Читать онлайн Мозаика жизни, автора - Клейтон Донна, Раздел - ГЛАВА ВОСЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мозаика жизни - Клейтон Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.7 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мозаика жизни - Клейтон Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мозаика жизни - Клейтон Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейтон Донна

Мозаика жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

- Скажите «а-а-а».
Дженни широко открыла рот.
- Почему все врачи просят сказать «а-а-а»? - поинтересовалась она, когда доктор Портер закончил осмотр.
- Только не затем, чтобы вызвать у пациента раздражение, - засмеялся он, мягко ощупывая железы у нее на шее. - Произнося звук, вы напрягаете язык, - рассеянно продолжал он объяснение, - тогда лучше видны миндалины. Кстати, ваши в порядке.
Проверяя рефлекс зрачков, он посветил фонариком сначала в один глаз, потом в другой.
- Головные боли? - спросил он.
- Я чувствую себя прекрасно, - покачала головой Дженни.
- Хорошо. - Он снова ощупал шею. - Очень хорошо.
- Только физически, - тихо уточнила она. Доктор откинулся назад, скрестил руки и, чуть подняв голову, посмотрел на нее поверх очков.
- Я слышал, вы и Люк вместе налаживаете жизнь.
- Я думала, что жизнь в горах вполне изолированная, - вскинула брови Дженни. - Оказывается, новости быстро достигают Олема.
- Не совсем так, - пожал плечами доктор. - Я видел Мэри.
- О!…
- Вас это раздражает? Что мы с Мэри говорили о вас? Но вы для меня больше чем пациентка. А Мэри ваша подруга. Мы заботимся о вас.
- Меня это не раздражает. Фактически мне в некотором смысле нравится, что люди наблюдают за мной. - Она улыбнулась. - Просто, когда каждый наблюдает и обсуждает, трудно что-нибудь утаить…
- О, если вы захотите, то многое сумеете утаить.
Дженни понимала - доктор возразил без злого намерения. Он всего лишь хотел подыграть ее саркастическому замечанию. Но после его слов улыбка Дженни пропала.
- Доктор, - уже серьезным тоном спросила она, - была ли я особой, которая все скрывала? - Не успел он ответить, как Дженни забросала его другими вопросами: - Была ли я такой женщиной, которая под носом у мужа заводит интрижку? Неужели, и правда, возможно, что я спала с Чадом? Люк говорит - нет. Чад говорит - да. И каждый убежден в своей версии.
- Ой-ей-ей! - Доктор замахал руками. - Подождите минутку. Прежде всего, позвольте мне заверить вас, что Дженни Прентис, которую я знал - и по-прежнему знаю, - порядочная и честная женщина. - Он потер чисто выбритый подбородок. - Что же касается того, спали вы с Чадом или нет… я, конечно, не знаю. Но знаю, что после возвращения Чада вся округа потеряла покой. Каждый хоть отдаленно связанный с лыжным курортом живет в тревожном ожидании. - Доктор покачал головой и тихо добавил: - Такое впечатление, что, где бы Чад ни появлялся, что бы ни делал, он вызывает сумятицу и напряжение.
- Но он не мог бы так отрицательно повлиять на нас с Люком, если бы наш брак был крепким. - Дженни хотелось, чтобы фраза звучала скорее утверждением, чем вопросом.
Неуверенность собственного тона сильно напоминала неуверенность мужа. Люк сказал, что они справятся и все уладится. Но она слышала в его голосе, видела в его взгляде сомнение.
- Вы должны помнить одно… - сказал доктор, - людям свойственно ошибаться. Мы все делаем ошибки.
- Вы думаете, я тоже сделала? Ужасную ошибку?…
- Я этого не говорил. Я не знаю, сделали вы ошибку или нет. - Он наклонил набок голову. - Смысл моих слов в том, что жизнь продолжается. Надо жить здесь и сейчас. А не в прошлом, где что-то могло случиться, а могло и не случиться. Особенно если есть вероятность, что вы никогда не вспомните.
Сидя за рулем «бронко» по дороге домой, Дженни чувствовала себя почти свободной. Конечно, сомнение, заботы, вопросы оставались - острые, как всегда. Но здесь, на открытой дороге, она отбросила свои беды и просто наслаждалась солнечным светом и неоглядным голубым небом над головой.
Прежде чем позволить ей ехать в Олем одной, Люк заставил ее потренироваться: как тормозить, как трогаться с места, как парковаться и поворачивать. С теплой улыбкой она вспомнила часы, которые они провели в зоне для парковки машин. Они несколько раз объехали ее вокруг. И даже когда стало ясно, что Дженни готова для поездки по шоссе, Люк все равно заставлял ее практиковаться еще и еще.
Когда Люк рядом, у нее всегда теплело на сердце. Почти всегда. Ребенок, а точнее - вопрос об отце ребенка, разделял их, словно широкая бурная река.
Объехав дом, Дженни поставила машину и заспешила к двери в кухню. Конечно, Мэри нужна помощь в приготовлении обеда. Но когда она открыла дверь, в кухне никого не было.
- Мэри?
На плите не поблескивали кастрюльки, в воздухе не чувствовались вкусные запахи. Кухня, да и весь дом создавали впечатление пустоты и одиночества.
Удивляясь, что случилось с Мэри, Дженни машинально подошла к телефону и подняла трубку. Тут она сообразила, что понятия не имеет, какой у Мэри номер телефона. Открыв ящик, Дженни достала маленькую адресную книгу с симпатичными щенятами на обложке. Наконец указательный палец остановился на номере, и в этот момент в кухню вошел Чад.
- Привет.
- Ты что-нибудь знаешь о Мэри? - спросила Дженни. - Я беспокоюсь. Она должна была быть здесь.
- Она была. Я отправил ее домой.
- Ох. - Дженни моргнула. Снова ожила прежняя тревога. - Почему? Люку нравится, когда она днем здесь со мной.
- Сегодня я буду здесь с тобой. - Он пожал плечами. - Я даже помогу тебе с обедом.
- Н-но, - заикаясь, протянула Дженни, - разве ты не нужен Люку в горах? На расчистке новых трасс?
Выражение его лица изменилось прямо у нее на глазах.
- По-моему, Мистер Совершенство прекрасно обойдется без меня. Он, наверно, предпочел бы, чтобы я вообще не болтался у него на пути.
- Уверена, что у Люка нет таких мыслей.
Рот Чада насмешливо скривился.
- Он изо всех сил старается терпеть мою некомпетентность и не делать слишком часто резкие замечания. - Чад притворно вздохнул.
В Дженни закипало раздражение. Она не слышала, чтобы Люк хоть одним словом осудил брата. Но досада поубавилась, когда она вспомнила, что в свое время тоже пришла к такому же заключению. Люк, и правда, едва терпит присутствие Чада на курорте.
- Тебе не кажется, что ты слишком требователен к Люку?
- Может быть, да, а может быть, нет. - Он снова беззаботно пожал плечами.
Опять нависло молчание.
Дженни взглянула на часы. Люка еще долго не будет дома. Время надо чем-то заполнить.
- По-моему, мне пора браться за обед. - Она нагнулась к нижней полке буфета и потянулась за кастрюлей.
- Еще слишком рано.
Рука на мгновение застыла. Дженни закрыла дверцу буфета.
- Наверно, ты прав. Мы с Мэри часто сидели, пили чай и болтали. Только потом брались за готовку.
- Последнее время ты избегаешь меня, - начал Чад.
- Да. - Дженни даже не пыталась отрицать очевидное.
- Не могу удержаться, чтобы не отметить: брата ты не сторонишься, - с обиженным видом бросил он.
- Люк мой муж, - подчеркнуто твердо ответила она. Ей хотелось таким путем предотвратить спор, который, как она чувствовала, он затевает.
- А я твой любовник.
Его откровенность вывела Дженни из себя. Она шумно втянула воздух.
- Но… я… ммм… - Она замолчала, чтобы собраться с мыслями. - Но, Чад, понимаешь, я этого не помню. Я имею в виду, не представляю, что между нами могло что-то быть.
- Что между нами могло что-то быть?
Агрессивное мерцание карих глаз вызвало в ней вспышку страха.
- Послушай, Чад, я не хочу воевать с тобой. Если ты собираешься спорить и обвинять, то давай сделаем это в другое время и в другом месте.
«Когда Люк будет близко и услышит крик», - пронесся в голове беззвучный вопль.
Брови у него сошлись на переносице.
- Похоже, ты боишься меня?
- Нет.
- Хорошо. - Голос смягчился. Он снова улыбался. - Этого я меньше всего хочу. - После минутной паузы он продолжал: - Ты должна понять, почему я огорчен. Должна, понимаешь? Между нами было что-то удивительное. Такое удивительное, что мы сделали ребенка. Нашего ребенка. И у меня такое чувство, будто я теряю тебя. И нашего ребенка. Из-за Люка.
- После несчастного случая… - Дженни запнулась, - у меня такое впечатление, будто вся моя жизнь - гигантская головоломка, мозаика. Все кусочки рассыпались и разлетелись в разных направлениях. Я провожу с Люком время, пытаясь собрать хоть что-то.
Он медленно кивнул.
- Это я могу понять. Но разве тебе обязательно с ним целоваться? Я чувствую себя преданным.
От его тупой откровенности Дженни стало стыдно.
- Могу понять твою обиду. Если у нас с тобой, и правда, была связь…
- Если? Снова начинаешь? Ты говоришь так, будто не веришь, что мы были любовниками! Пойдем в гостиную, - сказал Чад. - Я хочу тебе что-то показать.
Она последовала за ним. Они прошли коридор, миновали лестницу и оказались в комнате, которая считалась гостиной. Чад уселся на кушетке и похлопал по подушкам рядом с собой. Дженни, поколебавшись, опустилась на кушетку чуть подальше от него.
Он взял с кофейного столика потрепанный альбом и положил ей на колени.
- Вот. - Карие глаза внезапно оживились. - По-моему, тебе уже пора посмотреть.
- Что это? - Она открыла синюю в крапинку обложку. Неужели сейчас она узнает ужасающую новость?
- Сама увидишь.
На фотографиях в альбоме Дженни узнала свое улыбающееся лицо, и Чада - тоже. Но другие лица были совершенно незнакомы. И она этому не удивилась. Снимки изображали веселые компании. Смех, товарищеская обстановка и несметное число бутылок пива.
Потом пошли снимки с футбольного матча между колледжами. Она прочла на одном плакате «Дикие кошки», на другом «Вилланова». Некоторые фотографии, судя по всему, изображали комнаты в общежитии, где царил беспорядок. Появились виды лыжного курорта. Горы под снегом выглядели совсем по-другому. Дженни мысленно отметила, что ни на одном снимке в альбоме не было Люка.
- Ты не думаешь, что это большая часть твоей мозаики? Люк рассказывал тебе об этом?
Ее кольнул тон вопроса. Будто Чад и не сомневался, что Люк вел себя с ней не совсем честно.
- Он рассказывал мне об этом. - Дженни почувствовала радостное облегчение оттого, что могла сказать правду. - Он говорил, что мы с тобой вместе учились в Вилланова. И что мы с ним познакомились, когда ты привез своих друзей по колледжу на курорт во время лыжного сезона.
- А он сказал тебе, что во время учебы в колледже мы с тобой встречались? - Чад наклонился вперед, голос мурлыкающий.
Комната словно стала клониться набок. Дженни подняла руку и ухватилась за обитый бархатом подлокотник кушетки.
Наверно, она неправильно поняла слова Чада. Она просто не поняла. А если и услышала все точно, то это неправда. Потому что иначе Люк рассказал бы ей и об этом. Рассказал бы?…
Глубоко вздохнув, Дженни постаралась взять себя в руки. Она не позволит опять начаться истерическому забытью. К полученной информации следует относиться как к еще одному куску мозаики.
- Ты серьезно? - выговорила Дженни. - Ты не врешь мне?
- Вот те крест! - Чад в воздухе перекрестил левую сторону груди. - Я никогда не лгал тебе, Дженни.
Пробежавшая по губам улыбка казалась такой искренней, что Дженни занервничала. Прижала пальцы к губам.
Если она и Чад встречались во время учебы в колледже, если, когда они приехали в «Прентис-Маунтин», между ними был роман, почему Люк не сказал ей об этом? А если не сказал, значит, не открыл ей всю правду. Значит, саркастическое предположение Чада справедливо? Доверие, которое она испытывала к Люку, пошатнулось.
- Скажи… - Дженни откашлялась и начала снова: - Расскажи мне о нас.
Суеверный страх охватил ее, когда она вспомнила, что такие же слова говорила Люку. Дженни сжала губы, чтобы не дрожал подбородок.
- Нам было так хорошо вместе. - Чад подвинулся к ней ближе и взял за руку.
Дженни охватила такая слабость, возникло такое состояние опустошенности, что она не нашла силы, чтобы сопротивляться.
- Мы были неразлучны. - Большим пальцем он описывал маленькие круги по ее пальцам. - Все наши друзья подшучивали над нами. Они смеялись и говорили, что мы, как сиамские близнецы, не можем жить друг без друга. Потому что ни один из нас никуда не ходил, ничего не делал без другого. - Он беззаботно засмеялся. - Все выглядело так, словно мы женаты.
- Неужели? - От потрясения и недоверия голос ее прозвучал будто издалека.
- Да, - спокойно подтвердил Чад. - Так все и было. - Он поднял руку и скрестил средний и указательный пальцы, точно давал клятву.
- Если мы были так близки, то что случилось? - Дженни облизала пересохшие губы. - Почему мы перестали быть вместе? Ты знаешь, почему мы не поженились?
- Потому что мой старший брат украл тебя. - Он сжал ее руку. Глаза стали жесткими. - Ты принадлежала мне. Но стоило мне уехать, как он прикарманил тебя. - Чад просто излучал горячую, резкую, тяжелую горечь. - Он будет делать что угодно, - продолжал Чад, - говорить что угодно, лишь бы заставить тебя остаться с ним. Он так поступал и до несчастного случая. Так будет и теперь. Ты должна быть очень осторожна, Дженни. Я знаю своего брата. Когда захочет, он может быть жестоким.
Человек, о котором говорил Чад, совсем не походил на Люка, которого Дженни начала узнавать, которого начала любить. В сценарии, набросанном Чадом, явно проступало какое-то искажение.
Чад провел рукой по ее щеке, взял за подбородок. Первым стремлением Дженни было вырваться из его рук. Но мольба в его глазах остановила ее. Так звуки дудочки факира действуют на кобру.
- Обещай мне, что ты будешь осторожна, - ласково шептал Чад. - Обещай, что не будешь верить тому, что он говорит. Приходи ко мне.
От тревоги, от паники разрывалось сердце, гудело в ушах. Кто говорит правду? Кому верить?
- Все хорошо, - промурлыкал Чад. - Успокойся, все хорошо. - Рука проскользила по изгибу шеи и там осталась. - Я не прошу тебя верить тому, что я говорю о нем. Я хочу только одного - справедливости. Но не верь и тому, что он говорит обо мне. - Чад облизнул нижнюю губу. - Что рассказывал обо мне Люк?
Дженни на минуту задумалась, потом слабо покачала головой.
- Ох, перестань, - усмехнулся Чад. - Не могу поверить, будто брат не пользовался любой возможностью, чтобы принизить меня.
- Правда. - У Дженни вдруг вспыхнуло желание защитить мужа. - Он ничего не говорил.
Чад с сомнением посмотрел на нее, но не решился настаивать.
Дженни моргнула. До нее с опозданием дошло, что Чад сидит слишком близко. Одна его рука ласкала шею, другая лежала на ее бедре. А она сидела на кушетке послушная, точно ягненок.
Чад нагнулся к ней.
- Подожди! - Ей отчаянно захотелось убежать. Но его рука на шее удерживала ее. Непроизвольно сработал инстинкт. Она выставила вперед руку и прижала пальцы к его губам. У нее не хватало сил оттолкнуть его, но она предупредила его следующий шаг. - Я не готова к этому.
Пыл, светившийся в шоколадных глазах, ни на йоту не померк. Он взял ее руку и стал целовать пальцы.
- Откуда ты знаешь? А к поцелуям Люка ты готова?
- Это не твое дело. Мне это не нравится, Чад. - Она вырвала у него руку. - По-моему, это неправильно.
Его рука крепко держала ее за шею. Он не делал ей больно, но и не отпускал.
- Раньше ты считала, что это правильно, - шептал он, его дыхание щекотало ей щеку.
- Меня не интересует, что было раньше. - Она посмотрела ему в глаза. - Если у нас была связь - это неправильно. Мы поступали плохо.
- Мы любили друг друга, - настаивал он. - А если кто и поступал неправильно, то это Люк. Ему не стоило отбивать мою женщину.
- Ты уже второй раз так говоришь обо мне, будто я твоя собственность.
Взгляд Чада внезапно заволокло страстью. Он крепче обхватил ее шею.
- Тебе это нравилось. В колледже ты хотела, чтобы я называл тебя «моя женщина». Страстно хотела.
Страх прокатился по всему телу. Она уперлась ладонью ему в грудь и сдавленно произнесла:
- Пожалуйста, Чад, позволь мне уйти.
Что- то в ее тоне заставило его откинуться назад.
- Ты меня боишься. - Чад нахмурился. - Не бойся меня, Дженни, - пробормотал он.
- Ох, Чад. - Дженни почувствовала укол жалости. - Прости меня. Не обижайся. - Она вздохнула. - Не надо забывать, что я ничего не помню: ни того, что было в колледже, ни даже того, что было две недели назад. Ты должен быть терпеливым. Так же, как и я должна быть терпеливой. Эмоции нельзя вызвать силой.
- Тяжело быть терпеливым, - он обхватил пальцами ее подбородок, - когда я вспоминаю, как мы были вместе. Как ты относилась ко мне. Как ты нуждалась во мне. - Он хрипло засмеялся. - Как ты добивалась меня. Мне не хватает этого. Ужасно не хватает.
Он склонился над ней. В глазах цвета корицы снова мерцало желание.
- Нет, - твердо проговорила она, опять упершись ладонью в его грудь. - Я не хочу.
- Откуда ты знаешь, что не хочешь? - Он словно отмел ее нежелание. - Ведь ты даже не пыталась. - Чад одарил ее томной улыбкой. - Ты можешь открыть, что очень даже хочешь. Я знаю, я хочу.
«Но я ничего к тебе не чувствую, - хотелось ей крикнуть. - Ничего и близко похожего на то влечение, какое испытываю к Люку».
- Раньше ты всегда наслаждалась, целуясь со мной, - продолжал Чад. - Ты многим наслаждалась, когда была со мной. - И Чад притянул ее к себе.
- Нет! - еще тверже запротестовала Дженни.
Оттолкнув деверя, она высвободилась из его рук. Она увидела фотоальбом, который каким-то образом опять оказался на кофейном столике. Дженни схватила его и прижала к груди как щит.
Нелепейшее положение. На кушетке сидел Чад и явно хотел ее. В двух шагах от него стояла она, охваченная омерзением от одной только мысли о его поцелуе.
- Нехорошо думать о… физической близости, - начала она. - Я ценю твою откровенность. Что ты показал мне фотографии. Заполнил некоторые пробелы в моем прошлом…
- Нашем прошлом, - поправил он ее.
- Да, хорошо… Если ты не возражаешь, я пойду полежу. Мне надо подумать.
Она попятилась к двери, преодолевая странное нежелание повернуться к нему спиной.
- Не беспокойся об обеде, - сладким голосом сказал Чад. - Я закажу пиццу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мозаика жизни - Клейтон Донна



ОЙ- как не жалею, что прочитала -! СУПЕР !- красивая история - красиво написана СПАСИБКИ! ПРиятное послевкусие! Советую!
Мозаика жизни - Клейтон ДоннаЕвгения
10.05.2011, 9.55





Слишком просто- и сюжет, и описание чувств. Всё становится понятным уже в первой главе- скучно... Но больше всего меня расстроил автор, который поленился написать сложнее, более треугольник что ли... Не читайте, ерунда.
Мозаика жизни - Клейтон ДоннаМарина
20.08.2012, 21.30





Средненько...
Мозаика жизни - Клейтон ДоннаИрина
22.09.2012, 22.04





Опять в конце американский "хепи энд". Все прекрасно, отрицательный Г-й вдруг исправился. Ха-ха-ха. Не верю.
Мозаика жизни - Клейтон Доннаиришка
1.08.2014, 15.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100