Читать онлайн Мечта балерины, автора - Кокс Мэгги, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечта балерины - Кокс Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.31 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечта балерины - Кокс Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечта балерины - Кокс Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кокс Мэгги

Мечта балерины

Читать онлайн

Аннотация

После пяти лет разлуки Мак Симонсен разыскивает свою жену Тару, чтобы потребовать долгожданного развода. Однако новая их встреча заставляет Мака по-другому взглянуть не только на отношения с женой, но а на всю свою жизнь…


Следующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Это было невыносимо. При виде чудесного светловолосого малыша, сидевшего на руках у матери, сердце Тары болезненно сжалось. Все ее благие намерения провести беззаботный и веселый выходной пошли прахом. Ребенка звали Габриэль — это имя обожгло ее словно огнем. Когда Тара вышла из поезда на Ливерпуль-стрит, слезы хлынули у нее из глаз, и она стала отчаянно рыться в сумочке в поисках мелочи, чтобы зайти в туалет.

Пристально глядя на свое отражение в зеркале, Тара подкрасила ресницы, нанесла немного румян и сделала несколько глубоких вздохов, пытаясь успокоиться. Это было пять лет назад.., целых пять лет. Почему же она до сих пор не справилась с этим? Просто досадная случайность, что ребенка в поезде звали так же, как и другого малыша…
Она устала, вот и все. Слишком долго работала без передышки. В кладовой антикварного магазина своей тети она нашла целый ящик глянцевых брошюр, предлагающих столько туристических маршрутов, что хватило бы на целую жизнь. Беспечные солнечные края могли бы напомнить, что ей всего только тридцать и впереди у нее еще целая жизнь…
В музее было невыносимо душно. Поначалу, стараясь не обращать внимания на жару, Тара заставляла себя сосредоточиться на экспонатах. Небрежно разглядывая впечатляющую коллекцию исторических костюмов, она вдруг остановилась, сняла с себя легкий джинсовый жакет и провела рукой по волосам. Лоб был влажным. Потом Тара с тревогой почувствовала, что комната закружилась у нее перед глазами.
— О господи… — Остановившись напротив одного из длинных стеклянных шкафов и прищурившись на зелено-желтое пятно — миниатюрное бальное платье, Тара горячо молила, чтобы головокружение прекратилось. Если бы она поднялась сегодня утром чуть раньше, ей не пришлось бы пулей вылетать из дома, чтобы успеть на ранний поезд, — и остаться с пустым желудком. А в довершение этого услышать имя из прошлого, преследующее ее…
— Вы в порядке, дорогая? — Пожилая дама осторожно положила руку на плечо Тары. До нее донесся тончайший запах лаванды. Тронутая добротой незнакомого человека, молодая женщина собралась было ответить, что она в полном порядке, надо только посидеть пару минут, но язык не слушался ее. Тара отчаянно пыталась побороть страшное ощущение, будто она со свистом носится высоко над землей, как вдруг все вокруг опрокинулось, и она почувствовала, что неуклюже сползает на пол.
— Тара… Тара, очнись. Ты слышишь меня?
Она знала этот голос. Знала его очень хорошо.
Все ее нервы затрепетали. Сначала ребенок — теперь его голос, который она не слышала долгих пять лет… Должно быть, это переутомление — вот единственное объяснение происходящего.
Тара открыла глаза, и ее сердце стремительно забилось. Высокий сводчатый потолок, казалось, был где-то очень далеко, но не это потрясло ее.
Пристальный взгляд голубых глаз из-под невероятно длинных густых светлых ресниц, обращенный на нее и приковавший ее к себе, ямочка на волевом подбородке, превосходно очерченные скулы — это был словно созданный для кисти художника идеал мужской красоты…
— Мак?
Уголок его рта едва заметно дрогнул, но взгляд оставался холодным. Разочарование, боль, потом смущение на время затуманили мозг Тары.
— Вы знакомы с этой девушкой? — раздался голос пожилой дамы. Она с подозрением оглядела великолепно сложенного Адониса, который склонился над Тарой, как будто собиралась устроить допрос.
— Да, я знаком с ней, — ответил он своим бархатным голосом с легким скандинавским акцентом. — Она моя жена.
— Ах, вот как. Что ж, не следовало оставлять ее одну. По-моему, она очень слаба. Помогите ей сесть и дайте воды. — Женщина извлекла бутылочку воды из своей объемистой сумки.
— Я в порядке, правда. — Тара удивилась своей способности связно говорить, в то время как ее сердце готово было выскочить из груди. Она упала в обморок, это вполне ясно. Но откуда взялся Мак, и что он здесь делал? Кто угодно мог оказаться рядом, так почему же именно он?
— Ты ела сегодня? — спросил Мак, открывая бутылку, и, поддерживая голову Тары, поднес воду ей ко рту. Тара слегка закашлялась, но вода тут же принесла облегчение.
— Что значит, ела ли я? — Утерев губы, она смирилась с тем, что ее лиловая помада почти стерлась. Нереально голубые глаза Мака зачаровали ее, как это случалось всегда. Видеть его снова было мучительно сладко…
— Обычно она забывает поесть, — пояснил Мак, и это прозвучало как-то снисходительно. — Такое с ней не в первый раз.
— О ней нужно позаботиться. — Дама взяла наполовину опустевшую бутылку, закрутила крышку и убрала воду обратно в сумку. — Почему бы вам не отвести ее в кафе перекусить?
— Спасибо. Именно это я и собирался сделать, произнес Мак чарующим голосом и одарил пожилую женщину одной из своих сногсшибательных улыбок, затем снова перевел взгляд на Тару. Ее сердце дрогнуло.
— Я не хочу есть. — Вспомнив старую обиду, Тара потянулась отряхнуть свою длинную джинсовую юбку. Ее зеленые глаза заблестели гневно и непокорно, недвусмысленно давая ему понять, что ей неприятно его вмешательство. Как всегда, он брал все в свои руки. Да что он себе позволяет? Разве он забыл, что они не виделись пять лет?
Неужели думает, что может вот так запросто вернуться в ее жизнь и начать с того места, где остановился?
Ну конечно, нет. Ее сердце упало. Как можно быть такой глупой? Если бы он хотел наладить отношения, то давно нашел бы ее.
— Ну, берегите себя.., оба. — Улыбнувшись, пожилая дама оставила их.
Тара провела языком по губам и украдкой взглянула на Мака. Он стоял над ней, высокий, широкоплечий, подтянутый, с тем дерзким властным выражением, которое заставляло ее чувствовать себя слабой женщиной, какой бы эмансипированной она ни была. Его волосы были чуть длиннее, чем раньше, и все такие же прямые, светлые, настолько осязаемые, что Таре хотелось запустить в них пальцы…
Капелька пота скатилась у нее по спине между лопатками.
— Что ты тут делал? — произнесла она слабым голосом.
На его лице появилось довольное выражение, и он расправил манжеты своего пиджака — очень дорогого пиджака.
— Искал тебя. Что же еще?
Мак наблюдал, как Тара нехотя ест сэндвич.
На ее лице было такое выражение, будто ее к этому принуждают. Она осталась такой же упрямой, какой он ее помнил, упрямой и.., прекрасной.
Восхитительная своей свежестью, с мягко вьющимися светлыми волосами, молочно-розовым цветом лица и чудесными зелеными глазами.
Он скучал по ней. Неожиданно он усомнился в своих собственных намерениях, и сказал себе, что надо взять ситуацию под контроль. От него требуется добиться того, что ему нужно. Ведь за все это время у него не возникало желания увидеть ее снова.
— Моей тете вовсе не обязательно было говорить тебе, где меня найти, — недовольно сказала Тара. — Как же ты узнал?
Помешивая кофе. Мак сделал осторожный глоток, прежде чем ответить.
— Ты всегда приходила сюда раньше, помнишь? Ты любила рассматривать одежду.
Да, действительно. И чаще всего она тащила за собой и Мака, обещая пойти с ним на один из его скучных деловых обедов, если только он уступит этой ее любимой слабости.
Тара откусила еще кусочек. Начинка из тунца и майонеза могла бы быть обойным клеем. Она не чувствовала вкуса, потому что Мак — мужчина, которому она когда-то отдала свое сердце, — сидел напротив нее, как будто никогда и не уходил. Их взгляды встретились, и в его глазах она не увидела былой теплоты. От него веяло холодом, как в те последние мучительные полгода, когда они жили вместе. Это были самые длинные, одинокие и тяжелые месяцы ее жизни. Тогда они почти не разговаривали друг с другом, и оба искали свободы и утешения на стороне. Мак — в своей работе, которая занимала большую часть времени, а Тара — в танцевальной студии.
— Учитывая то, с каким трудом ты нашел меня, тебе пора объяснить цель своего появления. — Не только он один может казаться чужим и равнодушным, со злорадством подумала Тара. Она совсем не хотела, чтобы он сделал вывод, будто ей все еще не хватает его. Но стоило ей увидеть его снова, как ожили все глубоко спрятанные чувства.
Любовь, страх, горечь и сожаление — чувства, которые она с таким трудом старалась вырвать из сердца…
— Чего я хочу? — Мускул дернулся на его гладко выбритом подбородке, и Тара вспомнила, что он был похож на грубый бархат, когда она прижималась к нему щекой. Она заметила, что он пользуется тем же одеколоном. Классический, сексуальный мужской аромат, который всегда ассоциировался у нее с Маком. — Мне нужен развод, Тара.
Вот чего я хочу.
Сердце пропустило удар.
— Ты хочешь жениться снова? — Тара не видела другой причины, которая наконец заставила бы его заговорить о том, чего они оба избегали эти последние пять лет.
Он ответил не сразу, и, чувствуя, как сильно бьется сердце, Тара оглянулась на поток людей, входящих и выходящих из кафе, только чтобы выиграть драгоценное время. Возможно, он не скажет того, чего она так боялась.
— Я встретил женщину.
Ну конечно! Женщин всегда тянуло к Маку, как пчел на мед. Ему всегда стоило огромных усилий убедить Тару, что для него существует только она.
— Удивлена, почему ты не потребовал развода раньше. — Отодвигая тарелку с едва тронутым сэндвичем. Тара прикусила губу, чтобы не разрыдаться. Ни за что на свете она не сломается перед ним. Он видел ее в худшем положении и оставил ее. Ушел…
Мак заметил, что она побледнела. Их брак погиб уже давно, поэтому ее вряд ли удивило, что он наконец подводит черту. На самом деле он был удивлен, что Тара не сделала это первой. Уверенный, что кто-нибудь более достойный тотчас же перехватит эту женщину, как только она станет свободной, он чуть ли не каждый день ждал просьбы Тары о разводе.
— Точка не была поставлена до этого момента. Он провел рукой по волосам, и пораженная Тара увидела, что он все еще носит тонкое платиновое кольцо. Почему же он не снял его? Потом она взглянула на такое же кольцо, сверкающее на ее тонком пальце, и быстро сложила руки на коленях.
— Кто же она? — Остановись, Тара.., не мучай себя. — Твоя невеста, должно быть, какая-нибудь целеустремленная карьеристка, несомненно, такая же фанатка работы, как и дизайнерского гардероба?
— Тебе следовало бы доесть сэндвич. Ты же не хочешь снова потерять сознание? В следующий раз меня может не оказаться рядом.
— А разве не в этом была наша проблема, Мак?
Тебя никогда не было рядом, когда ты был мне нужен. Работа всегда стояла на первом месте. Что ж, я надеюсь, ты добился того успеха, о котором мечтал? В этом не приходится сомневаться, твой костюм тому подтверждение.
— Я никогда не отрицал, что у меня есть амбиции. Ты знала это с самого начала. Но я работал изо всех сил для нас обоих. Тара. Я не эгоистичный мерзавец, каким ты меня представляешь.
— Нет. Ты всегда был щедр, Максим. Не жалел денег, но не уделял мне времени.
Он молча согласился с ней. Видит Бог, он искренне сожалел, когда раз за разом был вынужден оставлять ее одну — отменяя свидание, давно планируемый поход в театр или отправляя ее в отпуск в одиночестве, потому что в последний момент возникали какие-нибудь неотложные дела.
Таков уж рекламный бизнес. Никто не желает ждать, потому что всегда есть более оперативный и дешевый конкурент. Мак трудился в поте лица, чтобы сделать свое агентство самым успешным.
Но он заплатил за это высокую цену. Возможно, слишком высокую.
— Почему ты переехала из Лондона к своей тете?
— Не твое дело!
Взгляд Мака был спокоен.
— Она сказала мне, что ты бросила преподавание, чтобы помогать ей в магазине. Зря, ведь ты всегда была так увлечена танцами.
— Тетя Бет слишком много рассказала тебе. И это вполне в твоем вкусе — признавать любое мое решение не правильным.
— Разве? — Искренне удивившись. Мак тряхнул головой. — Я не то имел в виду. Я просто не ожидал, что ты бросишь любимое занятие.
— Ты ведь отлично все понимаешь, не так ли?
Тогда скажи мне, что заставило тебя попытаться еще раз? Я имею в виду новый брак. Когда мы были вместе, ты кричал, что это была самая большая ошибка в твоей жизни.
Боль в горле мешала Таре говорить. Его жестокие, гневные слова, брошенные им тогда, глубоко ранили ее, а потом он удалился, не оставив возможности все исправить. На следующий день он позвонил и сказал, что уходит от нее. Ночью пришел забрать вещи, а через несколько дней прислал ей чек на огромную сумму и банковскую карточку с картиной Моне на внешней стороне. Тара порвала ее вместе с чеком и выбросила в корзину.
— В прошлом году мой отец умер от рака. Мак произнес эти слова нерешительно и сдержанно, и глупое сердце Тары перевернулось в груди от боли, которая отразилась в его глубоких голубых глазах. Впрочем, она никогда не знала его родителей: Мак всегда был слишком занят, чтобы познакомить их. — Смерть близкого человека.., заставляет задуматься, что и сам ты не вечен.
Мне тридцать восемь лет, Тара, и я хочу ребенка.
Я хочу стать отцом.
— Действительно? — почти прошептала она, и Мак видел, что она заметно потрясена. Он нахмурился, кое-что вспомнив. Ему следовало говорить осторожнее.
— Я ухожу. — Взяв свой жакет со стула, Тара поспешно поднялась. — Я вспомнила, что у меня еще сегодня дела. Нет времени поболтать. Ты получишь развод. Мак. Ты знаешь мой адрес, так что пришли мне бумаги, и я подпишу их. Счастливо.
— Тара!
Он выбежал за ней из кафе в длинный гулкий коридор с мраморными бюстами важных исторических деятелей и блестящим паркетным полом.
Когда он догнал ее, настойчиво повернув лицом к себе, его поразило, что она плачет. Две мокрые дорожки протянулись от глаз к подбородку. Она порывисто вытерла их.
— Чего тебе еще нужно? Ты же получил, что хотел.
— Я хочу знать, почему ты плачешь.
Она пыталась высвободить свою руку, но вдруг перестала сопротивляться.
— Ты сказал, что хочешь ребенка, хочешь быть отцом? — Внезапно потеряв терпение, разозлившись и забыв о том, что собиралась оставаться равнодушной к нему, преодолеть все это. Тара подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза. Я умоляла тебя позволить мне родить ребенка… помнишь?
Он помнил. Помнил ночь упоительной близости, самую прекрасную ночь, которая последовала почти сразу за очередной ужасной ссорой. Взаимное влечение и страсть оказались сильнее гнева, и его прекрасная зеленоглазая жена лежала у него на груди и спрашивала его, чего бы ему хотелось больше всего в жизни.
Внезапно его грудь сдавило так, что он с трудом перевел дыхание.
— Я помню. — Он выпустил руку Тары.
— Когда мы расстались, я была беременна.
Ее слова перевернули весь его мир.
— Я не… Почему ты не сказала мне?
— Для чего? Ты ушел. Наш брак распался. В любом случае, ты не хотел ребенка. Не знал, создан ли для того, чтобы быть отцом, разве не так ты говорил тогда? Работа требовала огромной отдачи, ты был занят созданием своего бизнеса…
«заботился о нашем будущем», как ты говорил.
Разве это не обернулось злой шуткой?
— Тара, я… — Ослабляя галстук, Мак нервно перебирал свои густые волосы. — Что же произошло?
Страх затуманил его голубые глаза, и лишь на мгновение Тара решила ослабить удар. Если бы только могла, она бы пощадила его. Жестокость была ей несвойственна.
— Что произошло? — Ее ровные белые зубы впились в дрожащую нижнюю губу. — Ребенок родился мертвым на шестом месяце…
— О боже! — выдохнул Мак. Он отпрянул, тряся головой и уставившись в пол, как будто не хотел больше слушать. Не мог слушать.
— Это был мальчик. — Полный боли взгляд Тары встретился с его взглядом. — У нас был сын, Мак. — С этими словами она пошла по ярко освещенному коридору, и звук собственных шагов как пушечный гром отдавался у нее в ушах, а сердце билось так сильно, точно вот-вот разорвется на части.
— Где бы нам сегодня поужинать, дорогой? Амели Дюваль аккуратно нанесла последние штрихи макияжа, быстро оценила свое отражение в одном из зеркальных шкафов, стоящих по обе стороны большой кровати, потом достала из черной расшитой блестками сумочки духи. Брызнув на запястья, она убрала флакон обратно и бросила сумочку на кровать.
— Мак? Я задала тебе вопрос. Ты слушаешь? Молодая француженка босиком вышла в гостиную и резко остановилась, увидев, что Мак сидит на диване со стаканом, в котором, как она тотчас же догадалась, был бренди. Он развязал галстук.
Его волосы были растрепаны, как будто он непрестанно ерошил их, и выражение его красивого лица было прямо-таки зловещим.
— Но ты даже не готов! — Амели не могла скрыть своего разочарования. Она всегда была рада случаю нарядиться и выйти куда-нибудь поужинать в сопровождении своего красивого кавалера. Амели не сомневалась, что их пара привлекает внимание, ее теплая красота прекрасно оттеняла его нордическую внешность. Чем бы ни было вызвано его дурное настроение, Амели почла своим долгом развеять его.
— Сегодня мне не хочется ужинать в ресторане. — Мак наконец поднял на нее взгляд — поверхностный и равнодушный, будто все его чувства были глухи к ее утонченной красоте, затем одним большим глотком допил оставшийся бренди.
— Но ты сказал…
— Забудь, что я сказал! — Поднявшись, он зашагал по комнате, потом остановился у огромного окна, пристально глядя на огни Лондона.
— Дорогой, в чем дело? Что-то случилось на работе? Провалилась сделка? Пожалуйста, не расстраивайся, милый, все наладится. У тебя все получится.
Мак почувствовал необъяснимое раздражение, едва не бешенство. Внезапно запах дорогих французских духов Амели вызвали чуть ли не тошноту, и ему захотелось послать ее ко всем чертям. Но он не сделает этого. Не даст волю гневу, когда ему необходимо успокоиться. Надо быть честным.
Пора прекратить эту игру, прежде чем их отношения полетят к черту. Как только Мак увидел сегодня Тару — даже прежде чем она сказала ему о ребенке, его сыне — он сердцем почувствовал, что не хочет жениться на Амели.
— Послушай, мы с тобой говорили о том, чтобы пожениться, но вряд ли что-то из этого выйдет.
— Твоя жена не дает развод?
В духе Амели было перекладывать на других всю ответственность за его решения.
Вздохнув, Мак продолжал смотреть в окно. Он думал о ребенке — о сыне, которого он никогда не видел, о желании Тары родить и о том, как ужасно Тара потеряла ребенка. Внутри у него все сжалось от боли и раскаяния.
— Я не хочу причинять тебе боль и разочарование, Амели, но будет лучше, если мы расстанемся сейчас, чем доведем до конца дело с женитьбой, которая была бы абсолютной фикцией. Я уверен, если ты будешь совершенно честной с самой собой, то тоже не захочешь выходить за меня. Он медленно повернулся к ней.
Ее симпатичное миниатюрное личико с большими, как у оленя, карими глазами было обращено на него с таким выражением, будто он безнадежно болен.
— Ну конечно, я хочу выйти за тебя замуж. Ты что, с ума сошел? Я люблю тебя!
— Правда? — усмехнулся Мак.
Ей хватило такта немного покраснеть.
— Ты любишь мои деньги, дорогая. Любишь то, что я могу тебе купить: одежду, украшения, духи… — Его ноздри слегка расширились, словно из пустоты возникло воспоминание, поразившее его. Аромат Тары — едва уловимый запах цветов жимолости и ванили, который заставлял его сходить с ума от желания. Он почувствовал его сегодня, и даже когда говорил ей о разводе, не мог оставаться равнодушным к нему. — Наш брак не удовлетворил бы ни тебя, ни меня. Ты слишком молода и привлекательна, чтобы связывать себя с одним мужчиной, а я.., ну, до сегодняшнего дня моя работа была для меня самым важным в жизни. Теперь я готов к семейной жизни. Я хочу иметь детей. Мне уже не интересно каждый вечер ужинать в лучших ресторанах или летать в Нью-Йорк или Париж только для того, чтобы моя подруга сделала покупки.
Француженка презрительно фыркнула — с изяществом, как и все, что она делала.
— Послушать тебя, так я просто пустышка, Мак. Я глубоко уязвлена тем, что ты не хочешь жениться на мне. Я бы родила тебе много детей. Но даже когда она говорила это, заметна была жестокость ее утонченной, лукавой природы, которая была для Мака красноречивее слов. Сама мысль о ребенке Амели отвратительна. Теперь он не сомневался, что поступает правильно, положив конец их отношениям.
— Я понимаю тебя лучше, чем ты думаешь. Мак снова улыбнулся, обнимая Амели. Но его поцелуй в уголок ее безупречных губ был чисто отеческим. — Не переживай, дорогая. Я не оставлю тебя с пустыми руками. Тебе хватит с лихвой, прежде чем появится новый поклонник.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мечта балерины - Кокс Мэгги

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Мечта балерины - Кокс Мэгги



Просто шок! По любому поводу уходят на 5-8 лет, живут в свое удовольствие, а потом вдруг вспоминают: жену люблю.Ну конечно, ему 38, молодая жена или любовница детей не родит, а без денег оставит да еще рогами наградит.И это возвращение по любви?!!!!
Мечта балерины - Кокс МэггиТамара
13.10.2012, 12.06





Бред. Где они таких героинь берут? Она ждет его 5 лет. Он ее не во что не ставил, гулял на право и на лево, когда бросил, но не развелся, а она мазохистка такая, все равно с ним быть хочет. Ну че за бред? У женщины, че ваще мозга и достоинства нет?
Мечта балерины - Кокс Мэггизлой критик
23.12.2014, 14.44





Мне понравилось.
Мечта балерины - Кокс МэггиКэт
29.04.2015, 21.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100