Читать онлайн Приди ко мне, любовь, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приди ко мне, любовь - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 98)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приди ко мне, любовь - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приди ко мне, любовь - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

Приди ко мне, любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

– Хит, что ты делаешь? – Люси внезапно остановилась посередине спальни. Вернувшись домой, она зашла проверить, как он себя чувствует, и совершенно не ожидала увидеть его полностью одетым впервые за долгие недели.
Застегивая пуговицы на манжетах, он повернулся и язвительно улыбнулся ей.
– Сдается мне, что я одеваюсь. А ты что подумала?
– Что тебе не следовало вставать с постели.
– Я провалялся в ней уже две недели. Проглотил несметное количество лекарств, спал по четырнадцать часов в сутки, съедал до последней капли всю эту медицинскую бурду, которой меня потчевали. И считаю, что вполне заслужил право провести несколько часов вне постели.
Глаза их встретились, его – сверкавшие холодной решительностью, и ее – наполненные осторожной мольбой. Глядя в его глаза, Люси поняла, что никакие упреки, просьбы и убеждения не остановят его. Беспомощно она подняла руки к груди.
– Тебе нравится подвергать себя испытаниям, это ясно, но не слишком ли рано на этот раз.
– Сейчас все зависит не от меня. Я не могу больше изображать из себя инвалида. У нас проблемы с газетой.
– Мистер Редмонд может позаботиться об этом.
– Дэймон заходил вчера, пока ты была на собрании в клубе. В последнее время ему стало не под силу справляться одному. – Губы его скривила презрительная усмешка, когда он добавил:
– В основном из-за того, что ему пришлось взвалить на себя и мою часть работы. Сегодня он зайдет снова, чтобы посоветоваться, как ему быть, пока я не вернусь в редакцию.
– Я не знала, что он заходил вчера, – сказала Люси.
– Зачем тебе было знать об этом, – легко парировал Хит. Засмеявшись, Люси попыталась скрыть боль, которой отозвались в сердце его слова.
– Ты хочешь сказать, это твое личное дело. Но я и не собиралась вмешиваться. Тебе может показаться, что я стараюсь ограничить твою свободу и сделать из тебя подкаблучника?
– Я не сказал этого.
Но оба они знали, что это было чистой правдой. Медленно Люси подошла к туалетному столику и присела под предлогом привести в порядок прическу. Ее нахмуренные брови слились почти что в единую линию из-за складки, образовавшейся между ними. «Его, верно, сводит с ума недостаток свободы, похоже, он сильно страдает от этого. Но как иначе я могла вести себя в последние несколько недель? Как мне было удержаться от излишней назойливости, может, даже надоедливости?» Только если она любила бы его меньше. Она чуть не потеряла его, и именно страх возможной потери заставлял быть рядом с ним практически каждое мгновение, читать его мысли, угадывать желания, словом, сделать так, чтобы он принадлежал только ей, весь, целиком. Пожалуй, если ее не остановить, то в один прекрасный день все это может превратить ее в сварливую мегеру. Ей придется вернуть ему свободу, или она рискует снова потерять его, потому что рано или поздно он не выдержит и отвернется от нее навсегда.
Как-то Хит говорил ей, что выполнять требования, которые она предъявляет, некоторым людям просто не под силу. Она любила его всем сердцем, и сама не отрицала, что должно пройти немало времени, прежде чем она почувствует себя вне опасности и удовлетворится теми отношениями, которые уже существовали между ними. Инстинкт подсказывал ей необходимость использовать любую, пусть даже самую незначительную возможность, чтобы усилить свою власть над Хитом, в то время как ей нужно было просто успокоиться и предоставить ему свободу, если уж он в ней так нуждался.
Повернув голову и взглянув на Хита, она выжала из себя беззаботную улыбку и спросила:
– Приказать накрыть ужин на троих?
– Да, пожалуйста.
Когда он вышел, Люси все еще продолжала смотреть на то место, где он только что стоял.
Хит Рэйн, газетный воротила Северо-Запада, выглядел и говорил совершенно иначе, чем тот человек, за которого она выходила замуж. Теперь он не был таким игривым, зато стал более властным. Беззаботный вид сменился высокомерием и чувством ответственности. И даже солнечно-золотистые волосы потемнели за зиму, что делало его намного старше своих двадцати семи лет. Но пелена таинственности, всегда окружавшая его, еще сильнее сгустилась. Теперь он был еще более неотразимым и загадочным и гораздо менее доступным, чем когда-либо.
Люси озабоченно вздохнула, впервые осознав, насколько сильно он изменился и внешне, и по характеру, и поняла, что теперь ей не оставалось ничего иного, как мириться с этим. Почему никто не предупредил ее, что мужчины начинают меняться сразу же, как только дело доходит до семейной жизни?
Люси искренне верила в то, что Хиту были приятны ее хлопоты во время его выздоровления. Тот факт, что ее предположения были совершенно ошибочными, лишний раз подтверждал, как плохо она еще знала его. Он с трудом и видимыми усилиями переносил ее ухаживания. Временами, когда ей приходилось дотрагиваться до его лба или касаться губами его щеки, только чтобы убедиться, что у него нет жара и опасность больше не угрожает ему, она чувствовала, что его совершенно не трогают проявления ее нежности. Бледный, тихий, спокойный, он принимал свое заключение в постели с поразительной покладистостью, но… до сегодняшнего дня.
В ответ на вопросы Люси, касающиеся психического состояния Хита, доктор Эванс сказал, что в поведении Хита нет ничего настораживающего и что должно пройти хотя бы несколько недель, пока он снова начнет чувствовать и вести себя как до болезни. Тем не менее Люси была уверена, что перемены, происшедшие с Хитом, – его загадочные настроения, непривычное спокойствие, лишь отчасти были последствиями его физического состояния. Была этому еще какая-то причина, более настораживающая. Казалось, что к нему пришло осознание чего-то очень существенного во время смертельной схватки с лихорадкой, и это его чрезвычайно беспокоило. Он не говорил с ней на эту тему, и его пугала и настораживала даже возможность случайно проговориться об этом.
Рейн. И хотя ни он, ни она никогда не упоминали этого имени, оно постоянно витало рядом, разделяя их, мешая их свободному общению, которым они оба когда-то наслаждались. Люси не могла даже догадываться о том, понимал ли Хит, что несколько дней он бредил, охваченный жаром? Знал ли он о том, как часто он вспоминал ее, Рейн? А может, он даже и не подозревал об этом?
Мучения Люси усугублялись еще и полным отсутствием у него интереса по отношению к ней. Они занимали разные комнаты, каждую ночь спали отдельно, и, хотя прошло уже достаточно времени, чтобы они могли спать вместе, Хит и виду не подавал, что хочет изменить текущий порядок. Она упустила момент, дала зайти этому слишком далеко; и теперь было уже трудно и глупо возвращаться в его постель. Было ли уж так необходимо снова начинать завоевывать положение, которое и так по праву принадлежит ей? Она не была уверена в этом до конца. Наверное, было глупо ждать, пока он сам заговорит о своем желании, но ее самолюбие, и так сильно задетое, не позволяло ей рисковать большим.
Дэймон довольно часто приходил к ним в дом консультироваться с Хитом по поводу «Экзэминер». Если даже он и заметил бы разлад между Хитом и Люси, то все равно не сказал бы об этом ни слова. Сейчас он переживал только за газету, и в данный момент все внимание с его стороны отдавалось только ей. Без Хита, который, безусловно, являлся направляющей и побуждающей силой, сотрудники газеты стали капризными и неповоротливыми и уже не так рьяно отдавались работе. Дэймон, с его излишней требовательностью, сарказмом и нетерпимостью к чужим слабостям, был плохим руководителем. Довольно часто он сам признавался, что ему не хватает терпения Хита, его умения заставить репортеров работать с полной отдачей.
С огромным облегчением и радостью все восприняли возвращение Хита в редакцию «Экзэминер». Как только его уверенные, знакомые всем шаги раздались в редакторской, последовал нестройный хор приветствий и шквал вопросов, которые он умело отражал поднятыми руками и знакомой, уверенной усмешкой.
– У меня в кабинете. Я поговорю с вами лично. Мы обсудим, обсудим все от "а" до "я", если все тут еще не позабыли алфавит, в чем лично я не вполне уверен.
Дэймон приподнял черную бровь, когда Хит проходил мимо его стола.
– Я ожидал более торжественного возвращения.
Хит остановился и посмотрел на него сверху вниз, его губы широко растянулись в довольной улыбке.
– Полагаешь, мне следовало произнести речь?
– Да нет. Просто я несказанно рад, что ты наконец вернулся к изданию газеты. Ты ведь не заработал даже себе на пропитание за последние несколько недель.
– Просто, прочитав вчерашний номер, я понял, как тут без меня идут дела, и решил, что пора возвращаться.
– Ты надеешься, что сможешь исправить вчерашний номер? – поинтересовался Дэймон, придав своему лицу выражение, которым, без сомнения, мог бы гордиться весь клан Редмондов.
– Я бы сделал это с превеликим удовольствием. Я проглядел все глаза, отыскивая хотя бы упоминание о «Красных чулках» из Цинциннати.
– Не вижу ничего сенсационного в том, что любительский клуб перешел в профессиональную лигу.
– И отправляется в восьмимесячное турне из Нью-Йорка на западное побережье. Я прочитал об этом в «Джорнэл». Они открыли еженедельную бейсбольную страницу.
– Бейсбол никуда от нас не денется.
– Денется, вот увидишь. Бейсбол чисто американская игра. И я хочу, чтобы Бартлет написал статью о «Красных чулках» на целую полосу.
– На следующей неделе это будут гонки на роликовых коньках, – пробурчал Дэймон.
– Невзирая на твое мнение, люди любят читать о спорте.
– Очередная теория о том, что любят читать люди. Если уж ты собираешься открывать спортивную страницу, давай писать о крикете. Игра джентльменов.
– Типичный. Типичный бостонец. Не знаю, как тебе удалось не развалить газету за время моего отсутствия.
– Если хочешь, я скажу откровенно. Во время твоего отсутствия я наслаждался миром и спокойствием, царившими в редакции, – язвительно сообщил Дэймон.
Оба нахмурились, но, сердито поглядывая друг на друга, в душе каждый радовался, что все снова встает на свои места.
Остальные сотрудники газеты буквально сгорали от переизбытка энергии. Рэйн и Редмонд составляли почти идеальную пару для делового партнерства. По отдельности каждый из них довел бы газету до нежелательных крайностей. Без влияния Дэймона Хит, безусловно, пришел бы к творческому кризису, без Хита же Дэймона ждал очевидный скорый провал. Но вместе они руководили работой как никто другой во всем газетном мире Америки: смело вводили новшества, при них газета действительно зажила полнокровной жизнью.
* * *
Измученная долгим ожиданием Хита и бурным обсуждением текущих событий в клубе, за ужином Люси вела себя необычайно тихо. Хит, в свою очередь, весь был поглощен проблемами «Экзэминер». В результате обед превратился в короткую, носящую деловой характер трапезу, после которой Люси удалилась в гостиную с кипой журналов, а Хит отправился в библиотеку продолжить работу.
Когда отполированные медные часы на камине пробили полночь, Хит наконец отложил перо и собрал бумаги. Проходя мимо гостиной, он заметил пурпурно-красное платье Люси. Машинально он заглянул в дверь. Улыбка осенила его лицо, когда он увидел, что она спит, свернувшись клубочком на маленьком диване. Упавший журнал лежал на полу, руки обвивались вокруг колен. Во сне она казалась такой юной и такой уязвимой. Хит приблизился к ней. Улыбка медленно сползала с его лица, пока он пристально рассматривал ее.
Прошло уже столько времени с тех пор, когда он в последний раз касался ее! Неожиданно Хита охватило такое непреодолимое желание, что он почувствовал его каждой клеточкой тела. Желание было столь необузданным, что, наверное, он мог бы переломить ее в своих объятиях. Для него не было тайной, что она не понимала, зачем ему понадобилось соблюдать дистанцию между ними эти несколько недель. А все из-за его чертовой гордости! Он не хотел, просто физически не мог во всем зависеть от нее. А то, что она верховодила в их семье на протяжении всей его болезни, выводило его из себя. И только чтобы не делать из нее удобной мишени для собственного раздражения, он отдалился от нее. А это, конечно, задело ее самолюбие, да еще как! Он продолжал молча стоять перед ней. Его пальцы рассеянно перебирали пряди волос, выбившиеся из ее модной прически. То, что все это время ей удавалось ухаживать за ним, вести дела, да еще и следить за собой, свидетельствовало о ее недюжинной силе. Ему импонировала ее вновь приобретенная настойчивость, хотя многие мужчины назвали бы его ненормальным за то, что он поощрял в ней это. Ведь и у него иногда возникали сомнения в том, не слишком ли много ответственности он вынуждал ее брать на себя. Был ли он действительно прав, отрывая ее от блаженного существования, в котором она пребывала в течение всей своей жизни до него? А может, другой смог бы сделать ее по-настоящему счастливой?
– Люси, девочка, я сильно усложнил твою жизнь, не так ли?
Пребывая в глубоком сне, она не услышала его слов. Хит улыбнулся, наклонившись к ней и подсунув руки под ее спину и колени. Тело ее было расслабленным и не правдоподобно теплым. Проснувшись, она что-то пробормотала, моргнув несколько раз.
– Все в порядке, Син. Я отнесу тебя наверх.
Люси положила голову ему на плечо и снова уснула, с тихим вздохом уткнувшись носом в его шею. Хит принес ее в спальню и, терпеливо выслушивая ее жалобное бормотание, поставил на ноги и стал расстегивать платье. Люси не могла даже прямо держать голову и, только потирая кулачками слипавшиеся глаза, зевала. Этот детский жест мгновенно умерил его страстное желание.
Для этого у них в распоряжении целая жизнь. Он сможет подождать ее еще одну ночь. Расстегнув корсет и бросив это хитроумное изобретение на пол, Хит с легкостью снова поднял ее едва прикрытое тело и уложил на кровать, улыбаясь тому, как смешно она зарылась в одеялах и затихла. Он не сводил с нее глаз, пока раздевался сам. Ее пребывание в его постели было столь естественным и приятным, что он обозвал себя дураком за то, что не сделал этого раньше. Раздевшись, он лег рядом с ней, притянув ее поближе к себе, одной рукой обнимая ее за талию, а другую подложив ей под голову. Тепло их тел слилось, заставляя его вздохнуть от чувства наслаждения и полного комфорта. Мужчине следует жениться хотя бы из-за того, чтобы спать с одной и той же женщиной каждую ночь, привыкнув к ее запаху, к ее телу, к тому, как она дышит. И он, который никогда не имел склонности делать из чего-то привычку, открывал их в себе теперь великое множество, и все они были связаны с ней, с Люси.
Он привык к тому, что она встречала его у входной двери, когда он возвращался домой из редакции. А если по каким-то причинам она не делала этого, он чувствовал себя раздраженным и расстроенным, как будто она пренебрегла чем-то очень важным. Ему нравился заведенный ею в доме порядок: яблочный пирог по воскресным обедам, зажженные к каждому ужину свечи, то, с каким терпением она выслушивала информацию, которую он выплескивал на нее о своих неприятностях в газете. В шутку он называл ее «комендантшей». Ее рвение к соблюдению всех, даже самых ничтожных правил этикета было истинно новоанглийской особенностью, которую она, это он знал наверняка, никогда не утратит. Когда-нибудь в этом доме они будут воспитывать своих детей, и он с наслаждением будет наблюдать, как Люси станет терпеливо исправлять их ошибки в речи и приучать прямо сидеть за столом. А он, в свою очередь, за ее спиной, конечно же, будет снабжать дочерей карманными деньгами на ленты и другие безделушки и учить сыновей ругаться, как это делают коренные южане.
Он сильнее прижал ее к себе, спрятав лицо в ароматном потоке ее мягких волос. Милая Люси, правильная, практичная и страстная, все еще не осознающая, насколько она соблазнительна, и как сильно он нуждается именно в ней.
* * *
Перевернувшись, Люси потянулась, охваченная знакомым чувством удовлетворения, и только после этого начала понимать, где она. У нее сохранились смутные воспоминания о прошедшей ночи, о том, как она заснула в гостиной, и Хит перенес ее сюда. Если бы он не ушел до ее пробуждения! Но все равно она была здесь, в своей постели, вспоминая о нежности своего мужа. Теперь у нее не оставалось и тени сомнения, что сегодня их физические отношения возобновятся. Вспыхнув, она перевернулась на живот и, улыбаясь в подушку, представила себе все, чем они станут заниматься после столь длительного воздержания. Единственное, она не знала, с чего они начнут. Бесстыдные помыслы. Так она пролежала еще несколько минут, вдыхая мужской запах, желая одного – чтобы поскорее наступил вечер.
Первая половина дня прошла обычно, неторопливо. Но почему-то у Люси было странное чувство, что что-то экстраординарное должно произойти в этот день. И это предчувствие, приводящее ее в ужас, неотступно следовало за ней, хотя, казалось, и не имело под собой рациональной основы. Почему все сегодня казалось ей каким-то странным, необычным, другим? Беспокойство Люси оправдалось как раз после полудня, когда опрометью ворвавшаяся в гостиную Бесс сообщила ей, что Хит уже поднимается по лестнице, ведущей к дому. Люси поспешно отложила вышивание и бросилась к двери, зная, что Хит не появился бы дома в столь неурочный час, если бы не произошло что-то очень важное и серьезное.
– Син, только что в офисе я получил телеграмму, – начал он без предисловий. – У меня совсем нет времени вдаваться в подробности. Через несколько минут я должен уехать.
– Уехать? Куда уехать?
– В Виргинию. – Поспешно оглядев прихожую, Хит взял ее за руку и увлек за собой вверх по лестнице. – Пойдем в спальню, ты поможешь мне собрать вещи, а заодно мы поговорим.
– Почему? Что случилось? – с трудом переводя дыхание, спрашивала Люси, стараясь поспеть за его размашистыми шагами.
– Там дела плохи. Мой брат по отцу Клэй… ну, ну, в общем, вчера он скончался.
– О, Хит. Я сожалею. Когда же будут похороны?
– Они уже состоялись сегодня утром.
– Так быстро? Но ведь у них не было времени, даже чтобы сделать самые необходимые приготовления.
– Я полагаю, что церемония была весьма скромной, – мрачно ответил Хит, отпустив ее руку, когда они наконец-то пришли в спальню. – Черт подери, где у нас хранится коричневый дорожный чемодан?
Люси подбежала к двери и позвала Бесс:
– Бесс, найди, пожалуйста, коричневый кожаный чемодан с инициалами мистера Рэйна. Он в чулане под лестницей, вместе с сундуками. – Она снова повернулась к Хиту. – Нет, не складывай так рубашки, они все помнутся. Позволь мне. И прекрати ругаться. Боже милостивый, сколько же ты берешь с собой рубашек? Ты ведь не собираешься оставаться там надолго?
– Я не знаю, на сколько еду, – ответил Хит, перебирая галстуки, его голос звучал мрачно. – Из телеграммы, которую прислала моя сестра по отцу, Эми, я понял, что Виктория, моя мачеха, решила все взвалить на нее и немедленно вернуться в Англию.
– На следующий день после смерти сына? Одна, без дочери? Вряд ли это можно назвать разумным.
– Вот именно. В этом она вся. Она никогда ни о ком и ни о чем не заботилась, даже о своей собственной дочери. Единственный человек, к которому она проявляла хоть какой-то интерес, был Клэй. А теперь, когда его не стало, ничто не заставит ее остаться в этой стране. Вся ее семья в Англии, и, наверное, они согласились принять ее. – Его губы чуть покривились. – Не о Виктории нужно беспокоиться. Она всегда добьется всего, чего хочет. Но Эми, она одна сейчас. Хозяйство разваливается, плантацию нужно продавать и вообще принять сотню решений.
– Одна? А как же Рейн?
Хит застыл на месте. В комнате воцарилась тишина. Он неотрывно смотрел на нее. Взгляд его был проникновенным и острым, как будто он пытался заглянуть внутрь ее простодушных карих глаз.
Бесс вошла в комнату, обеими руками таща огромный коричневый чемодан.
– Положи его на кровать, пожалуйста, – мягко произнесла Люси, не мигая встретив упорный взгляд Хита. Она знала, что именно в это мгновение он прикидывал в уме, насколько много она могла знать.
– А что ты знаешь о Рейн? – прямо, чуть грубовато поинтересовался Хит, когда Бесс вышла из комнаты. Видимо, у него действительно не было времени на изысканные и тонкие подходы.
«Как ты мог? Как ты мог скрывать от меня то, что было между вами? – хотелось выкрикнуть ей. – Почему ты не был откровенен со мной?»
– В бреду ты раз или два произносил ее имя. Я только догадываюсь, что она твоя невестка. Или во всем этом есть какая-то тайна, которую ты не хочешь открывать? – Люси с трудом верила своим ушам, это не мог быть ее голос, такой спокойный!
– Она моя невестка, – кратко ответил Хит, направив все свое внимание на галстуки.
– Так как же мой вопрос? Разве она не с Эми сейчас?
– Возможно. Ты не сложишь мои брюки? Да, Рейн сейчас с Эми, но скорее всего она останется жить у каких-нибудь своих родственников, которые еще остались в штате.
Поэтому единственно, о ком нам надо беспокоиться, – это об Эми.
– А я и не намереваюсь беспокоиться о ком-то, помимо Эми, – холодно парировала Люси. И хотя в этот момент глаза ее были опущены, она почувствовала на себе долгий, изучающий взгляд Хита. – Что ты собираешься предпринимать? Продашь плантацию, а потом?
– Эми еще слишком молода, Син. И никогда не была похожа на свою безответственную мать. Я думаю, что мог бы попросить кого-нибудь из семейства Прайсов в Рэлей-сити принять Эми. Но семья отвергла моего отца, и сейчас я не уверен, что они примут его дочь с распростертыми объятиями. Может, мне подыскать для нее какую-нибудь школу?
– Там? – спросила Люси, с неохотой осознавая, что начинает испытывать сострадание к Эми. Хит, конечно, не знал этого. Но она, прочитав все до единого письма, написанные аккуратным детским почерком, искренне жалела ее. Должно быть, очень страшно остаться совсем одной в таком юном возрасте. – Но у кого она будет останавливаться во время каникул? Есть у нее кто-нибудь на Юге или она совершенно одна?
– А какой выход? – поинтересовался Хит, выражение его лица казалось совершенно безучастным.
Люси тяжело вздохнула, сворачивая очередную пару брюк. Ее лицо выражало муку и раздражение.
– Ты так спрашиваешь, будто сам не знаешь, какой может быть выход. Ты ведь не станешь отрицать, что было бы более логично подыскать для нее пансион где-нибудь здесь. Что-нибудь более или менее приемлемое, чтобы ты мог присматривать за ней. Она твоя сестра, и я не стану возражать, если ты захочешь, чтобы во время каникул она жила у нас.
Естественно, это повлечет за собой лишние тревоги и беспокойство, и Люси, безусловно, предпочла бы, чтобы никто не вторгался в ее жизнь с Хитом. Но как она может отказать Эми в крошечном уголке в его жизни? Имеет ли она право становиться между ними? Конечно, нет. Они ведь родные брат и сестра. И если она сама не предложит ему это, то очень скоро его начнет раздражать ее нежелание мириться с существованием сестры, пусть даже только по отцу.
– Почему бы тебе не привезти ее сюда? – тихо сказала она. По внезапному блеску в его глазах она поняла, что именно этих слов он и ждал от нее.
– Спасибо.
Люси пожала плечами, не глядя на него, обрадованная тем, что ему хватило такта принять эту уступку как нечто само собой разумеющееся. Сейчас бы она не вынесла никакого проявления благодарности с его стороны. Сейчас, когда она была так расстроена, разочарована и так взволнована.
– Думаю, я не пробуду там больше недели, Синда.
– Я могла бы поехать с тобой. – Люси наверняка знала, что он не примет ее предложение, но эта фраза еще долго бы мучила ее, если бы она не высказала ее вслух. Почему ей не быть с ним доброй, уступчивой, понимающей? Зачем ей сердиться на него и демонстрировать свое раздражение, вместо того чтобы предложить ему спокойствие и понимание?
– Сейчас нам обоим нельзя уезжать. Тебе нужно остаться и следить за домом.
– А как же газета?
– Я не должен уезжать сейчас, – почти простонал он. – Черт возьми, я не должен. Но мне снова придется положиться на Дэймона.
– Тебе нужно взять спальную рубашку, – как бы между прочим произнесла она, еще раз просматривая содержимое чемодана. – Я знаю, что ты не любишь спать одетым, но в дороге…
– Не знаю, есть ли в моем гардеробе спальные рубашки.
– Есть, – коротко ответила она. – Есть одна. Я видела ее как-то, когда искала тебе носовой платок. – Сделав небольшую паузу, она деликатно прибавила:
– Иногда меня очень удивляют вещи, которые я обнаруживаю в нашем доме.
Молчание. Люси снова стала перебирать вещи в чемодане, чувствуя, что превратилась в отличную мишень для сверхподозрительного взгляда. Затем она подняла голову, изумленно изогнутые брови придавали ее лицу невинно-вопросительное выражение. Игра в кошки-мышки им обоим была в диковинку. До сегодняшнего дня им не приходилось прибегать к ней. Хит смотрел на нее так, будто хотел несколькими прямыми вопросами покончить с ее неуместными замечаниями и усмешками. Но вместо этого он залез в комод и вытащил несколько пар носков.
– Если тебе что-нибудь понадобится, пока меня не будет, – сказал он, – ты можешь обратиться к Макхамсам, что живут в конце улицы. Дэвид мне многим обязан. Ты можешь смело обращаться к нему, если, конечно, у тебя возникнет необходимость.
– А почему не к Редмондам?
– Дэймон будет слишком занят в газете.
– Но когда ты заболел, он сказал, что в случае…
– Не нужно, – резко оборвал ее Хит. – И не спорь. Не нужно беспокоить Дэймона. И не заставляй меня выходить из себя.
Люси просто пришла в ярость от такой манеры поведения. Ее трясло от злости все время, пока они упаковывали вещи, пока он давал последние указания, до самой минуты расставания. И когда экипаж уже ждал у подъезда и они стояли у двери, а слуги, смущенно покашливая, вышли из прихожей, Люси почувствовала, как в одно мгновение вся ее злость будто улетучилась. Она неотрывно смотрела на лацканы его пальто, с трудом перенося темной тучей нависшее над ними молчание. Она знала, что сама должна прервать его, не должна позволить ему уехать вот так, не произнеся каких-то очень важных для них обоих слов.
– Прошло много времени с тех пор, как ты в последний раз был в Виргинии, – чуть сдавленно выговорила она.
– Три года.
– Откуда мне знать, что ты не захочешь остаться там? – Она говорила сдержанно, но в голосе все равно звучало неподдельное волнение.
– Потому что там никто не умеет печь настоящий новоанглийский яблочный пирог.
– Разве это причина? – Она нерешительно улыбнулась.
– Это и есть настоящая причина, – хрипло сказал он. – Я сделал свой выбор, когда женился на тебе, и теперь удостоверился, что не ошибся и что это именно то, что мне надо.
– Я тоже.
Мысли обоих вернулись к прошедшей ночи и к тому, что принесла бы с собой ночь грядущая.
– Время – лучший советчик и самый справедливый судья, – печально заметил Хит.
– Ты никогда прежде не уезжал от меня. – Она была даже не в состоянии смотреть на него. – Так надолго.
– Я не сделал бы этого и теперь, но у меня нет выхода.
– Возвращайся поскорее.
– Да, мэм. – Его руки обвились вокруг ее хрупких плеч, он склонил голову, чтобы поцеловать ее. Поцелуй предполагался нежным и легким, но когда он почувствовал, как задрожали ее губы только от одного его прикосновения, из его горла сам собой вырвался страстный стон, и он жадно стиснул ее в своих объятиях. Пораженная, с какой скоростью пламя страсти охватило их обоих, Люси попыталась отстраниться от него. Но он только крепче прижал ее, а его поцелуй стал еще более страстным и глубоким. Предательское наслаждение охватило ее, безмятежное, непреодолимое. Ее руки, бесцельно поблуждав по его напряженной спине, наконец застыли на плечах, грудью она старалась еще сильнее прижаться к нему. У нее было ощущение, что этот поцелуй бесконечен. Задыхаясь, Люси попыталась глотнуть хоть немного воздуха, но вместо долгожданного облегчения ей показалось, что огонь наполнил ее легкие. Ее тело было горячим, почти невесомым в его руках, она вся дрожала от желанной необходимости быть как можно ближе к нему. Даже когда он отпустил ее, ей все еще чудилось, что их тела связывала невидимая нить.
Что-то невнятно пробурчав, Хит поспешно вышел и необычайно тихо закрыл за собой дверь. Едва держась на ногах, Люси подошла к окну и взглядом проводила удалявшийся вниз по улице экипаж.
* * *
Его не было почти две недели. Все это время она не встречалась с Дэймоном, хотя и получила от него короткое послание, в котором он выражал свои искренние соболезнования по случаю кончины брата Хита, а также надежду, что Люси обратится именно к нему, если ей что-либо понадобится. Люси не понимала, почему Хит был так непреклонен в вопросе ее общения с Дэймоном во время его отсутствия. Не может быть, чтобы он ревновал ее. Ведь он наверняка знал, что между Дэймоном и ней не было ничего, кроме теплых дружеских отношений. Хит был настолько неожиданно резким, что она не переставала удивляться этому.
Люси тщательно и ответственно готовилась к возвращению Хита с Эми. Она лично проследила, чтобы в доме был идеальный порядок, а все комнаты для гостей приготовлены заранее. Она ведь не знала вкусов Эми и не могла даже предположить, какая комната ей приглянется больше всех. Но несмотря на множество дел, Люси буквально спала наяву, почти постоянно предавалась своим мыслям, а временами и депрессии. Одиночество постоянной ноющей болью отзывалось в ее груди. Дни и ночи тянулись, принося с собой слишком много свободного времени, давая возможность тщательно обдумать все, происшедшее с ней за последние месяцы, и хоть немного задуматься о будущем. Она воспользовалась этой возможностью и приняла множество серьезных решений относительно ее самой и ее брака. С этого времени она должна быть более честной и откровенной с Хитом. Она скажет ему, что любит его. После долгих размышлений она пришла к выводу, что у нее не было причин ждать, пока он первый скажет ей об этом. Может, в ближайшие пятьдесят лет у него не возникнет необходимости произнести это вслух.
Но он любит ее. Не может быть, чтобы не любил. Вместе они пережили слишком много. Они были близки друг другу и физически, и эмоционально. Ведь в день отъезда он сам признался, что не хочет оставлять ее. Это и многое другое подтверждали тот факт, что его чувства по отношению к ней так же глубоки, как и ее. Люси жаждала освободиться от чего-то непонятного, что сдерживало ее признание в любви к нему. И как только он вернется из Виргинии, она обязательно все изменит.
Хит прислал телеграмму, в которой сообщил, что они приедут в Бостон в полдень в субботу. Люси провела целое утро приводя себя в порядок. Она была настолько взволнованна и обеспокоена, что руки ее ходили ходуном, и Бесс пришлось помочь ей одеться и причесаться. По случаю возвращения Хита и Эми Люси решила надеть платье из роскошного полубархата модного темно-розового оттенка, который назывался «Аврора», с потрясающими, вырезанными фестонами рукавами и обтягивающим, строгим, в талию лифом. Волосы, аккуратно заплетенные в тугую косу, она уложила в большой пучок на затылке. Люси терла свои щеки до тех пор, пока они не приобрели такой же темно-розовый оттенок, как и ее платье. Она ходила взад-вперед по комнате, несколько раз подходила к зеркалу. От возбуждения она не могла ни читать, ни вышивать. В конце концов одна из горничных, совсем молоденькая девушка, постучала в дверь спальни. Люси, широко распахнув дверь, чуть не сбила ее с ног.
– Они уже здесь?
– Экипаж только что остановился у дома, миссис Рэйн.
– Тогда давай спускаться вниз. Не забудь, сначала нужно взять пальто у мисс Прайс, а потом у мистера Рэйна.
Люси слышала, как билось ее сердце, пока они спускались по лестнице. Соуэрс дождался, пока она коснулась нижней ступеньки, и только после этого открыл дверь. Все, что Люси сумела отметить в первые несколько мгновений, это едва заметное шевеление юбок и накидок, и тут же все ее внимание сконцентрировалось на Хите, который как раз вошел в дом.
– Синда. – Остановившись, он посмотрел на нее, его губы расползлись в медленной полуулыбке.
Время, проведенное им на Юге, казалось сотворило чудо. Он снова превратился в удалого повесу, которого она хорошо помнила по Конкорду, с уверенным шагом и смешливыми чертиками в глазах. Солнце покрыло его кожу темным бронзовым загаром и осенило волосы золотистым блеском. О, она уже успела позабыть, как он красив! Что же было такого на этом Юге, что произвело такой невероятный эффект? Люди? Солнце? Климат?
– Добро пожаловать, – только и выговорила она.
– Ну как ты здесь? – Его акцент стал более отчетливым и заметным, превратив его речь в мягкую, почти журчащую. Ей нравилась эта особенность его говора. «Я скучал по тебе», – говорил его взгляд. И это молчаливое послание заставило еще сильнее заколотиться ее и без того взволнованное сердце.
– Прекрасно. – Она улыбнулась ему. Рядом с ним стояла высокая светловолосая девушка, хрупкая, привлекательная и до крайности смущенная. Эми. Ее лицо было намного нежнее, чем у Хита, но все равно невозможно было не заметить поразительного сходства, особенно в глазах и губах. Она смотрела на Люси застенчиво и неуверенно.
Там была и еще одна женщина. Люси сразу догадалась, кто она.
Но как же это? Как это могло произойти?
Беспомощность, ярость, обида – все это придет позже. Но сейчас Люси была слишком ошеломлена, чтобы чувствовать что-то. Она ощутила, как побледнело ее лицо, ее охватило какое-то безразличие. Но это было лучше, чем гнев, и тем более лучше, чем страх. Чем меньше Рейн сможет прочитать по ее лицу, тем лучше.
– Я должен извиниться за то, что не предупредил тебя заранее, – сказал Хит со своей обычной небрежностью. – Все изменения произошли в самую последнюю минуту. Люси, я хочу представить тебе Эми, мою сестру, и мою невестку, миссис Ларейн Прайс.
– Эми, миссис Прайс… Я рада познакомиться с вами. Сожалею о вашей утрате, – почти автоматически пробормотала Люси.
После этих слов Рейн направилась к ней, ее шаги были такими тихими и плавными, что казалось, будто подол ее юбок просто скользит по полу. Хрупкая, чрезвычайно красивая, Рейн заставляла всех остальных женщин чувствовать себя рядом с ней неуклюжими и неповоротливыми. Ее туманно-серые глаза обрамляли длинные загибающиеся ресницы, бросавшие тень на блестящую, необычайно свежую кожу. Светло-русые волосы, завитые в длинные локоны, касались плеч. Она была среднего роста, но из-за своей необычайной гибкости и хрупкости казалась намного выше.
– Супруга Хита… – Она взяла руку Люси в свою, прохладную и бледную, и мягко пожала ее. – Он не говорил нам, какая вы хорошенькая. Пожалуйста, зовите меня Рейн, хорошо? – Люси удивило, что рука другой женщины дрожала не меньше, чем ее собственная. По всей видимости, Рейн или нервничала, или боялась, а может быть, и то и другое. Но ничего, кроме этой предательской дрожи, не выдавало ее. Выражение ее лица было вполне безмятежным, а улыбка сладкой и приятной. Она совсем не походила на ту женщину, которую Эми описывала в своих письмах к Хиту. – Эми, – продолжала Рейн, отпустив руку Люси и повернувшись к молчавшей до сих пор девушке. – Не бойся свою новую сестру. Подойди и поблагодари ее за гостеприимство.
Послушно Эми приблизилась к Люси, с опущенными глазами и крепко сцепленными руками. Должно быть, она боялась незнакомых людей, а может, только Люси? Было очевидно, что она никак не могла принять решения, насколько дружелюбной должна быть с этой янки, супругой своего брата.
Мгновенно, только взглянув на эту высокую застенчивую девушку, Люси позабыла и о Рейн, и о Хите, и о своей ревности. Она испытывала огромное сострадание к Эми, ведь она только что пережила кончину родного брата и дезертирство собственной матери и теперь приехала в чужой край, к северянам, к янки. «Она выглядит совсем покинутой, испуганной. На ее месте мне бы не захотелось ворковать и заискивать перед незнакомкой».
– Представляю, как вы устали, – как бы между прочим заметила Люси.
Эми исподлобья бросила на нее настороженный взгляд. Глаза у нее были точно такого же сине-зеленоватого оттенка, как у Хита. Может, не так глубоко посаженные и не с такими темными ресницами, но по-своему потрясающие.
– Да. Я не люблю путешествовать.
– Я тоже, – поддержала ее Люси, пока Эми тщательно изучала взглядом каждую деталь ее модного платья.
Люси не могла не отметить, что обе они, и Эми и Рейн, были одеты в чистые, аккуратные платья, но выглядели они так, словно их уже не раз перелицовывали.
– Хит говорил, что вы очень маленькая, – заметила Эми. – Еще он сказал, что вы постоянно ходите на каблуках.
– Эми! – В голосе Рейн звучал очевидный упрек.
– Да, я всегда ношу туфли на каблуках, – улыбнулась Люси. – Все время.
– Она маленькая, – сказала Эми, обращаясь к Хиту, и он усмехнулся ей в ответ.
– Я же говорил тебе.
– Простите ее, – начала было извиняться Рейн, в ее голосе звучало нечто сродни смущению. – Она еще совсем ребенок.
– Я бы не осмелилась называть каждого, кто выше меня по росту, ребенком, – сказала Люси, смущенная детской непосредственностью Эми.
Мысли Люси пребывали в таком отчаянном беспорядке, что никогда уже потом она не вспомнит, что происходило в следующие несколько минут. Она оставалась спокойной и вежливой, ей даже удалось улыбнуться раз или два, пока гостьи располагались по своим комнатам. Хит удалился, чтобы помыться и переодеться с дороги. Люси же с отчаянным упорством пыталась собраться с мыслями, перед тем как войти в спальню и поговорить с ним. Проходя мимо комнаты Эми, через открытую дверь она увидела ее, сидящую на самом краешке кровати и безразлично рассматривающую гравюру Роузбэнка, висевшую на стене.
– Эми? – Люси безжалостно нарушила тишину, поглотившую девушку. – Тебе что-нибудь нужно? Может быть, горячего чаю или…
– Нет, нет. Благодарю вас. – Эми настороженно смотрела на Люси. – Какая чудесная комната. – Комната действительно была уютная, выдержанная в мягких бледно-желтых тонах и украшена цветами пастельных тонов.
– Я рада, что тебе понравилось. – Медленно Люси вошла в комнату и так же медленно подошла к окну, терзаясь мыслью о том, как воспримет ее приход Эми: обрадуется или же расценит как нахальное вторжение. – Надеюсь, здесь не слишком жарко. Хит предпочитает, чтобы во всем доме была жара. Если тебе захочется свежего воздуха, то можно открыть окно.
– Нет. Здесь замечательно, – возразила Эми, передергивая плечами. – В Массачусетсе очень холодно.
– Весной тебе понравится здесь больше.
– Хит говорит, что постарается найти здесь для меня школу.
– А ты разве возражаешь?
Эми следила за ней пристальным, немигающим взглядом.
– Нет, я не против. Я люблю читать. Мне нравилось брать уроки.
Эти слова подбодрили Люси.
– Все лучшие женские учебные заведения страны находятся в Массачусетсе, – с чувством произнесла Люси. – Здесь даже создана женская семинария в Уэлиэсли. И через несколько лет, если ты, конечно, захочешь продолжить свое образование, сможешь поступить в колледж, как любой мужчина.
Последние три слова, казалось, особенно привлекли внимание Эми.
– Вы феминистка? – спросила она, явно заинтригованная этой мыслью.
– В какой-то степени, наверное, – согласилась Люси. – Я, например, совершенно уверена в том, что женщинам нужно разрешить учиться. Я против того, чтобы с нами обращались так, будто бы у нас меньше извилин, чем у мужчин.
– Мама и Рейн говорят, что мужчина ни за что не женится на девушке, если будет считать ее умнее и сообразительнее себя.
– Эту мысль полностью подтверждает твой брат, – пробурчала Люси.
– Что?
– Нет, нет, ничего, Эми. Я просто подумала, что мне пора пойти поговорить с Хитом.
– О Рейн?
Понимание, отразившееся в пристальном взгляде сине-зеленых глаз девушки, напомнило Люси о том, что точно так же иногда на нее смотрит Хит.
– О разном, – ответила она. – Мы не виделись с ним целых две недели, за это время накопилось много вопросов.
– Он не знал, что Рейн поедет с нами, – продолжала Эми. Уклончивость Люси не ввела ее в заблуждение. – Никто из нас не знал. В то утро, когда мы должны были уезжать, она сообщила, что ее родственники в графстве Гучлэнд не смогут принять ее. А в Хенрико у нее не осталось родных.
«И теперь она как раз там, где ей так хотелось оказаться», – в порыве ярости решила для себя Люси. Как легко женщинам удается обвести вокруг пальца любого представителя мужского племени! Немного слез, немного притворной южной беспомощности. Да, должно быть, Рейн потребовалось до смешного мало усилий! И вот она здесь. И Люси принимает эту женщину под крышей своего собственного дома! Что это, как не хорошо разыгранный фарс?!
– Почему бы тебе не вздремнуть немного? – спокойно продолжила Люси, заметив серые круги под глазами Эми. – Я разбужу тебя перед ужином, и ты сможешь привести себя в порядок.
Эми кивнула в ответ, наблюдая за каждым движением Люси, пока та выходила из комнаты и затворяла дверь.
Хит ждал ее в спальне. Он уже переоделся в свежее белье, влажные, только что вымытые волосы блестели. Темная, загоревшая кожа потрясающе красиво контрастировала с неимоверной белизной его рубашки. Они пристально смотрели друг на друга, ни у одного на лице не было и тени улыбки, и только невидимые импульсы перебегали от одного к другому. Хит был само напряжение. Люси вся кипела от ярости. Оба приготовились упорствовать до конца. Ситуация ухудшалась переизбытком нервозности. Они не занимались любовью вот уже несколько недель, и все каналы для сближения, которые когда-то были так доступны, теперь лежали за семью печатями. Желание и злость разделяли их.
– Я бы хотела, чтобы для разговора мы спустились в библиотеку. – Голос Люси звучал напряженно. – Там меньше шансов, что нас кто-нибудь подслушает.
– Должно быть, ты собираешься кричать, – сухо заметил Хит.
– Надеюсь, до этого не дойдет. Но если ты не станешь слушать меня, я буду кричать. А если ты решишь не воспринимать меня всерьез и станешь смеяться, то я уйду из дома и не вернусь до тех пор, пока она не уберется отсюда.
Теперь выражение его лица стало еще более серьезным.
– Я не стану щадить ваши чувства, миссис Рэйн, если вы не станете считаться с моими. Ну что, перенесем нашу дискуссию в библиотеку?
Начинающийся закат наполнил библиотеку розоватым светом, который дополнял свет уже зажженных ламп. Хит налил себе выпить и, заметив протянутую руку Люси, слегка покривив губы, влил в ее фужер точно такую же порцию спиртного. Во взгляде Люси можно было прочесть все эмоции, на которые только способна человеческая душа.
– Как ты мог привезти ее сюда?
– Я бы обязательно предупредил тебя, что она едет с нами, если бы имел такую возможность. Но в то утро…
– Я уже слышала о проблемах с ее родственниками от Эми, – не дала ему закончить Люси. – Но тем хуже для нее. Все дело в том, что у меня есть нечто общее с ее родственниками: я тоже не хочу, чтобы она жила у меня.
Хит, откинув назад голову резким, исполненным мужской грации движением, допил остатки виски. Затем его глаза встретились с ее взглядом.
– Она не собирается оставаться у нас надолго. Когда Виктория уезжала в Англию, она хотела, чтобы Эми и Рейн поехали с ней. Все родственники Виктории живут там, и они согласились принять их всех. Но они обе отказались. Эми знала, что я приеду и заберу ее. А Рейн… Я думаю, что ей просто не хотелось переезжать в другую страну, но всерьез она не задумывалась над своим положением.
Люси была готова задушить его. «Она много об этом думала. Она знала наверняка, что делает. Она знала, что снова увидит тебя, ей хотелось посмотреть, не удастся ли ей вернуть тебя себе!»
– Но сейчас, – продолжил Хит, – Рейн всерьез думает о переезде в Англию. Она останется у нас всего на несколько дней, пока мы не пристроим Эми, а затем уедет к Виктории.
– Почему же Рейн не осталась на Юге до окончательного решения?
– Ей негде оставаться там. И мне кажется, что и для Эми это лучше, что она приехала сюда с нами. Ты и я чужие для Эми, а Рейн единственный близкий ей человек…
– О, избавь меня от этого, – прервала его Люси, отворачиваясь и идя к окну. – Не из-за Эми ты привез ее сюда. Тебе даже в голову не пришло, что на эти несколько дней Рейн могла бы остановиться в отеле.
– И это, безусловно, был бы крайне джентльменский поступок: оставить молодую, только что овдовевшую женщину в отеле!
– Но мы оба прекрасно знаем, что ты привез ее сюда не потому, что ты такой уж суперджентльмен.
– Тогда, может быть, ты скажешь, почему я привез ее сюда? – сказал он приторно-слащавым тоном.
Пылающим лбом Люси прижалась к замерзшему стеклу, пытаясь протолкнуть комок слез, застрявший в горле.
– Во время болезни… – начала она. В комнате воцарилась ужасающая тишина. – Тебе то казалось, что ты живешь дома, то, что ты сражаешься на войне. Ты то и дело говорил о сражениях, о своих родителях, друзьях, называл много имен. Но больше и чаще всего ты говорил о ней. О Рейн. – Люси резко рассмеялась. – Я сыта по горло этим именем. Я слушала его слишком долго. Ты умолял ее не выходить замуж за Клэя. Ты говорил о том, какая она красивая. Говорил, что… что любишь ее. – Медленно она повернулась спиной к окну. – Почему же ты никогда не говорил мне о ней раньше? – спросила она чуть дрожащим голосом.
– В этом не было необходимости.
– Что произошло между вами? Почему она вышла замуж за Клэя?
– Потому что он был Прайсом. Законнорожденным Прайсом. Перед войной, на Юге Прайсы считались богатой и очень влиятельной семьей. А я был обычным внебрачным ребенком. Рейн и я нравились друг другу, но я совершил ошибку, познакомив ее со своим братцем… Очень скоро они уже были помолвлены.
О Боже! Если он смог простить Рейн за это, значит, его чувства были по-настоящему глубокими. Все внутренности Люси содрогнулись от такой несправедливости. Как он мог все еще желать ее, после того, как она поступила с ним?
– Ты, кажется, не винишь ее в том, что она предпочла тебе Клэя? – попыталась задеть его Люси.
– Тогда я винил только ее. – Нечто похожее на улыбку появилось на его лице. – Видит Бог, я обвинял ее, проклинал, выдумывал сотни способов, чтобы вернуть ее назад. Но со временем мои чувства переменились. Я понял, почему она сделала это. Никогда до этого я не осознавал до конца, насколько безвольны и зависимы женщины. Рейн приняла единственное возможное и правильное решение. Она не обладала достаточной свободой, чтобы поступить иначе. Это ведь так очевидно, что Клэй с его деньгами и именем был в состоянии обеспечить ее лучше, чем я.
– Ты сам подыскиваешь ей оправдания. Почему она должна была выбрать именно Клэя? Какое значение имеют деньги, положение?
– Не думаю, что ты тот человек, который может осуждать ее за это. Ты вышла бы замуж за Даниэля по тем же самым причинам.
– Это не правда! – Люси чуть не задохнулась от возмущения. – Это было совсем другое. Я любила Даниэля!
– Правда? – Хит покачал головой и устало улыбнулся. – Теперь это уже не имеет значения. Я понял все до конца, находясь в плену на острове Гавернор, особенно то, каково быть беспомощным. Я не имел возможности контролировать и хоть как-то влиять на то, что происходило со мной. От меня ничего не зависело. Я беспрекословно принимал все, что сваливалось на меня, по возможности используя преимущества любого положения. Но по большому счету я был полностью беспомощен. Впервые в своей жизни. Вот так и Рейн. И точно так же ты.
– Но я не беспомощна больше!
– Нет. Ты нет. Ты изменилась. А Рейн нет. Она навсегда останется беспомощной.
– Но почему ты защищаешь ее? Или ты собираешься обеспечивать ее всю оставшуюся жизнь?
– Нет. Она очень скоро найдет себе того, кто с радостью согласится обеспечивать ее. Это она всегда делала с блеском. Все, что я прошу, это, чтобы ты смирилась с ее пребыванием в нашем доме на несколько дней. Это же не навсегда.
– И при этом, я полагаю, ты как обычно собираешься ходить в редакцию? – Хит резко кивнул головой в знак согласия. Люси не сумела сдержать усмешку. – Вот видишь, как все просто! Интересно, а что, по-твоему, я должна делать с Эми и Рейн? Как я буду смотреть на нее и вести с ней светские разговоры, если единственное, что я вспоминаю, глядя на нее, это то, как ты бредил ею два дня и две ночи напролет?
– Запомни вот что, – предупредительно мягко сказал он. – Между Рейн и мной нет ничего. И не было уже долгие годы.
Вспомни, что за последние несколько лет она прошла сквозь все муки ада. Подумай, что пока ты сидела у банки с леденцами в магазине своего отца и любезничала с покупателями, она боялась, что янки подожгут ее дом, изнасилуют, убьют. Она голодала. Она пережила смерть мужа. И она собственными глазами видела, как друзья и соседи убивали друг друга из-за каждого шага надвигавшейся Реконструкции, о которой вы так любите дискутировать за чашечкой кофе или десерта. Когда тебе станет жаль себя, вспомни все это!
– Как ей везет, – заметила Люси, теперь ее взгляд был холодно-безразличным, – что именно ты защищаешь ее от меня.
Хит выругался и провел рукой по волосам. Быстро повернувшись, он резким движением налил себе еще виски.
– Впрочем, может быть, будет не так уж трудно подыскать тему для разговора. У нас ведь с ней так много общего, не так ли, Хит? – Она смотрела на него до тех пор, пока он не опустил фужер и не посмотрел на нее.
– Что ты имеешь в виду?
– У Рейн и у меня есть ты… – Неужели это ее голос прозвучал так ядовито вкрадчиво? – Но только вот насколько хорошо она знает тебя? Так же хорошо, как и я? Вы были любовниками?
Он смотрел на нее так, словно не верил, что перед ним Люси.
– Какого черта ты спрашиваешь об этом?
– Вы были любовниками?
– Если это имеет значение для тебя, то можешь идти к черту!
– Были? – прошипела она.
– Нет, – сказал он, с трудом переводя дыхание. Таким разгневанным он еще никогда не был. – Нет. Ни тогда, ни теперь.
– И можешь не смотреть на меня так. Ты сам заварил эту кашу, привезя ее сюда. Ты собственными руками сделал это. Так что нечего винить меня за то, что я задаю вопросы.
– Ты невообразима, – тихо сказал он. И это прозвучало далеко не как комплимент. – Теперь мне смешно; когда-то я думал, что тебе не хватает жесткости и твердости!
– Может, ты предпочтешь кого-нибудь более беспомощного и уязвимого?
Даже Люси была вынуждена признать, что она зашла слишком далеко. Хит отвернулся от нее и крепко сжал кулаки. Он был так рассержен и подавлен, что у него все потемнело перед глазами. Испугавшись его молчания, Люси прошла мимо него и остановилась возле двери, глядя на его напряженную спину.
– Я не хочу, чтобы в этой ситуации между нами была какая-то неопределенность, Хит. Я могу потерпеть ее пребывание в доме несколько дней, но не более того. И если все это выльется в соревнование, кто здесь останется дольше, я предупреждаю, что она пересидит меня, потому что я так долго не выдержу.
– В кого ты превратилась?
«В женщину, которая любит тебя. В женщину, которая боится потерять тебя».
– Просто я хочу быть честной с тобой, – тихо сказала она.
– Какая, к черту, честность?! Почему ты просто не скажешь, что все это из-за твоей беспочвенной ревности? И если это действительно так и ты мне больше не доверяешь, тогда я отказываюсь что-либо понимать. Я-то думал, что понимал тебя достаточно для того, чтобы наш брак устоял.
– Этот брак был безупречным до того, как ты привез ее сюда. Неужели ты считаешь разумным и справедливым требовать от меня все это? Неужели это справедливо по отношению ко мне?
– Нет, – коротко ответил он. – Не считаю. Его ответ смутил ее.
– Тогда почему… я не понимаю, почему ты заставляешь меня мириться с этим.
Хит долго молчал. Но когда он заговорил, голос его звучал спокойно и размеренно. Люси сразу же почувствовала себя как непослушный, перевозбудившийся ребенок.
– Я не всегда смогу давать объяснения всему, что я делаю. Но ведь я и тебя не прошу оправдывать каждый свой поступок. Кто сказал, что все и всегда между нами будет справедливым? Так не бывает в жизни. Мы не давали друг другу никаких обещаний и не заключали сделок. Единственной гарантией может служить только это кольцо, которое я сам надел на твою руку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Приди ко мне, любовь - Клейпас Лиза

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Приди ко мне, любовь - Клейпас Лиза



Замечательный,очень волнующий роман!Советую всем прочитать его)
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаЛюбовь
14.01.2012, 22.28





Мне очень понравился роман.Клейпас так всегда захватывающе и остро описывает характер героев,их чувства(без ненужных соплей),такого мужчину не вольно хочется видеть рядом с сабой и быть главной героиней ))) советую прочитатать,в этом романе есть всё что нравится любителям романов автора.
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаМарина
25.01.2012, 11.36





Очень понравился роман! Действительно, без соплей, без ненужных интриг. Не могла остановиться, пока не дочитала ))
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаВиктория
8.03.2012, 6.13





Могу сказать только одно Клейпас лучший автор,все романы интересны.
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаАнна
8.03.2012, 23.34





замечательный роман.Читается на одном дыхании.О такой любви только мечтаешь.Ставлю 10 баллов.
Приди ко мне, любовь - Клейпас Лизавенера
26.03.2012, 10.52





Очень хороший роман, как и все романы Клейпас! В книге есть все: страсть, любовь, интересное развитие отношений между г-ми. Понравился гл.герой-настоящий мужчина. Так что советую!
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаЛюдмила Кл.
20.08.2012, 12.14





Очень глубокий, очень сильный роман. Считаю его одним из самых лучших романов Клейпас(на ряду "И вот появился ты" и "Подари мне эту ночь").
Приди ко мне, любовь - Клейпас Лизакуся
6.11.2012, 9.16





Очень интересный,трогательный и страстный роман,гг видятся настоящими в своих поступках.Мне напомнил этот роман"Унесённых ветром" . Перечитала в третий раз )))
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаМарина
20.12.2012, 22.36





Интереснейший роман!!! Безумно понравился!
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаОксана
9.01.2013, 23.07





Да,интересный роман,особенно в конце.Правда много политики про войну между Югом и Севером. 9 баллов.
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаОсоба
1.03.2013, 0.00





Ничего нового в этом романе: противный главный, за которого бедная несчастная дура должна выйти замуж, так как он ей скомпрометировал. И оба этому не рады. Сопли, недоговоры, посылания его, а потом страдания, что он не обращает на неё внимания. Так ведь сама послала. Хотя… из-за постельных сцен можете почитать. Очень круто описано. Помню в третьем классе мне эта книга попалась. У меня подруга в библиотеку ходила, подобное читала. И я тоже зарегистрировалась. До этого подобной литературы не читала. (Но любой жанр, всё надо знать.) Книга показалась нормальной. Но как дошла до брачной ночи, так и захлопнула в возмущении. Я ж не знала, что есть чтиво и покруче. Спустя время, тут дочитала.
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаДуня
31.03.2013, 14.39





Ничего нового в этом романе: противный главный, за которого бедная несчастная дура должна выйти замуж, так как он ей скомпрометировал. И оба этому не рады. Сопли, недоговоры, посылания его, а потом страдания, что он не обращает на неё внимания. Так ведь сама послала. Хотя… из-за постельных сцен можете почитать. Очень круто описано. Помню в третьем классе мне эта книга попалась. У меня подруга в библиотеку ходила, подобное читала. И я тоже зарегистрировалась. До этого подобной литературы не читала. (Но любой жанр, всё надо знать.) Книга показалась нормальной. Но как дошла до брачной ночи, так и захлопнула в возмущении. Я ж не знала, что есть чтиво и покруче. Спустя время, тут дочитала.
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаДуня
31.03.2013, 14.39





На мой вкус - это худший роман Клейпас, а я их прочитала почти все. Главная героиня как-то мне не симпатична.
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаВ.З.,65л.
22.05.2013, 13.28





Мне очень нравится этот роман!!! Страстный, эмоциональный и интересный! Люблю перечитывать его время от времени.
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаЛисичка
6.06.2013, 11.16





ужасно нудно.действительно,один из худших романов Клейпас.Длинные описания жизни Север аи Юга после войны.Тогда уж лучше "Скарлет "почитать.Главная г прям иногда раздражала.
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаТанита
11.09.2013, 21.28





Обожаю этот роман. Ничего лишнего. Постоянно перечитываю, не могу начитаться!!!rnА Хит-это воплощение настоящего мужчины!!!
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаМаргарита
17.09.2013, 21.38





Очень классный роман! В ггероя влюбляешься сразу. Так и в жизни, такие парни сводят с ума, пока другие как мямли не могут сделать первый шаг.10/10
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаЕлена
29.04.2016, 17.20





Очень классный роман! В ггероя влюбляешься сразу. Так и в жизни, такие парни сводят с ума, пока другие как мямли не могут сделать первый шаг.10/10
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаЕлена
29.04.2016, 17.20





Хороший роман - герой и героиня вызывают симпатию. Советую
Приди ко мне, любовь - Клейпас Лизамари-Софи
4.05.2016, 13.52





Оч. лю Лизу Клейпас, но, это наверное один из наихудших романов этого автора. РОМАН НЕ О ЧЕМ. Пустышка какая-то.
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаAnna
7.05.2016, 18.26





Ах, какой мужчина! А Клейпас в который раз поражает своим талантом, как разнообразно она пишет!
Приди ко мне, любовь - Клейпас ЛизаМира
9.05.2016, 12.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100