Читать онлайн С тобой навсегда, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - С тобой навсегда - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 327)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

С тобой навсегда - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
С тобой навсегда - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

С тобой навсегда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Взяв Алека под руку, Мира прошла через зал к дверям.
За эти несколько секунд она почувствовала, что они привлекли к себе пристальное внимание гостей. Хотя несколько любопытных взглядов было устремлено на нее, в основном все смотрели на Алека. Немногие приглашенные без малейшего усилия могли бы привлечь к себе всеобщее внимание. Алека было невозможно не заметить. Находиться рядом с ним было весьма волнительно. Он красив, остроумен, с дерзкой улыбкой, со стремительно меняющимся настроением. Нельзя предсказать заранее, что именно он примет всерьез и над чем станет смеяться, но это делало его еще более привлекательным мужчиной. Когда он сопровождал Миру к выходу, она удивлялась его безразличному отношению к вниманию окружающих и к любопытным взглядам, которые он привлек к своей персоне.
– Ты всегда вызываешь к себе такой интерес, где бы ни находился? – поинтересовалась она.
– Конечно. Разве ты не слышала? Я один из числа знаменитых холостяков этого года, практически первый в списке тех, на кого открыта охота. Они не перестанут преследовать меня взглядами и болтовней, пока я не сдамся и не буду готов к женитьбе.
– Наверное, мне следует уступить тебя тем, кто более сильно жаждет твоего общества. Я не испытываю ни малейшего желания охотиться на кого бы то ни было.
– Как интересно. У меня сложилось впечатление, что ты здесь находишься именно для этого. И вместе с такой помощницей, как леди Беркли, ты великолепно начинала. Оставим в покое бедного Эдгара Онслоу, но все же мне крайне интересно, с кем в конце концов она сведет тебя.
– Она не собирается ни с кем меня сводить… – сказала Мира и тут же спохватилась:
– Боже, я забыла, какой ты .неисправимый спорщик!
– А я не забыл ни малейшей детали", касающейся тебя.
– Включая мои пристрастия в литературе. Или это не ты прислал мне книги?
Алек не ответил, помогая ей сесть в сани. Слуга положил Мире под ноги разогретые кирпичи, колени укутал плотной шерстяной накидкой. Устроившись поудобнее в санях, Мира плотнее спрятала руки в муфту.
– Тебе холодно? – заботливо спросил Алек, но она отрицательно покачала головой.
– Мы говорили о книгах, – напомнила Мира.
– Они понравились тебе?
– Конечно. Мне только… Мне не понравилось ощущение, что я обязана тебе.
– Ты ничем не обязана мне за несколько листов бумаги и кожи, – заметил Фолкнер.
– На карточке ты написал «От поклонника», – продолжала Мира, вопросительно посмотрев на него.
Алек пожал плечами.
– А я поклоняюсь тебе. – Он говорил так небрежно, что, казалось, его слова не имеют большого значения. – Что бы ни случилось, ты никогда не потеряешь почву под ногами… Ты обладаешь счастливым даром находить друзей среди наиболее влиятельных людей.
– Сомнительный комплимент.
– Правда? – удивился он. – Я так не думал.
Первые сани тронулись по плотному снежному насту, колокольчики лошадей звенели в такт стуку копыт. Предположение Миры, что все сани поедут единой процессией, не. подтвердилось; было слишком весело, и компания была слишком большой, чтобы соблюдать какую бы то ни было организованность. Несколько молодых людей, несмотря на протесты едущих с ними дам, стали развлекаться, обгоняя друг друга.
Некоторые парочки вовсе, не стремились держаться вместе с остальными; поцелуи и объятия никого не шокировали во время таких катаний на санях.
Прямо перед ними молодой человек с каштановыми волосами поймал снежный ком, вылетевший из-под копыт коня, и засунул его за шиворот своей соседке, вызвав у нее громкие крики протеста.
Мира рассмеялась и посмотрела на Алека:
– Кто это?
– Спенсер Уайтбрук, – ответил он, тоже Смеясь. – Молодой человек примерно твоих лет. Известен своим оригинальным способом ухаживания.
– О, теперь я в курсе. Нужно сказать Розали, чтобы она отбросила этот вариант, как неподходящий для меня.
– Прежде чем вычеркивать имена из списка кандидатов, имей в виду, что у тебя не слишком большой выбор – подожди бросать ледяные взгляды, дай мне договорить. Это не зависит от тебя, ты, слава Богу, имеешь все, что нужно, чтобы привлечь мужчину. Я хочу предупредить тебя, что выбор женихов в этом году на редкость небогат.
– Наверное, этим объясняется то, что ты идешь одним из первых в списке.
Алек поднял бровь:
– Вы считаете, мисс Жермен, что если бы подходящих холостяков было больше, моя фамилия не значилась бы в начале?
– Думаю, где-нибудь посередке.
– Вы нанесли мне смертельную рану, – рассмеялся Алек. – Чем объяснить такое невысокое мнение о моей особе? Мне говорили, что мою персону вполне можно стерпеть.
– Иногда. А иногда даже более чем стерпеть.., но иногда ты бываешь совершенно невозможным.
– Ну а если посчитать в среднем, счет выходит в мою пользу?
– Нет. Потому что ты невыносим в большинстве случаев.
– Прежде чем я решу, что разговор с тобой в большинстве случаев не является приятным, почему бы тебе не рассказать, нравится ли тебе жить у Беркли?
– Очень нравится, спасибо.
– Так притворно… Так по-женски… Ты провела слишком много времени в обществе леди Беркли. Скажи мне честно, ты же умела быть правдивой раньше.
– Я сказала тебе правду.., и потребовалось ровно двенадцать часов, чтобы ты злоупотребил моим доверием!
Алек не был смущен обвинением, прозвучавшим в его адрес.
– У меня были смягчающие обстоятельства. На моих глазах он обнимал тебя как шлюху с Флит-стрит.
– Не оправдывай этим то, что ты сказал Саквилю, что знаешь его тайну! Ты не имел права так поступать! Во-первых, ты заставил меня выдать его секрет, но мне не хватило здравого смысла, чтобы догадаться, что ты используешь мою откровенность против Саквиля, когда тебе будет нужно. Это было нечестно и…
– О подобных делах нельзя судить как о честных или бесчестных, – негромко сказал Алек, бросая на Миру быстрый предупреждающий взгляд. – Я не отношусь к понятию «честность» столь небрежно, моя дорогая, и сожалею, что до сих пор оно не имело места в наших отношениях.
Среди свойств, которые ты пробуждаешь в мужчине, нет места ни благородству, ни честности. Я хорошо понимаю, что сделал я и что сделал Саквиль и почему.
– Ты сморишь на меня так, будто во всем виновата я, – зло сказала Мира. Алек, как всегда, говорил обидные вещи, но какое же это удовольствие – иметь возможность разговаривать с кем-нибудь столь откровенно! Он был единственным на свете человеком, которому она могла сказать все, что думает. Они понимали друг друга, потому что были близки; она могла говорить с ним так, как никогда не пыталась говорить ни с кем, даже с Розали. – Это так похоже на тебя: обвинять меня в том, что сделал ты с Саквилем, но я ожидала от тебя более справедливого отношения.
– Почему же? – сухо спросил Алек.
– Ты не вправе судить меня, потому что сам далеко не безупречен.
– Замечание принято.
– Хорошо, а теперь я не хотела бы говорить на эту тему.
– Ты сама начала этот разговор.
– Мы говорили о Беркли, – заметила Мира, пытаясь перевести разговор на другую тему. Она не хотела тратить выпавшие им несколько часов на обмен взаимными обвинениями.
– Да, ты говорила, что думаешь о них. Они хорошо к тебе относятся?
Мира кинула на Алека быстрый взгляд, удивленная вопросом. Казалось, ему на самом деле интересно услышать ответ, но когда она встретила его взгляд, он был безразличным.
– Они хорошо ко мне относятся, – ответила она, – но за исключением графа и леди Беркли, все они кажутся мне очень…
– Осуждающими?
– Да, именно такими. Когда Розали нет поблизости, они меняют свое отношение, ищут во мне всевозможные недостатки.
– Если это все, ты зря беспокоишься. Такое поведение характерно для Беркли. Они не выделяют никого и критикуют всех подряд.
– Приятно сознавать, что я не одинока. Но жить с ними под одной крышей нелегко.
– Считай, что тебе повезло. Я живу в семье Фолкнеров, а они куда хуже, чем Беркли. Фолкнеры любят спорить и играть на чужих недостатках, у них всех жуткий характер.
– Как твой?
– Гораздо хуже моего. Я самый кроткий в семье.
Мира искренне рассмеялась:
– Господи, ты здорово напугал меня этим замечанием!
Откуда взялись такие ужасные характеры?
– Во всем виноват мой отец. Он был ужасно вспыльчивым, тогда как мать всегда гордилась своим хладнокровием и практичностью. С возрастом она стала немного мягче, но в молодости была одной из самых волевых женщин в Англии.
– Как же случилось, что она вышла замуж за такого человека, как твой отец?
– Он победил ее своим упорством. Она окончательно сдалась после одного случая, произошедшего на турнире в Стаффордшире лет тридцать назад. Это было грандиозное действо, устроенное на средства Эдварда Перкина, известного любителя средневековой истории, вообразившего себя современным рыцарем. На этом турнире разыгрывались схватки в соответствующих костюмах, по всем средневековым правилам…
– Разыгрывались? Но ведь это могло быть опасно даже на ненастоящем турнире?
– Я думаю, все зависело от того, насколько каждый участник увлекался игрой. Перкин отличался особым энтузиазмом, потому что был заинтересован в двух вещах. История была одной из них.
– А вторая?
– Вечно ускользающая женщина с необычайно сильной волей. Моя мать, Джулиана Перкин.
– Перкин… Они были родственниками?
– Двоюродные брат и сестра. После смерти первого мужа Джулиана собиралась снова выйти замуж; она остановила свой выбор на Эдварде. Это могла быть превосходная партия, но один молодой человек, Джон Фолкнер, решил, что она должна принадлежать ему, и неотступно добивался ее руки. Она ничего не могла с ним поделать.
– Почему же?
– Мой отец был младше на четыре года и имел горячий характер. Моя мать – хладнокровная натура – считала, что их союз не приведет ни к чему хорошему. Кроме того, Джон был вторым сыном герцога, а это означало, что он вряд ли получит титул и деньги.
– А кого из них она любила?
– Она любила моего отца, – ответил Алек после минутного раздумья, – но не хотела из-за этого менять свое решение выйти за Эдварда. Она не была романтической особой.
– В это невозможно поверить! Я еще не встречала женщину, которая бы не была в душе романтичной, даже если умело скрывала это качество.
– Ты не видела Джулиану.
Мира покачала головой и улыбнулась:
– Вернемся к турниру…
– Было приглашено около семисот человек, в том числе король и члены королевской семьи. Мой отец записался среди участников сражения под именем рыцаря Белой Розы. Он должен был сразиться с самым сильным противником на турнире – рыцарем Красного Льва.
– Который был, вероятно, Эдвардом, кузеном Джулианы?
– Совершенно верно. Джулиана сидела на трибуне и наблюдала за состязанием. Она была избрана Королевой красоты и должна была надеть венец на голову победителя. После того как противники сходились несколько раз и успели нанести друг другу несколько хороших ударов тупым копьем, Эдвард победил моего отца и выиграл турнир. Перкин был героем дня, а мой отец лежал на поле со слегка поврежденной рукой и смертельно уязвленной гордостью.
– И Джулиана бросилась к нему? – тихо спросила Мира.
– По словам моих тетушек, которые рассказывали мне эту семейную легенду, она упала на колени рядом с ним и молилась за спасение его души. Она думала, что он опасно ранен и, возможно, даже умирает по ее вине. – Алек посмеивался, представляя себе эту сцену. – Боже, жаль, что меня там не было.
– Разыгрывать из себя несчастных – фамильный талант мужчин в вашей семье, – коротко заметила Мира.
– Это сработало, – подтвердил он. – Об их помолвке было объявлено на балу в тот же вечер.
Мира усмехнулась:
– Я думаю, что, несмотря на твои уверения, твоя мать все же романтическая женщина.
– Не такая, как ты.
Хотя Мира постаралась не обращать внимания на его провокационное замечание, она ощутила, как теплая волна пробежала но ее телу.
– Одного я все же не понимаю, – сказала она. – Как ты унаследовал дворянский титул, если твой отец был младшим сыном?
– Мой дядя умер, не оставив наследника, отец погиб в результате несчастного случая на скачках почти десять лет назад.
Мира с пониманием молча кивнула. Тут она заметила, что во время разговора Алек придержал коня, и теперь они находились в самом конце процессии.
– Почему мы едем так медленно? Неужели лошадь устала?
В глазах Алека появился дьявольский блеск, вызвавший у нее недоверие.
– Мы срежем часть пути.
– Ты не спросил на это моего разрешения.
– Я говорил тебе однажды – не люблю спрашивать разрешения.
– Как ты хочешь срезать?
– Все объезжают лес по дороге, которая ведет обратно в поместье Стамфорд. Мы поедем по другой дороге, направо, и присоединимся ко всем с другой стороны.
– Послушайте меня, милорд. Возможно, вам нравится рисковать своей репутацией, но я…
– Я однажды уже просил называть меня Алеком…
– С тех пор многое переменилось.
– ..и никто не заметит нашего отсутствия.
– Розали обязательно заметит!
– Ты думаешь, она скажет что-нибудь, даже если заметит? – спросил Алек и стегнул коня. – Если только она не боится, что о ее встрече с Брумелем будет известно всему Лондону.
– Ты действительно будешь шантажировать ее? – потребовала ответа Мира, крепче держась за спинку саней, когда они свернули и быстро покатили в сторону от остальных.
– Я предпочитаю смотреть на это, как на обмен моего молчания на ее.
– Ты негодяй! Неудивительно, что она сказала, что ты…
– Что я? – подхватил Алек, улыбаясь тому, как Мира мгновенно замолчала. Сани проносились мимо заснеженных сосен. – Не беспокойся, я угадаю. Я стесняю ее, не так ли?
Она не доверяет мне…
– Похоже, что она чрезвычайно проницательна.
– ..и она не хочет, чтобы я находился рядом с ее подопечной. С ее бедной, беззащитной Мирой, которая носит такие интересные игрушки в своем ридикюле.
– Больше не ношу.
– Сегодня ты без ножа?
– Да!
– Не важно, – сказал он резко, останавливая сани посреди заснеженного леса. – Своими словами ты можешь нанести более глубокие раны.
Тишину зимнего леса нарушал хруст наста и веток. Это был мир вне времени, хрупкий и красивый.
– Они не могут ранить тебя. Мои слова отскакивают от тебя, как тупые стрелы. – Мира говорила негромко в тишине заснеженного леса.
Алек покачал головой, его улыбка исчезла. Внезапно он стал серьезным и нежным. Он смотрел на нее так, будто только что понял нечто, чего не понимал до сих пор.
– Совсем нет. Они попадают в цель, ранят глубоко, и мне не удается избавиться от них.
– Алек, – прошептала она, – боюсь, что я не верю тебе.
– Твой голос дрожит. Чего ты боишься?
– Я замерзла.
– Я не причиню тебе зла. – Он приблизился, взяв ее за подбородок и повернув к себе ее лицо.
Мира опустила глаза, почувствовав холодное прикосновение его руки в перчатке. Она замерла от предчувствия, когда Алек склонил к ней свою темноволосую голову.
Его губы коснулись ее, поцелуй был горячим и медленным. Она ощущала его всем своим существом. Плотные зимние одежды были преградой между их телами. Все, что могла ощущать Мира, был горячий, глубокий поцелуй, нежно и страстно обжигавший ей губы. – .Этим долгим поцелуем он заставил ее пережить нечто совершенно особенное, почувствовать себя единственной на свете женщиной, которую он желал. Мира дрожала, мысли ее путались, все вокруг исчезло, все, кроме Алека, и она страстно ответила на его поцелуй.
Мира перевела прерывающееся дыхание, и холодный зимний воздух наполнил легкие. Желая быть ближе к нему, она высвободила руку из муфты и коснулась пальцами его щеки, провела рукой по выбритой щеке, подбородку, наслаждаясь свободой прикосновений. Алек крепко обнял ее, стремясь снова ощутить вкус ее губ, и прильнул к ним в поцелуе. Мира почувствовала, что не в состоянии сдерживать переполняющие ее чувства, и отстранилась.
– Почему ты уехала, не сказав мне ни слова? – прошептал он, обжигая ее горячим дыханием. В его голосе звучала растерянность и еще что-то, чего Мира не понимала. Она закрыла глаза и вспомнила, как ей было тяжело в тот день, когда она покидала Саквиль-Мэнор.
– Ты не оставил мне другого выхода, – ответила она. – Беркли оказались там и предложили мне поехать с ними. А Саквиль потребовал, чтобы я покинула Саквиль-Мэнор в течение нескольких дней.
– Ты не говорила мне об этом.
– Разве это изменило бы что-нибудь? Ты не обещал мне ничего. Ты не предложил мне никакого выхода из ситуации, в которой я оказалась, даже после той ночи…
– Ты знала, что надо попросить меня о помощи, – спокойно сказал Алек, отодвигаясь от нее и внимательно глядя на нее. – Я бы предоставил тебе убежище, где ты могла бы жить…
– ..в том случае, если бы я согласилась стать твоей любовницей, – горько улыбнулась Мира. – И я была настолько глупа, что скорее всего приняла бы это предложение. Но сейчас я не приму его ни за какие деньги. Я изменилась с тех пор и начинаю думать, что я хочу куда больше, чем ты можешь предложить мне.
Алек сжал ее своими сильными руками, словно тисками.
– Какого предложения ты ждешь от меня? – воскликнул он с внезапным гневом и отчаянием в голосе. – Ты знаешь, в каком положении я нахожусь… Ты знаешь об обязанностях, которыми я не вправе пренебрегать.
Боже, я, как и прежде, хочу тебя – ты не можешь не знать этого, – но я Фолкнер. Я старший сын. Я должен заботиться о всей семье, у меня должен быть наследник, достойный носить нашу фамилию. Если бы ты была другой… Если бы я был другим…
– Я понимаю, – спокойно ответила Мира, чувствуя, как растет ледяной холод в душе. – Я все понимаю.
– Тогда почему ты не можешь принять то, что я могу дать тебе? Я могу дать тебе все, все, кроме моего имени. Я могу сделать тебя счастливой…
– Нет, ты не можешь, – быстро перебила она. – Возможно, ты мог сделать это тогда, но не сейчас. Это не твоя вина.., просто все изменилось. Мне не нужны дорогие одежды и деньги, чтобы быть счастливой. Мне не нужны ложа в театре и балы. Мне не нужна страсть. Мне не нужен ослепительный блеск. Все, чего я хочу, – это спокойной жизни и собственной семьи. Я сделаю все, чтобы добиться этого, и. может быть, если это угодно Богу, мне это удастся. Не знаю, почему я поехала с тобой сегодня. Конечно, я не должна была этого делать. Розали права: я была бы гораздо счастливее с кем-нибудь вроде Онслоу. – Она чувствовала его нервное напряжение, но продолжала тираду:
– Я не хочу больше разговаривать с тобой, после того как мы присоединимся к остальным и вернемся в Стамфорд. К счастью, я не посещу больше одной или двух вечеринок вплоть до весны, поэтому все, о чем я прошу, – позаботься, чтобы мы больше не встречались.
– Да, так будет лучше, – с вежливой холодностью согласился Алек и взял поводья, чтобы присоединиться к общей процессии.
Весь оставшийся путь Мира сидела, отодвинувшись от него как можно дальше. Они не обменялись ни единым словом, даже когда Алек помог ей выйти из саней и проводил к особняку. Оказавшись внутри, он тут же оставил ее одну и за целый вечер ни разу не взглянул в ее сторону.
– Я прошу прощения, – сказала Мира Розали, как только им предоставилась возможность поговорить наедине. В ее голосе звучала искренность, которая совершенно обезоружила леди Беркли, готовую сделать строгий выговор подруге. – Я совершила ужасную ошибку. Я не должна была ехать с ним. Ты была права.
– Мне не доставляет никакого удовольствия ни моя правота, – ответила Розали, – ни то, что ты выглядишь такой расстроенной.
* * *
Зима прошла вовсе не так медленно, как опасалась Мира.
Нашлось более чем достаточно занятий, заполнивших время.
Не последним из этих дел было лечение разнообразных недомоганий и хворей гостей и родственников, живших в Беркли-Холле. Холодный сырой воздух проникал сквозь одежду и, казалось, пробирал до самых костей, и даже самая горячая еда, самые крепкие напитки и постоянно горящие камины не могли прогреть человека, проведшего на улице несколько часов. По счастью, у Миры в запасе было много засушенных кореньев и трав, которыми она лечила простуду, кашель, насморк, воспаление горла и ушей.
Она варила настойки и готовила порошки и капли. Она знала, какие травы и коренья помогают при артрите и ревматизме. Для лечения ушей и горла она делала горячие компрессы из распаренного ячменя, меда и растительных масел.
В ее рецептах и снадобьях существовала постоянная потребность, потому что погода долгое время оставалась суровой.
Одна же из этих недель была совершенно невыносимой для всех живших в поместье Беркли. Это была неделя в марте, когда болела Розали. Сильнейшая простуда хозяйки дома нарушила обычный распорядок жизни в Беркли-Холле. Больше всего проблем возникло с Рэндом; когда он общался со своей простуженной, кашляющей и сморкающейся женой, он был заботлив и нежен, но по отношению к остальным гостям он находился в таком дурном расположении духа, что никто не решался приближаться к нему. Мира наблюдала за ним с пониманием и тщательно скрываемым юмором, прекрасно зная по опыту прошлых лет, сколь невыносимым становился Рэнд, когда что-нибудь угрожало здоровью или счастью Розали.
– Ты очень-очень скоро поправишься, – сказала Мира однажды утром, принеся чашку с горячим отваром в спальню Беркли. Розали поморщилась, протягивая руку и беря чашку.
– Что в ней? Опять твои ужасные травы?
– На этот раз чай с медом.
– О, какое счастье!.. – Розали с удовольствием сделала большой глоток сладкого напитка. – Теперь скажи мне, почему я должна встать на ноги и почему это должно случиться вскоре? Мне так понравились эти несколько дней отдыха и безделья.
– Твой муж становится неуправляемым.
– Правда? А я думала, он очень мил.
– С тобой, – сказала Мира, смеясь. – Не притворяйся, что ничего не замечаешь – ты знаешь, каков он был с остальными. Стены не настолько толстые.
– Мой бедный Рэнди, – тихонько засмеялась Розали и тут же закашлялась. – Он немного разворчался, но я уверена, он не хотел…
– Не оправдывай его. Просто поправляйся как можно скорее, а не то он всех замучит.
– Бедная Мира. – Розали посмотрела на подругу. – Ты похудела, мне это совсем не нравится. Ты все время заботишься об остальных, но я привезла тебя сюда не для этого.
Тебе нужно больше отдыхать. Ты сегодня ела?
– Через месяц-два начнется сезон балов, и тогда я снова приду в нормальное состояние.
– Пожалуйста, не шути на эту тему. В следующем месяце мы начнем приглашать гостей и давать визиты, поэтому я не хочу, чтобы у тебя был уставший и утомленный вид. Ты выглядишь так, будто тоскуешь о ком-то'.
– Тоскую? – переспросила Мира, нервным жестом Отбрасывая волосы со лба. – О ком? Об Эдварде Онслоу?
– Жаль, что не он объект твоей тревоги. Это было бы проблемой, которую можно было очень просто решить.
– Я не тоскую ни о ком, – резковато ответила Мира.
– Но я же вижу, что тебя что-то беспокоит.
– Меня беспокоит все то же, что беспокоило все последние недели. – Мира села в ногах Розали и устремила блуждающий взгляд на бархатный полог, не обращая внимания на позолоченную кисточку, которая задела ее за переносицу. – Скоро начнется сезон, и в конце концов я приду к выводу, что сыграла все роли, – говорила она тихо, прикрыв глаза. – Ни одна из них не удалась мне особенно хорошо… Я все больше и больше живу самообманом, пока не придет время, когда я почувствую, что все, что делаю, мне не по душе. Мне это больше не кажется привлекательным. Где и когда я найду свое место?
– Но ты уже нашла свое место, – с тревогой сказала Розали. – Оно здесь.
– Мне здесь рады. Но это ваш дом и ваша семья.
– В один прекрасный день у тебя будет свой дом и своя семья, – убеждала ее Розали.
Мира грустно улыбнулась и, открыв глаза, увидела, что Розали улыбается.
– Ты действительно думаешь, что замужество все решит? – спросила она. – Мне так не кажется. Это будет лишь моя новая роль. Боюсь, что я не справлюсь с ней.., но больше мне ничего не остается.
Брак – это просто церемония.., и хотя предполагается, что он должен соединить двух людей вечным союзом, Мира знала, что ни один ритуал, ни одна на свете церемония не сможет защитить от преследующего ее чувства потерянности и отчужденности. Замужество ничего не изменит, не переменит ее внутреннюю убежденность, что она не годится для любого размеренного уклада жизни.
– Я не понимаю твоего упрямства, – недоуменно сказала Розали. – Ты не играешь роль, ты живешь своей собственной жизнью.
– – Я уже жила несколькими жизнями, а мне всегда хотелось лишь одной. – Она устало провела рукой по лбу. – О, какой старой, какой умудренной жизнью я чувствую себя рядом с семнадцати-восемнадцатилетними девочками. Они ничего не знают об этом мире, но зато им известно свое место в нем. Они уже знают, кто они, и точно знают, что им полагается делать. Им известны все правила… Я им завидую.
– Я не думаю, что ты можешь применить к себе общепринятые стандарты.
– Но все остальные будут оценивать меня именно по этим общепринятым стандартам. Неужели ты не понимаешь?
Все это не правильно – не правильно делать вид, будто я принадлежу к вашему кругу, не правильно, что я пробираюсь через черный ход и занимаю место рядом с кем-то, кому принадлежит все это по праву рождения. Неужели нельзя найти подходящее занятие для меня? Где-нибудь в безопасном, тихом месте, где никто не будет обращать на меня внимание.
– Там ты не будешь счастливее, – не сдавалась Розали. – Но если то, что ты говоришь, правда и у тебя действительно нет своего места, значит, ты вполне можешь реализовать то, что я тебе предлагаю – ты подходишь для того, чтобы выйти замуж за барона, равно как и за пекаря.
– Нет ли здесь небольшого преувеличения?
– Ты не обычный человек. У тебя свои правила, свой образ мыслей и чувств. Ты гораздо лучше тех девочек, которым завидуешь, гораздо более интересна и достойна любви, чем они. Ты… – Розали замолчала и беспомощно посмотрела на нее. – Ты Мирей Жермен.., в тебе много всего… В Тебе есть все, и тут ничего не поделаешь.
Мира долго молчала, вновь и вновь обдумывая сказанное. С врожденной практичностью, выработанной многими поколениями француженок, она начала осознавать всю бесполезность сожалений о том, чему не суждено произойти.
Она это она, и, как заметила Розали, ничего нельзя изменить. Не лучше ли извлекать пользу из сложившейся ситуации? И есть ли другой, реальный выход?
– Да, это так, – сказала она с усталой улыбкой, – я Мирей Жермен… Бывает и хуже, правда?
* * *
– Ты следуешь требованию Джулианы, – сказал Алек, поднимая голову от письменного стола.
Поправляя галстук, Карр вошел в кабинет Алека. Обстановка кабинета была по-спартански простой, выдержанной со спокойной симметрией, свойственной египетскому стилю. Широкий стол красного дерева стоял между двумя окнами. Алек проводил здесь много часов за работой как над своими архитектурными проектами, так и над финансовыми документами семьи. Он принял на себя эти обязанности в восемнадцать лет и полностью контролировал все вопросы, касавшиеся поместий Фолкнеров и их собственности.
– Она твоя мать, – резонно заметил Карр, склоняясь над столом Алека и заискивающе улыбаясь. – Она хочет видеть тебя… Когда ты приезжал последний раз? Три месяца назад?
– Два.
– Когда бы это ни было, она недовольна. Она сказала, что ты выглядишь бледным и худым…
– Когда ты перестанешь служить посыльным моей матери за карманные деньги? – разозлился Алек. – Неужели нельзя найти ничего лучше, чем…
– Подумай как следует. Тебе надо поправить здоровье, набрать прежний вес и вернуть нормальный цвет лица.
– Когда я захочу, чтобы мне поставили диагноз, я позову врача.
Алек знал, что выглядел нездоровым во время последней поездки в имение Фолкнеров. Несколько недель беспрерывной пьянки не могли пройти бесследно. После тяжелого разговора с Мирой во время катания на санях он исчез из Лондона на целый месяц, стараясь утопить в вине воспоминания и тоску о ней. Он проводил ночи за игорным столом в Бруксе, отправляясь спать с первыми лучами утреннего солнца и вставая поздно днем. Но как бы он ни уставал, в снах его преследовали видения, которые он старался прогнать. Его лицо приобрело нездоровую бледность, под глазами появились темные круги, взгляд стал мрачным, а губы плотно сжатыми.
Но когда зима закончилась и пришла весна, очнувшись, он оглядел себя и остался недоволен. Он не Байрон, чтобы вздыхать и тосковать по женщине, которая безразлична к нему.
Он никогда не впадал в продолжительную меланхолию, он не был лениво-безразличным денди и в конце концов вернулся к присущему ему образу жизни, снова стал самим собой. Он перестал много пить, снова стал совершать прогулки верхом, общаться с более приличной публикой, чем его приятели по карточной игре и денди в Бруксе. Теперь он приходил в клуб только для того, чтобы поужинать. Он снова окреп, его здоровье поправилось, и внешняя перемена была очень заметна. Если бы только можно было так же легко изменить свой внутренний мир, как он изменил свою внешность. Алек не мог обманывать себя, притворяясь, что другая женщина может заменить Миру.
– Можешь сказать матери, что в конце недели я приеду в поместье навестить ее.
– Она будет очень довольна, – сказал Карр, усмехнувшись.
– Что-то еще? – спросил Алек, чистым пером чертя на своей руке невидимый рисунок.
Улыбка Карра изменилась, стала более напряженной и настороженной.
– Да. Я хотел задать тебе один вопрос. Я недавно разговаривал с Жюлем Йеттом, ты его знаешь – такой высокий, он всегда ходил с Холтом…
– Я помню.
– Я спрашивал всех подряд. Ничего интересного, но кое-чем я заинтересовался. Я разговаривал с Йеттом о Холте. Понимаешь, воспоминания прошлых дней.., и Йетт рассказал кое-что, чего я не знал раньше.
Взгляд серебристых глаз Алека стал пронзительным.
– Что он сказал?
– До того как его убили, Холт был у одной молодой женщины по имени Лейла, которая много значила для него.
Йетт сказал, что Холт просто бредил ею. В разговорах со мной Холт никогда не упоминал о ней, хотя обычно он не упускал возможности похвастаться своими мужскими победами. Но по всему было ясно, что эта женщина имела на нею особое влияние – Йетт предполагал, что Холт собирался на ней жениться.
– Да. – Алек не сдержал своего раздражения. – Кому теперь до этого есть дело?
– Мне. Каково ее полное имя? Холт называл его тебе?
– Я не помню. Это так важно?
– По словам Йетта, Лейла исчезла за неделю до убийства Холта. Исчезла так, словно была стерта с лица земли, будто ее никогда не существовало. – Карр был явно взволнован собственными предположениями. – Если бы я только мог выяснить; что с ней случилось, это объяснило бы тайну смерти Холта. Я знаю, я чувствую это!
Алек удивленно смотрел на него. Он не мог отмахнуться отелов кузена. Он тоже чувствовал, что исчезновение Лейлы как-то связано с тем, что потом случилось с Холтом.
– Лейла Холбурн, – тихо произнес он.
– Холбурн. Ты.., ты уверен? – взволнованно переспросил Карр.
– Да, я уверен. Я никогда не видел ее, но Холт постоянно говорил о ней.
– Я должен разыскать ее семью, поговорить с ними – может быть, она нашлась, или они смогут сказать мне…
– Нет. – Алек откинулся в кресле, положив ноги на край стола и задумчиво разглядывая свои сапоги. – Нет, я сам сделаю это. – Его авторитет в семье был непоколебим, и ни один мужчина, даже его дядя, не мог оспаривать его решений. Но неожиданно он поднял на Карра свои серые глаза и медленно продолжил:
– Если ты не возражаешь.
Карр побледнел, пораженный услышанным. Алек ждал, что последуют вопросы, предложения, возражения. Раньше это было привилегией одного Холта, и Карр прекрасно это знал.
– Нет, я не возражаю, – сказал он, но не смог удержаться и добавил:
– если ты разрешишь мне присоединиться к тебе.
К радости Карра, Алек лишь рассмеялся:
– Почему бы нет?
Он обнаружил, что общество кузена ему совсем не в тягость, как раньше. Карр очень отличался от Холта, но в его характере присутствовала какая-то безрассудная смелость, которая начинала нравиться Алеку.
* * *
– Я уже стала беспокоиться, – холодно произнесла Джулиана, – что с тобой что-то случилось.
Алек улыбнулся и поцеловал мать в щеку. Она отвернулась, и получилось, что он поцеловал воздух около ее лица, но его не удивила ее холодность, он был готов к ней. Есть вещи, которые не меняются с годами. Хотя ее глаза стального серого цвета с возрастом потускнели, в них так же, как и раньше, светились острый ум и непреклонная воля. Из всех людей, встречавшихся Алеку, Джулиана была единственным человеком, который никогда специально не заботился о своей правоте: она просто была убеждена, что абсолютно права, а любой спорящий с ней глубоко заблуждается. Только однажды за всю жизнь Джулиана призналась, что не права, и это признание вырвал у нее Джон Фолкнер, когда убедил выйти замуж за него, а не за Эдварда Перкина. Но даже тогда она решила, что права, поскольку вовремя признала свою ошибку, что исправляло первоначальный промах.
Величайшая награда, которой Алек когда-либо удостаивался, было ее признание того, что он похож на нее больше, чем на отца. Ее младший сын Дуглас был вылитый Джон Фолкнер – веселый, легкомысленный, дружелюбный, может быть, даже слишком благодушный и временами слишком самодовольный. Хотя Джулиана искренне любила мужа, она не слишком высоко ценила черты его характера, поскольку ни одна из них не помогла бы ей стать одной из самых влиятельных женщин своего времени. Она умела сделать так, что люди искали ее одобрения, добивались благожелательного отношения. По ее мнению, наиболее сильное оружие, дающее человеку власть, это умение заставить окружающих добиваться своего расположения. Среди ее знакомых не было никого, кто мог бы сравниться с деятельной, энергичной Джулианой, которая умела разыграть все, что угодно, кроме материнской нежности.
– Карр сказал мне, что ты…
– Карр, – оборвала Джулиана, протягивая руку к чашке кофе. – Меня удивляет, что он решился передать тебе мои слова. Почему ты стоишь так далеко? – вдруг спросила Джулиана, указывая на место рядом с собой. – Садись здесь, чтобы я могла видеть тебя.
– Я стою не так уж далеко, – мягко ответил Алек, садясь там, где ему указали.
Джулиана оглядела сына оценивающим взглядом и одобрительно кивнула:
– Я вижу, ты прислушался к моим рекомендациям, данным во время прошлого визита.
– Я всегда прислушиваюсь ко всем вашим рекомендациям, матушка.
– Теперь я узнаю своего сына. Здоровый, сильный – здоровая наследственность рода Перкинов снова преобладает.
– Должно быть, это так, – согласился Алек с улыбкой.
– Внешне ты похож на Фолкнеров, но по духу ты принадлежишь к моему роду, и, что бы ни случилось, он всегда будет преобладать. – Джулиана загадочно заговорила шепотом:
– Хотя я всегда была против внутрисемейных браков, я бы не возражала усилить нашу наследственность ветвью Перкинов. Ты видел Элизабет – дочь моей племянницы? Она стала такой красавицей…
– Я не собираюсь жениться на девушке из рода Перкинов, – твердо заявил Алек, – равно как и из рода Фолкнеров, ни на ком-либо другом, за кого, я уверен, вы меня прочите. – И сухо добавил:
– Я не исключаю возможности, что так и останусь холостяком.
– Глупость. Я хочу, чтобы ты женился, более того – как можно скорее.
– У вас есть на то причины?
– Тебе двадцать восемь лет, ты уже на три года старше своего отца, когда он женился на мне.
– Но вы вышли замуж за моего отца, когда вам было двадцать девять, – виртуозно разыгрывая наивность, заметил Алек.
– Ты провокатор. На этот раз тебе не удастся отвлечь мое внимание, и я скажу то, что собиралась сказать.
– Я не смею препятствовать вам.
– Последние несколько лет я наблюдаю, как ты переплываешь каждый новый сезон, так и не бросив якоря в тихой семейной гавани. Я видела собственными глазами особ, на которых ты обращаешь свое случайное внимание. И скорее умру, чем назову одну из них своей снохой.
Алек слегка закашлялся и удивленно посмотрел на мать:
– Я вижу, вы решили говорить со мной весьма откровенно.
– Ты слишком горд и самолюбив, чтобы ухаживать за женщиной, которая подошла бы тебе, женщиной вроде меня.
Эти златокудрые красотки, конечно, очень популярны.., ты, несомненно, высоко ценишь их. Но сливки – слишком жирное и вредное кушанье. Надеюсь, ты понимаешь, что я хочу сказать.
– Вы, матушка, определили мой идеал женщины, – заявил Алек и с выражением вежливого интереса на лице ожидал продолжения.
– Мне не нравится тот образ, что я нарисовала. Легкомысленное создание – без сердца, без чувств. Ты морально подавишь любую из них, сам того не желая, и она станет неинтересна тебе.
– Я ценю вашу материнскую заботу, – сказал Алек, улыбаясь, – но как бы там ни было, я боюсь, что вы никогда не будете довольны моим выбором…
– Я буду довольна, – перебила Джулиана, – когда ты выберешь себе женщину так же удачно, как выбираешь напитки и лошадей.
Алек рассмеялся, откинувшись назад, и посмотрел на мать с беззаботной улыбкой:
– Ловлю вас на слове. В этот сезон вы должны найти кого-нибудь, кто, по вашему мнению, подходит мне. Хотя бы ради того, чтобы удовлетворить мое любопытство – кто вызовет ваше одобрение. Только одно условие: это не должна быть ни Перкин, ни Фолкнер. И не забудьте: я предпочитаю блондинок.
– Блондинок! – фыркнула Джулиана. – Все-таки мужчины – отвратительные существа. Все, включая моих собственных сыновей.
* * *
«Брайтон-Павильон» был похож на замок, воздвигнутый с единственной целью – воплотить в жизнь представления о всевозможных наслаждениях, доступных человеку. Он был похож на многоголовое чудовище – соединение разных экзотических архитектурных стилей, поражающих человеческий взор. Часть здания была построена в греческом, часть в египетском, часть в китайском, а огромный центральный купол – в турецком стиле. Он был спроектирован Джоном Нэшем и стоил баснословных денег, все это только для того, чтобы удовлетворить прихоть короля Георга. Украшения в виде пальмовых ветвей, драконов и витых колонн, оформлявших «Павильон», вызвали у Миры неприятное чувство подавленности и тревоги. Ей показалось, что они очутились в огромном и величественном восточном гареме.
– Тебе понравится здесь, – уверяла Розали с сияющим от восхищения лицом, когда, проходя по Китайской галерее, они разглядывали зеленых с золотом драконов, свисавших к ним с потолка.
– Да, – заметил Рэнд, сопровождая двух женщин, проходивших Восточную колоннаду; – ужасно безвкусно, нелюбопытно.
– Здесь все время что-то происходит, – увлеченно продолжала Розали, – благотворительные аукционы, ужины, банкеты, концерты, балы, театрализованные представления…
– Я уже устала, – сказала Мира, но она улыбалась, с интересом предвкушая все новое, что ей предстояло увидеть и услышать в «Павильоне» в ближайшие дни.
Они остановились перед стеной, украшенной затейливым восточным орнаментом, – Здесь всегда звучит музыка, потому что король обожает ее – у него есть оркестр, который играет каждое утро и вечер.
– Я не могу дождаться, когда увижу его, – призналась Мира, слышавшая столько легенд о короле Георге, что не знала, чему можно верить, а что – глупые выдумки.
Полный и роскошно одетый, он был известен как человек, обладающий самыми изящными во всей Англии манерами. По дороге из Уорвика в Брайтон Рэнд объяснил, что Георг IV приглашает в Брайтон только тех, кто может быть полезен ему. Здесь находились многие государственные и политические деятели. Мира знала, что в этом и состоит тайный интерес Розали, которая надеялась встретить в «Павильоне» Джорджа Канинга, главу Департамента иностранных дел.
Розали намеревалась поговорить с Канингом по поводу предоставления Брумелю должности во Франции, а Мира была готова оказать ей в этом необходимую помощь.
– Я бы хотел, чтобы вы обе вели себя крайне осмотрительно в эти дни, – попросил Рэнд.
Розали и Мира удивленно переглянулись. Рэнд до сих пор не знал ни об их тайной встрече с Брумелем, ни о планах Розали поговорить с Канингом. Им стоило многих усилий сохранить этот секрет – Рэнд был далеко не глуп, от него мало что могло укрыться.
– Что ты имеешь в виду, дорогой? – поинтересовалась Розали с сердечной улыбкой.
Прежде чем ответить, Рэнд долго и внимательно смотрел на жену:
– Только то, что вкусы короля относительно женщин изменились. Теперь он проявляет интерес к молодым, привлекательным и жизнерадостным особам. Его легко может привлечь одно только слово или улыбка любой из вас, и мне будет весьма трудно помочь выбраться вам из сложной ситуации, поскольку его самолюбие задеть очень легко, и он не относится к числу людей, склонных прощать обиды.
– Мне это известно, – взволнованно заговорила Розали, – и ему наверняка доставит удовольствие увидеть именно меня в неловкой ситуации, поскольку он слышал сплетни обо мне и Брумеле. Он не простил моего отца, даже когда тот прислал ему в подарок великолепную табакерку и прилагал все мыслимые и немыслимые усилия, чтобы вернуть его расположение. Король мог разрешить моему отцу вернуться в Англию, но не сделал этого, потому что склонен осуждать Брумеля за…
– Ш-ш-ш… – прошептал Рэнд, нежно касаясь ее шеи, – я знаю, дорогая.
Он лучше всех понимал, что значил Брумель для Розали, и как легко она расстраивалась, когда разговор заходил о нем.
Глубоко вздохнув, успокоенная прикосновением мужа, Розали подняла на него свои голубые глаза.
Растроганная, Мира отвела взгляд от этой сцены. Временами Розали и Рэнд, казалось, отключались от внешнего мира.
В доли секунды они могли без слов понять мысли и чувства друг друга, не обращая внимания на то, что их окружают люди. В такие минуты Мира чувствовала себя лишней.
Мира услышала раздавшийся в дальней части зала звук чьих-то шагов – уверенных и твердых. Она обернулась, и се сердце бешено забилось: Алек. Она приложила руку к груди, чувствуя, что от волнения побледнела. Это должен быть Алек!
Она так тосковала без него, что ощутила, как сердце сжалось от боли и радости при мысли о возможности вновь увидеть его. Это Алек или нет? Он был черноволосым, таким же высоким и широкоплечим, у него была такая же ослепительная улыбка, но когда он подошел ближе. Мира в смятении увидела, что это не Алек. Мужчина был моложе, в его манере говорить присутствовало меньше уверенности и блеска, а его глаза были не серебристо-серыми, а зелеными.
Увидев ее, он остановился и улыбнулся.
– Кажется, я заблудился, – сказал он, с восхищением глядя на Миру.
В смущении и замешательстве она не нашла, что ответить.
– О… Карр Фолкнер, – сказала Розали, подойдя. – Как приятно встретить вас здесь.
– Леди Беркли, – ответил молодой человек, продолжая смотреть на Миру. – Сегодня день приятных сюрпризов.
Слегка подтолкнув Миру локтем, Розали представила их друг другу, и Мира позволила молодому человеку поцеловать свою холодную руку.
«Карр Фолкнер», – думала она, медленно приходя в себя. Если в «Павильоне» есть еще кто-то из Фолкнеров, она молила Бога, чтобы в следующий раз не столкнуться столь неожиданно с кем-нибудь, кто так сильно похож на Алека. Как бы ни был привлекателен любой из Фолкнеров, все они лишь жалкая пародия на Алека.
– Он двоюродный брат герцога Стаффордширского, – зашептала Розали. – Может быть, ты забудешь самого герцога?..
«Ты имеешь в виду того, с кем я тогда каталась на санях? – поражение думала Мира. – Того, в кого я влюбилась в дни охоты у Саквиля? Того, кто знает мои тайны, того, кто был моим первым мужчиной? Да, я надеюсь, что смогу забыть его…»




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - С тобой навсегда - Клейпас Лиза

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману С тобой навсегда - Клейпас Лиза



Очень ммммм....очень понравился роман,жаль что такого мужчину в жизни не встретишь,можно только по мечтать о нём читая.У автора замечательный,узнаваемый стиль и вроде только начав читать книгу,она моментально заканчивается,оставляя волшебное настроение )))
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаМарина
15.01.2012, 9.02





"Хороший роман."
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаНИКА
1.04.2012, 8.36





Отличный роман!Рекомендую!
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаЛюдмила
8.05.2012, 14.11





Да! Такого главного героя не встретишь даже в романах, также как такого бескорыстного спонсора-импотента.Главной героине могут позавидовать другие ГГ. Но почитать рекомендую.Сказка интересная.
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаВ.З.,64г.
13.07.2012, 16.19





Любой лр в той или иной степени сказка. Здесь же показано, что любовь не терпит условностей, разрушает всякие барьеры, что любовь прощает все, что любовь(в данном случае ггероя к ггероини) - бесценный дар, и никакая злая ирония судьбы не сможет быть помехой. В общем роман очень-очень-очень хороший!!!
С тобой навсегда - Клейпас Лизакуся
6.12.2012, 11.38





Читать романы Л. Клейпас одно удовольствие! Красивая любовь, страсть, интересный сюжет. Удивлена что так мало комментариев к этому роману, читаю его не первый раз, нравится очень!
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаЛюдмила Кл.
16.01.2013, 16.55





Роман интересный,но про Миру и ее братца-бандюгу я читала в другом романе и меня смутило,что автор решила выдать ее замуж за герцога(а они только на одну ступень ниже короля),а не за хотя бы барона или виконта.И она нигде не получала образования,тем более откуда у нее литературный вкус(читала Остен),если даже леди нанимали гувернанток.Все детство прожила в публичном доме и в 12 лет не знала чем мамка наверху занималась,а потом с братцем на пару темн.делишками занималась и вдруг превратилась в леди и после этого не хотела стать любовницей герцога,которого любила,хотя на замужество он ее уговорил.А как они графа-импотента обидели,про бедняжку потом ни слова автор не написала.Хотя интересно,что он пытался с ней заняться сексом,но не получилось и не такой уж невинной она была.Понравился ГГ-все ей простил и поэтому этот роман можно назвать хорошей сказкой!9 баллов.
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаОсоба
24.02.2013, 18.04





прекрасный роман! от начала до конца.очень понравились главные герои.
С тобой навсегда - Клейпас Лизаелена
26.02.2013, 23.47





ПРОСТО ЧУДЕСНЫЙ РОМАН!!! Очень понравился!
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаЛисичка
27.05.2013, 7.09





Просто замечательный роман!!!!мой самый любимый роман...вот сейчас, когда читаю другие романы, все время с ним сравниваю...потому что лучше не найти...читайте, не пожалеете
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаТатьяна К
27.05.2013, 8.32





роман мне очень понравился! Если вы ищете приятный роман чтоб был и интересным и страстым то прочтите не пожалеете.
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаТася
27.05.2013, 20.34





Побольше бы написали об образе жизни Алека. Героини врезать хотелось,хотя ее можно понять...если бы я была на ее месте,то также себя повела) красивый роман,читайте
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаМари
27.06.2013, 1.32





Советую романы этого автора "Дьявол зимой" и "Сладкий папочка" потрясающие)
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаМари
27.06.2013, 2.14





Прекрасный, красивейший роман!!! Спасибо автору! 10б
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаПросто читательница
16.09.2013, 10.19





Если сравнивать с другими романами - роман очень хороший. Если сравнивать с другими романами этой же писательницы - роман так себе. Обожаю романы Лизы Клейпас. Прочитала столько романов, и до сих пор равных ей не сыскать. Но этот роман как-то не тронул, не зажег. Г-героиня слегка, совсем чуть-чуть напоминает пришибленную идиотку, ну это ничего, бывают и похуже героини. Читайте, почему бы, собственно, и нет. Хоть и притянуто местами за уши, но все же роман ок.
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаБяка-кусяка
17.11.2013, 23.28





Один из самых слабых романов Клейпас. Девочка, выросшая в трущобах, терпит выходки жестокого титулованого самодура, который над ней постоянно издевается и презирает? Ну да, ну да. Она или проженная прощелыга, к которой старый благодетель импотентным приходил, или невинная овечка, жертва обстоятельств? А уж как ее Ггерой под себя подминает, фу..... Он на ее ругательства купился, типа леди не может ругаться, и решил что этосила духа, ее трущебный сленг? rnОчень слабо, очень шаблонно, ожидала от клейпас большего.
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаЗаметки на полях
27.11.2013, 18.16





Читайте серию Желтофиоли не пожалеете
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаМила
28.01.2014, 18.11





подскажите пожалуйста все книги из серии Желтофиоли
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаНина
16.06.2014, 10.03





Интересный роман! Девочки, а вы незнаете есть продолжение про Карра Фолкнера?
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаЛека
19.06.2014, 8.56





Лека, открой википедию и почитай. Там написаны все серии книг этого автора
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаТатьяна
19.06.2014, 9.10





Татьяна, спасибо!
С тобой навсегда - Клейпас Лизалека
21.06.2014, 11.28





Классный роман!!! Люблю живое общение героев, а не просто тупо люблю, хочу!
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаСветлана
12.09.2014, 7.17





Не знаю чем многим не нравится ГГ-ня, несмотря на ее положение смелая, целеустремленная с характером, заставила герцога погоняться чем кстати его избалованного женским вниманием и завоевала! Молодец! Один из самых моих любимых романов +10!
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаТатьяна
1.12.2014, 6.31





Чудесный роман!!!!
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаМарина
3.12.2014, 19.01





Один из лучших романов у Клейпас!Очень нравится читать как ггерой добивается героини и такой искушенный мужчина теряет голову от любви и все прощает!!!
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаИнга
18.02.2015, 8.00





Отличный роман! Один из любимых у этого автора. Любовь, страсть, интересный сюжет, вообщем супер!
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаЛюблю романы
13.07.2015, 13.19





Роман так себе на 6 баллов у этого автора есть романы лучше
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаМинажа
11.10.2015, 21.40





Роман так себе на 6 баллов у этого автора есть романы лучше
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаМинажа
11.10.2015, 21.40





Сначала вроде интересно,середина вообще нудятина,одна болтовня, я перелистывала.ну и под конец героиня своей тупостью прям убивала...опять читала между строк. 6/10
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаЕленка
6.05.2016, 13.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100