Читать онлайн Любовь - спасение, автора - Кокс Мэгги, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь - спасение - Кокс Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь - спасение - Кокс Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь - спасение - Кокс Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кокс Мэгги

Любовь - спасение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Еще одна выставка. Неужели я так много прошу?
— Я занимался выставками последние пять лет, Деми. Мне это больше неинтересно!
Кайл взял горсть арахиса с маленькой тарелки на столе, в душе ругая себя на чем свет стоит за то, что согласился на встречу. Сидел бы сейчас дома, рисовал бы или изучал новые технологии в живописи.
Впрочем, о силе убеждения Димитрия Папандреу ходили легенды. Ему удалось застать Кайла в слишком хорошем расположении духа, и он решил воспользоваться этим.
Сейчас Кайл сидел напротив него в роскошном вестибюле отеля «Интерконтиненталь» на Парк-Лейн и размышлял, что его компаньон, должно быть, один из самых хитрых людей, почтивших своим присутствием это заведение. Одевавшийся в костюмы от «Армани», он вкушал плоды своих дружеских связей со всемирно знаменитыми людьми. Маленький шарик под названием Земля был в его руках, продать нефть самой богатой нефтью нации, арабам, для него было лишь детской забавой. Он был прирожденный торговец, и знакомство с ним служило высшей рекомендацией.
Он сотворил чудо, продвинув карьеру Кайла.
Что бы Деми ни продавал, это всегда подразумевало большие деньги. Однако сегодня Кайл охладел к сделкам.
— Мы могли бы продать те картины в десять раз дороже.., в десять раз! Думаю, у тебя в студии еще больше картин, а ты даже не позволил мне увидеть их!
Толстые щеки Деми затряслись от обиды, но Кайл только головой покачал:
— Неважно. Я больше не думаю о деньгах.
— Ты сумасшедший? — Деми был близок к апоплексическому удару. — Кого в мире не заботят деньги? Я сделал тебя богатым человеком. Ты бы тоже мог сделать мне маленькое одолжение. Так много людей любят твое творчество, Кайл. Живопись твоя жизнь. Как можно говорить, что ты больше не будешь рисовать?
— Я не говорил, что не буду рисовать, — возразил Кайл, потирая рукой слегка заросшую щетиной щеку. — Я сказал, что не хочу больше участвовать в выставках. Меня утомила постоянная круговерть. Хочу вернуться к простым жизненным вещам. Прошлая вечеринка в «Скиатос» была слишком шумной, мой друг.
— Но первоклассной! — Черные глаза Деми сверкнули озорством. Мимо них проскользнула официантка в обтягивающей черной юбке и белой блузке, с подносом в руках, ее черные высокие каблучки утопали в пушистом ковре цвета индиго.
Глаза грека неотступно следили за ней.
Кайл сделал глоток и аккуратно поставил бокал с холодным пивом на стол. Нет, не первоклассной. Он устал от незнакомых людей, которые искали его дружбы, и совершенно не желал проводить дни… или ночи.., в непринужденных беседах с сильными мира сего ради создания своего имиджа.
С момента возвращения в Англию Кайл чувствовал себя гораздо счастливее. Решение вернуться домой сказалось и на его творчестве. В картинах Кайла появилась свобода, экспрессия… Но самым важным ему казалось его начинание…
На последней вечеринке у него был нудный и весьма примитивный разговор с маленькой блондинкой, которая едва бы отличила Дега от Да Винчи. И Кайл вдруг осознал, какую поверхностную жизнь он ведет. Он слишком много времени тратил на безразличных ему людей, которые платили нелепые цены за искусство, но ничего в нем не смыслили, — людей, расходующих жизнь на имидж и мишуру.
Внезапно подкралось чувство душевной пустоты, и черная волна протеста накатила на него, вызвав в памяти образ сестры Иветт. Он так и не выполнил данное ей обещание.
До автомобильной катастрофы, унесшей ее жизнь, сестра часто просила его:
— Не растрачивай свой талант понапрасну, Кайл. Сделай что-нибудь по-настоящему удивительное. Ты хороший человек и знаешь, как достучаться до людей, как им помочь. Ты можешь сделать это через свои работы. Обещай мне, что попытаешься.
Кайл верил, что преподавание — его путь к людям. Он понял: через искусство, через образы можно выразить боль и страдание. Образы, отражающие душевное состояние художника, способны залечить самые глубокие раны.
Преподавание в художественном колледже показало ему, что он наконец-то нашел то, что искал.
Иветт наверняка бы им гордилась. Однако он расслабился, когда в поисках новых талантов в колледже возник Деми Папандреу. Кайл позволил чрезмерным похвалам грека вскружить себе голову.
Он поддался иллюзорности славы и богатства.
Сейчас сестра не гордилась бы им, подумал молодой мужчина. Возможно, он и создал картины, за которые платят головокружительные деньги, но в погоне за наживой потерял свою душу. Кайлу стало невыносимо стыдно. Его красавица сестра никогда не позволила бы себе растратить жизнь на пустяки. Она воспринимала каждое мгновение, каждый вздох как чудо. А что же братец? Он поступал так, будто собирался жить вечно. Проклятье, не правда! Под красивой внешностью билось сострадательное сердце, и оно просило его выполнить свое предназначение.
Последняя вечеринка сыграла роль своеобразного будильника, и Кайл словно очнулся от сна.
— Должны быть иные причины, почему ты внезапно побросал вещи в, сумки и вылетел в эту холодную дождливую страну! Ты попытался отделаться от меня нелепыми объяснениями, типа «я хочу изменить жизнь». И скорее всего, тут замешана женщина. — Деми негодующе погрозил пальцем Кайлу.
— Жаль тебя разочаровывать, мой друг.
Кайл отрицательно покачал головой и печально усмехнулся. Образ роскошной брюнетки с бархатными карими глазами предстал перед ним. Когда он думал о том отвратительном типе, ее муже, и о том, что тот сделал с ней, каждый мускул в теле Кайла наливался свинцом и гнев душил его.
— Не делай из меня дурака, Кайл. Я слишком хорошо знаю тебя и вижу, что ты лжешь. Кто она?
Деми заглянул другу в глаза. Колоритный грек славился своими любовными похождениями с самыми красивыми женщинами мира. Кайлу доводилось видеть многих из них. Для Деми узнать, что некая красавица, их общая знакомая, ускользнула из его сетей, было словно нож по сердцу.
И по необъяснимым причинам Кайлу вдруг захотелось взять под покровительство отшельницу Мэган Бренд, совершенно очевидно, что теперь она не доверится ни одному мужчине. И меньше всего — ему, прекрасному незнакомцу, неумышленно заставившему ее поведать свою историю, которую слышали немногие, если вообще кто-нибудь слышал.
— Позволь мне угостить тебя, — сказал Дэми.
Кайл поймал взгляд проходившей мимо рыжеволосой официантки. Она только и ждала, чтобы подойти к двум привлекательным мужчинам за столиком, особенно к тому, что моложе.
Голубоглазая красотка явно флиртовала с Кайлом, в уголках чувственного абрикосового рта затаился намек на желание.
Деми перехватил инициативу:
— Бутылочку вашего лучшего шампанского… Он помолчал, затем приподнял густую бровь, нахмурился и развел руки в стороны. — Не обращайте внимания на моего друга. Он дал обет трезвости или что-то подобное и совсем забыл, как чудесно мы с ним проводили время. Интуиция мне подсказывает, что ты, мой ангел… — всю притягательную силу своих влажных черных глаз он направил на девушку, — умеешь весело проводить время. Поправь меня, если я ошибаюсь.
Мэган с ненавистью посмотрела на свое отражение в зеркале, висящем в ванной. Нога нестерпимо ноет, а она еще соглашается работать сверхурочно. И все потому, что не может настоять на своем и сказать «нет».
Сейчас четверть девятого, и она уже на пятнадцать минут опаздывает на второе свидание с Кайлом.
— Черт! — Она бросила неодобрительный взгляд на свою точеную фигуру с округлыми бедрами в черном красивом, но скромном, без малейшего намека на сексуальность белье. Снова эта глупая покорность: сказала «да», когда ей хотелось сказать «нет». Она не умеет быть твердой.
Отражение в зеркале бледной женщины с потухшим взглядом и опущенными вниз уголками губ мало напоминало ту жизнелюбивую девчонку, обожавшую приключения, какой она когда-то была.
Мэган закрыла лицо руками. Ник заставил ее презирать саму себя, он не только разбил ей сердце, но сломил ее характер…
— Разве не у тебя сегодня свидание с мистером.., не знаю, как его имя? — Пенни просунула светловолосую головку в ванную.
— Я не пойду.
— Что значит «не пойду»? — нахмурилась Пенни.
Мэган натянула простой черный свитер и поправила джинсы. Пенни подумала, что, несмотря на недовольную гримасу и растрепанные волосы, Мэган выглядит роскошно. Ее природная красота не нуждалась в косметических средствах: правильные черты лица, блестящие волосы, да еще роскошное тело с мягкими округлыми формами мужчинам достаточно одного взгляда, чтобы почувствовать прилив страсти.
В последнее время Мэган стала относиться к себе с непростительным безразличием. Но у кого повернется язык обвинять ее после того, как этот болван Ник разрушил ее жизнь? Пенни не понимала, зачем он вообще смотрел в сторону других женщин, когда его жена такая умница и красавица.
— Я опаздываю и вряд ли смогу поймать такси.
Мне нужно позвонить и предупредить его. Думаю, он попросит меня в следующий раз его не беспокоить. — И Мэган прошла в гостиную.
Два светильника на тонких стальных ножках-стеблях освещали красиво обставленную комнату, в углу мерцал включенный телевизор. Мэган уныло смотрела на экран, где спорили две женщины, и не понимала ни слова.
— Дурочка, я могу подбросить тебя! — Пенни сдернула с вешалки свою кожаную итальянскую сумку и обшарила ее в поисках ключей.
— Тебе надо отдохнуть, куда тебе ехать? И знаешь, я ненавижу беспокоить людей по пустякам.
Чем она заслужила дружбу такой удивительной женщины, как Пенни Халлет? — думала Мэган.
Она была рядом в радости и в горе. Именно Пенни приехала и забрала ее из больницы той злополучной ночью, когда Ник сбросил ее с лестницы.
Она и до этого умоляла Мэган оставить своего неверного красавца мужа.
Если бы Мэган только послушалась совета! Ее нога не была бы изуродована шрамами от двух операций, и она бы не хромала. А теперь будет волочить ногу всю оставшуюся жизнь.
— Не говори глупости! Тебе всегда перед всеми неудобно, — возразила Пенни. — Я бы свозила тебя до Австралии и обратно, только бы ты развеялась.
Если этот «КХ» может развлечь тебя, я готова мчаться на всех парусах. Как, кстати, его полное имя? Кайл? Сегодня ночью я буду ждать тебя, расскажешь подробности вашей встречи.
Мэган не хотелось повторять то, что она говорила Кайлу. Всю неделю она мучилась и переживала: что он думает о ней, после того как она невольно посвятила его в проблемы своей личной жизни? С ума она сходит, что ли, если собирается снова увидеть его? Может ли этот сдержанный, привлекательный мужчина возвратить ей утраченную радость? И когда она собирается приступить к рисованию?
О, проклятье! Ей следует сжать зубы и воспользоваться шансом, который предоставила судьба, а не мучиться. Страхов у нее и так хватает. На завтра назначен осмотр у физиотерапевта в больнице, и нога всегда болит после посещения процедурного кабинета в два раза сильнее, хотя врач и утверждает, что все делается ради ее блага.
— Готова? — Пенни звякнула ключами от машины и открыла дверь.
Очнувшись, Мэган схватила с кушетки замшевый жакет и последовала за подругой.
— Вина?
— Нет, спасибо. — Мэган осторожно осмотрела большую современную кухню с модным каменным полом и безупречно чистой серебристой плитой, над которой висели медные сковороды разных размеров.
Кухня словно из старого кинофильма — совсем не то что его богемная новомодная гостиная. Сразу видно, здесь мало бывают и мало готовят. Нет запаха пищи, нет пятен на плите, поверхность блестящая и чистая, прямо как в рекламных роликах, — чудо, а не кухня.
Две бутылки «шардонне» отличного качества и два элегантных бокала на высоких ножках стояли на столе, рядом с ними лежала деревянная коробка конфет «Турецкий восторг». Интересно, это подарок какого-то почитателя, или давней подружки, или любовницы? От такой мысли у нее свело живот. Что тут удивительного, мужчина тоже может любить конфеты. Эта милая черта сделала его образ более понятным и человечным.
Она увидела, что он развернулся и уставился на нее. Его светло-карие глаза, задумчивые и далекие, изучали гостью. В них затаилась грусть. О чем он думает? Хорошо, если не сожалеет о назначенной встрече. Мэган вдруг поняла, что хотела очутиться здесь снова, с самой первой минуты знакомства хотела вновь видеть его, хотела знать, что выйдет из их общения.
В этот вечер он был как-то особенно красив.
Тигриные глаза светились природным умом и сексуальной мужской притягательностью.
— Извините, я опоздала. Пришлось работать сверхурочно. — Едва слова слетели с губ, она почувствовала, как залилась румянцем. Зачем врать, не было никакого «пришлось», она могла бы отказаться, если бы захотела. Линдси, начальница, подулась бы, конечно, но, если бы Мэган попросила, никто бы не возражал. Но Мэган почти не умела постоять за себя.
— Вы пришли, и это главное. — Кайл провел рукой по волосам и так улыбнулся, что можно было упасть в обморок.
— Мы будем рисовать сегодня? — спросила она.
— Вы хотите…
— Ну, если вы запланировали что-то еще… Я имею в виду…
— Никаких планов. — Кайл выпрямился и продел большие пальцы за пояс черных обтягивающих джинсов. Мягкая ткань натянулась, и взгляд Мэган скользнул ниже, к стройным бедрам и длинным ногам. — Я вообще редко планирую свои действия.
Все было очень странно. Кайл держал в секрете методику их уроков, и, когда в прошлый раз она попыталась заплатить ему, он не принял деньги, сказав, что такие вопросы привык решать после нескольких занятий, когда увидит возможности своего ученика. Значит, у него есть другие источники дохода. Мэган даже тайком подумала, что он очень богат, раз ему не нужно брать деньги с клиентов за каждое посещение.
— О!
— Вас это беспокоит? — непринужденно спросил Кайл.
Если быть честной, то да. Наверно, потому, что до развода ее жизнь была расписана Ником по минутам. Она и теперь продолжала следовать тому же ритму, словно заключенный, который привык к своим четырем стенам и не воспринимает камеру как ловушку.
— Все в порядке. — Мэган пожала плечами. Она, несомненно, некоторое время еще походит на уроки, но, если все так и останется непредсказуемым, скажет ему, что старания оказались напрасными, и уйдет.
— Это «нет», не так ли?
— Что?
— Я не коллега-профессор и не школьный учитель, Мэган. У меня нет учебного плана. Наши беседы должны стать вам поддержкой в осознании ваших желаний и потребностей, а мне нужно понять, как помочь вам. Теперь смысл наших встреч прояснился?
Кайл направился к ней. Мысленно Мэган велела своему сердцу успокоиться и дать ей возможность членораздельно что-нибудь ответить.
— Дайте мне вашу сумку, — тихо попросил он, слова звучали так мягко, словно утопали в меде.
Мэган вздрогнула.
— Зачем? — Она задала вопрос машинально, не думая, потому что уже отдавала сумку Кайлу.
Он отложил ее в сторону и встал прямо напротив своей посетительницы. Ее глаза уставились на его подбородок, она видела маленькую ямочку на бронзовой коже и резко очерченную чувственную линию рта. Оцепенение овладело всем телом, ей казалось, будто она впадает в гипнотический транс и не может пошевелить и пальцем…
— Дайте мне вашу руку. — Он решительно прижал ее ладонь к своей твердой теплой груди.
Под простой белой футболкой, которая прекрасно оттеняла его загар, билось сердце, оно стучало почти у нее в руке. Мэган провела кончиком языка по верхней губе. Слова застряли у нее в горле.
— Живопись обращается не только к физическим чувствам, но и к душе. И иногда она творит чудеса. Каждый взмах кисти, каждый мазок может стать откровением. Так скажите мне, — спросил он, выделяя слова, — что вы чувствуете?
О господи, это происходит не со мной… Мэган чувствовала, что сейчас упадет в обморок. Каждая клеточка ее тела рвалась навстречу этому человеку, который крепко прижимал ее руку к своей груди. Внезапно ее тело охватила дрожь, а язык прилип к небу.
— Мэган? — позвал Кайл.
— Ваше сердце. — Ее щеки медленно покрылись румянцем. — Я слышу, как бьется ваше сердце.
— Прекрасно. Вы еще раз подтвердили, что я живой, а не умер и не попал на небеса… — Ему никогда не доводилось видеть таких нежных карих глаз и таких чувственных губ.., губ, которые неосознанно манили к себе…
Завораживающий аромат ее тела, шампуня и духов будоражил его воображение. Кайл боролся с внезапным желанием, стараясь сохранить контроль над собой. Девушка смотрела на него снизу вверх, доверчиво, как ребенок, но в глазах читалась адская смесь невинности и огня, удивления и страха…
Превозмогая себя, она внезапно сделала шаг назад, отняла руку от его груди и убрала волосы за ухо. Этот жест был как предупреждающий сигнал.
Пожалуйста, не делай этого, я не могу управлять своими чувствами сейчас.
Кайл, будто отвечая ей, медленно кивнул головой, но, прежде чем он смог заговорить, прошло несколько секунд.
— Каким цветом вы нарисовали бы мое сердце, Мэган? Подумайте. Что вы ощущали, когда под вашей рукой билось мое сердце?
— Страсть, силу… — Зардевшись, она отвела глаза в сторону и уставилась на свои туфли, точно видела их в первый раз. Почему она заговорила о страсти? Могла бы выбрать более безопасную тему. Впрочем, Кайл не ждал нейтральных ответов, он пытался психологически подготовить ее.., увидеть другую Мэган Бренд, истинную…
Он старался обнажить то, о чем даже не подозревал, ведь она и сама не знала, какая она, настоящая Мэган Бренд. Но она действительно чувствовала страсть и силу, когда прижимала руку к его груди. Наверно, заниматься любовью с таким мужчиной — значит оседлать ветер или удержать прилив….
— В каком цвете вы бы изобразили страсть и силу? Как бы вы вообще изобразили эти чувства?
Хотите попытаться?
Кайл, затаив дыхание, ждал ответа. Язык ее тела молчал, но в душе шла борьба. Фарфоровые щеки порозовели, и черт бы его побрал, если она не готова расплакаться. За ослепительной красотой он видел женщину отчаявшуюся, надломленную, и ему захотелось поднять ее на руки, отнести в постель и утешить тем освященным веками способом, который заставляет мужчину и женщину забыть о проблемах, боли и страдании. Он хотел сказать ей о том, что она самая красивая и желанная женщина, которой мужчина мечтал бы обладать и которую стремился бы защитить.
Скрывая слезы, она опустила голову и кивнула.
Кайл взял Мэган за руку и повел в конец сада, в храм, где он возносил молитвы и поклонялся своим богам, — в свою студию, в белый летний домик, выстроенный в виде пагоды, с замысловатыми решетками на окнах и цветными витражами. В вечерних сумерках домик выглядел словно сказочный дворец.
Мэган была очарована. Очарована, окутана волшебством. Как только они вошли, Кайл зажег лампу, и Мэган показалось, что они очутились в пещере Аладдина. Она не смогла сдержать вздох восхищения. Внутри были мольберты, коробки с красками, холсты. В воздухе витал запах скипидара, туши, древесного угля и дерева.
У одной из стен стояли законченные картины, большие и маленькие, и Мэган вытянула шею, чтобы хоть одним глазком взглянуть на них. Она так хотела увидеть работы Кайла… Возможно, по картинам она сможет лучше понять этого человека?
С безмолвным восторгом смотрела она, как он относит мольберт к открытому окну, устанавливает его так, как считает нужным, достает натянутый загрунтованный холст. Внезапно он обернулся и улыбнулся ей.
— Не знаю ваших привычек, — заговорил Кайл, но мне лучше работается, когда комната наполнена свежим воздухом.
Сердце Мэган сжалось от волнения. О господи, как много времени прошло с тех пор, когда она рисовала в последний раз! Способна ли она теперь изобразить хоть что-то? Только бы справиться с нервами!
Будучи замужем за Ником, Мэган все делала по указке мужа, жила в постоянном страхе его неодобрения.
Когда они разошлись, она поклялась, что больше никогда не станет жертвой тирании. Однако ее собственная тирания была куда хуже.
— У вас есть свой способ смешивать краски или хотите, чтобы это сделал я? — Кайл подвез к мольберту столик на колесиках с открытыми тюбиками и баночками, рядом с ними лежали соболиные кисти разной толщины.
Даже если Мэган за свою жизнь не нарисовала ничего значительного, то способ смешивания красок знала превосходно. Дома у нее лежали три очень хорошие книги по вопросам живописи. Ее любимое занятие — чтение их на сон грядущий, все-таки она провела в художественном колледже шесть месяцев.
— Думаю, я справлюсь. — Она слабо улыбнулась.
— Ну, тогда это, все ваше, милая. Нарисуйте страсть, о которой мы говорили. Не сдерживайте себя. Я хочу знать, что значит для вас это чувство.
Время не ограничено. И не заботьтесь о технике: тут не конкурс и я не собираюсь судить вашу работу. Просто попытайтесь выразить себя. А я тем временем пойду сварю кофе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь - спасение - Кокс Мэгги

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Любовь - спасение - Кокс Мэгги



сказочка. много штампов .то ли перевод то ли написано так.
Любовь - спасение - Кокс Мэггииришка
11.03.2013, 10.58





Нормально,спокойно,мило...
Любовь - спасение - Кокс МэггиОЛЬГА
16.07.2013, 21.26





После прочтения никаких эмоций ...
Любовь - спасение - Кокс МэггиВикушка
19.11.2014, 13.56





Хороший романчик. Сюжет о том, как художник помогает женщине преодолеть психологические и физические травмы. Мне нравится
Любовь - спасение - Кокс Мэггизлой критик
19.12.2014, 10.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100