Читать онлайн Мозаика жизни, автора - Клейтон Донна, Раздел - ГЛАВА СЕДЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мозаика жизни - Клейтон Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.7 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мозаика жизни - Клейтон Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мозаика жизни - Клейтон Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейтон Донна

Мозаика жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Солнечные лучи пробивались сквозь густую листву, балдахином нависавшую над головой. Птицы чирикали высоко на деревьях и в кустах. Все-таки ничего нет более успокаивающего, чем природа, подумала Дженни. Тепло солнца на коже, густой аромат сосен, приносимый легким ветерком, пронзительная воркотня щеглов. Она довольно вздохнула, наслаждаясь утром в горах.
Она опустилась на траву, воспользовавшись бревном как спинкой стула. Вскоре и Люк присоединился к ней. Дженни остро ощущала красоту деревьев и неба, шорохи под кустами, где бегали какие-то невидимые мелкие зверьки. Но еще острее она осознавала присутствие рядом мужа.
В конце концов мир природы, окружавший ее, вроде бы отодвинулся. Она все более и более сосредоточивалась на близости Люка. Тепло, исходившее от него, казалось ей жарче летнего солнца. Она неподвижно сидела, наклонив набок голову, лишь бы быть ближе к нему.
Так уже хорошо знакомые волны жаркого желания кружились в неспешном, возбуждающем танце. Они ныряли и всплывали где-то в самой глубине ее существа. Ей все больше нравилось это состояние. Теплое, восхитительное желание пульсировало в ее крови, обвивало живот.
Наверно Люк погрузился в. легкую дрему, решила Дженни. Стрельнув в него взглядом, она обнаружила, что он внимательно смотрит на нее.
Щеки залило жаром. Она одарила его быстрой улыбкой и отвела взгляд. И долго он так изучал ее? Волнующий кровь вопрос. Мысли приняли неожиданное направление.
- Ты не хочешь поесть? - Она поискала глазами корзинку, стоявшую на траве на расстоянии протянутой руки. Будто из ниоткуда донеслось хихиканье. Дженни стало ужасно неловко, когда она поняла, что этот кудахтающий смешок вырвался из ее горла. И чтобы замаскировать смущение, она выпалила: - В твоем детстве наверняка не было ничего похожего на сэндвичи с арахисовым маслом и джемом.
Она почувствовала, как напряглось его тело. Боже, неужели от слов, сорвавшихся у нее? Дженни уставилась на него потрясенным взглядом.
- Прости, - пролепетала она. - После того, что ты рассказал, я меньше всего хотела напоминать тебе о юности.
Чтобы чем-нибудь заняться, Дженни нагнулась и потянулась за корзинкой. Он остановил ее, положив руку на плечо. Пальцы остались на бретельках топика, но ладонь легла прямо на кожу. Плоть к плоти. Кровь забурлила в жилах. Казалось, стало не хватать кислорода, она не способна ясно мыслить.
- Расслабься. - Люк осторожно прислонил ее к гладкому бревну.
Сосредоточься на чем-нибудь другом, приказала она себе. Например, на ветре, гнущем вершины деревьев. С усилием закрыв глаза, она поняла, что сейчас никакого ветра нет. Тогда на птицах. Прислушайся к птицам.
- Слышишь, - он чуть повернул голову в сторону поющей птицы, - это луговой жаворонок.
- Звук такой красивый…
Он провел пальцами по ее подбородку. Дженни оцепенела. Потом он обвел контур ее уха, она улыбнулась и расслабилась.
- Но не такой красивый, как ты. Я рядом с тобой, - пробормотал он хриплым шепотом, - ласкать тебя - это все, чего я хочу.
Посмотрев ему в глаза, она прочла молчаливую мольбу. Пламя желания обжигало и мучило ее. Ей необходимо ощущать его руки, губы. Она чуть заметно кивнула. Он обнял ее за плечи. Дженни пришла в восторг от легкости, с какой он поднял ее. Будто воробья. Люк посадил ее к себе на колени. Она уткнулась лицом ему в грудь. Под ее ладонью сильно стучало сердце мужа. Его ритм смешивался с ритмом ее сердца.
Какой гладкий подбородок, подумала Дженни, когда он потерся о ее щеку. Его руки скользили по спине, притягивая к себе.
- Позволь мне только минуту подержать тебя.
Она прижалась носом и ртом к горячей коже. Какое наслаждение вдыхать запах леса, окружавшего их, теплой земли, жизни. Она раздвинула губы и провела кончиком языка по его коже. Чувствовался слабый привкус соли.
Он застонал, повернулся к ней и поцеловал голое плечо. Потом, чуть отодвинув ее, медленно-медленно проскользил руками вверх, от предплечий к плечам и шее. Обхватил ладонями ее щеки. Взгляд темных испытующих глаз переходил ото рта к носу, к волосам, ко лбу. И наконец остановился на глазах.
У нее возникло чувство, будто она качается на качелях на краю пропасти, где внизу кипит страсть. Но она не боялась ужасной высоты, она хотела упасть прямо в его чувственные объятия, утонуть в полуночной тьме глаз.
Дыхание стало прерывистым. Грудь вздымалась и опускалась со все растущей жаждой. Собрав в кулак полы его рубашки, Дженни решила, что больше не в силах ждать его поцелуя. Она потянулась к нему, готовясь прижаться к его рту. Быстрым и сильным движением Люк положил ее спиной на траву и навис над ней.
У нее от удивления и разочарования перехватило горло. Ей необходимо ощущать его губы на своих. Она должна чувствовать его вкус. Сейчас.
- Поцелуй меня, - прошептала она, не испытывая ни капли смущения, услышав разочарование в собственном голосе.
- Еще нет. - Он водил подушечками пальцев по ее скулам. - Не надо торопиться. От ожидания все будет только лучше.
Дженни старалась расслабиться. Но больше всего ей хотелось прижать Люка к себе и бесконечно целовать и ласкать.
Его пальцы легко пробегали по внутренней стороне предплечья. Это прикосновение вызывало мучительное наслаждение, пронизывающее все тело. Она закрыла глаза и с удовольствием ощущала дрожь, пробегавшую по ее плоти. Должно быть, это самое удивительное мучение, какое только можно представить.
Его рука опускалась ниже, ниже, пока большой палец не застыл на груди. И моментально соски превратились в камушки, выпиравшие из лифчика и тонкой ярко-синей ткани топика. Дженни слышала, как все прерывистее становится его дыхание, но не открывала глаз. Не видя, она не могла предсказать его следующее движение. И в то же время знала, что он следит за малейшей реакцией ее тела. Если он сейчас не поцелует ее, то она умрет.
Его ладонь осторожно заскользила по ее груди. Лицо совсем рядом, сладостное дыхание ласкает ее щеку. Дженни сдерживалась, стараясь молчать, не просить его поцелуя. И боролась с собой, чтобы не поднять веки. А как отчаянно хотелось видеть пламя, которое, она знала, пылает сейчас в его глазах.
Он провел губами по ее подбородку. Она чуть не вскрикнула и потянулась губами к его рту. Но он оказался быстрее. И когда он поцеловал шею, дрожь сотрясла каждый сантиметр ее плоти. Поцелуи прокладывали огненную дорожку по всей груди.
Наконец, когда она не могла больше выносить тяжелое томление в глубинах своего существа, Дженни открыла глаза. Поднялась, переплела пальцы у него на затылке и приоткрыла рот.
Люк хотел прошептать ее имя, но успел произнести только первый слог. Их губы сомкнулись. Огненный взрыв пронзил Дженни до самых пяток.
Не успела Дженни сообразить, что происходит, как рубашка Люка оказалась полностью расстегнута, а она перебирала волоски на широкой мощной груди. Ее топик легко соскользнул с тела, кружевной лифчик был уже на земле.
Его рука мягко скользила по ее животу, проникнув под пояс джинсовых шортов. Кончики пальцев проследили тонкую линию резинки трусиков. Она стонала, побуждая его продолжать. Вот он расстегнул пояс, опустил молнию на шортах, распахнул их.
Не сознавая, что делает, Дженни изогнула бедра и медленным движением, полным страсти, приблизила свое тело к его пальцам. Глаза у него расширились. Он громко втянул воздух.
Загородив собою солнце, наклонился и поцеловал ее в губы. Его пальцы описывали крохотные круги вокруг пупка. Дженни таяла от его прикосновений. Она положила ладони на его руки и вела его ниже, ниже, ниже. Их взгляды были прикованы к этому чувственному путешествию рук.
На какую- то долю секунды Люк остановился. Она поймала его взгляд и увидела в его глазах мольбу о прощении. Дженни нахмурилась. Что-то порвало тонкую натянутую нить, которая секунду назад связывала их, делала Дженни и Люка почти одним существом.
- В чем дело? - спросила Дженни. - Что-то случилось?
- Нет, ничего.
Два коротких слова, казалось, причинили ему физическую боль. Чувственный туман, обволакивавший ее мозг, быстро испарился. Люк явно избегал ее взгляда.
- Люк?
Он по- прежнему отводил глаза.
- Ничего, - повторил он. Люк явно силился вернуть жар страсти, который окутывал их, точно толстый капюшон. Он взял ее руку и начал нежно целовать пальцы. Но ведь было мгновенное колебание, и оно оставило следы. Притаилось, будто грозовые облака на горизонте. Последнее место, до которого дотронулся Люк, прежде чем замер, - нижняя часть ее живота. Сомнения насчет ребенка - вот что заставило его остановиться! Дженни в этом не сомневалась.
- Ничего не получается. - Она выдернула свою руку и попыталась сесть.
- Дженни, подожди. - Он наклонился над ней. Тяжесть его тела не давала ей подняться. -Я хочу, чтобы получилось. Мы можем сделать так, чтобы получилось.
- Разве ты не видишь, что это невозможно? - закричала она, стараясь как можно быстрее одеться.
Откуда взялись эти идиотские слезы? Дженни смахнула одну, самую крупную.
- Мы ничего не можем сделать. У нас ничего не получится, - дрожащим голосом продолжала она. - Пока отцовство ребенка под вопросом.
- Тут нет вопроса. - В черных глазах сверкнуло упрямство.
Чириканье птиц подчеркнуло напряженное молчание.
- Я вижу сомнение в твоих глазах, - спокойно сказала Дженни. - Вижу его на твоем лице. Ради Бога, пойми: ты не можешь коснуться меня без того, чтобы тебя не начало грызть сомнение. Ты не умеешь скрывать свои чувства. - Она с минуту изучала его лицо. - Если хочешь, можешь лгать себе. Мне солгать ты не можешь. Я читаю тебя как книгу.
- Ты всегда читала меня как книгу. - Он выглядел таким убитым, что у Дженни разрывалось сердце.
Она коснулась его руки.
- Люк, между нами что-то есть. Что-то удивительное. Но разве ты не видишь? Мы не можем позволить, чтобы нас поглотили эти чувства! В особенности теперь, когда есть третий, о котором надо позаботиться.
- Чад! - Он будто выплюнул имя брата. На лицо легла мрачная тень.
- Я думаю, - она медленно покачала головой, - о малыше. Ведь ты не хочешь держать ребенка на руках и не быть уверенным, отец ты или дядя?
Лицо Люка прояснилось. У Дженни создалось впечатление, что он собирается сказать, будто ему это неважно. Но он молчал. И она насторожилась.
- Для меня это важно. - Она встала и подняла корзинку. - Очень важно.
Люк вскочил и ласково отобрал у нее корзинку.
- Мы с этим справимся, - пообещал он, взяв ее за руку.
Когда впереди показался дом, солнце уже стояло высоко в небе. Температура все повышалась. От жары и долгой ходьбы Дженни чувствовала себя отяжелевшей, усталой, неуклюжей. Скорей бы принять холодный душ и немного полежать у себя в комнате.
Шагах в пятидесяти от дома Люк остановился и посмотрел на жену.
- Мне надо что-то тебе сказать.
Дженни подавила вздох. Она так устала! У нее просто нет сил снова обсуждать их проблемы.
- Мы стали ближе, ты и я, -совсем спокойно продолжал он. - В попытке расставить все по местам мы обнаружили, что между нами что-то есть. Да, пусть это чисто физическое, но это уже кое-что. И влечение, которое мы испытываем, поможет нам стать еще ближе. - Он наклонился и прижался к ее щеке нежным и чувственным поцелуем. - Я уже совсем близок, - прошептал Люк.
У Дженни вспорхнуло сердце.
В этот момент их окликнул с парадного крыльца Чад. Они оглянулись. Люк крепче сжал ее руку, и это движение собственника не ускользнуло от ее внимания.
- Тебе звонили, - сказал Чад, когда они подошли ближе. - Сообщения у тебя на столе.
- Спасибо. - Люк повернулся к Дженни. - Увидимся позже, хорошо?
Она кивнула. Внезапно ее охватило предвидение опасности от перспективы остаться наедине с деверем. Когда дверь за Люком закрылась, Чад, словно обвинитель, уставился на нее.
- Что здесь происходит? - спросил он и, не дожидаясь ответа, продолжал: - Куда вы вдвоем ходили?
- Чад, мне жарко. И я хочу пить. У меня нет сил. - Дженни подавила вздох и, проскользнув мимо него, вошла в дом.
- Почему он поцеловал тебя? - Деверь шел за ней по пятам.
Дженни попыталась встать на место Чада. Понятно, что его огорчила картина, как Люк держит ее за руку и целует в щеку. Но она не собиралась отказываться от чувства, которое питала к мужу. Хотя не стоит и выставлять напоказ сексуальное влечение, которое они с Люком испытывают друг к другу. Это только бы обижало Чада, что тоже не входит в ее намерения. Но и правду нельзя искажать. Чем раньше Чад поймет положение, тем лучше для него.
- Он мой муж, Чад. - Дженни направилась прямо в кухню. - Мужья целуют своих жен.
Он грубо схватил ее за плечо и повернул лицом к себе.
- Люку не следовало целовать тебя!
- Это ничего не значит, - выдохнула она, презирая себя за ложь. Ведь она только что пообещала себе не искажать правду.
- Ничего? - Он многозначительно посмотрел на корзинку, которую Люк оставил на столе в кухне. - Вы брали с собой еду, отправляясь на небольшую утреннюю прогулку? Вы вдвоем устроили счастливый утренний пикник!
- Перестань, Чад! - Она сбросила его руку с плеча, стараясь подавить тревожное предчувствие. - Если это тебя порадует, то мы ели мало. Всего по одному сэндвичу. Тебе от этого легче?
Но ее замечание не только не успокоило, а еще сильнее взбесило Чада.
- А что же вы делали, если не ели? На что потратили время?
Из саркастического вопроса ясно выглядывал грязный намек. Понимать его состояние и злость - это одно, а нести груз дурацкого обвинения - совсем другое.
- Я не обязана давать тебе объяснения. - Она подошла к буфету и достала стакан.
- Ты мне многим обязана.
- Неужели?
Глаза Чада превратились в узкие бронзовые щелочки. Полная нижняя губа поджата.
- Точно шлюха, прыгаешь от одного брата к другому, - покачал он головой.
Хлынули злость и раздражение, будто кто-то вытащил затычку из гигантской сливной трубы. От ужасного оскорбления остался осадок гадливости.
Дженни остолбенела.
Неужели он прав? Она все стояла у буфета со стаканом в руке. Может быть, это и есть ужасная правда, которую Люк не стал обсуждать? Была ли она женщиной того сорта, которая прыгает из постели в постель разных мужчин, не думая об оскорбленных чувствах и болезненных последствиях?
Она моргнула, посмотрела на Чада и увидела несчастные глаза, молящие о прощении.
- Прости, Дженни. - Он взял у нее из рук стакан, провел к креслу и усадил в него, сам встал рядом на колени. - Мне не стоило говорить такое. Это от отчаяния. Поверь мне, я никогда не буду тебя обижать. Никогда.
У Дженни пересохло во рту. В голове полный хаос. Никак не удается собраться с мыслями.
- Ведь ты приняла обязательство передо мной, - продолжал Чад. - За несколько дней до несчастного случая. Я ничего не говорил, потому что Люк просил дать тебе время выздороветь. Чтобы ты справилась с амнезией. И вдруг я обнаруживаю, что он пытается сблизиться с тобой. Отстранив меня, пытается завоевать твою привязанность. Он манипулирует нами!
- Нет, - слабо прошептала она, - совсем не похоже… Чувства, какие Люк и я испытываем… слишком естественны…
- Послушай, Дженни, - прервал он, завладевая ее пальцами и крепко сжимая их. - Ты должна дать мне шанс. Мой долг сказать тебе, что ты повернулась спиной к радуге. Ты идешь навстречу грозе. Да, это может казаться интригующим, даже красивым. Но не забывай об опасных молниях и страшных громах. - Он еще сильнее сжал ее пальцы. Глаза смотрели умоляюще. - Дженни, ты должна оглянуться. Должна бросить взгляд на роскошные цвета радуги, которые мы с тобой видели. Только потом ты можешь сделать выбор. Жить ли тебе все оставшиеся дни в грозе, которая гремела, когда ты была с Люком, или…
Она молчала.
- Дженни, мы с тобой сделали ребенка. Нашего ребенка.
Чад прижал свободную руку к ее животу. И это интимное прикосновение вызвало у Дженни такое отвращение, что она с трудом удержалась, чтобы не ударить его по лицу.
- Мы с тобой сделали ребенка, - повторил Чад. - И тебе надо думать о нашем малыше, прежде чем ты примешь решение, которое повлияет на наши жизни. Теперь мы семья. Семья из трех человек. Тебе надо подумать об этом. - Он пристально поглядел на нее. - У тебя были чувства ко мне, Дженни. Были.
Дженни трясло. Ее охватила слабость. Человек, стоявший на коленях возле кресла, не вызывал в ней ничего, кроме настороженности, неприязни и неловкости. Но он прав. Если есть хоть один шанс из миллиона, что Чад отец ребенка, он непременно должен рассказать об их отношениях перед тем несчастным случаем. Об отношениях, результатом которых могло быть появление ее малыша.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мозаика жизни - Клейтон Донна



ОЙ- как не жалею, что прочитала -! СУПЕР !- красивая история - красиво написана СПАСИБКИ! ПРиятное послевкусие! Советую!
Мозаика жизни - Клейтон ДоннаЕвгения
10.05.2011, 9.55





Слишком просто- и сюжет, и описание чувств. Всё становится понятным уже в первой главе- скучно... Но больше всего меня расстроил автор, который поленился написать сложнее, более треугольник что ли... Не читайте, ерунда.
Мозаика жизни - Клейтон ДоннаМарина
20.08.2012, 21.30





Средненько...
Мозаика жизни - Клейтон ДоннаИрина
22.09.2012, 22.04





Опять в конце американский "хепи энд". Все прекрасно, отрицательный Г-й вдруг исправился. Ха-ха-ха. Не верю.
Мозаика жизни - Клейтон Доннаиришка
1.08.2014, 15.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100