Читать онлайн Мозаика жизни, автора - Клейтон Донна, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мозаика жизни - Клейтон Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.7 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мозаика жизни - Клейтон Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мозаика жизни - Клейтон Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейтон Донна

Мозаика жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ

Дом. Это слово должно вызывать чувство безопасности и тепла, счастья и веселья. Покоя. Семьи. Но ничего подобного Дженни не чувствовала. Страх, липкий жуткий страх сковывал ее тело.
На улице она остановилась на мгновение, закрыла глаза и подняла лицо к небу. Доля секунды, в течение которой она наслаждалась теплом солнечного дня. Потом Люк положил ладонь ей на спину и слегка подтолкнул вперед.
- На машине нам ехать минут тридцать, - сообщил он.
Дженни с облегчением отметила, что сохранила способность ставить одну ногу перед другой и идти нормальным шагом. Жар его руки, лежавшей на спине, обжигал сильнее, чем летнее солнце, и это не казалось ей неприятным.
И все же она пошла быстрее, чтобы идти на шаг или два впереди и не чувствовать его руку на своей спине. Меньше всего ей хотелось демонстрировать этому незнакомцу откровенную и чувственную реакцию на его прикосновение. Может быть, он и ее муж, но она не знала этого мужчину.
- Эй!
Она обернулась.
- Ты прошла мимо нашего «бронко».
Щеки у нее горели. Заметив, что она покраснела, он кивнул головой.
- Ничего страшного, - успокоил он ее. - Откуда ты могла знать?
Он открыл для нее дверь большого автомобиля. А сам обошел машину и сел за руль.
- Странно, - заметила Дженни, застегивая ремень безопасности. - Я помню, что надо пристегнуться, но понятия не имею, в каком мы городе. - Она откинулась на спинку сиденья. - Знаю, что это розы, а это сосны, но не помню названия горного хребта. - Дженни показала на горизонт.
- Разве доктор не предлагал тебе сообщить такого рода сведения? - Люк повернул ключ зажигания и посмотрел на нее.
- Предлагал. - Она сокрушенно вздохнула. - Я боялась спрашивать…
«Бронко» стоял неподвижно, ровно работал мотор.
- Это, конечно, не похоже на Дженни, которую я знал, - после минутного молчания заметил Люк.
Накатила волна отчаяния.
- Разве ты не понимаешь? - выкрикнула она. Глаза наполнились слезами от полного поражения и смятения. - Женщины, которую ты знал, нет! - Она дважды постучала указательным пальцем в висок. - Я ее не помню. Она мне незнакома. И я не уверена, что хочу…
- Перестань! - Он потянулся к ней, сильные пальцы обхватили ее запястье.
- Нет, - просительно прошептала она и выдернула руку. Его прикосновение будоражило. Вызывало страстное желание, а это и волновало, и смущало.
Почему? Вопрос прокрался в сознание, она не успела остановить его. Почему она так сильно реагирует на него, если…
Дженни покачала головой. Она еще не готова. Есть много других, более важных вопросов, на которые нужно найти ответы. Какой была Дженни Прентис? И какой стала женщина, которая вернулась? И что собираются делать окружающие, если она стала другой? И какой этот мужчина, сидящий рядом? Каким был их брак?
Последняя мысль вызвала еще один ошеломляющий вопрос: чего он ждет от нее как от жены? Наверное, предполагает выполнение ею супружеских обязанностей? Но как же…
Ее охватила паника.
Вслед за мыслью о сексе возник другой вопрос: кто отец ребенка, которого она носит?
Подумав о малыше, она сложила на животе руки. Этот последний вопрос показался Дженни самым важным.
- Не понимаю, почему ты приехал! Тебе следовало бы послать за мной кого-нибудь другого. После того зла, какое я причинила тебе. Нашему браку. - Она покачала головой. - Я не помню, что мы были вместе. У меня нет ни единого воспоминания о нашей жизни. Разве тебе не обидно думать, что я спала с твоим братом?
Его темные глаза словно погасли, тень боли мелькнула в них.
- Послушай, - начал он, - прежде всего я хочу, чтобы ты знала: не верю, что у тебя была связь с Чадом. Я отец ребенка, которого ты носишь. Я уже говорил это четыре дня назад, когда к тебе вернулось сознание. И повторяю это сейчас.
Да, он заявил об этом. Откровенно и ясно. Дженни слышала. Но в какой-то момент в этих темно-карих глазах она заметила сомнение.
- Но почему Чад…
Он поднял руку, предлагая ей замолчать.
- Для того, чтобы понять это, понадобится время. - Люк медленно стал выруливать со стоянки. - Мы найдем ответы на сложные вопросы позже. Сейчас давай займемся простыми.
- Простыми? - спросила она. Разве есть что-нибудь простое в этой жуткой неразберихе?
- Да, - кивнул он, выезжая на дорогу. - Ничего нет проще, как узнать, где мы находимся. Мы в Олеме, штат Пенсильвания. На Северной улице, если быть точным. И ты спрашивала о горном хребте? Это горы Поконо. - Он показал на северо-запад. - Видишь эту гору? С зубчатой вершиной? Это Прентис-Маунтин. Так же называется наш курорт. Мы направляемся туда. Там мы живем.
Примерно полчаса Люк вел машину по извилистым дорогам, показывая ей все интересные места города.
Летом в Олеме жителей совсем мало, рассказывал он. Но в лыжный сезон в город приезжают те, кто любит спорт. Зимой туризм достигает пика.
Он показал ей два других курортных поселка, находившиеся на дороге, ведущей в «Прентис-Маунтин». Дженни отметила, что Люк не видит угрозы со стороны близлежащих курортов, а ведь они должны отвлекать его клиентов. Он же рассказывал о владельцах, которые были его конкурентами, как о своих друзьях. От этого ей стало легко, почти весело. И первый раз за утро она поняла, что улыбка не сходит у нее с лица. Она расслабилась, наслаждаясь отдыхом во время недолгого путешествия.
Еще Дженни открыла, что ей нравится сочный тембр голоса Люка. Тон искренний и ласковый. Совсем не тот, злой, какой она услышала четыре дня назад в реанимационной палате. Его голос убаюкивал, порождал удивительное состояние светлого покоя и беззаботности. Да и сам Люк казался ей совсем другим человеком, не тем, какого она увидела четыре дня назад.
Неожиданно Люк свернул с дороги к маленькому фермерскому домику.
- Здесь живут Бад и Мэри, - пояснил он. - Мы с тобой очень любим помидоры, которые продает Бад. Надо купить их. К обеду.
Он остановил машину и открыл дверцу. Дженни инстинктивно потянулась к ручке своей дверцы.
- Посиди пока, - предложил Люк. - Я вернусь через минуту.
Люк подошел к палатке около дома, поздоровался с фермером. Услышав шум мотора, из дома вышла женщина, вытирая о передник руки.
- Привет, Дженни! - крикнула она через двор и помахала рукой. - Рада, что ты поправилась.
Волна тревоги опять захлестнула Дженни. Предполагается, что она знает эту леди. На всякий случай Дженни помахала рукой, отвечая на приветствие, и попыталась состроить улыбку.
Женщина пересекла двор и присоединилась к разговору Бада и Люка. Дженни нахмурилась. Судя по жалостливым взглядам, которые женщина то и дело бросала на «бронко», они говорили о ней.
Дженни закрыла глаза и судорожно вздохнула.
Люк открыл дверцу и сел рядом, глядя на жену.
- Мэри приедет к нам, чтобы испечь лимонный пирог с безе, - сообщил он, пристраивая между сиденьями пакет с ярко-красными сочными помидорами. - Твой любимый.
Когда Люк выезжал на дорогу, она косо стрельнула глазами на пару, стоявшую у палатки.
- Что ты им сказал? - вырвалось у нее. - Они смотрят так, будто у меня смертельная болезнь.
- Это глупо, Дженни, - мягко проговорил он. - Конечно, они не…
- Я не глупая!
У него вздулись желваки. Она решила - от раздражения. Черт возьми, пусть! Пусть он тоже немножко пострадает. Небольшая досада не идет ни в какое сравнение с ее мучениями. Ведь она, куда бы ни повернулась, упирается головой в глухую стену.
- Послушай, - он не отводил глаз от дороги, - Бад и Мэри наши соседи. Наши друзья. Они и твои друзья, Дженни. Они беспокоятся о тебе. Я должен был им что-то сказать.
- И что ты им сказал? - спросила она и, не дав ему и секунды на ответ, продолжала: - «Бедная, бедная Дженни! Она ударилась головой, и бах… - Дженни щелкнула пальцами, - собственная жизнь исчезла из ее памяти».
Она явно потеряла контроль над собой. В голосе звучали высокие, визгливые нотки. Эмоции словно захлестнули ее и вознесли на вершину дикой паники.
- Ничего подобного я им не говорил, - спокойно продолжал Люк. - Но, Дженни, я должен был сказать им об амнезии. Должен.
- Они думают, что я психопатка? - закричала она. - Жалеют бедную идиотку!
Дженни понимала, что несет глупости, но не в силах была остановить этот поток.
- Это не так. Вовсе не так.
Тон ласковый. Конечно, Люк надеется ее успокоить. Но именно это еще больше распалило Дженни.
- Мэри должна знать, - повторил Люк. - Особенно теперь, когда я попросил ее приходить во второй половине дня - помогать по хозяйству. Она будет готовить и делать уборку, пока ты не почувствуешь себя лучше.
- Не хочу, чтобы Мэри приходила! - Дженни замотала головой. - Мне не нужна ничья помощь. Я прекрасно справлюсь сама.
- Дженни… - пробормотал он.
- Я сама могу готовить! - не слушая его, кричала она. - Сама буду делать уборку. Не хочу, чтобы меня жалели. Я не беспомощная! Я не выдержу, если ко мне будут относиться как к больной.
Охваченная безумным туманом словесного потока, она смутно сознавала, что машина свернула на обочину и мотор затих. Люк спокойно расстегнул свой ремень безопасности, а потом ее. После этого он прижал ее к груди.
Она не сопротивлялась. Не могла, даже если бы хотела. Кольцо его рук очень походило на безопасную гавань, в которой она так нуждалась. Это было убежище. Именно его ей так не хватало с того момента, как она проснулась и очутилась в кошмаре другой жизни.
- Не хочу помощи, - еще бормотала она ему в грудь, но истерика, так явно слышимая в голосе несколько минут назад, уже прошла.
- Шшш… - Он крепче прижал ее к себе. - Все в порядке. С тобой все в порядке.
Его сердце ровно и сильно билось возле уха. Дженни медленно и глубоко вдохнула. Он, должно быть, думает, что она сошла с ума. Потеряла голову.
- Мне страшно, - прошептала она, чувствуя себя опустошенной, словно выжатый лимон.
- Знаю, - проговорил он.
Ее всю трясло, как от холода. Дженни тихо просидела несколько минут, крепко прижавшись к теплой и надежной груди Люка. В этот ясный солнечный день середины лета она отчаянно нуждалась в тепле, излучаемом им. В тепле, что растапливало лед страха.
Он не гладил ей лицо или волосы, не мурлыкал ласковых слов. Он просто обнял ее, предлагая свою защиту.
Ей было даже легче оттого, что он молчал. И вскоре Дженни услышала звуки окружающего мира: птиц на деревьях, шум мотора проезжавших машин. Почувствовав себя более-менее спокойной, Дженни отстранилась от него.
- Прости, - пролепетала она, стараясь не замечать, с каким напряжением темные глаза смотрят на нее.
- Все в порядке, - кивнул Люк. - Я вынужден настаивать, чтобы Мэри приходила к нам, - спокойно и твердо сказал он. - У меня много работы. Мы рубим деревья, чтобы расчистить четыре новые лыжные трассы. Они должны быть готовы до первого снега. Чад и я вынуждены наблюдать за бригадой рабочих. Я буду беспокоиться, если ты останешься в доме одна на весь день. Понимаешь?
Отвратительно, что он объясняет ей положение вещей будто ребенку. Но после того, что она вытворяла, какого еще отношения ей ждать?
Дженни молча кивнула.
- Хорошо. - Он вздохнул, изучая ее лицо. - Как ты себя чувствуешь?
- Лучше, - заверила она его.
- Как по-твоему, - он потер подбородок и снова положил руку на руль, - ты готова сделать следующий шаг?
- Следующий шаг? - Дрожь тревоги предательски пробежала по коже.
- Да. - Он поерзал на сиденье и посмотрел в лобовое стекло. - Мы дома.
Она проследила за взглядом Люка. В начале мощеной дороги, на которую свернул Люк, виднелась большая деревянная вывеска «Лыжный курорт "Прентис-Маунтин"».
Дженни собралась с духом. Ухватилась за край мягкой подушки сиденья. Ей хотелось быть сильной. Хотелось смело встретить все вопросы, которые ждут ее здесь. Хотелось справиться с пугающими ответами на них. У нее возникло ощущение, будто Люк предлагает ей пуститься сломя голову вниз, кувыркаясь на «русских горках».
Пару миль они поднимались вверх по асфальтированной дороге. Густо посаженные деревья с широкими кронами отбрасывали тень, защищая от солнца позднего солнечного утра. Затем деревья словно расступились, и ей открылся лыжный курорт.
Дженни заметила указатель, направлявший лыжников на большую парковку слева. А потом пришла в восторг от огромного здания, стоявшего чуть выше на горе.
- Что-нибудь тебе знакомо? - Тихий вопрос Люка отвлек ее внимание от дома.
Она покачала головой.
- Основная постройка, которая из круглых бревен, сделана моим дедом и отцом. А десять лет назад мы с папой добавили каменное крыло.
- Отец и дед, - повторила она. - Я знакома с ними? Они здесь?
- Нет, - печально ответил он. - Дедушка умер, когда я был еще мальчишкой. А отец три года назад.
- Ох, прости! - Ее внимание снова привлек красивый дом. - Я бы хотела войти внутрь.
Но Люк повернул на маленькую узкую дорогу с указателем «Частная стоянка».
- Давай сначала зайдем домой, - предложил он.
Она смотрела на курортное здание, пока оно не скрылось из вида, стараясь настроить себя на какие-то отблески воспоминаний. Но ничего не вышло.
- Так мы не живем в том красивом доме? - рассеянно спросила она.
Люк улыбнулся. И опять легкая нервная дрожь пробежала по ее спине.
- Нет, мы там не живем, - пояснил Люк. - Бизнес требует огромного внимания, особенно в разгар лыжного сезона, но у человека должно быть место для отдыха. Даже если оно всего лишь в двух шагах от его работы.
- Понимаю…
- Наверно, мне следует предупредить тебя. Это семейный дом Прентисов. Чад тоже живет там.
Она будет жить в доме с обоими братьями Прентис? Надо взять себя в руки.
Дженни не произнесла ни слова. Она боялась заговорить. Боялась, что если откроет рот, то может начаться новый приступ истерики.
- Это большой дом, - успокоил ее Люк. - У тебя всегда будет возможность уединиться.
Разве это имеет значение? Дом мог быть гигантским средневековым замком и все равно недостаточно большим для всех них.
Они молча проехали оставшиеся несколько сотен метров до дома. Дженни отчаянно старалась привыкнуть к мысли, что будет видеть обоих братьев Прентис. Каждый день.
Еще несколько мгновений, и Люк затормозил. Открыл для нее дверцу. Одной рукой подхватил ее нехитрый багаж, а вторую привычным движением положил ей на спину.
Она не сделала и трех шагов, как сладострастные водовороты закружились где-то в глубине живота. И в то же время сердце неистово заколотилось при мысли, что сейчас она переступит порог этого странного дома. Ее дома?…
Необходимо освободиться от прикосновения Люка! Надо найти какой-нибудь предлог, чтобы не подниматься по ступеням на это крыльцо!
- Не могу. - Она замерла. - Я не готова, - прошептала Дженни.
К счастью, рука Люка упала. Она свободна! Жаркие волны постепенно улеглись. Но Дженни не могла сдвинуть с места будто налитые свинцом ноги. Не могла подойти хоть на пару сантиметров ближе к парадной двери.
Она посмотрела на Люка, зная, что в глазах у нее мольба. Она хотела, чтобы он понял. Она хотела, чтобы он почувствовал, как она боится.
- Знаю, тебе это нелегко, - сказал он. - Но ожидание вряд ли сделает такой шаг легче.
Дженни моргнула. Быстро опустила глаза, потом снова посмотрела на него. Он прав. Глубоко вздохнув, она пошла к дому.
Люк открыл тяжелую дубовую дверь и жестом предложил ей войти. Крепко закусив нижнюю губу, Дженни переступила порог и огляделась.
Открывшееся помещение она описала бы скорее не как прихожую, а как коридор, идущий вдоль всего фасада. Или как галерею. Высокие узкие окна, пол из голубого пенсильванского камня и много света. Один конец коридора упирался в помещение, похожее на библиотеку. Небольшая уютная комната с книжными полками на стенах. В противоположном конце коридора, через открытую дверь, она увидела стол и стулья - значит, там столовая.
- Вот, - сказал Люк, - он и есть. Дом, родной дом.
Дженни окинула взглядом гостиную. На полу лежал пушистый сизо-серый ковер, придавая комнате немного казеный вид. И Дженни сомневалась, что это ей нравится. Она стояла, прислушиваясь к тишине.
Рука Люка на плече подействовала как стартовый сигнал.
- Ты в порядке?
- Прекрасно, - рассеянно бросила она и улыбнулась, чуть разжав губы.
А чего она ждала? Что вид дома вызовет какие-то воспоминания? Ждала ошеломляющей вспышки? Что обстановка возродит картины прошлого?
Она явно разочарована. Снова оглядывается, прислушивается, удивляется. Ведь она надеялась, что найдет хоть какие-то знакомые детали. Но она ничего не узнавала. С таким же успехом можно стоять и в Букингемском дворце. Она чувствовала себя здесь совершенно чужой. А ведь предполагалось, что это ее дом.
- Не спеши, - сказал Люк, поглаживая ей плечо и руку.
Должно быть, он прочел на ее лице разочарование. Понял страстное, безумное ожидание возвращения памяти.
- Наверное, сейчас ты не ощущаешь, что это твой дом, - продолжал он. - Но у тебя появятся новые воспоминания. Новые ожидания. И они снова превратят этот дом в твой.
У тебя появятся новые воспоминания. Дженни изучала лицо мужа. Он не сказал «у нас».
Он улыбнулся. Все темные и зловещие намеки, которые, как она вообразила себе, он будто бы посылал ей, вмиг исчезли. Потому что жар его руки у нее на локте словно омывал кожу предплечья, потом запястья и дальше, до самых кончиков пальцев.
Первый раз его тело касалось ее тела. Плоть плоти. Кожа кожи. Она помнила его жаркое прикосновение, когда он чуть касался ее спины. Но тогда их разделяла ткань рубашки. А сейчас…
Обжигающее пламя.
- Хочешь, чтобы я устроил тебе небольшую экскурсию?
Конечно, он должен понимать, подумала она, что его прикосновение что-то разжигает в ней. Что-то таинственное. Пугающе эротическое.
Опасаясь, что она поставит себя в неловкое положение, Дженни отступила на шаг. Облизнула спекшиеся губы. Мысли вихрем пронеслись в голове, пока она придумывала ответ.
- Если ты не против, - проговорила она и сама удивилась, как обыденно и спокойно звучит ее голос, - я бы хотела походить одна.
- Как хочешь, - кивнул Люк, но губы его сжались в узкую полоску. Он посмотрел на сумку, которую все еще держал в руке. - Я отнесу твои вещи наверх, а потом поставлю машину на место.
- Ага, вот она и здесь!
Дженни подняла голову и увидела Чада, стоявшего у дверей библиотеки. Очевидно, он пришел из коридора, который вел в заднюю часть дома.
- Чад, что ты здесь делаешь? Ведь мы договорились, что ты наблюдаешь за бригадой рабочих на горе, - поморщился Люк.
- Расслабься! - Чад одарил брата и Дженни безмятежной улыбкой. - Ты слишком сосредоточен на работе. Так можно и сердечный приступ заработать.
- Если не сосредоточиться на работе и не расчистить склон, лыжные трассы не будут готовы к зиме, - парировал Люк.
Он был явно раздражен. Дженни увидела, как вздулись желваки, когда он посмотрел на Чада.
- Они будут готовы. - Чад вроде бы и не заметил злости брата. Он повернулся к Дженни, и взгляд его потеплел. - Я должен быть здесь, чтобы поприветствовать тебя при возвращении домой. Как ты себя чувствуешь? Все в порядке?.
Пораженная, Дженни уставилась на Чада. Где тот страх, который она испытала, когда, проснувшись в больнице, увидела его? Сейчас ничто ее не тревожило. И Чад казался таким участливым, так искренне озабоченным ее состоянием.
- Я…
- Как, по-твоему, она себя чувствует? - гневно вопросил Люк. - Она вся в царапинах и синяках. И меньше всего сейчас ей нужны твои вопросы.
- Послушай, Люк, я приехал домой только для того, чтобы посмотреть, как она…
- Дело в том, что приезд домой в полдень не предполагался. Кто-то должен наблюдать за рабочими, которых мы наняли. Они нам стоят уйму денег.
- Ты же знаешь, они все равно не выполняют мои приказы.
- Потому что ты мало там бываешь…
- От этого ничего бы не изменилось. Они слушают тебя, и только тебя!
Дженни переводила взгляд с одного мужчины на другого, и от мелькания лиц у нее закружилась голова.
- Мне надо было поехать в Олем и забрать Дженни…
- Прошу вас! - Она прижала пальцы к вискам.
Молчание накрыло комнату, будто тяжелое шерстяное одеяло. Дженни только сейчас поняла, что не сказала, а выкрикнула эти слова.
- Простите, - прошептала она. - Я, кажется, сорвалась. Могу я где-нибудь прилечь?
- Конечно. -Оба мужчины ответили разом и одновременно сделали к ней шаг. Ни один не желал отступать.
Неужели сейчас опять начнется крик? - пронеслось в голове Дженни. Но Люк нашел выход из положения. Он достал из кармана ключи и бросил Чаду.
- Пожалуйста, поставь «бронко» в гараж, - вежливо, но со стальными нотами в голосе попросил он брата. - Я отведу Дженни наверх. Потом мы вернемся к работе, а она пока отдохнет. Встретимся возле пикапа.
- Хорошо, - кивнул Чад. - Отдохни как следует, - сказал он. - Увидимся за обедом.
Она провела рукой по волосам и кивнула. Чад вышел в парадную дверь, а Дженни последовала за Люком по коридору к лестнице.
Желания осмотреть дом она уже не испытывала. Она хотела только одного: убежать отсюда.
В просторной спальне помимо кровати стояла уютная бархатная кушетка, словно приглашающая отдохнуть. В пару к ней - кресло, дальше - небольшой телевизор, книжный шкаф вишневого дерева и письменный стол. На полу лежал ковер цвета морской пены. Бледно-зеленый колорит придавал спальне ощущение покоя.
- Очаровательно, - вздохнула она.
- Твой вкус ни у кого не вызывал сомнений. - Люк положил ее сумку у дверцы шкафа.
- Я подбирала цвета в этой комнате?
- Угу.
Дженни опустилась на край постели и провела ладонью по безукоризненно белому покрывалу. Посмотрев на Люка, она заметила, что он замер, провожая взглядом движение ее руки.
Мысль молнией ударила в виски. Постель! Она сидела на постели, которую они разделяли как муж и жена?…
Прижав руку к груди, Дженни вскочила. Он удивленно взглянул на нее, и лицо тотчас сделалось бесстрастным, словно он надел маску. Но Дженни опять успела заметить боль, мелькнувшую в глазах.
Она и Люк спали в этой постели, это несомненно. Но неужели она пускала сюда и его брата? Одна только мысль о подобном вызвала у нее приступ тошноты.
- Дженни!
Она покосилась на него. Его мускулистое тело было напряжено. Он выглядел так, словно хотел что-то сказать, но не находил слов. Что он о ней думает? У нее не хватало сил отогнать вопросы, которые будто сверлили голову.
- Я хочу, чтобы все было по-другому, - наконец выговорил он. - Я надеялся, что твое возвращение домой… - Он сжал губы, не закончив фразы. Провел пальцами по волосам. Громко вздохнул, и ей послышалось в этом звуке отчаяние. - Отдыхай, - продолжал он. - Позже придет Мэри и сделает все, что надо. Увидимся за обедом. - Он повернулся на каблуках и вышел из комнаты.
Дженни сняла туфли и растянулась на кровати. Хаотический водоворот мыслей и спокойные цвета комнаты, мягкая ткань постели. Какой контраст! Больше всего ей хотелось закрыть глаза и улететь вдаль на крыльях сна. Но уснуть не так-то просто.
В этом доме живут братья, которые рычат и дерутся, словно собаки над одной костью. Ее брак, судя по всему, далеко не идеален. И еще ребенок.' Она инстинктивно положила руку на живот. Ребенок, которого оба мужчины считают своим.
Значит, загвоздка в ней. В ней, которая ничего не помнит.
Боже, обратилась она с мольбой к небесам, как мне распутать клубок, который я устроила из наших жизней?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мозаика жизни - Клейтон Донна



ОЙ- как не жалею, что прочитала -! СУПЕР !- красивая история - красиво написана СПАСИБКИ! ПРиятное послевкусие! Советую!
Мозаика жизни - Клейтон ДоннаЕвгения
10.05.2011, 9.55





Слишком просто- и сюжет, и описание чувств. Всё становится понятным уже в первой главе- скучно... Но больше всего меня расстроил автор, который поленился написать сложнее, более треугольник что ли... Не читайте, ерунда.
Мозаика жизни - Клейтон ДоннаМарина
20.08.2012, 21.30





Средненько...
Мозаика жизни - Клейтон ДоннаИрина
22.09.2012, 22.04





Опять в конце американский "хепи энд". Все прекрасно, отрицательный Г-й вдруг исправился. Ха-ха-ха. Не верю.
Мозаика жизни - Клейтон Доннаиришка
1.08.2014, 15.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100