Читать онлайн Мечта балерины, автора - Кокс Мэгги, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечта балерины - Кокс Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.31 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечта балерины - Кокс Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечта балерины - Кокс Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кокс Мэгги

Мечта балерины

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Он был красивым.., прекрасным.., хоть и очень маленьким. Его завернули в одеяльце и дали мне на руки. Казалось, он спит. — Взяв бокал с вином, Тара сделала большой глоток и утерла рот ладонью.
Мак видел, что она дрожит, ее глаза блестят от слез. Ему захотелось остаться с ней наедине, чтобы обнять и успокоить.
— Сколько ты пробыла в больнице? — Господи, как же здесь жарко! Они что, не слышали о кондиционерах? Дрожащей рукой он ослабил узел галстука и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.
— Сутки. Послушай, Мак, сейчас я действительно не хочу говорить об этом. — Вздохнув, Тара заставила себя съесть еще немного овощей.
Как часто она представляла, как расскажет ему о ребенке — о Габриэле — она назвала его так в честь архангела, покровительствующего при беременности и родах, чье имя означало «В Боге моя сила». Ей так не хватало Мака! Ночи напролет она плакала, мучаясь мыслью, где и с кем он сейчас. Встретил ли он кого-нибудь, кто не упрекает его из-за работы, кто ценит его больше, чем она? Единственное, что не давало ей совсем опустить руки, был ребенок Мака, которого она носила под сердцем. Когда в одну ужасную ночь около пяти лет назад Тара потеряла и его, она не знала, как жить дальше, как не сойти с ума. И если бы не любовь и забота, которыми окружила ее Бет, вряд ли она сейчас сидела бы здесь и говорила о том ужасном времени.
— Я хочу все исправить Тара. Позволь мне попытаться.
— Ты не сможешь вернуть нашего ребенка.
— Да. — Не отводя взгляда. Мак стойко перенес молчаливый упрек в глазах Тары. Разве он не заслужил это? Мак где-то читал, что для благополучного развития беременности необходима стабильная эмоциональная обстановка. Когда он ушел, Тара обезумела от горя, ни о каком эмоциональном спокойствии не могло быть и речи. Выходит, он виноват в том, что Тара потеряла ребенка?
— Пусть все идет своим чередом. Вот к чему я стремлюсь. — Стараясь казаться бодрой, Тара изобразила улыбку и встала. Продолжать этот разговор было не к чему. Все это отняло у нее слишком много сил, и она чувствовала себя больной. Кроме того, она заметила, что Мак немного сдал. Все еще очень красивый, он заметно постарел с тех пор, как они расстались. Тонкие лучики в уголках его удивительно голубых глаз были тому подтверждением.
— Ты уходишь?
— Я устала. С утра на ногах и хочу немного отдохнуть. Ты не против?
— А не спешишь ли ты на свидание? — Глядя на нее. Мак сам не понимал, почему так раздражен.
Тара с неподдельным удивлением подняла брови.
— Ты же говорила, что у тебя сегодня свидание.
— Я отменила его.
— Не верю.
Тара вздохнула. У него было полное право не верить, потому что она лгала.
— Я и не собиралась на свидание, Мак. Просто искала предлог, чтобы не встречаться с тобой.
Прости.
— Позволь, я отвезу тебя домой.
— Это вовсе не обязательно, тут совсем близко…
— И все же я подвезу тебя. Подожди минутку, хорошо? — Достав бумажник, Мак подозвал официанта. С тяжелым сердцем Тара взяла жакет и сумочку и пошла к выходу.
Более мрачного дня невозможно представить, уныло подумала Тара, прекратив чистить большой старый викторианский буфет, одиноко стоявший у витрины магазина. Сильный дождь глухо стучал по мостовой. Ветер трепал зонтики случайных прохожих. Питер Трент, владелец книжного магазина на противоположной стороне улицы, с озабоченным выражением лица накрывал брезентом стеллаж с книгами. Бедняга едва сводил концы с концами, вот и сегодня у него вряд ли будет много покупателей, в такой-то ливень. Да и сезон отпусков уже давно прошел.
Тара терла ноющие виски и мучительно гадала, что делает Мак. Прошло два дня после того ужина, и с тех пор она о нем не слышала. «Скоро увидимся», — сказал он ей на прощанье, но его отсутствующий взгляд не внушал доверия. Честно говоря, она готова была чем-нибудь утешить его, например, сделать массаж, как раньше, когда он бывал усталым или расстроенным. Он слишком много работал, и это начинало сказываться на его самочувствии. Мак принадлежал к тем мужчинам, которые думают, что расслабиться — значит пойти в тренажерный зал. Она пыталась вытянуть его отдохнуть на природе, но он не слушал ее, и почти каждая подобная попытка заканчивалась тем, что Тара отправлялась гулять одна. Как делала, в сущности, почти все, с тех пор как вышла замуж, — одна.
Уныло глядя на пелену дождя, Тара думала: уж не вернулся ли Мак в Лондон? Может быть, неудачная попытка примирения заставила его уехать? Сердце Тары упало.
Это было бы лучше всего, настойчиво убеждала она себя. У них с самого начала ничего не выходило — так почему же он решил, что получится теперь? Она ни за что не согласится вернуться к прежней жизни — когда Мак все время проводит на работе, а она в пустом доме чувствует себя одинокой и несчастной. И разве можно было назвать домом квартиру, которую они арендовали в Докланде? Нет. Ей было гораздо лучше у тети Бет.
Их маленький городок тих и прекрасен. Мак же навеки предан загазованному Лондону, где у них даже не было возможности познакомиться с соседями, поскольку те тоже целыми днями пропадали на работе.
— Что за скверная погода! — Тяжелая дубовая дверь в глубине комнаты скрипнула, и на пороге появилась Бет с подносом, на котором стояли две большие красные кружки. Почувствовав чудесный аромат французского кофе, Тара оставила щетку на буфете, который чистила без особого энтузиазма, и взяла кофе.
— Спасибо. Ты угадала мое желание.
— Но это не избавит от головной боли.
— Откуда ты знаешь, что у меня болит голова?
Поставив пустой поднос на стул, Бет отодвинула какие-то бумаги на конторке и присела на ее край. Ее длинные серьги с жемчугом покачивались на фоне огненно-красных волос. Отпив кофе, она понимающе взглянула на племянницу.
— Что, кроме головной боли, могут вызвать свалившиеся на тебя проблемы?
Тара пожала плечами.
— Все будет в порядке. Не стоит обо мне беспокоиться.
— Но я беспокоюсь за тебя, дорогая, и ты знаешь почему. Мак звонил тебе?
— Нет. — Держа кружку обеими руками. Тара старалась казаться как можно более спокойной. Возможно, он вернулся в Лондон.
— Это маловероятно, милая, уж я-то знаю, как упрям твой муж, когда чего-то хочет. Помнишь рекламный заказ от крупной кондитерской фирмы, за который шла борьба около шести лет назад? Мак сделал все, чтобы получить его, и не только благодаря своей располагающей внешности. Он работал день и ночь…
— Я помню, Бет. — Что-то больно кольнуло внутри. Тогда Мак не бывал дома неделями. Он спал в кресле прямо в офисе, чтобы всегда быть наготове в нужное время, и если Тара хотела с ним увидеться, она должна была договориться с его секретаршей — холодной как лед, бесчувственной Амандой, которой всегда удавалось дать Таре почувствовать, что она мешает Маку и отвлекает его от чего-то важного.
Это воспоминание было аргументом в пользу того, что возвращаться к Маку нельзя. Хоть он и сказал, что взял отпуск на целый месяц, чтобы наладить их отношения, но насколько Тара могла заметить, работа по-прежнему была для него приоритетом.
— И он мне не муж, по крайней мере в привычном значении этого слова. — Тара потерла виски, ее головная боль вдруг стала более настойчивой. Пойду, наконец, приму аспирин.
— На твоем месте я бы не бросалась в омут с головой, — заметила Бет, кивнув в сторону застекленной входной двери.
Казалось, Мак загородил весь дверной проем своими широкими плечами. На нем был стильный серый макинтош, капельки воды стекали с большого черного зонта, который он стряхнул и осторожно поставил у стены. Дождинки блестели на его привлекательном лице, делая глаза еще более голубыми. Тара замерла на месте, крепко сжав в руке кружку с кофе, будто та была спасительной соломинкой в море неизвестности.
— Доброе утро, — весело сказала Бет, слишком весело, как показалось Таре. — Ты как раз вовремя. Хочешь кофе? Черный без сахара, точно?
Пройдя мимо громоздкого викторианского буфета, нескольких стульев и изящного красного с золотом шезлонга, который стоял здесь явно в ожидании реставрации. Мак удивленно вскинул брови.
— Я польщен, что вы помните, Бет.
— Я помню очень многое, касающееся тебя, Мак Симонсен. Хорошее.., и не очень. — С этими словами Бет исчезла за скрипящей дубовой дверью, оставив Тару наедине с Маком.
Несколько мгновений оба молчали. Мак упивался созерцанием Тары. Одетая в светло-голубые джинсы и зеленоватый кашемировый свитер, с парой маленьких золотых сережек в ушах, Тара выглядела юной и милой — особенно привлекательной в этот дождливый осенний день.
— Что ж… Как ты себя чувствуешь сегодня? спросил он.
— Хорошо, — солгала она, желая, чтобы непрерывный стук в голове поскорее прекратился. — Я думала, что ты вернулся в Лондон.
— Сейчас мне незачем туда возвращаться.
— Разве работать не тянет? — Подняв бровь, Тара удивилась, что он улыбается.
— Ты видишь меня насквозь.
— Вряд ли. — По какой-то непонятной причине она тоже улыбнулась ему в ответ.
Недоверчиво прищурившись, Мак почувствовал, что ему трудно дышать. Увидев ее улыбку, он вдруг вновь обрел надежду. Внутри у него потеплело.
— Я пришел, чтобы пригласить тебя куда-нибудь.
— Куда? — Рука Тары еще сильнее сжала красную кружку. Ей следовало бы сказать ему уверенное «нет», но Тара почувствовала, что должно случиться что-то хорошее. Она знала это наверняка.
— В десяти милях отсюда есть хороший оздоровительный центр. Думаю, можно сходить в тренажерный зал и сделать массаж. Согласна?
О боже… Это звучало так соблазнительно. Что это с ней? Почему каждое его слово заставляет ее дрожать от сладостного предвкушения?
— Ты знаешь, как соблазнить девушку, — ответила Тара, стараясь говорить спокойно, а это было нелегко под его взглядом.
— Мне всегда это удавалось, — ответил он почти шепотом, и очарованный взгляд Тары встретился с его взглядом. Она вдруг испытала нестерпимое желание снять с мужа дорогой стильный плащ и все остальное, что было под ним.
— Так ты присоединишься ко мне?
— Я должна спросить у Бет.
— Что такое, дорогая? — Тетка неожиданно появилась с дымящейся кружкой кофе, которую аккуратно держала в своих безупречно ухоженных руках.
— Мак приглашает меня.., в оздоровительный центр. Ты можешь меня отпустить?
Бет пожала плечами.
— Можно подумать, что сегодня от покупателей отбоя нет. Ну конечно, я отпускаю тебя. Поезжай и отдохни. Говоришь, оздоровительный центр? Было бы глупо отказываться от такого приглашения!
— Спасибо, Бет.
— Возможно, это поможет тебе избавится от головной боли.
— У тебя болит голова? — Мак с беспокойством перевел взгляд с Бет на Тару.
— Она почти прошла, — Тара покраснела.
Выражение его лица вдруг стало суровым. Он кивнул в сторону двери, откуда только что появилась Бет.
— Прежде прими аспирин. Надеюсь, ты с утра поела?
— Она сказала, что не голодна. — Бет нахмурилась.
— Мы никуда не поедем, пока ты не съешь хотя бы сэндвич, — тон Мака не допускал возражений, — и я прослежу за этим.
Бет могла с ним только согласиться. Ее племянница похудела за последнее время, худеть еще больше было ни к чему. Сама Бет отнюдь не была сторонницей расхожего мнения о том, что худоба это красиво. Женщина с формами намного привлекательнее, и, насколько Бет знала, большинство мужчин согласились бы с этим.
— Пойдемте на кухню, — сказала она, улыбаясь. Вот, выпей кофе, Мак, а я на полчасика закрою магазин.
Пару часов спустя, завернувшись после отличного расслабляющего массажа в белый махровый халат, Тара сидела в общем зале для отдыха «Парадиз Коннекшн», потягивая натуральный мультифруктовый экзотический коктейль и размышляя, чем она заслужила такое блаженство. Мак еще не выходил, поэтому Тара могла просто наслаждаться окружающей обстановкой, любуясь экзотическими растениями и вдыхая пьянящие ароматы эфирных масел.
Тара поставила бокал на ротанговый столик, взяла журнал и погрузилась в изучение новомодных диет и глянцевых фотографий голливудских звезд. Трудно было поверить, что она вот так отдыхает. Она почти всегда на ногах. Обычным отдыхом для нее были пешие прогулки на природе, с рюкзаком за плечами и компасом. Она любила идти без определенной цели, куда глаза глядят. Если бы только ей удалось в свое время объяснить Маку всю прелесть таких прогулок. За полчаса все ее заботы улетучивались, даже самые неприятные.
Природа — прекрасный доктор, и Тара знала, что больше не захочет жить в большом городе.
— Как твоя голова?
Она подняла глаза и увидела Мака, который с улыбкой смотрел на нее. На нем тоже был белый халат, волосы были гладко зачесаны назад, с лица исчезло выражение беспокойства. Он сразу помолодел, вид у него был почти мальчишеский. Сердце Тары пропустило удар.
— Больше не болит, — прошептала она.
— Значит, мы не зря приехали?
— Не зря. Мне очень понравилось.
— Отлично. — Подвинув ближе соседний стул, он сел, улыбаясь Таре. — Ты совсем не жалеешь себя.
— Кто бы говорил.
Смущенный взгляд ее зеленых глаз сладко тревожил его расслабленное тело. У него мелькнула мысль, что под халатом у Тары, наверное, ничего нет, и ему снова захотелось увидеть жену обнаженной. Но не просто еще раз… Ему хотелось быть с ней всегда, пока смерть не разлучит их, как они когда-то поклялись друг другу. Его грудь заныла от непреодолимого желания. Никакой успех в делах не мог сравниться с тем, что он испытывал рядом с Тарой. Рядом с ней он чувствовал себя настоящим мужчиной. Как он мог упустить главное в погоне за карьерой? В рекламном мире его называли волшебником, потому что ему удавались самые сложные проекты. Его рекламные кампании отличались высоким уровнем, в них использовались самые последние достижения, они были прекрасно продуманы. «Произведение искусства» — такую оценку дал один восхищенный деловой аналитик в центральной газете. Но в своей семейной жизни Мак отнюдь не был волшебником. Он был скорее разрушителем.
Мак молчал, и Тару это удивило. Ей показалось, что в его глазах снова появилось беспокойство, и прежде чем успела подумать над своим действием, она дотронулась до его колена.
— Ты опять нахмурился, — сказала она. — Что такое. Мак? О чем ты думаешь?
Взглянув на ее изящную белую руку на своем колене, Мак с трудом перевел дыхание. Откуда ей знать, что ее прикосновение сжигает его, причиняет боль, и ее не утолит ни новое прикосновение, ни близость. Только искупив эту ужасную пятилетнюю разлуку, он сможет обрести покой.
— Я решил поехать в путешествие.
— О! — Тара резко отдернула руку, как будто ее ужалили. Разочарование и боль сдавили ей горло.
Чтобы скрыть свое смятение, она стала перелистывать журнал, лежавший у нее на коленях, но текст и картинки расплывались у нее перед глазами.
— Я хочу, чтобы ты поехала со мной.
Ее сердце забилось, как бывает, когда нечаянно оступишься.
— В путешествие? Куда?
— В Ирландию. У моего друга там дом, совсем рядом с морем. Я не гарантирую хорошую погоду, зато у нас будет достаточно времени побродить по пляжу и заново узнать друг друга. — Он испытующе посмотрел на удивленную Тару.
— Когда ты думаешь ехать?
Он вздохнул с облегчением. Она не сказала бесповоротное «нет».
— Завтра или послезавтра. — Он считал, что ехать надо как можно скорее.
— И надолго? — Тара накручивала на палец прядь волос.
— На сколько захотим. Дом будет свободен до Рождества.
— Ax, Мак! — Тара вдруг в волнении вскочила на ноги, прошлась по комнате и остановилась, глядя ему в лицо. Гладкий деревянный пол остужал ее горящие босые ступни. — Нам надо прекратить мучить друг друга и развестись! Мы обманываем себя, надеясь все исправить!
Теперь и Мак поднялся.
— Как ты можешь говорить, даже не попытавшись? Ты все еще мне не безразлична, Тара. Поэтому я и хочу попробовать снова.
Тара была тронута искренностью его завораживающего голоса.
— Но ведь ты собирался жениться на другой, тихо произнесла она, не в силах скрыть дрожь в голосе.
Его ноздри чуть раздулись.
— Нет. Я понял, что должен прислушаться к своим чувствам, прежде чем сделать такой серьезный шаг. Амели не создана для брака.
— А ты?
Ее вопрос повис в воздухе, как топор, готовый рассечь бревно пополам. Мак опустил голову.
— Я изменился, Тара. Я жил не правильно. Все люди ошибаются.
Тара смущенно кивнула. Конечно. Она и сама не раз ошибалась.
— Хорошо, я поеду в Ирландию. Мы поговорим, поживем вместе какое-то время… Но я ничего не могу обещать. И настаиваю на том, чтобы жить в разных комнатах.
— Это все, на чем ты настаиваешь? — Мак не мог не улыбнуться. Тара согласилась поехать с ним, значит, рано или поздно, она уступит. Она обманывает себя, если думает, что притяжение между ними исчезло. Короткие вспышки страсти между ними превратятся в настоящее пламя.
— Мне нужно привести себя в порядок. — Непринужденно взглянув на Мака, Тара повернулась и направилась в женскую комнату.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мечта балерины - Кокс Мэгги

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Мечта балерины - Кокс Мэгги



Просто шок! По любому поводу уходят на 5-8 лет, живут в свое удовольствие, а потом вдруг вспоминают: жену люблю.Ну конечно, ему 38, молодая жена или любовница детей не родит, а без денег оставит да еще рогами наградит.И это возвращение по любви?!!!!
Мечта балерины - Кокс МэггиТамара
13.10.2012, 12.06





Бред. Где они таких героинь берут? Она ждет его 5 лет. Он ее не во что не ставил, гулял на право и на лево, когда бросил, но не развелся, а она мазохистка такая, все равно с ним быть хочет. Ну че за бред? У женщины, че ваще мозга и достоинства нет?
Мечта балерины - Кокс Мэггизлой критик
23.12.2014, 14.44





Мне понравилось.
Мечта балерины - Кокс МэггиКэт
29.04.2015, 21.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100