Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Логан стоял посреди мастерской «Столичного театра», придирчиво разглядывая новые двойные задники. Эти детали декораций, сооруженные из деревянных рам, обтянутых холстом, вскоре предстояло отослать художникам.
– Прежде мы никогда не делали их такими огромными, – заметил Логан, обращаясь к двум плотникам, которые показывали ему свое изделие. – Как же они будут стоять?
– Мы думаем, лучше всего подпереть их сзади, – ответил главный плотник, Робби Клири. – Тогда они простоят на сцене весь спектакль.
Протянув руку, Логан покачал деревянную раму, пробуя ее на прочность.
– А по-моему, лучше прикрепить к ним сзади деревянные планки и прикрутить их к полу. Не хочу, чтобы эти штуки кого-нибудь пришибли – они чертовски тяжелые.
Робби утвердительно кивнул и обошел вокруг задника, внимательно осматривая его. Двойные задники были сооружены так, что их переднее полотнище могло опускаться под собственной тяжестью, открывая второе, спрятанное за ним. Эта конструкция обеспечивала быструю смену декораций, что требовало, однако, определенных навыков и чувства времени, чтобы избежать ошибок.
Логан отступил подальше от задников; он с рассеянным видом теребил прядь волос, упавшую на лоб.
– Давайте попробуем опустить первое полотнище, – решил он.
– Что ж, можно, мистер Скотт, – с сомнением в голосе отозвался Робби. – Но должен вас предупредить: мы еще не устраивали испытаний.
– Значит, пришло самое время их устроить. Джефф, мальчишка-рассыльный, бросился помогать плотникам, пытаясь поддержать тяжелые задники всем своим тщедушным телом.
– Опускаем! – скомандовал Робби, и его помощники принялись опускать первую раму.
Краем глаза Логан заметил, как в мастерскую вошла стройная девушка с веником, совком и целым ворохом тряпок. Опять эта новенькая! Логан выругался про себя. По-видимому, она не подозревала, что происходит в мастерской, поскольку оказалась прямо под падающим задником.
– Поберегитесь, черт бы вас побрал! – рявкнул Логан.
Девушка остановилась и вопросительно уставилась на Скотта глазами новорожденного олененка – она совершенно не замечала нависшей над ней тяжелой рамы. Логан инстинктивно бросился вперед, пытаясь прикрыть девушку своим телом. Тяжелая рама рухнула, ударив его по раненому плечу. Он громко выругался и пошатнулся. На миг у него перехватило дыхание, но Логан сумел-таки устоять на ногах. Он смутно сознавал, что Робби и остальные плотники спешат поднять раму и оттащить ее подальше. Девушка в испуге отшатнулась.
– Мистер Скотт, – пролепетала она в замешательстве. – Мистер Скотт, с вами все в порядке? Я так виновата перед вами…
Логан покачал головой. Его лицо побледнело: все силы уходили на борьбу с подступившей к горлу тошнотой. Он не имел права опозориться, извергнув из желудка завтрак прямо посреди мастерской. Постоянно поддерживая свой образ, он никогда не болел и никогда не проявлял слабости или нерешительности в присутствии подчиненных.
– О, ваше плечо! – воскликнула Мадлен, уставившись на рубашку Логана, на которой проступило несколько пятен крови из открывшейся раны. – Я могу вам чем-нибудь помочь?
– Только одним: держитесь подальше от меня, – пробормотал Логан, наконец-таки совладав с тошнотой. Он глубоко вздохнул, приходя в себя. – Какого черта?.. Что вам здесь нужно?
Я пришла подмести пол, убрать обрезки досок, почистить инструменты, и… может, вы хотите поручить мне другую работу, сэр?
– Убирайтесь! – выпалил Логан с искаженным яростью лицом. – Убирайтесь, пока я вас не задушил!
– Слушаюсь, сэр, – потупившись, пробормотала девушка.
Любая другая в ее положении наверняка расплакалась бы, подумал Логан. Он мысленно аплодировал Мадлен за умение держать себя в руках. А ведь все в «Столичном театре» боялись его гнева как огня. Даже Джулия старалась не досаждать ему, когда он пребывал в дурном расположении духа.
Мадлен виновато взглянула на Робби.
– Прошу прошения, мистер Клири. Я вернусь попозже и подмету пол.
– Хорошо, детка. – Дождавшись, когда Мадлен уйдет, старший плотник обернулся к Логану. – Мистер Скотт, – проговорил он с укоризной, – напрасно вы обидели девушку. Она хотела помочь нам.
– Эта девушка – сущее бедствие.
– Что вы, мистер Скотт! – вмешался Джефф. – Мэдди теряется, только когда вы рядом, а вообще с ней ничего такого не случается.
– Ну и что? – Логан прижал ладонь к горящему плечу. Голова его раскалывалась от боли. – Пусть убирается отсюда, – пробормотал он и поспешно покинул мастерскую.
Скотт направился прямиком в кабинет Джулии, намереваясь излить свое раздражение. Именно Джулия была виновата в том, что эта девчонка осталась в театре. Следовательно, именно ей придется уволить ее. Когда Логан вошел в кабинет, Джулия сидела за столом; она, нахмурившись, склонилась над программой представлений на неделю. Услышав шаги, герцогиня подняла голову и приподняла брови.
– Логан, в чем дело? Ты выглядишь так, словно по тебе только что промчался экипаж, запряженный шестеркой лошадей.
– Это еще пустяки. Все было гораздо хуже: я вновь столкнулся с твоей протеже,
– С Мадлен? – Джулия озабоченно смотрела на Скопа. – И что же?
Логан рассказал о происшествии в мастерской. Он был мрачнее тучи. Но Джулия, очевидно, нашла эту историю весьма забавной.
– Бедняжка Логан! – рассмеялась она. – Неудивительно, что ты зол, как черт. Но Мэдди ни в чем не виновата.
– Вот как? – проворчал Скотт.
– Она работает в театре только первый день. Ей потребуется время, чтобы освоиться здесь.
– Первый день работы должен стать для нее последним, – решительно заявил Логан. – Я хочу уволить ее, Джулия. Я не шучу.
– Ума не приложу, за что ты невзлюбил Мадлен Ридли. – Джулия откинулась на спинку кресла. На ее лице появилось подозрительное выражение, всегда выводившее Логана из себя.
– Она всего-навсего девчонка, которая понятия не имеет, что такое театр.
– Все мы когда-то были молодыми и неопытными, – возразила Джулия, окинув Скотта снисходительным и насмешливым взглядом. – Все, кроме тебя, разумеется. Должно быть, ты с младенчества знал театр как свои пять пальцев…
– Ей здесь не место, – перебил Логан. – На это даже тебе нечего возразить.
– Да, пожалуй, нечего, – согласилась герцогиня. – Но при всем этом Мадлен милая и образованная девушка, которая, очевидно, попала в беду. Я хочу помочь ей.
– Единственный способ помочь ей – отправить туда, откуда она явилась,
– А если ей грозит опасность? Неужели тебе совсем не жаль ее? Разве ты не хочешь выяснить, что с ней случилось?
– Нет.
Джулия в раздражении передернула плечами.
Если Мадлен придется уйти отсюда, кто знает, что с ней будет дальше? И я могу платить ей жалованье из собственного кармана.
– Черт побери, мы не занимаемся благотворительностью!
– Но мне необходима помощница, – сказала Джулия. – По крайней мере на некоторое время. Мадлен именно то, что мне нужно. Почему это тебя так задевает?
– Потому, что она… – Логан осекся. Он и сам не понимал, почему мысли об этой девушке так тревожат его. Возможно, потому, что она выглядела слишком доверчивой и беззащитной в противоположность ему самому. Она вызывала у него чувство неловкости, напоминая обо всем, что его раздражало в самом себе, напоминая о чертах характера, от которых он предпочел бы избавиться. Однако Логан не собирался развлекать Джулию, объясняя ей все это.
– Но, Логан, – явно нервничая, проговорила Джулия, – ведь должна же быть какая-то причина!..
– Довольно и того, что она неуклюжая дура. У Джулии приоткрылся рот.
– Все мы временами бываем неловкими. Мне не нравится твоя придирчивость.
– Повторяю: я не желаю больше слышать о ней, а тем более видеть ее здесь.
– Тогда будь любезен сообщить ей об этом сам, у меня язык не повернется сказать такое.
– Ну, я это сделаю запросто, – заявил Логан. – Где она?
– Я послала ее помочь миссис Литлтон с костюмами, – сухо проговорила герцогиня; она отвернулась и принялась перебирать стопу бумаг на столе.
Логан покинул кабинет Джулии, решив разыскать девушку немедленно. Костюмерная размещалась в пристройке, поодаль от остальных, поскольку пожары представляли для нее гораздо большую опасность, чем для любого другого помещения. Владелец театра справедливо рассудил, что удобнее тушить пожары в каждом здании по отдельности, тем самым спасая остальные.
Миссис Литлтон была жизнерадостной дородной особой, голову которой венчала огромная копна каштановых кудрей, Ее пухлые пальцы двигались с поразитель-42 ной ловкостью – с ловкостью, приобретенной за
Долгие годы создания самых изысканных костюмов, какие только можно увидеть на подмостках. В распоряжении миссис Литлтон находились шесть девушек, которые помогали шить и чинить огромную коллекцию костюмов, заполняющих бесчисленные вешалки. Актеры в этих костюмах смотрелись на сцене «Столичного театра» великолепно, причем, как и зрители, были уверены, что подобные результаты достигаются без малейшего труда.
– Чем могу служить, мистер Скотт? – с веселой улыбкой обратилась к Логану портниха. – Может, у рубашки, которую вы надевали вчера вечером, коротковаты рукава? Я отпущу их, если понадобится.
Логан сразу приступил к делу:
– Я хочу видеть новенькую, мисс Ридли.
– Ах, она прелесть, верно? Я велела ей отнести в повозку, прибывшую из прачечной, корзины с костюмами. Шелк – слишком тонкий и нежный материал, чтобы сушить его в городе, где полно копоти. Поэтому из прачечной корзины отвозят в деревню, и там костюмы стирают, сушат и…
– Благодарю, – перебил костюмершу Логан, ничуть не заинтересовавшись тонкостями стирки костюмов. – Всего хорошего, миссис Литлтон…
– Вот она и отправилась относить корзины, – с невозмутимым видом продолжала миссис Литлтон. – А затем она собиралась занести к вам в кабинет эскизы новых костюмов к «Отелло».
– Спасибо, – сквозь зубы процедил Логан, его почему-то встревожило сообщение о том, что Мадлен Ридли намерена побывать у него в кабинете. Принимая во внимание ее «способности», вполне можно было ожидать, что к его приходу в кабинете воцарится полнейший хаос.
Но, войдя в крохотную комнатку, которую Логан считал своей территорией, а остальные члены труппы – святая святых, он с удивлением обнаружил, что в ней стало значительно уютнее, чем прежде. Книги и бумаги были разложены аккуратными стопками, с полок и остальной мебели исчезла пыль, кучи хлама на столе были разобраны, а сам стол аккуратно вытерт.
– Разве теперь здесь что-нибудь найдешь? – пробормотал Логан, с изумлением оглядывая свой кабинет. И тут он заметил яркое пятно на темном фоне стола – полураспустившуюся алую розу, стоявшую в стакане с водой.
Логан с озадаченным видом прикоснулся к бархатистым лепесткам.
– Это в знак примирения, – раздался за его спиной девичий голос. Резко развернувшись, Логан увидел Мадлен, стоявшую в дверях с дружелюбной улыбкой на устах. – Заодно примите мои извинения. Обещаю, что больше никогда не причиню вам увечий.
Логан растерянно уставился на девушку. Жестокие слова о том, что Мадлен уволена, так и не сорвались с его губ. Он считал, что давно уже стал совершенно бесчувственным человеком, но при виде милого сияющего надеждой личика девушки он почувствовал себя неловко. Более того, ее увольнение вызвало бы недовольство всей труппы. Логан задумался: кто же она, эта Мадлен, на самом деле невинное дитя или коварная интриганка? Но ее огромные карие глаза упорно хранили тайну.
Впервые Логан осознал, что Мадлен Ридли миловидна, нет, прекрасна: тонкие, выразительные черты лица, молочной белизны кожа и невинные, но вместе с тем чувственные губы. А ее изящная стройная фигурка представлялась образцом женской красоты – это при том, что Логан отдавал предпочтение пышнотелым женщинам.
Усевшись, он пристально посмотрел на Мадлен.
– Где вы ее взяли? – Логан указывал на розу.
– На цветочном рынке в Ковент-Гардене. Я побывала там сегодня рано утром. Это удивительное место – там повсюду кукольники и продавцы птиц. И такие чудесные фрукты и овощи…
– Бывать там в одиночку небезопасно, мисс Ридли. Воры и цыгане не замедляв воспользоваться вашей неопытностью.
– О нет, мне никто не досаждал, мистер Скотт. – Мадлен сверкнула улыбкой. – Но все равно спасибо за предупреждение. Очень любезно с вашей стороны, что вы побеспокоились обо мне.
– Я нисколько за вас не беспокоюсь, – отозвался Логан, барабаня пальцами по столу. – Просто я уже имел удовольствие видеть, как неприятности преследуют вас по пятам.
– Ошибаетесь, – с веселой улыбкой возразила Мадлен. – До сих пор я никому не причиняла хлопот. Видите ли, я жила затворницей.
– Тогда объясните, зачем вам, образованной и благовоспитанной девушке, понадобилось работать в «Столичном театре»?
– Чтобы быть рядом с вами, – с невозмутимым видом ответила Мадлен.
Услышав столь откровенное признание, Логан молча покачал головой. Слова Мадлен представлялись ему верхом нелепости. Невинность и неопытность этой девушки были более чем очевидны. Почему же ей вздумалось завести с ним роман?
– А ваши родные знают, где вы? – спросил он наконец.
– Да, – ответила Мадлен, пожалуй, слишком поспешно. Логан усмехнулся.
– Кто ваш отец? Чем он занимается?
– Он… мелкий землевладелец, – последовал неуверенный ответ.
– И должно быть, преуспевающий. – Логан окинул взглядом мягкую шерстяную ткань и изящный покрой платья Мадлен. – Почему же вы не остались дома, с родными, мисс Ридли?
Мадлен все больше робела, и Логан почувствовал, что настроение девушки резко изменилось.
– Я поссорилась с ними, – пробормотала она.
– По какой же причине? – допытывался Логан; он уже давно заметил, что на щеках Мадлен вспыхнул румянец, она явно не привыкла лгать.
– Об этом мне бы не хотелось вспоминать…
– В этой ссоре замешан мужчина? – Увидев, как в глазах Мадлен промелькнуло изумление, Логан понял, что его догадка верна. Откинувшись на спинку кресла, он окинул девушку холодным взглядом. – Ладно, не будем об этом, мисс Ридли. Меня не интересуют подробности вашей личной жизни, нисколько не интересуют. Но позвольте дать вам один совет: если вы втайне надеетесь, что когда-нибудь у нас с вами…
– Понимаю, – перебила Мадлен. – Вы не желаете вступать со мной в связь. – Она направилась к двери, но у порога обернулась и добавила:
– Но передумать никогда не поздно.
– Не обольщайтесь, – ответил Логан и нахмурился, едва Мадлен вышла из кабинета. Неужели она не понимает, что означает слово «нет»?
Весь день Мадлен провела в хлопотах: штопала прорехи и подшивала отпоровшиеся подолы бесчисленных костюмов, убирала захламленные гримерные, раскладывала новые афиши, переписывала распоряжения герцогини и множество других бумаг.
Труппа «Столичного» напоминала огромную семью, и мелкие ссоры, обычные в замкнутом кругу людей, были ей не чужды. Особенно живописным было пестрое сборище актеров, нанятых по контракту. Мадлен казалось, что актеры гораздо интереснее и веселее обычных людей; ее поражали их бесконечная болтовня и откровенные, а иногда и соленые шутки. Но о чем бы они ни заговаривали, в разговоре непременно упоминался мистер Скотт. Очевидно, актеры восхищались Скоттом, даже преклонялись перед ним. Для них он был кумиром, образцом для подражания, мерилом таланта всех и каждого.
Подметая полы в фойе и моя посуду, Мадлен прислушивалась к спору актеров – говорили о любви, вернее, о том, что заставляет людей влюбляться.
– Дело не в том, что ты выставляешь напоказ, – уверяла Арлисс Барри, миниатюрная, кудрявая комическая актриса, – а в том, что скрываешь. Возьмем,
К примеру, мистера Скотта. Понаблюдайте за ним в любой роли, и вы увидите, что он никогда не раскрывает душу. В человеке должна быть загадка, которая и вызывает влечение к нему или к ней.
– Так о чем мы говорим – о театре или о реальной жизни? – спросил Стивен Мейтленд, тот самый блондин, который случайно ранил мистера Скотта на репетиции, во время поединка.
– А разве между театром и реальностью есть разница? – притворно недоумевал Чарльз Хейверсли, молодой актер, принятый в труппу по контракту. Все засмеялись.
– В данном случае нет, – заявила Арлисс Барри. – Недосягаемое всегда кажется самым желанным. Зрители влюбляются в главного героя потому, что он никогда не будет принадлежать ни одному из них. В жизни все происходит точно так же. На свете не сыщешь ни одного мужчины или женщины, которые не влюблялись бы в того, кто для них недосягаем.
Мадлен остановилась поблизости с веником и совком в руках.
– Пожалуй, я с вами не согласна, – задумчиво проговорила она. – У меня маловато опыта в подобных вопросах, но если к вам относятся по-доброму, если у вас возникает ощущение, что вас любят и берегут… Разве этого мало?
– Не знаю, – с плутовской усмешкой откликнулся Чарльз. – Пожалуй, тебе стоит проверить свою теорию на мне. Посмотрим, верна она или нет.
– А по-моему, Мэдди уже испытывает ее на ком-то другом, – с лукавой улыбкой сказала Арлисс и рассмеялась, заметив, как покраснела Мадлен. – Прости меня, дорогая, но все мы привыкли поддразнивать друг друга. Боюсь, тебе придется к этому привыкнуть.
– Разумеется, мисс Барри, – улыбнулась Мадлен.
– Так на ком же ты проверяешь свою теорию? – поинтересовался Чарльз. – Случайно не на мистере Скотте? – Увидев, что румянец Мэдди стал еще гуще, он изобразил негодование. – Почему на нем, а не на мне? Само собой, он богат, красив, знаменит… Только и всего! 47
Чтобы избежать насмешек – пусть и добродушных, Мадлен принялась яростно орудовать веником, торопясь поскорее перейти в другую комнату.
– Бедняжка, – вполголоса произнес Стивен, глядя ей в спину. – Он вряд ли когда-нибудь обратит на нее внимание… Впрочем, она слишком хороша для него.
Встревожившись, Мадлен перестала подметать и прислонилась к двери в пустом репетиционном зале. Наслушавшись болтовни актеров, житейская мудрость которых значительно превосходила ее собственную, Мадлен поняла, что совершила ошибку. Она избрала неверный подход – смело заявила о своих намерениях мистеру Скотту, открылась перед ним, не оставив ни намека на тайну, которая могла бы заинтересовать его. Неудивительно, что он не обращает на нее внимания. Но теперь уже поздно, ей ничего не исправить.
Мадлен тяжко вздохнула: сейчас она жалела о том, что рядом с ней нет мудрой и искушенной женщины, способной дать ей разумный совет. Разве что герцогиня… Но она ни за что не простит ее, если узнает правду. И тут Мадлен осенило, морщинки на ее лбу разгладились. Пожалуй, ей все-таки удастся найти мудрую советчицу.
По небу плыли тяжелые, хмурые тучи. Наемный экипаж доставил Мадлен к дому на Сомерсет-стрит. Миссис Флоренс сидела у камина в гостиной; рядом на столе стоял поднос с остатками ужина,
– Дорогая, я думала, что ты вернешься пораньше. Неужели в театре на тебя взваливают столько работы? Должно быть, ты проголодалась. Сейчас прикажу подать ужин.
Мадлен с благодарностью кивнула и уселась рядом, поежившись, когда тепло камина начало пробираться сквозь шерстяное платье. Отвечая на расспросы пожилой дамы, девушка перечислила все события прошедшего дня. Затем замолчала и уставилась на огонь.
– Миссис Флоренс, я хотела бы попросить у вас совета, но боюсь, вы будете неприятно удивлены, услышав мой вопрос.
– Удивить меня невозможно, детка. Я прожила слишком долгую жизнь, чтобы чему-нибудь удивляться. – Пожилая дама подалась вперед, ее глаза сверкали на морщинистом лице. – Ты распалила во мне любопытство – спрашивай, не тяни!
– Мне казалось, что вы с вашим опытом, знаниями… подскажете мне, как будет лучше, – неуверенно проговорила Мадлен. Затем, чуть помедлив, выпалила:
– Я хочу соблазнить одного мужчину.
Миссис Флоренс откинулась на спинку кресла и заморгала.
– Значит, я все-таки удивила вас, – сделала вывод Мадлен.
– Дорогая, я не ожидала от тебя подобного вопроса. А ты уверена, что отдаешь себе отчет в том, на что ты решилась? Мне бы не хотелось, чтобы ты совершила ошибку, которой потом будешь стыдиться.
– Миссис Флоренс, за всю свою жизнь я не совершила ни единого поступка, которого мне следовало бы стыдиться, – заявила Мадлен.
В глазах пожилой дамы вспыхнули озорные огоньки.
– И теперь хочешь исправиться? – спросила она насмешливым тоном.
– Да! Иначе мне придется признать, что у меня нет ни характера, ни силы воли.
– Не могу согласиться с тобой, дорогая. То, что ты наделена и характером, и силой воли, для меня совершенно очевидно. Но если ты твердо решила осуществить свои намерения, я буду счастлива дать тебе совет. О мужчинах мне многое известно или было известно раньше. Рискну утверждать, что за последние несколько десятков лет они не очень изменились. Скажи, какого именно мужчину ты хочешь соблазнить?
– Мистера Скотта.
Вот как? – Миссис Флоренс уставилась на Мадлен долгим взглядом, пронизывающим и в то же время отчужденным. Казалось, к ней вернулись дорогие ей воспоминания. – Я нисколько не осуждаю тебя, – проговорила она наконец. – Будь я хорошенькой юной девушкой, такой, как ты, я непременно соблазнила бы его.
– Правда? – воскликнула Мадлен, удивленная этим признанием.
– Разумеется! По-моему, мистер Скотт – один из немногих мужчин в Англии, достойных таких жертв. Мне нет дела до изнеженных самовлюбленных созданий, которых сейчас считают идеальными любовниками. К сожалению, мне не довелось познакомиться с мистером Скоттом, но я видела его на сцене. Впервые это случилось пять лет назад. Он играл Яго в «Отелло»… Более искусной игры я никогда не видывала. Это был обольстительный, коварный, хитрый злодей. Как актер мистер Скотт достоин восхищения. А как мужчина он весьма опасен.
– Опасен? – встревожилась Мадлен.
– Да, для женского сердца. Надежные мужчины предназначены для брака, опасные для удовольствий, и большего от них требовать нельзя.
Мадлен наклонилась к собеседнице.
– Миссис Флоренс, вы никому не расскажете о моих замыслах?
– Разумеется, нет! Это твое личное дело. И кроме того, нельзя поручиться, что тебя ждет успех. О Логане Скотте мне известно в основном со слов Джулии, но если я не ошибаюсь, ты не в его вкусе. Среди мужчин попадаются гурманы, которых способны удовлетворить только чрезвычайно опытные женщины, а ты… – Она помедлила и окинула Мадлен критическим взглядом. – Что-то подсказывает мне, что твой репертуар женских уловок крайне ограничен.
– У меня его попросту нет, – с мрачным видом проговорила Мадлен.
Миссис Флоренс подперла морщинистой ладонью подбородок.
– Значит, тебе придется гораздо труднее. С другой стороны, у тебя есть молодость и красота, а эти преимущества нельзя недооценивать.
– Беда в том, что я уже совершила ошибку. Мне следовало быть таинственной и гордой, а я сразу зая-50 вила о своих намерениях.
– Стало быть, он знает о твоих планах? – изумилась миссис Флоренс.
– Да, и он ясно дал мне понять, что не желает иметь со мной ничего общего.
– Ну, возможно, твоя откровенность вовсе не ошибка, – заметила миссис Флоренс. – Можно предположить, что такой мужчина, как Скотт, хорошо знаком с женщинами, искусными в утонченном и длительном флирте. Пожалуй, ты поступила правильно, сразу ошеломив его.
– Я не только ошеломила его, – робко призналась Мадлен. – Из-за меня его ранили.
– Что? – воскликнула миссис Флоренс. И Мадлен рассказала ей о том, что случилось во время поединка. Пожилая женщина смотрела на нее насмешливо и вместе с тем недоверчиво. – Не знаю, что и сказать, детка. Ты задала мне нелегкую задачу. Дай-ка подумать…
Мадлен терпеливо ждала, когда пожилая дама осмыслит услышанное.
– Жаль, что у тебя нет актерских навыков, – проговорила наконец миссис Флоренс. – Застать врасплох такого человека, как Скотт, можно только на сцене, где он чувствует себя как дома. Подозреваю, что он постоянно начеку, за исключением тех случаев, когда играет на сцене. Только в такие минуты он уязвим. Выжди и ты добьешься своего.
– Я могу подсказывать слова актерам и актрисам во время репетиций, пока они учат роли, – неуверенно проговорила Мадлен.
– Превосходная мысль!
– Но что же мне делать, если я окажусь рядом с мистером Скоттом в тот момент, когда он станет уязвимым? Что я должна сказать ему? .
Доверься своему чутью, но помни: изображать пылкую любовь не стоит. Просто дай ему понять, что ты не будешь противиться и охотно согласишься… что ты предлагаешь ему себя и при этом ничего от него не требуешь. От такого предложения не откажется ни один мужчина в мире.
Мадлен кивнула.
– Да, и еще одно, – добавила миссис Флоренс, не сводя с нее глаз. – Для этой роли нужен особый костюм. У тебя прекрасная фигура, но твои строгие платья слишком скромны.
Мадлен грустно улыбнулась.
– Боюсь, тут уже ничего не поделать, мадам. Я не могу позволить себе новое платье.
– Не печалься, – утешила ее пожилая дама, – я что-нибудь придумаю.
Мадлен просияла, восхищаясь энергией миссис Флоренс.
– Как я рада, что решилась спросить у вас совета, мадам!
– И я тоже, Мэдди. Давненько мне не выпадало такого развлечения! С моей помощью ты приведешь мистера Скотта в свою постель, как агнца на заклание.
– Надеюсь, – вздохнула Мадлен. – Но не представляю себе мистера Скотта в роли ягненка.
– Дорогая, тебе и предстоит выяснить, способен ли он на такую роль. Поверь моему опыту: зачастую мужчины в постели становятся совсем другими. А актеры – самые непредсказуемые из любовников. Никто не знает, когда они играют, а когда живут по-настоящему. – Миссис Флоренс повернулась к камину и задумалась.
Горничная принесла поднос с ужином для Мадлен.
Когда служанка ушла, девушка вновь заговорила:
– Миссис Флоренс, нельзя ли как-нибудь узнать заранее, чего можно ожидать?
Пожилая дама вопросительно взглянула на собеседницу, очевидно, не понимая, что та имеет в виду.
– Можно ли узнать заранее, каким любовником окажется мужчина? – уточнила Мадлен.
– Многое можно определить по тому, как он будет целовать тебя. – Миссис Флоренс неожиданно улыбнулась и принялась теребить выбившуюся из прически вьющуюся серебристую прядь. – Послушай, а ведь это мысль! Почему бы тебе не удивить мистера Скотта поцелуем?.. Это дерзкий, но элегантный ход. Несомненно, он за-52 интригует мистера Скотта.
– Но как? Когда?
– Призови на помощь свое воображение, Мэдди. Ты сама почувствуешь, когда настанет подходящий момент.
«Почему бы тебе не удивить мистера Скотта поцелуем?..» Совет миссис Флоренс весь следующий день постоянно звучал в ушах Мадлен. Подходящее время для такой выходки скорее всего никогда не наступит. Обладай Мадлен эффектной внешностью своей старшей сестры Джастины или умом Элси… Но она совершенно заурядная, а мистер Скотт недоступен.
Мадлен видела, какое впечатление Скотт производит на окружающих, замечала, как после представления у двери его гримерной собираются толпы аристократов, актеров и актрис, ждущих от него совета. Казалось, каждый чего-то ждет от него. «Даже я», – с неудовольствием призналась самой себе Мадлен. От мистера Скотта ей требовалась весьма деликатная услуга… Если ей повезет, он никогда не узнает, почему она решилась на такой шаг.
Пытаясь разузнать побольше о Логане Скотте, Мадлен завела разговор с Арлисс Барри, когда та в одиночестве пила чай. Арлисс была настоящим кладезем всевозможных сведений. Она знала интимные подробности жизни всех членов труппы и любила посплетничать.
– Ты хочешь побольше узнать про мистера Скотта? – спросила актриса, отправляя в рот бисквитное печенье. Несмотря на то что миссис Литлтон постоянно ворчала, уверяя, что вскоре Арлисс не влезет ни в один костюм, актриса была не в силах справиться со своей страстью к сладкому. – В своем желании ты не одинока, Мэдди. Мистер Скотт – самый загадочный мужчина, какого я когда-либо встречала. Он слишком скрытен и ревниво оберегает свою личную жизнь. Он никогда и никого не приглашает к себе домой. Насколько мне известно, из всей труппы в гостях у него бывала только герцогиня.
Мадлен нахмурилась.
Неужели между мистером Скоттом и герцогиней…
Арлисс отрицательно покачала головой, встряхнув своими каштановыми кудряшками.
– У них с самого начала оказалось слишком много общего: оба были настолько влюблены в театр, что для другой любви у них в душе просто не хватало места. Вскоре Джулия познакомилась с герцогом, и… но это уже другая история. А на твой вопрос могу ответить только одно: Джулия и мистер Скотт никогда не состояли в романтических отношениях. Она как-то обмолвилась, что мистер Скотт убежден: влюбленность – самое худшее, что с ним может случиться.
– Но почему?
Арлисс пожала плечами.
– Это тайна мистера Скотта. У него уйма тайн. – Понизив голос, она склонилась над чашкой. – Я скажу тебе то, что знают очень немногие: мистер Скотт – сын простого земледельца. Он никогда не учился в школе, представляешь?
– Не может быть! – с неподдельным удивлением воскликнула Мадлен. – Он выглядит таким образованным, благородным…
– Еще бы! – кивнула Арлисс. – Но по сравнению с его прошлым наше с тобой может показаться королевским. Однажды Джулия по секрету рассказала, что в детстве с мистером Скоттом дурно обращались; отец избивал его и морил голодом. Вот почему его родные никогда не бывают в театре – их сюда не пускают. Мистер Скотт платит им за то, чтобы они не появлялись здесь.
Пока Мадлен обдумывала эти сведения, Арлисс ухитрилась съесть целую коробку печенья. Мадлен пыталась представить себе мистера Скотта мальчиком, живущим в нищете и страхе, но этот образ никак не вязался с образом уважаемого в обществе и самоуверенного владельца «Столичного театра». В глазах публики – да и сама Мадлен так полагала – он был подобен божеству. В рассказы Арлисс о печальном прошлом всеобщего кумира трудно было поверить.
Значит, вот откуда берет начало талант мистера Скотта, с сочувствием в душе размышляла Мадлен. Невозможно порвать с прежней жизнью и создать новую, не обладая поразительным воображением и решительностью.
– Прошу прощения, мисс Барри, – пробормотала наконец девушка, – мне пора браться за работу.
Арлисс подмигнула ей, взяла со стола папку и принялась зубрить роль, беззвучно шевеля губами.
Мадлен прошла по коридору к кабинету мистера Скотта. Сердце ее бешено колотилось. Дверь оказалась открыта. Заглянув в комнату, Мадлен увидела спину мистера Скотта, сидевшего за массивным письменным столом красного дерева. Его белая льняная рубаха, некогда хрустящая и отутюженная, измялась и облепила широкие плечи. На спинке стула висели бледно-серый жилет и черный шелковый галстук.
Мадлен было странно видеть мистера Скотта сидящим тихо и неподвижно – весь день он казался воплощением энергии. Он работал за десятерых и относился к театру, как капитан относится к своему кораблю. Казалось, только что Скотт руководил актерами на репетиции, добиваясь от них совершенства, а в следующее мгновение уже оказывался в мастерской декоратора, где передвигал тяжелые задники, на пальцах объясняя, какой должна быть роспись, разве что не хватался за кисть и не принимался за работу собственноручно.
Каждый член труппы знал, что рано или поздно плоды его труда будут подвергнуты тщательному изучению. Все старались угодить мистеру Скотту. Слыша его скупую похвалу, люди радостно улыбались. Мадлен тоже стремилась завоевать расположение хозяина театра, стремилась добиться того, чтобы он изменил свое мнение о ней.
Когда девушка остановилась в дверях кабинета, мистер Скотт насторожился. Она заметила, как по его спине перекатываются мышцы. Хотя Мадлен не издала ни звука, Скотт обернулся, устремив на нее вопросительный взгляд ярко-синих глаз.
– Мистер Скотт, мне кажется, я сумею помочь вам с письмами. Я заметила, что вам приходится много писать, и… я могла бы делать это под диктовку. – Заметив, что лицо Скотта по-прежнему остается бесстрастным, она добавила:
– У меня красивый почерк…
Скотту понадобилось немало времени, чтобы обдумать ответ. Он посмотрел на стопку писем, на которые еще не успел ответить. Перевел взгляд на Мадлен. Потянулся к ближайшему стулу и убрал с него книги.
– Почему бы и нет? – пробормотал он.
Мадлен уселась на стул, взяла перо и бумагу и положила ее на край письменного стола. Скотт, теребя густую прядь волос, принялся читать очередное письмо. Мадлен же не могла отвести от него взгляда – она впервые видела у мужчины такую роскошную шевелюру. Должно быть, у многих женщин возникало искушение пригладить эту непокорную гриву.
Мысленно радуясь тому, что наконец-то осталась со Скоттом наедине, Мадлен продолжала исподтишка разглядывать его. Длинные ноги Скотта были стройными, сильными, мускулистыми. Во многих ролях, которые он исполнял, требовались навыки атлета. Сцены дуэлей и драк, исполняемые из вечера в вечер, помогали ему поддерживать идеальную форму.
– Это письмо будет адресовано месье Жаку Домье, рю де Боз-Ар, Париж. – К удивлению Мадлен, Скотт принялся диктовать по-французски. Она сразу поняла, что он решил устроить ей экзамен – выяснить, действительно ли она владеет французским. Воодушевленная этим вызовом, девушка принялась старательно писать.
Мадлен, писавшая под диктовку Скотта, вскоре поняла, что он помогает управляющему «Комеди Франсез» арендовать на время один из лондонских театров, чтобы представить французскую труппу английской публике.
– Прошу прощения, сэр, – перебила она посреди фразы, – но, по-моему, этот глагол следует спрягать в сослагательном наклонении…
– Оставьте, как было, 56 Мадлен нахмурилась.
– Мистер Скотт, вам наверняка известно, как французы гордятся своим языком…
– Мне известно, что французский я знаю гораздо лучше вас! – выпалил он. – И я буду спрягать этот чертов глагол так, как пожелаю!
– Хорошо. – Мадлен склонила голову над листом бумаги. – И все-таки вы ошибаетесь, – добавила она.
Раздражение Логана внезапно сменилось веселым удивлением. Он с трудом удержался от смеха. Еще никто не осмеливался так вызывающе говорить с ним. Аристократы, с которыми он имел дело, обычно держались покровительственно, за исключением случаев, когда хотели что-нибудь заполучить от него. Его подчиненные всегда говорили ему то, что, как они считали, он желал услышать. Единственным человеком, который говорил с ним, как с равным, была Джулия, но ее уверенность подкрепляли титул и знатное происхождение. А у этой девчонки… Мадлен… не было ничего. Ее благополучие всецело зависело от его расположения, и все-таки она осмелилась противоречить ему!
– Тогда замените его, – наконец решил Логан и продолжил диктовать, не давая Мадлен времени опомниться.
Наконец письмо было закончено. Скотт был уверен, что у Мадлен уже устала рука, однако девушка не попросила его диктовать помедленнее. Они перешли к следующему письму, адресованному управляющему страховой компанией, В письме Логан предлагал создать фонд для поддержки актеров, ушедших со сцены по возрасту, а также вдов и детей актеров. Фонд предстояло ежегодно пополнять: предполагались отчисления из жалованья актеров, а также учитывались доходы от благотворительных представлений.
– Оказывается, вы очень добрый человек, – заметила Мадлен, дописав последнюю строчку. – Думаю, очень немногие владельцы театров заботятся о благополучии бывших членов своей труппы.
Я отнюдь не добрый, – возразил Логан. – Это способ привлечь в «Столичный театр» лучших актеров и удержать их здесь. Чем выше качество моих спектаклей, тем больше денег я получаю.
– Значит, ваша единственная цель – прибыль?
– Вот именно.
– Я не верю вам, мистер Скотт. Вы добрый, просто не хотите, чтобы об этом кто-нибудь узнал.
Логан окинул девушку насмешливым взглядом:
– Почему вы так решили, мисс Ридли? Мадлен смело встретила его взгляд.
– Вы не уволили меня, даже когда имели полное на то право. А теперь я узнала, что вы заботитесь о своих подчиненных, даже о тех, которые слишком стары, чтобы работать. Такие поступки свойственны лишь добросердечным людям.
– Мисс Ридли… – Логан сокрушенно покачал головой, словно не в силах был постичь всю глубину ее наивности. – В своих поступках я никогда не руководствовался добросердечием. Не понимаю, как вам пришло в голову сделать такой вывод. Вы же понятия не имеете, каким я был раньше, на что я способен. Никогда и никому не доверяйте, в том числе и мне, ради своего же блага.
– Почему я должна вас бояться?
Логан сжал кулаки, однако не убрал руки со стола. Его глаза приобрели оттенок сине-фиолетового пламени. В кабинете воцарилось тягостное молчание. Сердце Мадлен тревожно забилось.
– Будем надеяться, что вы этого никогда не узнаете, – произнес наконец Скотт.
Каждым своим словом Логан Скотт как бы отмахивался от девичьих уловок Мадлен. Он был мужчина из плоти и крови, мужчина, отягощенный пороками. Если ей удастся заманить его в постель, это событие навсегда изменит ее. При этой мысли Мадлен охватило волнение.
Девушка потупилась, уставившись на лист бумаги. И вдруг услышала тихий, почти презрительный смех Скотта.
– На сегодня все, – сказал он.
– Вы желаете, чтобы я пришла и завтра? – спросила Мадлен.
Последовала томительная пауза. Логан молча обвел взглядом свой заваленный бумагами стол.
Джулии было прекрасно известно, что он очень нуждается в услугах секретаря. Вот уже несколько месяцев Логан собирался нанять кого-нибудь на эту должность, но до сих пор у него не выдавалось ни одной свободной минуты для переговоров с кандидатами.
С помощью Мадлен он мог бы управиться с бумажными делами гораздо быстрее, чем если бы работал в одиночку. Пожалуй, это удачная мысль: пусть каждый день на час-другой приходит к нему в кабинет. Только вот… Логан с изумлением осознал, что сидеть рядом с Мадлен ему как-то неловко. Эта близость возбуждала его. Он нахмурился и заерзал в кресле, поглядывая на девушку. Подобная реакция казалась ему необъяснимой. Мадлен была слишком молоденькой и наивной, а Логан не принадлежал к числу мужчин, способных совратить девственницу, какой бы соблазнительной она ни представлялась.
Мадлен и впрямь казалась соблазнительной, хотя Логан старался не обращать на нее внимания. Он давно не встречал такой свежести и искренности. И сейчас Логан ощущал зуд в ладонях от желания прикоснуться к ее шее и пригладить шелковистые прядки, выбившиеся из прически. Вконец смутившись, он указал на дверь:
– Да, приходите завтра утром. Мадлен улыбнулась:
– Всего хорошего, мистер Скотт,
Вскоре шаги ее затихли, а Логан все сидел, глядя на дверь. Он чувствовал пульсирующий жар в чреслах и ничего не мог с этим поделать. Слишком долго у него не было женщины – пожалуй, несколько месяцев. Он был слишком занят, чтобы искать замену прежней любовнице. Впрочем, никто и не привлекал его внимание… до сих пор.
Лукавая и коварная улыбка тронула губы Логана. Мысль о связи с невинной и неопытной девушкой прежде никогда не посещала его. Однако Логан ничего не мог с собой поделать; он представлял, как поведет себя Мадлен Ридли в его объятиях, представлял ее нагую в постели…
Пожалуй, он все-таки соблазнит ее. Все равно она недолго останется девственницей в столь развратном окружении: пройдет еще немного времени, и кто-нибудь воспользуется ее неопытностью… Так почему бы не сделать это самому? Ведь она сама того желает, а к тому же он отплатит ей за…
– Дьявольщина! – воскликнул Логан, встревоженный направлением, которое приняли его мысли.
С трудом заставив себя сосредоточиться на работе, он принялся читать контракты. Затем стал пересматривать расписания спектаклей и делать записи о музыке и декорациях. Продолжая работу, он слышал, как расходятся по домам его подчиненные. Актеры и музыканты заканчивали репетиции; плотники и художники убирали в мастерских, готовясь к завтрашнему дню.
Логан испытывал удовольствие, видя суету вокруг; он знал: если бы не он, «Столичного театра» не существовало бы. Театр создало тщеславие Логана. Тщеславие и упорный труд. О неудаче не могло быть и речи – он даже в глубине души не допускал такой возможности. Малейшая ошибка могла означать возврат к той жизни, на которую он был обречен, родившись в семье Пола и Мэри Дженнингс.
Тишину нарушил знакомый голос:
– За окном ночь, а ты по-прежнему в трудах, Джимми? Ведь ты уже сколотил себе состояние, почему же не радуешься ему?



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100