжить нашу беседу.
– Конечно же, ма, пусть папа поужинает вместе с нами, – с энтузиазмом поддержал отца сын, – а я потом покажу ему, какую я соорудил железную дорогу!
В черных глазах Фернандо затанцевали смешинки, и он, повернувшись к ней, спросил:
– Ну что скажешь?
Марджи не колебалась и доли секунды; пожав плечами, она ответила:
– Что ж, милости прошу.
Марджи испытывала какое-то странное чувство, находясь в кухне и зная, что Фернандо в это время играет наверху с Шоном. Она прислушивалась к отдаленному шуму игрушечного поезда и звонкому смеху сына и счастливо улыбалась, получая от этих звуков необъяснимое удовольствие. Шон вряд ли был бы сейчас в таком приподнятом настроении, если бы с ним не забавлялся отец… А если бы она не пригласила Фернандо в дом, их сын наверняка впал бы в уныние и ее слух не ласкал бы так его веселый смех.
Тогда как же ей следует поступить? Переехать с ним и Шоном в Испанию и там начать новую жизнь?
Но брак без любви – не выход из положения, сурово одернула она себя. А ее сердце не горело любовью к этому человеку, разве не так?… Вчерашний эпизод в спальне был просто минутным проявлением ее слабости. Просто ей вдруг захотелось мужчину и, может быть, даже не обязательно его. Просто захотелось секса; захотелось оказаться в постели, может быть, даже с любым мужчиной. С любым ли?…
Фернандо поднялся с пола, оставив Шона наедине с гремящими вагончиками и мигающими светофорами, и спустился на первый этаж. Дверь в кухню была приоткрыта, но он не стал сразу проходить вперед, а прислонился к косяку и несколько минут наблюдал за Марджи, которая, казалось, не заметила его появления. Погруженная в свои мысли, она стояла у кухонного стола и нарезала тоненькими кусочками перец, а затем аккуратно опускала эти кусочки в сковородку с шипящим маслом. Интересно, о чем она сейчас думает…
Косые лучи предзакатного солнца густо струились в окно позади нее, мягко скользили по ее длинным светло-русым волосам, а когда она поворачивала голову, они, казалось, рассыпались на мириады мерцающих искорок по всей комнате. Часть этих искорок оседала на ее гладкой коже, темных ресницах, пухлых губах. Он заметил, как ее голубое платье плотно облегало грудь, бедра, каждый изгиб упругого тела, и ему вдруг вспомнилось страстное, безудержное притяжение, которое, словно вспыхнувшая электрическая дуга, так внезапно возникло вчера между ними. Ему пришлось сжать в кулак всю свою волю, чтобы отступить от нее, сделать шаг назад. А ему так хотелось дойти до конца и овладеть ею… И это же, вчерашнее, желание проснулось в нем сейчас, только оно было еще более неистовым.
Разумеется, она не могла бы отвечать ему такой же страстной и глубокой взаимностью, если бы в самом деле была влюблена в Норманна. Но неожиданно в его памяти всплыл эпизод в их отношениях, когда она все-таки ответила ему страстью, несмотря на то что уже любила в то время другого. И другим был не кто иной, как его родной брат.
Фернандо вспомнил, каким страдальческим сделалось лицо Ники, когда он признался младшему брату, что встречается с Марджи. Страданием были пронизаны и слова брата, которые до сих пор не выходили из головы Фернандо: «Как ты мог так поступить со мной, Фернандо? Ведь она моя, черт бы тебя побрал!… На этой женщине я собираюсь жениться…»
Когда Фернандо сказал в тот день Ники, что встречается с Марджи, у того не возникло даже подозрений о существовании интимной связи между боготворимой им женщиной и его старшим братом. Во время того разговора с Фернандо он лишь наивно воскликнул: «Неужели тебе непонятно, почему она встречается с тобой? Только из-за карьерных соображений – она рассчитывает на твою помощь. Но любит Марджи меня… Она бережет себя для меня, и интимной близости между нами не было до сих пор лишь по одной причине: мы хотим, чтобы наша свадебная ночь стала особенной».
Однако свадьбе не суждено было состояться.
Теперь Фернандо пытался вычеркнуть из памяти тот горький разговор с братом, но у него ничего не получалось. Он любил Ники, и воспоминания о той боли, которую он причинил ему, чувства глубокого сожаления и вины до сих пор терзали его. Иногда в кошмарных сновидениях перед ним всплывало лицо брата, искаженное яростью, со слезами, обильно льющимися по вздрагивающим щекам и подбородку.
Тот разговор, с первых же фраз вылившийся в тяжелую ссору, долго преследовал Фернандо. Чувство вины перед братом было настолько мучительным, что порой он не мог спокойно смотреть в глаза Марджи. И тем не менее в нем никогда не угасало желание целовать ее, обладать ею, заключать в свои объятия… Его стало тянуть к ней еще больше после того, как месяц или полтора назад он увидел ее вместе с Норманном. Они выходили из ресторана, и рука мужчины уверенно лежала на талии Марджи. Она не заметила его. Не заметила, насколько он был шокирован увиденной картиной. И в этот самый момент он с пронзительной ясностью осознал, что ему не следует больше сожалеть о прошлом. Отныне он должен смотреть в будущее, которое теперь представлялось ему неотделимым от Марджи и Шона.
Фернандо шагнул вперед, и Марджи, увидев его, удивленно воскликнула:
– И долго ты здесь стоял?
– Недолго. Тебе чем-то помочь?
– Нет, спасибо. Все находится под контролем.
Если бы так оно и было на самом деле! Возможно, приготовление пищи было под контролем, но только не ее тело и чувства. По крайней мере, только не в эту минуту. Он был слишком близко, чтобы она могла сохранять равновесие и спокойствие. Ее сразу бросило в жар, нервы превратились в трепещущие провода. Стоит ей сейчас повернуться – и она окажется в его объятиях…
В голове ее в унисон с участившимися ударами сердца застучали слова матери: «Но ведь ты любишь его. И любила всегда… Может быть… тебе пора наконец избавиться от этой глупости из глупостей – гордыни – и сделать шаг навстречу ему?»
– Значит, ты всерьез решила не добиваться повышения в журнале «Время и люди»? – спросил он, продолжая стоять почти вплотную около нее.
– Всерьез.
– Давай уедем вместе в Испанию, Марджи. – Фернандо уперся обеими руками в кухонный стол так, что она оказалась зажатой между его локтями. – Клянусь, тебе там понравится. – Марджи зажмурилась, чтобы не видеть так близко его черных глаз, жадно буравивших ее. -И Шону на земле его предков по отцовской линии тоже наверняка понравится. Ведь он уже почти свободно говорит по-испански и будет чувствовать себя там как дома…
Она молчала.
– Так что же ты думаешь о моем предложении?… Ты согласна? – Он говорил мягким, бархатным голосом. – Я думаю, мы уже достаточно взрослые и сумеем подобрать в браке ключи друг к другу. Мы оба знаем, чего хотим…
И вдруг ее мозг будто пронзила и осветила молния: Марджи бесповоротно поняла, что любит этого человека! Она осознала, что ее мать была права: любовь к Фернандо никогда не уходила из ее сердца, ей удавалось лишь искусно маскировать ее.
Вчера, едва он прикоснулся к ней, она повела себя в точности так же, как вела себя с ним во время их первой встречи пять с половиной лет назад: ее тело, душа, жизнь – все было целиком и полностью в его власти…
– Я никогда не считала для себя возможным выйти замуж по какой-либо иной причине, кроме любви, – тихо пробормотала Марджи.
– А ты любишь Норманна? – Его голос прозвучал жестче и резче.
Она равнодушно пожала плечами и нарочно солгала:
– Может быть…
– Истинно влюбленные никогда не говорят о своей любви таким неуверенным тоном, – с саркастической ухмылкой заметил он.
– Гм… Шон не очень-то тянется к Норманну. Его глаза скользнули по ее губам.
– Если бы я и согласилась выйти за тебя замуж, этот шаг был бы сделан мною только ради Шона. – Ее голос дрогнул; после короткой паузы она добавила: – Никаких других причин для этого нет.
– Разумеется. – Он улыбнулся. – Означает ли это, что ты согласна ехать со мной в Испанию?
Марджи не готова была прямо ответить на его вопрос и начала рассуждать вслух:
– Конечно, я не хочу, чтобы Шон рос без отца… Мне становится не по себе от одной только мысли, что, если я расстанусь с тобой навсегда, для него это обернется тяжелым ударом.
Она отчаянно искала оправдание как для его намерений, так и для своих действий; ее сердце бешено колотилось, а мысли безудержно кружили и неслись неизвестно откуда и куда. Никогда еще в жизни ей не приходилось оказываться на таком трудном перепутье, когда чувства тянули в одну сторону, а рассудок в другую.
– Марджи, спустись наконец на землю! – Его голос прозвучал, как удар гонга, а взгляд черных глаз, казалось, вонзился в ее губы. – Ты выйдешь за меня замуж?
На миг между ними воцарилась невообразимая тишина, и в этой тишине трепетным шепотом было произнесено одно коротенькое слово:
– Да.
Она увидела победную вспышку в его глазах и в ту же секунду возненавидела себя за то, что так легко сдалась. Но она ничего не могла с собой поделать. Потому что стремилась к этому человеку всем сердцем. Потому что любила его.
Фернандо взял в обе ладони ее лицо и сказал:
– Ты никогда не пожалеешь об этом – о том, что приняла единственно правильное решение для Шона и… для всех нас. – А в следующее мгновение он сугубо деловым тоном добавил: – На следующей неделе мы отправляемся в Испанию, где и поженимся. Если я сразу подам заявку на особое разрешение, церемония бракосочетания может состояться в пределах десяти дней.
– Десяти дней? Это слишком быстро!
– Нет, не слишком. – Он нежно погладил ее по щеке. – Мы и так потеряли много времени.
– И все-таки лучше подождать и оформить брак здесь, в Нью-Йорке…
Дав Фернандо согласие, Марджи тут же запаниковала. С одной стороны, ее испугало принятое ею решение, а с другой, она вся так и трепетала от волнения и от предвкушения новой жизни.
– Я знаю, тебе захочется, чтобы на нашей церемонии присутствовали твоя мама и друзья, – сказал он. – Тут никаких проблем не возникнет. Я, не откладывая, закажу для них авиабилеты. Но поженимся мы в Испании, Марджи.
Фернандо говорил твердым, решительным голосом. От быстроты, с какой он действовал, она пришла в полное замешательство. В эту минуту ей хотелось заняться с ним любовью, а сроки свадьбы, полагала она, можно было бы обсудить и попозже.
– Даже не знаю, – тон ее голоса был довольно неуверенный, – но ты, кажется, немножко спешишь.
– Я же сказал, что мы и так потеряли много времени.
– Мамочка, я хочу спать…
Появление сына в дверях оказалось для них полной неожиданностью. Марджи рванулась к нему и с ходу подхватила на руки.
– Устал, маленький? – Ее рука ласково ворошила его волосы. – Сегодня у нас у всех был такой долгий день…
Взглянув на отца, Шон спросил озабоченным голосом:
– Ты еще остаешься поужинать, папуля, ведь да?
Фернандо кивнул, подошел ближе к нему и сказал:
– Отныне, сынок, ты будешь видеть меня гораздо чаще.
Марджи взглянула на Фернандо, прочла вопрос в его глазах, и ее сердце забилось сильно и неровно.
– Сказать ему? – мягко спросил он ее.
Она заколебалась, потому что знала – как только они посвятят во все Шона, ей уже отступать от своего решения будет нельзя.
– Марджи? – Фернандо смотрел на нее с таким напряженным ожиданием, что у нее защемило сердце. И она молча кивнула в знак согласия.
– Да, давай скажем ему все, – сказала она, прижимая к груди сына и с волнением думая о том, что новость об их женитьбе несказанно обрадует его.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Избавься от гордыни - Колдер Эйлин

Разделы:
Пролог123456789101112

Ваши комментарии
к роману Избавься от гордыни - Колдер Эйлин



книга супер.
Избавься от гордыни - Колдер Эйлиннаталья
6.12.2011, 20.21





не супер, на 3+
Избавься от гордыни - Колдер Эйлиноксана
11.04.2012, 17.12





Полная ерунда
Избавься от гордыни - Колдер ЭйлинОльга
11.04.2012, 22.12





Хороший романчик о любви.Опять есть коварная соперница и обстоятельства,которые разлучают влюбленных.Но любовь все побеждает.
Избавься от гордыни - Колдер ЭйлинНа-та-лья
26.10.2015, 11.13





Бестолковый роман:4/10.
Избавься от гордыни - Колдер ЭйлинЯзвочка
26.10.2015, 17.26





Да-а-а, ну накручено, столько не стыковок.
Избавься от гордыни - Колдер Эйлиниришка
26.10.2015, 23.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100