Читать онлайн Любимый обманщик, автора - Клоу Аннет, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любимый обманщик - Клоу Аннет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любимый обманщик - Клоу Аннет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любимый обманщик - Клоу Аннет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клоу Аннет

Любимый обманщик

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Кристиан вошел в гостиницу с парадного входа, когда на улице давно стемнело. Фасад «Тиары» освещали яркие фонари. Но окна номеров светились еле-еле. Как всегда вечером, в холле, танцевальном зале и баре было шумно, накурено, разило пивом и дешевым парфюмом.
Когда Крис Бентон появился на пороге, шум постепенно стих. Все посетители повернулись в его сторону. Напряженное молчание повисло над хмельной публикой. Присутствующие с удивлением взирали на Кристиана, точно на внезапно ожившего покойника. Молодой человек прошагал к стойке, поздоровался и заказал пива. Потом огляделся и поинтересовался:
— Оскар, не скажешь, что случилось? Почему публика таращится на меня, как будто в бар явилась мартышка? — и принялся рассматривать окружающих, изумленно подняв брови, словно бы поддразнивая их.
— Он над нами издевается! — раздался из угла пьяный голос — Хочет получить по физиономии!
— Помолчи там, на галерке! За счет заведения, Крис! — Оскар подал Крису пиво. — Разве тебя, приятель, не похитили?
— Кому я нужен, Оскар! — удивился Кристиан. — Считаешь, что за меня можно получить выкуп? Интересно было бы посмотреть на эту рожу, которая намеревается сделать подобную глупость! Я бы и сам за себя много не дал! Что сорвешь за безработного холостяка!
— Шутки шутками, Крис, но куда ты подевался ночью? Какой-то подонок забрался в твой номер и там все перевернул! От твоей одежки остались одни лохмотья! Надеюсь, мы договоримся, приятель? — Оскар чувствовал себя неловко.
— Хорошо, что в карманах моих драгоценных костюмов не было наличных, Оскар! — молодой человек хлопнул по плечу бармена. — Неплохо бы заявить обратное и содрать с тебя штуку-другую! А я-то думаю, отчего ты так подобрел?!
— Шутишь? Ну, ты загнул, парень! — Оскар немного растерялся.
Я человек честный, не стану жаловаться шерифу! И обдирать тебя! Дела в «Тиаре» и так идут не блестяще, верно? Сколько лет ты не делал здесь ремонта? Или в Туин-Фолс не едут нынче ребята с деньгами? А ведь раньше в «Тиаре» невозможно было снять номер на часок-другой! — он потягивал холодное пиво, вытирая с губ пену и довольно поглядывая по сторонам. Но у самого в голове крутилась мысль: как там Мелисса? Не случилась ли чего-нибудь плохого с ней? Если кто-то охотится на него, невольно пострадать может и она. Что-то с ночным посещением его номера складывалось не так!
— Надеюсь, мы утрясем все неприятности? Еще пивка? За счет заведения, конечно! Ты же свой человек, Крис?! А насчет постояльцев, Крис, ты прав: дела идут не очень! Скоро все побежим, точно крысы с тонущего корабля! Золото кончилось, Крис! — бармен был явно смущен тем, что случилось в его заведении, и выслуживался перед постояльцем. Делал вид, что очень озабочен безопасностью Кристиана Бентона.
— Плесни еще кружечку, приятель! — Крис протянул бокал Оскару. И пошутил: — У меня за годы моего примерного поведения и врагов-то не осталось!
— Ну, разве что доктор поднялся из могилы и отблагодарил таким образом за ремонт дома! — решил сострить кто-то, но шутку не поддержали, и она повисла в воздухе, а остряк скрылся за спинами посетителей.
Ты жив, Кристиан Бентон? — от распахнувшейся двери к стойке приближался шериф в черной кожаной шляпе и с большой звездой на груди. — Не пристроить ли тебя, приятель, на ночь в кутузку? Сдается, там ты будешь в безопасности! — Он протянул руку Крису. Тот ответил рукопожатием.
— Спасибо за чуткость, мистер Бакли! Но на свободе я все же чувствую себя не столь стесненно! А в занюханной кутузке буду как бородавка на лысине! Не уверен, что у тебя там не прячется тот, кто заинтересован в моей смерти!
— Ну, хочешь, Крис, я запру тебя в своем кабинете? Там и условия получше, и отдельный клозет! — необычайно ласково продолжал выказывать свою заботу мистер Альберт Бакли. — Я не хочу заниматься разбирательством мокрых дел! За годы твоего отсутствия городок как-то попритих!
— Ты, Берт, хочешь сказать, что я виноват во всех убийствах во всех штатах разом! Не приведешь ли пример?!
— Тебе, Крис, палец в рот не клади! — разразился хохотом мистер Бакли. — Огрызаться ты умеешь!
— Знаешь, пристрой-ка ты меня лучше под замок в банковский сейф, — предложил Кристиан. — В компании с наличными мне было бы веселее умирать!
— Ну, да, чтобы придя утром не обнаружить ни тебя, ни наличных! Ты и сейфу способен приделать ноги, Крис!
Теперь к смеху шерифа присоединился дружный хохот подвыпившей публики.
— Ты преувеличиваешь мои способности, шериф! — Кристиан лукаво усмехнулся.
— Шутки шутками, Кристиан Бентон, но тебе стоило бы остеречься! — послышался низкий и резковатый женский голос. По лестнице со второго этажа спускались Сьюзан Шенли и Марк Фишер.
И ума не приложишь, куда тебя спрятать! — Марк был по-настоящему обеспокоен. — Пошли, поговорим, Крис! Сьюзи, пожалуйста, принеси нам что-нибудь перекусить, дорогая!
Друзья поднялись на второй этаж и вошли в номер Кристиана. Молодой человек включил освещение и присвистнул. Разгром был полный. Одежда, которую он вместо себя уложил под одеяло, как и само одеяло, искромсаны. По всей комнате летали перья из подушек. Шериф, громко топая своими ботинками, проследовал на середину комнаты.
— Вчера, где-то около часа ночи, одна из девочек Жанны Хелм увидела, как кто-то забрался в гостиницу через окно на втором этаже. Потом твои соседи услышали шум драки и звон разбитого оконного стекла.
— Что они могли услышать?! Опять орали, небось, как похотливые коты! — выругался Крис и прикусил язык, исподлобья глянув на мистера Бакли. Хозяин гостиницы разрешал Оскару сдавать номера парочкам на ночь и даже на час-другой, что было противозаконно и, конечно, не приветствовалось властями. Шериф мог оштрафовать нарушителя в любой момент. А Крис вовсе не желал прослыть доносчиком. Но мистер Бакли сегодня свое внимание сосредоточил на других событиях. У него был нюх на серьезные преступления. Хотя угадать, где они произойдут, он, к сожалению, не мог. И тогда рыскал по городу день и ночь. Никто не знал, когда он успевал отдохнуть!
— Да тут не один я понес урон! — Кристиан пытался шутить, однако шериф уже был вполне серьезен.
— Я должен тебя допросить, Кристиан Бентон! Что-то не нравится мне то, что нынче витает в воздухе! — заявил он. — Где ты был сегодня ночью? И кого ты подозреваешь в нападении?
— А если я откажусь отвечать, то ты, шериф Альберт Бакли, арестуешь меня за покушение на самого себя?! Так или не так? — он вынул из шкафа сумки, открыл их. Там, к счастью, ничего не было тронуто. — Ну, вот! Кое-какие вещички остались целы.
Однако он не стал говорить шерифу, что не досчитался черного дорожного костюма и пары ковбойских сапог. Кому могли понадобиться поношенная одежка и растоптанная обувь?
— Но зачем порезали шторы и разбили стекло, непонятно! — Он присел на растерзанную кровать и обвел взглядом присутствующих. — Наверное, просто от злости!
— Осторожнее, Крис, — предупредил Марк, — здесь все закапано кровью, как я понимаю, не твоей.
— Кровь на полу. Кто-то кому-то расквасил нос! И все дела! Значит, здесь побывали, по крайней мере, двое! Друг друга эти парни явно не слишком жаловали! И оба желали моей скорой смерти! Ума не приложу, кому так насолил я в Туин-Фолсе!
— Мистер Бентон, припомни, тебя точно не было в номере? — вставил шериф, подозрительно посматривая на Криса.
— Без свидетелей и по секрету могу сказать, что был ночью в фургоне Джимми Янь Фу! Китайцы весь день чистили шахту от гремучих змей. Отец Сью может подтвердить!
— Значит, ты всерьез занялся этим делом? — восхитился Марк. — Денег раздобыл?
— Не просто раздобыл, а заработал на змеях! Джимми завтра днем пришлет их мне в «Тиару». Мы договорились. Китайцы наварили целый котел змеиной мази. Говорят, что это снадобье хорошо помогает при больных суставах. Только не следовало бы никому знать, что змей в шахте больше нет. А то найдутся дураки, как те два пришлых парня, одного из которых гремучки закусали до смерти. Попрутся искать счастья, а Йортом их пристрелит. Кстати, шеф, тот приятель все еще сидит? Я был бы не против по-дружески побеседовать с ним. Не предоставишь мне такую возможность, мистер Бакли?
— Зачем? — шериф настороженно посмотрел на Кристиана. — Не вижу в этом необходимости, Крис!
— Пока ты считаешь, что нет необходимости, парня может постичь участь его напарника, шеф! Но смерть свою он примет не от змеи! И придется тебе заниматься расследованием!
Мистер Бакли задумался, сдвинул шляпу на лоб и озадаченно почесал в затылке. Но ворвавшаяся в комнату Сью прервала их доверительную беседу.
— Крис! Послушай, Кристиан! Выйди на минутку! — она была возбуждена.
— Извините, джентльмены! — Кристиан вышел в коридор, плотно прикрыв дверь. — Что случилось, Сьюзан?
— Приехал Филипп, — зашептала Сью, — говорит, что миссис Коуплендл хочет тебя видеть! Иди, он ждет тебя возле боковой лестницы!
— Миссис Коуплендл? — Кристиан смутился. — Среди ночи? Я не могу! Это не лучшим образом скажется на ее репутации!
— Крис, я и не думала, что ты такой болван! — рассердилась Сьюзан. — Если такая женщина просит тебя о помощи, значит, случилось что-то серьезное! — Она взглянула на него, как на недоумка.
— О помощи?! — Кристиан был удивлен и растерян.
Конечно! Если боишься ехать один, то мы с Марком можем тебя подстраховать! Чтобы, не дай Бог, миссис Мелисса не соблазнила тебя! С чего ты стал вдруг таким стеснительным, Крис, точно девушка на первом причастии?
— Прости, Сью, я не подумал! — Кристиан чмокнул ее в щеку. — Отвлеки моих гостей, а с Марком мы еще встретимся!
— Иди уже! — она повернула его лицом к боковому входу и сильно толкнула в спину.


— Крис, поехали быстрее! — Филипп был на удивление серьезен и встревожен. — Миссис говорит, что только ты поможешь! Она обедала с мистером Гриффином в столовой, говорили о чем-то. Потом миссис Коуплендл встала и вышла. На улице ей стало плохо. Мисс Рэмзак помогла ей добраться до дома, уложила в постель, а я отвез мисс Рэмзак обратно. Миссис Мелисса спала, когда я вернулся. Полчаса назад проснулся, выглянул из сторожки и увидел, что в рабочем кабинете доктора горит свет. Я зашел в дом и услышал, как она плачет!
— А с чего ты взял, Фил, что она хочет меня видеть? — Кристиан был сильно озадачен.
— Я зашел ее успокоить, а она заплакала еще сильнее и сказала, что помочь ей сумеет только Кристиан Бентон! И я пообещал ей привезти тебя живого или мертвого! Она предположила, что последнее вполне может случиться. Они перед этим не остановятся. Тогда ей незачем будет больше жить! Она плакала и причитала, что они разрушили ее жизнь второй раз, и, похоже, не без его помощи убили мистера Коуплендла.
— Кто это — они? — Крис растерялся еще больше. — Я спрашиваю, и кто такой — он?
— Этого она не сказала. И не скажет никому даже под страхом смертной казни, кроме тебя. Но я догадываюсь, что она намекала на своего сводного брата — Джона Паркера.
Кристиан оглянулся на здание гостиницы. В его номере горел свет, двигались тени. Надо было срочно принимать решение, а то шериф может обратить внимание на его длительное отсутствие на месте происшествия.
— Поехали! — решился он, схватив Филиппа за руку. — Где твоя коляска? Кстати, который час?
— Я поставил коляску не у коновязи, а в одном секретном местечке! И думаю, что вот-вот пробьет полночь!
Не прошло и десяти минут, как экипаж, запряженный Портером, точно стрела летел по Мидоуз-стрит. В городе было темно и тихо. Только гостиница жила обычной шумной жизнью: звучала музыка, слышался гомон в танцевальном зале, смех, пьяные крики.
Часы на колокольне методистской церкви пробили двенадцать, когда коляска свернула на аллею, ведущую к усадьбе миссис Коуплендл. Неожиданно Филипп остановил Портера и заговорил:
— Крис, прошу тебя, пойми правильно все, что скажет тебе леди Мелисса. Она не умеет лгать и изворачиваться. И если она послала за тобой, то, значит, ей действительно поможешь только ты! Не отталкивай ее сразу! Помоги! Она видит в тебе сильного мужчину, способного понять и защитить. Наберись терпения и выслушай ее внимательно, даже если она тебе не нравится или будет не по душе то, что она скажет! — Он никогда не говорил так много и так страстно, как сегодня. Кристиан с удивлением слушал его пламенную речь. — Пойми, мне она словно дочь! Она меня отлично понимает и никогда не бранит. Но иногда посмотрит так, что я готов для нее весь мир перевернуть. Она верит тебе, и, боюсь сказать, возможно, очень тебя любит!
— Меня? Любит? Ты преувеличиваешь, Фил! — Кристиан был смущен. Он понимал, что старик говорит правду. Но еще не знал, нужна ли ему такая правда.
Конюх тряхнул поводьями, и Портер резво вынес экипаж к самому крыльцу. На кухне тотчас же вспыхнул свет. Мелисса, одетая в строгое черное платье, отворила дверь и вышла на порог. Она подрагивала от ночного холода. И Кристиан поспешил войти в дом, чтобы не заставлять ее мерзнуть на крыльце.
Филипп спешился и повел Портера по садовой дорожке в конюшню.
— Я очень благодарна вам, мистер Бентон! Спасибо, что не отказали в моей просьбе! — Мелисса прошла вперед, встала у стола, отвернувшись от Кристиана и спрятав лицо в тени.
В плите гудело пламя, кофейник вот-вот готов был вскипеть. Лавли сидела перед прикрытым поддувалом на жестяном листе. Она фырчала и жмурилась от удовольствия. Когда она открывала свои таинственные глаза, в них вспыхивали ярко-красные язычки пламени.
— Мэм! — Крис хотел сказать что-нибудь бодренькое. Вроде того, что не мог отказать в просьбе столь очаровательной леди — поэтому он в ее доме, у ее ног! Готов защищать от кого бы то ни было. Но она прервала его:
— Мистер Бентон, я знаю, что вы порядочный человек! Только потому решила доверить вам свою тайну. Бенджамин всегда говорил о вас только хорошее. — Ее голос, глухой, потерявший свою мелодичность и мягкость, поразил его.
— Кофе, мэм! — Кристиан шагнул к плите, быстро сдвинул кофейник, готовый выплеснуть содержимое через край.
— Спасибо, мистер Бентон! — Мелисса через силу улыбнулась. Чувствовалось, что она пережила страшное потрясение. И не знает, как подступиться к тому, о чем ей хотелось поведать. Крис видел, как она мучается.
— Прежде всего, мэм, успокойтесь! — Кристиан снял куртку, повесил ее в прихожей. Вернувшись, начал объяснять свой затрапезный вид: — Извините, я был на Поляне Мертвого Койота! Китайцы выловили в шахте Йортома всех змей!
— Правда? — Крис почувствовал, как она оживилась. — Возможно, что с этого лучше всего и начать разговор. Я так рада, что вы не бросили Йортома. Он всегда вспоминал о вас. А я считала, что вы — просто местная легенда! — Она с надеждой посмотрела на него.
Кристиан смутился, покраснел. Он был рад, что в кухонном полумраке не видно, как она вогнала его в краску.
— Но, прежде всего, милая Лисси, вам надо выпить чего-нибудь горячего. Голос у вас совершенно сел. — Молодой человек вымыл руки, стал накрывать стол.
— Попозже я заварю себе чай из трав, — Мелисса оживала у него на глазах. Щеки покрывались слабым румянцем. Она отметила, что он обратился к ней так, как когда-то называла ее мать.
Кристиан тем временем выставил на стол все, что нашел в шкафчике: топленые сливки, кленовый сироп и лепешки, тонко порезал ветчину. Он и сам давно не ел, поэтому решил продолжить разговор после ужина.
— Я могу приготовить вам омлет, — предложил он Мелиссе. Но она отрицательно покачала головой. Сидела отрешенно, отпивая из чашки крепчайший кофе.
Лавли, мурлыкая, подбежала к столу, потянулась, царапнула Кристиана за коленку.
— Осторожнее! — Молодой человек протянул кошке ломтик ветчины, она аккуратно взяла его и стала есть.
— Беременной женщине нельзя отказывать! — грустно пошутила Мелисса.
— Правда? — Крис почесал у кошки за ушком. — Поздравляю, Лавли! Ты, наверное, счастлива своим кошачьим счастьем!
— Знаете, мистер Бентон, сегодня мне сделали предложение, — Мелисса не смотрела на собеседника, склонившись над столом, она выводила пальцем невидимые узоры.
— Управляющий? — Кристиан чуть не подавился. Исподлобья напряженно глянул на женщину, словно опасаясь истерики, на которую он должен был как-то отреагировать. Точнее, не «как-то», а сделав Мелиссе встречное предложение. Но у него в планах не было пускать корни в Айдахо. Его ждали места более благодатные. — Зачем вы мне все это рассказываете?
— Не думайте, я не льщу себя надеждой, что вы станете меня отговаривать. — Мелисса сделала паузу, словно в действительности ждала его реакции.
Он промолчал, подумав, что все-таки она чего-то ждала, иначе бы не сделала паузу. Но его не проведешь, он изучил все женские уловки и на них попадаться вовсе не желает. И тогда она продолжила:
— Я пригласила вас по другому поводу. И хотя вы угадали имя претендента на мою руку, обсуждать эту проблему не будем.
Кристиан вопросительно вскинул глаза.
— Тогда зачем я вам понадобился?
— Я хочу перевести на ваше имя все деньги, которые завещал Бенджамин! Оставлю себе только то, что сохранилось от отцовского наследства…
Кристиан поперхнулся глотком кофе.
— Что?! О чем вы говорите, мэм? — Мгновенно заработало сознание. Зачем он возился с ремонтом ее дома! Зачем столько корячился с китайцами, лазил по штрекам и шурфам! Затеял возню с Йортомом, с документами! Вот как все просто оказалось на деле!
— Но я оставляю за собой право на условия! — Мелисса испытующе смотрела на Кристиана. А он остолбенел, словно громом пораженный. Да за такие денежки можно пообещать что угодно, а получив их, спокойно смыться.
— Условия заключаются в следующем: часть средств вы вкладываете в разработку участка мистера Йортома Шенли и, конечно же, выделяете долю Сьюзан. Это важная часть того, как распределить средства.
Молодой человек выставил вперед ладонь, намереваясь прервать ее речь. Прелесть все-таки эта леди. Распределяет его деньги, точно свои собственные. Но Мелисса стукнула кулачком по столу.
— Выслушайте же меня, мистер Бентон! А потом я дам вам возможность высказаться. — Она закашлялась и отхлебнула немного кофе. — Налейте мне погорячее! — Выпила несколько глотков горячего напитка и снова заговорила: — У меня не так много времени. Дальше! Покупаете понемногу акций на имя малюток Гарольда и Сары Фосдик.
— Мелиссы и Кристиана? — уточнил молодой человек.
— Именно их! — подтвердила женщина, и глаза ее засветились теплотой. Она улыбнулась и стала немного похожей на прежнюю Мелиссу. — Но прежде всего вы должны выполнить мою самую главную просьбу. Найдите того, кто убил моего мужа! Сколько бы это ни стоило! Кто бы ни был этот человек! Найдите его! Он должен ответить за свое злодеяние! — Она тяжело дышала и вздрагивала. Глаза сверкали огнем ненависти.
Кристиан был изумлен. Чего-чего, а подобного поворота он не ожидал. Леди Мелисса и на самом деле оказалась не так проста. В ней оказалось столько страсти, она была так многолика. А твердости ее характера можно было позавидовать. Он понимал, что она затевает опасную игру. Но было незаметно, что она потеряла рассудок или чувство реальности.
— Я рад бы помочь, но не знаю, с чего начать… — молодой человек замолчал.
Сейчас я покажу вам, с чего! — она вышла из кухни. Не зажигая свет, наощупь пробралась в кабинет доктора. Вскоре вернулась и положила перед Кристианом фотографию. — Это я! — голос звучал твердо и уверенно. Вглядевшись в изображение, Кристиан буквально остолбенел. Он был ошарашен, сбит с толку, уложен на лопатки! Да, это была она, но совсем юная, хрупкая, девочка с копной блестящих, волнистых волос, со стройными ногами, тоненькой талией, еще неразвитой грудью, узкими, почти мальчишескими бедрами и маленькими изящными ступнями. В ее грустных глазах сквозила печаль, трагедия подростка. И пока он рассматривал злосчастную фотографию, Мелисса глядела на него с печальной и нежной, какой-то материнской, все понимающей улыбкой. И в этой сегодняшней улыбке, и в той, прошлой, запечатленной на снимке много лет назад, просматривалась житейская мудрость. Она была мудра не по годам уже тогда, когда ее звали не миссис Мелисса Коуплендл, а мисс Мелисса Фостер.
— Кто-то прислал мне этот снимок сегодня утром, вернее, уже вчера. И сделать это могли только два человека. Они оба уверены в том, что я отдам им все, лишь бы сохранить свою тайну. Но я не хочу выполнять их условия, я не буду идти у них на поводу. Ни за что! И вы должны мне помочь, Кристиан!
— Вас шантажирует тот, кто проводил съемку? — предположил Кристиан, не отводя взгляда от фотографии.
— Нет, не они! Фрэд и Майра давно покинули страну. Разбогатев, они вернулись в Шотландию. И, думаю, больше не нуждаются в подобном промысле. Если, конечно, ничего не случилось с деньгами, которые они получили от моего мужа.
— Значит, доктор выкупил у них все, даже негативы?
— Только я, глупая, долгое время не знала! И не ценила по-настоящему его отношения ко мне!
— Получается, доктор выкупил не все фотографии? Либо Фрэд и Майра его обманули, либо кто-то еще припрятал компрометирующие вас снимки? Интересно знать — кто? — Кристиан поймал себя на мысли, что и сам не прочь бы иметь у себя такое изображение Мелиссы. Нет, не для того, чтобы, разглядывая его, возбуждать свою утомленную любовными утехами плоть. Он понял, что ему хотелось видеть Мелиссу всегда!
— Мне кажется, это сделал мой сводный брат Джон Паркер! Скорее всего, он проиграл то, что получил тогда от Бенджамина за молчание. А когда Бенджамина не стало, он решил отнять у меня остальное! Он и так все украл у меня и моей умирающей мамочки! Его отец был моим опекуном. Сначала он разорил маму, а потом и меня!
И Мелисса коротко и спокойно повторила все, о чем так эмоционально и страстно несколько часов назад повествовала Филиппу.
Крис поймал себя на мысли, что ему очень хочется пустить в ход кулаки, чтобы проучить обидчиков Мелиссы, отбить у них охоту шантажировать порядочных людей. Но он постарался подавить в себе это желание. Он не хотел застрять в Туин-Фолсе из-за чужих проблем!
— Погодите, мэм! — Крис запнулся, потому что Мелисса вздрогнула от этого официального обращения. Но сделал вид, что не заметил ее реакции. — Выходит, второй — мистер Чарльз Гриффин. Он вас шантажирует?! — наконец догадался молодой человек.
— Слава Господу, что вы догадливы, мистер Бен-тон! И не просто шантажирует! Он требует, чтобы я вышла за него замуж, как только закончится траур. Мистер Гриффин намерен участвовать в выборах в городской совет, и шансов у него будет больше, если до этого он сделается респектабельным семьянином. И еще я должна уговорить вас немедленно покинуть Туин-Фолс. Иначе он обнародует эту фотографию!
— Вот как?! — подобного обращения с собой Кристиан не мог позволить, а тем более какому-то соглядатаю. — Ну, это мы еще посмотрим, кому положено, а кому не положено жить в Туин-Фолсе! Откуда он взялся, такой крутой и изворотливый?
— Я не знаю! — Взгляд Мелиссы снова стал затравленным. — Он всем представляется другом Бенджамина, но это неправда! Они никогда не дружили! Он пытался втереться в доверие к доктору. Но Бенджамин его не терпел, просто мирился с его существованием! У них много было разногласий. Что и понятно: доктор был заинтересован в том, чтобы люди были здоровы, а управляющий хотел выжать из рабочих все, что можно, не очень заботясь о состоянии их здоровья. После смерти мужа мистер Гриффин проявлял ко мне внимание, сочувствие. За это время я привыкла к нему. Тем более что он был всегда вежлив и предупредителен. До вчерашнего вечера. И это очень, очень странно. Он словно сошел с ума.
— Или открыл свое истинное лицо! Кристиан задумался. Мысленно он постарался связать два события: шантаж и разгром в его номере. Если бы там действовали Салливан Росс и Клод Паттерсон, то они были бы заодно. Но, судя по всему, одиночка нарвался на одиночку. Они поранили друг друга, хотя, скорее всего, не очень серьезно.
— Я не прошу от вас, мистер Бентон, немедленного согласия. Подумайте хорошенько и дайте ответ. А я завтра подготовлю документы у Джозефа Балларда. — Она говорила все медленнее, почти засыпая. Потом как-то привычно перебралась в кресло, свернулась в нем калачиком и буквально через минуту глубоко и ровно задышала.
Издалека снова послышался звон: колокол отбил три часа. А молодому человеку казалось, что разговор с Мелиссой длился не больше часа. Кристиан сидел и молча глядел на нее. Потом поднялся, взял Мелиссу на руки. Она показалась ему совсем легкой, точно девочка-подросток. Волосы касались его щеки. И неожиданно он зарылся лицом в эту золотисто-каштановую гриву.
Локоны, привычно стянутые в тугой пучок, пахли ромашкой. К этому аромату примешивался нежный, горьковатый запах лимона и миндаля. Кристиан шагал вверх по лестнице, голова Мелиссы покачивалась у него на плече, правая ее рука обнимала его за шею.
В спальне он откинул с постели одеяло, положил Мелиссу. Потом принялся расстегивать крючки на одежде. И почувствовал вдруг, что под платьем ничего нет. Пальцы Кристиана на миг замерли. Он отдернул руки, точно обжегся ее кожей — гладкой, атласной. Стянув платье, старательно укрыл Мелиссу теплым одеялом и подоткнул со всех сторон. И после этого начал осторожно вынимать шпильки из ее волос и аккуратно расправлять пряди поверх одеяла.
В окне уже занимался рассвет. Пробовали свои голоса его предвестники — ранние птахи. Кристиан сидел на краю кровати, склонив голову на подушку. Незнакомое чувство рождалось в его сердце — чувство щемящей нежности и сострадания.
Он поймал себя на желании зажечь лампу и посмотреть на обнаженную Мелиссу. Но яркий свет может разбудить ее. А если он не совладает с собой? И что тогда? Жить с постоянным ощущением своей вины, чувствовать себя подонком? А каково будет Мелиссе, которая и так настрадалась в своей жизни от человеческой подлости? Вполне возможно, она сойдет с ума, не выдержав очередного испытания. Именно такой последней каплей станет его исчезновение из города, когда он получит наконец свои деньги.
— Спи, Мелисса, спи, леди доктор! — Он улыбнулся, вспомнив, что так называл ее Джимми Янь. — Тебе необходимо отдохнуть! У тебя тяжелая работа. Но ты сильная, мужественная женщина и справишься со своими трудностями!
Он осторожно поцеловал ее в лоб. Волна тепла прошла по животу, поднялась к груди. Кристиана качнуло. Дыхание стало прерывистым и горячим. Он чувствовал, как все тело наливается жаром.
Молодой человек постоял еще немного, поправил одеяло на крепко спящей женщине и вышел из спальни. Захватив в коридоре куртку, прошел на кухню. Огонь в плите давно прогорел. Кристиан вымыл посуду, вытер стол. Потом потушил огонь в лампе и открыл дверь.
Прохладный ветер ворвался в помещение, рванул занавески на окнах, освежил разгоряченное лицо и шею. Кристиан постоял на крыльце, медленно приходя в себя. Ему очень хотелось вернуться назад. В тепло и уют дома, к горячей постели молодой, обольстительной, но перенесшей столько испытаний одинокой женщине. Сейчас он остро осознал, что нужен ей! В их встрече и разговоре явно не хватало завершенности! И от этого он чувствовал неудовлетворение. Господи, что он делает? Зачем упускает то, что само идет в руки? Но он справился с искушением. Резко захлопнул входную дверь, на которой автоматически защелкнулся замок. Пути назад не было.
Натягивая куртку, он ощутил смешанные ароматы ромашки, лимона и миндаля, которыми пропахла его теплая фланелевая рубашка. И снова горячая волна прокатилась от живота до груди. Это была волна желания. Желания обладать этой женщиной. Нянчить, точно ребенка в своих объятиях.
Целовать шею, грудь, шелковистую кожу на бедрах. Утолять сокровенные желания Мелиссы.
Чувство сожаления о годах, проведенных без этой женщины, угнетало. Радость от обретения ее любви придавала сил. Кристиан, сам того не замечая, улыбался.
В том, что она влюблена в него, он был уверен. И так, как ни одна женщина на свете не любила Кристиана. Он знал это потому, что Мелисса доверилась ему. Даже уснула, интуитивно чувствуя, что он не воспользуется ее беззащитностью. Не обманет ее доверия. И не только одно отчаяние толкнуло ее на сегодняшнее признание. Этим признанием Мелисса затронула в его душе ту струнку, затронуть которую дано не каждой женщине. Сейчас он гордился тем, что «леди доктор» открылась ему и дала возможность почувствовать себя настоящим мужчиной, ответственным за любящую женщину. Он чувствовал, что как-то странно перерождается. Несмотря на собственное сопротивление.
Шагая по дороге в сторону «Тиары», Кристиан составлял новый план действий. Он чувствовал, что время поджимает. Вот-вот в городе могут появиться его прежние партнеры, которых он когда-то обманул. Он обыграл в карты Салливана Росса и Клода Паттерсона, в партнерстве с которыми сколотил приличную сумму на приисках Монтаны. Парни были злы на него. И на то имелась причина: договорившись о возможности отыграться, они не застали на следующий день Кристиана в номере гостиницы. Это считалось нарушением неписаного закона золотоискателей.
Деньги, а их оказалось сто пятьдесят тысяч, он положил в ближайший банк на имя доктора. С сообщением об этом послал письмо в Туин-Фолс. Сам же поехал в Мексику. Сейчас его радовало одно: парни не знают, что их деньги лежат теперь на счету Мелиссы. Но об этих деньгах знают ее брат и жених-управляющий.
Надо было продумать многое. Например, как прижать этого жучка-управляющего и выведать, где он хранит оставшиеся фотографии. Еще нужно зайти — к Джозефу Балларду и завещать Мелиссе вклад в Сиэтле. На тот случай, если Салливан с Клодом догонят и прикончат его. Но прежде всего стоит попытаться договориться с парнями. Наконец следует оставить для Мелиссы письмо с извинениями по поводу невозможности их брака и счастливой семейной жизни из-за его трагической кончины. Он горько усмехнулся: прав оказался острослов Оскар, предсказавший, что миссис Коуплендл может вторично стать вдовой. К сожалению, так и не выйдя за Кристиана замуж. И даже не сделавшись его любовницей.
Кристиан стал насвистывать похоронный марш, представляя, как его с простреленной грудью везут на кладбище. Толпа горожан провожает в последний путь. Даже Ханна Фишер, которая ненавидела его, точно обыватель зачумленного бродягу, вытирает слезы кружевным платком, размерам со столовую салфетку. Марк и Сьюзан несут позади гроба похоронные венки, обвитые черными креповыми лентами. Мелисса уговаривает и утешает Филиппа, который относится к нему, точно к сыну, еще со времен гражданской войны. Конечно, Фил будет неутешен и не скован приличиями, как Мелисса, прилагающая все усилия, чтобы не показывать публично свое горе. Она будет вести себя в обществе сдержанно. А дома станет плакать вместе с Филиппом.
Салливана и Клода отправляют за убийство на виселицу. Потому что Кристиан Бентон полноправный гражданин независимой страны, когда-то совсем юный он воевал против сторонников рабства, за равноправие и свободу всех граждан Соединенных Штатов Америки в составе армии генерала Шермана. И у него даже имеются награды от самого президента Авраама Линкольна.
Странные фантазии занесли его так далеко, что он представил, как дирижер духового оркестра Туин-Фолса, шериф Альберт Бакли, отбивает ритм начищенными медными тарелками и роняет скупую мужскую слезу. Движение экипажей на время похорон закрыто до самого Восточного кладбища, потому что город хоронит безвременно погибшего…
В этот миг он распахнул входную дверь «Тиары» и зашагал по присыпанному свежими опилками полу, вдыхая смолистый аромат сосны и лиственницы. Оскар с раскрытым от удивления ртом замер возле стойки со щеткой в руке. Всем своим видом он как бы предупреждал запоздалого постояльца о чем-то.
И в этот момент на запястьях у Кристиана, словно сами собой, защелкнулись наручники. Рука шерифа скользнула по кожаному ремню, вытащила из заднего кармана брюк револьвер, без привычной тяжести которого молодой человек почувствовал себя совершенно беззащитным. А голос шерифа отбарабанил:
— Кристиан Бентон, вы арестованы по обвинению в нападении на компанию «Западная», покушении на убийство охранника, проникновении в кассу и похищении из сейфа наличных, золотого песка и самородков, акций на сумму…
— Шериф Бакли, это, похоже, глупый розыгрыш! — Кристиан оторопело рассматривал наручники.
— Арестованный, без фамильярностей! — рявкнул шериф. — Дайте объяснение, где вы были с часу ночи и до четырех утра!
Кристиан в первом порыве самосохранения открыл было рот, но тут же спохватился. Как может он при скоплении такого числа свидетелей объявить, что был у миссис Мелиссы Коуплендл и, знаете ли, пил у нее на кухне чай и выслушивал исповедь?! А потом отнес ее в постель. И у них ничего более не было. Кто поверит, что между сердцеедом Кристианом Бентоном и стосковавшейся по мужской ласке вдове миссис Мелиссой Коуплендл ничего не произошло? Да лучшего повода для насмешек над Кристианом и не найдешь! Но не только о себе он думал в этот момент. Ему проще было умереть, пусть и невиновному, чем выставить на позор женщину. Он никогда не позволял себе обнародовать свои отношения с дамами сердца!
А тут, в холле «Тиары», собралась такая куча свидетелей. Вон и Чарльз Гриффин довольно скалится! Рад, наверное, что победил! И Оскар взирает с любопытством! Сью и Марк, взявшись за руки, бледные от беспокойства за него, словно о чем-то предупреждают испуганными взглядами.
И троица помощников Бакли готова накинуться на подозреваемого в столь тяжком преступлении! И, о Боже, Спаситель Милосердный, Салливан и Клод, оба — собственными персонами, со свирепым выражением физиономий! А у Салливана играет всеми цветами радуги растекшийся на пол-лица синячище! Видимо, Росс побывал в его номере и сразился с неизвестным злоумышленником. Кристиан мысленно похвалил парня за то, что он сделал ему неожиданное одолжение.
Молодой человек молчал. И не собирался говорить даже под страхом смертной казни. Тишина становилась тягостной.
— Ну, что ж, Бентон, молчим, значит? Свидетель обвинения, мистер Чарльз Гриффин! Прошу вас проследовать с нами в полицейский участок для оформления протокола задержания!
— Не задержания, а незаконного ареста! — не удержался от колкости Кристиан. Он усмехнулся и весело подмигнул Сьюзан. — Вам придется извиняться, шериф, перед невиновным человеком!
Сьюзан не улыбнулась в ответ, а поглядела на Криса с ужасом. Она понимала: Кристиана задержали незаконно — ей было известно, что он поехал к Мелиссе. Но она знала: если скажет об этом шерифу, Кристиан ей никогда не простит.
— Там посмотрим! — Бакли махнул своим помощникам.
Довольные таким поворотом дела парни с готовностью повели Кристиана в сторону полицейского участка. Похоже, в сонном городке Туин-Фолсе что-то происходило. Сколько разговоров и слухов породило появление Кристиана Бентона! И каково логическое завершение!
Чарльз Гриффин мог торжествовать. Он важно вышагивал по городу, вслед за арестованным и шерифом, и, казалось, вот-вот кинется от радости в пляс. Наконец-то, наконец-то, он избавился от этого наглеца Кристиана Бентона. Защитники униженных и угнетенных управляющему компании не нужны. Город должен жить в страхе и трепетать перед сильными мира сего. И никаких Робин Гудов Гриффин в городе, который он давно считал своим, не потерпит.
За покушение на охранника Кристиан, к удовольствию управляющего, схлопочет, по меньшей мере пожизненные каторжные работы где-нибудь на тропическом островке. Оттуда невозможно бежать, и каторжники, отработав пяток-десяток лет, умирают от желтой лихорадки. По большей мере Кристиану грозит виселица! А тому, кто однажды в жизни примерил веревочный галстук, не требуется ничего, кроме деревянного смокинга!
Кристиан шагал в толпе, которая с каким-то животным любопытством взирала на него. Улица в столь ранний час, обычно пустая, на удивление оказалась многолюдной. Даже девицы из заведения Жанны Хелм гирляндами висели на окнах и балконах. Они с сочувствием смотрели на арестованного «милашку Криса», о котором знали от своих старших товарок столько легенд.
Кристиану чудилось, что он читает мысли Чарльза Гриффина. И он был недалек от истины. Ну, что ж! Видимо, не суждено Крису, бродяге, авантюристу, любимцу и любителю свободных дам, обрести семейное счастье и покой в благословенном городке Туин-Фолсе. Гулять вечерами с кучей своих детишек — двух мальчиков и трех девочек — по Мидоуз-стрит! Встречать со службы из городской клиники маму-доктора! Кристиан усмехнулся. То, о чем он думал, возвращаясь в гостиницу, обретало реальное воплощение.
Что-что, а вечный покой в этом дрянном городишке ему обеспечен. Однако, к сожалению, не будет почестей и торжественных похорон! Его тайно вывезут ночью в старом тюремном фургоне и положат за кладбищенской оградой, где хоронят бездомных бродяг и самоубийц. И никто не станет посещать его могилу, разве только Мелисса, проезжая или проходя мимо, вспомнит его и всплакнет…
Тут размышления Кристиана прервали свое гладкое течение. Стоп! Каким словом она его вспомнит? За что? За то, что хотел, но не успел ее облапошить? А если выплывут еще подробности? Вдруг она узнает о его письме к доктору, когда будет поздно? Не проще ли было признаться во всем сразу? Поверила бы или нет ему Мелисса — другое дело! И Кристиан вдруг ясно понял, что она-то как раз бы и поверила! Мелисса безропотно отдала бы ему деньги, оставшись даже без единого цента! Она была существом из другого мира!
Он мысленно прокрутил события вспять. Вот он приезжает в Туин-Фолс. Крутится возле вдовы доктора Коуплендла, мечтая вернуть деньги. А заодно, своими заботами и разговорами завлекая ее в любовные сети. О чем он тогда думал? С потерей денег Мелисса, конечно, справилась бы и смирилась! Это Кристиан знал теперь точно! А что бы она делала со свалившимся на нее позором? До него наконец-то дошло, что Мелисса пригласила его, чтобы попрощаться! Наверняка она задумала свести счеты с этим миром, Господи прости ее!
Его словно ударили в сердце. Он сжал кулаки и рубанул ими по воздуху так, что наручники врезались в запястья. Шериф Бакли мгновенно выхватил из кобуры револьвер.
— Ну-ну, тихо, Бентон!
Кристиан опустил голову и покорно поплелся дальше в сопровождении толпы, которая разрасталась по мере приближения колоритной группы к «месту назначения». Странно было одно, что все присутствующие напряженно молчали. Молчали Сью и Марк, молчали девицы из заведения Жанны Хелм, молчали Салливан и Клод, молчала даже Ханна Фишер, которая появилась неизвестно откуда. И все, без исключения, смотрели на него с состраданием. У Кристиана запершило в горле, и он подумал о том, что на этот раз влип крепко и надежно.


Мелисса открыла глаза и тотчас же зажмурилась от яркого солнечного света. Несмотря на то, что сон был коротким, она отлично выспалась и отдохнула. Взгляд ее лениво скользил по спальне. Гравюра на стене. Пейзаж с морским прибоем в скалах. Туалетный стол, уставленный флаконами. Родительская фотография возле овального зеркала. Кресло с аккуратно развешанным на спинке платьем.
Мелисса вздрогнула и села. Что это? Она была укутана в одеяло, точно куколка в свой кокон. А под одеялом на ней не было ничего! Однако она не помнила, чтобы раздевалась самостоятельно!
Молодая женщина постаралась вспомнить события минувшего дня. Что же произошло вчера? И все произошедшее восстановилось в ее памяти со всей своей ужасающей реальностью. Мелисса крепко зажмурилась, как будто случившееся с ней не так страшно, когда не видишь белого света!
Почему ее платье висит на спинке кресла? Она была в нем на кухне. Разговаривала с мистером Бентоном. Потом перебралась в старое просторное кресло. А дальше — сплошной провал памяти. Господи! Неужели она заснула, и в спальню ее принес Кристиан? И он же раздел и закутал в стеганое одеяло?
Какой стыд! Как сможет она встретиться с ним и посмотреть в глаза? Кристиан видел ее обнаженной! Но она тут же утешила себя: ей не суждено будет видеть его и краснеть, вспоминая о прошлой ночи. Он так ничего и не понял, спокойно ушел утром от нее, ничего не заподозрив. А ведь она даже загадала: если до него не дойдет, что она с ним попрощалась, значит, он все-таки будет когда-нибудь счастлив!
Она так желала ему счастья! А что будет с ней? Да ничего особенного! Просто-напросто ее тихо положат под могильный камень за оградой Восточного кладбища. Там по ночам, чтобы не волновать благополучных городских обывателей, без оркестра и молитвы хоронят бездомных бродяг, казненных преступников и самоубийц.
Мелисса твердо решила, что не оставит Чарльзу Гриффину и Джону Паркеру ни единого шанса. Одному — сделать карьеру политика на ее вечном унижении, другому — хотя бы и на время разбогатеть на ее позоре!
Женщина успокоилась, поднялась, привычно вымылась холодной водой. Она быстро оделась, вытерла пол, вынесла миску и кувшин. Сошла по лестнице вниз, выпустила на крыльцо кошку. Лавли, как всегда, грациозно потянулась, прежде чем спрыгнуть на сочную весеннюю траву, которой буквально в течение нескольких дней, покрылся весь двор. И на газоне, тут и там, расцвели розовые и белые маргаритки, налились соком разноцветные примулы. Это были первые, пусть маленькие, но жизнеутверждающие признаки весны.
Она вспомнила, какими запущенными были сад и двор при жизни Бенджамина. Он был очень добрым человеком и никогда не делал замечаний Филиппу за то, что тот плохо выполняет свои домашние обязанности. И каждое лето во дворе вырастали не только садовые цветы, но, особенно в тенистых местах и на заднем дворе, поднимал душистые сиреневые головки чертополох. В июле дымили пыльцой полынь и амброзия. А в том месте, где по весне было топко, и струилась коротенькая жизнь талых ручьев, позднее на июльском ветру качались золотые шары лютиков, в августе цеплялись за одежду колючие «собачки» череды.
Мелисса все время ловила себя на том, что она невольно сравнивает два периода своей жизни: до и после появления Кристиана Бентона. И совесть, как ни странно, не мучила. Словно Бенджамин незримо присутствовал рядом и сам наталкивал ее на мысли о Кристиане Бентоне. Как будто все время напоминал о давнем разговоре.
«Ты еще поймешь, девочка моя, что брак не строится на благодарности! Он строится на любви и страсти!»
Она решила, что обязательно сходит к Бенджамину на могилу сегодня. Попросит у него прощения за то, что ей так и не удалось найти убийцу, и тот, возможно, избежит возмездия. Закажет мисс Шарлотте Рэмзак небольшой поминальный венок. И как только завершит все дела у Джозефа Балларда, тотчас отправится на Восточное кладбище.
Она не будет сегодня принимать больных. Никаких переломов и вывихов, ранений и преждевременных родов. Мелисса обошла сад, прощаясь с каждым уголком, который стал ей так дорог. Поднялась на крыльцо, оглянулась и замерла на несколько минут.
И тут заметила фургон, мчащийся со стороны города. Она с любопытством следила за его передвижением. Вот он уже почти достиг поворота и, наверное, покатит в строну Поляны Мертвого Койота. Но фургон замедлил скорость и свернул на аллею, ведущую к ее дому. И пока возница разворачивал неуклюжую повозку на площадке перед сторожкой Филиппа, она через кухню проследовала в дом. Миновав прихожую и, подхватив с вешалки теплый жакет, накинула его. Заспешила в приемную, взяла свой медицинский чемоданчик, который всегда был наготове, и вышла на крыльцо для пациентов.
Филипп уже спешил от сторожки. Задыхаясь, жестикулировал вознице, стоящему в передке фургона. Мелисса с удивлением наблюдала, как возница соскакивает на тропинку. Присмотревшись, она увидела, что это — Сьюзан. В мужских брюках, мужской клетчатой рубашке и короткой замшевой куртке с капюшоном. Следом за ней из фургона выглянул Марк. Он нерешительно спустился на дорожку, стал что-то подтягивать и поправлять в повозке. Девушка была встревожена и огорчена. Она подбежала к Мелиссе, запыхавшаяся и разгоряченная.
— Доброе утро, мэм! — почти прокричала она, срывающимся от волнения голосом. — Хотя оно сегодня совсем не доброе! Мэм, миссис Коуплендл! Криса арестовали! Эта вонючка Чарльз Гриффин шьет ему уголовное дело! Криса могут повесить!
— Сью, не кричи, дорогая! Никто его не повесит! Никто! — пытался остановить ее Марк. — Не пугай так доктора, прошу тебя! Что с вами, миссис Коуплендл?
Это была последняя фраза, которую Мелисса услышала. Крыльцо под ней качнулось, мир вокруг стал блеклым и серым. Вместо чисто выметенных ступенек под ней разверзлась черная бездна. В нее Мелисса начала стремительно падать. Падала, как ей показалось, очень долго. Черную бездну наполнил мерный колокольный звон.
— Мэм! Очнитесь, мэм! — На лицо капнуло несколько горячих капель. Потом легла влажная холодная ткань. Скользнула по щекам, лбу, подбородку, шее. Мелисса пыталась, собравшись с силами, открыть глаза. Но веки были такими тяжелыми! Они словно налились горячим свинцом. И не было сил ни охладить их, не приподнять!
— Господи, Великий и Милосердный Создатель! — бубнил знакомый старческий голос. — Помоги, Господи! Сьюзан, быстрее! Сделай что-нибудь, дорогая!
— Филипп, прекрати истерику! — решительно вклинился мягкий женский альт. — Отойди, дорогой! Не мешай!
Реальность постепенно проникала в сознание. Голоса становились все громче и отчетливее. Они были очень знакомыми. Мелисса недавно слышала их, но не могла вспомнить, кому они принадлежат.
Она с трудом открыла глаза. И тут же зажмурилась от яркого блеска и огромного количества белого цвета. Белое было сверху. Белое отражалось в гладкой поверхности с двух сторон. Справа шевелился кто-то большой.
Куда она угодила? Два голоса снова заспорили. Низкий мужской требует, чтобы она открыла глаза, а мелодичный женский отгоняет от нее кого-то, просит, чтобы не мешал и не путался под ногами!
Вероятно, она попала в чистилище! Но в чистилище попадают католики, а она протестантка! Протестанты попадают после смерти в вечность, ожидать второго пришествия Спасителя! И почему они опять заспорили? Кто они — ангелы или посланцы…? Она даже не желает мерзкого имени произносить! Но ведь это он ввел ее в искушение! И теперь считает ее душу принадлежащей ему! Значит, она все-таки совершила смертный грех? И Кристиан так и останется в тюрьме? И никто не поможет ему, не спасет его жизнь!
Мелисса собралась с силами, резко поднялась и решительно открыла глаза. Все вокруг нее плыло то в одну, то в другую сторону. Стены и потолок то менялись местами, то кружились, словно карусель в безумном, безостановочном движении.
— Мэм, слава Создателю, вы пришли в себя! — Мелисса вспомнила, кому принадлежит этот слегка резковатый голос.
— Сьюзан! Сьюзан! Я — жива?! Слава Создателю! Карусель замедлила свое бесшумное кружение.
Наконец, остановилась. Мелисса сидела на кушетке, куда всегда укладывала тяжелых больных.
— Миссис Коуплендл, вы живы! Живы! — Низкий голос, оказывается, принадлежал всего-навсего Филиппу, помощнику Мелиссы.
— Филипп, это ты! — Мелисса положила руку на плечо старику. — Ну, и чего же ты плачешь, Фил? К счастью, мне только почудилось, что я попала на тот свет!
— Я так рад, так рад, что вы живы, что вы вернулись, мэм! — Старик почти что разрыдался. Достал из кармана носовой платок размером со скатерть. Вытер глаза, щеки, подбородок. И счастливо засмеялся.
— Нам надо срочно ехать, Филипп! — Мелисса свесила с кушетки ноги. — Сейчас я встану, и мы с тобой отправимся по очень важному делу, дорогой!
— Вам необходимо немного полежать, мэм! — Голос Филиппа звучал почти нежно. Старик не скрывал своего беспокойства за ее жизнь.
— Ничего страшного, Фил! У меня очень много дел! Пожалуйста, заложи в коляску Стар! — строго приказала она.
— Но, мэм…!
— Я тебе приказываю, Фил! — Мелисса была тверда в своем решении. — Сьюзан, — обратилась она к девушке, которая стояла возле застекленного шкафчика и с любопытством разглядывала хирургические инструменты, — расскажи, обо всем, что приключилось в городе. Но только подробно и, по возможности, спокойно!
— Хорошо, мэм! — Девушка обращалась к Мелиссе очень почтительно. — Только, если вам стало лучше, выйдем. Здесь очень пахнет лекарствами! Вам не мешало бы подышать свежим воздухом. На крыльце вас обдует ветерком!
Они вышли. Сьюзан бережно поддерживала Мелиссу под локоть. Женщина не противилась. Но строго взглянула на семенящего рядом Филиппа. И тот затопал в сторону конюшни.
— Слушаюсь, мэм!
— Вот то-то и оно! — Самообладание вернулось к ней. Она села на скамью для посетителей под навесом веранды. Пригласила девушку присесть рядом. Вопросительно посмотрела. — Рассказывай, Сью!
И Сьюзан рассказала все, чему ей и Марку сегодня утром пришлось быть свидетелями. Мелисса выслушала рассказ молча. И ни один мускул не дрогнул на ее лице. Только когда Сьюзан упомянула имя Чарльза Гриффина, на лицо молодой женщины словно бы набежала темная тучка.
— И еще, мэм! — Сьюзан неожиданно засмущалась, не зная, как сказать.
— Слушаю! — Голос не дрогнул. Ни единой ноткой Мелисса не выдала охватившего ее волнения.
Сьюзан вытащила из кармана распечатанный конверт.
— Письмо пришло вчера днем в «Тиару». Но Крису вручить не успели. События, как вы понимаете, набегали одно на другое. А когда Криса арестовали, то я решила его распечатать. Там оказалось вот это! — Сью протянула карточку и отвернулась. И Мелисса заметила, что у девушки по щеке скользнула слезинка. Она быстро подхватила ее кончиками пальцев. — Такую же я обнаружила у вас на кухне. Мелисса открыто посмотрела в глаза Сьюзан. И вдруг засмеялась.
— Кто бы это ни сделал, милая девушка, он здорово опоздал! Не скажу, что мне наплевать, но он больше никогда ничего не сумеет сделать для меня плохого! — Помолчав, поинтересовалась: — Да, кстати, вы с Марком никуда не спешите? — Она внимательно посмотрела на молодого человека, который хлопотал возле фургона.
— Через день-другой я езжу к отцу, чтобы позаботиться о нем! Но к вам, миссис Коуплендл, мы с Марком так или иначе сегодня бы приехали. Ведь кто-то должен Кристиана выручить! Он взбалмошный, но очень добрый, отзывчивый! И, как ни удивительно, наивный и доверчивый! Такие парни всегда раздражают вонючек-скунсов, вроде управляющего!
— Я очень благодарна тебе, Сьюзан! Спасибо! Езжайте к мистеру Йортому Шенли и позаботьтесь о нем. Ты — хорошая дочь, мисс Сьюзан Шенли! Передайте от меня ему поклон. Хотя он вряд ли меня вспомнит! — немного огорчилась Мелисса.
В последние дни он воспрял духом! Надеется на помощь Кристиана! Пока что мы не станем говорить отцу, что Криса арестовали. Он же ни в чем не виноват! Я бы сказала шерифу, где он был! Но если Крис узнает, то прибьет меня, и будет прав! Я побегу, мэм! — девушка вскочила и вприпрыжку побежала к фургону. Весенний ветер дул ей в лицо, пытался перепутать черные блестящие волосы, забрасывал длинные пряди на высокий красивый лоб. И Сьюзан нетерпеливо отводила их крепкой ладонью.
Мелисса поднялась, взяла со скамьи конверт, оставленный Сьюзан, положила его в карман жакета. Ей предстояло важное и очень ответственное дело. Она знала, что никто, кроме нее, не может спасти Кристиана.
И что бы о ней ни подумали в городе, о чем бы ни стали шептаться за ее спиной, она поможет ему. Расскажет, где он был ночью. Но никто никогда не узнает о том, о чем они вели беседу. Пусть Кристиан принимает решение самостоятельно. Как прикажут его чувства!
Она спокойно стала дожидаться, когда Фил подаст коляску. Старый солдат не заставил себя долго ждать.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любимый обманщик - Клоу Аннет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Любимый обманщик - Клоу Аннет


Комментарии к роману "Любимый обманщик - Клоу Аннет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100