Читать онлайн С тобой навсегда, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - С тобой навсегда - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 327)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

С тобой навсегда - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
С тобой навсегда - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

С тобой навсегда

Читать онлайн

Аннотация

В поместье лорда Уильяма Саквиля на охоте встретились юная француженка Мирен Жермен, которую лорд выдает за свою любовницу, и отпрыск старинного английского рода герцог Александр Фолкнер. Герцог очарован прелестной девушкой и надеется связать с ней судьбу, но тени прошлого неумолимо напоминают о себе, готовя влюбленным тяжелые испытания.


Следующая страница

Глава 1

Мирей Жермен – это ее полное имя, которого не знал ни один человек в Саквиль-Мэноре. Его не знал никто во всей Англии: жить под настоящим именем означало навлечь на себя слишком много неприятностей. С Мирей Жермен была связана совсем другая жизнь, та, с которой она покончила, покинув родину в поисках счастья. Во Франции ее звали Мирей, здесь – Мира, и этот новый образ нравился ей гораздо больше прежнего.
Облокотившись на подоконник, она наслаждалась легким дуновением ветерка и прекрасным видом, открывавшимся из высокого окна башенки, в которой находилась ее спальня.
Ей нравилось наблюдать за приездом гостей лорда Саквиля.
Богатые лорды и леди только и делали, что постоянно подчеркивали собственную значительность. Мира когда-то открыто высмеивала и передразнивала подобную привычку, но это было раньше, до того, как лорд Саквиль взял ее под свое покровительство. Теперь она была обучена хорошим манерам, однако, несмотря на строгие уроки. Мира чувствовала, что многие прежние взгляды слишком глубоко укоренились в ней, чтобы измениться. Она выросла совсем в другом мире, где к утонченному жеманству дворян относились с презрением.
Еще один экипаж, проехав по аккуратно выложенному деревянному настилу подъездной дороги, приблизился к особняку. Цвета экипажа – голубой с черным – указывали на принадлежность его владельца к королевской фамилии. Из болтовни Саквиля о приглашенных на охоту гостях следовало, что голубой и черный – цвета лорда Фолкнера. Когда карета, запряженная прекрасной парой гнедых, остановилась перед парадной дверью. Мира еще дальше высунулась из окна; ее темные карие глаза следили за появившейся в поле зрения фигурой Александра Фолкнера, герцога Стаффордширского.
Он выглядел моложе, чем она ожидала, и был очень красив: загорелый, с коротко остриженными черными волосами. Какое-то неосознаваемое высокомерие присутствовало в его жестах, когда он поправлял плащ и обходил экипаж.
«У мужчины поменьше ростом такая походка называлась бы чванливой», – подумала Мира и улыбнулась. Ей нравилась окружавшая его атмосфера жизненной силы и здоровья.
Среди молодых людей было модным напускать на себя байроновскую романтическую бледность. Все щеголи старались выглядеть праздными и меланхоличными, будто их терзала безнадежная страсть. Но вот появился человек, который, кажется, не имеет этих глупых претензий.
Мира оперлась подбородком на руки и смотрела, как лорд Фолкнер задумчиво поглаживает гриву коня. Он усмехнулся в ответ на какие-то слова кучера; белизна его зубов казалась еще ослепительнее на фоне загорелой кожи. Действительно ли лорд Фолкнер, как говорили, глубоко переживает смерть двоюродного брата? Что-то не похоже. Он не выглядел как человек, недавно перенесший тяжелую утрату. Саквиль рассказывал, что Фолкнер долго горевал об убитом брате, но Мира решила, что это, должно быть, одно из типичных преувеличений Саквиля. За свою недолгую жизнь ей часто приходилось видеть смерть и тот отпечаток, который она накладывает на людей, но на лице лорда Фолкнера не было видно следов горя.
Двое лакеев Саквиля появились во всем своем помпезном великолепии: напудренные, в завитых париках, они поклонились лорду Фолкнеру и открыли перед ним двери. После его появления к особняку подъезжало еще много экипажей, из которых выходили богато одетые гости, но Мира теперь смотрела на них без интереса: ее мысли занимал черноволосый незнакомец.
Алек вошел в библиотеку и увидел там Уильяма Саквиля, с приятной улыбкой ожидавшего гостя за бокалом вина. Саквилю было свойственно состояние спокойного довольства.
Почему бы и нет? Кроме жены и наследников фамилии и титула, он имел все, что только можно желать: хороший дом, множество друзей, финансовую стабильность, уважение всех, кто его знал. Его главные увлечения – политика и охота – были хорошо известны друзьям. Они очень удобно распределялись по сезонам: каждую весну он отправлялся в Лондон представлять Хэмпшир на парламентских сессиях, а каждую осень возвращался в поместье охотиться. В первом из этих двух занятий он преуспел гораздо больше. Саквиль обладал настоящим политическим талантом, умея не компрометировать себя в глазах любой власти. Никто не мог предсказать его позицию по конкретному вопросу, но все были уверены, что в конце концов он сумеет оказаться в лагере победителей.
Прожив с ним более двух лет, Мира обнаружила простую вещь, о которой едва ли догадывались даже ближайшие друзья: Саквиль отчаянно боялся показаться смешным. Его имидж и репутация были превыше всего остального, и страх подвергнуться осуждению окружающих подчас приводил его к крайностям.
Его происхождение по линии отца было неизвестно, и он приложил немало усилий, чтобы иметь родословную, скрывающую не самые лучшие стороны истории его семьи. Гордость лишила его чувства юмора; хотя Саквиль любил дразнить своих друзей и подшучивать над ними, сам он не терпел такого отношения к себе. Казалось, что гордость обеднила и его личную жизнь; поговаривали, будто он не женился из-за того, что не нашел женщину, отвечающую его чрезмерно высоким требованиям.
– Ты приехал раньше обычного, Фолкнер, – сказал он, сидя за столом красного дерева, и протянул Алеку бренди.
Его голубые глаза заблестели. – Неужели захотелось поохотиться?
– Я устал от Лондона, – ответил Алек, облокачиваясь на мраморный бюст предка Саквиля и делая маленький глоток прекрасного бренди. – Чай и соболезнования никогда не утомляли меня так сильно, как в последние месяцы.
– О да… – согласился Саквиль. – Но будь терпелив с теми, кто хочет помочь и кто переживает утрату так же глубоко, как и ты…
– Никто не переживал утрату так глубоко, как я, – резко прервал его Алек. – Просто нынче модно делать вид, будто это так.
Его лицо не выражало ничего, но глаза подсказали Саквилю, что фраза продиктована не столько жалостью к себе, сколько цинизмом.
– Холт был замечательным человеком, – негромко произнес Саквиль. – Я собирался отменить охоту в этом году, чтобы не оскорбить его память.
– Не беспокойся. Достаточно нескольких бутылок… – Алек замолчал и сделал еще глоток бренди. – Немного музыки, развлечений, танцы – и они его очень скоро забудут.
– Фолкнер, – на лице Саквиля отразилось беспокойство, – это плохо звучит. Разумеется, ты никогда не был самым мягкосердечным, но мне не хочется, чтобы твое сердце ожесточилось.
– Что же я, по-твоему, должен делать? – язвительно поинтересовался Алек. – Лить слезы в два ручья?
– Я не собираюсь диктовать, как тебе надо поступать.
Видит Бог, ты сделаешь все наоборот. Но прошло уже больше полугода, и скоро друзья перестанут объяснять твою холодность к ним смертью Холта и начнут отдаляться. Конечно, вокруг тебя останутся прихлебатели.., те, кого интересуют твои деньги и собственная выгода… Но однажды настоящие друзья отвернутся от тебя, и вернуть их будет непросто.
Алек помолчал, потом улыбнулся.
– Это не похоже на тебя, Саквиль, – читать нотации, даже не поздоровавшись.
– Я читаю тебе нотации только тогда, когда знаю, что это необходимо…
– Что делает тебя поистине незаменимым другом, – подхватил Алек, положив ладонь на голову скульптуры и постукивая пальцами по гладкой мраморной брови. – Хорошо, продолжай, если тебе нравятся нотации. Предложи мне лекарство от цинизма. Скажи, как преодолеть жеманство, лицемерие и притворство – ведь. Боже мой, я встречаю их в каждом, на кого ни посмотрю.
– Перемена обстановки – вот что тебе нужно, – посоветовал Саквиль. – Италия, Франция…
– Я пытался: те же лица, те же виды, та же еда.., та же скука.
– Купи себе новую лошадь…
– У меня их и так слишком много.
– Может быть, – начал Саквиль с надеждой, – , тебе удастся найти душевный покой в своей семье?
Алек усмехнулся, покачав головой.
– У меня слишком много родственников, и все они невыносимы.
– А женщина?
– У меня есть…
– Не такая, как все твои шлюхи, – перебил его Саквиль. – Настоящая женщина, одна хотя бы на несколько месяцев. С которой ты будешь чувствовать себя спокойно, которая изучит твои привычки, будет знать, какие напитки ты предпочитаешь и как завязать тебе галстук. Господи, да была ли у тебя когда-нибудь постоянная женщина? Это прекрасно, и я тебе искренне советую.
– Черт побери, а ты разбираешься в этом, не правда ли? – заметил Алек. – Может быть, такие советы имеют отношение к слухам, которые ходят о тебе? Правда, что здесь в особняке живет твоя любовница?
Саквиль широко улыбнулся.
– Самое замечательное создание из всех, когда-либо виденных, – заметил он. – Нежная и страстная… Она может превратить пустую жизнь в рай на земле.
– Боже! – Алек взглянул на него, передернув плечами. – Как ты собираешься сочетать все.., это.., с ее присутствием здесь?
– Ты имеешь в виду охоту? – сделав неопределенный жест рукой, поинтересовался Саквиль. – Она практически не появляется на людях, читает или занимается делами в своей комнате. Она не слишком склонна общаться с публикой такого рода; она предпочитает.., э-э…
– Она предпочитает одну вещь и делает ее весьма хорошо, – закончил за него Алек и печально улыбнулся. – Нет ли у нее сестры?
– Боюсь, что нет. Она одна такая, Фолкнер.., и я не делюсь.
Дружеский разговор продолжался, когда они вышли из библиотеки и поднимались наверх, где слуга готовил комнаты для гостей. Им всегда было о чем поговорить, потому что, несмотря на большую разницу в возрасте (Алеку было двадцать восемь, а Саквилю почти на тридцать лет больше), их объединяло много общего. Оба они в юности унаследовали титул и богатство, а вместе с ними и все проблемы, связанные со слишком большим влиянием на окружающих в столь юном возрасте.
Где-то в душе Алек затаил обиду на то, что он, еще подросток, был вынужден принять на себя всю ответственность за семью, земли и местных жителей. Смерть отца в одночасье превратила его во взрослого человека, лишив всех радостей, которыми беззаботно наслаждались сверстники.
Только двоюродный брат вносил в его жизнь веселье. Необузданный и безрассудный Холт вовлекал его во многие сомнительные приключения, всегда удачно перебивая монотонность обязанностей и работы. Он прятал женщин в комнатах Алека и оставлял их там в качестве сюрприза, присылал среди ночи записки с шутовскими мольбами присоединиться к нему в какой-нибудь сомнительной пивнушке. Озорной, веселый Холт, который влюблялся и разочаровывался каждую неделю и звал Алека пить в компании с ветреными женщинами…
– Тебе нужно, чтобы я был рядом, – часто повторял Холт. – Все остальные воспринимают тебя чертовски серьезно.
Теперь, когда Холта не стало, Алек понимал, насколько тот был прав.
Проводив его до комнаты, Саквиль ушел встречать других гостей.
Алек принялся бесцельно бродить по дому. Внутреннее убранство Саквиль-Мэнора было столь же великолепно, как и внешний вид особняка: в каждой комнате был камин, изобилие картин и книг, удобные мягкие кресла, роскошные кровати, застеленные дорогими покрывалами. Каждый год, когда Саквиль затевал охоту, некоторые из этих шикарных кроватей использовались гораздо чаще обычного, потому что это было время снисхождения ко многому и многим.
Снаружи особняк походил на надежную крепость, но настолько живописную, что было трудно оторвать от него взгляд.
Стены и крыши были украшены зубцами и шпилями, придавая ему вид средневекового замка. Особое внимание обращали на себя высокие прямоугольные угловые башенки, похожие на те, в которых томились в заточении сказочные принцессы.
Комната Алека находилась в конце коридора, рядом со входом в одну из таких башенок. Он задержался возле лесенки, ведущей наверх, и, прислонившись к стене, задумался о том, что может находиться в башне: может быть, это чердак или мансарда, где живет кто-то из слуг. Неожиданно его размышления были прерваны звуком шагов легких ножек по ступенькам.
Мира спускалась из своей спальни в кухню. Она знала, что повар и экономка заняты приготовлениями к приему и с радостью примут ее помощь. Лорд Саквиль возмущался, когда слышал, что она собиралась кому-нибудь помочь, но Мира не боялась работы. Ей нравилось чувствовать себя полезной, а в ее теперешней жизни она не видела возможности приносить кому-нибудь пользу. На мгновение она остановилась на предпоследней ступеньке, неожиданно увидев стоявшего перед ней мужчину – очень высокого мужчину. Сразу же узнав эти угольно-черные волосы, она уставилась на него с любопытством и без малейшего смущения.
Его глаза были светло-серого цвета талой воды – прозрачный хрусталь, обрамленный густыми черными ресницами.
Брови – столь же черные, как и волосы, четко очерченные, с легким изгибом. Это производило завораживающее впечатление. Пронзительные серебристо-блестящие на загорелом лице глаза, слегка прищуренные так, будто он читал все тайны ее сердца. Приподнятый уголок выразительных губ говорил о сардоническом остроумии, скрывающемся за этими безмерно красивыми чертами. Мире хотелось отступить назад: излучаемое им обаяние, которое она почувствовала издалека, вблизи казалось слишком сильным. Все линии его тела были совершенны: ноги в плотно облегающих кожаных панталонах, широкие плечи и узкий торс, облеченные в голубой сюртук и консервативный полосатый жилет.
– Здравствуйте, – сказал Алек. Выражение его лица не изменилось, когда он смотрел на нее, хотя взгляд отмечал каждую деталь ее внешности: от него не укрылось взволнованное движение пальцев, когда она прятала их в складках платья. – Надеюсь, я не напугал вас, – сказал он низким, странно прерывающимся голосом.
– О нет, – ответила Мира, опустив длинные ресницы.
Она отважилась улыбнуться, и Алек был очарован блеском озорных искр в ее глазах. – Вы лорд Фолкнер?
Он кивнул, оглядывая коридор: вот сейчас должна была бы появиться вездесущая дуэнья в поисках своей подопечной, ведь молодая девушка с такой внешностью не может надолго оставаться одна без присмотра. Улыбка исчезла, когда она заметила этот взгляд.
– Я шла… – начала Мира и, забыв, что стоит на лестнице, сделала шаг. Покачнувшись, она инстинктивно вытянула руки в попытке удержаться и не упасть. Моментально среагировав, Алек бросился к ней и успел подхватить – девушка оказалась в его сильных и надежных объятиях.
Ошеломленная, Мира смотрела на него, чувствуя, как сильно бьется в груди ее сердце. От него исходил невыразимо приятный едва уловимый аромат: тонкая смесь запаха кожи, чистого белья и изысканного бренди. Когда их взгляды встретились, его серые глаза оказались так близко, что нельзя было не заметить, как они красивы.
– Какая я неловкая, – произнесла девушка, задыхаясь.
Звук ее голоса тонул в складках его сюртука.
– Вовсе нет. Это может случиться с кем угодно.
– Спасибо вам, иначе я бы…
– ..да, здесь пол очень…
– Не знаю даже, как благодарить вас…
Когда она подняла глаза, они оба словно застыли. Алек продолжал слишком крепко держать ее в объятиях, и Мира чувствовала, что он так же потрясен, как и она.
– Теперь.., позвольте мне идти, – сказала она, высвобождаясь.
Алек не отпускал ее.
– Вы достаточно крепко стоите на ногах?
– Да.
– Вам надо быть осторожнее, – прошептал он, продолжая держать ее в объятиях. – Я не желал бы, чтобы с вами что-нибудь случилось.
Ее тело было столь нежным и податливым, что Алеку вовсе не хотелось отпускать ее. Множество вопросов теснились в его голове: кто она такая, почему он не видел ее раньше.., почему она так смотрела на него, что будет, если он ее поцелует. Сколько в ней искушения!
– Как вас зовут? – спросил он, слегка наклоняя голову.
– Милорд, прошу вас… – Мира испуганно отстранилась.
Алек неохотно отпустил ее, улыбнувшись тому, как она выпорхнула из его объятий и отвела в сторону взгляд.
– Простите, – сказал он мягко. – Кажется, мы оба оступились. Обычно я более деликатен.
– А я обычно не спотыкаюсь.
– Я верю.
– Спасибо за то, что.., вовремя поддержали меня. Но мне нужно идти…
– Постойте, – сказал он, еле удержавшись от искушения взять ее за руку. – Как вас зовут? Вы не из числа гостей Саквиля?
Мире захотелось провалиться сквозь землю: оказывается, он не знает, кто она такая! Она представляла, что последует за этим, но гордость не позволила ей уйти.
– Меня зовут Мира, – сказала она резко. – Да, я из числа гостей лорда Саквиля, более или менее постоянных гостей. Я живу здесь, в этой башне.
Алек не поверил своим ушам. Она была любовницей Саквиля? Серебристые глаза стали ледяными, когда он оглядел ее с головы до ног: красиво убранные волосы, прекрасный наряд, совершенные очертания тела и белизна кожи.
– Мы с Саквилем только что говорили о вас, – сказал он заметно переменившимся холодным тоном. – Почему-то я думал, что вы должны быть старше.
– Похоже, вы ошибались.
– Похоже, я очень сильно ошибался, – согласился он.
– Мне надо идти.
Но его слова заставили ее задержаться.
– Я слышал, вы обычно скрываетесь здесь?
– Да, – не оборачиваясь ответила она.
– Почему?
– Потому что мне нравится быть одной. – Она чувствовала его взгляд, скользящий по глубокому декольте платья и плавным линиям груди. Этот взгляд, прежде полный теплоты и восхищения, сейчас выражал только оскорбительную наглость.
– Меня интересует одна вещь, – проговорил он. – Кем вы были до этого?
– До этого? – осторожно переспросила она.
– До того как стали любовницей Саквиля'. Деревенской девушкой, пожелавшей продать себя за дорогие одежды и комнату в особняке? Или размечтавшейся дочкой торговца, надеявшейся соблазнить Саквиля на женитьбу и закончившей как…
– Ни то ни другое, – прервала Мира, наградив его презрительной улыбкой. Фолкнер оказался таким же, как все люди его круга, всегда готовый судить других, пренебрежительный с теми, кто ниже его.., убежденный в собственной безупречности. – Простите, милорд. Я больше не стану пятнать своим присутствием ваше высочайшее общество.
Она оставила его стоять в полной растерянности, уставившимся туда, куда она ушла.
В этот вечер Алек надел на себя маску очаровательной любезности, когда вместе с остальными гостями лорда Саквиля сел за огромный стол в гостиной. Его расположение духа со стороны казалось приятным, но на самом деле он был погружен в раздумья о девушке в розовом платье. И чем больше он думал о ней, тем отвратительнее казалась ему ситуация. Как она могла согласиться стать любовницей Уильяма Саквиля, человека, который старше ее в два с лишним раза? Действительно ли она имела пристрастие к немолодым мужчинам, или ее интересовали деньги? Дело в деньгах, решил он, вспомнив дорогую отделку ее платья, корсаж и рукава которого были украшены драгоценностями. Да, она была меркантильна, как и все женщины в глубине души.
Несмотря на намерение насладиться ужином, он ел, не обращая особенного внимания на изысканный вкус блюд.
Жареные цыплята с трюфелями казались ему безвкусными, свежая форель, приготовленная в вине «Бордо», его не интересовала, как и тушеный гусь с овощами.
Застольный разговор казался бесконечным: слева от него сидела леди Клара Элесмер, первая лондонская блудница, справа – леди Каролин Лэмб, чрезмерно оживленная и вульгарная. Алек с нетерпением ждал завтрашней охоты – другой жизни, в которой все было просто: преследователь и жертва, погоня и победа. Ему нравились охота, быстрая езда; там он сможет забыть о таких незначительных и раздражающих пустяках, как Саквиль и его подруга.
Охота в поместье Саквиля была сложной из-за разделенных между собою полей; множество заборов и изгородей, которые всадникам приходилось перескакивать, делали ее опасной, но еще более увлекательной. У каждого охотника было несколько лошадей, которых меняли довольно часто, чтобы не загнать их во время долгой утомительной погони.
Алек привез с собой трех коней, в том числе и своего любимца – гнедого по кличке Соверен, норовистое и резвое животное, которому требовалась хорошая пробежка перед началом охоты.
Когда взошло солнце, Алек выехал один. Днем он облачится в подходящий для охоты костюм – кепи и красный сюртук; сейчас на нем была надета белая рубашка, коричневые панталоны и высокие сапоги. Утренний холод проникал сквозь одежду, капельки влаги, висящей в воздухе, искрились на угольно-черных волосах, когда он скакал по лесу.
Конь нервничал больше обычного, и Алек, усмехнувшись, отпустил повод.
– Хорошо, мальчик, сейчас я немного погоняю тебя. – Он ударил каблуками по бокам животного, и они помчались по лесу на головокружительной скорости.
Чистый, свежий воздух обжигал легкие, наполняя Алека чувством пьянящего веселья. В эти минуты он ощущал всю полноту жизни: можно было ни о чем не думать, дать волю чувствам, силе мускулов и радости движения. Они перелетели через одну изгородь, на бешеной скорости преодолели следующую; казалось, будто они рождены для полета. Быстрые копыта коня взрыли землю – новый прыжок, и еще одна изгородь позади. Но тут прямо перед собой Алек увидел неожиданно возникшие очертания другого забора. Отказываться от прыжка было слишком поздно, но для его выполнения не хватало скорости. Через мгновение раздался треск – копыта коня ударились о верхнюю перекладину забора.
* * *
Помахивая холщовой сумкой и внимательно присматриваясь к земле. Мира неторопливо шла по лесу. Утренние часы она посвящала сбору трав и корешков для приготовления бальзамов и порошков. На ней было простенькое старое платье, бледно-голубой цвет которого после многих стирок стал каким-то неопределенно-серым. Подол едва прикрывал колени, открывая ее ноги куда больше, чем обычно позволяют себе благовоспитанные леди; но здесь никто не мог увидеть ее в этом диковинном наряде. Зато ходить в нем было гораздо легче, чем в длинных юбках, всегда путающихся и обвивающих ноги.
Остановившись, она прислушалась к отдаленному стуку копыт, который вдруг внезапно оборвался, будто кто-то упал.
Ее внешний вид не позволял кинуться на звук копыт, но в то же время она не могла отмахнуться от мысли, что с кем-то случилась беда. Пройдя еще немного, она увидела коня без седока. Лошадь косила глазами, ее бока вздымались, вены на морде и шее вздулись и пульсировали. Подходя к коню, девушка заговорила с ним мягким голосом.
– Бедное животное.., бедный. Я не причиню тебе вреда.
Что приключилось с тобой? – Она машинально перешла на французский язык, более плавный и успокаивающий, чем обрывистая английская речь. – Где твой хозяин?
Осторожно взяв поводья, она обмотала их вокруг ветки, прежде чем отправиться на поиски седока в том направлении, откуда пришел конь.
Алек прислонился к тонкому стволу дерева; его дыхание С шумом вырывалось из груди. Странно согнутая рука была сломана или вывихнута; казалось, будто какой-то гигант вывернул ее из плеча. От невыносимой боли перед его глазами плавали разноцветные круги; он подумал, сможет ли двигаться. Слабо осознавая происходящее, Алек смотрел сквозь приоткрытые глаза на сломанную изгородь, постепенно узнавая приближающуюся фигуру. Это была она… Мира. В каком-то странном платье, волосы собраны широкой лентой, на лице отражались чувства, которые нельзя было пенять. Он не задумывался, как и почему она оказалась здесь.
– Пойдите.., позовите кого-нибудь, – прошептал Алек, с трудом перенося острую боль.
– Ваша рука…
– Я думаю, она вывихнута.., ее надо вправить.., черт возьми, идите же!
– Я думаю, что могу помочь вам. Местные жители часто приходят ко мне лечиться…
– Прошу вас, уйдите, – прорычал он.
– Можете двигать пальцами? – спросила она с мягкой настойчивостью.
Алек, прислонив голову к стволу дерева, смотрел на нее мутными глазами.
– Если вы думаете.., отплатить мне.., за вчерашнее, – бормотал он. – Забудьте это. Я еще способен… – Он поморщился, пытаясь сфокусировать свой взгляд. – Я вполне могу сам…
– Я понимаю, – сказала Мира, чувствуя непонятную нежность к этому наглецу. – Но уверяю вас, я не обратила внимания на то, что вы говорили вчера. – Она приблизилась к нему, продолжая говорить мягким, спокойным голосом. – Конечно же, я пойду позову кого-нибудь, раз вы просите.
Болит только плечо? Разрешите, я помогу вам сесть поудобнее.
Она медленно подошла, пытаясь определить, не потерял ли Фолкнер сознание, потому что его глаза были закрыты, а лицо бледно.
Мира увидела прилипшие ко лбу влажные пряди черных волос, искаженное болью лицо. Несмотря на его слабость, она не могла избавиться от мысли о немалой физической силе этого мужчины. Разумнее всего сейчас было бы оставить его здесь и возвратиться в усадьбу. Похоже, он считает, что она может причинить ему вред, но поблизости нет никого, кто в состоянии оказать ему помощь. Местный врач не годится, он просто не умеет лечить, к тому же отъявленный пьяница. Хотя у нее не было никаких причин сочувствовать Алеку Фолкнеру, ей не хотелось, чтобы он напрасно страдал.
Опустившись рядом на колени. Мира отбросила волосы с его лба.
– Давайте я устрою вас поудобнее, – повторила она, и раньше, чем Алек успел возразить, ее пальцы стали ощупывать ушибленное плечо. – А… Вот в чем дело. Все не так уж плохо… Я думаю, перелома нет.
Здоровой рукой Алек попытался оттолкнуть Миру.
– Не трогайте, – начал он хриплым голосом, но она одной рукой крепко взяла за плечо, а другой – за предплечье.
– Позвольте.
– Нет…
– Ш-ш-ш… Я знаю, что делать, – шептала она.
– Черт возьми, не трогайте…
Протест Алека замер на губах; у него перехватило дыхание, когда она начала осторожно вправлять сустав на место, будто ее пальцы сами знали, каким образом должны быть соединены мышца, кость и сухожилие. Судорога пробежала по его телу, когда с сухим хрустом плечо встало на свое место. Неожиданно боль – невыносимая боль – стала утихать.
Он медленно открыл глаза, зрачки расширились так, что их чернота почти полностью поглотила серый цвет глаз. С изумлением Алек смотрел на склоненное к нему сосредоточенное женское лицо. В первые секунды рука казалась онемевшей, потом он почувствовал легкое покалывание; по телу пробежала дрожь, как признак наступившего облегчения.
– Расслабьтесь, – посоветовала Мира. Ее руки скользили от распахнутого ворота рубашки до скованного плеча. – Вы все еще можете навредить себе.
Пальцы искали напряженные нервы, массируя удивительно умело и успокаивающе. Он не ожидал такой силы в этих маленьких руках. Расслабившись и прикрыв глаза, Алек обнял ее за талию.
– Как вам это удалось? – прошептал он, чувствуя, как приятное тепло разливается по телу.
– У меня это всегда неплохо получалось, – ответила Мира, уверенно продолжая массировать плечо.
Его гладкая кожа плотно обтягивала прекрасно натренированные мышцы.
«Теперь я знаю, что чувствуешь, вынимая колючку из лапы льва, – с испугом подумала она. – В такой ситуации сострадание уступает место чувству самосохранения».
– И дело здесь гораздо больше в необходимости, чем в способностях, – продолжала она. – Но у меня…
– По словам Саквиля, у вас весьма недурные способности, – перебил он. – Хотя мы с ним не обсуждали искусство врачевания.
Мира замерла, но он обхватил ее за талию.
– Нет.., не останавливайтесь. – Его голос зазвучал плутовски.
– Вы ведете себя слишком развязно для человека, нуждающегося в моей помощи.
– Я отплачу вам благодарностью сразу же, как только выберусь отсюда, – со все еще закрытыми от удовольствия глазами сказал Алек. Было чертовски приятно и так естественно держать руку на ее талии. Почему с ней так хорошо?
Почему прикосновение ее рук столь волшебно? Почему он хотел ее, зная, что это невозможно?
«Она любовница Саквиля, – пытался убедить себя Алек, – она принадлежит другому мужчине.., не мне».
– Ваш голос… – негромко произнес он. – Ваш акцент.
Похож на иностранный…
– Французский, – ответила она, инстинктивно отклонившись, будто собственное пояснение вызвало у нее не то страх, не то раздражение. – Я думаю, теперь с вами все в порядке.
Алек открыл глаза.
– Нет еще, – хрипло проговорил он. – Шея продолжает болеть.
– Здесь? – Ее пальцы передвинулись выше по плечу.
– Нет, чуть сзади… Здесь…Боже мой… – Алек испытывал невероятное блаженство; он был похож на большого мурлыкающего кота, и у Миры возникли беспокойные мысли, когда она почувствовала, как его рука скользнула по талии.
– Неудивительно, что, носясь на такой скорости, вы упали с лошади, – укоряла она. – Странно, что мне не пришлось бегать по всему лесу, собирая вас по частям.
– Пока не соберете все основные части.
– Вы не извлекаете пользы из того, что у вас на плечах имеется голова, милорд… Носиться как демон по…
– Теперь, когда руке лучше, – не обращая внимания на критику, перебил Алек, – можете вы сделать что-нибудь с головной болью?
Мира рассмеялась. Ее пальцы слегка коснулись черных, словно эбонитовых волос, завивавшихся на затылке.
– Нет. Я не ведьма, лорд Фолкнер, и не могу достать волшебную палочку и прочесть заклинание, чтобы головная боль прошла.
– У вас волшебные руки, – прошептал Алек, Ее пальцы резко замерли. Мира с волнением почувствовала, что он обернул ее длинные волосы вокруг запястья и тянет ее к себе.
– Пустите, – сказала она одновременно твердо и холодно.
Он остановился, но не выпустил из руки ленту. Их губы были очень близко, и Мира не могла сдержать дрожь, когда он вновь обнял ее. Она чувствовала себя в его власти.
Алек нервно сглотнул; чувствовать ее в своих объятиях было столь соблазнительно, что он с трудом удерживался.
Поцеловать ее было бы самым естественным и одновременно невероятным поступком. Что с ним? Он не мог поцеловать ее, но не мог и отпустить. Ее запах возбуждал, вызывая в нем животную страсть; он должен либо обладать ею, либо избавиться от этого влечения.
– Я полагаю, – произнес он низким голосом, – вы предпочтете, чтобы сначала я отблагодарил вас за все.
Мира широко раскрыла глаза. Прозвучала пощечина; лишь только удар обжег его щеку, она тут же обрела свободу.
Алек снова обратил к ней лицо, повернутое в сторону от сильного удара, и печально взглянул на нее.
– Ваша манера выражения благодарности оставляет желать лучшего, милорд.
Мира поднялась и отступила назад.
Алек, горько улыбаясь, смотрел на нее. Ее прекрасное лицо пылало гневом, глаза сияли темным пламенем. Интересно, когда она занимается любовью с Саквилем, она выглядит так же обольстительно?
– Я не стремился быть вам благодарным, – усмехнулся он. – И после вашей чрезмерной демонстрации любезности сегодняшним утром не изменились ни вы, ни то, что я думаю о вас.
Мира потрясенно смотрела на него, потом повернулась и побежала прочь.
* * *
От Алека потребовалось все его самообладание, чтобы оставаться любезным с Саквилем, который понял, что что-то произошло, но не стал допытываться. К счастью, свора гончих Саквиля гнала зверя быстро и агрессивно, лишая охотников необходимости вести разговоры. Плечо Алека слегка побаливало, но не причиняло большого беспокойства. Каждый раз, когда оно напоминало о себе, Алек не мог не вспоминать скользящие под тканью рубашки пальцы Миры, и эти мысли грозили лишить его рассудка.
Ни одна из женщин в тот день не принимала участия в охоте – счастливое обстоятельство, благодаря которому вкус истинной охоты не был разбавлен никакими женскими страхами, боязнью растрепать прическу или помять ленты. Присутствие женщины, даже искушенной в премудростях охоты, не позволяло мужчинам полностью отвлечься, заставляя постоянно беспокоиться о ней и ее безопасности. Леди остались в усадьбе, готовясь к неторопливой сельской прогулке или визитам в соседние поместья. Они болтали и играли в карты, разделившись на группки, члены которых старались не отбиваться от общей компании. Внутри некоторых группировок сплетничали и возводили клевету на тех, кто отсутствовал и не мог защитить себя. В других шли тихие разговоры о книгах и поэзии, реже о политике; кто-то говорил о модах, кто-то о романтических приключениях. Примерно девяносто гостей, приглашенных на охоту, должны были собраться вечером за ужином. Потом они станут танцевать, петь, играть на музыкальных инструментах, занимать друг друга играми – шарадами, шахматами, картами. Одно и то же будет повторяться в течение трех недель, изо дня в день, пока мужчинам не надоест охота, а женщинам однообразие, и они не разъедутся в поисках новых партнеров и новых занятий.
Мира держалась в отдалении ото всех, кроме слуг. Ей удалось подружиться со многими служанками, поваром, управляющим, лакеями и даже конюхами. Все они знали, как два года тому назад она попала в Саквиль-Мэнор; и Мира предполагала, что они так добродетельны, потому что догадываются о настоящих причинах, заставивших ее стать любовницей Саквиля.
Гости и слуги, которых они привезли с собой, не были столь доброжелательны. Зная, что Саквиль часто болтает о ней. Мира была уверена, что ее роль здесь всем хорошо известна. Саквиля не беспокоило то, что она редко появляется на людях; окружавшая ее таинственность еще больше интриговала женщин и пробуждала зависть в мужчинах. Мира не возражала против болтовни Саквиля, которая была одним из пунктов заключенной между ними сделки.
Образ, создаваемый ее присутствием в этом доме, тоже доставлял ему удовольствие.
Мира наслаждалась дарованными ей часами одиночества.
Она жадно читала книги из имевшейся в особняке прекрасной библиотеки. В ее распорядок дня обязательно входили ароматические ванны и время, отведенное на тщательный выбор нарядов.
Саквиль требовал, чтобы она одевалась шикарно, предоставляя ей лишь выбор фасона и тканей. Мира не следовала моде; тогда были приняты пастельные тона – бледно-лиловый, серый, светло-желтый, розовый. Вместо этого она выбирала яркие, насыщенные цвета, которые ей нравились и шли – ярко-красные, переливчато-синие, изумрудные, фиолетовые и даже черные бархатные платья оттеняли ее темные глаза и неповторимые черты. Частенько она в одиночестве гуляла или каталась верхом и лишь изредка сопровождала Саквиля в поездках в деревню или смешила его рассказами о своих приключениях во Франции.
Завтракала, обедала и ужинала она у себя в комнате в башенке, столь прелестно и изящно обставленной, что Мире иногда казалось, будто она живет среди облаков. Последние два года она была счастлива, звание любовницы Саквиля не оскорбляло ее гордость. До недавнего времени…
«Я стала слишком обидчивой, – подумала Мира. – Наверное, я не могу быть долго счастлива на одном месте».
Ей всегда хотелось постоянства. Жизнь была полна вечных перемен и переездов; ей никогда не удавалось где-нибудь осесть. Но вот настал период стабильности, самый продолжительный в ее жизни. Ей нравилось находиться в ставшем ей знакомым окружении, среди знакомых людей.
Было какое-то спокойствие и в постоянстве привычек, уверенности в том, где она будет есть и спать, надежном покровительстве лорда. Конечно, она не была совершенно счастлива – Мира не могла не чувствовать приходившего иногда одиночества. И сегодня, после брошенных Алеком Фолкнером презрительных слов, она почувствовала, что ее покой нарушен. Но разве не всегда за покой и безопасность приходится платить? Стоит ли презрение одного высокомерного аристократа защиты, которую давало положение любовницы Саквиля?
«Что я такого сделала! – в замешательстве спрашивала она себя. – За что Фолкнер так ненавидит меня?» В горьком недоумении Мира спустилась в маленькую музыкальную гостиную, которая оказалась пуста. Закрыв дверь, чтобы звуки не мешали никому в доме, она села за фортепьяно и стала играть. В последние два года она брала уроки музыки и разучила несколько простых мелодий. Быстро касаясь пальцами клавиш, она негромко запела. Эта песня, слышанная в Турню, одном из ее любимейших мест во Франции, всегда поднимала настроение, стоило только взять несколько первых нот.., но не сегодня. Играя, она не заметила, что дверь открыта и за ней наблюдают.
– Как интересно!
Женский голос прозвучал легким эхом, и Мира обернулась, глядя на леди, стоявшую в дверях. Она была очень красива, со светлыми волосами и молочно-белой кожей; ей было лет двадцать пять – тридцать. Шелковое платье с черной отделкой очень ей шло.
– Так это вы.., маленькое сокровище Саквиля. Вчера весь день мой муж только и пересказывал свои разговоры с Саквилем о вас, моя милочка. – У нее был высокий голосок.
– Простите, – сказала Мира, порывисто вскочив и отступив на несколько шагов назад, будто собиралась убежать.
Но из комнаты не было другого выхода, кроме двери, которую загораживала эта женщина. – Я не хотела никого беспокоить, я думала, что меня не услышит никто из…
– Продолжайте, пожалуйста. Из…сплетников? – со смешком договорила блондинка. – Вы никого не побеспокоили.
Я проходила мимо и услышала вашу игру. Меня зовут леди Элесмер, и я просто очарована вами, моя милочка. Теперь я понимаю, почему Саквиль так увлечен вами.
Мире не нравился странный контраст между любезными словами леди Элесмер и ее холодным взглядом.
– Мне надо идти, – сказала она, подойдя к двери и отводя взгляд от очень красивого, но все же неприятного лица леди Элесмер.
– Почему же? – поинтересовалась Клара Элесмер, с насмешливой улыбкой наблюдая, как Мира проскользнула в дверь. – Может быть, вы считаете, что слишком хороши для моего общества? Или вы стесняетесь ваших отношений с Саквилем? Не стоит… Вам очень повезло. Как, вам удалось завлечь его? Вы, должно быть, очень умная девушка!
Провожаемая смехом, Мира бежала по коридору, чувствуя, как щеки горят от стыда. Голос леди Элесмер был полон унизительного презрения. Это не должно было задевать Миру, однако задевало. Непонятно, почему перед ее мысленным взором промелькнуло лицо Фолкнера, красивое и насмешливое; и она почувствовала, как слезы застилают ей глаза.
* * *
– Вот и прошли часы, посвященные «благородному искусству охоты», – сказал Саквиль, похлопывая Алека по спине.
– Благородное искусство, – повторил Алек резко. – Это гораздо больше похоже на верный способ загнать хорошего коня.
– Ты все еще думаешь о жеребце Стамфорда? Спиши это на стремительную погоню.
– Стремительность – одно, а безответственность – другое; Он должен был чаще менять лошадей.
– Тебе следовало сказать ему помягче, Фолкнер…
– А он был мягок с несчастной лошадью? – взорвался Алек. – Он угробил животное!
– Теперь он это понял. Постарайся забыть об этом, мой мальчик. Ты же знаешь, несчастные случаи происходят на каждой охоте.
Алек вздохнул;
– Я знаю.
– Сегодня ты был необычайно тихим, – сказал Саквиль, примирительно улыбнувшись. – Устал? Какого дьявола? Был трудный день?
– Да. – С угрюмым видом Алек стянул с себя красный сюртук и стал подниматься по изящной лестнице к себе в комнату.
Саквиль продолжал идти за ним и болтать:
– Мы поймаем пару лисиц до уик-энда, если повезет… но подожди, пока не приедет Беркли. У него лучшая во всей стране свора для охоты на лисиц, все это знают.
– Беркли приезжают на охоту?
– На третью неделю.
Несмотря на отвратительное настроение, Алек оживился. Граф Беркли и его жена Розали жили в Уорвике, недалеко от его поместья в Стаффордшире. Эту пару все хорошо знали и любили; живое остроумие графа и очарование его жены должны были оживить собрание в Саквиль-Мэноре.
– Леди Беркли, – задумчиво прищурив серые глаза, медленно произнес Алек, поднимаясь по ступенькам. – Вот идеальная женщина. Красивая, очаровательная и ко всему этому леди. – Он подумал о Мире и нахмурился. – Верная жена, прекрасно воспитана и,..
– Многие из нас были бы рады, если бы она не была такой уж верной, – смеясь перебил Саквиль.
– Не думаю, что у вас есть причины искать удовольствий за пределами Саквиль-Мэнора.
– Верно, верно, – заметил Саквиль с широкой усмешкой. – Мира – воплощение всего, что я желал бы видеть в женщине.
Поднимаясь по лестнице, Саквиль не заметил долгого оценивающего взгляда Алека. Впервые Алек обратил внимание на то, что его приятель толстоват, а его рыжеватые волосы редеют. Саквиль находился не в лучшей форме, в нем уже не было энергии и силы, свойственной молодости. Несомненно, он был благосклонен и щедр со своей любовницей, но удовлетворял ли он ее в постели? Хотя Алеку не нравилось направление мыслей, он не мог остановиться и не задавать себе этих вопросов. Утратившая упругость кожа и появившиеся морщины говорили о далеко не молодом возрасте; его тело потеряло прежнюю привлекательность и силу.
Разве не должна Мира, двадцатилетняя молодая женщина, отдать предпочтение мужчине, более близкому ей по возрасту? Полному энергии и страсти, умеющему доставить удовольствие женщине?
Алек представил, как ее стройное обнаженное тело сплетено с его собственным в страстном объятии, а ее губы ищут его поцелуев. Он видел ее шелковые волосы, пышный каскад которых падает на его тело, слышал ее нежные стоны в ответ на страстное наслаждение, которое он доставляет ей снова и снова.
– Черт, – выдохнул он, злой на самого себя, пытаясь совладать с порывом страстных желаний.
Нельзя поддаваться ее чарам, но охота продлится еще почти три недели. Как он сможет выдержать, страстно желая ее, зная, что она рядом, но недоступна?
– Ты что-то сказал? – прервал ход его мыслей Саквиль.
– Я.., нет. – Они дошли до комнаты, и Алек заставил себя улыбнуться приятелю. – Счастливо, до ужина…
– Увидимся, – ответил Саквиль, и на его круглом лице появилась веселая гримаса. Алек смотрел, как Саквиль поднимается по ступенькам лестницы, ведущей в башню к Мире. – Постараюсь не опоздать, – доверительно сказал он и подмигнул.
Алек прошел в свою спальню и бросился на пышную кровать с балдахином. Он лежал, положив руки под голову, и смотрел на часы. Наедине с тоскливыми мыслями он ждал, произнося несвязные, лишенные смысла проклятия, когда проходила следующая четверть часа. Так продолжалось час; потом Алек услышал шаги Саквиля, спускающегося из башенки.
«Час, – подумал он мрачно. – Он провел там час». Он представил, как она должна выглядеть сейчас. Наверное, лежит среди беспорядочно смятых простыней; ее прекрасная кожа, розовая от ласк другого мужчины, ее каштановые волосы разметались по подушкам. Что в ее глазах – удовольствие или безнадежная тоска? Хочется ли ей нежных ласк и поцелуев? Он подумал о том, что она чувствовала в его объятиях этим утром – возмущенная, испуганная, дрожащая.
Ему хотелось обнять ее снова.
* * *
Испытывая потребность в общении. Мира спустилась в этот вечер ужинать вместе со слугами. Все самые значительные люди из прислуги Саквиля собрались за столом, во главе которого восседала экономка.
Хотя атмосфера была гораздо теплее и более дружеской в сравнении с той, что царила в основной столовой, за ужином слуг соблюдались все правила этикета.
Повар, дворецкий, камердинер и слуги сидели в соответствии со своим рангом, а миссис Дэниэл, экономка, возглавляла стол. Мира сидела по левую руку от нее, бросая любопытные взгляды на дверь, когда особенно сильный шум тех, кто ужинал в столовой для слуг, доносился в комнату. Большинство гостей лорда Саквиля привезли с собой своих слуг, но никому из служащих в доме Саквиля не нравилось это вторжение.
– Беда – эта непрошеная помощь, – заметила миссис Дэниэл, изображая притворный испуг. Ее полное румяное лицо говорило о хорошем здоровье и жизнерадостности. – Слава Богу, нам не приходится делить с ними стол.
– Да, я тоже рад этому, – грубовато поддержал слуга Джозеф. – Ливреи, которые герцог Бедфорд привез с собой.., носовые платки с нарциссами… Такого вы еще не видели, уверяю.
Они посмеивались, с удовольствием ели горячую, дымящуюся пищу: ростбиф, цыплят, колбасу, овощи, пудинг, приготовленный в особой круглой форме, и толстые ломти хлеба. Мира поднесла к губам стакан вина, разбавленного водой, и уже собралась сделать глоток, когда один из лакеев отвернулся от стола, хрипло кашляя. Это был Пол, высокий человек лет тридцати пяти, который страдал хронической простудой.
– Пол, а я и не знала, что твой кашель еще не прошел, – сказала Мира, внимательно глядя на него и ставя на стол свой стакан. – Тебе совсем не помогли мятные таблетки?
– Они самые вкусные из всех, что вы готовили, – ответил Пол. Он прикрыл рот салфеткой, сдерживая новый сильный приступ кашля. – Бесполезно беспокоиться об этом, кашель пройдет тогда, когда он пройдет, и не раньше.
– Мне следовало приготовить более сильные таблетки, – вздохнув, сказала Мира, потом, шаловливо взглянув на него, добавил:
– Чем вкуснее пилюли, тем они менее эффективны.
– Я скоро стану рекомендовать твои лекарства врачам, Мира, – вступила в разговор миссис Дэниэл, и все сидящие за столом поддержали ее. Среди них не было ни одного, кто не лечился бы у Миры. Она была гораздо более популярна, чем местный врач – шарлатан, который наудачу прописывал дозы лекарства и вымогал большие деньги за лечение любого недуга, будь то укус пчелы или лихорадка.
Именно за это сочувствие и умение оказать помощь больным они так легко приняли Миру в свое сообщество. Обычно же любовница лорда не могла бы рассчитывать ни на что, кроме насмешек любого из них.
– После ужина я приготовлю тебе чай с малиной. Пол.
Он выгонит простуду, если другие средства не помогают, – пообещала Мира.
Слуга благодарно кивнул, покраснев от усилия сдержать кашель, чтобы больше не нарушать течение разговора.
– Это обычная сентябрьская простуда, – заметил Перси, камердинер лорда Саквиля. Перси, пожилой джентльмен с седыми, редеющими волосами, был всегда необыкновенно любезен и доброжелателен с Мирой. Будучи в курсе ее отношений с Саквилем и не одобряя их, Перси обращался к ней с почтительным уважением, как к леди. – Приближение зимы сказывается на всех нас.
– Еще одна зима, – грустно произнесла миссис Комфит. – Мне тяжело об этом думать; прошлая весна так долго не приходила, а лето было таким коротким.
– Моя третья зима здесь, – прошептала Мира, задумчиво кладя на стол ломоть хлеба.
Три зимы в Саквиль-Мэноре. Неужели однажды утром она проснется и обнаружит, что ей уже не двадцать лет, а двадцать пять, тридцать? Неужели следующие сезоны пронесутся еще быстрее, чем прошедшие? Мира окинула взглядом знакомые лица за столом, охваченная одиночеством, пришедшим так внезапно. Почему она была несчастлива, когда все казались довольными своей жизнью?
«Похоже, мне самой пора пить лекарства», – печально размышляла она.
Но среди всех трав, которые она собирала в свою волшебную сумку – кориандр, лен, базилик и прочие, – найдет ли она лекарство от этой непонятной тоски?




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - С тобой навсегда - Клейпас Лиза

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману С тобой навсегда - Клейпас Лиза



Очень ммммм....очень понравился роман,жаль что такого мужчину в жизни не встретишь,можно только по мечтать о нём читая.У автора замечательный,узнаваемый стиль и вроде только начав читать книгу,она моментально заканчивается,оставляя волшебное настроение )))
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаМарина
15.01.2012, 9.02





"Хороший роман."
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаНИКА
1.04.2012, 8.36





Отличный роман!Рекомендую!
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаЛюдмила
8.05.2012, 14.11





Да! Такого главного героя не встретишь даже в романах, также как такого бескорыстного спонсора-импотента.Главной героине могут позавидовать другие ГГ. Но почитать рекомендую.Сказка интересная.
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаВ.З.,64г.
13.07.2012, 16.19





Любой лр в той или иной степени сказка. Здесь же показано, что любовь не терпит условностей, разрушает всякие барьеры, что любовь прощает все, что любовь(в данном случае ггероя к ггероини) - бесценный дар, и никакая злая ирония судьбы не сможет быть помехой. В общем роман очень-очень-очень хороший!!!
С тобой навсегда - Клейпас Лизакуся
6.12.2012, 11.38





Читать романы Л. Клейпас одно удовольствие! Красивая любовь, страсть, интересный сюжет. Удивлена что так мало комментариев к этому роману, читаю его не первый раз, нравится очень!
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаЛюдмила Кл.
16.01.2013, 16.55





Роман интересный,но про Миру и ее братца-бандюгу я читала в другом романе и меня смутило,что автор решила выдать ее замуж за герцога(а они только на одну ступень ниже короля),а не за хотя бы барона или виконта.И она нигде не получала образования,тем более откуда у нее литературный вкус(читала Остен),если даже леди нанимали гувернанток.Все детство прожила в публичном доме и в 12 лет не знала чем мамка наверху занималась,а потом с братцем на пару темн.делишками занималась и вдруг превратилась в леди и после этого не хотела стать любовницей герцога,которого любила,хотя на замужество он ее уговорил.А как они графа-импотента обидели,про бедняжку потом ни слова автор не написала.Хотя интересно,что он пытался с ней заняться сексом,но не получилось и не такой уж невинной она была.Понравился ГГ-все ей простил и поэтому этот роман можно назвать хорошей сказкой!9 баллов.
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаОсоба
24.02.2013, 18.04





прекрасный роман! от начала до конца.очень понравились главные герои.
С тобой навсегда - Клейпас Лизаелена
26.02.2013, 23.47





ПРОСТО ЧУДЕСНЫЙ РОМАН!!! Очень понравился!
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаЛисичка
27.05.2013, 7.09





Просто замечательный роман!!!!мой самый любимый роман...вот сейчас, когда читаю другие романы, все время с ним сравниваю...потому что лучше не найти...читайте, не пожалеете
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаТатьяна К
27.05.2013, 8.32





роман мне очень понравился! Если вы ищете приятный роман чтоб был и интересным и страстым то прочтите не пожалеете.
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаТася
27.05.2013, 20.34





Побольше бы написали об образе жизни Алека. Героини врезать хотелось,хотя ее можно понять...если бы я была на ее месте,то также себя повела) красивый роман,читайте
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаМари
27.06.2013, 1.32





Советую романы этого автора "Дьявол зимой" и "Сладкий папочка" потрясающие)
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаМари
27.06.2013, 2.14





Прекрасный, красивейший роман!!! Спасибо автору! 10б
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаПросто читательница
16.09.2013, 10.19





Если сравнивать с другими романами - роман очень хороший. Если сравнивать с другими романами этой же писательницы - роман так себе. Обожаю романы Лизы Клейпас. Прочитала столько романов, и до сих пор равных ей не сыскать. Но этот роман как-то не тронул, не зажег. Г-героиня слегка, совсем чуть-чуть напоминает пришибленную идиотку, ну это ничего, бывают и похуже героини. Читайте, почему бы, собственно, и нет. Хоть и притянуто местами за уши, но все же роман ок.
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаБяка-кусяка
17.11.2013, 23.28





Один из самых слабых романов Клейпас. Девочка, выросшая в трущобах, терпит выходки жестокого титулованого самодура, который над ней постоянно издевается и презирает? Ну да, ну да. Она или проженная прощелыга, к которой старый благодетель импотентным приходил, или невинная овечка, жертва обстоятельств? А уж как ее Ггерой под себя подминает, фу..... Он на ее ругательства купился, типа леди не может ругаться, и решил что этосила духа, ее трущебный сленг? rnОчень слабо, очень шаблонно, ожидала от клейпас большего.
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаЗаметки на полях
27.11.2013, 18.16





Читайте серию Желтофиоли не пожалеете
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаМила
28.01.2014, 18.11





подскажите пожалуйста все книги из серии Желтофиоли
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаНина
16.06.2014, 10.03





Интересный роман! Девочки, а вы незнаете есть продолжение про Карра Фолкнера?
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаЛека
19.06.2014, 8.56





Лека, открой википедию и почитай. Там написаны все серии книг этого автора
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаТатьяна
19.06.2014, 9.10





Татьяна, спасибо!
С тобой навсегда - Клейпас Лизалека
21.06.2014, 11.28





Классный роман!!! Люблю живое общение героев, а не просто тупо люблю, хочу!
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаСветлана
12.09.2014, 7.17





Не знаю чем многим не нравится ГГ-ня, несмотря на ее положение смелая, целеустремленная с характером, заставила герцога погоняться чем кстати его избалованного женским вниманием и завоевала! Молодец! Один из самых моих любимых романов +10!
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаТатьяна
1.12.2014, 6.31





Чудесный роман!!!!
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаМарина
3.12.2014, 19.01





Один из лучших романов у Клейпас!Очень нравится читать как ггерой добивается героини и такой искушенный мужчина теряет голову от любви и все прощает!!!
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаИнга
18.02.2015, 8.00





Отличный роман! Один из любимых у этого автора. Любовь, страсть, интересный сюжет, вообщем супер!
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаЛюблю романы
13.07.2015, 13.19





Роман так себе на 6 баллов у этого автора есть романы лучше
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаМинажа
11.10.2015, 21.40





Роман так себе на 6 баллов у этого автора есть романы лучше
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаМинажа
11.10.2015, 21.40





Сначала вроде интересно,середина вообще нудятина,одна болтовня, я перелистывала.ну и под конец героиня своей тупостью прям убивала...опять читала между строк. 6/10
С тобой навсегда - Клейпас ЛизаЕленка
6.05.2016, 13.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100