Читать онлайн А что дальше?, автора - Колдер Эйлин, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - А что дальше? - Колдер Эйлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.46 (Голосов: 74)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

А что дальше? - Колдер Эйлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
А что дальше? - Колдер Эйлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Колдер Эйлин

А что дальше?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Было почти восемь часов вечера, когда раздался звонок в дверь. Если это Ленард, значит, он приехал на полчаса раньше назначенного времени.
Клеменси поспешила в прихожую, попутно взглянув в зеркало и убедившись, что выглядит неплохо. Когда она открыла дверь, перед ней предстал Ленард с большим букетом в руках.
– Еще цветы? Спасибо!
Она приняла букет и зарделась, когда Ленард наклонился, чтобы поцеловать ее. В последний момент Клеменси чуть повернула голову, и губы Ленарда лишь коснулись ее щеки.
– Пахнет чем-то вкусненьким, – заметил он, спустя несколько секунд, ничуть не обескураженный неудачей.
– Я готовлю жаркое. Но ты приехал немного раньше…
– Целых четыре дня я тебя не видел, и мне не хотелось ждать еще полчаса.
– Ленард, я же помню, как говорила тебе, что в душе я романтик. Но, с другой стороны, я прекрасно понимаю, что наш брак будет просто сделкой. Так что не трать силы на елейные речи.
Она провела его в гостиную и только хотела скрыться за дверью, как Ленард схватил ее за руку и, глядя прямо в глаза, отчеканил:
– Да, мы решили заключить сделку. Но я с самого начала недвусмысленно дал тебе понять, что частью ее должно быть стремление обеих сторон поддерживать добрые отношения. Я хочу, чтобы наш фиктивный брак как можно больше походил на настоящий и чтобы мы оба стремились к этому.
На лице Клеменси не дрогнул ни один мускул.
– Но мы еще не женаты, и, мне сдается, нет никакого смысла пытаться внушать себе чувства, которые на самом деле отсутствуют.
Ей стоило больших усилий сказать это. Готовя ужин, Клеменси только и думала, что об их отношениях. Она ни на минуту не забывала, что Ленард, предлагая ей выйти за него замуж, исходил из сугубо деловых соображений, как не забывала и о том, сколь жестоко он обошелся с ее отцом. Клеменси также отдавала себе отчет в том, что ей следовало распрощаться со всеми романтическими иллюзиями, которые туманили ее мозг, иначе через год, когда их брачный контракт закончится, она останется с разбитым сердцем.
– И все-таки нам следует сообща начать движение в том направлении, в каком мы его запланировали, – сказал Ленард.
Клеменси хотела, было вырваться, но он притянул ее к себе и крепко поцеловал в губы. Клеменси почувствовала, что в ней разгорается такой же пожар, каким охвачен в эту минуту Ленард. Сам факт, что этот мужчина с легкостью возбудил в ней страсть, вызвал у нее яростный протест, но поздно: Клеменси уже ничего не могла поделать с собой, чтобы противостоять пожирающему ее невидимому огню.
– Вот это уже лучше, – с нескрываемым удовлетворением пробормотал Ленард, выпуская ее из объятий. – Это уже ближе к реальности.
– Мы решили заключить брак по расчету, и только! – гневно напомнила она. – Наш семейный союз никогда не станет реальностью в полном смысле этого слова!
– Но какой смысл идти на жертвы, если ты не можешь или не хочешь сыграть отведенную тебе роль правдиво и убедительно? Когда ты будешь стоять рядом со мной на предвыборных митингах, когда люди будут смотреть на нас как на законную супружескую чету, наши жесты, мимика, разговор должны быть правдивы и убедительны. Я хочу, чтобы все думали, что мы очень любим друг друга.
– В том числе и Беатрис? – не удержалась от сарказма Клеменси.
Ленард нахмурился.
– Беатрис не имеет никакого отношения к нашей договоренности.
– Если ты так считаешь… – Она пожала плечами. – Но я не могу отделаться от мысли, что твои поступки в большинстве своем продиктованы уязвленной мужской гордостью. Тебе не понравилось, что твоя подружка ушла к другому, вот ты и решил отомстить ей: дал знать, что у тебя появилась другая женщина и ты снова на коне.
– Меня волнует сейчас одно: как победить на выборах мэра, – отрезал Ленард. – И я хочу быть уверенным, что ты справишься со своей ролью подобающим образом. Мне не понравится, если ты будешь отворачиваться от меня всякий раз, когда я вдруг вздумаю поцеловать тебя, шепнуть на ушко какую-нибудь безобидную глупость или от души выразить восхищение какими-то твоими достоинствами или поступками.
– Иными словами, ты хочешь в течение года фарисействовать, – подытожила Клеменси.
– А ты хочешь за это время вернуть себе усадьбу, – парировал он, прямо глядя ей в глаза. – Так что не будь ханжой, не пытайся унизить меня.
Во внезапно воцарившейся тишине Клеменси отчетливо услышала стук собственного сердца. Она искренне пожалела о словах, сказанных ею минуту назад, и прошептала:
– Ты прав.
Не успел Ленард переступить порог моего дома, как я начала пререкаться с ним, укоряла себя Клеменси. Придется учиться спокойствию и самообладанию. Вот Ленард держит эмоции под замком, поэтому я не всегда могу угадать, о чем он думает, что чувствует в данную минуту. Сейчас, например, выражение его красивого лица абсолютно непроницаемо.
– Пойду-ка посмотрю, как там наш ужин. – Беспечный тон дался Клеменси с трудом. – Можешь остаться в гостиной, если хочешь.
Но Ленард отрицательно помотал головой и последовал за ней в кухню. Прислонившись спиной к косяку, он стал наблюдать, как Клеменси суетится у плиты.
– Могу я чем-то помочь тебе? – спросил он таким тоном, будто они уже давно женаты и будто диалога, который состоялся несколько минут назад, не было совсем.
– Можешь открыть вино.
Ленард кивнул и подошел к полке, заставленной всевозможными бутылками.
– Давай попробуем изделие с твоего виноградника. – Он откупорил бутылку, налил немного вина в бокал и, поднеся к носу, понюхал, после чего сделал пару глотков. – Чудесный букет, приятный тонкий аромат… хорошая консистенция. – Скользнув взглядом по длинной, обтягивавшей бедра бледно-зеленой юбке Клеменси, он добавил: – Все, как у самой хозяйки винных запасов.
Клеменси была польщена, но не собиралась показывать это. И вообще после перепалки с Ленардом она старалась не думать ни о чем серьезном.
– Это вино из урожая прошлого года, – сообщила Клеменси. – С тех пор у меня возникли кое-какие проблемы с виноградными лозами.
– Тебе нужна помощь… хороший персонал. – Он пожал плечами. – Но не волнуйся. Я что-нибудь придумаю, как только мы поженимся.
Клеменси испытующе посмотрела на него.
– Я просто хотела сказать, что готова принять самое непосредственное участие в работе, ведь этот виноградник принадлежал нескольким поколениям моих предков. Для меня это очень важно.
На какой-то миг возникла пауза, затем Ленард сказал:
– Не беспокойся, Клеменси. Я буду обговаривать с тобой каждую фазу работ, связанных с приведением усадьбы в порядок.
Клеменси взглянула ему прямо в глаза и твердым голосом повторила свою мысль:
– Я хочу не просто обсуждать проводимые работы, а непосредственно участвовать в них.
– Хорошо. – Ленард равнодушно пожал плечами. – Как пожелаешь. Я не смогу препятствовать твоему участию в работах на винограднике, если ты будешь соблюдать условия нашей договоренности. – Его глаза вновь заскользили по ее фигуре, и она напряглась от чувственного волнения. – Кстати, ты выглядишь сегодня потрясающе.
– Спасибо. – Она постаралась принять комплимент с самым непринужденным видом. – Надеюсь, мое угощение понравится тебе не меньше, чем мои внешние данные. Если такое случится, это будет просто чудо. – Клеменси усмехнулась и весело взглянула на гостя. – Кэрри считает, что, если ты не отвернешься от приготовленной мной пищи, значит, любишь… – Она мгновенно прикусила язык, но было уже поздно: слово не воробей. Надо же, какую глупость она сморозила! Ведь Ленард не любил ее, никогда даже не делал вида, что любит! – Э-э-э… ты ведь понимаешь, что я имею в виду, – поспешно закончила Клеменси.
– Разумеется, – без всяких эмоций ответил он, хотя в его глазах блеснули озорные огоньки. – И, пожалуйста, не переживай. Меня не так уж и возбуждает твое кулинарное искусство… В моем понимании, кухня из всех комнат в доме наверняка занимает лишь второе место.
После этих слов Клеменси вспыхнула, однако, встретившись со смеющимися глазами Ленарда и поняв, что он подтрунивает над ней, негодующе пробормотала:
– Это не смешно…
Он добродушно ухмыльнулся.
– А я и не утверждаю, что в такой расстановке комнат по их значимости есть что-то смешное.
Никогда еще она не осознавала физической близости мужчины так остро, как в эту минуту. Ленард стоял рядом и разглядывал ее без всякого стеснения – Клеменси даже показалось, будто он прикасается к ней всем телом.
Через минуту Клеменси удалось взять себя в руки и снова заняться ужином. К счастью, все у нее получилось удачно, и вскоре приготовленные ею блюда были разложены по тарелкам.
Столовая уже погружалась в вечерний сумрак, но в ней еще не было темно: по всей комнате рассеивался приглушенный свет от горящих в камине дров. Клеменси включила торшеры и с помощью Ленарда расставила блюда на столе из розового дерева.
– Из твоих слов я понял, что Кэрри уже знает о наших свадебных планах, не так ли? – спросил Ленард, галантно выдвигая для нее стул.
– Я сообщила ей сегодня, когда мы встретились за ланчем.
– И как ты ей это преподнесла? – Ленард сел за стол напротив Клеменси.
– Если тебя волнует, сказала ли я ей, что брак мы будем заключать по расчету, то отвечаю: не сказала.
Он одобрительно кивнул.
– Я знаю, вы с ней очень близкие подруги, но мне приятно слышать, что ты сохранила нашу тайну… Чем меньше людей будут знать, тем лучше.
– Правда о нашем браке не способствовала бы созданию выгодного представления о тебе у избирателей, не так ли? – пробормотала Клеменси.
– Наша частная жизнь – личное дело, касающееся только нас. Это блюдо великолепно, Клеменси, – сменил он тему разговора. – А ведь ты, кажется, пыталась внушить мне, что не умеешь готовить. Или я ошибаюсь?
– Знаешь, когда стоишь у плиты и что-то жаришь, печешь или варишь, все порой становится похоже на ловлю кота в мешке, – заметила она с улыбкой, – то есть готовишь на ощупь, наугад, по интуиции.
– Как только ты переедешь ко мне, тебе не нужно будет заниматься никакой готовкой, – заверил Ленард. – Разумеется, за исключением случаев, когда ты пожелаешь развлечься у плиты… Дело в том, что я держу домоправительницу, которая приходит на работу ежедневно и наряду с другими делами занимается также кухней. Ее зовут Рената Бэй.
Клеменси не стала скрывать свое недовольство.
– Ты рассуждаешь так, – проворчала она, – словно весь год нашей совместной жизни уже запрограммирован. Насколько я поняла, мы будем жить у тебя?
– Да, мне так удобнее во всех отношениях. В доме у меня оборудован офис, там будет штаб моей предвыборной кампании. Но, если ты предпочитаешь, чтобы мы жили на твоей территории, я готов перебраться сюда. Главное, чтобы тебе было удобно, и чтобы ты была счастлива.
От последних слов Ленарда лед в ее душе растаял, и все «здравые и бескомпромиссные» намерения, которыми Клеменси решила, было впредь руководствоваться в своих отношениях с этим мужчиной, начали испаряться, как дождевые лужи после летней грозы. Его темные глаза словно пронзали ее насквозь, и в этот момент, может быть, под магнетическим воздействием этого взгляда Клеменси вдруг вспомнила, как они целовались. Ей просто не верилось, что этот человек вскоре станет ее мужем. Не верилось, что они обсуждают, где им лучше жить после бракосочетания. Клеменси польстило, что Ленард предоставил ей возможность сделать выбор, и она решила пойти ему навстречу.
– Нет, будет проще, если я переберусь к тебе.
– Полагаю, тебе в моем доме будет уютно.
– Не сомневаюсь.
Ленард жил в огромном особняке, построенном в начале прошлого века. В отличие от ее дома все здесь говорило о том, что предки нынешнего хозяина особняка из поколения в поколение жили на широкую ногу – Внутри дом был таким же роскошным и элегантным, каким выглядел снаружи.
– Так, значит, мы договорились?
Она кивнула в знак согласия, и Ленард улыбнулся.
– Прекрасно. А теперь посмотрим наш график на ближайшие дни. В субботу мы с тобой вылетаем в Лас-Вегас. Билеты я заказал.
Клеменси медленно поставила на стол бокал с вином и уставилась на Ленарда.
– Зачем? – прошептала она.
Он расхохотался.
– Как зачем?! Чтобы стать мужем и женой. В Вегасе расписывают быстрее, чем где-либо.
Клеменси была ошеломлена. Ей казалось, что в эту минуту она выглядит так же, как выглядела сегодня днем Кэрри, узнав, что подруга выходит замуж за Ленарда.
– А не торопимся ли мы? – пробормотала она.
– Время не ждет. Выборы уже на носу.
– Но ведь в Лас-Вегасе…
– Я полагаю, при сложившихся обстоятельствах нам с тобой надо улизнуть из города и тайно обвенчаться в Лас-Вегасе, – ласково перебил ее Ленард. – Будет лучше, если церемония нашего бракосочетания пройдет незаметно, скромно… Мы можем расписаться в какой-нибудь часовне на Стрипе. Потом на пару дней задержимся в городе, осмотрим достопримечательности… получше узнаем друг друга.
– Мне кажется, мы уже достаточно знаем друг друга.
– Но не в том смысле, какой я имею в виду.
Она обомлела. Ее сердце на мгновение замерло, а затем заколотилось с такой бешеной силой, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Клеменси поняла, что Ленард имел в виду – разделить с ней ложе.
– Я имею в виду, что нам следует узнать друг друга в роли молодоженов, празднующих свой медовый месяц, – тем же ласковым тоном пояснил он, подтверждая ее догадку.
– Я поняла, Ленард. – Клеменси приложила максимум усилий, чтобы не покраснеть, но все равно зарделась как маков цвет. – По правде сказать, мне просто не хочется говорить о таких вещах.
– Почему же? – Его голос по-прежнему был спокойным, почти безразличным.
– По причинам, вполне понятным, как я полагала, даже самым бесчувственным из мужчин, – буркнула Клеменси.
Заметив, что Ленард сложил нож и вилку на тарелке, она встала и начала убирать со стола – ей хотелось чем-то занять себя, не терпелось скрыться от внимательных глаз Ленарда и собраться с мыслями.
– Я отнесу все это в кухню, – пробормотала Клеменси и, глядя себе под ноги, вышла из столовой.
Однако гость не собирался оставлять ее и, встав из-за стола, последовал за Клеменси. Она решила, что самое правильное в этой ситуации решение – это продолжать играть роль гостеприимной хозяйки.
– Могу предложить на десерт землянику со сливками. Или ты хочешь просто выпить чашечку кофе?
Ей стоило невероятных усилий говорить нормальным голосом, чтобы Ленард не обнаружил, как она взволнована и встревожена, потому что не может совладать со своими мыслями и чувствами, уже мчавшими ее с бешеной скоростью к самому важному пункту в программе их медового месяца.
Однако от Ленарда трудно было что-либо скрыть. Он нежно взял Клеменси за руки и, пытливо заглянув в глаза, спросил:
– Ты боишься физической близости со мной?
– Я ничего не боюсь.
Клеменси заглянула в его темно-карие глаза и едва не утонула в них. Она поняла, что сделала ошибку, произнеся эти слова. Ленард не мигая смотрел на нее, и ей казалось, что его взгляд проникает в самую душу.
– Я буду, ласков с тобой, – сипло пробормотал он и поцеловал ее.
Клеменси вернула поцелуй – поначалу робко, потом смелее, а через минуту ее руки уже обвивали шею Ленарда, а горячие губы жадно требовали продолжения. Клеменси ощущала тепло мужского тела даже сквозь ткань своей блузки и рубашки Ленарда, и это еще более возбуждало ее.
Он нежно взял ее лицо в ладони и прошептал:
– Я с нетерпением жду момента, когда мы окажемся в постели. И я хочу, чтобы физическая близость принесла нам обоим удовлетворение и радость.
Клеменси отпрянула. Рядом с Ленардом она теряла над собой контроль, слишком рьяно реагировала на его ласки. А ей следовало вести себя осторожнее, всегда быть начеку, чтобы вдруг не открыть ему свое сердце, не выдать чувств, которые испытывала к нему. В конце-то концов, этот человек ей враг: за то, как он поступил с ее отцом, ему нет прощения. Она не должна забывать об этом, не должна ронять перед ним своего достоинства.
– Я сделаю все возможное, чтобы мы получили от этого удовольствие, хотя мне будет, пожалуй, нелегко справиться с новой ролью, – пробормотала Клеменси.
Он приподнял двумя пальцами ее подбородок и, глядя ей прямо в глаза, сказал:
– Я думаю, ты справишься с ней великолепно.
– Рада, что ты веришь в меня. – Она отвела его руку. – Я хотела бы так же верить в тебя.
– Не волнуйся. Надеюсь, я смогу доставить тебе удовольствие. – Губы Ленарда тронула едва заметная ухмылка. – Может быть, нам следует провести репетицию? Как ты на это смотришь?
Его грубоватое предложение вызвало у Клеменси негодование и ярость, однако она вынуждена была признать, что к этим двум чувствам примешиваются не менее сильные желание и страсть.
– Мне кажется, тебя что-то беспокоит, – полушутя-полусерьезно сказал Ленард.
– Меня беспокоит одно: выполнишь ли ты обязательства, которые возлагаются на тебя в рамках нашей договоренности? – Голос Клеменси противно дрожал, и она ненавидела себя за это, завидуя спокойствию и невозмутимости Ленарда. – Сразу хочу предупредить: я не имею в виду интимные отношения.
Ленард недоуменно вскинул брови.
– А тогда какие же?
Клеменси ждала этого вопроса: Ленард то и дело стремился дать понять, что постель является частью их сделки, и это обстоятельство вызывало у девушки бурю бессильного протеста. Как можно говорить о таких сокровенных вещах, как сексуальная близость, с цинизмом и грубым сарказмом?
– Я больше беспокоюсь о том, что ждет нас в конце нашего годичного контракта, – объяснила Клеменси. – Сдержишь ли ты свое слово и вернешь ли мне мой виноградник, а также наведешь ли порядок в моем хозяйстве и спишешь ли долги?
Ленард нахмурился и недовольно пробурчал:
– Вы полны неожиданностей, мисс Эгфорс. Девушке, называющей себя романтиком, торгашество не к лицу.
– Я не дурочка, Ленард, – холодно заметила она.
– А я никогда и не сомневался в этом.
– Тогда ты не вправе осуждать меня за сомнения. В самом деле, почему я должна верить тебе, если ты столь ужасно обошелся с моим отцом?
– Я полагал, мы давно закрыли этот вопрос, поставили на нем крест. – В его голосе, как показалось Клеменси, появились угрожающие нотки.
– Ничего подобного! Я никогда не соглашусь на такое! – запротестовала она. – Разумеется, тебе было бы гораздо удобнее, если бы я просто закрыла глаза на то, как ты разорил моего отца, погубил его…
– Я не разорял Роба.
– Ты потребовал возвращения кредита в самое неподходящее для него время. А это, считай, равнозначно разорению… Я никогда не забуду об этом. – Клеменси заставила себя посмотреть ему прямо в глаза, а в следующий миг с ее губ сорвались слова, которые она вовсе не собиралась произносить: – Мне кажется, при складывающихся обстоятельствах нам следует составить и подписать брачный контракт.
Ленард изумленно уставился на нее.
– Я не требую чего-то еще, что выходило бы за рамки нашей договоренности, – затараторила Клеменси, боясь, что он перебьет ее. – Но я буду чувствовать себя спокойнее, если на руках у меня окажется документ, на котором черным по белому будут изложены все мои права и обязанности.
– И все только потому, что ты не доверяешь мне, – глухим голосом констатировал он.
– Ты ставишь мне мои сомнения в укор? После такого обращения с моим отцом…
Его лицо стало хмурым и строгим.
– К твоему сведению, я раньше тебя решил, что нам нужно подписать контракт. Мой адвокат уже работает над ним.
Клеменси не знала, как реагировать на эти слова. Если она и предложила сама оформить юридический документ до заключения брака, то сделала это в порыве гнева с целью нанести Ленарду ответный удар, дать понять, что никому не позволено обращаться с ней, как с игрушкой. Тот факт, что Ленард уже распорядился подготовить такой документ, говорил лишь о том, с каким холодным расчетом и цинизмом относился он к женитьбе.
– Клеменси, если ты хоть еще раз заведешь речь о том, как я плохо обращался с твоим отцом, боюсь, у меня могут вырваться слова, о которых я потом буду сожалеть. – Он говорил насмешливо и очень язвительно.
– И какие же, интересно, слова могут у тебя вырваться? Может быть, сожаление или мольба о прощении за содеянное? – Ее глаза вспыхнули недобрым огнем. – А что еще тут можно сказать?
– Мне не о чем сожалеть, не за что просить прощения. – Тон Ленарда ничуть не изменился. – И я действительно предупреждаю тебя в последний раз. Больше я не намерен выслушивать от тебя обвинения.
– Не сомневаюсь…
– Я говорю серьезно, Клеменси.
Это прозвучало зловеще. Казалось, Ленард на волосок от срыва, однако на Клеменси это не произвело впечатления, и она твердо сказала:
– Извини, но я не могу обещать, что не вернусь больше к теме, связанной с отцом. Все дело в том, что для меня она – как нож в сердце.
– Нет, Клеменси, дело вовсе не в этом, а в том, что твой отец сам уготовил себе такую судьбу. Я потребовал от него вернуть деньги только по одной причине: он их проигрывал. Да, твой отец был игрок, картежник. Я пытался взывать к его здравому смыслу, пытался помочь ему осознать свои обязанности, ответственность перед тобой. И я вовсе не хотел выбить у него из-под ног почву, тем более разорить, погубить… У меня даже в мыслях никогда не было ничего такого.
– Да ты в своем уме, Ленард?! О чем ты огворишь?! – Клеменси отказывалась верить обственным ушам. – Мой отец не играл на деньги!
– Нет, играл, и как играл!
– Ты лжешь! – Клеменси объял ужас. – Ты придумал все это, чтобы предстать передо мной в лучшем свете! Ты не человек, а дьявол!
– Я ничего не придумываю. Я не собирался, не хотел говорить тебе об этом. Не хотел разрушать образ отца, оставшийся в твоей памяти. Роб и сам просил меня не рассказывать тебе о его пагубной страсти, ибо боялся, что, узнав об этом, ты перестанешь уважать его. Но, честно говоря, Клеменси, из-за твоих постоянных укоров мне ничего не оставалось, как раскрыть тебе эту тайну. Ты должна знать ее. Мы не можем дальше нормально общаться, без конца обвиняя друг друга. Мы должны строить наши отношения на взаимном доверии.
– Я не верю тебе. – Ее голос задрожал. – Как ты мог придумать такую чудовищную ложь? Я ненавижу тебя…
– Прекрати сейчас же! Ты же знаешь, что я не способен лгать о таких вещах, ибо это слишком важно для тебя… для нас. Я честен перед тобой. Я пожертвовал бы чем угодно, чтобы только не сообщать тебе правду об отце, но ты вынудила меня открыть печальную тайну Роба.
И вдруг Клеменси поняла, что Ленард говорил правду. Она тяжело вздохнула и смахнула с ресниц набежавшие слезы.
– Не думай о нем слишком плохо, Клеменси. Да, у твоего отца были проблемы, но это не означает, что он не любил тебя. Ты была для него самым дорогим существом на свете.
– Да разве я не чувствовала это?! – прошептала она срывающимся голосом. – Теперь я думаю, что на самом деле не знала его до конца.
Слезы полились из глаз Клеменси ручьем, и Ленард, ласково обняв ее и нежно гладя по волосам, зашептал:
– Все это в прошлом. Давай с ним расстанемся.
Прильнув к Ленарду, она расслабилась, ей стало чуточку легче. Неожиданно отдельные куски, фрагменты жизни отца стали соединяться воедино, образуя цельную картину, и действия Ленарда начали приобретать логическое объяснение. Клеменси закрыла глаза и вспомнила все доброе и хорошее, чудесное и удивительное, что было связано с именем Ленарда Рейнера и что она совсем еще недавно пыталась забыть, вытравить из памяти.
– Прости меня за то, что я пыталась обвинить тебя в злоключениях отца…
– Забудем обо всем, – великодушно предложил Ленард. – Жаль, что мне пришлось рассказать тебе об отце. Но поскольку отношения между нами складывались отнюдь не идеально, я пришел к выводу, что мне надо поговорить с тобой начистоту. Теперь, как я уже сказал, мы должны забыть прошлое и объединиться, прежде чем отправимся в плавание к берегам будущего. Я уверен: если мы это сделаем, нам удастся извлечь из нашей годичной договоренности максимум взаимной пользы.
Клеменси молчала: она любила этого мужчину и не хотела заключать с ним сделку, не хотела стать женой на год. Она хотела остаться с Ленардом навсегда.
Он истолковал ее молчание по-своему и сухо уведомил Клеменси:
– Я принесу тебе контракт на подпись, как только мой адвокат подготовит его.
Клеменси опасалась, что Ленард, настроенный на конкретную практическую сделку, может вообще отказаться от своей затеи, если ему покажется, что она хочет чего-то большего. И поэтому она покорно сказала:
– Хорошо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - А что дальше? - Колдер Эйлин

Разделы:
12345678910111213

Ваши комментарии
к роману А что дальше? - Колдер Эйлин



Добрый,короткий романчик...
А что дальше? - Колдер ЭйлинАлина
12.04.2012, 17.15





Короткий , но добрый ...
А что дальше? - Колдер Эйлинсаша
26.05.2012, 21.06





ужасная тягомотина,плевый сюжет растянут на всю книгу.не советую.
А что дальше? - Колдер Эйлинлена
31.08.2012, 13.47





У меня,что дежавю???rnПомнится,что я это читала,только у другого автора с другими именами и названием...а главное с небольшими изменениями...rnЧто бы это значило???
А что дальше? - Колдер ЭйлинТаЯна
12.12.2014, 17.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100