Читать онлайн Любимый обманщик, автора - Клоу Аннет, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любимый обманщик - Клоу Аннет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любимый обманщик - Клоу Аннет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любимый обманщик - Клоу Аннет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клоу Аннет

Любимый обманщик

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Разбудил Мелиссу громкий стук. Кто-то буквально колотил во входную дверь дома. Она отлично выспалась и отдохнула. Только немного ломило в правом виске. Она потерла его теплыми пальцами, и боль ушла.
Поток солнечных лучей просвечивал плотную ткань темно-зеленых занавесей. Воздух в комнате от этого имел зеленоватый оттенок. Было ощущение, что Мелисса вместе с окружающими предметами погружена в огромный аквариум. Такой она видела однажды в Сиэтле в рыбном магазине.
Но там в зеленоватом сумраке плавали рыбы. А здесь вокруг Мелиссы все было неподвижно. Только на подоконнике, почувствовав, что проснулась хозяйка, несколько раз потянулась кошка и с громким мурлыканьем спрыгнула вниз. Штора качнулась. По стене побежали зеленоватые волны.
— Привет, Лавли! — Мелисса свесила с дивана руку, погладила кошку, а та ласково и разнеженно потерлась мордочкой о ладонь женщины.
Стук повторился. Лавли подергала ушами и вопросительно взглянула на Мелиссу.
— Мяу! — кошка снова потерлась о ладонь. Потом протиснулась между диваном и как бы поинтересовалась: — Мурр?!
— Наверное, кто-то заболел, — сообщила кошке и себе Мелисса. И громко крикнула: — Иду!
Но несколько секунд еще полежала, свернувшись клубочком под теплым халатом мужа и клетчатым пледом. От ночных переживаний и дурных предчувствий не осталось следа. Впереди ее ждал день, полный забот.
Закутавшись в теплый халат и накинув на спутанные за ночь длинные каштановые волосы шаль, молодая женщина спустилась по лестнице, отодвинула тяжелый запор и приотворила дверь. Лавли, названная так за красивую мордочку, бежала впереди, подняв хвост трубой. Она первой выскочила на крыльцо и помчалась по своим кошачьим делам, встряхивая лапками там, где иней лег особенно густо. Над вершинами плато Йеллоустон стлался слоистый туман. Солнце окрашивало его в нежно-розовый цвет.
— Замечательное холодное утро, мэм! — на дорожке, ведущей к конюшне и сторожке, вполоборота к дому стоял Кристиан Бентон собственной персоной и одаривал ее своей обаятельной улыбкой. — Доброе утро, мэм! — Он снял шляпу и раскланялся с хозяйкой дома в тот момент, когда мимо него прошмыгнула кошка. И Мелисса невольно рассмеялась. Потому что день был такой хороший, потому что Кристиан выглядел веселым и смущенным, потому что кошка пробежала так некстати.
Доброе утро, мистер Бентон! Интересно, с кем вы поздоровались? — она была в прекрасном настроении. Завернутая в клетчатую шаль, словно в кокон, Мелисса выглядела немного неуклюже. Но при этом невероятно обольстительно и беззащитно. У Кристиана неожиданно заныло сердце. Возникло ощущение, будто не он, а кто-то другой, опасно-враждебный, затаился за углом и ждал своего часа, чтобы нанести внезапный, ранящий в самое сердце удар.
— С вами, конечно, миссис Коуплендл! — Крис еще больше смутился. И поздоровался с возвращающейся в дом кошкой: — Привет, кошка!
— Ее зовут Лавли! Когда Бенджамин принес ее мне на день рождения, она была больше похожа на крысенка — серенького и страшненького! — Мелисса говорила о погибшем муже без боли, но с нежностью. Вероятно, она была к нему слишком привязана. Восемь лет — большой срок. Именно столько лет они прожили под одной крышей.
Но, по всей видимости, боль потери притупилась за прошедшие полгода. Кристиан почувствовал, что ревнует. В его воображении вдруг возникла картина: Мелисса, молодая, свежая, наивная, лежит в объятиях Бенджамина Коуплендла, пусть привлекательного, но пожилого человека. Кристиан смутился еще больше, ему стало неловко смотреть на вдову. Мысли в голове путались, наскакивая одна на другую. Но среди них была такая, которая назойливо крутились в мозгу, точно мухи над кленовым сиропом, как их ни отгоняй. Он испугался того, что, возможно, она знала о деньгах доктора. Но откуда? Странная подозрительность охватила его. Он несколько помрачнел. Но показывать перемену настроения было нельзя.
— Пойду, разбужу Филиппа! — молодой человек направился к сторожке. — Он всегда спит допоздна?
Мелисса почувствовала перемену в настроении гостя. И стояла на крыльце в нерешительности. Подумала: Кристиан мог обидеться, ведь она совершенно забыла о договоренности. Но в данный момент говорить о благодарности или оплате был. неловко.
— Мистер Бентон! — окликнула она. Молодой человек обернулся. — Знаете, Филипп вчера вечером получил выходной… — Она не закончила.
— Узнаю старика! — воскликнул Крис. — Он по-прежнему не изменяет своим привычкам. Вы переодевайтесь, мэм! У вас еще плита не разожжена! Мы с Филом все сделаем.
— Спасибо! — Мелисса покраснела от смущения. Что он может о ней подумать? Только то, что она неряха и растрепа. Возможно, он потому и переменился в отношении к ней? Она заторопилась в дом. Лавли привычно мчалась впереди, задрав хвост. Возле кухонной двери кошка остановилась, поднялась на задние лапки, передними упираясь в дверной косяк. Женщина впустила кошку, та рванулась к миске с молоком, принялась лакать, разбрасывая в разные стороны мельчайшие белые капли. Отворив дверь на хозяйственный двор, Мелисса торопливо поднялась в спальню. Там она сбросила плед, села на диван и стала прислушиваться к звукам, доносящимся снаружи. Она словно оцепенела. Сердце часто билось где-то в самом горле.
Но когда голоса мужчин зазвучали на кухне, Мелисса опомнилась. Было слышно, что они принесли дрова, воду, выгребли золу из топки. Запахло горящим деревом.
Мелисса торопливо разделась и быстро облилась водой, совсем не ощутив ее холода. С вечера она не оставила на плите бачка с водой, чтобы та немного согрелась за ночь.
Одеваясь, почему-то боялась посмотреть на себя в зеркало. Что там могла она увидеть? Маленькую грудь, не стянутую корсетом? Тем не менее она не потеряла своей упругости. Узкие бедра, переходящие в длинные ноги, казавшиеся ей слишком худыми. Округлые руки и сильные длинные пальцы. Волосы, струящиеся под гребнем золотисто-каштановой волной. Аккуратные, четко очерченные брови. Прямой нос и припухшие, почти девчоночьи губы. Они всегда были нежно-розовые, притягивающие внимание мужчин. И Мелисса смущенно прикрыла их ладонью.
В конце концов она все же осмелилась посмотреть в зеркало. Увиденным там осталась, в общем-то, довольна. Волосы тщательно уложены в пучок и приглажены щеткой. Брови расправлены влажными пальцами. Серые глаза поблескивают и отливают голубизной. В тон им Мелисса надела сегодня простую серо-голубую блузку. Черная юбка, достаточно просторная, не сковывающая движений. Простые туфли без каблуков. Все прилично и скромно. Только щеки горят ярче обычного, выдавая волнение. Оставалось надеяться, что у мужчин хватит деликатности не заметить возбуждения, охватившего ее.


На кухне работа кипела. Кристиан снял с кухонного стола кошку. На усах у нее еще остались крошечные капли молока.
— Умываться, дорогая Лавли, следует не здесь!
И кошка на удивление послушно отошла в сторону и забралась в старое кресло, обтянутое потершейся от времени кожей. В нем она устроилась на мягкой диванной подушке и принялась тщательно умываться.
В плите дрова горели жарко и ровно. Бак для воды был полон, и стенки его покрылись мелкими капельками. Филипп, угрюмо склонившись над мусорным ведром, чистил картошку. Кристиан острым ножом на разделочной доске резал аккуратными пластами бекон для яичницы. Кофейник шипел, набирая силу.
— Доброе утро, Филипп! Я вижу, мне осталось только накрыть стол! — довольным голосом произнесла Мелисса. — Как давно я не видела подобной радостной картины! — Из буфета она достала тарелки и чашки, расставила их на столе.
— Доброе утро, мэм! — голос Филиппа был мрачен. — Не так уж давно, мэм! Всего лишь с тех пор, как уехала Рут Робинсон!
— И ты, Фил, считаешь, что этого мало!? Почти месяц мы мучаемся без помощницы! — возмутилась Мелисса. Да я не знаю, что сейчас бы отдала, лишь бы упрямая девица вернулась в дом!
— А вы наймите меня, мэм! — Кристиан попытался сострить, но вышло неловко. Он тотчас же смутился.
— Судя по тому, как управляетесь с беконом, вы бы мне подошли, мистер Бентон!
— Крис! Зовите меня просто Крис, мэм! — молодой человек справился со смущением.
— Тогда и вы, Крис, зовите меня Мелиссой! Филипп недовольно кашлянул.
— Простите, мэм! Но пойдут слухи и разговоры! — он протянул Мелиссе миску с начищенной картошкой и нож. — Порежьте брусочками, как любил доктор!
Молодая женщина растерянно остановилась перед старым слугой.
— Что-то не так, дорогой Филипп?! Или у тебя сегодня болит голова? Может, приготовить тебе кофе? — ее внезапно болезненно кольнуло предупреждение слуги, но она старалась изо всех сил не выдать своих чувств. Но это получалось с большим трудом. Потому что присутствие Кристиана Бентона действовало необыкновенно возбуждающе. Мелиссу волновали его широкие плечи, зеленовато-серые глаза, обрамленные черными ресницами, немного впалые щеки, прямой нос. Господи! Да неужели она и впрямь влюбилась? И что теперь ей делать с ее чувством?
Мелисса переворачивала картошку на сковороде, машинально отмечая про себя, как отлично ломтики подрумяниваются. На второй сковороде скворчал бекон, брызгалась жиром яичница. Словно поддразнивая женщину, все на плите буйствовало — шипело и кипело.
— Не обращайте на него особого внимания, мэм! — Кристиан успокаивал ее, споласкивая руки под умывальником. — Не сиди с видом усталого паломника, Фил! Вымой руки, да и за стол!
С видом галантного кавалера он подвинул стул Мелиссе. Деликатно сел сбоку, и Мелисса поняла, что он точно знал, где раньше сидел доктор. Молодая женщина благодарно взглянула на него и тотчас же опустила глаза, сцепив на краю стола ладони.
— Отче наш! — Привычно звучали слова каждодневной молитвы. — Благодарим Тебя, Создатель, за возможность трудиться и пожинать плоды трудов наших!
— Аминь!
Они так дружно сказали это слово, что неловкость сразу же исчезла и обстановка разрядилась. Улыбки осветили лица. И Мелиссе представилось вдруг, что так будет всегда. Только через несколько лет стол придется менять. Приобретать более просторный. Нужно будет прикупить и стульев. А Филипп, уже не как слуга, а равноправный член семьи, хорошо бы смотрелся с малышом на коленях. От подобных мыслей голова шла кругом. На душе было тревожно и сладостно одновременно. Ощущение неловкости и вины перед памятью Бенджамина, которое она всегда испытывала, находясь в компании с Чарльзом Гриффином, исчезло. Растворилось в волнах невероятной нежности. Было такое ощущение, что доктор благословляет растущее в ней чувство.


После завтрака и привычной благодарственной молитвы Мелисса занялась уборкой на кухне и мытьем посуды, а Кристиан и Филипп отправились обходить снаружи дом, чтобы определить, какой предстоит сделать ремонт.
Недавний ураган сорвал с крыши кое-где черепицу, повалил забор, особенно там, где пролеты были слишком длинные. Да и садик представлял собой жалкое зрелище. Кривые яблони со сломанными сучьями стлали свои ветки вокруг перевитого ствола невысоко над землей. Одни только дикие розы и кусты терновника привычно тянулись к солнцу. Да на клумбах сквозь прошлогоднюю почерневшую листву, почему-то не разбросанную ураганным ветром, пробивались шпажки ирисов и щетинка свежей травы.
— Сильные тут бывают ветра, Фил, верно?! — Кристиан прищурился на ярком солнце. — Здесь летом слишком много солнца, часто стоит неимоверная жара. Все пересыхает, пыль носится в воздухе. Я хотел бы перебраться в места более благоприятные для жизни.
— Ничего не поделаешь, парень! Суровый Запад — есть суровый Запад! — Филипп следовал за молодым человеком, ловя его каждое движение, каждый жест преданным взглядом.
— И ураганы бывают? — Кристиан стоял возле стопки черепицы, сложенной возле стены, и посматривал на крышу.
— Бывают! И ливни! И засуха! А какая в июле жара! Да ты словно впервые очутился в Туин-Фолсе, Крис! Не морочь голову старику! — Филипп отвернулся, опустил голову, сгорбился.
— Я пошутил, Фил! Не обижайся! Ты что-то стал слишком обидчив! Как ты думаешь, миссис Мелисса хорошая женщина?
— Замечательная! Очень серьезная леди! Все ее здесь уважают! Она закончила медицинский колледж в Бостоне. Очень образованная леди. Много ты, парень, видел женщин, которые бы выучились на повитуху?
— Не на повитуху, а на акушерку, Фил! — Крис озадаченно почесал затылок. — Я и не предполагал, что она такая образованная. Видно, из современных, как их теперь называют, эмансипированных женщин! — Он понял, что Мелиссу не так просто будет обвести вокруг пальца. И как бы не вышло наоборот! Интуиция подсказывала, что не вдове, а ему надо быть настороже!
— И доктор относился к ней с уважением! — глаза Филиппа вспыхнули, он подозрительно глянул на старого приятеля. — А ты насчет женского пола по-прежнему? Если ты здесь для того, чтобы обидеть вдову доктора, то тебе может не поздоровиться, парень!
— Что ты, Фил! У меня и в мыслях ничего такого не было! Вот помогу ученой леди привести в порядок дом — и все. Навещу Йортома; если не договорюсь насчет разработки его земли, то отправлюсь куда-нибудь в другое место. Я просто хотел повидаться с доктором. Приезжаю — и на тебе!
— Да, доктор часто вспоминал тебя, Крис! Относился к тебе, словно к сыну. А ты так подвел его и сбежал!
— Сейчас я бы извинился перед ним! — Кристиан вынул руки их карманов, взял лестницу, стоящую у стены, переставил ее, полез наверх. Оценив ущерб, нанесенный разгулявшейся стихией, махнул рукой и предложил: — Фил, если у тебя осталась еще силенка, подай мне пару плиток.
Старик положил на землю свою старенькую трубку, взял две плитки, кряхтя, взобрался наверх, и работа у них, не сказать, что закипела, однако понемногу начала продвигаться.
— Дом стоит очень удачно, Фил! Если бы строители расположили его по-другому, ветра бы больше разрушали! Я еще тогда, много лет назад, отмечал. — Кристиан пристроил очередную плитку, спустился вниз.
Дом был расположен действительно удачно. Фасадом повернут на юг. Цепь невысоких скал заслоняла его от северного ветра.
Наверху разместились несколько спален, двери которых выходили на две стороны. Одни — во внутренний коридор дома, другие — на внешнюю террасу. На первом этаже, в центральной и восточной частях дома, находились холл, гостиная, столовая и кухня. В западной — приемная, операционная и рабочий кабинет доктора.
— Мне здесь понравилось, когда мы с мистером Коуплендлом приезжали в первый раз. Тогда он вел холостяцкую жизнь. Я думал, что он так и не женится! Мы вернулись в Бостон, когда здесь вместо него был другой доктор. Там мистер Коуплендл и познакомился с молоденькой мисс Фостер!
— И ты с доктором мотаешься по свету с самой войны? Не надоело?
— А что старому солдату делать? Возле лошадей и умру, наверное! И живу при конюшне! Я бы и пищу принимал там, но хозяйка обижается!
Изредка отдыхая и тихо переговариваясь, они уложили черепицы на прежние места. Солнце поднималось выше, согревая горный воздух. Становилось жарко, и Кристиан сбросил куртку, под которой оказалась клетчатая рубашка.
— А ты раздался в плечах, Крис! И окреп! — Старый слуга пристально осмотрел гостя, когда они присели отдохнуть на заднем крыльце дома.
— Идут годы! — Кристиан снисходительно усмехнулся. — Расскажи, как получилось, что доктор погиб!
— Никто не знает! Он поехал один на вызов. Верхом. Ты же знаешь, что на Поляну Мертвого Койота ведут две дороги. Вот он и отправился по конной тропе. А она вьется по таким кручам, что страшно глянуть! Ты же знаешь, что доктор был добрым и мужественным человеком. Сколько простых солдат ему жизнью обязано.
— Знаю! — Кристиан нетерпеливо заерзал. — Ну, и…
А что? — Фил почесал подбородок, заросший недельной щетиной, тяжело вздохнул. — Лошадь чего-то испугалась. То ли выстрела, то ли еще чего. Понесла. И сбросила доктора. Он упал с кручи в ручей. А может, лошадь подскользнулась на скользких камнях? Тогда с неба лило, что тебе из старательского лотка! Осень была в прошлом году слишком дождливая. — Он говорил медленно, словно с трудом припоминая все.
— Вдова, наверное, сильно горевала? — Кристиан почувствовал укол ревности и мысленно одернул сам себя.
— А ты как думаешь? — Фил горделиво посмотрел на молодого человека. — Он же ей как родной отец был. Миссис Коуплендл настоящая леди, благородная и порядочная женщина, хоть и намного моложе доктора! — Он встал, поднялся по ступенькам, открыл дверь на кухню.
Вскочил и Кристиан. Надо было посмотреть, что предстоит еще сделать в доме. Поваленный забор он решил починить позже. А заодно подрезать яблони, чтобы те пустили молодые побеги.
На кухне царил идеальный порядок. Хозяйка вполне обходилась без прислуги. Сама Мелисса, завершив привычную утреннюю работу, присела передохнуть за столом.
— Крыша восстановлена, мэм! — торжественно отрапортовал Кристиан.
— Я так признательна вам, Крис! — Мелисса благодарно улыбнулась. — Пойдемте, я покажу вам щетки и ведра для уборки. Она повернулась и вышла из кухни. Кристиан зашагал было следом, но спохватился, вернулся к входной двери, разулся и дальше пошел, шлепая по полу босыми ногами. Куртку он пристроил в коридоре на вешалке. Ему не очень хотелось заниматься нудной работой, но он всегда старался держать однажды данное слово. В конце концов, никто не тянул его за язык. Он сам вызвался помочь вдове. Теперь же Крис все яснее понимал: он зря теряет время.
Скорее всего, все закончится тем, что он приведет дом в порядок, миссис Коуплендл поблагодарит его, даже оплатит работу. И он отправится восвояси ни с чем. Вряд ли доктор держал деньги, оставленные ему на сохранение Кристианом, в этом доме. Будучи человеком рассудительным, он не стал бы рисковать, понимая, что даже толстые стены — не самая надежная защита.
— Начнем уборку со спален! — Мелисса легко поднималась по ступеням лестницы. Туфли слегка поскрипывали. — Роса уже испарилась, поэтому нужно вынести постель на террасу, проветрить и просушить на солнце. — Начнем со спальни Бенджамина.
Последние слова произвели на Кристиана эффект разорвавшегося снаряда. Он даже споткнулся и чуть было не упал. Ничего себе! Явно доктор был не в себе! Спать отдельно от такой красотки-жены! Молодой, свеженькой, сочной, точно только что сорванное яблоко! Убиться легче! С места не сойти! К счастью, Мелисса не могла прочесть его кощунственные мысли. Крису вдруг захотелось сбежать. Но было поздно: они уже стояли у двери в комнату, стены которой оберегали интимный мир доктора Бенджамина Коуплендла!
— Ну, вот! — Мелисса повернула ключ и распахнула дверь. Она заметно помрачнела, взгляд затуманила слеза. — В шкафу его любимые книги — произведения Генри Торо, Натаниэля Готорна, Брет Гарта, английских авторов, французских. Шкафы просто протереть, на чистку стекол потом найму женщину. Вон сколько пыли накопилось. А в спальню никто не входил со дня смерти доктора!
Кристиану показалось, что во взгляде этой милой женщины мелькнула на мгновение не столько печаль, сколько горечь. И тут же исчезла. Она подошла к двери на террасу, распахнула ее, и весенний ветер ворвался в запущенное без хозяина, утратившее жилой дух помещение. Кристиан поймал себя на мысли, что теперь это никакая не спальня, а место, где собрана различная мебель: широченная кровать, застланная стеганым лоскутным покрывалом, письменный стол с масляной лампой под зеленым стеклянным абажуром, книжный шкаф, прикроватные тумбочки, стул и круглый пуфик.
— Здесь Бенджамин просто отдыхал. Видите, Крис, нет ни одной медицинской книги. Одна только художественная литература. Но не подумайте, что он хоть на миг забывал о своих больных. Он и меня выучил медицине, чтобы вместе больше пользы принести. — Она помогала ему выносить подушки, одеяло, матрац. Вещи они развешивали на перилах балюстрады, раскладывали на решетчатых топчанах. — А медицинские книги находятся внизу, в кабинете Бенджамина. Теперь он стал моим рабочим местом. Там я готовлюсь к разным совещаниям, конференциям и испытаниям в университете на знание теории.
Сдвинув мебель в одну половину спальни, Кристиан ожесточенно тер стены и потолок намыленной щеткой. И при этом все время проклинал себя. Как он мог довериться такому ненадежному человеку. А что если доктор потратил все его деньги на книги?! Наверняка они стоят немало! Сдерживаясь изо всех сил, молодой человек старался не показать своего беспокойства и нарастающего раздражения.
— Интересно, все эти знания, скорее всего, стоят не один цент! — он оперся на ручку щетки, скрестил мокрые босые ноги в закатанных джинсах.
Конечно! — Чувствовалось, что Мелиссе хочется продолжать их разговор. Ей так не хватало собеседника, с которым она могла бы поговорить о погибшем муже. О том, каким замечательным человеком он был! Заботливым, внимательным, строгим и суровым, и вместе с тем — добрым и благожелательным. — Большая часть денег, заработанных Бенджамином, уходила на приобретение книг. Вы еще не видели, сколько у него медицинских справочников, теоретических и практических руководств, журналов с нужными статьями! — По мере того как рассказ Мелиссы становился все восторженнее и воодушевленнее, росло раздражение Кристиана. Доктор явно его одурачил и продолжал дурачить даже из могилы!
— Замечательно, что вы мне напомнили! — молодая женщина отряхнула снятую с головы косынку. Провела рукой по волосам и улыбнулась открыто и доверчиво. — Я совершенно забыла, что мне пришло извещение на новый журнал. В нем есть материал по нужному мне вопросу. Ребека Кауфманн в прошлом году вышла замуж. С ее хромотой и искривлением тазобедренных суставов — это просто огромное счастье, что у нее теперь есть муж. Кауфманны так рады! Особенно Руфь! Она уже и не надеялась дождаться внуков от единственной дочери! Но есть большая сложность. Во время родов может понадобиться хирургическое вмешательство! А я присутствовала лишь на паре таких операций! Конечно, еще есть время, и я постараюсь съездить в клинику в Бойсе. Там работают замечательные специалисты. Я считаю, что женщины должны приобретать профессии и обучаться различным специальностям. Кругом столько работы, требующей заботливых и умелых рук!
Она продолжала говорить что-то об анестезии и прочем, о послеоперационной реанимации и реабилитации. А Кристиан, совершенно ошарашенный, растерянно смотрел на нее и механически тер щеткой одно и то же место на стене. Казалось, он вот-вот протрет там дыру, и в нее хлынут яркий солнечный свет и горный ветер! Он был оглушен массой научных терминов и разных медицинских словечек! Узнал столько подробностей и сложностей женской жизни!
— Меня обещали пустить на такую операцию в качестве наблюдателя. Но я хотела бы хоть один раз ассистировать! — Мелисса почти плакала от досады.
— Миссис Коуплендл, отправляйтесь по своим делам, а мы тут с Филиппом управимся и без вас! Все будет просто замечательно! — молодой человек насухо вытер отмытую стену. Принялся за другую, понимая, что безнадежно завяз в этом доме.
— Я так признательна вам, мистер Бентон! — проворковала Мелисса своим прелестным голосом. — Так признательна! Я постараюсь как можно скорее вернуться! Забегу на почту, получу журнал и тут же назад! А если меня подвезет мистер Чарльз Гриффин, который в это время приезжает с рудника в ресторан, то я обернусь еще быстрее.
Примерно через полчаса Кристиан услышал, как стукнула входная дверь. Он отбросил швабру и вышел на террасу, чтобы посмотреть вслед уходящей вдове.
Она шагала по тропинке к дороге. А со стороны рудника действительно катила коляска. Это был дорогой экипаж с откидным верхом, убирающимися подножками и удобными поручнями.
Филипп появился на террасе совершенно неслышно, встал рядом с молодым человеком.
— Говорят, что управляющий компании «Западная» проявляет интерес к миссис Коуплендл! Возможно, осенью он сделает ей официальное предложение! — старик сбоку попытался заглянуть в лицо Кристиану, но тот отвернулся и неожиданно захохотал. Он смеялся так раскатисто и долго, словно на какое-то время потерял рассудок. Филипп испуганно попятился к двери и вскоре вернулся с кружкой холодной воды. Попытался сунуть ее в руки Крису, но тот отмахивался и хохотал еще сильнее.
Тогда слуга выплеснул воду ему в лицо и быстренько скрылся за угол дома. Высунув оттуда голову, он с опаской наблюдал за Кристианом. Тот мгновенно смолк, словно захлебнулся смехом, вытер лицо и шею полотенцем, которое достал из комода.
— Спасибо, Фил! — голос у него немного охрип. — Пойдем на кухню, выпьем с тобой по чашечке чая или кофе. От завтрака там остались оладьи, а я их люблю с детства, особенно с кленовым сиропом.
— Пошли! — конюх был обрадован тем, что гроза миновала. Но все же поглядывал на Криса с опаской. — С тобой все в порядке?
— Все в порядке, не беспокойся, старый солдат! — хлопнув старика по плечу, Кристиан первым спустился по лестнице. А про себя подумал, что, покуда он возится с ремонтом, некий мистер Гриффин сводит вдову в церковь и прикарманит его денежки. А он, Кристиан Бентон, которого все считают авантюристом, останется с носом. И у него не будет другого выбора, как отправиться восвояси.
Он присел на пороге, поставив тарелку с оладьями на колени, и принялся уплетать пышные лепешки, запивая их свежезаваренным чаем, при этом Крис урчал от удовольствия, словно кот.
— Что это с тобой было, Крис?! Я испугался, что ты повредился в уме.
— На свете нет такой женщины, из-за которой бы Кристиан Бентон потерял разум! — хвастливо произнес молодой человек.
— Многие считают, что мистер Гриффин сходит с ума от любви к нашей хозяйке, — недовольно проворчал старый солдат. — Но мне сдается, что он сходит с ума оттого, что хочет поскорее добраться до ее наследства. Мне не нравится этот человек, Крис! Как говорят индейцы, у него слишком бегают глаза при виде золота. Ходят слухи, что он собирается выжить Йортома Шенли с Поляны Мертвого Койота. А еще я случайно услышал, как управляющий уговаривал миссис Мелиссу купить акции рудника, пока они ничего не стоят. — Конюх тяжело дышал, словно поднялся на гору. Горло у него перехватило от волнения.
— Что?! — Кристиан мгновенно прозрел. — Давай-ка, Фил, быстренько приберем на верхнем этаже, а завтра с утра начнем работу на первом.
И они снова принялись тереть щетками потолки, стены, полы с таким остервенением, что только брызги летели во все стороны. Так они старались до тех пор, пока Фил совершенно не запыхался, а Крис, несмотря на привычку к физической работе, почувствовал ломоту в плечах от «не совсем удобной позы. Ему достались потолки и верхняя часть стен, а также — перестановка мебели.


Мелисса в доме все не появлялась. В комнатах было тихо. Однако, проходя через холл, Кристиан заметил, что дверь в рабочий кабинет доктора приоткрыта. Он шире распахнул ее и с любопытством заглянул внутрь. Солнце уже клонилось к закату.
Поэтому здесь, в восточном крыле дома, царил сумрак. Но молодой человек даже присвистнул от изумления, когда увидел, что кабинет сплошь уставлен шкафами с книгами, какими-то шкафчиками с надписанными выдвижными ящичками. Журналы кипами лежали на одном и втором письменных столах, были сложены стопками на полках этажерки, несколько подшивок виднелось и на подоконнике.
Второе окно было наполовину заслонено массивным книжным шкафом. На его застекленных полках ровными рядами стояли не просто книги, а настоящие фолианты.
Кто-то неподвижно стоял, забившись в уголок между шкафом и окном. В полумраке терялись очертания фигуры.
— Мэм! — Кристиан уже остыл от недавней ярости, он окончательно взял себя в руки. Тем более что завершенная часть работы привела его в благодушное настроение. Завтра они с Филом закончат уборку на нижнем этаже. Кабинет доктора, приемную и операционную мыть нет необходимости. В приемной и операционной, Крис уже знал, белые кафельные стены и так сверкают чистотой. После таких праведных трудов он обязательно, как и запланировал, отправится на денек-другой к Йортому. Он любил горы. И одно предчувствие предстоящих трудностей во время недалекого, но довольно сложного путешествия бодрило. — Мэм! Миссис Коуплендл! — Снова окликнул он. Однако ответа так и не последовало.
Кристиан вошел в кабинет и двинулся к окну. Ему хотелось бодро доложить Мелиссе о выполненной работе. Он собрался даже найти повод для веселой шутки. Но тут же забыл о своих намерениях. Потому что тихое, почти неслышное всхлипывание сменилось отчаянным рыданием.
Миссис Мелисса Коуплендл плакала! Да не просто так — всплакнула и отерла слезы. Она плакала обиженно и горестно, словно с ней приключилась серьезная беда. Мистер Кристиан Бентон, сильный и отважный мужчина тридцати шести лет, как почти все его собратья, не выносил женских слез. Он был готов растерзать обидчика сию же минуту, окажись тот перед его глазами. Какой подлец мог обидеть столь прелестную и беззащитную леди! Крис представил себе, как покраснели ее замечательные серые глаза, как опухли веки и носик.
— Вас кто-то обидел, миссис Коуплендл? — молодой человек пошарил в карманах джинсов, но свежего носового платка там не оказалось. — Пойдемте на кухню, дорогая Мелисса! Там светло и уютно, и Фил, наверное, уже растопил плиту. Выпьете чаю, и горе покажется не таким уж большим. А потом вы нам расскажете, что за беда приключилась с вами в городе! Хорошо?! — Он бережно взял женщину под руку и повел по коридору. Дверь кухни была слегка приотворена, и в холл просачивалась яркая полоска света. Слышались потрескивание дров в печной топке, ропот огня, бормотание Филиппа.
Прежде чем войти, Мелисса торопливо вытерла лицо, но слезы продолжали катиться крупными градинами по ее щекам.
— Не хочу, чтобы Филипп видел мои слезы, — шепнула несчастная вдова.
— Он вас очень любит, поэтому от него ничего не скроешь. Расскажите-ка лучше, кто вас так обидел, а мы с Филом решим, что делать дальше.
Наконец она несколько успокоилась, широко распахнула дверь и вошла на кухню.
— Добрый вечер, Филипп! — произнесла она высоким, срывающимся от слез голосом. — Что ты готовишь?
— Рагу из барашка, мэм, с бобами, морковью и тушеным картофелем. А десерт, думаю, приготовите вы, мэм! — он поднял голову от рабочего стола, повернулся к Мелиссе, пристально посмотрел на нее. — Что-то случилось, мэм?
— Случилось то, чего мы так долго ждали, Филипп! В Туин-Фолс приезжает настоящий врач! Он собирается открыть клинику в центре города, в старом помещении. Все уже решено. И помещение отремонтировано! — Мелисса замолчала, словно собираясь с духом.
— Простите, мэм! — вмешался в разговор Кристиан, присаживаясь на табурет, чтобы начистить картофель к ужину. — Если вы плакали оттого, что останетесь без работы, то я вас не совсем понимаю. Женщина не должна работать, мэм!
— Вот уж не ожидала от вас подобных высказываний, мистер Бентон. — Мелисса с сожалением посмотрела на Кристиана, точно на глупого ребенка. — Я считала, что вы современный мужчина, понимаете, что женщина тоже хочет приносить пользу обществу. А вы, мистер, выходит, такой же консерватор, как большинство мужчин, и считаете, что удел женщин — семья и дети и что они не достойны общественного признания.
Кристиан растерялся, покраснел и посмотрел на Филиппа, то ли ожидая от него поддержки, то ли испытывая чувство неловкости перед ним. Филипп довольно хохотнул.
— Твой друг доктор Бенджамин, Крис, всегда считал свою жену очень даже способной! Вы зря разволновались, мэм! Чего-чего, а работы на ваш век хватит! — успокоил он Мелиссу.
— Насчет работы, точнее денег, которые за нее получаю, я не беспокоюсь: мне вполне хватит моей ренты. Волнует меня другое: не всякая женщина может обратиться со своими проблемами к врачу-мужчине! Многие предпочтут вообще остаться без медицинской помощи и погибнуть от заболевания, которое вполне возможно вылечить, — она вздохнула прерывисто и жалобно, словно собиралась снова расплакаться.
— Ну, так что же? — снова вступил в разговор Крис. Он испугался, что повторится дневная сцена: вдова начнет расписывать прелести и трудности своего ремесла. Такое ее поведение сильно раздражало. Физических трудностей он не боялся, но не любил каждодневных, монотонных бытовых забот и разговоров о них. От этого ему всегда хотелось куда-нибудь скрыться. Даже сбежав на войну, он старался избегать скучной воинской муштры. Там он познакомился и подружился с доктором, потому что довольно часто навещал его, пытаясь получить освобождение от строевой подготовки.
Мелисса печально посмотрела на него, словно он был неразумным, непонятливым ребенком, встрявшим в разговор взрослых и сморозившим какую-то глупость. И эти ее взгляд и улыбка напомнили ему о матери. Так же точно улыбалась мама, когда к ней приходили с жалобами на него соседи, родители одноклассников или учитель. От подобного воспоминания ему стало не по себе, по спине пробежал холодок. Молодой человек слегка поежился.
— А то, что он, тот самый настоящий врач, требует, чтобы оборудование для кабинета и операционной, а также необходимую медицинскую литературу предоставила ему я! — она посмотрела на мужчин с таким видом, словно бы задала вопрос: Как вам подобная наглость? Но вслух ничего не сказала, предполагая, что и так все ясно.
— Почему именно вы, мэм? — Филипп зашипел, точно кот, и затряс обожженным пальцем. Заслушавшись, он нечаянно опустил руку на горячую плиту. От его вопля вздрогнул Кристиан и полоснул себя по ладони острым кухонным ножом.
— Да что вы, точно дети! — вскрикнула встревоженная Мелисса. — Представьте, каково было мне! — Она уже негодовала. — Он хочет присвоить все то, что сначала Бенджамин, а потом мы с ним вместе собирали по крохам! Инструмент к инструменту! Приборы! Медикаменты! Выписывали книги и журналы! Подбирали статью к статье! Создавали каталог! Все это отнимало массу времени, сил, средств, в конце концов! Бенджамин приехал сюда, по сути дела, на пустое место. Пришлось все начинать с нуля! Новый доктор мог бы попросить меня об одолжении, но не предъявлять ультиматум.
— Ну, и правильно! — Филипп с восторгом взирал на хозяйку. — Вы так прекрасны, мэм, когда что-то решаете! — Он осмотрел обожженный палец, удовлетворенно заявил: — С пальцем все в порядке, мэм! Ожоги на мне заживают, словно их и не было вовсе!
— А вот у меня кровь сворачивается неважно. — Кристиан перетянул порез грязным носовым платком. — Картошки почистил достаточно! Фил, дальше управишься сам!
— Вымойте руку с мылом! — Мелисса быстро вышла и очень скоро вернулась с раствором йода и карболки, а также полоской чистого бинта. — Покажите! — Она быстро обработала рану и старательно забинтовала руку Криса.
Ему было нестерпимо стыдно, он не знал, как посмотреть ей в глаза. С какого-то момента Мелисса неожиданно стала напоминать ему мать. Именно того периода, когда умер его отец.
Кристиан Бентон был родом из Мэриленда. Неподалеку от Карлайла была крохотная ферма отца. После его внезапной смерти ферму пришлось продать. На возделанной ими земле, каждый клочок которой был полит отцовским и материнским потом, хозяйничали другие люди.
Он остался с матерью, изможденной непосильным трудом и тяжелыми родами. Из семи рожденных ею детей выжил он один. Ради того чтобы как-то прокормить и одеть сына, она бралась за любую поденную работу. Мать мечтала дать ему хотя бы начальное образование, поэтому они перебрались в Туин-Фолс.
Печаль овладела им, когда он вспомнил, как мать просила его не участвовать в кровавой бойне. А он, молодой и глупый, рвался из дома. Мать и отец больше всего не хотели, чтобы сын воевал, брал в руки оружие, убивал кого-то. Они были оба родом из семей квакеров, вели аскетический образ жизни, много молились, не признавали насилия, оружия и войны.
Но в светскую школу мать все-таки его отдала. Она была мудрой женщиной и понимала, что течения жизни поменять нельзя. Невозможно остановить прогресс. Придется либо подчиняться, либо уходить от него вглубь территории, на необжитые земли. Но все равно рано или поздно цивилизация достигнет самых глухих мест.
— Что с вами, Крис? — Мелисса остановилась перед ним, сочувственно заглянула в глаза. — Пора за стол! Филипп окликнул вас, а вы ничего не слышите. О чем задумались?
— Да так! — Крис улыбнулся через силу. — Детство вспомнилось. Родители, школа.
— Неужели в вашем детстве не было ничего светлого? — Мелисса сочувственно вздохнула. — В детстве, каким бы оно ни было, всегда есть что-нибудь прекрасное. Хотя бы любовь родителей к детям!
— Мама меня очень любила, миссис Коуплендл! — в голосе Криса прозвучали несвойственные ему теплота и мягкость. — Шестеро моих братьев и сестер умерли в младенчестве. Я один выжил. Времена были суровые.
— Любовь тоже бывает суровой! — некстати заметил Филипп. Обычно он сидел за столом неразговорчивый, замкнутый. Но сегодня, видимо, хотел расшевелить совсем приунывшего Кристиана. — И в этом есть необходимость.
— Возможно, Филипп прав! Но как мне жаль вашу матушку! Правда, и сейчас, случается, дети умирают. И женщины погибают во время сложных родов, если вовремя не оказать помощь. Но какой бы трудной ни была жизнь, дети должны знать: понять их и любить по-настоящему могут лишь родители!
— Вы так считаете, мэм? — Кристиан поднял голову от тарелки, посмотрел на Мелиссу. Эта женщина все больше и больше удивляла его. Он думал, что ему придется сегодня утешать эту экзальтированную леди, советовать что-то. Но, судя по всему, она разберется с этим «настоящим доктором» самостоятельно. Для пущей уверенности он поинтересовался: — И что вы решили по поводу нового доктора?
— Конечно, по возможности, я поделюсь с ним теми инструментами, которые у меня имеются в двух-трех экземплярах! На время буду выдавать литературу! Но мне и самой многое понадобится! Скоро я отправлюсь в Сиэтл, чтобы выдержать испытания по теории и отчитаться за практическую работу. Предстоит также прослушать курс лекций. Возможно, добьюсь вступления в медицинскую ассоциацию.
— Не собираетесь ли вы, мэм, стать еще образованнее? — Крис чувствовал, как подавляет его Мелисса стремлением к своей цели, несомненно, благородной и возвышенной. Он буквально робел перед этой необычной женщиной.
— Конечно! — Мелисса собирала грязные тарелки со стола. На мгновение замерла. Потом отнесла их в мойку. Стала подавать на стол рисовый пудинг и кофе, а сама продолжала говорить. Постепенно она воодушевлялась, раскрывая перед сидящими за столом мужчинами свои мечты. Ее голос звучал все взволнованнее: — Вы не представляете, сколько детей умирает в стране, сколько матерей проливает слезы по своим безвременно ушедшим малюткам. А сколько женщин гибнет во время родов! Это ведь так несправедливо, когда появление новой жизни сопровождается смертью матери. В каждом новорожденном открывается целый мир. Он еще так нежен и хрупок, он слаб, точно пламя свечи. Его может погасить легкое дуновение ветра!
Все в руках Божьих! — Кристиан с иронией смотрел на чересчур разволновавшуюся леди, и ему захотелось ее немного осадить, чтобы она опустилась, наконец-то, с неба на землю.
— Вы же не такой циник, Кристиан, каким хотели бы казаться. Но если вы понимаете Слово Божие именно так, то я вам очень сочувствую! — она отпила из чашки кофе со сливками, положила в рот ложечку пудинга. — Господь всегда оставляет выбор за человеком! И вряд ли он одобрил бы поведение человека, спокойно наблюдающего за тем, как уходит из жизни другой человек. Нет большего греха, чем ничего не предпринимать во спасение чьей-то жизни!
— Уже поздно, мэм! Наверное, я схожу на часок-другой в «Тиару»! Сыграю несколько партий в бильярд! — Филипп вернул Мелиссу в реальность. — Крис, ты поможешь хозяйке сделать на кухне уборку?
— Филипп, дорогой, сходи обязательно! Только не слишком усердствуй, заказывая виски. Может быть, ночью вызовут к миссис Саре Фосдик — она вот-вот должна родить. Похоже, у нее появится еще одна двойня. Мистер Гарольд Фосдик заранее трепещет от страха. Предыдущие роды были очень трудные. К тому же за прошедшие десять лет она, увы, не стала моложе. — Мелисса налила в мойку горячей воды, принялась тереть тарелки и составлять стопкой на хозяйственном столе. Мыльная пена поднималась над посудой от ее быстрых движений. Казалось, в воде плещется стайка рыб, а не две ловкие руки.
Кристиан хорошо знал пару Фосдик. Это были уже немолодые супруги. Сара рожала несколько раз, но дети или не выживали, или умирали в младенчестве. Девочки-близнецы родились у них в тот год, когда Кристиану пришлось бежать из Туин-Фолса. Поэтому он не удержался и спросил:
— У них давным-давно весной появились две крошки. Впрочем, сейчас их так уже не назовешь. Наверняка, Ролли водит их в школу через горы. Он знает все безопасные тропы.
— Вы знаете чету Фосдик? — удивилась собеседница. — Ах, да! Я все время забываю, что вы когда-то жили здесь и были близко знакомы с Бенджамином. У Фосдиков, действительно, были девочки-близнецы. — Мелисса устало опустилась на стул, взяла полотенце, принялась вытирать посуду. — Случилась эпидемия оспы. Девочки скончались, потому что не были вакцинированы. Тогда редко кто соглашался сделать прививку. Но после той эпидемии многие изменили свое отношение к вакцинации. Гарольд и Сара сильно горевали. Ну, вот и… — Она улыбнулась. — Вам пора домой, мистер Бентон! — Повесив полотенце на крючок, женщина заперла на засов дверь из кухни. — Пойдемте, я выпущу вас через парадный вход. А если утром рука будет болеть, можете отложить уборку на два-три дня.


Кристиан неторопливо шагал по дороге к городу, с наслаждением вдыхая свежий весенний воздух. Ледок хрустел под каблуками. И хотя в ладони пульсировала боль, он чувствовал себя превосходно. Крис вспоминал, как прохладные и сильные пальцы Мелиссы ощупывали ладонь. Как она радовалась тому, что рана оказалась неглубокой, но тем не менее тщательно обработала его руку.
Молодой человек направлялся в «Тиару». Он перебрался туда не только потому, что комнаты там сдавались почти даром. Крис ушел из «Женевы», чтобы не встречаться с Сьюзан Шенли. План, который он вынашивал для того, чтобы выманить деньги у вдовы доктора, касался не только Мелиссы. Он должен был обмануть и Йортома. Необходимо уговорить старика на разработку принадлежащей тому земли и стать его компаньоном.
Сьюзан обладала феноменальной проницательностью. Легкой оговорки со стороны Кристиана было достаточно, чтобы в прелестную голову закралось сомнение в честности его предприятия. И все в этом случае могло рухнуть. Сьюзан и так, скорее всего, восприняла его появление в Туин-Фолсе с подозрением. И Кристиану казалось, что она все время пристально следит на расстоянии за его перемещениями и поступками.
Однако сегодня его настигло разочарование. В танцевальном зале «Тиары», как всегда по вечерам, было шумно и многолюдно. Играла громкая музыка. Девушки, одетые в вызывающе яркие и открытые платья, приглашали мужчин. И при этом они смеялись так, будто кто-то все время щекотал их.
— О, глядите, кто пришел! — на него налетела Сьюзан в алом коротком платье и черных чулках в сеточку. Туфли на высоченном каблуке сверкали фальшивой позолотой.
— Господи, Сью! Ты ли это? — Кристиан сокрушенно качнул головой, приподнял шляпу. — Ты же говорила, что не хочешь работать в заведении! Или ты решила изменить свою жизнь?
— Я только танцую! Думаешь, от редких постояльцев в «Женеве» можно что-то заработать? Нынче в Туин-Фолс никто не едет. Все считают, что золото здесь закончилось. Или оно на такой глубине, что нет смысла рыть шахты!
А что скажет Марк, когда узнает, в каком виде ты здесь танцуешь? — Кристиан устало разглядывал девушку. — Или ваш роман уже в прошлом?
— Да что ты мне травишь душу? Еще возьми вилку и поковыряй! А еще лучше позаимствуй у своей леди какие-нибудь медицинские щипцы! Да, кстати, ты нанялся отремонтировать дом миссис Коуплендл к ее свадьбе с управляющим «Западной» компании, так, Крис?! — Сью ехидно захохотала, схватила проходящего мимо парня и потащила его на середину зала. Тот радостно заржал и поскакал следом. — Привет, домохозяйка! — Девушка обернулась и подмигнула.
У Кристиана было такое ощущение, будто бывшая подружка Марка прилюдно залепила ему пощечину. Она словно чувствовала, что он собирается обмануть всех, в том числе и ее престарелого немощного отца.
Молодой человек сделал вид, что не расслышал сказанное Сью напоследок. Он поднялся по лестнице на второй этаж, где снимал комнату. Эту каморку трудно было назвать гостиничным номером. Обставлена она была весьма скудно: возле окна стояла широченная кровать с тумбочкой. У стены — платяной шкаф. В крошечной прихожей — умывальник. Обои давно выцвели и запылились, а кое-где лоснились от жирных пятен.
Кристиан вошел и тут же плюхнулся на кровать поверх потертого покрывала, свесив ноги в сапогах. Его одолевали мрачные мысли: Крис думал о том, что его попытки вернуть деньги могут закончиться полным крахом. Конечно, у него в банке Сиэтла есть приличный счет. Но примерно такая же сумма оказалась в руках вдовы доктора. Сложив две суммы вместе, он мог провести остаток жизни довольно благополучно и безбедно. А теперь, по причине подлости доктора, мог лишиться половины своего состояния. И зачем только он доверил свои деньги Бенджамину Коуплендлу. Да лучше бы он зарыл эти доллары где-нибудь в горах Сьерра Мадре, неподалеку от Дуранго. Оттуда он и начал свой побег от бывших карточных партнеров. Закопай он свое сокровище недалеко от городка Ла-Соледад, и то забрать его было бы значительно проще!
Филипп сказал, что Чарльз Гриффин имеет виды на Мелиссу. Естественно, почему бы ему не поухаживать за богатой леди! Но ее богатство — это не только дом. Богатство Мелиссы — это, прежде всего, его, Криса, деньги, заработанные в горячих шахтах Мексики!
Боже Милостивый! На его сокровище, оказывается, явилась целая куча претендентов. А он, как последний дурак, занялся бесплатным ремонтом дома! И для кого? Для этого надутого индюка — жирного и самодовольного!
А потом, кто знает, вдруг и настоящему врачу, который вот-вот явится в Туин-Фолс, понравится Мелисса. Крис убедился в том, что она чертовски привлекательная женщина, красивая, обольстительная! Когда же она рассказывает о своей любимой работе, то вся прямо-таки светится и становится еще прелестней.
Сколько раз он испытал сегодня желание взять ее на руки, закружить по комнате, а потом положить на кровать и целовать. И сколько раз его охватывало раздражение оттого, что она вовсе не замечает в нем такого порыва.
Кристиан, не вставая, сбросил сапоги, перевернулся на живот и застонал от досады. Со злостью ударил сжатыми кулаками по подушке. Оттуда выпорхнули несколько перышек и поплыли по воздуху.
В дверь осторожно постучали. Взволнованный Кристиан не сразу услышал стук: от переполнявшей его досады шумело в голове. К тому же за тонкой стенкой номера вовсю резвилась парочка. Любовные стоны и скрип кровати способны были заглушить любые звуки.
— Черт возьми! — молодой человек вскочил и саданул кулаком по стенке. Подскочил к двери, рванул ее, чтобы выбежать в коридор и утихомирить вконец обнаглевших любовников. — Заткнитесь, вы, ублюдки! — Грязное ругательство сорвалось с языка.
— Это ты мне, Крис! — перед ним стояла Сью в своем вызывающем танцевальном наряде. — Считаешь, что я заслужила? — Наотмашь хлестнув его по щеке, втолкнула в номер.
— Извини, Сью! Какие-то подонки за стеной совершенно забыли о приличиях! — Он потер щеку. — Ощущение было не из приятных! Тяжелая у тебя ручка, детка! Входи! — Он попятился, присел на кровать.
Сьюзан пристроилась рядом, используя тумбочку в качестве стула. Нельзя сказать, что ее красота — яркая, вызывающая не волновала Криса. Но он давно свыкся с мыслью, что Сью — девушка Марка. Потому относился к ней, словно к младшей сестренке — взбалмошной, капризной, обворожительной. Да и мягкая, неназойливая привлекательность Мелиссы нравилась ему, как оказалось, гораздо больше.
— Если ты ко мне с нравоучениями, то извини, ты выбрала неудачное время! — он давал ей понять, что не склонен сейчас к разговорам.
Да мне плевать на твои отношения с миссис Коуплендл! Живя с таким стариком, каким был доктор, ей пора бы уже давно скомпрометировать себя! — добродушно хохотнула Сью.
— Не будь пошлой и циничной! Тебе не идет!
— А тебе идет? Я была вчера у отца. Если ты решил обвести вокруг пальца вдову и оставить ее без гроша, это твое дело! Но не впутывай в свои делишки старика! Он и так сдвинулся: спрашивает о тебе каждый раз, когда я привожу ему продукты.
— Откуда он узнал о моем появлении? — Кристиан дернулся. Он еще только думал, о чем будет разговаривать с Йортомом, а вся округа ужа знала об этом. — Я не собираюсь никого обманывать! — как можно спокойнее заявил он. — Хочу разработать землю Йортома, став его компаньоном! Кстати, — он сочинял уже на ходу, — ты тоже получишь свою долю!
— Знаю я тебя, Кристиан Бентон, лучше других! Это вдова пусть верит твоим бредням! А у тебя есть наличные на разработку рудника? Или надеешься получить у вдовы?
— Тебя, Сью, это совершенно не касается! — взвился Кристиан. — Что ты хочешь, женщина?
— Вон как ты заговорил, Крис! Не боишься, что я раззвоню по всему городу, как ты решил обмануть миссис Мелиссу? И учти, если ты обнадежишь старика, а потом бросишь ни с чем, я тебя разыщу и лично оторву тебе яйца! — Это было совершенно в духе Сью! — А со своей вдовой можешь делать что хочешь! — Она вскочила, поправила лиф короткого платья, вильнула бедрами и вышла из номера, с грохотом захлопнув дверь.
Кристиан, совершенно обалдев, с раскрытым ртом таращился на дверь. Когда стук каблучков Сьюзан затих в конце коридора, он выругался:
— Черт побери эту девицу! Да она способна расстроить любые планы!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любимый обманщик - Клоу Аннет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Любимый обманщик - Клоу Аннет


Комментарии к роману "Любимый обманщик - Клоу Аннет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100