Читать онлайн Мозаика жизни, автора - Клейтон Донна, Раздел - ГЛАВА ПЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мозаика жизни - Клейтон Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.7 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мозаика жизни - Клейтон Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мозаика жизни - Клейтон Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейтон Донна

Мозаика жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЯТАЯ

- И он еще удивляется, что рабочие без уважения относятся к нему! - возмутился Люк. - Остается надеяться, что этим не заинтересуется полиция.
Люк вернулся с работы, где они очищали от деревьев лыжную трассу, и сообщил, что Чад не будет обедать с ними. Младший Прентис собирался провести вечер в городе, пьянствуя с бригадой рабочих, объяснил Люк.
Дженни не находила себе места. Она едва могла дождаться, когда сможет рассказать о том, как действовала по «прежней привычке», сложив в пакет очистки для Мэри.
Упоминание о полиции несколько притупило ее возбуждение.
- А такое часто бывает?
- Нет, - покачал головой Люк. - Я не хочу, чтобы у тебя сложилось неверное мнение о Чаде. Просто он любит весело проводить время. А спиртное делает моего брата… - он уставился на потолок кухни, очевидно стараясь выбрать правильное слово, - агрессивным.
Еще он спросил, как она провела день. Дженни поспешила рассказать о своих новостях. И теперь стояла, сжав руки и задыхаясь от жара, как всегда охватившего ее в присутствии Люка.
- Помню, доктор Портер говорил, что работа человеческого мозга очень сложное дело, - заметил Люк.
- Но не похоже, будто я что-то вспомнила, - поспешно объяснила Дженни. - Я сделала то, что обычно делала прежняя Дженни. Это должно что-то значить.
Он подошел и взял обе ее руки в свои. Она ощутила его тепло. Удивительное чувство. Возбуждение, уже возникшее в глубине живота, становилось все сильнее. Ей казалось, словно она мчится вниз с холма с головокружительной скоростью, бежит к какому-то секрету, скрытой цели. Дженни облизала губы. Она ждала… Вот-вот что-то случится. Что-то должно произойти.
- Я не хочу, чтобы ты жила надеждой, что ты начинаешь восстанавливать память. Случившееся может вовсе ничего не значить. - Он не сводил ласковых глаз с ее лица.
У Дженни от разочарования поникли плечи.
Неужели она, и правда, так думала? Мол, если она бессознательно повторила одно маленькое, прежде привычное действие, то каким-то чудом к ней вернется память? Поэтому она так нервничала перед приходом Люка? Так волновалась? Так спешила поделиться своей новостью?
Он абсолютно прав. Мелкое подсознательное действие вовсе не открывает шлюзы ее прошлому.
Дженни прислонилась к нему, словно это был самый естественный для нее жест. Он провел ладонью по ее спине, крепче прижимая к себе.
- Любимая… Я не хотел огорчать тебя.
- Это не твоя вина. Ты всего лишь объяснил очевидное, - пробормотала она. - Глупо думать… - Она не закончила предложения.
Он зарылся лицом в ее волосы. Дженни невольно отметила, как они подходят друг другу. Ее тело казалось пригнанным, как костюм, к Люку. Точно они в прошлом миллион раз именно так обнимали друг друга.
Нежность. Безопасность. Вот что излучал Люк. Как ей могло прийти в голову, что этому мужчине нельзя доверять? Сейчас она хотела доверить ему каждую свою мысль, каждое сомнение.
От него так хорошо пахнет! Его лесной одеколон наполнял ей ноздри и заставлял быстрее биться сердце. Она ощущала его твердые мышцы. А широкие плечи свидетельствовали о ежедневной физической работе. Он такой мужчина, какой нужен любой женщине. Каждая женщина будет испытывать к нему желание. Она не отличается от других женщин. Она хочет его.
Она медленно подняла голову. Вскинула подбородок. Ей хотелось, чтобы он смотрел на нее. И он смотрел. А Дженни знала, что все ее чувства отражаются в ее взгляде, ясно написаны на лице. Он все понимал. Об этом говорили его угольно-черные глаза.
- Боже, помоги мне, - пробормотал он и, наклонив голову, прижался губами к ее рту.
Его лихорадочный поцелуй толкнул ее к действию. Дженни запустила пальцы в его густые темные волосы и притягивала его ближе, ближе… Кровь пульсировала в теле словно жидкое пламя.
Дженни услышала стон. И тотчас поняла, что он вылетел из ее горла. Звук толкнул ее еще дальше. Восхитительного поцелуя вдруг стало мало. Он не мог утолить ее глубинный, жгучий голод. Она хотела ощущать его руки на своей коже. Чтобы он гладил ее лицо. Ласкал плечи, груди. Она нуждалась в этом. Наступил момент высвобождения, остановить желание невозможно. Не думая ни о чем, она начала лихорадочно расстегивать блузку.
- Подожди, - выдохнул он ей в рот. Голос хриплый, прерывистый.
Не обращая внимания на его мольбу, она переключилась со своей блузки на его рубашку. Поспешными, лихорадочными движениями она расстегивала пуговицу за пуговицей.
- Дженни, перестань, пожалуйста! - Он обхватил и крепко сжал ее запястья. Затем замолчал, откинув голову и закрыв глаза. Наконец глубоко вздохнул.
Дженни почувствовала, как его трясет от усилия погасить пламя, бушевавшее в нем. Ей стало стыдно.
О чем она думала? Неужели она и вправду готова была раздеться? Если бы Люк не остановил ее, она устроила бы стриптиз прямо посреди кухни.
Стыд от случившегося смыл желание, затуманившее ей мозг. Шея и щеки горели от унижения. Как она могла до такой степени потерять контроль над собой?
- Прости, - хрипло прошептала она и закусила нижнюю губу. Нельзя показать ему слезы, которые жгли глаза.
- Нет, не надо извиняться. Я хотел сделать это уже… целое столетие.
- Ты? - Она моргнула.
- Не замечала? - Из глубины груди Люка вырвался горький смешок.
- Нет. - Она улыбнулась и смущенно потупилась. - Я была слишком занята борьбой с огромным чудовищем по имени… - от неловкости снова вспыхнуло лицо, но это не помешало ей закончить предложение, - желание.
- Ты не можешь представить, как мне важно это слышать! - Голос еще звучал хрипло и неровно.
- Я пыталась сдерживать влечение к тебе. - Она усмехнулась. - Может быть, мое чувство к тебе - еще одна инстинктивная привычка? - Ресницы дрогнули, когда она спросила: - Скажи, нам было хорошо в постели?
Она ждала, что он засмеется. И главное, ей хотелось заставить его улыбнуться. Хоть как-то ослабить напряжение, повисшее между ними. Поэтому обида, которую она прочла в его глазах, поразила Дженни.
- Пожалуйста, Люк, - проговорила она. - Я хочу знать.
Он отвел взгляд и упрямо молчал. Вдруг ее осенило, в чем дело.
- Да, - кивнула она, - понимаю. Тебе не нравится, что мое влечение к тебе физическое. Ты хочешь, чтобы моя реакция была более осмысленной.
Ура! Она попала не в бровь, а в глаз. Подтверждение читалось в его взгляде.
И все же он не ответил. Только изучал ее, словно проникая до самой глубины. Она почувствовала себя подсудимой, и ей захотелось оправдаться.
- Чего ты от меня хочешь? На что надеешься? Ты ждешь, чтобы я сказала, что люблю тебя? Я не знаю тебя, Люк. Для меня ты незнакомец.
- Знаю. - Он отвернулся. На щеках заходили желваки. - Так тяжело помнить все, что мы пережили вместе. И видеть, что все исчезло. Будто ничего и не было.
Его красивое лицо исказилось, словно от боли. Дженни захотелось погладить его, но она удержалась. Желание утешить Люка столкнулось с чувством вины, которое возникло вроде бы ниоткуда.
- Прости, - выдохнула она. - На прошлой неделе я сосредоточилась только на себе. Я не могла думать ни о чем, кроме своих болячек. И о внешних, и о тех, что в глубине. О страхах и сомнениях…
- Дженни!…
Он поднял руку, пытаясь остановить ее. Но Дженни продолжала:
- А мне следовало бы понимать, что я не единственная, кто страдает. - Чувство вины внезапно будто утяжелило голос. - Мне следовало бы видеть, что я не единственная оказалась в новой ситуации.
- Но я хотел, чтобы ты именно это и сделала, - перебил ее Люк. - Я говорил тебе, чтобы ты сосредоточилась на своем выздоровлении. На себе. - Потом он тихо добавил: - И на малыше.
Да, это было все, что она могла сделать. Но ведь так заметно, что Люк мучается от сомнений, кто отец ребенка. Конечно, он утверждал, что это его ребенок. И все же червячок подозрения не унимался. И это причиняло Люку боль. Она же не могла рассеять его опасения, поэтому решила пока отложить эту тему. Полный свет на все прольется лишь тогда, когда рухнет та стена, через которую она старается пробиться к мужу.
- С нами все в порядке. - Ей хотелось успокоить его хоть в том, в чем она не сомневалась. - Ребенок и я в прекрасной форме.
- Ты уверена?
- В себе уверена. - Она пожала плечами. - Я чувствую себя великолепно. И я не замечаю признаков, что малышу плохо. На следующей неделе у меня визит к доктору Портеру.
Атмосфера между ними начала разряжаться.
- Люк, ты не думаешь, что пришло время поговорить? - наконец спросила она.
- Мы и говорим. - Он уставился в какую-то точку над ее плечом. - Мы каждый вечер разговариваем за обедом.
- Ты называешь это разговором? - Она засмеялась. - Боюсь, что ты и Чад в будущем будете подшучивать над тем, как я изо всех сил старалась спрятаться за газетными новостями, которые подробно пересказывала вам. - Она снова засмеялась. - Я ценю, что вы выслушали, как все церкви провели благотворительную распродажу кексов и печенья. И терпели, когда я заставляла вас участвовать в обсуждении последних скандалов в столице и нескольких ограблений банков в Филадельфии.
- Это тоже очень интересно. - Секунды три Люк сохранял серьезное выражение, потом разулыбался. - По-моему, ты можешь сказать, что я позволял тебе прятаться за новостями. Наверно, в этом смысле я тоже прятался, - признался он, засмеявшись. Потом распрямил плечи и вздохнул, уступая ей: - Ты права. Пришло время поговорить.
Они сидели за обеденным столом напротив друг друга. На блюде дымились ломти колбасного хлеба, приготовленного Мэри. Дженни положила им обоим картофельное пюре и кольца тушеной моркови. Лепешки с маслом дополняли совершенство блюда.
- Расскажи мне о нас. Как мы встретились. -Дженни поддела вилкой морковку, положила в рот и медленно жевала. Едва ли она чувствовала вкус. Мысли в тревоге сосредоточились на том, что скажет Люк.
Он медлил с ответом. Дженни нахмурилась, но терпеливо ждала.
- Мы познакомились через Чада, - наконец произнес он.
Брови взлетели сами собой.
- Ты вместе с ним училась в колледже. В университете Вилланова.
Так она еще и образование умудрилась получить! В уме завихрились вопросы: чем она увлекалась, нравилось ли ей учиться, какая у нее специальность? Но Дженни твердо приказала сознанию: каждый раз занимайся одной темой. А нынешняя тема - ее отношения с Люком - чрезвычайно важна.
- Наверно, я приехала сюда с Чадом кататься на лыжах. - Она произнесла фразу как утверждение, а не как вопрос. Но все же ждала от Люка подтверждения.
- Ты приезжала четыре зимы подряд, - кивнул он. - Вместе с восемью или десятью друзьями и подружками Чада. Как только выдавалось свободное время, ваша банда приезжала сюда.
- Похоже, ты был не в восторге от нас. - Уголки губ поднялись в улыбке. - Шумная группа студентов из колледжа. Мы мешали тебе, так?
- Нет, не так.
Дженни понимала, что Люк о чем-то не упомянул, что-то в их первой встрече вызывало в нем какую-то неловкость. Он словно превратился в натянутую струну. Застывшие плечи. Нахмуренные брови. И еще одно доказательство - Люк так и не дотронулся до обеда. Дженни решила, что лучше пока оставить в стороне эту часть их прошлого. Она всегда может вернуться к ней потом.
- Мы давно женаты?
- Через несколько месяцев мы отпразднуем нашу пятую годовщину, - чуть улыбнулся он.
- Пять лет вместе, - пробормотала она. - Мы были счастливы?
- Очень. - Он наконец поддел вилкой ломтик колбасного хлеба и принялся есть.
Дженни подумала, как удивительно, что перемена направления в разговоре преобразила его. Минуту назад он выглядел напряженным и взвешивал каждое слово, а сейчас совершенно расслабился.
- И как мы живем? - спросила она, намазывая половину лепешки маслом. - Что мы любим вместе делать?
- Зимой мы работаем. Тяжело. С восхода солнца, и пока оно не сядет, заняты делами курорта. Это честная жизнь. - Он усмехнулся. - И за четыре-пять месяцев мы зарабатываем столько, что нам хватает на весь год.
- Мы работаем только пять месяцев из двенадцати?
- Мы много работаем пять месяцев, - засмеялся он. - Впрочем, здесь целый год находятся дела. Время, когда не сезон, мы посвящаем прокладке новых лыжных трасс. Но обычно летом мы позволяем себе немного полентяйничать. - Глаза его сверкнули от какого-то воспоминания, отчего Дженни чуть не залилась краской. - Часто совершаем длинные прогулки, - совсем тихо проговорил он. - Только мы. Вдвоем. Туда, вверх, на гору.
Выражение его красивого лица вызвало в воображении Дженни самые разные эротические картины. Ведь они были там одни, их скрывали деревья и кустарники. Сердце бешено заколотилось при мысли, что они с Люком занимались любовью на природе.
- Так мы много гуляем? - Она положила вилку и разглядывала его из-под полуопущенных век.
- Много. - Он тоже изучал ее своими черными глазами. - Это наш любимый отдых.
Теперь ее щеки пылали. Ведь совершенно очевидно, что их любимый отдых не имеет ничего общего с вышагиванием по лесным тропинкам.
- Мы были очень счастливы вместе. - Он поднял голову и засмеялся. Потом накрыл ее руку своей.
- Так что же произошло? - быстро сорвался с языка вопрос.
Он тяжело вздохнул. Казалось, что и воздух вокруг них дрожит от сожаления и печали. Он не убрал свою руку, а напротив, сжал ее запястье еще крепче.
- Можно мы отложим эту тему? - И прежде чем она успела ответить, продолжал: - Я понимаю, надо обсудить наш разлад. Тебе надо знать, что произошло. Но у меня такое чувство, будто мы теперь только начинаем наши отношения.
- Хорошо, - согласилась она. - А что, если ты расскажешь мне о своем отце? Ты говорил, что он умер три года назад. Значит, когда мы поженились, он был жив. Я ему нравилась? Мы жили с ним дружно?
- Папа любил тебя как свою родную дочь. - Люк засмеялся. - Конечно, ведь ты все делала правильно.
- Что ты имеешь в виду?
- Ты любила природу. Любила кататься на лыжах. Говорила, что «Прентис-Маунтин» для тебя самое лучшее место во всем мире. И ты работала не покладая рук, чтобы курорт процветал. - Он отпустил ее руку и сцепил пальцы на затылке. - И ты умела готовить! В папином списке твоих достоинств это занимало самую верхнюю строчку.
Дженни улыбнулась. Приятно узнать, что у тебя были прекрасные отношения со свекром.
- А я встречалась когда-нибудь с твоей матерью?
- Она погибла… - покачал головой Люк, - дай подумать… теперь уже четырнадцать лет назад. Она с отцом ехала на снегоходе. Они сорвались с трассы. Отец проклинал себя. Не думаю, чтобы он вообще простил себе… - Люк погрузился в воспоминания, глаза затуманились, будто смотрели в прошлое. - Мне было двадцать. Чаду одиннадцать. Хорошо, что он был еще маленький и нуждался в заботе. Уверен, что благодаря этому отец пережил тот ужас.
- Тот ужас, должно быть, ударил по всем в вашей семье. - Узнав о возрастном разрыве между братьями, Дженни произвела несложный расчет. - Между тобой и Чадом разница девять лет.
Люк моргнул. Она задела больной нерв.
- Да, да. - Он чуть вздернул подбородок. - Между тобой и мной тоже разница девять лет.
Дженни почувствовала в его тоне легкий вызов. Он словно ждал, что ее удивит или огорчит открытие, что он старше. Может, и раньше это было болезненной темой? И кто из них тогда придавал значение разнице в возрасте? Неужели она относилась к тем тщеславным особам, для которых имеют значение такие пустяки?
- Значит, твой отец пережил трудное время, когда умерла мама? - Дженни надеялась успокоить осиное гнездо, которое сама и разворошила.
Люк с минуту помолчал. Потом кивнул.
- Я рад, что папа мог сосредоточить внимание на Чаде. Но он уделял Чаду слишком много внимания…
Он не закончил фразу. А у Дженни появилось ощущение, что Люк не сказал что-то очень важное.
- Ты говорил, что мы познакомились через Чада. - Она рассеянно играла салфеткой. - Как он отнесся к тому, что ты женился на одной из его хулиганистых подружек?
- Он не знал. - Люк выпрямился на стуле.
- Как это? - Она изумленно вскинула брови.
И снова Дженни заметила какую-то неловкость, колебание.
- Его не было здесь, - после паузы произнес Люк. - На следующий день после окончания колледжа Чад отправился в дорогу. Уехал. Посмотреть мир.
- Но ты… - Она помолчала и уточнила: - Мы не сообщили ему о свадьбе?
- Мы не знали, где он находится. Он путешествовал. - Люк чуть пожал плечами. - Как я сказал, он смотрел мир.
- Он не звонил? Не писал?
- Нет.
- Но почему? - не унималась Дженни.
- Полагаю, он так хотел. - Люк снова пожал плечами.
- Не понимаю. Он поссорился с отцом? Или с тобой? Что все-таки произошло?
- Я скажу тебе, что произошло: он…
Люк оборвал предложение, будто срезал окончание ударом мачете. Боль застыла в его глазах. Затем он глубоко вдохнул.
- Чад узнал о нашей свадьбе пять месяцев назад, когда вернулся из путешествия по Европе. Вроде бы он ничего не имел против твоего замужества. А может быть, и имел. По правде говоря, меня не интересует, одобрял он или не одобрял наш брак. Но если тебе любопытно, почему он так стремительно оставил «Прентис -Маунтин», почему так долго отсутствовал или почему не звонил и не писал нам, то, по-моему, лучше задать эти вопросы Чаду.
На лице никаких эмоций. В маленькой речи выверено каждое слово.
Дженни поставила на стол локти и уперлась подбородком в ладонь.
- Надеюсь, ты не станешь возражать против одного наблюдения. Кажется, ты не очень любишь своего брата…
- На самом деле я возражаю! - Он встал, взял свою тарелку, стакан и вилку с ножом, сполоснул, открыл посудомоечную машину.
Молчание становилось гнетущим.
- Прости, - проговорила она, - я не хотела тебя обидеть.
- Ты меня не обидела. - Он выключил кран с водой. - Только… - Люк замолчал, укладывая вилку и нож в отделение для приборов. - Понимаешь, Чад - это Чад. Он такой, какой есть. Он не может измениться. Ты сама все увидишь, когда проведешь с ним больше времени. Или, может быть, не захочешь видеть, - тихо пробормотал он в заключение.
Еще одно замечание про себя. Дженни быстро знакомилась с манерой мужа вести разговоры.
- Факт заключается в том, что Чад - это наша семья. - Он повернулся к столу и взял тарелку с колбасным хлебом. - По-моему, не имеет значения, нравится он мне или нет.
- Конечно, имеет! - возразила Дженни. - Человек не может предвидеть, в какой семье он родится. Но ты определенно должен иметь право выбора, с кем проводить время. Или с кем вместе работать. Или с кем вместе жить. - Дженни взяла влажную тряпку и вытерла со стола, затем посмотрела на Люка. - Я не понимаю, почему двое мужчин, которые явно недолюбливают друг друга, предпочитают находиться в одном доме. Каждый вечер я сижу за обедом с вами обоими. И вижу, что вы почти не разговариваете, почти не смотрите друг на друга. - Она стряхнула крошки с тряпки в мусорное ведро и, аккуратно расправив, положила ее возле раковины. - Я могу понять, что будут определенные трудности - надо вместе работать, поскольку вы два равных владельца курорта, - но…
- Я один владею лыжным курортом.
Он произнес это так громко, что Дженни вздрогнула. Ее удивило выражение досады в сощуренных глазах мужа.
Она сразу же вспомнила саркастическое замечание Чада, что Люк принимает окончательное решение в делах, касающихся курорта. Очевидно, что владение курортом - болезненный вопрос для обоих братьев.
- Но до тех пор, пока Чад хочет здесь работать, для него всегда будет рабочее место. Об этом я позабочусь. Потому что, как я уже сказал, он - член моей семьи. А мы заботимся о своей семье. Это традиция Прентисов.
Он с такой силой грохнул миску с овощами об полку, что банка с морковным соком подпрыгнула.
- И тебе лучше не думать, будто брат и я испытываем за обедом некоторую неловкость из-за того, что между нами сидишь ты. Женщина, которая носит ребенка одного из нас.
Он вышел из кухни, что-то пробормотав про писанину, которой надо заняться. Униженная Дженни осталась в кухне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мозаика жизни - Клейтон Донна



ОЙ- как не жалею, что прочитала -! СУПЕР !- красивая история - красиво написана СПАСИБКИ! ПРиятное послевкусие! Советую!
Мозаика жизни - Клейтон ДоннаЕвгения
10.05.2011, 9.55





Слишком просто- и сюжет, и описание чувств. Всё становится понятным уже в первой главе- скучно... Но больше всего меня расстроил автор, который поленился написать сложнее, более треугольник что ли... Не читайте, ерунда.
Мозаика жизни - Клейтон ДоннаМарина
20.08.2012, 21.30





Средненько...
Мозаика жизни - Клейтон ДоннаИрина
22.09.2012, 22.04





Опять в конце американский "хепи энд". Все прекрасно, отрицательный Г-й вдруг исправился. Ха-ха-ха. Не верю.
Мозаика жизни - Клейтон Доннаиришка
1.08.2014, 15.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100