Читать онлайн Подари мне эту ночь, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подари мне эту ночь - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.95 (Голосов: 130)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подари мне эту ночь - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подари мне эту ночь - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

Подари мне эту ночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2



Слова Лиа: «Адди, мне нужно мое лекарство» был сигналом к началу новго утра, нового дня. Адди все еще лежала с закрытыми глазами, ожидая этих слов, зевая и зарывшись лицом в подушку. Почему Лиа еще не позвала ее? Почему она…
Адди резко села на кровати с широко раскрытыми глазами, как если бы только что прозвонил будильник, сердце ее колотилось в бешеном ритме. Взгляд пробежал по комнате. Она все еще была здесь. В другом мире. Что же произошло? Что же все-таки произошло? Все окружающее было совершенно другим, не тем, к чему она привыкла. Маленькая розовая спальня в рюшечках не была ее. Она вообще не была в ее вкусе. Адди хотела назад свою собственную родную – бело-синюю, с кропотливо вышитыми Лиа салфетками, с заваленным румянами и помадами комодом и постером, который гласил «Валентино в роли Шрейка и Мэри Пикфорд в роли Моей Лучшей Девушки». Она скучала по ним, скучала по знакомому радиоприемнику в углу.
— Радио. – Произнесла она вслух, ошеломленная осознанием, что в этом мире больше не будет радио. А так же не будет электрических лампочек, фотоаппаратов Кодак и готовой одежды. Они даже не догадываются о Великой Войне, Чарли Чаплине или музыке в стиле джаз. Адди задумчиво перебирала в голове возможности случившегося. Что, если она обнаружит себя в Темных Веках? Они же настолько отличаются от всего, к чему она привыкла!
Она соскочила с кровати и бросилась к гардеробу, рывком распахнула дверь и уставилась на висевшую там одежду. Ничего, чтобы выглядело хоть сколько-нибудь знакомым. Ни шорт, ни бойких юбочек, ни маленьких шляпок. Там висели лишь длинные платья, вычурные блузки и стелящиеся по полу юбки. Шкаф был просто забит разноцветной одеждой из сияющего шелка, легкого и невесомого батиста, украшенного цветочным орнаментом и атласными розами. Очевидно, Аделина Уорнер носила все самое лучшее, что можно купить за деньги. Хватило и минуты, чтобы понять – розовый был в этой коллекции основным цветом. Его оттенки простирались от ярко-пунцового до бледно-кораллового.
— Акры! Здесь же целые акры всего этого! – Изумленно прошептала Адди, перебирая платье за платьем. – Акры розового!
Розовый – приятный цвет, но… в таком количестве — это же кошмар!
С правой стороны она обнаружила другие платья – хлопковые или батистовые, гораздо проще в покрое, которые, вероятно, можно было отнести в категорию «на каждый день». Красивые, если на них просто смотреть, но носить такие!? У нее было ощущение, что они окажутся настолько же неудобными, как и то, от которого она избавилась прошлой ночью.
Адди повернулась к пухлому креслу, стоящему возле комода, чтобы оценить насколько грязным было платье и нательное белье, и ее лицо передернулось от отвращения. Как же долго она мечтала из него вылезти!
Этот ужасный корсет, похожий на ребра скелета с кучей ленточек спереди. И еще одна широкая болтающаяся на бедрах часть (на которую натягивалась юбка) – все это было так неудобно и изнурительно. Как женское тело способно выносить трудности, быть часами сжатым и спрессованным со всех сторон? И не стоит забывать не менее болезненные штуки (то ли из кости, то ли из металла), вставленные в корсет, что вчера оставили множество красных пятен на ее коже. Адди с трудом представляла, как сможет облачиться во все это вновь, не сжавшись сначала до невозможного.
Самое простенькое платье, которое можно было найти в гардеробе – было розово-белым, сшитым из широких полос батиста и украшенное лентами. Несколько минут Адди потратила на то, чтобы правильно его застегнуть. Рассматривая себя в зеркало сверху донизу, все эти ленты полоски и пуговицы, а особенно банты на концах ее туфель, она не смогла удержаться и скорчила рожицу своему отражению.
Когда Адди спустилась вниз, она с облегчением обнаружила, что кроме Каролины и Мэй в столовой никого не было. Обе выглядели аккуратно и чопорно в наглухо застегнутых под горло платьях, подобных тому, что было на Адди. Очевидно, остальные уже покинули столовую, горничная убирала грязную посуду с опустевших за столом мест.
— Доброе утро, Каролина. – Нерешительно поприветствовала Адди.
— Рада видеть, что ты поспала подольше. Отдых тебе не повредил, насколько я вижу.
Адди посмотрела на настенные часы и удивилась. Поспала подольше? Да ведь сейчас только семь утра!
— Да, немного лишнего сна пошло мне на пользу. – Медленно ответила она и повернулась к другой женщине, сидящей за столом. – Доброе утро, Мэй.
— Мэй? – Повторила пожилая женщина со смесью удивления и раздражения на лице. – Когда это ты решила звать меня просто по имени? Только твоему отцу это позволено, Аделина.
Она перевела взгляд на тост, который минутой раньше изящно смазывала маслом, тонкие брови-ниточки нахмурено сошлись воедино.
— С тех пор, как ты вернулась из Академии благородных девиц, твои понятия несколько изменились.
— Я прошу прощения. – Мгновенно разволновалась Адди. – М…матушка.
— Бедная девочка! – Мягко улыбнулась Каролина и похлопала по стулу рядом с собой. – Проходи, садись рядом со мной. Ты просто перевозбудилась. Весной с тобой такое случается особенно часто.
— Жду не дождусь, когда ты выйдешь замуж и родишь детей, Аделина. Тогда ты будешь слишком уставшей, чтобы «перевозбуждаться».
Адди обошла длинный стол и села рядом с Каролиной, чувствуя странное покалывание при взгляде на ее раздувшийся от беременности живот.
— К…как ты себя чувствуешь?
— Гораздо лучше, Аделина. Спасибо, что спросила. Проблем с удерживанием еды внутри больше не возникает. – Каролина улыбнулась и погладила живот. – Я знаю, что Питер хочет, чтобы в этот раз был мальчик, но у меня предчувствие, что снова будет девочка. Лиа точно обрадуется. Ей бы хотелось иметь сестру.
Я тебя уже встречала однажды, когда была маленькой, а ты — старухой. – Едва не вырвалось у Адди. – Ты тогда была моей бабкой. А тот ребенок, которого ты носишь сейчас и есть моя мать. У нее никак не получилось оторвать взгляд от Каролины, Адди смотрела на нее до тех пор, пока не услышала вопрос:
— Что-то случилось?
— Я.… Нет. Я просто хотела спросить, как ты собираешься назвать ребенка?
— Я еще не уверена. – Задумчиво ответила Каролина. – Наверное, выберу какое-нибудь имя из Библии. Я люблю Библейские имена. Если будет мальчик, то – Давид. Если девочка, то – Рэйчел или, может быть, Рут…
Рэйчел или Рут. Но ее мать звали Сарой! Адди задумчиво жевала губу, слушая, как Каролина и Мэй обсуждают другие вероятные имена для будущего ребенка. Подали завтрак. Желудок отозвался на него еще до того, как девушка перевела взгляд на поднос. Ветчина, жареный картофель, яичница и блины, украшенные сверху подтаявшим сливочным маслом. Адди никогда еще не видела настолько перегруженной едой тарелки, исключая ту, что она сервировала прошлым вечером. Неужели они всегда столько едят? Для Лиа и Адди всегда было проблемой иметь на кухне хотя бы сахар, масло, яйца и кофе. Ели скудно, а остатки никогда не выбрасывали.
— Но я не смогу все это съесть!
— Здесь ровно столько, сколько вы обычно едите, мисс Аделина. – Проговорила горничная тоном «Всем, известно, что это факт» и поставила перед Адди кувшин с кукурузным сиропом.
— Мне бы лучше черного кофе….
— Тебе нужно что-то поесть. – Сказала Мэй. – Ты ведь собираешься этим утром на ранчо «Дабл Бар», скакать на лошадях с Джефом Джонсоном, не так ли?
Кто такой Джеф Джонсон? Адди слегка нахмурилась.
Когда-то Лиа что-то вскользь упоминала об Аделине Уорнер.
Мужчины из-за нее сходили с ума! И Старый Джонсон тоже потерял голову…
Старый Джонсон был толстым, неопрятным и очень богатым. Мог ли он быть тем Джонсоном, о котором теперь шла речь?
— Я не припоминаю, что собиралась туда. – Такой ответ ставил Адди в неудобное положение, но лучшего она придумать не могла. – Не чувствую себя достаточно хорошо, чтобы куда-либо идти. Он же не будет против? А тем более скакать на лошади, я сегодня к этому не готова.
— Ты мне вчера сказала, что пообещала ему. – Хотя голос Мэй звучал мягко, становилось ясно, что пререкаться на эту тему она не собиралась. – Леди никогда не дают обещаний, которые не собираются выполнять. И передумывать – это не правильно. Ты увидишь, что хорошо проведешь с ним время, дорогая.
— Ты и папочка очень надеетесь, что между ними завяжется роман, – рассмеялась Каролина.
— Я позволяю себе думать, что Джеф мог бы стать ей хорошем мужем. Его мать хорошо воспитанная женщина и растила сына, как джентльмена.
— И папочке нравится мысль о свадьбе дочери с тем, кто однажды унаследует «Дабл Бар»
— Возможно. – Признала Мэй. – Но все равно, Аделина уже пообещала, что явится туда, и теперь пришло время с честью относиться к своим словам.
— Действительно ли я ему пообещала, что приду? Или только сказала, что рассмотрю его приглашение? – В отчаянии спросила Адди, надеюсь найти путь, хоть какой-нибудь путь к отступлению, ведь иначе катастрофы не миновать. Она была очень слабым наездником, ужасным наездником, если признаться начистоту.
— Помнится мне, что ты прямо прыгала от счастья, получив приглашение. – Сухо заметила Каролина. – И тараторила об этом, не переставая, пока не уехала в город.
— Что-то мне теперь не особенно радостно, как это было вчера…
— Хватит разговоров об этом. – Жестко перебила Мэй. – Ты поедешь туда, как только переоденешься. Диаз проводит тебя до ворот «Дабл Бар». Ему неплохо бы заняться чем-нибудь еще, помимо просиживания штанов на крыльце и рассказывания историй.
— Она могла бы поскакать туда с Беном. – Предложила Каролина. — Я слышала, что у него там какие-то дела этим утром. Не думаю, что он уже уехал.
— Нет! – Адди резко побледнела. – Я с ним не поеду!
— Не будь такой упрямой. – Проворковала Мэй. – Ты пристрастно к нему относишься, но…
— Не знаю, почему он ей так не нравится! – Закатила глаза Каролина. – Если и есть мужчина, за которым стоит побегать, так это Бен. С его черными волосами и зеленющими глазами, а плечи какие! Как ты можешь искать в нем недостатки?
Адди не знала, что сказать. Конечно, Бен был замечательным, если бы не то обстоятельство, что Адди хотелось удушить его гитарной струной. За мелкие недостатки характера…
— Аделине не пристало бегать за фермером. – Произнесла Мэй строго. – Она выйдет замуж так уже удачно, как и ты, Каро. А это означает за кого-то с гораздо большим потенциалом, чем Бен.
— Но Бен получил хорошее образование. – Мягко парировала Каролина. – Он очень трудолюбив, его все любят…
— А где он получил образование? – перебила Адди.
— Он никогда не говорил, где именно, но я подозреваю…
— Хватит говорить о Бене. – Оборвала Мэй. – Перестань подталкивать сестру в этом направлении, Каро. Бен закоренелый одиночка. Таких мужчин, как он, всегда куда-то тянет. Он – кочевник, и ничто этого не изменит.
— Папе кажется, что он может осесть здесь на какое-то время. – продолжала упорствовать та.
— Твой отец и я не всегда сходимся во мнении. А теперь, Аделина, если ты не собираешься есть, марш наверх переодеваться.
Адди кивнула, поднимаясь из-за стола.
Я собираюсь удрать от всего этого, как можно скорее. Вот как только останусь одна, сразу сделаю ноги…И так быстро, что никто меня не догонит.
Из всего происходящего Адди не знала многих вещей: например, кто она в этом мире, как она сюда попала, где находится настоящая Аделина Уорнер и что произошло с Лиа. Только одно Адди знала наверняка: Бен – убийца. И ни за какие коврижки она не будет находиться там же, где и он.
Поднявшись наверх в розовую спальню, Адди принялась неохотно подыскивать подходящую одежду. В конце концов, выбор пал на коричневую юбку, вполне пригодную, чтобы скакать на лошади, кремовую блузку, добротные полусапожки и приплюснутую шляпку. Рядом с обувью, она нашла три пары шпор с остроконечными звездочками, каждая из которых была выполнена в своем собственном стиле. Выбрав одну пару, Адди принялась ее внимательно изучать. Шпоры являлись настоящим произведением искусства – на блестящей серебряной поверхности был выгравирован сложный цветочный орнамент с переплетением из множества завитушек. Кончики шипов потемнели от лошадиной крови и шерсти. Судорога отвращения на миг исказила лицо девушки, и она тут же положила шпоры обратно.
— Аделина? – раздался голос Мэй из-за двери.
— Что, м…матушка? – Одному Богу известно, как трудно было звать кого-либо этим словом.
— Я сказала Бену, что ты едешь с ним. Он оседлал для тебя Джесси. Поторопись, дорогая, не заставляй его ждать.
— После вчерашнего, это было бы последним, что бы я стала делать…
— Молодец, моя девочка.
Охваченное ужасом сердце тяжело стучало в груди, пока Адди переодевалась и закалывала волосы. Мысли, о том, как избежать встречи с Беном, вихрем проносились в голове, но ни одна из них не помогала найти правдоподобную причину для отказа от встречи. Внезапно она спросила саму себя, а чего именно она так боится? Он не посмеет сделать ей ничего плохого, ведь сейчас день, и тем более, всем известно, куда они направляются. Бен всегда был трусом. Если он хотел навредить кому-либо, то всегда шел и ябедничал. Порыв ненависти придал Адди сил. Она должна через это пройти. Пройти и выжить, несмотря на то, что может произойти. Тем более что настоящей опасности нет. Если история идет тем же чередом, что и раньше, то Бен намеревается убить Рассела, но не ее…
Адди с некоторым усилием протолкнула одну ногу в кожаный ботинок, затем другую во второй. Когда она пошевелила пальцами и провернулась на носках, то с удивлением обнаружила, что обувь пришлась впору. Идеально, по-другому не скажешь. Как такое возможно, если ни у кого на земле нет полностью одинаковых стоп? А у этих ботинок даже подошва потерта в тех же самых местах, что и всегда у Адди, а мягкая кожа идеально облегает каждый изгиб ее ноги. Адди подошла к зеркалу и стала с удивлением рассматривать свое отражение.
Где теперь та девушка с ярко-красными губами и чулках телесного цвета? Девушка, что носила коротенькие платья, открывающие по-мальчишечьи тонкие ноги? Девушка в зеркале выглядела вычурно и старомодно, этакая женственная куколка с выпирающей грудью и туго затянутой талией. И хотя ее наряд для скаковой езды был не настолько стесняющим движения, как другая одежда, Адди все равно чувствовала себя беспомощной, скованная нагромождением панталон под юбкой. Чем бы только она сейчас не пожертвовала, чтобы вернуть тонкие шелковые трусики и короткую юбку, к которым она так привыкла.
Это было так неестественно притворяться утонченной фальшиво-сладострастной женщиной. Такие женщины обычно были пассивны и трогательны в их преувеличенной женственности, но всегда вызывали у мужчин восхищение и желание обладать и доминировать. Сколько она еще сможет это выносить? Сколько, до того, как задохнется в корсете и кринолиновых юбках?
Адди вышла из дома, но шаги ее замедлились, как только она увидела Бена, сидящего на лошади и держащего другую под уздцы. Похожий на других ковбоев, Бен выглядел на лошади, словно на ней родился — комфортно и уверенно. Гнедая кобыла, которую он держал для Адди, была необычного оттенка – светлая, почти золотая. Величаво переступающее с ноги на ногу животное время от времени закидывало голову и каждым движением выказывало свой бойкий норов. Адди была зачарована и напугана одновременно. Сколько времени прошло с тех пор, как она последний раз ездила верхом? Не то, чтобы она никогда не была хороша в этом, но все же потребовались бы часы, чтобы наверстать былые умения. Но как можно это сделать, когда Бен постоянно на нее смотрит? Сердце Адди колотилось настолько быстро, что его пульсацию, казалось, можно было почувствовать в любой клеточке тела.
— Ты забыла нацепить свои консервные ножи. – Его наглые зеленые глаза блеснули, оглядывая ее с головы до ног.
Адди никогда еще не видела более привлекательного мужчины, чем в тот момент Бен. Полы шляпы бросали тень на его глаза, рукава белоснежной рубашки закатаны по локти, ноги плотно облегали штаны с бахромой, начинающейся у колен.
— Консервные но… А—а—а! Ты имел в виду шпоры… — Адди нехотя начала заикаться, проклиная себя за неуместную нервозность. – Я их больше не ношу. Это жестоко и…не так уж необходимо.
— Ты еще на прошлой неделе мне говорила, что на Джесси ездить без шпор не получается.
— Мы и так хорошо ладим с Джесси, – пробормотала она, подходя к кобыле и поглаживая ей нос.
Лошадь раздраженно мотнула головой.
— Будь паинькой, Джесси. Ты же собираешься быть хорошей девочкой сегодня, не так ли?
— Вы двое можете полапотать после, а сейчас пора ехать.
Адди медленно обошла кобылу с левой стороны. Ведь это же с левой стороны на нее следовало забираться, не так ли? Она судорожно пыталась припомнить, все, чему ее когда-то обучали на уроках верховой езды. Никогда не позволяй лошади почувствовать, что ты ее боишься. Надо раз и навсегда дать Джесси понять, кто здесь главный. Лошадь зашевелила ушами, настороженно следя за приближением девушки.
— Тут же дамское седло? – Выдавила из себя Адди, и ее желудок сжался от дурного предчувствия. Она понятия не имела, как ездят в дамском седле.
— Такое, как и всегда. Ты сама настояла на дамском, как только вернулась из академии.
— Нет, сегодня я так не могу. Поставьте сюда что-нибудь другое.
Лицо Бена стало жестче.
— У меня нет времени на твои игры. И настроения, чтобы потворствовать твоим прихотям. Так что оставь свою любовь покомандовать для кого-нибудь другого. Позже можешь нажаловаться папочке, а сейчас залезай на лошадь!
— Я Вас презираю. – Пылко бросила ему в лицо Адди.
— Эта закрытая школа не многому тебя научила, как я посмотрю.
— Я Вам не должна ни грамма вежливости! Вы о ней и понятия не имеете. И насколько я могу сказать, Вы гораздо более наглы и грубы, чем следовало бы в Вашем положении, мистер Хантер.
— Мистер Хантер. – Повторил он, и насмешливая улыбка исказила его лицо. – Так мы теперь перешли на формальные обращения?
Адди бросила презрительный взгляд в его сторону.
— А было когда-нибудь по-другому?
— Думается мне, что было. Тот день, в амбаре… Мисс Аделина. Никогда еще не видел, чтобы кто-то так быстро раздражался. И все из-за того, что я не соблазнялся на то, как ты предлагала себя мужчине.
— Я никогда такого не делала! – взорвалась Адди. Неужели он на самом деле сказал, что она пыталась соблазнить его? – Да я никогда бы даже не додумалась до такого!
— Отрицай, если хочешь. – Бен безразлично пожал плечами. – Это все равно не меняет того, что произошло.
— Это была не я!
Его удивленно-насмешливый взгляд задержался на ее возмущенном лице.
— Хм.… Те же карие большие глаза, те же медового цвета волосы, та же соблазнительная маленькая фигурка. Да я бы под присягой поклялся, что это была ты.
На лице Адди застыл холод и неприязнь. Какой же он все-таки лжец!
— И Вы утверждаете, что отказали мне?
— Все еще трудно с этим смириться? А?
— Такой, как Вы, тут же побежал бы за дочкой работодателя, стоит только поманить.
— Я тебе уже тогда сказал, что не заинтересован в такой испорченной маленькой девочке, как ты.
— А у меня нет никакого интереса до такого жадного и наглого фермера с мозолистыми руками, как Вы.
Его глаза опасно блеснули.
— Не тебе заикаться о жадности, мисс Аделина.
— Почему это?
— Ты еще спрашиваешь? – Брови Бена приподнялись. Без сомнения его тон должен был напомнить Аделин какой-то момент из прошлого. Но какой?
— Мне нечего Вам сказать, – немного нахально выпалила Адди. – Вы бы сделал все что угодно за один только кусочек от этого ранчо.
Какое-то время они напряженно смотрели друг на друга.
— Залазь на эту чертову лошадь, – произнес Бен неестественно мягко.
Гнев придал Адди сил, она быстро запрыгнула в седло и пнула лошадь ботинком, еще до того, как успела подумать о том, что делает. Казалось, земля теперь была очень далеко. Кобыла начала нервно пританцовывать, в том время, как Адди пыталась успокоить ее. Тысячи молитв о прощении разом вспыхнули в сознании девушки. Эта лошадь была ничем иным, как громада мышц и норова, готовых пуститься в любом направлении, стоит наезднику на секунду потерять контроль. К сожалению это знали и Джесси и Адди. Чтобы удержаться в дамском седле приходилось постоянно балансировать, ежесекундно рискуя свалиться на землю. Было бы чудом удержаться в седле еще хотя бы какое-то время.
— Джесси хорошая, хорошая девочка, ну, давай! Легче… легче… — приговаривала Адди сквозь сжатые губы, подергивая повод то в одну, то в другую сторону, в надежде успокоить животное.
— Бога ради! В чем бы ни была твоя проблема, не вымещай ее на лошади. Никогда не видел, чтобы раньше ты с ней так жестко обращалась.
Игнорируя неприятные слова и продолжая еще сильнее натягивать вожжи, Адди каким-то образом удалось развернуть кобылу, и та, наконец, неспешно поскакала вперед. После непродолжительного, но быстрого галопа, когда Адди уже казалось, что она покинула место идиотской словесной битвы, оказалось, что Бен скачет рядом с ней.
— Да что с тобой такое! – крикнул он. – Притормози. Не на скачках ведь, в конце концов. При таком темпе она выдохнется еще на полпути.
Адди со всей силы натянула поводья и почувствовала огромное облегчение, когда лошадь подчинилась. Они снова перешли на легкую рысь, и теперь Адди пыталась отдышаться. Если удастся пережить сегодняшнее утро, то она никогда больше не сядет на лошадь, пообещала она себе.
— Куда ты так торопишься? – Сардонически поинтересовался Бен. – Не можешь дождаться встречи с Джефом?
— Почему Вы спрашиваете? Почему Вы вообще думаете о Джефе Джонсоне?
— Тебе это не интересно.
— Отчего же. Очень даже интересно. – Несмотря на то, что ей не хотелось поддерживать разговор с Беном, Адди все же понимала, что любая дополнительная информация может оказаться на вес золота. – Так почему?
— Да он просто большеротый осел с дурным характером.
— Это потому что он не всегда с Вами соглашается?
— Да потому что у него есть чертова привычка показывать свое высокомерие всякий раз, как представится случай. Он никогда в жизни не знал, что такое зарабатывать своим собственным трудом. А потому вы просто созданы друг для друга.
Его слова больно ужалили.
— Ты ничего не знаешь ни обо мне, ни о том, что я делала. – Адди вспомнились долгие часы в госпитале, где она работала медсестрой. Каждый час в том месте растягивался на день, пока она носила по коридорам тяжелые ведра и меняла постели. Как же она устала притворяться, что стоны пациентов никак на нее не действовали. Что она не замечает их болезни или их боль. Но даже если была расстроенной или смертельно уставшей, никогда не позволяла им увидеть этого. А потом было время, когда она брала на дом шитье, чтобы хоть как-то покрыть счета, постоянно растущие из-за болезни Лиа. Адди помнила, как сутулилась над швейной машинкой, пока спину не начинало ломить от боли, а глаза слезиться от постоянного напряжения. И никогда ей не хватало времени, чтобы пожалеть себя. Теперь же слышать подобные обвинения было невыносимо.
— Я спросила, что Вы думаете о Джефе Джонсоне. Я не спрашивала Вашего мнения обо мне, – произнесла Адди холодно. – Вы же просто ревнуете, не так ли? Вы бы просто хотели быть на его месте, богатым и холеным…
Бен смерил ее взглядом.
— Нет, мадам. Никогда я в подобном не нуждался.
Весь этот разговор разозлил Адди. Гнев, по-видимому, передался и Джесси, потому что та начала ускорять темп и вскоре понеслась быстрым галопом. В какой-то момент Адди поняла, что больше не контролирует лошадь, и запаниковала. Попытки изо всех сил дернуть на себя поводья не приносили никаких результатов. Джесси не обращала на них внимания. Адди зашипела проклятья сквозь сжатые зубы.
— Что ты делаешь? – Услышала она голос Бена, но ответить не смогла.
Собравшись с силами, Адди резко натянула поводья на себя, и лошадь вдруг мгновенно встала на дыбы. Все это сопровождалось оглушительным злым ржанием Джесси. Стараясь удержаться, девушка отчаянно впилась в сползающее маленькое дамское седло. Как только передние ноги лошади коснулись земли, Адди поняла, что падает на землю. Она была слишком ошарашена, чтобы издать, хоть звук. На какой-то момент ей показалось, что она парит в невесомости, парализованное сознание оцепенело от ожидания удара. Затем раздался глухой звук падающего на землю тела. Неимоверная боль пронзила тело Адди, заставляя выдохнуть воздух из легких. Она лежала недвижимая, оглушенная случившимся, закрыв глаза и пытаясь хоть как-то справиться с болью.
Пытаясь осторожно повернуться, Адди захлебнулась первым же глотком воздуха, который попыталась втянуть. Бен уже сидел возле нее, негромко бормоча что-то неразборчивое. Боль лилась через все тело, отдаваясь особенно сильно в ребрах. В борьбе за глоток воздуха Адди не чувствовала ничего, кроме страха и всепоглощающего чувства одиночества. Ничего не может быть хуже, чем когда ты наедине с болью. Глаза удалось приоткрыть всего на чуть-чуть, но этого хватило, чтобы рассмотреть темное лицо Бена, нависающее над ней. Адди вдруг поняла, что не смогла бы сдвинуться с места, даже если бы от этого зависела ее жизнь.
— В какие игры ты играешь? – бормотал Бен. – Ты же могла сильно повредиться, ты – маленькая идиотка!
Рот Адди, наконец, приоткрылся, и она сумела сделать первый за все это время глоток воздуха. Воздух казался обжигающим, он врывался внутрь, царапая горло, словно наждак. Слезы уже давно давили на глаза, обещая вскоре прорваться стремительным потоком, но Адди не могла позволить себе заплакать. Только не у него на виду. Она медленно прикрыла глаза трясущимися ладонями. Наверное, сейчас Бен тихо посмеивается над ней, дурехой, мысленно упиваясь ее страданиями… Все, хватит! Так дальше не пойдет! Не могу больше ни притворяться, ни врать.
Губы девушки задрожали от испытываемого унижения.
— Да ради же Бога!... – Услышала она грубый голос Бена, и на секунду ей показалось, что это вовсе не Бен, а какой-то незнакомец. Незнакомец, который осторожно усадил ее у себя на коленях и погладил спину, нашептывая что-то своим низким голосом. Его объятия не заставляли чувствовать страсти, лишь только мимолетный комфорт, какой иногда родители дают напуганному ребенку.
Ошеломленная его прикосновением, Адди тут же попыталась оттолкнуть его от себя. Но мужские руки оказались гораздо сильнее, они давили на плечи и спину девушки, пока та не покорилась и не прижалась обратно. Бен осторожно поглаживал ее шею кончиками пальцем, и Адди, удивленная приятными ощущениями, недвижимо застыла в его объятьях. Непролитые слезы испарились словно по волшебству, а боль в груди начала утихать.
Ты не должна позволять ему трогать себя, приговаривал внутренний голос, и Адди знала это, но ей так не хотелось отодвигаться от него! Не сейчас.… Еще чуть-чуть… Его руки были сильными, но в то же время чувствительными. Длинные пальцы медленно прошлись по плечу. На секунду девушку охватило смятение, когда они начали медленно поглаживать спину вдоль позвоночника.
Вокруг стояла почти неестественная, оглушающая тишина. Адди продолжала удивляться, почему Бен до сих пор держит ее вот так, а она сама нисколько этому не сопротивляется. В любом случае – это ничего не значит. Как только он ее отпустит, она возненавидит его с прежней силой. Но на какую-то секунду Адди все же позволила себе окунуться с головой в это удивительное чувство безопасности и защищенности. Неужели это на самом деле Бен Хантер держит ее? Он такой теплый и полный жизни. Совсем не приведение, ни демон, ни тень минувшего прошлого… Руки, обвившие ее, казались почти обжигающе горячими, а тело крепким и жилистым.
Не было ничего, чтобы указывало, что он думает или чувствует. Его дыхание слегка шевелило волосы на ее макушке, а сердце, напротив которого находилось ухо Адди, стучало ровно и размеренно. Тишина настолько затянулась, что Адди непроизвольно начала ждать, кто же ее нарушит. Она и сама подумывала, что бы сказать, но чем больше прилагала усилий, тем меньше знала, какие слова произнести. От неуверенности девушка уже почти запаниковала, когда услышала голос Бена, принесший ей немалое облегчение.
— Все еще больно?
— Н…нет… — Адди осторожно вытянула руку и поднесла ее к волосам, поправляя прическу. Он взглянул на нее сверху вниз своими зелеными глазами, заставляя щеки непристойно полыхать.
– Я прошу п…прощения… — заикнулась Адди, не имея понятия за что, собственно извиняется. – Я просто никак не могла вдохнуть…
— Я знаю. — Бен осторожно отнял от нее руки, притворяясь, что поправляет воротник рубашки. – Я понял, что тебя немного тряхнуло.
Голос его звучал ровно и невыразительно, в то время, сам он озирался в поисках ее шляпки, что лежала неподалеку.
Адди вдруг поняла, что они оба почему-то оправдываются друг перед другом. Она безмолвно взяла протянутую шляпку и вдохнула прогретый солнцем запах травы и цветов. Солнце добавляло в ее пряди сияющие золотые искры. Бен молча наблюдал за девушкой, когда она решила по-новой закрепить шпильки в шиньоне и перед этим распустила волосы. Когда она подняла голову, он вдруг с удивлением понял, что заворожен ее растрепанной внешностью. Ему никогда еще не доводилось видеть Адди такой, та всегда была холодна и идеальна. Что-то новое открылось перед ним, заставляя чувства обостриться. С отвращением к самому себе, он осознал, что стоит ей теперь сделать знак, и он с удовольствием побежит следом за ней. Она получила то, что хотела с самого начала. Но как ни странно, не стала больше делать шагов, чтобы соблазнить его. Или даже дразнить и издеваться. В глазах девушки был только страх и бесконечная обеспокоенность. Или же это только притворство? Даже если так, то ему никак этого не узнать.
Адди повозилась со шляпкой, пытаясь пристроить ее обратно на голову под правильным углом, в то время как мысли встревожено мелькали.
Нельзя больше притворяться, что я – Аделин Уорнер. Все равно из меня никудышная притворщица.
Но был ли выбор? Если он и был, то Адди его не видела. Она в ловушке, и пути назад нет. Это же настоящий другой мир. Такой же настоящий, как и тот, из которого она пришла. Теперь можно либо приспосабливаться, либо быть съеденной заживо. Делать нечего. Ей придется быть этой Аделиной Уорнер.
И она ни в коем случае не должна позволять себе забывать, что Бен Хантер — ее враг.
Адди мельком взглянула на Бена и оторопела – такая страсть горела в его глазах. Какая-то часть ее уже хотела забыть, насколько это опасно находиться поблизости. Какие бы катастрофы здесь не случались, худшей из них было бы в очередной раз обнаружить себя в его объятьях. Адди попыталась отодвинуться в сторону и подняться, когда его крепкая рука ухватила ее локоть и помогла подняться на ноги.
Адди выдернула руку, так быстро, как только смогла и почесала спину, как будто это могло помочь стереть ощущение прикосновения его пальцев.
Бен слегка тряхнул головой, взгляд его задержался на лице девушки.
— Да что с тобой все-таки случилось?
Адди напряглась, внутри пробежал холодок.
— Ничего случилось. Что Вы имеете в виду?
— Ты ведешь себя очень странно со вчерашнего дня, после того, как Кейд нашел тебя. Твое лицо, все выражения.… Все другое.
До этого никто не замечал в ней никаких отличий. Даже Рассел или Мэй. Адди с тревогой поняла, что Бен очень внимателен к деталям.
— Я просто больше не хочу потакать Вашим прихотям, мистер Хантер. Больше ничего не изменилось.
— Хорошо, тогда, может, ты объяснишь мне, как за какие-то двадцать четыре часа ты разучилась скакать на лошади? Почему ты не помнишь о том, что случилось между нами в конюшне? Почему ты все время оглядываешься и осматриваешься, как будто видишь все впервые?
— Мой отец платит тебе не за то, чтобы ты доставал меня дурацкими вопросами! – Выпалила Адди, и Бен немного расслабился.
— Вот это уже похоже на Адди, к которой я привык. И в одном ты права. Мне не платят за вопросы. Мне платят за ведение бизнеса, и это как раз то, что мне надлежит делать. Так что, если ты себя чувствуешь лучше…
— Мне… — Адди нервно взглянула на Джесси, которая жевала траву неподалеку. – Мне нужно несколько минут.
Бен стоял прямо напротив, поигрывая шляпой.
— Мне нужно попасть в «Дабл Бар». И попасть туда прямо сейчас.
— Ну и иди! И возьми с собой эту лошадь, не хочу больше иметь с ней никаких дел!
— Ты это серьезно!? А как, черт тебя подери, ты собираешься возвращаться домой?
— Прогуляюсь.
— Не будь дурой! Такая прогулка займет несколько часов! Да что там, зная тебя, могу сказать, что и несколько дней.
Вместо ответа Бен встретил вызывающий взгляд девушки и выругался. Ему захотелось хорошенько ее тряхнуть.
— Ты самая неразумная и проблематичная женщина, которая только переходила мне дорогу!
В тишине он заметил, как нижняя губа Адди обиженно подрагивает. Бен предпочел списать это на остаток шока после падения с лошади, нежели на собственную грубость.
— Аделина… — Он протянул руку к ней руку, и девушка тут же замерла. Бен коснулся большим пальцем ее нижней губы так легко и нежно, что Адди на секунду подумала, что ей все это почудилось. Словно сотня бабочек пропорхнула по телу девушки, оставив томление где-то в районе живота. Она тут же отдернула голову.
— Не смей трогать меня!
С полуулыбкой на лице, Бен покачал головой. Такое поведение казалось ему просто смешным.
— Знаешь, единственное, в чем я никогда не мог тебя укорить – это твое умение ездить верхом. До этого момента ты была изумительным наездником с легкой рукой. Что с тобой случилось? Неужели дело в лошади?
Их глаза встретились.
— Я не могу больше скакать в дамском седле.
Как ни странно, но Бен не стал настаивать на более откровенном ответе.
— Хорошо. Не используй его больше с завтрашнего дня. Но сегодня тебе придется потерпеть.
— Я не могу.
— Ты же не можешь всерьез думать, что я сейчас возьму и поменяюсь с тобой местами!? – возмутился он, приподнимая ее подбородок кончиком пальца. В этот раз она даже не протестовала.
— Так мне было бы гораздо л…легче…
— Аделина! Да ты подумай, как я буду выглядеть! Я, скачущий на этом узеньком дамском насесте, еду, чтобы вести бизнес с большим Грегом Джонсоном! Я собирался сделать ему несколько угроз, потому что это единственный метод заставить его думать. Конечно, увидев меня, гарцующего в дамском седле он сразу навалит в ботинки, только не от страха, а от смеха!
— Да остановись ты! – Адди ничего не могла поделать с улыбкой, которая появлялась сразу, как только она пыталась представить картинку, описанную Беном. – Ты мне скажи, как ты объяснишь Расс… моему отцу то, что я два раза свалилась с лошади и, в конце концов, сломала шею?
— Звучит так, как будто ты просишь дать тебе пару уроков езды верхом. – Но изумление Бена тут же сменилось насмешкой. – Только представьте! Мисс Аделина Уорнер просит преподать ей пару уроков от мистера Ханта!
— Да ты сумасшедший, если думаешь, что таким образом я пытаюсь привлечь твое внимание!
— Тогда зачем ты пытаешься казаться роковой женщиной? – Он бросил короткий взгляд на место, где какое-то время назад он держал ее на коленях.
Адди проглотила язвительный ответ, что крутился на языке, размышляя, что было бы лучше сделать так, чтобы походить на Аделину Уорнер. Ругаться дальше или притвориться, что это и впрямь была женская уловка для привлечения внимания? Если этот мужлан видит в ней только худшее, почему бы не потешить его самолюбие? Помимо этого, ей удастся объяснить, почему она так странно обращалась с лошадью. Он мог даже подумать, что и упала она специально.
— Мне следовало знать с самого начала, что в тебе нет ничего от джентльмена. – Пропела Адди, кокетливо хлопая ресницами, надеясь выбить Бена из равновесия. Нужно дать ему поверить, что вся эта сцена в лесу была с самого начала спланирована Аделиной Уорнер, чтобы привлечь его внимание. Потому что только это он и ожидает услышать.
Но вместо того, чтобы смутиться, Бен откровенно удивился.
— Такой товар, как ты, не привлекает меня, милая. Не то чтобы упаковка не очень красивая, но вот внутри….
Адди подумала, что терпеть его не может. Именно так. Не может его терпеть!
— Как ты добр… — Промурлыкала она в ответ.
Бен только злобно ухмыльнулся.
— Так к чему все эти выходки сегодня утром? Заскучала барышня? А? Или просто я единственный мужчина в этой стране, что не выворачивается наизнанку, изнемогая от любви к тебе?
— Возможно, – осторожно ответила Адди, заставив его улыбнуться.
— Не пробуй снова, Аделина. Это опасная игра. Я не как те мальчики, за сердечные струны которых ты можешь дергать, как заблагорассудиться.
— Конечно, тебе нравится так думать, – презрительно фыркнула та. – Но вы все одинаковы, несмотря на возраст, вы всегда – мальчики, которым нравится играть в эти смешные игры еще и еще! А еще…
Адди резко захлопнула рот и замолчала.
— И что еще? – презрительно спросил Бен, но Адди продолжала молчать, изучаемая его пристальным взглядом. – Как ты думаешь, Аделина – какая разница между мальчиком и мужчиной?
— Я не знаю. Я настоящих мужчин еще не встречала.
Бен смотрел на нее, холодно улыбаясь. От такой улыбки и сладкого, обволакивающего голоса у Адди вдоль позвоночника поползли мурашки.
— Не думаю, что, даже встретив, ты бы распознала его, милая.
— Мужчина – это тот, у кого есть Прин—ци—пы! – Она специально произнесла последнее слово по слогам, будто объясняя его значение бестолковому ученику. – И сила эти принципам следовать. Мужчина – это не тот, который сначала думает о себе, а только потом об остальных. И еще…
— Да ладно тебе! – Бен поднял руки, будто защищаясь. – Я уверен, у тебя длинный список, а главное очень увлекательный, однако у меня нет времени его слушать.
— Ты никогда бы ему не соответствовал в любом случае.
— Дорогая, не думаю, что ты разбираешься в предмете, о котором говоришь.
Его снисходительный тон только разъярил Адди. Она знала о мужчинах куда больше, чем он думал! Хотя женщины этих дней были воспитаны на глупых Викторианских принципах, сама Адди выросла в куда менее ханжеское время. Ее ровесницы гордились знаниями о противоположном поле. Книги и фильмы были доступны всякому. А когда шок от всеобщей осведомленности проходил, наступала скука. Молодежь быстро вступала во взрослую жизнь, недоумевая, откуда такой пиетет и волнение по поводу отношений между мужчиной и женщиной.
— Я не настолько наивна, как тебе кажется, – сказала Адди.
— А мне кажется, что ты не настолько опытна, какой пытаешься выглядеть.
— Откуда тебе знать? Ведь ты так рьяно защищался от моих нападений в конюшне!
— Все еще не можешь поверить, что я отказался от тебя тогда? Не знал, что тебя это так задело.
— Не будь самодовольным болваном! Меня это вообще не беспокоит. Если хочешь знать – я просто в восторге, что между нами ничего не произошло. Не можешь представить, как сильно.… Эй! Что ты делаешь!?
Бен насильно сгреб запястье Адди и потащил ее в сторону Джесси.
— Эй! Не надо! – Голос девушки мгновенно изменился. – Мне с ней не справиться!
— Не будь с ней грубой. У лошади чуткий рот, и дергая поводья, ты грозишь порвать его. И еще — ты колотишь пятками по ее бокам, как сумасшедшая. Джесси не понимает такого обращения и не знает, что ей делать.
— Ну хорошо! Я признаю, что обращалась с ней не так, как надо! – Адди попыталась вывернуться из рук Бена, но тщетно. Они приближались к лошади. – Но это только часть проблемы! Другая же часть, что у этой лошади скверный норов, и никакое отношение не сможет исправить его.
— С ней просто нужно мягче обращаться. Как и с любой самкой.
Бен положил руку на седло, а другой подтолкнул Адди.
— Давай, залезай в седло!
— Да прекрати ты! Знаешь где уже твои команды? – Ярость, которая переполняла Адди, была направлена скорее на себя, нежели на Бена. Ведь она сама втянула себя в эту заваруху. Нужно было просто настоять на отказе и все! А теперь не оставалось ничего другого, как снова лезть на лошадь.
— Хватит с меня. – Бен подтолкнул упирающуюся девушку к лошади. – Не знаю, что вдохновляет тебя играть в это снова и снова, но с меня хватит….
Отчаянно сопротивляясь, Адди сбила с головы Бена шляпу.
— Но это не игра!
— Если ты собираешься и дальше притворяться, что не знаешь, как скакать на лошади, мне придется заставить тебя вспомнить. Тебе хочется увидеть урок? Ты получишь свой чертов урок прямо сейчас, Аделина!
И до того, как Адди успела произнести хоть слово, Бен уже вскинул ее в седло, заставив вцепиться в поводья, что заставило тут же занервничать Джесси. Девушка зажмурилась что есть силы, чувствуя, что сейчас снова окажется сброшенной на землю, но позади нее уже запрыгнул Бен, сжав бока лошади мускулистыми бедрами.
— Она снова подпрыгивает! – Выдохнула Адди, еще сильнее вцепившись в поводья.
— Да прекрати ты их дергать! – Раздраженно ответил Бен. – Ты ей все губы порвешь!
— Она меня убить пытается, а ты заботишься о ее…
— Дай их сюда! – Бен одной рукой забрал у Адди поводья, а другой обнял девушку за талию и прижал к себе, в то время как лошадь снова попробовала встать на дыбы. Адди зажмурилась и снова начала молиться, парализованная от страха. Сейчас все опять повториться! Воздух не шел в легкие, зубы стучали от напряжения. Но вопреки всем ожиданиям – она не свалилась. Руки Бена крепко держали за талию, а сам он прекрасно балансировал на лошади, будто и не замечая капризного поведения Джесси. Вскоре, почувствовав нового уверенного в себе всадника, кобыла прекратила противиться и стала послушно исполнять команды. – Вот так! А теперь убери свои пятки. Ты снова касаешься ее боков!
Адди застыла парализованная.
— Да я просто пытаюсь удержаться на ней….
— Убери пятки, я сказал!
Поскольку лошадь теперь стояла смирно, Адди нехотя подчинилась и развернула подошвы в другую сторону. Рука Бена незаметно скользнула выше по ее талии и остановилась в непосредственной близости от груди.
— А теперь бери поводья, но не натягивай их.
— Перестань шептать мне в самое ухо. – Адди попыталась отодвинуться, удивленная, что интимный голос Бена будит в ней что-то запретное и заставляет сжимать бедра, но уже не от страха свалиться с лошади, а от чего-то другого. – И убери свои руки, наконец!
— Не этого ли тебе самой хотелось? – Спросил он. Рука осталась лежать на прежнем месте.
— Да ты самый несносный….
— А теперь обведи лошадь вокруг тополя и заставь повернуть назад.
— Как заставь? Чтобы она шла или бежала, или что?
— Это зависит от того, сколько времени ты хочешь провести в моих объятьях. – Усмехнулся Бен.
Ситуация становилась просто смешной. Когда Адди поняла, что больше этого не вынесет, она снова пнула лошадь в бока, надеясь, что это заставит ее рвануть вперед и заставит умолкнуть Бена, но он только рассмеялся и положил одну руку на бедро девушки. Со свистом от ветра в ушах они поскакали к дереву.
— Мы едем слишком быстро! – промычала Адди сквозь сжатые губы.
— Ну так сделай что-нибудь! Лошадь же подчиняется командам, – ответил Бен нетерпеливо. – Ты чертовски хорошая актриса, Аделина. Любой другой бы уже поклялся, что ты и вправду не умеешь скакать, но ведь мы оба знаем правду….
Испытывая страх, Адди несколько натянула на себя поводья, и, к счастью, Джесси тут же подчинилась, сбавив темп до приемлемого.
— Не так быстро. – Рука Бена легла поверх ладони Адди, чтобы показать правильное натяжение поводьев. Стоило девушке чуть расслабиться и откинуться назад, как крепкое тело Бена тут же снова заставило ее почувствовать волнение.
— Сделай так, чтобы она объехала вокруг дерева, – низкий голос щекотал шею у самого уха, как казалось Адди, растекаясь по вниз по позвоночнику. – Мягко. Не надо резких движений.
Когда лошадь начала закладывать поворот, Адди снова позволила себе отклониться назад и прижаться к груди Бена. Его мягкий голос, словно дымка, обволакивал сознание.
— Не давай ей наращивать темп. Придерживай. Да.… Вот так….
— Но она так не хочет скакать….
— Не важно, чего она хочет. Контролируешь ты.
— Может мне стоит….
— Нежнее. Вот так, еще мягче…
Адди попыталась сосредоточиться. Тряска отдавалась у нее в голове, будто кто-то ломился в дверь – бум-бум! Но, в то же время, ей казалось, что какая-то частичка памяти пытается прорваться наружу, высунуться и дать себя ухватить. Уставившись на трепещущую гриву лошади, землю вокруг, проплывающие вдали белые ленивые облака, Адди усиленно пыталась что-то вспомнить. А потом это произошло! Еще секунду назад в голове ничего не было, будто чистый лист бумаги без единой буквы, а затем все неожиданно озарилась пониманием. Адди будто за секунду заново впитала умения, которые позабыла давным-давно. Просто вспомнила, как это – скакать на лошади! Но ведь это невозможно! Так не бывает!
— Проведи ее вокруг дерева вот здесь, а потом переведи на шаг. – Указал Бен, а Адди осознала, что кобыла повинуется от малейшего прикосновения к поводьям. Магия, да и только! Девушка чуть слышно засмеялась, а сидящий позади Бен криво улыбнулся.
— Что, все возвращается на круги своя?
Пока он задавал вопрос, его рука уже переместилась выше, и теперь ладонь отдыхала в ложбинке между грудями. Тепло от руки огнем жгло кожу Адди, а во рту мгновенно пересохло. Ничего не отвечая, девушка сосредоточилось на том, чтобы сначала остановить лошадь.
Топот кобылы стих, Адди вдруг почувствовала пустоту, стоило Бену убрать пальцы с ее груди.
— Я и не ожидал, что это утро окажется настолько приятным, – мягко произнес он. – Может, посвятишь меня, как далеко ты планировала зайти? Или все это было придумано тобой спонтанно?
Какая-то часть Адди требовала пресечь подобные речи, в то время как другая пребывала в расслабленной неге. Ни звука не слетело с губ девушки. Сердце стучало неестественно быстро, дыхание было быстрым и поверхностным. Большим пальцем Бен начала поглаживать ее кожу рядом с вырезом платья. Адди так и сидела, отвернувшись от него, чувствуя, как внутри разливается удовольствие вперемешку со стыдом, а соски дерзко твердеют под платьем.
Что я себе позволяю? — проревел внутренний голос. – Сейчас же останови его!
Бен молчал, но Адди чувствовала, как в такт дыханию поднимается и опускается его грудь. Теперь быстрее, чем раньше. С ужасом она поняла, что его рука начала двигаться выше, и Адди тут же перехватила его запястье, издав невнятный звук протеста. Рука тут же отодвинулась. Неспешно. С показным спокойствием. Затем Бен заставил ее развернуться лицом к себе и положил обе руки по сторонам на седло.
Какое-то время они молча смотрели друг на друга. Адди ждала, что сейчас он начнет дразнить ее за то, как она позволяла касаться себя, но Бен, как ни странно, продолжал молчать. Трогать ее, как это сделал он, было непочтительно и высокомерно, наверное, стоило потребовать от него извинений. Но по какой-то странной причине, оба хранили молчание, делая вид, что ничего не произошло. Только странный блеск глаз Бена и то, с каким трудом ему удалось сглотнуть, выдавали его напряжение.
— Ну что, на сегодня мы закончили? – Тихо спросил он. Его взгляд был пристальным, без тени насмешки.
— Да, – ответила Адди так тихо, что он едва расслышал ее. – Я думаю, что могу дальше скакать сама.
— Ты уверена? – продолжал настаивать Бен. Голос его почему—то был полон нежности.
— Да.
Почти неохотно он соскочил с Джесси и направился к своей лошади. Адди наблюдала за ним широко распахнутыми глазами. Она уже скучала по тому, что больше не может опереться на него спиной, почувствовать твердую руку вокруг талии, услышать нежный голос, шепчущий на ухо. Вообще-то он всего лишь хотел поиздеваться над ней, преподавая ей урок и позволяя рукам некоторые вольности, но ни один из них не ожидал, что это возымеет подобный эффект. Что-то было чертовски неправильное в том, чтобы чувствовать притяжение к мужчине, которого считаешь убийцей.
Адди попыталась оправдаться перед собой. Это все, потому что мужчины, к которым я привыкла, сильно отличались. Бен – как будто другой. Совсем другой. В нем есть что—то, чего им никогда не заиметь. Мужчины, с которыми Адди встречалась до этого, были озабочены другими проблемами, встречавшимися им в каждодневной жизни – безработица, дефицит, недостаток силы воли и контроля над ситуацией. В их жизни уже не было той безопасности и определенности, какая была у их родителей, бабушек и дедушек. Им рано или поздно приходилось переезжать в большой город в поисках работы, а женщины, с которыми они завязывали отношения, были жесткими, презрительными к любви, постоянно искали развлечений и удовлетворения собственной похоти.
А Бен Хантер был полностью противоположен тем усталым от ранних проблем молодым людям. Он сам нашел себе место в этом грубом мире. Сам приручил жизнь, не давая приручить его. Уже давно Адди не видела мужчин настолько уверенных в себе. Она каким-то шестым чувством знала, что Бена не сможет запугать ни одна женщина. Никому он не позволит презрительно относиться к нему. Он вообще не привык, чтобы женщины противостояли ему, думала заинтригованная Адди. А что, если она будет первой, кто покажет ему, что не над всякой женщиной можно доминировать? Что тогда?
Когда Бен вскочил на свою лошадь, его лицо снова стало непроницаемым. Глядя на него, невозможно было сказать, что что—либо вообще происходило несколько минут назад. Адди насколько это было возможно, пригладила взъерошенную одежду и прическу.
— Поехали, – сухо обронил Бен. – Мы уже заставили Джефа ждать непозволительно долго, тебе не кажется?
Адди кивнула и слегка дотронулась ботинками до вспотевших боков кобылы. Когда та начала пританцовывать, показывая, что снова нервничает, Адди успокоила ее, как до этого ей показывал Бен.
— Так что ты собираешься делать в «Дабл Бар»?
— Решать дела.
— Какие дела?
— Насчет теленка без клейма, которого мы недавно купили.
Адди не смогла сдержать победной улыбки.
— Того самого, который по твоим словам был выигран в честной игре? Которого мы на самом деле украли, чтобы проучить их и заставить держаться подальше?
— Да, того самого. И чтобы стереть с твоего лица эту сладкую улыбку, могу сообщить, что вчера они передвинули границы своих владений внутрь наших земель. В отместку, так сказать. Сломали и сравняли с землей наш забор.
— Ты должно быть шутишь!
— Нет, мэм. По-моему этого уже достаточно, чтобы переходить от слов к дробовику.
— Так что ты собираешься делать?
— Хочу попробовать найти компромисс с Большим Джорджем. Это должно быть не сложно. В конце концов, и «Санрайз» и «Дабл Бар» достаточно большие владения, из-за которых иногда случаются споры. Помимо того, все уже просто глаза сломали, наблюдая за вашим маленьким романчиков со стариной Джефом. Единственный, кто мечтает, чтобы вы заключили с ним брак больше, чем твой отец – это Джордж. – Бен саркастично усмехнулся. – Ни один из безумно любящих своих деток папочек не собирается вставать на пути у «настоящей» любви!
Адди была ошеломлена.
— Но я не собираюсь ни за кого замуж.
Темные брови Бена приподнялись, ответ прозвучал скептически.
— А ты уверена, что сможешь совладать со всеми теми, кто в восторге от перспективы вашего брака?
— А что, если я скажу, что мы просто не подходим друг другу? Просто возьму и повру с ним?
— Ты любишь создавать неприятности на собственную голову, не правда ли? Я бы не советовал тебе не наломать дров. Джонсоны не любят, когда ими «играют». А когда дело касается любимого сына, Большой Джордж становится, как бы это сказать… слегка чувствительным.
Адди все еще хранила молчание, пребывая в задумчивой тревоге, когда они пересекли границу «Санрайз» и «Дабл Бар». Стоило им оказаться на территории «Дабл Бар», как почти сразу же, понукая чалую лошадь, подъехал наездник. Он остановился и поприветствовал их.
— Доброе утро. – Ответил Бен, и ковбой на лошади кивнул в ответ, встречая его взгляд с холодным вызовом.
Когда между владельцами ранчо начались разногласия – это коснулось каждого. От управляющих до простых работников. Вот уже несколько дней бушевали эмоции, но теперь, казалось, они немного утихли.
— По какому делу? – спросил ковбой.
— С дружеским визитом, – ответил Бен.
— Да, хотим поприветствовать соседей, – поддержала Адди, заработав убийственный взгляд от своего компаньона.
Глаза наездника с восхищением оглядели фигурку Адди.
— Доброе утро, мисс Уорнер. Отличный денек, не правда ли?
— Просто прекрасный, – привлекательно улыбнулась девушка, на что наездник тут же улыбнулся в ответ.
— Что ж… вы двое можете ехать прямо, мисс Уорнер.
Когда они отъехали на какое-то расстояние и оказались вне пределов слышимости для ковбоя, Бен тут же прошипел.
— В Техасе нет ни одного мужчины, кто смог бы от тебя спастись!
— Да я не флиртовала!
— Единственные мужчины, с которыми ты не флиртуешь – это твои родственники.
Адди мучительно жажда найти способ отплатить за его высокомерие.
— Ты полагаешь, что знаешь абсолютно все про меня. Не так ли, мистер Хантер?
— Есть всего лишь одна вещь, которой я не знаю.
Адди прикинулась удивленной.
— Не может быть! Что же это?
— Где ты вчера находилась в течение тех двух часов?
— Почему тебя это так заботит? Какая разница, знаешь ты это или нет?
— Видишь ли – это маленький город. Что бы ты ни делал, всегда окажешься у кого-то на виду. Кейд и я пробороздили весь город от и до очень тщательно, иголка не смогла бы затеряться. Но тебя нигде не было.
— И кто был тем, кто видел меня последним?
Бен коротко улыбнулся.
— Старик Чарли Кендрик сказал, что ты взяла и исчезла прямо в воздухе у него на глазах. Так я ему и поверил, учитывая, сколько он выпил за последние три дня….
— Испарилась, – потрясенно повторила Адди, но тут же заставила себя натянуто улыбнуться. – Это же просто смешно.
— Посмотри-ка туда. – Бен махнул рукой в сторону приближающегося всадника, его глаза недобро прищурились. – «Сахарные штанишки» не может дождаться, когда увидит тебя!
— Это Джеф?
— Ты что, сама не можешь сказать, кто это такой?
— Мне солнце в глаза бьет.
Наездник остановился возле Адди, едва коснулся полы своей шляпы в знак приветствия и озарился улыбкой.
Адди была поражена, заметив, как сильно лицо Джефа было похоже на лицо Старого Джонсона. Так это был он! Каким же он, оказывается, был привлекательным в молодости! Его волосы были темными, с оттенком красного дерева, а яркие синие глаза выгодно оттенялись бронзовым загаром кожи. Тело было крепким и сильным, но больше жилистым, нежели рыхлым. Он выглядел, как настоящий джентльмен, просто очаровашкой на сто процентов, если можно было судить по улыбке. Как только она встретилась с его лучащимися синими глазами и теплотой его улыбки, как тут же заулыбалась в ответ.
— Вы немножко припоздали. – Произнес он, не отрывая взгляда от Адди. – Были какие-то проблемы?
— Ничего серьезного, – лениво ответил Бен. – Ты не подскажешь мне, в каком настроении сегодня мне предстоит найти твоего отца?
Джеф посмотрел на него, не скрывая неприязни.
— В таком же, как и всегда.
— Этого я и боялся. – Бен проследил взглядом в том направлении, откуда прискакал Джеф. – Я доверяю тебе проводить мисс Аделин до дома, пожалуйста, позаботься о ее безопасности.
— Это я могу тебе гарантировать, – ответил Джеф. – Пойдем, Аделина.
Адди немного поколебалась, прежде чем повернулась и негромко позвала.
— Бен?
— Мммм? – Лицо его выглядело полностью безразличным.
Ей хотелось поблагодарить его, но она не знала, за что именно.
— Я… Я полагаю мы встретимся за ужином, – неуверенно пробормотала Адди, заикаясь.
Рот Бена чуть изогнулся в улыбке.
— Только если ты снова не забудешь, как справляться с Джесси по пути назад.
Адди так и впилась в него взглядом. Видя ее бессильный гнев, Бен усмехнулся, щелкнул кнутом и поскакал прочь.
* * * * *
— Что он сказал? Что это значило? – Тут же потребовал объяснений Джеф, впиваясь в нее взглядом, в то время как Адди с грустью смотрела вслед удаляющейся фигуре Бена.
— Он просто был груб, – ответила она. – Все, как обычно.
Наступил короткий момент тишины, после чего Джеф подъехал ближе, взял руку Адди и поднес ее к своим губам.
— Я скучал по тебе, – произнес он мягко.
Адди несколько растерялась с ответом. Ведь для нее он был всего лишь незнакомцем, в то время как взгляд Джефа будто пытался напомнить о множестве проведенных наедине мгновений. Приятных мгновений.
— Боже, как ты красива! Я бы сказал, красивее, чем я когда-либо тебя видел. Что в тебе есть такого, что заставляет мое сердце беспрерывно страдать?
Адди уставилась на него в удивлении. Звучит так, будто он по уши влюблен в меня. – Встревожено подумала она. – Насколько же мы были близки? Нет, не я.… Насколько близки были он и Аделина? О! Хорошо бы он перестал на меня смотреть таким вот взглядом!
— Пойдем на наше место. – Предложил он, синие глаза, казалось, пытались проглотить ее целиком. Адди неуверенно кивнула, высвобождая руку.
«Их местом» оказался уединенный уголок на берегу быстро текущего ручья, у самой границы ранчо «Санрайз». Пока лошади пили, отойдя чуть ниже по течению, Адди позволила усадить себя в тени раскидистого дерева.
— Я очень боялся, что ты не приедешь этим утром. – Сказал Джеф, присаживаясь рядом. Его рука тут же обвилась вокруг спины Адди. Ее позвоночник будто дернулся и напрягся от столь фамильярного жеста, но Джеф ничего не заметил.
— А что, если бы я не приехала?
— Я бы примчался в «Санрайз» и забрал тебя оттуда. – Ответил Джеф с кривой усмешкой. — Не могу даже представить еще один день вдали от тебя.
— А сколько мы не виделись?
— Вечность. Семь дней, два часа и тридцать семь минут.
Адди рассмеялась, и Джеф тут же наклонился, поцеловав кончик ее носа.
Удивленная, Адди тут же отдернула голову назад.
— Ты уже начала меня стесняться? – нежно проворковал Джеф. – Ты же никогда меня не стеснялась, сладкая?
Когда он наклонился и прижался губами к ее шее, Адди резко покраснела и вырвалась из его объятий. Да что же, ради самого Господа, здесь происходит? Со всеми этими мужчинами! За последние двадцать четыре часа ее прижимали и трогали больше, чем за всю предыдущую жизнь!
— Мне следовало ожидать, что ты проявишь свой норов, – проворчал Джеф. – Ты ведь знаешь, что еще больше заводишь меня этим.
— Может, я хочу немного поговорить? Просто поговорить.
Его глаза тут же похолодели.
— Насчет чего? Насчет того, что я сказал тебе в последнюю ночь?
— Не припоминаю, что это было…
— О! Бога ради, Аделина! Есть хоть что-нибудь, где ты бы предпочитала не дразнить меня? Если ты не хочешь говорить на ту тему – нет проблем! Ни одного слова больше не вырвется из моего рта. Мне просто достаточно знать, что ты не встанешь на пути!
Адди озадаченно нахмурилась, одновременно испытывая любопытство. Не заикнулся ли он о вероятном предложении руки и сердца? А, может, это было насчет какого-то умысла, который они вместе обсуждали?
— Да конечно, я не буду тебе препятствовать, – поддакнула Адди, надеясь, что это поощрит дальнейший разговор, и Джеф обронит что-нибудь еще, что поможет ей понять ситуацию.
— Ты думаешь, Лиа поняла, что именно она услышала?
— Я… Я не знаю.
— Просто следи за ней тогда. Этого достаточно.
— Я б…буду.
— О! Лапочка, ну зачем ты так тревожишься! Все отлично сработает! И все со временем наладится! Ты ведь веришь мне, так ведь?
— Да! Я… Джеф….
Она произнесла это как раз, когда он обхватил ее за плечи и практически уложил к себе на колени.
— Все, хватит разговоров, Аделина. Я умру, если прожду еще хотя бы секунду….
Он накрыл ее губы своими в поцелуе, который длился целую вечность. После первоначального шока, Адди просто пассивно лежала, едва отвечая на давление его губ.
Боже! Никогда бы не подумала, что однажды поцелуюсь с самим Старым Джонсоном! Эта мысль была настолько неожиданной, что Адли чуть не начала глупо хихикать. Его рука незаметно переместилась к ее груди, осторожно сжимая ее, что заставило ее протрезветь от размышлений. По всему полагалось, что они друг друга уже достаточно хорошо знали к тому времени, но это было совершенно не так. Для Адди Джеф был не более чем незнакомцем, и блуждания его рук по ее груди не приносили ровным счетом никакого удовольствия. Она едва сдержала вздох облегчения, когда его рука соскользнула с груди на талию и задержалась там.
Наконец, он поднял голову и улыбнулся, глядя на нее сверху вниз, очевидно удовлетворенный ее ответной реакцией, хотя она была тусклой и невыразительной.
— Я тебя люблю, – прошептал он, заставляя ее съежиться. Как Адди ни старалась, а не могла выдать ему ответной фразы. Она вообще никогда не говорила этих слов ни одному мужчине, и ей совсем не хотелось, чтобы, когда они прозвучали впервые, оказались гнусной ложью. Чувствуя себя ужасно, Адди постаралась скопировать эмоции, которые прочитала на его лице и с нежностью посмотреть в ответ.
— О, Джеф... – Только и сумела дрожащим голосом выдавить она. Но Джеф не заметил, что дрожь была вызвала совсем не любовью, а эмоцией, которую Адди окрестила про себя, как «предательство».
Он некоторое время просто держал ее, нежно прижимая к груди, и через какое-то время Адди обнаружила, что уже умиротворенно свернулась в его руках. Насколько же сильно это все отличалось от того, что она чувствовала с Беном – сладкую пытку, невероятное возбуждение…. Тонкие волоски на шее тут же вставали дыбом, стоило только вспомнить его губы возле самого уха и руки, едва касающиеся ее тела. Как только она вообще позволила ему!? Хуже всего, что теперь он никогда не даст ей об этом забыть.
Остаток утра они, как ни странно, прошел мирно и расслабленно. Долгое время они так и сидели вместе, обнявшись, глядя на неспешно текущую воду ручья. Несмотря на то, что Джеф, по всей видимости, уже считал ее полностью своей, рук он больше не распускал и не пытался настоять на близости. Он часто ее целовал, но был нежен, как будто Адди была фарфоровой игрушкой, способной сломаться в любой момент. Много раз она ловила на себе его загипнотизированный взгляд и все время задавалась вопросом – Что же Аделина Уорнер сделала такого, чтобы стать полнейшим наваждением для него?
— Аделина Джнсон, – прошептал Джеф тихо, все еще держа Адди, которая едва заметно подпрыгнула от этих слов.
— Что?
— Это то, кем ты скоро станешь очень скоро. Аделина Джонсон. Звучит замечательно, правда?
— Немножко отличается от того, к чему я привыкла, – осторожно отозвалась Адди.
Джеф показал ей кулак.
— Ведьма, – прошептал он. – У тебя лицо ангела и сердце ведьмы. Я никогда уже не стану свободным от тебя, даже если бы сильно захотел. Ты владеешь моей душой, Аделина.
— Не хочу я никем владеть.
— Ты – загадка. Мне никогда тебя не разгадать. Я думаю, что никто не разгадает. Ты крепко держишь мужское сердце своими маленькими пальчиками, и время от времени поворачиваешь кулачок в сторону. Это всегда так больно, но,…. в то же время, так сладко…. Это все потому что ты невероятно красива, и я сам позволяю тебе проделывать это.
Его проницательный взгляд заставил Адди почувствовать себя неловко.
— Не говори так. Ты потакаешь моей гордыне. – Она рассмеялась, чтобы как-то сломать напряжение. Джеф тоже рассмеялся – низко и бархатно.
— Мне необходимо увидеть тебя завтра, – произнес он, наблюдая за поднявшейся с земли девушкой, которая счищала листья и траву с длинной юбки.
— Не знаю. – Улыбнулась Адди. – Что-то подсказывает мне, что я могу быть очень занята.
— Я скучаю по тебе, Аделина. Я уже начинаю уставать от того, что твой отец и его бульдог держат тебя на коротком поводке. Еще ни разу не было случая, чтобы я приехал увидеться с тобой, а они бы не нависали над нами, как….
— Его бульдог?
— Бен Хантер! Уж не знаю, почему твой отец решил взять его или почему он так доверяет ему. Мне кажется, рядом с ним небезопасно.
— Почему ты так говоришь?
— Он замышляет что-то нехорошее. Просто подумай об этом, милая. Какой-то незнакомец приезжает в «Санрайз» и ведет себя там, будто полноправный хозяин. А ведь у него репутация авантюриста и азартного игрока. Но каким-то образом он прибился к «Санрайз» и нашел слова, чтобы убедить твоего отца нанять его. Любой, у кого есть глаза, моментально распознал бы в нем преступника. Ты всегда можешь сразу определить, когда человек просто был рожден, чтобы обманывать закон.
— Может быть, ты и можешь.
Адди какое-то время хмурилась, задумчиво глядя на текущий ручей. Затем попросила Джефа проводить ее домой.
* * * * *
Рассел решил поговорить с Адди в библиотеке еще до ужина тем же вечером. По какой причине, она не знала. Как только Адди уселась в глубокое кожаное кресло, глядя, как он прикуривает сигару, она осознала, насколько это спокойно и успокаивающе — находиться рядом с ним. Будучи воспитанной одной только Лиа, Адди никогда не чувствовала мужского присутствия в доме. Ей нравился глубокий голос Рассела, исходивший от него запах лошадей и едва уловимый аромат какого-то крепкого напитка. В нем чувствовалась та же неукротимая энергия, которая так восхищала ее в Бене, трезвая оценка жизни и даже некоторую грубоватость его манер, Адди находила привлекательной.
Девушку до сих пор изумляла мысль, что она сидела здесь с ним, смотрела в лицо Рассела и находила в нем те же черты, что видела в зеркале. Возможно, это было всего лишь игрой ее воображения, но ей казалось, что она переняла не только некоторое наружное сходство, но и какие-то из манер его поведения. Рассел относился к ней с обезоруживающей смесью прямоты и обожания. Мог в какой-то момент говорить с ней на равных, будто она была еще одним мужчиной в комнате, в другой же, начинал сюсюкать, как с малолетним избалованным ребенком.
— В последние дни я не очень много общался с тобой, Аделина.
— Нет, сэр.
— Сегодня ты была с Джефом.
— Да, мы….
— Чем вы занимаетесь, когда встречаетесь?
— Я… Он…. Ничего особенного.
— Ведет ли он себя, как джентльмен?
— Да. Бесспорно.
Рассел кивнул, выпуская в воздух колечко дыма.
— Это хорошо. Джеф неплохой парнишка, для Джонсонов. Может, слегка мягковат, но он никогда бы не стал относиться к тебе непочтительно. Говорил ли он что-нибудь о том, когда собирается сделать тебе предложение и когда собирается объявиться здесь, чтобы получить мое согласие?
— Нет.
— Значит, он еще не поймался окончательно.
— Нет, сэр.
— Но все равно, ждать осталось недолго. Но чтобы тебе им завладеть, нужно некоторое время удерживать его на расстоянии. Понимаешь о чем я?
— Думаю, да.
— Не слишком близко, не слишком далеко. Держи его крепко, но не души. Таким образом твоя мать поймала меня. – Рассел заметил, что Адди улыбнулась, и хихикнул сам, лучась гордостью. – Если ты его хочешь, мы тебе его добудем. Ты только посмотри на себя! У меня самая красивая дочь во всем Техасе.
— А мне достался самый своеобразный отец.
— Своеобразный?
Рассел выглядел польщенным.
— Своеобразный! Словечко на пять баксов. Я смотрю, научили тебя кое-чему в этой академии, помимо живописи и манер. Может, твоя мать и была права, когда настояла на этом заведении. Только не говори ей, что я так сказал.
Когда Рассел снова посмотрел на Адди, его грудь просто расперло от законной гордости. Помимо владения «Санрайз», он считал Аделину одним из самых важных достижений своей жизни. Он радовался каждому ее успеху, а то время, как ее ошибки…. ну, скажем, он предпочитал игнорировать таковые. А если и приходилось что-то делать, то максимум на что его хватало, так это отчитывать ее. Но и то, больше для показа. Кейд и Каролина тоже были хорошими детьми, но они слишком походили на их мать. Аделина же разбиралась в вещах, в которых обычные женщины, по мнению Рассела, разобраться были просто не способны. В ее голове было столько здравого смысла, что это подошло бы больше мужчине, нежели женщине. И она была уроженкой Техаса, как и он сам. У Аделины был его стержень и его корни.
У других отцов были примерные, послушные во всем дочки, скромные существа, которые с самого начала знали свое место. Знали, что когда-нибудь станут подчиняться желаниям и прихотям своих мужей. Но его дочь была дикой, неприрученной и красивой. Его неодобрение ее независимости боролось с его же собственной гордостью. Аделина умела думать за себя, принимать решения самостоятельно. Не было практически никаких ограничений ее свободы со стороны Рассела.
— Пойдем, наконец, поужинаем. – Оторвался он от размышлений и галантно подставил ей руку. Адди взяла его под локоть и улыбнулась.
Как только ужин был накрыт, и все утолили первоначальный аппетит, потек неторопливый разговор. Расселу хватило пяти минут, чтобы убедить всех, что он был в прекрасной форме.
— Ну, Бен…. А теперь я хочу услышать, что этот сукин сын – разрушитель заборов Джордж Джонсон ответил на то, что я хочу ограду назад?
Каролина и ее муж Питер тут же вздрогнули от раскатов его мощного голоса, а особенно от крепких словечек, одновременно переведя взгляд на их десятилетнюю дочь Лиа, которая во все глаза заинтересовано смотрела на дедушку.
— Папочка, – запротестовала Каролина мягко. – Но ведь ребенок….
— Всем детям пора быть в кровати, – тут же пророкотал Рассел. – Я хочу узнать, что этот сукин сын, мой сосед смог ответить на это. Я называю его тем, кто он есть и не собираюсь использовать другие слова. Давай, Бен. Начинай рассказывать.
Адди тут же взглянула на Бена, лицо которого ничего не выражало. Однако глаза его предательски-озорно блестели. Не нужно было знать Рассела долго, чтобы понять, что тот вовсю наслаждался прилюдно проявлять свой взрывной норов. Лиа, подгоняемая Каролиной, поспешила удалиться наверх.
— Мне показалось, что мы с Большим Джорджем несколько разошлись в философии, – говоря это, Бен лениво поворачивал зажатый в его пальцах столовый нож, неторопливо разглядывая его поверхность. – Попросту говоря – ему не нравится твой забор. У него своего нет, и он не видит причин, по которым бы он начал его строить.
— Этот забор я построил, чтобы охранять свои земли, не его, – ответил Рассел, краснея от злости. – Чтобы защитить мою собственность от угонщиков. И соседей.
— Большой Джордж, похоже, считает, что пограничная территория является открытой и принадлежит обоим.
— Он чертовски ошибается! То, что находится внутри моего забора – мое! И ничье больше.
Бен посмотрел на него, но ничего не сказал, лишь на губах появилось едва заметная улыбка.
Адди едва смогла вдохнуть, рассматривая Бена в тот момент – его загорелое лицо и темные волосы чуть золотились в мягком вечернем свете. И ничего не могла с собой поделать, просто прикипела к нему взглядом, будто неопытная юная школьница. Это было так глупо – млеть от одной его внешности. Какая разница, как человек мог выглядеть снаружи, если в душе был способен на ложь, хитрость, предательство и жестокость. Н, в тоже время, он выглядел очень привязанным к Расселу. Неужели Бен мог вот так смотреть на него, параллельно лелея план убийства в голове? Адди кое-как отвела взгляд от Бена и заставила смотреть на тарелку, пытаясь вернуть внимание к разговору.
— ….Джордж сказал, что забор был построен слишком далеко и заходил на его территорию, – говорил Бен.
— Чушь! – Взорвался Рассел.
— Ну, не знаю, Расс. Ты всегда знал, как оторвать для себя большую часть пирога.
За столом повисла мертвая тишина, пока Рассел, набычившись, смотрел на Бена. Тот встретил его взгляд спокойно – глаза в глаза, в то время как на губах его играла все та же, едва заметная улыбка. Адди была поражена его самоуверенностью. Внезапно Расс начал хохотать в голос, и остальные члены семьи, сидевшие за столом, не сдержали облегченных смешков.
— Уж не знаю, почему некоторые считают тебя нечестным, – все еще хохоча, заметил Рассел. – Ты до обидного честен. Ладно. Так что этот сукин сын Джордж хочет в качестве…. Э…э…э….
— Вознаграждения?
— Да, чтобы пригладить его раздраженные перышки.
— Он хочет половину источника, который на его территории, и чтобы ему заплатили за теленка, которого мы…. усыновили.
— Усыновили! – Повторила Адди, взрываясь. – Сначала мы украли его, теперь, значит, мы его уже усыновили. Каждый раз звучит все лучше и лучше. Бен, ты выражаешься прямо как добросердечный папочка о бедной твари, которая не знала куда ткнуться, и ты был так добр, чтобы приютить ее.
Бен только ухмыльнулся в ответ.
— У меня, знаешь ли, есть слабость к брошенным без присмотра животным.
Их взгляды схлестнулись в безмолвном бою.
— Как альтруистично!
— Нет, просто предприимчиво.
Мэй решила прервать этот обмен любезностями.
— Может, вы прекратите бросаться словами, которые кроме вас двоих никто не понимает?
Это заявление было тут же одобрено остальными участниками ужина, и Адди засмеялась, поднимаясь из-за стола.
— Ладно, оставляю вас обсуждать дальнейшие детали, а сама пойду прогуляюсь снаружи, когда воздух стал попрохладней.
— Только не уходи далеко, – предупредила Мэй.
— Не уйду, мама, – слово влетело с ее губ настолько легко, что Адди сама поразилась этому. Ее улыбка погасла к тому моменту, когда она покинула комнату.
* * * * *
Ночной воздух был прохладен и свеж. Адди вдохнула его, напоенный запахами, и поняла, что что-то в нем все-таки отсутствует. Была определенная разница между тем «Санрайз», который она покинула, и тем, в котором находилась сейчас. Здесь не было никакого аромата растущей кукурузы или зревших на деревьях плодов. Фермеры не начнут вспахивать эту землю и собирать урожаи еще лет двадцать-тридцать. «Санрайз» все еще являлся ранчо. А владельцам ранчо нравилась простая необработанная земля, старый и потертый, но удобный город, множество салунов. Это место было пока гораздо более человечным, чем тот «Санрайз» из которого она пришла. Адди капризно поддела ногой сухой ком земли и отошла, чтобы прислониться к деревянному забору у дома. Из окон ночлежки, что находилась неподалеку, лился мягкий свет и раздавался приглушенный смех ковбоев. Рассеянные по всей траве, то тут, то там вспыхивали крохотные огоньки. Подмигивающие друг другу светлячки.
Что я здесь делаю? — спрашивала себя Адди, прислонившись лбом к шероховатой поверхности забора. Одиночество внезапно скрутило ее. Адди вдруг отчаянно захотелось увидеть Лиа – не ту маленькую девочку, а женщину, что была единственным ее родителем, которую она знала всю свою жизнь. Адди отчаянно тосковала по кому-то, кто понял бы ее, кто по-настоящему знал бы ее – не как испорченную Аделину Уорнер, а ее — настоящую Адди. Того человека, которым она всегда была. Горло девушки судорожно сжалось, пока она старалась справиться с нахлынувшей тоской. Ей не следовало бы думать обо все этом, когда все внимание нужно было бросить на изучении сложившейся ситуации.
Вздохнув и закрыв глаза, Адди уперлось головой в руки, стараясь вспомнить, что именно тогда сказала ей Лиа об исчезновении Аделины Уорнер. Но все воспоминания потонули в туманной дымке от случившегося горя. Хмурясь и продолжая сосредотачиваться, что есть силы, Адди пыталась припомнить однажды упомянутое Лиа имя…. Она сказала, что хотела бы поговорить о произошедшем…. С кем? С каким-то Диазом. Диаз – я должна отыскать его. И спросить обо все….
Внезапно Адди услышала звук шагов, и чьи-то пальцы осторожно коснулись ее руки.
— Аделина….
— Не…. – Она резко обернулась, с гулко бьющимся сердцем. – Не прикасайся ко мне!
Бен поднял обе руки вверх, будто она нацелила на него револьвер.
— Хорошо! Хорошо! Никто тебя не трогает.
Адди прижала руку к груди, пытаясь привести в норму дыхание.
— Никогда больше не подкрадывайся сзади, как сделал только что.
— Ты просто как-то странно прислонилась к забору, и я подумал, может, тебе стало плохо….
— Все в порядке. Мне не плохо. Вот только от страха чуть не скончалась только что.
Она увидела, как в темноте сверкнула белозубая улыбка Бена.
— Извини.
— Ты извиняешься? – спросила Адди и поняла, что сарказм куда-то улетучился из ее голоса. – Одно потрясение следует за другим сегодня.
— Твоя матушка попросила, чтобы я нашел тебя и проводил назад.
— Сначала я хочу задать тебе парочку вопросов.
Бен слегка наклонил голову.
— Насчет?
— Для начала – где ты получил свое образование?
Он удобно облокотился об забор, запуская руку в карман.
— Это настолько очевидно, что оно у меня есть? Я польщен.
— Я хотела бы знать. Пожалуйста.
— Теперь я слышу от тебя «пожалуйста». Один сюрприз за другим…. Я уже почти соблазнился им и все тебе рассказал, но ты ведь все равно не поверишь.
— Ты посещал колледж?
— Гарвард.
— Ты врешь!
— Я же говорил, ты не поверишь. Но это правда. Я даже его закончил. После этого, мой отец даже пытался заплатить мне, лишь бы я держался подальше.
— Но почему?
— Почему? Очевидно, ему со мной не нравилось, – пробормотал Бен с улыбкой и оттолкнулся от забора, выпрямляясь. – Пора идти внутрь.
— Твоя семья ведь из Нор…
— Все, никаких вопросов больше. Я уже достаточно оголил душу на сегодня.
Он уже было потянулся, чтобы взять ее за руку, когда застыл на полдороге, увидев отпрянувшую Адди.
— Ааа, ну конечно, никто не должен к тебе прикасаться. Пошли, давай, Аделина.
Все, что бы он ни сказал и ни сделал, четко оседало в памяти Адди, разложенное по полочкам. Ей потребуется все это помнить. Может быть, во всем этом кроется зацепка к главному – почему она здесь. Возможно, она была направлена сюда, чтобы открыть завесу с других сторон его характера и как-то предотвратить то, что должно было случиться с Расселом.
Одно то, что я здесь должно привести к изменению многих вещей. То, что я здесь вместо Аделины Уорнер – это только начало всего этого. Теперь все пойдет по—другому. Я сумею предотвратить гибель Рассела. Я уничтожу Бена Хантера еще до того, как зайдет так далеко.
Уже далеко за полночь, когда Адди удалилась в свою комнату, она лежала в кровати, измученная вопросам, что бесконечно крутились в ее голове. Были вещи, которые было просто необходимо узнать. И она узнает их завтра. Адди сбросила легкую простынь, которой укрывалась и перевернулась на живот – разгоряченная, смущенная, напуганная.
Все ее мысли неожиданно исчезли, как только она услышала тихие звуки гитары, доносящиеся откуда-то через раскрытое окно. Завораживающая, сладкая музыка. Неужели это Бен? Адди не знала эту мелодию, но эта музыка была самой красивой из всех, которую она когда-либо слышала. Звучащая успокаивающе, безупречно играемая чьей-то рукой. Адди чувствовала, что все ранчо будто притихло, прислушиваясь. Вскоре она прекратила задаваться вопросом, откуда шла музыка, и успокоилась.
Как мог такой человек, как Бен, играть настолько красиво? — подумала Адди сонно, а потом почему-то подумала о Лиа, спящей через несколько комнат от ее. Слышала ли она эту чудесную мелодию тоже?






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Подари мне эту ночь - Клейпас Лиза

Разделы:
Лиза клейпасглава 1глава 2глава 3глава 4глава 5глава 6глава 7глава 8глава 9глава 10глава 11

Ваши комментарии
к роману Подари мне эту ночь - Клейпас Лиза



Роман обалденный,читается на одном дыхании,и вообще мне очень нравится читать романы Клейпас,они все разные,не похожие друг на друга,даже любовные сцены,прочтите не пожалеете.
Подари мне эту ночь - Клейпас Лизаника
5.04.2011, 13.22





роман для тех, кто любит истории о перемещении во времени и о ранчо в Техасе. лично мне очень понравился. 9/10
Подари мне эту ночь - Клейпас ЛизаОльга Сергеевна
19.04.2012, 12.32





1010 супер
Подари мне эту ночь - Клейпас Лизааня
4.06.2012, 17.57





Лично я не люблю истории о перемещении во времени, когда попадаются такие - не могу осилить. Но этот роман стал единственным исключением! Очень классный, просто обалденный!!!! Могу сказать даже, что он как-то отличается от остальных произведений Клейпас, что делает его еще более особенным.
Подари мне эту ночь - Клейпас Лизакуся
6.11.2012, 9.23





неплохой роман, очень отличается от предыдущих сюжетной линией, приятно прочитать, но не больше одного раза
Подари мне эту ночь - Клейпас Лизамаруся
16.11.2012, 17.59





Хороший роман. На эту тему написаны так же потрясающие романы, такие как "Рыцарь" Деверо и "Навеки" Линдсей.
Подари мне эту ночь - Клейпас ЛизаНина
22.01.2013, 20.11





Сюжет про перемещение во времени,но скучноват. У Деверо "Рыцарь" и "Воспоминание" намного интереснее.7баллов.
Подари мне эту ночь - Клейпас ЛизаОсоба
1.03.2013, 23.42





роман понравился,но чего-то не хватило в конце...возможно,более драматической развязки?8 из 10 моя оценка.
Подари мне эту ночь - Клейпас ЛизаВерониктор
8.04.2013, 20.58





еле домучила.и даже не получила как вознаграждение внятной развязки.не читайте.нудно.
Подари мне эту ночь - Клейпас ЛизаТанита
8.09.2013, 15.41





Мне очень понравилось. Очень очень очень. Читайте не пожалеете
Подари мне эту ночь - Клейпас ЛизаЕленушка
8.03.2014, 15.00





Повелась на положительные комменты... еле домучала! Мне не понравился.
Подари мне эту ночь - Клейпас Лизаleka
8.03.2014, 22.06





Не очень , роман какой то недописанный, перемещение во времени на половину, с трудом тянет на любовный роман.
Подари мне эту ночь - Клейпас ЛизаСтелла
10.03.2014, 13.00





Роман интересный, но читался тяжело.
Подари мне эту ночь - Клейпас ЛизаКэт
17.06.2014, 16.24





Интересно, но очень нудно. Еле дочитала. Было интересно чем все закончится
Подари мне эту ночь - Клейпас ЛизаЕкатерина
14.07.2015, 16.54





даже не знаю, начинать ли читать... для меня теперь самый главный роман о перемещении во времени это чужестранка. все подобные романы сравниваю с ней.)))))
Подари мне эту ночь - Клейпас Лизалёлища
25.08.2015, 16.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100