Читать онлайн Любимый обманщик, автора - Клоу Аннет, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любимый обманщик - Клоу Аннет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любимый обманщик - Клоу Аннет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любимый обманщик - Клоу Аннет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клоу Аннет

Любимый обманщик

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Мелисса вышла в прихожую, чтобы встретить посетителей. А в душе у нее царила сумятица. Гостей оказалось не так много, как она предполагала. На крыльце ее ожидали только самые, как когда-то она считала, близкие ее приятельницы. Миссис Кэтрин Прэгер, все еще чувствуя себя важнейшей персоной общества, гордо подняв голову, озирала Мелиссу с высоты своего роста. Миссис Руфь Кауфманн робко скрывалась за спиной Кэтрин и смущенно поглядывала на хозяйку дома. В руке она держала коробку с воздушными пирожными. Миссис Ханна Фишер со скорбным выражением лица держалась за сердце. И в довершение на площадке перед домом остановилась потертая от времени открытая коляска, из которой степенно спустился мистер Джозеф Баллард, городской адвокат.
— Добро пожаловать, леди! Добро пожаловать, мистер Баллард! Проходите, пожалуйста! — Мелисса улыбалась, словно в ее жизни ничего серьезного не происходило. Она понимала, что приятельницы и адвокат прибыли, скорее всего, с недобрыми вестями.
— Ты, дорогая Мэл, вероятно, не в курсе дела, если так беззаботно улыбаешься? Мы пришли выразить тебе сочувствие. Мы очень сожалеем, что пустили события в городе и в твоей личной жизни на самотек! Ты неопытна, выйдя из колледжа, сразу попала под опеку доктора. И никогда не жила самостоятельно! — Миссис Прэгер по привычке играла роль первой скрипки. Она старалась произвести впечатление и тщательно подбирала слова, что, по ее мнению, придавало речи многозначительность.
— А что случилось, леди? — Мелисса провела посетителей в дом. Удобно устроила каждого в гостиной. — Прошу вас, устраивайтесь поудобнее. Все сидячие места в вашем распоряжении!
Заметив прижавшегося к стене коридора Филиппа, миссис Руфь Кауфманн сделала ему знак, указав головой на кухню. И сама последовала за ним. Вернулась она с горячим чайником, подносом пирожных и тут же извинилась:
— Прости, дорогая Лисси, что я взяла на себя роль хозяйки дома без твоего разрешения! Где у тебя чайные чашки? Гости не против того, что мы с Филиппом заварили чай?! Или сварить кому-нибудь кофе?
— Это ты меня прости, дорогая Руфь! И, пожалуйста, будь хозяйкой и дальше! Словно на заседании общественного совета! — поспешила расшаркаться Мелисса. — Я не ожидала никого сегодня. Собрание общественного совета назначено на завтра, я не ошибаюсь? Впрочем, не поймите меня неверно. Я всегда рада вашему появлению в моем доме. К сожалению, кроме домашних лепешек ничего к чаю не могу предложить.
Миссис Фишер, как всегда, была настроена более решительно и любила грубовато расставлять все точки над «i»:
— Мы пришли, чтобы сообщить тебе, Лисси, что Кристиан Бентон скрылся из города вместе с твоими деньгами!
— Моими деньгами? — Мелисса довольно искренне изобразила изумление, словно первый раз слышала об этом. Хотя еще вчера она была такого же мнения. — Я не понимаю, о чем идет речь! Возможно, кто-то разъяснит? — Она обвела заинтересованным взглядом всех присутствующих.
— Хорошо! — вступил в разговор встревоженный мистер Баллард. — Попытаюсь все разъяснить. Как ваш адвокат, миссис Коуплендл, я давно веду ваши финансовые дела. И должен доложить, что два дня назад мистер Кристиан Бентон закрыл счет, который вы распорядились открыть на его имя. Он снял все деньги. Вероятно, я правильно сделал, что перевел с вашего счета всего половину состояния!
— Почему только половину?! — Мелисса возмутилась. — Я распорядилась, чтобы вы сняли все деньги, положенные на мой счет доктором. То есть мистером Коуплендлом! Все эти деньги принадлежать мистеру Бентону. Они все принадлежат ему и только ему.
— О чем ты говоришь, Лисси?! — миссис Прэгер изумленно уставилась на хозяйку дома. — Эти деньги принадлежат мистеру Бентону?! Я не верю своим ушам! Почему же тогда мистер Коуплендл завещал их тебе?! Ты хочешь сказать, что доктор присвоил чужие деньги?! Это какая-то чушь!
— Нет, это не совсем так! Между ними существовал негласный договор. Но, можешь поверить: деньги действительно принадлежат мистеру Бентону! Я со всей ответственностью заявляю, что это — не мои деньги.
— Миссис Коуплендл, как же вы будете жить? — адвокат казался огорченным и озабоченным. — С этой суммы вы имели приличную годовую ренту. У вас же остались лишь жалкие крохи! Вы привыкли не слишком стеснять себя в расходах!
— Но, вместе с тем, я никогда не стремилась к роскошному образу жизни! — возразила Мелисса. — Ну, что ж! В данной ситуации пострадают мои самые несостоятельные пациенты, для которых я больше не смогу покупать лекарства и медикаменты! — огорчилась она и тут же просияла, обрадованная неожиданно пришедшей в голову идеей: — Но я создам благотворительный фонд! Надеюсь, что наш общественный совет примет самое активное участие в работе данного фонда и поможет мне контролировать бюджет! Я не прошу вас ответить согласием тотчас! Но, пожалуйста, подумайте!
Дамы в изумлении смотрели на нее, словно на умалишенную. Мелисса принялась разливать чай и разносить гостям. Мистер Баллард чувствовал себя явно не в своей тарелке. Ему казалось, что глупость его сегодняшнего визита слишком очевидна.
— Вы должны хорошенько подумать, миссис Коуплендл! — адвокат решил все-таки настоять на своем.
— О чем вы говорите, мистер Баллард?! — Мелисса угостила всех чаем и теперь разносила пирожные, раскладывая их на тарелочки.
— Мистер Бентон не претендует на те деньги, которые остались на вашем счету! Вы можете распоряжаться ими по-прежнему!
— Позвольте полюбопытствовать, мистер Баллард! Извините, леди, что отвлекаю вас от важного вопроса, обсуждать который вы пришли! Мне очень хотелось бы знать, как распорядился половиной суммы мистер Бентон?!
— Он купил немного акций «Западной» на имя малюток мистера Фосдик. Миссис Фосдик принесла акции мне домой сегодня рано утром и хотела вернуть их. Я и сам в растерянности, но у меня хватило убедительности уговорить ее принять подарок мистера Бентона. Ими могут распоряжаться только близнецы и только по достижении ими совершеннолетия. А теперь, когда в компании дела идут на лад, у малюток имеется неплохой капитал для начала жизненного пути!
Отлично! Дальше?! — Мелисса неожиданно испытала удовлетворение и захлопала в ладоши, точно ребенок. Она думала о Кристиане и пыталась понять логику его поступков. Значит, он все-таки не столь плох, если вспомнил о несостоявшихся крестниках. Кстати, по логике вещей, Крис должен вернуться, чтобы крестить малюток!
— Немного денег он вложил в разработку шахты мистера Шенли, — продолжал докладывать мистер Баллард. — Мисс Сьюзан Шенли отправилась в столицу на склад подержанного оборудования. Она должна вернуться сегодня к вечеру.
— Со вчерашнего дня она не мисс Шенли, а миссис Фишер! — возразила Ханна Фишер. — К сожалению, наша Сью отправилась одна в такую опасную поездку! — огорченно заявила бывшая хозяйка конюшен и, картинно вздохнув, добавила: — Я так беспокоюсь за новую миссис Фишер. Марк и Сьюзан вчера оформили свой брак в мэрии! Но предпочитают пока жить в гостинице. А в ближайшее воскресенье они собираются обвенчаться!
— Сьюзан по-прежнему ходит в этих ужасных штанах, Энн! — осуждающе отметила миссис Кэтрин Прэгер. — И ты ей потакаешь? А ведь совсем недавно ты была не в восторге от выбора своего сына!
— Что делать?! — миссис Фишер была на удивление спокойна. — В брюках удобно ездить верхом на лошади, сидеть на козлах фургона. Не говоря уж о том, чтобы пробираться по выработкам и штрекам в шахте! Сьюзан теперь совладелица Поляны Мертвого Койота!
— Кто бы мог подумать, что ты станешь такой феминисткой, Энн?! — возмущенно выкрикнула миссис Прэгер, шумно отодвинула от себя чашку с недопитым чаем. И, оттолкнула столик так, что не поддержи его Руфь Кауфманн, он бы упал на пол.
Ваше мнение, миссис Прэгер, теперь мало кого волнует! — парировала миссис Фишер. — Уж как вы ратовали за мистера Гриффина, все отлично помнят! — Ядовито добавила она. — И что теперь? Он оказался подлецом, мошенником, казнокрадом! — Она нарочито обращалась к миссис Прэгер на «вы», как бы возводя между собой и Кэтрин стену и отгораживаясь ею от прошлого.
— Я до сих пор уверена, что мистера Гриффина, этого прекрасного человека, настоящего джентльмена, оклеветали! Он стал жертвой преступного сговора мистера Бакли и этого Кристиана Бентона! — настаивала миссис Прэгер.
— Тебе, Кэтрин не кажется, что ты перегибаешь? И если Кристиан Бентон узнает об этом, он вправе подать на тебя в суд! — не выдержала всегда миролюбивая миссис Кауфманн. — Обществу нужны преобразования! Прогресса науки и техники не остановить! А мода всегда следует не только веяниям нового времени, но и логике удобства и целесообразности.
— А я давно уже готова к тому, чтобы тоже облачиться в брюки! — доверительно сообщила Мелисса и засмеялась, надеясь таким образом погасить разгоравшийся спор. — Особенно, когда отправляюсь на вызовы в горы! Это очень удобно, когда садишься на лошадь верхом!
— Тебе, наверное, очень подойдет мужская одежда, Лисси! Даже больше, чем какому-нибудь толстяку! — обрадовалась миссис Кауфманн. — Ты будешь выглядеть очень эротично!
— Вы рассуждаете, как продажные женщины! Моему терпению пришел конец! — миссис Прэгер вскочила и, громко топая, неуклюже выбежала из гостиной.
Мелисса, как вежливая хозяйка, вынуждена была последовать за главной гостьей.
— Кэтрин, дорогая! — умоляюще упрашивала молодая женщина. — Остынь и вернись, пожалуйста! Прошу! Никто не хочет тебя обижать! Мы тебя любим!
— Не смейте больше называть меня на «ты», миссис Коуплендл! Вы вступили в преступную интимную связь с этим Кристианом Бентоном! Весь город знает об этом! Не соблюдая приличий, пустили его на не успевшее остыть брачное ложе мистера Коуплендла! Он, верно, не удовлетворял ваши развратные желания и запросы, миссис Коуплендл?! А когда этот проходимец, Кристиан, вас бросил, вы принялись его защищать! И заплатили ему, как престарелая, богатая блудница платит молодому любовнику! Вы проматываете наследство, оставленное вам уважаемым доктором! Моей ноги больше не будет здесь! Вы — сущая безбожница! Отступница от христианства! — громко хлопнув дверью, Кэтрин Прэгер спустилась с лестницы и зашагала к своему экипажу, где ее дожидался верный кучер.
У Мелиссы от обиды на глазах выступили слезы. Но она не собиралась никому давать отчет о своих отношениях с кем бы то ни было. Она остановилась в прихожей. Несколько минут смотрела в зеркало на свое отражение и пыталась прийти в себя. К горлу подступал комок, душили незаслуженные слезы. За что накинулась на нее правильная миссис Прэгер?
Успокоившись и промокнув глаза, Мелисса, не спеша, вернулась в гостиную с прежней, приветливой улыбкой на лице.
— Все в порядке, мистер Баллард! Все в порядке, леди! Думаю, миссис Прэгер немного погорячилась! Она остынет, одумается, и все будет по-старому! А мы сделаем вид, что ничего страшного не произошло, хорошо?!
Однако в атмосфере гостиной чувствовалась неловкость, возникшая после выходки Кэтрин Прэгер. Подруги Мелиссы не смотрели на хозяйку дома. Стыдно было за то, что они так неделикатно вломились в жизнь взрослой, самостоятельной, умной женщины, знающей себе цену. Первой пришла в себя, как всегда, доброжелательная миссис Кауфманн:
— Лисси, дорогая! Прости нас! Все решили, что после отъезда мистера Бентона ты сама не своя! Плачешь от обиды и унижения!
— Какого унижения?! — Мелисса возмущенно посмотрела на гостей. — Меня никто не обидел. Но за сочувствие по поводу гибели моего сводного брата, которое вы, вероятно, хотели высказать мне, как верные подруги, спасибо! Каким бы он ни был человеком, я помню его ребенком — добрым и отзывчивым! И не хочу говорить о нем ничего плохого! Он умер, и вместе с ним умерло мое прошлое. Душа Джона Паркера теперь пребывает в вечности. Пусть покоится с миром! — Она нервно прошлась по гостиной, словно осматриваясь с настороженностью и опаской.
— Аминь! — дружно отозвались на ее пламенную речь гости.
— А для мистера Гриффина я приготовила корзинку с продуктами. И попрошу разрешения у мистера Бакли посетить подозреваемого. Ему еще необходима медицинская помощь! Невозможно даже виновного и осужденного оставлять без вспомоществования!
Дорогая Лисси! — миссис Фишер необычайно успокоенная, отчего выглядела теперь вполне умиротворенной и помолодевшей, стала прощаться первой: — Ты ведешь себя исключительно достойно, Мелисса! Как настоящая христианка! Мы удовлетворены состоянием твоего духа! Держись и дальше так!
— Всего доброго и вам, дорогие мои! Не волнуйтесь за мое будущее, мистер Баллард! Я не собираюсь сидеть дома и рыдать! Мистер Джейкоб Андерсон, наш новый врач, был вчера у меня с визитом! Он оставляет за мной акушерскую практику и пользование больных детей! Надеюсь, что этих средств и того, что осталось мне от родителей, хватит на сносное существование в Туин-Фолсе, где жизнь пока что достаточно недорога!
— Не слишком ли ты оптимистична, Лисси? — встревожилась миссис Кауфманн. — Тебе будет очень и очень трудно! Но я поддержу твою идею по поводу благотворительного фонда! Наверное, стоило бы подумать о проведении благотворительных ярмарок рукоделия и подержанных вещей?!
— С такими помощницами мне будет легко и радостно! Я справлюсь! — уверенно заявила Мелисса. Хотя частично разделяла мнение подруг о том, что ей придется трудно. Она уже просуществовала несколько месяцев без покровительства мужа. Ей не хватало его как врача-специалиста, как наставника и учителя.
Но за эти несколько месяцев она научилась самостоятельно искать выход из тяжелых ситуаций, решать кучу хозяйственных вопросов, в чем ей помогали настойчивость, а порой и женское обаяние.
Она привыкла во всем доверяться именно этой троице, и теперь изо всех сил сдерживалась, чтобы не показывать им письма, которые она обнаружила. В городе никто не должен знать об этих письмах! Особенно, если Кристиан вернется! Как бы ни складывались обстоятельства, ей не нужен этот человек! Она постарается не думать о нем!
Да, возможно, он самый замечательный и самый обаятельный мужчина, какого она встретила в жизни! Но все равно, он обманул ее! Хотя она была готова многое простить ему только за то, что, завладев деньгами, он не забыл про малюток четы Фосдик и Сьюзан!
Провожая гостей, так внезапно оказавшихся в ее доме, она по-прежнему приветливо улыбалась. На прощанье расцеловалась с Руфь Кауфманн и даже с Ханной Фишер. И долго, стоя на крыльце, смотрела вслед удаляющимся экипажам.


Кристиан возвращался в Туин-Фолс, удобно устроившись среди горного оборудования в фургоне Сьюзан. Девушка тоже облюбовала лежачее место. Его тут же, с особой охотой приготовили для нее Салливан Росс и Клод Паттерсон. Сами они перебрались на козлы ее повозки. Кристиану особенно была заметна перемена, случившаяся со Сьюзан. Девушка стала более уверенной, оживленной и даже похорошевшей.
С Салливаном Россом и Клодом Паттерсоном она почти мгновенно нашла общий язык. Стоило ей обратиться к первому «мистер Росс», как второй тут же обратился в слух и устроился рядом с другом, чтобы оказаться в поле зрения обаятельной и остроумной Сьюзан. И та не сочла за труд с каким-то пустячным вопросом обратиться к «мистеру Паттерсону».
Эти тридцатилетние увальни готовы были выпрыгнуть из себя, чтобы только услужить миссис Фишер.
— Сью, дорогая! Когда ты успела стать миссис Фишер? — Кристиан был одновременно растерян, обрадован и немного обижен на Марка за то, что тот не предупредил его.
— Вы же вздумали сбежать, мистер Бентон, точно крыса с корабля! — сердитым шепотом объяснила ему Сьюзан. — Марк очень расстроился, когда узнал о твоем побеге. А мне надоело ждать и полагаться на волю случая! Я поняла, что очень люблю Марка, какой бы он ни был! И не хочу больше расставаться с ним!
— Ты простила Марка, Сью?! — Кристиан пытливо смотрел в ее глаза, представляя перед собой только Мелиссу.
— Когда любишь так сильно, то понимаешь, что и прощать ничего не надо. Принимай все в жизни так, как есть! И люби то, что тебе досталось. Просто надо учесть, что Марк — домашний мальчик. Он очень любит маму и своих лошадей! Я полюбила то, что любит он. И думаю, все будет замечательно!
— Значит, ты считаешь, что женщина должна любить дело, которым занят ее возлюбленный? — продолжал расспрашивать Кристиан. И пытался представить, что же тогда должен делать влюбленный мужчина.
— Совсем не обязательно! Ты собираешься любимой женщине сделать предложение, Крис?! — Сью довольно ухмыльнулась. — Боюсь, что после твоего подлого побега миссис Коуплендл выставит тебя за дверь, так и не выслушав твои объяснения. И это будет справедливо. Потому что у обиженной женщины можно вымолить прощение. А у оскорбленной — никогда. Разве только приложить для этого огромное терпение и упорство. И сначала вернуть ее доверие, а потом добиться прощения!
Сьюзан повернулась на бок, оказавшись спиной к Кристиану. И через какое-то время задышала глубоко и ровно. Она казалась заснувшей. Но на самом деле девушка не спала, а лежала, закрыв глаза, и вспоминала Марка, Мелиссу. Она искренне радовалась за «леди доктор» — ее любят. И сочувствовала Кристиану, которому предстояло решить непростую задачу — доказать свою любовь.


Вечерело, когда фургон свернул на подъездную дорогу к Туин-Фолсу. На горы опускался туман, окрашенный закатным солнцем в оранжевые и лиловые тона. Зрелище открывалось фантастическое. Причудливые скалы с плоскими вершинами обрывались вниз, разделенные отвесными каньонами и крутыми оврагами. Трещины и расселины покрывались зеленью и цветами.
Весна в горах Йеллоустон была в полном разгаре. Свистели птицы и урчали ярко-зеленые и оранжевые древесные лягушки. Их свадебные песни сливались в нестройный хор, в котором каждое существо непостижимым образом слышало только ему предназначенное соло.
Стайка ребятишек мчалась по расцвеченному желтыми и красными маками лугу, пытаясь запустить в вечернее небо воздушного змея. Бумажное чудовище, расписанное невообразимыми иероглифами и расцвеченное яркими красками, было, вероятно, сотворено не без помощи бумажных дел мастеров из какой-нибудь лачуги Чайна-Тауна.
Оно подскакивало невысоко, рыскало из стороны в сторону, рвалось с короткой нити. А ребятишки не догадывались отпустить нитку длиннее. Из-за этого передняя часть перевешивала. Змей спотыкался над их головами, словно ударившись о невидимое препятствие, и отвесно падал вниз.
— Куда тебя подвезти? — Кристиан очнулся, вопросительно глянул на Сьюзан. Девушка сидела, касаясь бедром его ноги, и переплетала свои черные косы. От нее шло мягкое тепло. Оно согревало, но не обжигало Кристиана, точно Сьюзан была его сестрой. — В «Тиару»? Боюсь, что получить там номер теперь будет трудно!
— Спасибо, Сью! А разгрузиться? — Кристиан взялся за свои переметные сумки. Мистер Росс и мистер Паттерсон тоже выгружались, умильно и приветливо прощаясь с девушкой.
— Мы не прощаемся навсегда, миссис Фишер! — благодушно пророкотал Салливан. — До завтра!
— Держи с ними ухо востро, Сью! — предупредил Крис.
— Это ты, мистер Бентон, в благодарность за то, что тебя выручили?! — недовольно проворчал Салливан, а молчаливый Клод покосился на молодого человека осуждающе.
— Не ругаться! Разберемся! — Сью устроилась на козлах. — Приходите завтра пораньше в конюшни! Поедем на шахту. Осмотрим место работы. Провианту для такой компании маловато! Может быть, придется еще раз съездить в столицу штата!
Она взмахнула хлыстом, звонкий щелчок заставил лошадей резво взять с места. Упряжка потянула фургон в сторону конюшен. Троица путешественников направилась к дверям гостиницы.


Появление компании на пороге «Тиары» можно было сравнить со взрывом снаряда. Звон пивных кружек и оживленные разговоры стихли. Танцующие пары рассредоточились по углам. Музыканты сбились с ритма и перестали играть. Ударник осторожно отпускал ногу, медленно возвращая верхнюю тарелку на исходную позицию, а ладонью прижал рокочущий барабан, куда только что опустилась колотушка.
— Туш, джентльмены! — прокричал Оскар. И ловким движением вынул из-под прилавка большой бумажный лист. Развернув его во всю ширину, поинтересовался: — Ты как, Крис? Навсегда? Или только на время? Мы тут ударили по рукам!
— Занимаешься противозаконной деятельностью? Раскручиваешь тотализатор и принимаешь ставки, букмекер?! — Кристиану не нравилось столь пристальное внимание к его персоне. — Не боишься прогореть? И какие же ставки?
— Опоздал! — радостно выкрикнул Оскар. — Ставки не принимаются! Ставок больше нет!
— Тебе не в баре, а в казино служить! Крупье! — прокомментировал Кристиан.
— А мы свой тотализатор организуем! — Салливан взмахнул новенькой купюрой. — Ставлю сотню! Миссис доктор прогонит его в два счета! Кто против?!
Крис с неудовольствием посмотрел на него и заметил:
— Ты же обещал, Салливан Росс, что больше не участвуешь в азартных играх!
— И пусть это будет последний тотализатор в моей жизни! Слово горняка! — заорал раззадорившийся молодчик и шлепнул сотню на ближний стол.
К столу тотчас же со всех сторон потянулись руки с бумажками разных достоинств. К верзиле пыталась прорваться какая-то миниатюрная девица в короткой юбочке. Ее оттирали парни.
— Не лезь, малютка! Дело серьезное, мужское!
— Стоп! — скомандовал верзила Салливан. Он устроился на стуле, поднял девушку над столом. Она мелькнула коротенькой юбочкой, сверкнула худенькими ножками и плотно приземлилась на одном колене великана. — Тебе удобно, детка?! — поинтересовался довольный Салливан. — Как тебя зовут?
— Маргарет! Маргарет Лачлан, мистер! — прощебетала девушка, крепко обхватив Салливана за шею тонкой рукой, а головой нежно прижимаясь к его волосатой груди.
— Я буду называть тебя Мэг! Согласна? Или милая Перл! — Росс бережно, насколько это было возможно, обхватил лапищей тонкую талию.
— Я не мешаю вам, мистер Росс? — нежно ворковала Маргарет, все плотнее приникая к плечам и мускулистому торсу.
— Ни в коем разе, Мэг! Ни в коем разе, мой драгоценный Перл!
Кристиан обрадовался, что внимание с его персоны переместилось на колоритную парочку. Все с интересом наблюдали за развитием событий!
Молодой человек подошел к Оскару. Тот встретил его недовольной гримасой.
— Вернулся, приятель?! Я точно знал, что вернешься! Ты увез ключ от номера! Придется поставить тебе в счет трое суток!
Кристиан принялся лихорадочно шарить по карманам дорожного костюма, в котором выезжал из «Тиары». Ключ тотчас же нашелся. Он вынул из кармана брелок с номером двадцать семь!
— Верная примета! — восхищенно сказал Оскар. — Еще ни разу не подвела!
— Ты, наверняка, все подстроил, Оскар?!
— Не утверждаю, но и не отрицаю, Крис! Ладно! — примирительно сказал бармен и портье в одном лице. — Надеюсь, теперь можно будет расширить дело, взять помощника, а то и двух. По поводу трех суток я просто пошутил, приятель! Замечательного пребывания в «Тиаре», мира и спокойствия, мистер Кристиан Бентон!
Поднявшись на второй этаж, Крис неспешно подошел к номеру, отпер дверь и, шагнув внутрь, тотчас же повернул кнопку выключателя. Комната поразила своим обновленным видом. Стены оказались оклеены новыми вполне симпатичными обоями. Правда, не самыми дорогими. Но они гармонировали со шторами шоколадного цвета. И создавали ощущение домашнего уюта и теплоты. Постельное белье на кровати — белоснежное и накрахмаленное. Одеяло — только что из магазина. Стул возле кровати — с новой обивкой. И даже старенький медный умывальник начищен до золотого сияния.
И лишь в соседнем номере неутомимая парочка по-прежнему предавалась любовным забавам! Да так, что от их страстных телодвижений, стонов и криков, вздрагивали и звенели никелированные шары на спинках широченной кровати. И слегка покачивался под потолком плафон с тусклой лампочкой.
Раздевшись, Кристиан освободил карманы дорожного костюма от разной мелочи и бросил его в угол. Вымылся над раковиной умывальника по пояс. Вода была холодная и хорошо взбодрила его. Кристиан вытерся чистым полотенцем, тщательно расчесал влажные волосы. Выложив на кровать одежду из сумок, он стал выбирать, что надеть. Сообразил, что нельзя облачаться в пиджачную пару с белой рубашкой. Костюм предназначен для торжественных случаев, крестин или венчания. Выбрал клетчатую рубашку из фланели и джинсы. Он помнил, что нравился Мелиссе больше всего именно в этом наряде. Возможно, потому, что вид у него становился домашний.
Волновался молодой человек больше, чем когда-то перед самым первым свиданием. Нет, он не забыл ту девушку, которая подарила ему любовь. Это произошло давно, еще во время гражданской войны. Она была мила, как все девушки в восемнадцать лет. Но быстро поняла, что он никогда не женится на ней. И вышла замуж за тридцатилетнего сержанта из восьмой роты. И тот вскоре отправил жену к своим родителям под Милуоки, подальше от мужского общества. Ее звали Доротти! Да, он помнил точно! Доротти Парсонс! Она была симпатичной пышнотелой блондинкой.
Переодевшись, он накинул джинсовую куртку. Пониже на лоб нахлобучил черную шляпу. Закрыв номер на ключ и спустившись вниз по боковой лестнице, Кристиан оказался на Мидоуз-стрит.
Ему казалось, что он много лет назад покинул этот славный городок. И теперь он, вернувшись из прошлого, ступал по этим улочкам, шагал мимо скромных цветников, мимо скамеек, на которых днем сидели няньки, присматривающие за детьми, а сейчас, вечером, влюбленные парочки, не нашедшие себе иного приюта. Он понимал, что сегодня Мелисса так же далека от него, какой была две недели назад, когда он впервые после многолетнего отсутствия ступил на крыльцо дома доктора Коуплендла.
Кристиан решил действовать по обстоятельствам. Если Мелисса будет дома, то он попытается попросить прощения. Если она будет отсутствовать, то ему предстоит исхитриться, чтобы как-то проникнуть в дом и выкрасть свои письма. Она не должна знать, что он взял у нее свои деньги. Если эта женщина не сумеет его простить, пусть возненавидит окончательно! Он способен приносить близким и любимым людям одни только неприятности. Зачем же подвергать риску такую молодую, красивую и умную женщину?
Сьюзан намекала, что новый врач больше подходит Мелиссе по социальному положению, по образованию, по близости их интересов.
От подобной мысли он заскрипел зубами. Конечно, надо было бы познакомиться с этим врачом. Посмотреть ему в глаза. Перекинуться несколькими фразами, понять, что он за птица. Но все еще впереди!
Сначала надо попробовать отыскать письма. Или попросить прощения у Мелиссы. Конечно, она, как всякая женщина, вывалит ему на голову тысячу упреков, будет плакать, требовать непонятно чего. Кристиан тяжело вздохнул. Он, как любой нормальный мужчина, не выносил женских слез.
Подходя к дому, Кристиан обратил внимание, что в операционной горит яркий свет. Дверь в приемную комнату была закрыта. Молодой человек осторожно повернул ручку. Дверная створка легко подалась. Стараясь ступать бесшумно, Кристиан проник в дом.
Мелисса, повязанная белой косынкой и облаченная в клеенчатый фартук, оперировала какого-то здоровенного парня. По всей видимости, новый врач не завоевал пока что доверия у населения, и Мелиссе вполне хватало работы.
— Расслабьтесь, — прикрикнула в это время женщина, — расслабьтесь, Дэнис! Вам совершенно не больно! Я же вкатила вам дозу морфия! Мистер Девлин! Вот когда Чарльз Гриффин ткнул вас острым стеклом, тогда было больно! Не распускайте руки! Филипп, придется дать пострадавшему подышать эфирными парами!
— Я плыву, мэм! — радостно сообщил Дэнис. — Я попал на небо! — пропел он. — Мэм! Миссис Коуплендл!
Кристиан узнал в мускулистом мужчине одного из доверенных «парней» шерифа Бакли. Неужели в полицейском участке произошла потасовка? Он мысленно отметил, что попозже надо зайти в сторожку к Филиппу и узнать, каким образом пострадал Дэнис Девлин.
А пока, воспользовавшись тем, что дверь в коридор оказалась приоткрыта, Крис проскользнул в неосвещенное помещение. Половица под ногами неожиданно предательски скрипнула.
— Кто-то есть в доме, Фил? — поинтересовалась Мелисса, она всегда отличалась превосходным слухом. — Сходи, посмотри, пожалуйста?!
Крис прижался к стене за шкафом. Послышались шаркающие шаги. Филипп, судя по всему, протащился на кухню. По пути заглянул в кабинет. Плотно прикрыл дверь. Молодой человек облегченно выдохнул и ринулся к столу.
— Никого нет, мэм. — Филипп отчитывался перед Мелиссой таким тоном, будто был сам в чем-то виноват. Он как-то сильно постарел за последнее время. Странные метаморфозы происходили с людьми. Кристиана это не переставало удивлять и изумлять.
— Фил, да что сегодня с тобой?! — недовольно воскликнула Мелисса. — Ты словно сонная осенняя муха! Мне кажется, что в доме есть кто-то посторонний!
— Никого, мэм! Кроме нас троих, мэм! — Филипп не двигался с места.
— Иди к себе, Фил! Ты что-то совершенно раскис. Сейчас я закончу, только сделаю раненому инъекцию снотворного. — Зазвенели инструменты о металлический поддон. Что-то невразумительное бормотал Дэнис.
Кристиан торопливо подошел к письменному столу, быстро по очереди начал выдвигать ящики. Они были пусты. Кристиан не поверил своим глазам и посветил себе лампой. Ничего!
— Черт возьми! — Кристиан шепотом выругался. — Неужели опоздал?! Неужели Мелисса уже все знает? Тогда ему будет не очень стыдно встретиться с ней? Или наоборот? Кристиан растерялся.
Задвинув кое-как ящики, распахнул дверцы тумбочек. На полках были разложены журналы. Каждая стопка снабжена табличкой с названием, месяцем и годом выпуска. Можно легко обнаружить любой номер и любую необходимую статью.
Совершенно очевидно, что новая хозяйка такого богатого кабинета старательно поработала над оформлением своей библиотеки. Кристиан только сейчас обратил внимание, что все шкафы, шкафчики и этажерки приобрели совершенно иной вид.
Он словно попал в зал библиотеки. Над оформлением картотек и указателей явно потрудился профессионал. Кристиан посетил зал периодических изданий городской библиотеки Туин-Фолса всего один раз. Когда он вернулся, Стив Феллоуз, которого он случайно встретил в кафе, тут же сообщил, что в газете «Горняк» напечатали статью о соревновании забойщиков, где в числе трех победителей упоминалось имя Кристиана. Тогда он получил второй приз и конверт с вложенными в него двумя тысячами долларов. До первой премии в пять тысяч ему не хватило шести очков.
Ему некстати пришло голову, что именно в библиотеке он увидел Мелиссу первый раз. Тогда его зоркий глаз приметил незнакомую премиленькую, скромно одетую леди в трауре. Она разговаривала о чем-то с библиотекарем, представительным мужчиной средних лет, в очках с толстыми линзами. Мистер Джеймс Хопкинс с предупредительностью и преувеличенным вниманием выслушал ее и отрицательно покачал головой. А когда ученая леди, явно недовольная ответом, вышла, долго смотрел ей вслед, вцепившись длинными худыми пальцами в подоконник и мечтательно улыбаясь. Вдова ему, без сомнения, сильно нравилась.
Кристиан решился и поинтересовался, кто эта леди. И мистер Хопкинс сообщил ему, что это миссис Коуплендл — вдова местного доктора, полгода назад погибшего в горах во время выезда. Так Кристиан в первый же день пребывания в Туин-Фолсе узнал две потрясшие его новости: что доктор погиб и что он был женат на женщине-враче! И молодой человек долго не мог сообразить, какой из этих вестей он сражен сильнее.
Джеймс Хопкинс был старым холостяком и довольно завидным женихом Туин-Фолса. У него имелся свой дом и оставшееся от отца приличное годовое содержание, выражающееся в четырехзначной сумме. Это позволяло ему отдавать все личное время какой-то научной работе. А его статьи публиковались в самых дорогих и серьезных изданиях. И, судя по почерку на табличках и ящичках в кабинете Мелиссы, тут не обошлось без участия этого чертова зануды, книжного червя, мистера Джеймса Хопкинса! Кристиан недовольно нахмурился. Он чувствовал, что начинает ревновать Мелиссу к каждому свободному мужчине.
Он злился, понимая, что ни в какое сравнение не идет ни с мистером Хопкинсом, ни с мистером Джейкобом Андерсоном. Черт бы побрал этих книжных червей! Этих ученых сусликов! Этих дрессированных енотов-полоскунов! Этих образованных чистоплюев! Он не слышал шагов, увлекшись воспоминаниями и своими сердитыми рассуждениями. Резко обернулся на легкий скрип отворяющейся двери.
— Кто здесь? — Мелисса напряженно вглядывалась в темный силуэт. Вместо недавнего клеенчатого фартука на ней был клетчатый домашний передничек с узенькой оборкой по краю. — Филипп, вернись! — В руках она сжимала метлу с довольно длинным черенком.
Он отступил в тень большого книжного шкафа. В горле внезапно пересохло. Кристиан сдавленно прохрипел:
— Это я! Мелисса, дорогая!
— О-о! — женщина вскрикнула, но тут же справилась с собой. — Филипп? Где ты? Что здесь делает посторонний человек? Что вы потеряли в моем кабинете, мистер Бентон?! — ее голос был полон искреннего возмущения и негодования. — Каким образом вы проникли в мой дом? Филипп, да где же ты? Пожалуйста, поезжай за мистером Бакли! А я посторожу взломщика!
— Я-я! Дверь была открыта, мэм! — у Кристиана прорезался голос. Но он звучал неестественно тихо. — Мелисса, не делай вид, что не узнаешь меня! После всего, что произошло!
— Что?! — глаза ее сверкнули яростью. — Как вы смеете?!
— Что случилось?! — позади Мелиссы стоял Филипп. — Кто здесь?! — Старик угрожающе надвигался на незваного посетителя, еще ничего не соображая и не узнавая его. Кристиану ничего не оставалось делать, как выступить на освещенную часть кабинета и снять шляпу.
— Крис?! Это ты?! — Филипп обрадовался и успокоился. И даже заулыбался. — Мэм, это же Крис! Кристиан Бентон! Вы не узнали его? — Он сочувственно посмотрел на молодого человека, который стоял с виноватым видом. Мелисса же казалась разъяренной не на шутку. Фил вспомнил, как она запустила в него чашкой, и невольно сделал шаг назад под защиту двери.
— Что?! — Мелисса не унималась. — Филипп, ты сошел с ума?! Ты смеешь предполагать, что я знакома с каждым негодяем, тайно проникающим в мое жилище?! Интересно, что здесь потерял, как ты, Филипп, его назвал?! Ах, да, мистер Кристиан Бентон?!
О, Боже! Кристиана бросило в жар! Лоб покрылся липкой испариной! Неужели его опять посадят?! Неужели Мелисса угрожает серьезно? И она способна позвать полицию? Он вспомнил, как Сьюзан недавно говорила ему про обиженную и оскорбленную женщину. Господи, неужели жена Марка права?
Молодой человек ощутил себя униженным и растоптанным. Он ожидал чего угодно! Слез, упреков в предательстве, обмане, он взял деньги, которые завещал ей муж, и скрылся, точно пакостник-вор! Но он не был готов к холодному, расчетливому унижению!
— Ответьте мне, пожалуйста, мистер Бентон, что вы ищете в моем кабинете? В моем столе, наконец? — хозяйка дома внимательно смотрела на него, покусывая нижнюю губу. После первого испуга она успокоилась. И в ее взгляде он не видел ни прежнего интереса к нему, ни ненависти, ни разочарования, ни горечи. Словно она знала наперед, как он поведет себя. Это ее спокойствие странным образом сбивало его с толку.
— Я ищу… — он замолчал, совершенно ошарашенный ее холодной любезностью.
— Ну же! Продолжайте! Я жду! — она спокойно наблюдала, а Кристиан нервничал все больше и больше. Он не хотел, чтобы Мелисса вообще что-то знала о письмах. Интересно, что она сделала с архивом доктора? Бережно перебирала по одной бумажке? Или выбросила все разом? Прочла она письма, адресованные доктору? Или, не распечатывая, отправила в топку плиты? Может быть, поиски стоило начинать с кухни, с корзины для ненужных бумаг?
— Почему вы молчите, мистер Бентон? Я не выпущу вас из дома до тех пор, пока вы не ответите на совершенно простой вопрос! Или вы будете упрямиться. В таком случае я действительно рассержусь и отправлю Филиппа за полицией! Неужели так трудно удовлетворить простое женское любопытство? Или вы добиваетесь того, чтобы разозлить меня по-настоящему? А может, совершив однажды благородный поступок, вы спохватились и решили вернуть себе негатив и фотографии? — не унималась Мелисса, стремясь уколоть Кристиана побольнее.
— Не смей подозревать меня в подобной низости и подлости! — глаза Кристиана метали молнии.
Казалось, он готов ударить ее. — Мелисса, как ты можешь подозревать меня?
— Не смейте кричать на меня, мистер Бентон! — Мелисса казалась ему по-прежнему спокойной и непоколебимой. Ни один мускул не дрогнул на ее лице. И от этого Кристиану становилось страшно. Неужели она всегда будет такой же бесстрастной и спокойной. Не женщина, а холодная мраморная статуя! Стоп! Что-то она слишком бледна! Так не может побледнеть бесчувственное существо!
— Мелисса, дорогая моя! Возможно, я повел себя, как последний подлец! Но только для того, чтобы… — Кристиан сделал шаг навстречу. Он никак не мог подобрать слова, чтобы она поверила ему! Никогда Кристиан Бентон не шантажировал женщин! Да и никого! Мелисса не должна думать, что он такой же подлый трус, как Джон Паркер или Чарльз Гриффин! И никогда он не существовал за счет других людей! Зарабатывать он умел и сам!
— Не смейте подходить ко мне, Кристиан Бентон! — он видел, что она едва стоит на ногах. Еще миг, и Мелисса упадет в обморок! Рухнет на пол! Кристиан рванулся вперед и успел подхватить ее на руки. Черенок выскользнул из разжавшихся пальцев, и метла с грохотом упала на пол.
— Боже! Крис, что ты натворил?! — Филипп с ужасом наблюдал за происходящим и весь дрожал.
— Воды! Принеси скорее воды, Фил! — Кристиан вынес Мелиссу из кабинета, прошел в гостиную и положил женщину на диван. — Мелисса, дорогая! Открой глаза! Пожалуйста! — Он нежно поцеловал ее в бледный лоб. Подышал на бледные губы. Поднял глаза к небу и взмолился — Господь, помоги ей прийти в себя!
Прибежал из кухни Филипп, принес чашку воды и трясущимися руками подал Кристиану.
— Мелисса, выпей немного! — Молодой человек прижимал край чашки к бледным полураскрытым губам. Вода проливалась на подбородок, стекала по шее под воротник платья. Мелисса вздрогнула и открыла глаза.
— Вы все еще здесь, мистер Бентон, — слабым голосом произнесла она. — Уходите! Пожалуйста! Я знаю, зачем вы пришли! — Она поднялась, неверными шагами направилась в кабинет. Филипп семенил рядом, поддерживая ее под руку.
Приподнявшись на цыпочки, Мелисса сняла с верхней полки этажерки шкатулку, откинула крышку и вынула тонкую связку конвертов, перетянутых бумажной лентой. Она протянула конверты молодому человеку.
— Возьмите их и уходите! Негатива и фотографий больше нет. И деньги я давно перевела на ваш счет. Мне они не нужны! Уходите!
Кристиан понял, что лучше ему сейчас уйти. Мелисса слишком нервничает. Она только делала вид, что спокойна и хладнокровна, и это стоило ей большого нервного напряжения.
Молодой человек положил письма в нагрудный карман и осторожно направился в прихожую. В душе рождалось чувство огромной потери. Как он мог! Как мог сам, своими руками разрушить то, к чему стремился когда-то: ощущение тепла домашнего очага, признательность и нежность к женщине, которая доверилась ему, подарила свою любовь, свою страсть, всю себя.


Мелисса прошла на кухню, взяла из кресла кошку, села на согретое животным место в кресле.
Положив кошку на колени, гладила растолстевшую за последние недели Лавли и постепенно приходила в себя. Кошка громко мурлыкала и изворачивалась под ласкающей ладонью. Она была счастлива, ведь хозяйка так редко гладила и нежила ее. Мелисса тихонько засмеялась.
Филипп, проводив Кристиана, тоже пришел на кухню. Растапливая плиту, виновато поглядывал на хозяйку. Им обоим чего-то не хватало. И они оба понимали — Кристиана. Добряка и балагура.
— Мэм? — старик не выдержал первым.
— Ты что-то хочешь сказать мне, Фил? — женщина улыбнулась через силу. — Говори! — Она продолжала гладить совсем разнежившуюся кошку.
— Мне кажется, что в доме кого-то не хватает, мэм! — он выжидающе смотрел на хозяйку. — Неужели вы не чувствуете, мэм?!
— Зачем тебе знать, Фил, что я сейчас чувствую?! — Мелисса с печальной улыбкой на губах мечтательно смотрела в окно, за которым виднелся хозяйственный двор, площадка с насосом над колодцем, несколько кривых яблонь, заросли шиповника и малины. А за ними, закрывая горизонт, возвышались плоские вершины Йелоустон, покрытые весенней, нежной травой и яркими горными пионами. А еще дальше — вечнозеленый сосновый лес на песчаных откосах.
— Я чувствую, Фил, только пустоту. Почему я не нашла этих писем немного раньше? Я была бы ко всему готова! Меня от его лжи точно выжгло изнутри! И теперь в сердце осталось черное пепелище! Понимаешь?! Впрочем, где тебе понять, что чувствует брошенная женщина?! — Горькие складки залегли возле ее губ.
— Вы рвете мне сердце, мэм! — всхлипнул расстроенный Фил. — Не надо, прошу вас, мэм!
— Ладно, Фил, прости! — Мелисса, сняла с коленей Лав ли. Та недовольно мурлыкнула, потянулась, вонзив когти в старую диванную подушку. — Что мы будем сегодня готовить?
— Все уже готово, мэм! Салат из молодого лука и укропа, мэм! И отбивные котлеты с жареным картофелем! Надо только подогреть. Я сделаю все очень быстро, мэм! Вы слышите, кто-то звонит, мэм! Открыть?
— Ну и замечательно! Возможно, кому-то нужна моя помощь? А если пришел здоровый человек, то не будем сидеть вдвоем с постными лицами! — встряхнулась и немного оживилась Мелисса. — Я открою, Фил! — И пошла по коридору легкими шагами. Она понимала, что Кристиан не посмеет вернуться прямо сейчас. Открыв дверь, она приветливо улыбнулась.
— О, я рада, сэр! Проходите, мистер Хопкинс! — Она посторонилась, вежливо пропуская нежданного гостя. — Вы не заболели?
— Добрый вечер, мэм! Если можно, зовите меня просто Джеймс! Вот решил полюбопытствовать, как вы обустроили свой кабинет, миссис Коуплендл?! Ничего, что я без предупреждения?! — он мило улыбался, прижимая к груди коробку дорогих конфет и букетик нежно-лиловых фиалок. — Прошу, мэм! — он предупредительно протянул подарки.
— Какие церемонии, мистер Хопкинс?! Вы правильно сделали! Мы с Филом собираемся обедать! Не присоединитесь к нам? Правда, ничего особенного не предлагаем! — Она взяла гостя за руку. — Вы не возражаете, если обед мы подадим по-домашнему, на кухне?
Библиотекарь прямо-таки млел от приветливости хозяйки дома. Он внимательно осматривался.
— Не возражаю, миссис Коуплендл! У вас очень уютно, мэм! Я пару раз бывал в гостях у мистера Коуплендла. Но тогда чувствовалось, что в доме нет женской руки! Прихожую не украшали эти милые акварели и гравюры! — Он, походя, делал Мелиссе комплименты, отмечая ее вкус и домовитость, что заставило женщину насторожиться. Однако внешне она никак не проявляла напряженности и осторожности. Судя по комплиментам, библиотекарь явился на разведку. Он должен выяснить, не имеет ли Мелисса виды на кого-нибудь, кроме него! Ее обычную любезность и вежливость, он воспринимал как знаки внимания. И поэтому делал ложные выводы из своих взаимоотношений с вдовой доктора Коуплендла.
— Спасибо, мистер Хопкинс! Проходите! Филипп, посмотри, кто почтил нас с тобой визитом?! — Мелисса остановилась возле буфета, достала чистое столовое белье. Жестом предложила гостю вымыть руки, предупредительно держа полотенце наготове.
Мистер Хопкинс с готовностью стал возиться возле умывальника. Тотчас же от охватившего его смущения уронил скользкий брусок мыла в раковину. С трудом поймал его, принялся намыливать свои сухие, но сильные, длинные пальцы.
— Погодите, мистер Хопкинс! — Мелисса помогла ему расстегнуть манжеты и немного засучить рукава. — Так будет лучше?!
Благодарю, мэм! — гость продолжил гигиеническую процедуру. А Мелисса с улыбкой наблюдала за тем, как начинает злиться Филипп. Она прекрасно понимала, что старик обо всем расскажет Кристиану. И была довольна произведенным эффектом. Ей было понятно: мистер Хопкинс пришел не только для того, чтобы посмотреть, как выглядят его карточки и таблички в ее кабинете.
Джеймс Хопкинс явился с дальним прицелом. Он ей давно симпатизировал. А в последнее время особенно и не скрывал этого. Когда Мелисса высказала однажды желание произвести учет книг в ее доме, Хопкинс с явным удовольствием вызвался ей помочь и почти полгода трудился над каталогом ее библиотеки.
Джеймс Хопкинс, высокий худощавый мужчина, всегда аккуратный и подтянутый, с хорошей стрижкой, тщательно выбритый, скромно, но добротно одетый, хотя и производил на Мелиссу благоприятное впечатление, был, по ее мнению, излишне костлявый и излишне скучный. Он отличался особой деликатностью в обращении с читательницами, которых в последние годы становилось все больше. Женское образование в стране переживало период расцвета: кто-то увлекался самообразованием, кто-то совершенно серьезно готовился к поступлению в колледж или даже в университет, чтобы получать профессиональное образование.
С особым уважением и почтением мистер Джеймс Хопкинс относился к женщинам-медикам и учителям. И всегда проявлял готовность помочь, если это было в его силах. Он тратил много времени на составление библиографических справочников по медицине. И Мелисса всегда с благодарностью думала о мистере Хопкинсе, когда пользовалась ими.
Усаживая библиотекаря, Мелисса задвинула стул, стоящий во главе стола.
— Здесь всегда сидел Бенджамин! А вы, мистер Хопкинс, располагайтесь здесь! — она предложила стул, на который усаживала в свое время Кристиана. От нее не укрылось недовольное выражение лица Филиппа, с которым тот наблюдал за ее действиями. — Что с тобой, Филипп? Чем ты недоволен?
— Извините, мэм! Можно, я пойду к себе? А то буду стеснять вас! — старик положил себе в судок картофель, сверху водрузил две котлеты. В маленькую миску отложил салат. — Извините, мистер Хопкинс! До свидания!
— Ну, что ж, Филипп! Иди к себе! — согласилась Мелисса, понимая, чем вызвано такое поведение старика.
И она была недалека от истины. Филипп считал, что никто, кроме его друга Кристиана Бентона, не имеет права претендовать на руку и сердце Мелиссы, пользоваться ее вниманием и любезностью.
Чувствовалось, как расслабился и успокоился гость. Словно с уходом старого слуги с него свалились оковы, сдерживающие его. Он оправился от смущения, движения его стали более уверенными и ловкими, внимание к Мелиссе более свободным и искренним.
— Вы прекрасная хозяйка, миссис Коуплендл. Доктору очень повезло, что именно вы были его женой! — библиотекарь выглядел восторженным романтиком. — Понимаете, миссис Мелисса, — сделал первый робкий шаг к сближению холостяк, — вы были самой замечательной супружеской парой в нашем городе! Все мы были потрясены трагической гибелью вашего мужа!
— С мистером Коуплендлом, то есть с Бенджамином, мы занимались общим делом. Я очень люблю медицину, в особенности акушерское дело! — завела Мелисса свою любимую песню.
Как воспитанный человек, Джеймс Хопкинс не посмел прервать ее рассказ невежливой репликой.
Но Мелиса поняла, что делать ей предложение он пока не будет, и даже вкусный обед не мог победить выражения скуки в его глазах.
Пообедав, они отправились в кабинет Мелиссы. Там мистер Хопкинс немного оживился, заговорил о своих любимых каталожных карточках, разделителях и прочей чепухе, которая, возможно, и облегчает жизнь читателю. Но Мелисса вдруг представила, что разговаривает о них с мужем каждый вечер. Она одернула себя внутренней репликой: «Размечталась, дорогая! Ты опережаешь события! Никто еще и не собирается делать тебе предложение!»
Но разговор о библиотечных делах показался ей скучным. Так же, как нестерпимо нудными выглядели в его глазах ее рассуждения об эмансипации и акушерской практике. Утомленные неинтересным общением, они расстались, Мелисса проводила явно разочарованного жениха до двери и отправилась спать. Но заснуть никак не могла. Ее мучила бессонница. И она понимала ее причину — она скучала без Кристиана. Ей страшно хотелось его видеть! И еще было ясно — она слишком сурово обошлась с ним сегодня.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любимый обманщик - Клоу Аннет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Любимый обманщик - Клоу Аннет


Комментарии к роману "Любимый обманщик - Клоу Аннет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100