Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Возможно, причиной тому было шампанское, возможно, известие о свадьбе Логана, а может, и то, и другое, но в «Столичном театре» неожиданно воцарилась радостная атмосфера. Логан не помнил, чтобы когда-нибудь репетиция проходила столь же удачно. Актеры играли вдохновенно и раскованно, рабочие сцены были внимательны и энергичны. А сам Логан… Казалось, жизненные силы вновь вернулись к нему.
Сознание того, что Мадлен ждет его дома, что он вправе прикасаться к ней, смотреть на нее, любить ее, когда пожелает, наполняло Логана удовлетворением, которое он не пытался скрыть. Не то чтобы он собрался выразить свою любовь или простить ее – к этому он был еще не готов. Однако Логан понимал: появление Мадлен в его жизни оправданно и необходимо – ради его же блага. Вчерашняя ночь и сегодняшнее утро были тому доказательством. За какие-нибудь сутки к нему вернулась прежняя энергия, он вновь сумел взять в свои руки бразды правления в «Столичном».
– Превосходно! – заявила ему во время репетиции Джулия – та самая Джулия, которая никогда не хвалила Логана, чтобы не потакать его и без того непомерной гордыне. Они репетировали новую пьесу под названием «Роза», историю старика, воскрешающего воспоминания о своей беспокойной жизни.
– Я едва не прослезилась во время твоего монолога о том, как прекрасно быть молодым, – призналась Джулия.
– Просто этот монолог отлично написан, – возразил Логан, шагая рядом с герцогиней по коридору.
– А ты блестяще исполнил его, – отозвалась Джулия, многозначительно прищурившись. Она лукаво улыбнулась. – Похоже, к тебе наконец-то вернулось то, чего не хватало в последнее время. Благодаря Мэдди, верно?
Хотя, догадливость Джулии вызвала у Логана недовольство, возразить ему было нечего. Он невнятно пробурчал что-то себе под нос.
С явным удовольствием Джулия продолжала;
– Вероятно, ты сердишься на Мадлен потому, что она дала тебе понять: ты уязвим, как любой другой человек.
– Я никогда и не претендовал на неуязвимость, – бесстрастно ответил Логан. – А если я и сержусь на жену, то совсем по другой причине.
– Вот как? – Джулия окинула его насмешливым взглядом, шагнула к двери своего кабинета и, покачав белокурой головой, добавила:
– Я с огромным интересом наблюдала за тобой последние несколько месяцев, Логан. Было любопытно узнать, кто выиграет сражение: та твоя половина, которая желает быть счастливой, или другая, стремящаяся избавиться от тех, кто отважился полюбить тебя.
– Вы напрасно взялись за актерское ремесло, ваша светлость, – бросил через плечо Логан, направляясь к своему кабинету. – С таким воображением вам следовало бы писать роман.
Смех Джулии разнесся по коридору. Войдя к себе в кабинет, Логан увидел знакомую темноволосую голову над спинкой кресла. Эндрю, лорд Дрейк, удобно расположился за столом, держа у губ бокал.
– Джимми! – воскликнул он, широко ухмыляясь. – Для молодожена ты прекрасно выглядишь!
– Зачем ты приехал? – спросил Логан, крепко пожимая ему руку.
Эндрю улыбнулся и указал на ящик, стоящий возле стола. Из ящика торчали горлышки бутылок – каждая была украшена элегантным бантом.
– Это тебе в подарок, Джимми. Признаюсь, я обиделся, так и не дождавшись приглашения на
Церемонию, но, вспомнив о нашей многолетней дружбе, решил простить тебя.
Логан вытащил одну из бутылок и с восхищением оглядел ее. Это был превосходный французский коньяк тридцатилетней выдержки.
– Спасибо, Эндрю.
– Дожидаясь тебя, я решил откупорить одну, – сообщил Эндрю. – Божественный напиток! Хочешь убедиться?
– Сейчас принесу бокал.
– Не трудись, я прихватил их с собой. Коньяк полагается пить только из хрустальных бокалов.
– Конечно, следовало бы пригласить тебя на свадьбу, – с мрачным видом проговорил Логан, присаживаясь на край стола, – но все произошло слишком быстро.
– Знаю. – Эндрю сверкнул улыбкой. – Ходят слухи, что твоя молодая жена ждет прибавления в семействе. – Эндрю уставился на Логана в притворном ужасе. – Неужели это правда? Неужели твой дом вскоре осчастливит появление маленького Скотта?
Логан взял бокал и, нахмурившись, кивнул, ожидая дальнейших насмешек.
– Что ж, прекрасно! – неожиданно воскликнул Эндрю. – Она бесхитростна и очень миловидна… Едва ли ты мог рассчитывать на большее.
– А где же упреки в том, что я «попался»? – удивился Логан. – Я был уверен, что ты скажешь что-нибудь в этом роде. – Он сделал глоток коньяка и прищелкнул языком.
Эндрю улыбнулся:
– Ты не попался, Джимми. Я слишком давно знаю тебя, чтобы предполагать такое. Ты не стал бы жениться, если бы не хотел этого.
Эндрю был прав: Логан женился на Мадлен только потому, что желал ее, нуждался в ней. Беременность оказалась лишь удобным предлогом. Странно, что Эндрю сразу это понял.
– У нас нет тайн друг от друга, верно? – спросил Логан, пристально глядя на Эндрю и с удивлением осознавая, что ведь они – братья. Теперь ему стало понятно, почему их дружба оказалась такой продолжительной и крепкой. Голос крови невольно привлекал их друг к другу долгие годы.
– Ни единой, – весело отозвался Эндрю.
Желание сказать ему «Эндрю, я – твой брат» было настолько острым, что Логан прикусил губу. Затем поспешно отхлебнул из своего бокала. Предсказать, как воспримет это известие Эндрю, было невозможно. Может, он обрадуется? Нет, едва ли… Скорее всего Эндрю будет раздосадован. Во всяком случае, огорчится. И ополчится против отца и самого Логана, перестанет поддаваться любому влиянию с их стороны. Логан не имел ни малейшего желания увидеть, как его сводный брат начнет топить горе в вине.
– Почему ты так смотришь на меня? – спросил Эндрю, нахмурив свои темные брови, – В точности, как мой отец… как ученый, прежде чем вскрыть подопытного кролика.
– Извини. – Логан попытался улыбнуться. – Я просто подумал о том, что ты выглядишь усталым, Эндрю. Опять засиживаешься за карточным столом до утра?
– Время от времени да, – признался Эндрю с принужденным смешком. – Но мои признания могут подождать. Я приехал только затем, чтобы поздравить тебя.
– Если у тебя неприятности…
– Неприятности преследуют меня постоянно, – перебил Эндрю, водружая ноги на стол и пачкая книги и бумаги грязными каблуками. – По крайней мере не приходится скучать. Расскажи, Джимми, каково быть женатым?
– Я женат всего один день, – сухо отозвался Логан. – Делать выводы пока рано.
Эндрю скорчил кислую гримасу.
– Вряд ли я обрадовался бы, узнав, что до конца моих дней мне на ужин будут подавать одно и то же блюдо. Но разумеется, мужчина вправе искать разнообразия до тех пор, пока хранит тайну.
– Пожалуй, да, – пробормотал Логан, рассеянно разглядывая свой бокал. Мадлен едва ли станет возражать, если он обзаведется любовницей. Но у Логана не было ни малейшего желания наносить ей такое оскорбление. И кроме того, он понимал; ни одна женщина не сможет заменить ему Мадлен, хотя никогда не признавался в этом даже самому себе.
Похоже, Эндрю прочел его мысли. Он усмехнулся.
– Господи помилуй! Неужто ты влюблен в нее?
– Нет, – поспешно ответил Логан, снова нахмурившись.
– Слава Богу! Джимми, любовь – это яд. Вспомни, что случилось, когда ты в прошлый раз поддался ее чарам.
– Разве можно забыть такое? – отозвался Логан с ожесточением в голосе.
Эндрю потупился и осушил свой бокал.
– Мне пора, Джимми. Желаю удачи… Кстати, до меня дошли слухи, что вскоре ты даешь бал в честь жены. Если это правда, я жду приглашения.
Небрежно помахав на прощание рукой, Эндрю вышел из кабинета. По коридору гулко разносились его шаги.
* * *
– Логану вовсе незачем устраивать такой пышный прием… тем более ради меня. – Мадлен с несчастным видом перебирала каллиграфически написанные приглашения, пытаясь представить себе ужасное зрелише – шестьсот гостей, заполнивших роскошный лондонский особняк Логана.
– Дело не только в тебе, дорогая, – сухо возразила Джулия, сидящая рядом со списком приглашенных. – Отчасти этот бал предназначен для того, чтобы польстить самолюбию Логана. Не желая держать в тайне обстоятельства вашего брака, он стремится выставить их напоказ, заявить, что такое положение его вполне устраивает. Несомненно, это зрелище притупит стрелы сплетников, особенно тех, которым не терпится получить приглашение. – Чуть нахмурившись, Джулия вычеркнула несколько имен из списка и заменила их другими, пытаясь добиться идеального состава гостей.
Но к чему устраивать бал здесь? – недоумевала Мадлен. – Логан терпеть не может толпы людей, слоняющихся по дому, глазеющих на его коллекции, заглядывающих в каждый угол…
– Разумеется, Логан терпеть не может гостей. Однако он понимает, что весть о предстоящем приеме в его загадочном особняке сведет публику с ума. Все, кто занимает мало-мальски значительное положение, уже напрашиваются на приглашение, а те, кто уверен, что на бал им не попасть, заранее строят планы отъезда из Лондона в ближайшее время.
– Но его личная жизнь станет достоянием публики, – пробормотала Мадлен, не разделявшая восторгов Джулии. – Решив жениться на тебе, Логан знал наверняка, что ему придется отказаться от многих своих привычек. Ему не следовало рассчитывать на то, что молодая женщина согласится вести жизнь затворницы. Он понимал: тебе захочется танцевать, посещать оперу, путешествовать, быть принятой в обществе. – Джулия снова углубилась в список. – Я добавила бы. сюда несколько иностранных имен… Герцогиня трудилась над списком приглашенных, Мадлен же, сидя в своем кресле, предавалась раздумьям. Она начинала понимать, к чему стремится Логан. Он хотел превратить се жизнь в сценическое действо. От нее требовалось не только держаться как ни в чем не бывало под взглядами сапен глаз, но и с уверенностью и достоинством играть роль хозяйки дома – именно этого ждали гости от жены Логана Скотта. Если она потерпит неудачу, это отразится в первую очередь на репутации самого Логана. Зачем же ему понадобилось подвергать се такому испытанию, да еще сразу после свадьбы?
– Я не смогу, – прошептала она, сцепив руки на коленях.
В бирюзовых глазах Джулии появилось сочувственное выражение.
– Мэдди, он ждет от тебя только попытки.
Мадлен кивнула. Она была готова исполнить любое желание Логана, ведь она любила его. Нельзя было допустить, чтобы он пожалел о своем браке. Мадлен намеревалась во что бы то ни стало заставить его однажды признаться, что он совершил правильный выбор.
– Я намерена не только совершить попытку, – заявила она, – но и преуспеть в ней.
– Вот и молодец, – усмехнулась Джулия. – Ведь ты не робкого десятка, верно?
– Надеюсь, да.
Вскоре им принесли чай и крохотные сандвичи, но Мадлен так и не удалось проглотить ни крошки. Тошнота по-прежнему терзала ее. Логан часто досадовал на отсутствие аппетита у Мадлен и грозил послать за врачом.
– На твоем месте я не стала бы волноваться, – заверила ее Джулия. – Аппетит вскоре вернется к тебе. Ты не только восстановишь прежний вес, но и немного поправишься.
Мадлен приложила ладонь к своему плоскому животу.
– Не могу дождаться этого… Сейчас мне часто кажется, что никакого ребенка нет и в помине.
– Подожди, скоро он начнет шевелиться, – предупредила Джулия, – и тогда все твои сомнения развеются.
Ближе к вечеру герцогиня покинула особняк, пообещав заехать за Мадлен на следующий день и повезти ее к своим знакомым.
– Видишь ли, далеко не все мои подруги актрисы, – заметила Джулия, – Брак с герцогом позволил мне время от времени встречаться с весьма респектабельными людьми.
Герцогиня очень добра к ней, решила Мадлен после отъезда гостьи. Любезность Джулии – красноречивое свидетельство ее уважения к Логану. Уютно устроившись на бархатном диване в гостиной, Мадлен до возвращения Логана успела почитать и позаниматься рукоделием. Логан принес с собой морозное дыхание зимы; его темные волосы растрепались, а щеки порозовели от холода. Зайдя в дом, он первым делом прошел в гостиную, где сидела Мадлен.
Взглянув в глаза мужу, она почувствовала, что тонет в их бездонной синеве.
– Ты ужинала? – спросил Логан. Мадлен покачала головой:
– Я ждала тебя.
Протянув руку, Логан помог ей подняться с дивана.
– Как Джулия?
Мы многое успели. Планировать столь грандиозное событие – весьма утомительное дело.
Логан равнодушно пожал плечами.
– А по-моему, главное – нанять нужных людей.
Направляясь вместе с Логаном в круглую столовую, Мадлен почувствовала желание взять мужа под руку, но воздержалась. До сих пор Логан не приветствовал столь смелые жесты с ее стороны, и Мадлен была уверена, что он непременно упрекнет ее за дерзость.
Через несколько дней после свадьбы между ними установились вежливые, но натянутые отношения. Общаясь, они тщательно подбирали выражения и не обменивались любящими взглядами, поцелуями, ласками. Только по ночам эта сдержанность исчезала: Логан приходил в спальню к жене, молча срывал с нее рубашку, и они предавались любви; в эти минуты Мадлен вся пылала от наслаждения. Но каждое утро Логан уезжал в театр, когда жена еще спала.
– Репетиция прошла удачно? – спросила Мадлен, усаживаясь за стол.
Логан повеселил ее рассказом о последней ссоре Арлисе Барри с другой актрисой. Потом рассказал о соглашении, которое заключил с конкурирующим театром.
– Труппа «Дейли» недавно лишилась двоих лучших актеров, поэтому я решил одолжить ей несколько своих для спектакля «Как вам это понравится». Взамен мы попросили бы у них двух или трех исполнителей на второстепенные роли в «Розе». К сожалению, мои актеры взбунтовались. Они считают ниже своего достоинства играть в «Дейли».
– Их трудно винить, – заметила Мадлен, краем глаза поглядывая на слуг, вносящих серебряные блюда и подносы. – Будь я актрисой, я мечтала бы работать только в «Столичном театре».
– И все-таки они сделают так, как я велю.
– Но зачем заключать соглашение, от которого «Дейли» выиграет больше, чем «Столичный»?
– Оно полезно для театрального искусства в целом. Я не намерен допускать, чтобы мой дух соревнования нанес ущерб лондонской сцене – любой сцене, не только моей.
– Ты прирожденный политик, – внезапно улыбнувшись, заявила Мадлен.
– Я могу себе позволить быть им.
Слуги ловко расставляли на столе блюда: нежные ломтики курятины в соусе из сливок, овощное пюре с сухариками, запеченное в фигурных формах, пирожки с трюфелями и яйцами.
Но ароматы изысканных французских блюд начисто лишили Мадлен аппетита. Предчувствуя приступ тошноты, она отвернулась и потянулась за стаканом с водой. Логан, хмурясь, наблюдал за ней.
– Ты должна поесть, – сказал он.
– Я не голодна. – Мадлен с трудом проглотила возникший в горле ком, чувствуя, как от запаха еды у нее начинает кружиться голова. Отодвинув тарелку, она закрыла глаза и принялась дышать носом.
– Черт! – воскликнул Логан. – Ты ешь слишком мало даже для самой себя, не говоря уже о ребенке.
– Я стараюсь, – возразила Мадлен, не открывая глаз, – но меня все время тошнит.
Подозвав слугу, Логан велел ему принести вареную курятину без приправ и картофельное пюре с молоком.
– И это придется отослать обратно, – сказала Мадлен. – Сегодня я не смогу проглотить ни кусочка. Может быть, завтра мне станет легче.
Логан ответил ей гневным взглядом.
– Ты немедленно съешь что-нибудь, даже если мне придется кормить тебя насильно. Имей в виду: теперь, когда ты забеременела, ты отвечаешь за ребенка.
Укоризненные нотки в голосе мужа взбесили Мадлен.
– Я забеременела отнюдь не без посторонней помощи! – выпалила она в гневе. – В том, что случилось, виновата не только я, но и ты! – Она принялась дышать ровно и глубоко в надежде, что тошнота пройдет.
С минуту супруги молчали.
– Ты права, – неожиданно сказал Логан. – В ту ночь я не подумал о последствиях. Мне слишком уж не терпелось оказаться с тобой в постели, – Смутившись, он добавил:
– И потом, мне никогда не приходилось беспокоиться о подобных вещах. Женщины, с которыми я был знаком, обычно сами принимали… меры предосторожности.
Мадлен удивленно посмотрела на мужа. Неужели ей только показалось, что в голосе Логана прозвучало раскаяние?
– Меры предосторожности? – переспросила она. – Не понимаю, о чем ты говоришь. Логан улыбнулся.
– Это мы обсудим позднее. После рождения ребенка. – Он передвинул свой стул поближе и обнял Мадлен. Затем, смочив водой салфетку, приложил ее ко лбу жены, покрывшемуся каплями пота. – Помнишь, как во время болезни ты кормила меня месивом из хлеба с молоком? – спросил он. – А я пообещал, что когда-нибудь отомщу тебе…
Мадлен издала звук, напоминающий одновременно и плач, и смех.
– Мне следовало оставить тебя в покое.
– Ты спасла мне жизнь, – продолжал Логан. – Не важно, по каким причинам. Ты ухаживала за мной, не боясь вспышек гнева, лихорадочного бреда и вони, обычной в комнате больных. – Он провел прохладной влажной тканью по щеке и шее Мадлен. – Самое меньшее, что я могу сделать, – отплатить тебе добром за добро.
Мадлен почувствовала облегчение, тошнота уже не казалась столь мучительной. Открыв глаза, она увидела совсем рядом лицо Логана: он посмотрел на нее так, что сердце Мадлен лихорадочно забилось. Конечно, этому взгляду было далеко до прежнего, нежного и любящего, но по крайней мере в нем не чувствовалось холодности и отчужденности.
– Ты получишь все, что пожелаешь, – прошептал он, словно успокаивая больного ребенка. – Только скажи.
– Все? – Мадлен усмехнулась. – Ты готов пойти на такой риск?
Логан не сводил с нее пронзительно-синих глаз.
– Я никогда не даю обещаний, которые не собираюсь выполнять.
Мадлен удивленно воззрилась на мужа. В эту минуту слуга внес новое блюдо.
– Благодарю, Джордж, – произнес Логан, взяв в руку вилку. – Пока нам больше ничего не нужно. – Другой рукой он по-прежнему обнимал Мадлен. Положив на вилку немного картофельного пюре, Логан поднес ее к губам жены. – Попробуй съесть хоть немного,
Дорогая.
Мадлен с обреченным видом открыла рот, стараясь не обращать внимания на рези в желудке. Пюре показалось ей пресным и вязким. Мадлен медленно жевала; ей казалось, что она вот-вот подавится.
– Еще немного, – уговаривал Логан.
Неожиданно он принялся развлекать Мадлен ничего не значащим разговором, а между делом продолжал кормить, поглаживая ладонью по спине. Такая забота казалась более чем странной. Каждый глоток давался Мадлен легче предыдущего, ей удалось опустошить половину тарелки. Наконец она со вздохом покачала головой:
Больше не могу! Логан нехотя убрал руку.
Ты уверена? Мадлен кивнула.
– Поешь сам. Ужин остывает.
Пока Логан ел, Мадлен выпила бокал воды. Как завороженная, она следила за движениями его рук, наблюдала, как его пальцы ломают хрустящий хлеб, как держат бокал. Почувствовав на себе ее пристальный взгляд, Логан хотел что-то спросить, но передумал. Его лицо застыло, казалось, он испытывает неловкость, словно совершал нечто недозволенное.
Резким жестом отказавшись от принесенного десерта, Логан помог Мадлен подняться из-за стола. Последние несколько вечеров они проводили час-другой после ужина в маленькой гостиной, читая и беседуя у камина. Но сегодня Логан отказался составить Мадлен компанию.
– Увидимся утром, – пообещал он, прикоснувшись к ее подбородку. – Мне необходимо поработать в библиотеке.
Мадлен нахмурилась и понизила голос, чтобы ее никто не услышал:
Разве ты не придешь ко мне попозже?
Выражение лица Логана не изменилось.
– Нет. Сегодня я не хочу тебя тревожить. Логан собрался уйти, но Мадлен удержала его, взяв за запястье. Ее янтарные глаза пристально смотрели на мужа.
– Я не возражаю, – произнесла она, понимая, что не посмеет попросить его о том, чтобы он пришел к ней.
Последовала томительная пауза. Логан боролся с искушением, прекрасно понимая, что предлагает Мадлен. Именно об этом он и мечтал. Он злился и вместе с тем восхищался, видя, как упрямо Мадлен отказывается защищаться. В этом и заключалась ее сила: она была готова расплачиваться за свои поступки. Логан почти завидовал жене, понимая, что самому ему этого качества недостает.
Наклонившись, он коснулся губами лба Мадлен, страстно желая ощутить под своими ладонями ее упругое тело… Но ограничился быстрым и небрежным поцелуем.
– Спокойной ночи, – произнес он.
Мадлен кивнула с принужденной улыбкой и направилась к себе. Она не собиралась требовать от Логана внимания. Она запаслась терпением, как сделала бы, собираясь укротить дикое существо, способное и есть с ее ладони, и укусить ее.
Переодевшись в тонкую рубашку с длинными рукавами, Мадлен забралась под пуховое одеяло. Постепенно постель согревалась от тепла ее тела, но вместе с тем кости Мадлен начинали ныть, особенно в нижней части спины, и ей пришлось долго ворочаться, чтобы найти удобное положение.
Сон ускользал от нее. Мадлен тщетно прислушивалась, не раздастся ли хлопок двери в спальне Логана? Постепенно она начала погружаться в дремоту, не приносящую покоя. Один раз, пробудившись от сна, Мадлен обнаружила, что у нее свело ноги, и принялась сгибать и разгибать их. Мгновенно ее правую ногу пронзила острая боль, мышца судорожно сжалась. Мадлен не подозревала, что вскрикнула, пока внезапно из темноты не раздался голос Логана и матрас на кровати не прогнулся под его тяжестью.
– Мэдди! – с тревогой в голосе позвал он, привлекая к себе скорчившуюся от боли Мадлен. – Что случилось? Ответь мне!
– Нога… – простонала Мадлен. Боль не утихала, она парализовала Мадлен, лишая ее возможности пошевелиться. – Не трогай меня…
– Дай-ка посмотреть. – Логан отвел в сторону ее руки и ощупал ногу. – Попытайся расслабиться.
– Не могу. – Мадлен приникла к нему, вздрагивая от боли в икре. Логан нашел сведенную судорогой мышцу и принялся осторожно растирать ее, прогоняя боль. Мадлен вздохнула с облегчением и прислонилась плечом к груди Логана. Когда он принялся массировать другую ее ногу, Мадлен пробормотала; «Там не болит», – но Логан жестом попросил ее замолчать, продолжая массаж.
– Что произошло? – спросил он, приподнимая подол ее ночной рубашки.
– Судорога, – объяснила Мадлен, постепенно успокаиваясь. Похоже, Логан знал, как надо действовать, как разминать мышцы, не причиняя боли. – Джулия сказала, что такое иногда случается у женщин в моем положении.
– Об этом я не подозревал, – встревоженно отозвался Логан. – И часто возникают эти судороги?
– Не знаю. Со мной такое было в первый раз. – Мадлен стыдливо одернула подол рубашки. – Спасибо. Прости, что мне пришлось побеспокоить тебя, – Мадлен зевнула, улеглась на бок и свернулась калачиком.
В темноте послышался шорох одежды. Открыв глаза, Мадлен с удивлением уставилась на едва различимую в темноте фигуру Логана.
– Ты не собираешься уходить? – смущенно спросила она.
– Нет. – Он улегся рядом с ней. – Похоже, ты твердо решила сегодня заманить меня в свою постель.
– Если ты намекаешь на то, что я притворялась…
– Ясно лишь одно: ты не устояла перед моими чарами. Я все понял. – Обняв Мадлен, Логан приник к ее губам.
Понимая, что он шутит, Мадлен попыталась оттолкнуть его.
Самодовольный негодяй! – со смехом воскликнула она, чувствуя, как ладонь Логана легла на ее затылок.
– Поцелуй меня, – потребовал он, не прекращая ласкать ее губами и обжигая дыханием щеку. Его шутливое настроение сменилось сосредоточенной нежностью, которую Мадлен так ждала. Он касался ее кончиками пальцев, трогал спину, соски, ямочки под коленями. Мадлен лежала неподвижно, уплывая на волнах удовольствия и дрожа от предвкушения.
Он долго ласкал ее соски, втягивая их, поглаживая языком, превращая в затвердевшие крохотные шарики. Мадлен беспокойно выгнула спину, желая ощутить тяжесть его тела, почувствовать его внутри себя, но Логан отстранился, проведя ладонями вдоль ее тела, словно оставив на нем горящий след.
Пристыженная и опустошенная, Мадлен обнаружила, что умоляющим жестом раздвигает ноги, открывая его пальцам доступ к сочащимся влагой набухшим складкам плоти. И вдруг Мадлен протянула руку и обхватила пальцами его горячее копье, ошеломив Логана неопытной, но пылкой лаской. Задохнувшись, он крепко обнял се и бархатистым голосом прошептал: «Да, Мэдди… вот так…» Рыча от наслаждения, он направлял ее руку, шепча бессвязные слова и опаляя поцелуями ее кожу.
Наконец, понимая, что дольше ему не выдержать, Логан придвинул Мадлен поближе и положил ее ногу к себе на бедро. Ее хрупкое тело, такое нежное и податливое, покорно обвило его, словно они были созданы друг для друга. Он медленно проникал в ее лоно, наслаждаясь взрывом ощущений, шелковистым теплом, окутывающим его. Ее губы крепко сжались, из горла рвались гортанные звуки. Логан медленно входил в нее, пока Мадлен не содрогнулась со стоном, утопая к горячих волнах блаженства. Тогда Логан дал волю своей страсти, с нетерпением ожидая освобождения.
Потом он долго оставался в ней, не разжимая объятий. Ее кожа была тонкой и благоуханной, как лепестки ночного жасмина. Прижавшись губами к шее Мадлен, Логан впитывал в себя привкус пота, лаская языком пульсирующую жилку. Обычно он не позволял себе медлить, надолго оставаться с Мадлен после любовных утех. Эта промедления были слишком интимными и опасными.
На камине размеренно стучали часы, словно насмехаясь над ним. Не обращая внимания на этот звук, Логан расслабился, зарывшись лицом в шелковистые волны волос Мадлен. В конце концов она принадлежала ему. Он мог поступать с ней, как пожелает, лишь позаботившись, чтобы она никогда не догадалась о его любви.
* * *
Вспомнив о своих планах встретиться с драматургом, новая пьеса которого нуждалась в значительной переработке, Логан решил провести эту встречу в кофейне Банбери. В этой кофейне у него был постоянный столик – возле большого окна, сквозь которое щедро лился дневной свет. У Банбери постоянно царила непринужденная, праздничная атмосфера. Логан надеялся, что она поможет смягчить нрав драматурга, который относился к каждому своему слову как к святыне.
– Свари-ка самого крепкого кофе! – крикнул мистер Банбери своей дочери, помогавшей ему. – Мистер Скотт пожаловал!
Логан пробирался к своему излюбленному столику, время от времени останавливаясь, чтобы переброситься парой слов с друзьями и знакомыми. У Банбери собирались представители богемы: художники, философы, толпы писателей с Флит-стрит.
Едва Логан успел разложить на столе экземпляр пьесы, чистые листы и письменные принадлежности, к нему подошел один из меценатов, член общества художников лорд
Бошам.
– Скотт, как мне повезло встретить вас именно сегодня! – радостно воскликнул он. – Я давно хотел поговорить с вами об одном деле… Прошу прощения, вижу, вы кого-то ждете, но я не отниму у вас много времени…
– Слушаю вас, – сказал Логан, указывая на соседний стул.
Лорд Бошам сел и уставился на него с сияющей улыбкой.
– Скотт, я не стал бы вас беспокоить, но памятуя о ваших широких связях в кругу богемы и великодушном покровительстве, которое вы оказываете многим художникам…
Логан перебил его, недоуменно приподняв бровь,
– Можете переходить прямо к делу, милорд. Я не привык к лести.
Меценат рассмеялся:
– По-моему, вы первый из актеров, открыто заявивший об этом. Ладно, буду прям; я хочу сделать одолжение одному молодому художнику, джентльмену по имени Джеймс Орсини.
– Я слышал о нем, – кивнул Логан, приветствуя мимолетной улыбкой молодую женщину, поставившую перед ним поднос с кофе. Затем он вновь перевел взгляд на Бошама.
– Мастерство Орсини достойно всяческих похвал, он смело экспериментирует со светом и формой – это поразительные достижения для художника в двадцать лет. Все дело в том, что он ишет модель для картины, которая снискала бы ему славу и возможность устроить выставку…
Логан перебил его негромким смешком, поднося к губам чашку крепкого кофе. Сделав глоток, он устремил на Бошама взгляд своих блестящих синих глаз.
– Знаю, знаю, к чему вы клоните, милорд, и потому заранее отвечаю: нет.
– Но художник в наше время становится знаменитостью лишь после того, как напишет портрет Логана Скотта! Насколько мне известно, вы позировали уже двум десяткам художников.
– Двадцати пяти, – сухо поправил Логан,
– Уверяю вас, Скотт, вы еще никогда не позировали портретисту, настолько заслуживающему этой чести. Логан покачал головой:
– Должно быть, вы правы. Но мои портреты рисовало множество мастеров…
– Причиной тому – ваш успех, – напомнил Бошам.
– …и я успел пресытиться этим удовольствием. Меня писали маслом и углем, запечатлевали в металле, мраморе и воске, в виде бюстов, медальонов, картин… Пощадите же публику, которой и без того надоело повсюду лицезреть мою персону!
– Орсини согласится на любые ваши условия. Добрая половина членов общества убеждена, что вы должны дать этому художнику шанс. Неужели мы должны умолять вас на коленях?
Логан в притворном ужасе вскинул брови и отпил еще глоток кофе. Пока Бошам ждал ответа, Логан, обдумав его предложение, с улыбкой заговорил:
– Я делаю вам встречное предложение. Передайте Орсини, что я готов позволить ему написать портрет моей жены.
– Вашей жены? – растерянно повторил Бошам. – Верно, я слышал, что вы недавно женились, но уверен, Орсини предпочел бы писать вас…
– Портрет миссис Скотт будет достоин любой выставки. Если Орсини сумеет уловить то, что вижу в ней я, его ждет щедрая награда.
Бошам с сомнением взглянул на него:
– Ну что же, говорят, миссис Скотт весьма привлекательная женщина…
– Она поистине прекрасна. – Логан задумчиво рассматривал темный до черноты напиток в своей чашке. – В ней есть невинность, которая не исчезнет, проживи она даже сто лет… – Он очнулся от краткой задумчивости. – Насколько мне известно, прежде с нее никогда не писали портретов. Орсини повезло.
Лорд Бошам в изумлении смотрел на Логана.
– Я сообщу мистеру Орсини, что он просто обязан написать портрет миссис Скотт: каждому будет любопытно взглянуть на женщину, которой удалось околдовать вас.
– Выбирайте выражения! – одернул его Логан, нахмурившись.
Дружище, другого слова не подберешь. Видели бы вы собственное лицо, когда говорили о ней… – Усмехнувшись, лорд Бошам встал, откланялся и вернулся к своему столику.
– Не понимаю, – проворчал Логан, листая рукопись пьесы. – Я только и сказал, что она прекрасна.
* * *
Орсини принял предложение без колебаний, о чем сообщил в благодарственном письме, отправленном в лондонский дом супругов Скотт на следующее утро. Узнав о том, что ей предстоит позировать для портрета, Мадлен выразила неудовольствие.
– Беременность станет заметной задолго до того, как портрет будет готов, – возражала она, стоя перед Логаном в библиотеке и нервно комкая в руках листок бумаги.
Логан закрыл книгу и повернулся к ней.
– Платье особого покроя скроет беременность, к тому же Орсини способен сделать твою талию тоньше несколькими взмахами кисти. И потом, тебе все равно нечем заняться.
– Я могу выбрать себе и другое, более достойное занятие.
– А мне нужен твой портрет. После того как Орсини представит портрет на выставку, я намерен купить его.
– На выставку?! – воскликнула Мадлен, вспыхивая. – Логан, у меня нет никакого желания превращаться в некий предмет, трофей…
– Это неизбежно, – возразил Логан, и его глаза полыхнули голубым огнем. – Ты моя, и я намерен похваляться тобой, где и когда пожелаю.
Мадлен уставилась на него широко распахнутыми глазами, слишком польщенная, чтобы возразить.
– Что это? – вдруг спросил Логан, указывая на смятый листок бумаги в ее руках.
– Это список предстоящих расходов. Очевидно, от некоторых из них можно отказаться, и я хотела бы посоветоваться…
– Садись сюда и покажи список. – Логан отодвинул кресло от стола и похлопал себя по колену с таким выражением лица, что Мадлен стало неловко.
Боязливо приблизившись, она присела на колено мужа, вытянувшись в струнку.
– Пожалуй, тебе будет удобнее, если я пересяду…
– Мне и без того удобно, – заверил Логан, притянув Мадлен к себе. Отняв у нее бумагу, он мельком просмотрел столбец цифр и, к изумлению Мадлен, ничем не выразил недовольства. – Я ожидал гораздо больших затрат, – спокойно заметил он.
– Но бал обойдется в целое состояние! – воскликнула Мадлен. – Я постоянно твержу герцогине, что в такой экстравагантности нет нужды, она же продолжает заказывать все самое дорогое и лучшее, причем в количествах, вдвое превосходящих мои планы, и… почему ты улыбаешься?
– Вот уж не думал, что ты будешь экономить мои деньги! – Логан отложил список и обнял Мадлен. – Бережливость – прекрасное качество, но твой муж отнюдь не нищий.
– Разумеется, но на что же мы будем жить весь год?
Логан расправил кружевную отделку лифа Мадлен и осторожно подергал за газовый шарф, прикрывающий ее шею и ключицы. Улыбка приподняла уголки его рта.
– Успокойся, Мэдди, Мы вполне можем позволить себе устраивать такой бал каждую неделю до конца жизни. Мадлен ошарашенно уставилась на него, нахмурив брови.
– Неужели ты… то есть мы… настолько богаты?
– Прежде всего у нас четыре поместья, не считая охотничьих угодий в Уилтшире. – Заметив, что Мадлен с любопытством слушает его, Логан небрежно продолжал:
– А еще нам принадлежат яхта, пивоварня, судостроительная верфь, черепичный завод и акции колониальных рудников. Вдобавок мои вклады в строительство железных дорог и морских судов приносят немалую прибыль. И разумеется, у нас есть коллекция шедевров искусства, театр, а также прочая собственность. – Похоже, выражение лица ошеломленной Мадлен рассмешило его. – Поэтому вы можете сорить деньгами, как вам вздумается, мадам. Я вам это позволяю.
Мадлен понадобилось не меньше минуты, чтобы собраться с мыслями. Оказалось, что она вышла замуж за обладателя настоящих богатств, состояние которого превосходило состояние ее родителей, сестер и даже лорда Клифтона!
Понаблюдав за ней, Логан вдруг разразился смехом, словно прочел ее мысли.
– Прежде чем вы окончательно возгордитесь, мадам, вспомните, что я не принадлежу к знати и что ни у кого из наших детей не будет титула.
– Для меня это не имеет значения, – откликнулась Мадлен, сердце которой забилось при упоминании о будущих детях.
– А если это будет важно для детей?
– Чтобы занять свое место в жизни, им не понадобится титул. Они научатся добиваться всего своим трудом, как ты.
– Боже мой, миссис Скотт! – Губы Логана растянулись в насмешливой улыбке. – Вы, кажется, пытаетесь польстить мне?
Он поудобнее устроил ее на своем колене, Мадлен почувствовала твердый бугор его тела и вспыхнула. Несмотря на то что это открытие было приятным, Мадлен сочла подобное поведение неподобающим средь бела дня: в библиотеку мог войти кто-нибудь из слуг или визитеров.
– Логан, – слабым голосом начала она, ощущая прикосновение его губ к шее, – я… у меня столько дел…
– И у меня тоже. – Он начал расстегивать ее платье, невозмутимо отведя в стороны руки жены.
– А если войдет горничная? – спросила Мадлен и вздрогнула, когда Логан просунул руку за ворот ее платья, лаская грудь.
– Я велю ей уйти. – Другую руку Логан запустил под юбку, ловко разобрался в складках льняного белья и добрался до самого чувствительного местечка ее тела. Он довольно прищурился, сажая Мадлен верхом к себе на колени. Тишину библиотеки нарушил треск тонкой ткани панталон.
– Не здесь… пойдем наверх… – умоляюще зашептала Мадлен, покраснев от стыда. Она чувство-
Вала, как сильные мышцы Логана перекатываются под его одеждой.
– Нет, только здесь, – заявил Логан, расстегивая брюки. Мадлен неловко поерзала, и Логан разразился смехом. – И прекрати оглядываться на дверь.
– Не могу! – Мадлен ахнула, почувствовав, как легко он вошел в скользкие глубины ее лона. – Так нельзя…
– Обними меня, – гортанным голосом велел он. Продолжая шепотом отдавать приказы, он слегка приподнимал ее и опускал, начиная волшебную скачку.
Глаза Мадлен закрылись oт удовольствия. Она положила ладони на широкие плечи Логана, вцепившись ногтями в ткань сюртука. Их движения стали слаженными и быстрыми, у Логана вырывались тихие стоны. Мадлен не верила своим глазам: она отважилась оседлать его, впустить в себя, забыв о правилах приличия, которые ей вдалбливали столько лет. Но Логан действовал требовательно и властно, и в конце концов она отбросила всякий стыд. Он заполнял ее с каждым мощным ударом, наслаждение становилось все острее, пока Мадлен не содрогнулась в спазмах экстаза, Тело Логана под ней напряглось. Он впился зубами в ее плечо, и боль усилила невыносимое блаженство.
Мадлен безвольно обмякла, прижавшись к Логану, а он улыбнулся, уткнувшись лицом в ее растрепанные волосы.
– Об этом я мечтал каждое утро в театре, когда ты помогала мне разбирать письма.
– Правда? – удивилась Мадлен, подняв голову и глядя на него затуманенными глазами. Она совершенно растерялась, ее одолевало желание рассмеяться без причины. – Вот уж не думала!
– Если бы вы знали, куда смотреть, мадам, все доказательства были бы налицо.
Выпрямившись, Мадлен с улыбкой взглянула на него.
– В таком случае я запрещаю вам нанимать женщин-секретарей.
– Ты единственная женщина, к которой меня влечет, – печально признался Логан, борясь с желанием приласкать ее, как котенка, и назвать множеством ласковых прозвищ, которые готовы были сорваться с его губ. Внезапно его лицо посерьезнело, и он добавил:
– По крайней мере пока.
С безучастным лицом Логан наблюдал, как глаза Мадлен погасли. Она осторожно встала и начала приводить в порядок одежду. Несмотря на то что Логан пожалел о жестоких словах, они были необходимы. Лучше пожертвовать минутой близости, чем позволить Мадлен думать, будто он дорожит ею. Однажды он уже сделал ошибку, доверившись ей. Больше такого не повторится.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100