Читать онлайн Незнакомец в моих объятиях, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Незнакомец в моих объятиях - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 220)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Незнакомец в моих объятиях - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

Незнакомец в моих объятиях

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Заметив виноватое выражение лица Лары, Хантер тотчас понял, чьих это рук дело. Мысль, что собственная жена расставила ему ловушку, привела его в ярость. Более того, он досадовал на себя, что не предусмотрел подобный маневр. Следовало догадаться, что Лара с ее упрямством и изобретательностью пойдет на что угодно, лишь бы не подчиниться его воле. Она идеально все рассчитала, устроив ему встречу с бывшей любовницей на глазах у любопытной толпы. Не приходится сомневаться, что его жена полагает, будто остаток вечера он проведет в обществе леди Карлайсл.
Хантеру не терпелось вывести жену из заблуждения, в котором она явно пребывала.
Но прежде ему придется разобраться с леди Карлайсл, то есть заняться тем, чего он старательно избегал с момента возвращения в Англию. Угрюмая улыбка тронула его губы.
– Ты заплатишь за это, голубушка, – пробормотал он себе под нос и, расправив плечи, направился к леди Карлайсл. – Эстер, – произнес он, склонившись над ее рукой на секунду дольше, чем того требовали приличия. Затянутые а перчатку пальцы леди Карлайсл были длинными и сильными, их пожатие – необычайно твердым. Она обладала несомненной привлекательностью прямодушной женщины, которая видит в мужчине скорее партнера, чем героя. Правда, любой мужчина время от времени старался выглядеть героем в глазах женщины – такова уж мужская природа.
– Ты бессердечный плут, – мягко упрекнула его леди Карлайсл, хотя ее карие глаза лучились теплом и лаской. – Почему ты не навестил меня? Я ждала с того самого мгновения, как узнала о твоем возвращении с Востока. – Она нежно сжала его пальцы и отняла свою руку.
– Я предпочел бы встретиться в более уютной обстановке, чем эта, – заметил он с легкой усмешкой.
– Не я выбирала время и место. Наша дорогая Лариса убедила меня приехать, прислав очаровательное письмо.
– В самом деле? – любезно проговорил Хантер, мечтая добраться до своей настырной жены и придушить ее на месте. – И что же она написала, Эстер?
– О, что-то насчет того, как страстно она желает, чтобы ты был счастлив после всего пережитого, и о своей уверенности, что я совершенно необходима для твоего счастья. – Их взгляды встретились – рост позволял ей смотреть ему в глаза, почти не запрокидывая голову. – Это правда, милорд? – В устах другой женщины подобный вопрос прозвучал бы жеманно, но очевидная искренность Эстер тронула Хантера.
Ему вдруг захотелось послать к дьяволу весь этот бал и толпу, с жадным интересом наблюдавшую за ними. Будь он проклят, если оскорбит женщину в присутствии всех этих любопытствующих бездельников! Он и так уже предоставил им достаточно развлечений, причем за свой счет.
– Нам надо поговорить, – решительно заявил Хантер и, взяв женщину под руку, вывел из зала.
С тихим смешком, в котором прозвучало радостное предвкушение, леди Карлайсл охотно последовала за ним.
– Но мы уже говорим, дорогой.
Хантер провел ее в библиотеку и прикрыл за собой дверь. Они оказались в уютной атмосфере натертого до блеска дерева, запаха книг, кожи и бренди. Поворачивая ключ в замке, он старался преодолеть свинцовую тяжесть опасений, безмолвно проклиная Лару, стараниями которой оказался в подобной ситуации.
– Эстер… – начал Хантер, повернувшись к женщине. Она с улыбкой протянула к нему руки:
– Добро пожаловать домой. Тебя не было слишком долго. После некоторого колебания Хантер подошел к ней. Несмотря на несомненную привлекательность леди Карлайсл, его охватило ощущение неловкости, когда она обняла его, прижавшись к нему всем своим крупным телом. Не ее он желал, не о ней мечтал, никто, кроме Лары, не мог принести ему удовлетворения.
К счастью, леди Карлайсл обошлась без поцелуев. Откинув назад голову, она с улыбкой взглянула на него:
– До чего же ты худющий! Я истосковалась по твоим медвежьим объятиям. Обещай, что будешь съедать по бифштексу на ночь, пока снова не наберешь вес.
Хантер не ответил на ее улыбку. С серьезным видом он смотрел на женщину, не находя слов, чтобы объяснить ей, что больше их ничто не связывает. Господи, насколько все было бы проще, если бы не чувства симпатии и невольного уважения, которые ори в нем вызывала!
Впрочем, объяснения не понадобились. Леди Карлайсл все поняла по выражению его лица или, точнее, по отсутствию такового. Ее дружеские объятия разомкнулись, а затем она и вовсе опустила руки.
– Я больше не нужна тебе, да? – недоверчиво спросила она. В глазах Эстер отразились боль и смятение, однако Хантер выдержал ее испытующий взгляд.
– Я хочу начать все сначала со своей женой, – прямо ответил он.
– С Ларой?.. – Она умолкла с открытым ртом. – Если ты хочешь избавиться от меня, Хоуксворт, так и скажи. Но не оскорбляй меня ложью.
– Почему я не могу желать собственную жену?
– Потому что она последняя женщина, которую ты способен желать! Ты всегда презирал подобных ей изнеженных созданий. Ты говорил, что она бесхребетная и холодная, как медуза! Как ты можешь надеяться, что я поверю, будто ты испытываешь к ней хоть какие-нибудь чувства? Да ты с ней не выдержишь и пяти минут. Никогда!
– Все изменилось, Эстер.
– Но не до такой же степени! – резко возразила она. – Я… – Она пристально посмотрела на него, и в ее взгляде появилось странное выражение. Цветущее, пышущее здоровьем лицо побледнело. – О нет! – прошептала она. – О, я должна была догадаться…
– В чем дело? – Движимый сочувствием, Хантер потянулся к ней, но она ахнула и увернулась от него. Бросив отчаянный взгляд на дверь, словно желая спастись бегством, Эстер шагнула к ближайшему креслу и рухнула в него как подкошенная.
– Дайте мне выпить, – попросила она, взирая на него с откровенным ужасом.
Хантер сознавал, что должен мучиться угрызениями совести, будучи причиной ее разочарования, но не испытывал ничего, кроме крайнего раздражения. “Черт бы тебя побрал! – с бешенством подумал он. – Каких еще неприятностей мне ожидать?” Схватив стакан, он плеснул в него изрядную порцию бренди и протянул ей, не позаботившись согреть стакан между ладонями, как того требовала простая любезность.
Вцепившись в стакан, леди Карлайсл сосредоточенно прихлебывала бренди, пока румянец наконец не вернулся на ее лицо.
– Боже! – произнесла она, глядя на ободок стакана. – Не могу понять, как я могла быть такой дурой, чтобы надеяться. Он не мог спастись во время кораблекрушения. Он мертв. И каким-то образом вам удалось занять его место. – Слезы сверкнули в ее глазах, но она смахнула их нетерпеливым жестом. – Вы не Хоуксворт!
Обвинение повергло Хантера в ярость, но он постарался ответить холодно и спокойно:
– Ты слишком расстроена.
– А вы чертовски убедительны, – не замедлила парировать она. – Но Хоуксворт никогда бы не предпочел Лару мне. Он любил меня, а не ее.
– Любовь иногда проходит, – сказал Хантер, чувствуя, как тает его симпатия к ней. Он не мог понять, почему эта женщина так уверена в своем превосходстве над Ларой.
Очередной глоток горячительного притупил горе леди Карлайсл, и она устремила на него холодный взор, подобный тому, каким на рассвете обмениваются дуэлянты, направив друг на друга пистолеты.
– Кто, к дьяволу, вы такой?
– Я лорд Хоуксворт, – произнес он с таким видом, словно разговаривает с деревенской дурочкой.
Она рассмеялась:
– И Лара поверила вам? Полагаю, что так, если принять во внимание ее куриные мозги. Она никогда не понимала Хоуксворта и не ценила его. Ее ничего не стоит убедить в чем угодно, особенно при таком поразительном сходстве. Но я знала Хоуксворта лучше всех на этом свете, и мне понадобится не больше минуты, чтобы доказать, что вы – мошенник.
– Так чего же мы ждем? – осведомился Хантер. Внезапно на ее лице появилось почти что восхищенное выражение.
– Какова, однако, наглость! Я бы охотно вами занялась, но какой в этом толк? Единственное, что мне нужно в этом мире, – это Хоуксворт, и не в вашей воле вернуть его. Возможно, я получила бы некоторое удовлетворение, услышав от вас признание, что вы самозванец…
– Вы не услышите этого никогда, – заверил он. – Потому что это не правда.
– Не уверена, милорд, что вас можно считать экспертом по правде. – Леди Карлайсл поставила стакан и поднялась, снова обретя уверенность в себе. – Желаю удачи, – сказала она тоном, из которого явствовало, что она желает ему чего угодно, но только не удачи. – Вы талантливый шарлатан, и тот, кто поверит вам, заслуживает всего, что он – или она – получит. Дурачьте их и дальше, если сумеете. Но меня вы не обманули, и в аду наступит холодный денек, если вам удастся убедить вдовствующую графиню, что вы ее сын. Она положит конец этой клоунаде, когда вернется из путешествия.
– Боюсь, ты не в себе и не понимаешь, о чем говоришь.
– Ну что вы! Кстати, есть еще кое-что, о чем вам не мешало бы поразмыслить. Лариса – всего лишь хорошенькая куколка. Она доставит вам не больше удовольствия, чем Хоуксворту. Разве вы не понимаете, что под смазливой вывеской ничего нет? Ни тепла, ни капельки ума. Едва ли стоит тратить силы, чтобы затащить ее в постель.
– Эстер, – мягко проговорил он, – думаю, тебе пора отправляться домой.
– Да. – Она кивнула, яростно сверкнув глазами, разочарованная и усталая. – Я тоже так считаю.
* * *
Не находя себе места от волнения, Лара затаилась в пустынной гостиной, располагавшейся рядом с парадным входом. Переживая заново сцену в бальном зале, она пыталась представить себе, чем же в данный момент заняты Хантер и его бывшая любовница. Парочка словно испарилась. Неужели они до такой степени забылись, что тут же устроили оргию? С другой стороны, чего еще ожидать от страстных любовников, впервые встретившихся после трехлетней разлуки?
Непривычное чувство овладело ее душой – ревность, от которой во рту разливался кислый вкус. Образ леди Карлайсл в объятиях Хантера, его ищущие руки, темная голова, склонившаяся над ней… О, это невыносимо! Где же облегчение, к которому она так стремилась?
Со стоном отчаяния Лара поднялась и вышла из гостиной. Ей необходимо выпить, и тогда она сможет вернуться в бальный зал и вести себя так, словно она в восторге от всего происходящего. Она будет беззаботно встряхивать локонами, смеяться и танцевать, пока подошвы туфелек не протрутся до дыр. Никто, даже ее муж, не догадается о смятении, царящем в ее душе.
Лара забрела в парадный холл и задержалась там, обмениваясь любезностями с дамами, которые направлялись к галерее, располагавшейся за лестницей. Там среди картин, скульптур и длинных мраморных скамей прогуливались многочисленные гости. Дамы, оживленно болтая, проследовали дальше, а Дара решила наведаться в библиотеку. Она знала, что Хантер держит там солидный запас вин и крепких напитков. Несколько глотков для поднятия духа, и она присоединится к гостям в бальном зале.
Двинувшись через холл, она, к своему ужасу, увидела вошедшего с другой стороны Хантера. Они замерли на месте, уставившись друг на друга.
Лицо Хантера было твердым, как гранит, и столь же неподвижным.., но мрачный блеск в глазах выдавал бушевавшую в нем ярость. Спасаясь, Лара обратилась в бегство. Несколькими стремительными шагами он преодолел разделявшее их расстояние и без труда поймал ее. Его пальцы сомкнулись вокруг руки жены, и он бесцеремонно поволок ее за собой. Лара почти бежала, едва успевая за ним, издавая на ходу протестующие возгласы:
– Милорд.., что вы себе позволяете?.. Остановитесь, я не могу…
Хантер втащил жену в темный закуток под одним из пролетов лестницы – укромное гнездышко, где горничные принимали ухаживания своих кавалеров, а лакеи тайком срывали поцелуи с уст возлюбленных. Лара и вообразить себе не могла, что ее будут домогаться в подобном месте. Несмотря на возражения, она оказалась прижатой к стене двумястами фунтами чистого веса разгневанного мужчины. Одна его рука вцепилась в ее безупречную прическу, другая крепко сжала бедро, прикрытое мягкой тканью платья.
Голос Хантера дрожал от ярости;
– Что-то я не припомню, чтобы видел леди Карлайсл в списке приглашенных!
Лара моргнула, когда он для пущей убедительности дернул ее за волосы.
– Я думала, что оказываю тебе услугу…
– Так я и поверил! Ты надеялась избавиться от меня и моего нежелательного внимания.
– Где леди Карлайсл?
– Она предпочла уехать, после того как я ей объяснил, что больше не испытываю к ней интереса. Остался только один нерешенный вопрос: как поступить с тобой?
– Нам нужно вернуться к гостям, – удалось выговорить Ларе. – Все, наверное, удивляются, куда это мы делись?
– Тебя не очень-то заботили приличия, когда ты устраивала мое трогательное воссоединение с леди Карлайсл у всех на глазах.
– М-может, мне следовало проявить большую осмотрительность…
– Может, тебе, черт побери, следовало заниматься собственными делами? Может, тебе следовало поверить мне, когда я сказал, что не хочу больше ее видеть!
– Извини, – сказала она, пытаясь хоть как-то его утихомирить. – Я прошу прощения. Я поступила скверно. А теперь, если бы мы могли вернуться…
– Мне не нужны твои извинения. – Запрокинув назад ее голову, Хантер впился в жену разъяренным взглядом. В полумраке его глаза сверкали, как раскаленные угли. – Клянусь Богом, я готов свернуть тебе шею! – проскрежетал он. – Но я нашел другой способ наказать тебя, который мне гораздо больше по душе.
Не на шутку встревоженная, Лара ахнула, когда он притянул ее ближе. Твердая, набухшая плоть уперлась в нее, монолит его груди почти расплющил ее груди.
– Не здесь, – взмолилась она, впадая в панику при мысли, что их могут застать слуги или гости. – Прошу тебя, нас могут увидеть…
– Неужели ты думаешь, что меня это волнует? Ты моя жена, моя, и я могу делать с тобой все, что пожелаю, где угодно и когда угодно. – Он склонил голову и запечатал ее губы жестким поцелуем, глубоко погрузив язык в ее рот. Лара пыталась было сопротивляться, но страх быть застигнутой под лестницей внезапно отступил перед взрывом наслаждения.
Хантер целовал ее медленно и ненасытно, словно готов был поглотить целиком. Поцелуй отдавал бренди и свойственным только Хантеру терпким привкусом. Лара стиснула кулаки, изо всех сил стараясь не отвечать, но ее оборона рухнула под напором страстных поцелуев. Вцепившись в широкие плечи мужа, она застонала и выгнулась, прижимаясь к нему всем телом. Еще одна восхитительная минутка, и она оттолкнет его. Еще один поцелуй, одно прикосновение…
Оторвавшись наконец от ее губ, Хантер сорвал зубами перчатку с правой руки и бросил ее на пол. Его пальцы мягко легли ей на горло, наслаждаясь нежной кожей, и скользнули за край декольте. Резким движением он потянул его вниз, так что Лара испугалась, что тонкая ткань не выдержит и порвется. Ее грудь освободилась от ненадежного покрова, соски затвердели от прохладного воздуха. Он обхватил ладонями ее груди, зажав кончиками пальцев чувствительные вершинки, пощипывая и гладя, пока она не вскрикнула, прижавшись лицом к его сюртуку.
– Не здесь.., не сейчас… – выдохнула Лара. Не слушая ее, Хантер нагнулся и взял в рот сосок, одновременно забравшись свободной рукой ей под юбки. Он издал удовлетворенный возглас, когда понял, что на ней нет панталон. Почувствовав на обнаженных ягодицах его большую ладонь, Лара подпрыгнула. Доносящиеся из зала звуки музыки и голоса напомнили ей об угрозе быть обнаруженными в любой момент. Она начала вырываться по-настоящему, добившись лишь того, что ее одежда пришла в еще больший беспорядок.
Хантер снова прильнул к ее губам жадным поцелуем. Его рука скользнула между ее бедер, пальцы зарылись в треугольник защитных кудряшек. Задыхаясь, Лара извивалась в его объятиях, издавая протестующие стоны, пока его пальцы не раздвинули мягкую поросль, поглаживая нежную линию сомкнутых губок. Лара содрогнулась и замерла, потрясенная интимным прикосновением. Она не могла дышать, не могла говорить, ощутив внизу унизительную влагу. Хантер поднял лицо и глухо прошептал ей в самое ухо:
– Сегодня ночью я поцелую тебя сюда.
Лара покраснела с головы до пят, колени ее подогнулись, и она всей тяжестью привалилась к мужу. Он приоткрыл складки ее женской сущности, исследуя влажную поверхность круговыми движениями пальца, а затем сосредоточил ласки на крошечной точке, вызывая в ней неистовые, жгучие ощущения. Лара сомкнула руки на его шее с такой силой, что ногти одной руки вонзились в запястье другой, оставляя следы на коже. Она не могла вообразить ничего, подобного касаниям его пальцев, уверенных и нежных, увлажненных соком ее плоти. Он поглаживал и дразнил, пока ее бедра не пришли в движение, встречными толчками усиливая давление его руки.
Хантер покрывал поцелуями ее горло, прокладывая дорожку к ямочке у основания.
– Еще? – спросил он. Лара едва расслышала его голос за оглушительными ударами своего сердца.
– Я.., не понимаю, о чем ты.
– Еще?
– Да, да! – Она была за гранью рассудка и стыда, более не задумываясь о том, что он делает, лишь бы не останавливался. Все ее тело содрогалось от чувственной дрожи, вторя движениям пальца внутри ее. – О-о…
Хантер ласкал скользящий шелк ее тела, продвинувшись вначале на дюйм или два, а затем скользнул вглубь на всю длину пальца. Голова Лары запрокинулась, глаза закрылись от нестерпимого наслаждения. Ей казалось, что она вот-вот лишится чувств. Или, хуже того, закричит. Сдерживая рвущиеся из горла стоны, она закусила губу. Его чудодейственные пальцы продвигались и вновь отступали, и Лара поняла, что он имитирует любовный акт. Ее бедра устремлялись ему навстречу, наслаждаясь каждым медленным проникновением, внутренние мускулы жадно сжимали его.
– Поцелуй меня! – срывающимся голосом взмолилась она. – Пожалуйста, сейчас…
Хантер наклонил голову, но его дразнящие губы остановились в дюйме от ее рта, их тяжелое дыхание смешалось в обжигающем вихре. Его возбужденное тело напряженно застыло, туман испарины мерцал на коже.
– Вот твое наказание, Лара, – прошептал он. – Сгорать в том же пламени, которое сжигает меня.
Ее дыхание пресеклось, когда она почувствовала, что его палец выскользнул из ее трепещущего лона. Хантер завел руки себе за шею и мягко разжал ее судорожные объятия. Отстранившись от нее, он нагнулся и поднял с пола перчатку. Лара наблюдала за ним, обессиленно прислонившись к стене. Он явно намеревался уйти.
– Нет, – слабым голосом произнесла она. – Постой, я… Хантер бросил на жену горящий взгляд и удалился, оставив ее одну в царящем под лестницей полумраке. Лара смотрела ему вслед.., злясь и ужасаясь.
– Как ты мог? – услышала она собственный шепот. – Как мог? – Спустя минуту она достаточно пришла в себя, чтобы заняться одеждой, но пальцы, ставшие на удивление неловкими, плохо справлялись со своей задачей. Она не могла думать ни о чем, кроме собственного мужа и тех немыслимых вещей, непристойных и волнующих, которые он только что проделал с ней.
Лара так и не поняла, как смогла продержаться до окончания вечера. Каким-то образом ей удалось принять светский вид, скрывая внутреннее смятение за любезной улыбкой и деланным спокойствием. Однако был момент перед началом танцев, когда она испугалась, что ее показная безмятежность исчезнет. Начинать первый танец являлось непременной обязанностью хозяев дома, довольно приятной, если бы не опасение, что все заметят происходящее между ней и Хантером.
– Я не могу, – прошептала Лара, когда он подошел к ней и взял за руку, чувствуя, как волна румянца заливает ее лицо и грудь. – Все смотрят.
– Пеняй на себя, раз уж додумалась пригласить мою экс-любовницу, – процедил Хантер с непроницаемым выражением лица. – Всеобщее любопытство вполне понятно, учитывая наши отношения.
– Слухов будет в десять раз больше, если мы с тобой рано удалимся, – заметила Лара. – Они решат, что мы либо поссорились, либо…
– Либо утомили друг друга до предела, – закончил он, приподняв уголки губ в ядовитой улыбке.
– Какая надобность быть таким грубым? – натянутым тоном поинтересовалась она.
Хантер тут же стал обращаться с ней с преувеличенной любезностью, которая задевала не меньше, чем грубость. Он кивнул музыкантам, заигравшим кадриль, и вывел Лару на середину зала, ожидая, когда к ним присоединятся гости. Желающие танцевать не замедлили выстроиться за ними, и вскоре Лара закружилась среди плавно выступающих, приседающих и подпрыгивающих пар. Она всегда любила танцы, и хотя прошло много времени с тех пор, как она вела кадриль, на этот раз Лара получала от нее до обидного мало удовольствия.
Лара чувствовала себя неловкой, выставленной напоказ и была не в состоянии избавиться от воспоминаний о том, чем они занимались под лестницей… Она чуть не споткнулась при мысли о ласковых руках мужа на своем теле.
Наступила полночь, и минуты полетели одна за другой, пока не приблизился назначенный час. Лара окинула взглядом зал в поисках мужа, но не увидела его. Возможно, он уже наверху.., ждет. Ее охватило отчаяние преступника, час которого пробил и казнь неотвратима. Однако безумные мгновения сладострастного восторга, пережитые под лестницей, по-прежнему витали над ней, как аромат стойких духов.
Час ночи… Хантер отлично выбрал время. Подвыпившие гости являли собой шумную толпу, вполне способную себя развлечь, и едва ли отсутствие хозяев будет замечено. Лара нашла повод завершить беседу и незаметно выскользнула из зала.
К тому времени, когда напольные часы в верхнем холле пробили один-единственный раз, Лара добралась до своей комнаты. Ей удалось раздеться, крутясь и извиваясь, чтобы дотянуться до застежек на спине, и платье упало на пол. Добавив к вороху одежды белье и чулки, Лара открыла гардероб и достала черное неглиже. С легким шелестом оно окутало ее тело, невесомое, как туман.
Вытащив дрожащими пальцами жемчужные шпильки из аккуратного узла, она расплела косу, тщательно, до ровного блеска, расчесала длинные пряди и посмотрела на себя в зеркало, стоящее на туалетном столике. Глаза казались огромными, в лице не было ни кровинки. Лара ущипнула себя за щеки, чтобы вернуть им румянец, и сделала такой глубокий вдох, что легким стало больно.
"Не может быть, чтобы было так же ужасно, как прежде”, – подумала она. Хантер, несмотря на все свое раздражение, наверняка постарается быть нежным, а уж она постарается поскорее покончить с этим неприятным делом. И все пойдет по-старому. С этой утешительной мыслью она вышла из своей спальни и торопливо пошла к комнатам мужа.
Сотрясаясь от нервной дрожи, Лара без стука вошла в спальню Хантера. Лампа была прикручена, и мягкий свет падал на огромную кровать. Хантер сидел на краешке матраса, все еще в полном вечернем облачении. Он вскинул голову, и с его губ сорвались невнятные звуки, когда он увидел ее в черном неглиже. Не двигаясь, он ждал, пока она подойдет к нему, пожирая пылающим взором изящные ступни, округлости груди в обрамлении черного кружева, водопад темных волос.
– Лара, – нежно проговорил Хантер, коснувшись дрожащими пальцами тяжелой пряди, – ты похожа на ангела в черном.
Она покачала головой;
– Судя по сегодняшнему вечеру, до ангела мне далеко.
Он не стал спорить.
Видя, что его гнев утих, Лара попробовала извиниться:
– Милорд, что касается леди Карлайсл…
– Давай не будем говорить о ней. Она того не стоит.
– Да, но я…
– Все в порядке, Лара. – Он выпустил ее волосы и коснулся сбоку ее шеи. – Сладкая моя.., возвращайся к себе.
Ошеломленная его словами, Лара безмолвно уставилась на мужа.
– Дело не в том, что я не желаю тебя, – сказал Хантер, вставая, чтобы снять фрак. Он накинул его ей на плечи и запахнул спереди. – Вообще-то я просто не вынесу, если ты и дальше будешь расхаживать передо мной в таком виде.
– Тогда.., почему? – в замешательстве спросила она.
– Потому что сегодня я понял, что не способен использовать твое тело как ставку в игре и затем требовать выигрыш. Я думал, что смогу, но… – Он умолк с ироничным смешком. – Видимо, я не чужд щепетильности, хотя и не подозревал об этом.
– Но я хочу выполнить условия сделки…
– А я не хочу, чтобы ты снисходила ко мне из чувства долга. Ты мне ничем не обязана.
– Обязана.
– Будь я проклят, если добьюсь тебя принуждением. Поэтому.., возвращайся к себе в комнату. И запри дверь.
Изумленный взгляд Лары привел Хантера в смущение. Он отвернулся, подошел к кровати и снова уселся, нетерпеливым жестом указав ей на дверь.
Лара не двинулась с места. Непривычное чувство расцвело в ее груди – чувство доверия, когда она поняла, что впредь он не станет навязывать ей свою волю, как бы сильно ни желал ее. Она всегда побаивалась Хантера, его черствости и деспотизма, но каким-то образом ему удалось изменить правила, на которых строились их отношения, и теперь…
У нее было такое чувство, словно она, затаив дыхание, застыла на краю бездонной пропасти, готовясь прыгнуть через нес.
Лара нерешительно смотрела на бесстрастное лицо Хантера. Можно было воспользоваться сто предложением и сбежать, но, как он однажды заметил, она провела с ним не одну ночь и осталась жива. Нет никаких оснований думать, что будет хуже. Скорее, будет намного лучше. Она сбросила с плеч фрак и подошла к мужу.
– Я хочу остаться с тобой, – сказала она. Не дождавшись ответного движения, она осторожно присела на постель рядом с ним.
Вопросительный взгляд его темных глаз впился в ее лицо.
– Ты не обязана этого делать.
– Но я хочу! – Взволнованная, но решительная, Лара дотронулась до его щеки, коснулась плеча, поощряя мужа к дальнейшим действиям. Хантер оставался совершенно неподвижен, растерянно глядя на нес, словно она была видением, явившимся из его снов.
Пальцы Лары скользнули в теплое пространство между его сорочкой и жилетом из кремового шелка, и она расправила ладони на твердых мускулах его широкой груди. Ободренная неподвижностью Хантера, она потянулась к перламутровым пуговицам, расстегивая их одну за другой. Жилет распахнулся, и Лара дернула за узел галстука, но накрахмаленная ткань не поддавалась. Чувствуя на своем лице его пристальный взгляд, она сосредоточилась на поставленной задаче, пока не развязала длинную полоску белого полотна.
Уголки воротничка разошлись, открыв покрасневшую влажную кожу, натертую жестким галстуком. Лара отбросила накрахмаленную ткань и, положив руку ему на шею, мягко потерла ее.
– И зачем только мужчины носят эти высоченные неудобные галстуки? – полюбопытствовала она.
Почувствовав ее прикосновение, Хантер прикрыл глаза.
– Браммел <Браммел – известный лондонский щеголь, законодатель мод.> ввел их в моду, – пробормотал он, – чтобы держать в тепле свои воспаленные гланды.
– У тебя красивая шея, – сказала Лара, проводя кончиком пальца по его загорелому горлу. – Просто позор – прятать ее.
Ласкающее движение ее руки заставило Хантера резко выдохнуть и поспешно схватить ее за запястья.
– Лара, – предупредил он нетвердым голосом, – не начинай того, чего не сможешь закончить.
Лишенная возможности действовать руками, Лара наклонилась к мужу и, едва касаясь, потерлась губами о его рот, дразня, искушая, пока его губы не раскрылись и он не приник к ней в страстном поцелуе. Она ответила ему, приветствуя вторжение его языка, исследуя его рот с нарастающим любопытством.
Хантер выпустил се руки и, склонившись над ней, опустил на постель, осыпая поцелуями рот, щеки, нежное горло. Лара обняла мужа за шею, вглядываясь в темные очертания его головы и плеч.
– Мне нравится, как ты целуешь меня, – вымолвила она, наслаждаясь его вкусом.
Хантер взял в ладони ее голову и накрыл рот глубоким, захватывающим поцелуем. Сердце ее учащенно забилось, и она подтянула колени, будто пыталась обернуться вокруг него.
Лара плохо помнила, как именно Хантер занимался с ней любовью раньше, но это было небрежное, торопливое действо без единого слова и ласки, не имевшее ничего общего с тем, как он вел себя сейчас. Кончики его пальцев порхали по се телу, словно крылья бабочки. Приподняв подол неглиже, он склонился к ее ногам, покрывая поцелуями подъем ступней. Лара не возражала, когда он поднял и отвел в сторону ее ногу, и содрогнулась всем телом, ощутив легкий укус его зубов в чувствительной выемке под коленом.
– Тебе понравилось? – спросил он.
– Я.., не… Я не знаю.
Хантер прижался лицом к внутренней стороне ее бедра, и Лара почувствовала покалывание его щетины сквозь тонкий шелк неглиже.
– Скажи мне, что тебе нравится, – приглушенно пробормотал он. – Или что не нравится. Говори обо всем.
– Когда я шла к тебе, – сказала она, – мне казалось, что я хочу, чтобы все кончилось как можно быстрее. Он внезапно рассмеялся, обхватив ее ноги.
– А я хочу, чтобы это продолжалось как можно дольше. Я столько ждал этой ночи… Бог знает, когда будет другая! – Тепло его дыхания проникло сквозь легкую ткань, когда он поцеловал ее бедро.
Он потянулся выше, и Лара уперлась коленями в его твердую грудь. Только ненадежная преграда тонкой ткани разделяла их тела. Хантер осыпал поцелуями ее бедра, его ладони скользнули под ее ягодицы.
Рот его подобрался к краю запретного местечка, и Лара бессознательно попыталась оттолкнуть его голову. Не оставляя своих намерений, он схватил ее за руку, поцеловал судорожно сжатые пальцы и снова склонился к се съежившемуся телу. Сквозь тонкий шелк Лара почувствовала сладострастное прикосновение его влажного языка к не защищенной кудряшками плоти между бедрами и всхлипнула. Намокшая ткань не являлась препятствием для дразнящих ленивых движений его языка, от которых по всему ее телу растекалось наслаждение, лишавшее ее воли.
Задыхаясь, Лара что-то невнятно пролепетала, то ли протестуя, то ли одобряя его действия, и Хантер поднял голову.
– Может, попробуем без неглиже? – надтреснутым голосом спросил он.
– Нет!
Хантер рассмеялся над поспешностью ее ответа и подтянулся выше, к ее лицу.
– Сними, – вкрадчиво попросил он, стягивая неглиже с ее белоснежного плеча.
– Погаси сначала лампу.
– Но я хочу тебя видеть, – возразил он и поцеловал нежную кожу, уткнувшись ей под мышку. – И хочу, чтобы ты видела меня.
Лара настороженно смотрела на мужа. В темноте все было бы проще. Проще отделить ее привычный облик от той неведомой сущности, которая охотно предавалась занятиям, слишком интимным, чтобы требовался свет. Она не хотела видеть, что происходит между ними.
– Нет, – жалобно проговорила Лара, и он уловил нерешительные нотки в ее голосе.
– Сладкая моя, – прошептал Хантер ей в плечо, – попытайся хотя бы раз.
Лара безропотно лежала, позволив Хантеру стянуть неглиже с ее плеч и спустить к ногам. В тусклом свете лампы женщина казалась беззащитной и уязвимой. Он притянул ее к себе, тесно прижавшись своим полностью одетым телом к ее обнаженной коже.
– Помоги мне, – сказал он.
Лара послушно занялась пуговицами на его измятой рубашке, тонкое полотно которой впитало его тепло. Он покорно ждал, но его напряженные мускулы дрожали от нетерпения, грудь бурно вздымалась, словно ему не хватало воздуха. Когда Лара помедлила, возясь с французскими запонками, сто рука сжалась в кулак.
– Я хочу тебя, – хрипло произнес он. – Больше всего на свете.
Прежде чем она успела покончить с запонкой, Хантер стремительным движением прижал се к постели и склонился над ней. Полы его рубашки разошлись и упали по обе стороны ее обнаженного тела. Его взгляд скользнул по ней, жадно впитывая каждую черточку. Он прильнул к ее губам, удерживая на локтях вес своего тела. Сильные бедра, бугрящаяся мускулами грудь нависли над ней. Никогда прежде Лара не осмеливалась проявить интерес к его телу. Она нерешительно коснулась обнаженной груди, твердой и неожиданно гладкой под ее ладонью, темных бугорков сосков, гибкой талии. Почти звериная гибкость его подтянутого, жилистого тела представляла собой разительный контраст с плотной, упитанной фигурой Хантера, какой она помнила ее.
Он скользнул вниз по ее телу и принялся играть грудями, приподнимая их ладонями и пощипывая пальцами соски. Накрыв губами один из упругих холмиков, он втянул сосок в рот и прихватил его зубами. Лара застонала, завороженная видом его темноволосой головы, блуждающей по ее груди, пока он покусывал и сосал, переходя от одной груди к другой. Странное лихорадочное чувство охватило ее. Узел, сжимавший внутренности, развязался, защитные барьеры рухнули. Почувствовав на животе его руку, она раздвинула ноги в предвкушении его прикосновения, вторжения – всего, чего он пожелает.
Ощутив ее внезапную капитуляцию, Хантер с еще большим жаром заскользил губами по ее телу, покрывая поцелуями талию, живот, бедра.., мягкую поросль между ними, вдыхая ее интимный аромат. Его пальцы проникли через завитки, нежно раздвинув плоть, чтобы добраться до желанного местечка, и он прижался к нему губами. Лара выгнулась, охваченная пламенем наслаждения, такого острого, что она ужаснулась, и слезы обожгли ее глаза. Задыхаясь и дрожа от огненных кругов его языка, она вдруг почувствовала, как он скользнул ниже, глубже, вторгаясь в нее с изысканной нежностью. Тяжестью своей груди он прижимал ее раздвинутые ноги, пока его язык дарил ей ощущения неистовой силы.
Лара рванулась вверх, приподнявшись на локте, вцепившись свободной рукой в спутанную гриву густых волос мужа. Сердце бешено билось в ее груди, в голове помутилось, все ее чувства и сознание сосредоточились на том месте, к которому приник его рот. Он поклонялся ей, вкушал, опустошал, пока наслаждение не стало нестерпимым, и она застонала от мучительно сладких спазмов освобождения.
После того как затихли последние судороги, Хантер приподнялся и посмотрел в полные смятения, мокрые от слез глаза жены. С серьезным выражением лица он стер с ее щек следы слез. Дрожащими пальцами Лара коснулась его рта, его губ, хранивших влагу ее собственного тела.
Колено Хантера раздвинуло ее бедра, и она тотчас же раскрылась перед ним, каждой частичкой своего существа доверяясь ему. Он на ощупь расстегнул панталоны, и она мгновенно ощутила давление его плоти, упершейся в мягкую расселину в ее теле. Лара собралась с духом, сознавая, что наступил момент боли. Он вошел в нес так медленно, постепенно погружаясь в манящую глубину, что она не испытала ничего, кроме ощущения восхитительной полноты. Ее лоно принимало вторжение его массивной плоти, проникавшей все глубже, пока Лара не издала стон изумления и восторга.
Полностью соединившись с ней, Хантер замер и уткнулся лицом в благоухающий изгиб ее плеча. Она ощущала дрожь, сотрясающую его большое тело в мучительных усилиях сдержать свою страсть.
– Все хорошо, – прошептала она, нежно проводя ладонью вдоль его спины. Ее бедра приподнялись ему навстречу, и она задохнулась от ощущений, вызванных этим едва заметным движением.
– Нет, Лара, – непослушным голосом глухо произнес Хантер. – Подожди… Боже, я не могу…
Она вновь подалась вверх, еще глубже приняв его в себя. Шелковистая ласка стала последней каплей. Он застонал и даже без толчка достигнул вершины, погрузившись в пучину наслаждения.
После долгой паузы его трепещущее тело успокоилось, и Хантер откатился в сторону, увлекая ее за собой. Все еще тяжело дыша, он грубовато поцеловал ее, оставив у нее на губах возбуждающий соленый привкус, который совсем не показался ей неприятным.
Лара заговорила первой, не отрывая лица от его груди:
– Ну а теперь можно погасить лампу?
Его смех пророкотал под ее щекой. Без всяких возражений он на минуту выбрался из постели, скинул одежду и потянулся к лампе. В наступившей темноте муж вернулся к ней.
* * *
Лара пробудилась ото сна, в котором Психея, девственница, предназначенная в жертву крылатому змею, была избавлена от печальной участи вовремя подоспевшим Эросом.., неведомым ей мужем, который пришел к ней прошлой ночью и, невидимый, занимался с ней любовью. Перевернувшись на спину и потягиваясь, она вздрогнула, обнаружив рядом с собой мужчину, и моментально схватилась за простыню, спустившуюся на талию. Большая рука накрыла ее ладошку.
– Не надо, – промурлыкал Хантер. – Мне нравятся лунные блики на твоей коже.
Он не спал, заинтересованно разглядывая ее. Лара бросила взгляд на свое тело, подсвеченное голубовато-белым сиянием, струившимся через полуоткрытое окно, и потянула на себя простыню.
Хантер выхватил тонкое полотно из ее пальцев и полностью сдернул его. Его пальцы коснулись вершинок серебристых округлостей ее груди, разделенных затененной ложбинкой. Повернувшись к мужу, Лара нашла его губы, и он влился в ее рот с такой страстью и пылом, что ее пульс участился. Обхватив ладонями ягодицы, он притянул к себе ее бедра.
Твердая, возбужденная мужская плоть прижалась к ее животу, превратившись из орудия насилия в источник наслаждения. Лара осторожно потянулась к ней, обхватив пальцами напрягшийся ствол, гладя шелковистую горячую кожу. Его тело, содрогнулось, откликаясь на ее ласку. Хантер мог бы многому научить ее, но позволял ей изучать его, руководствуясь собственными побуждениями. Женская ладонь переместилась ниже, взвешивая его тяжесть, и скользнула вверх, к гладкой широкой вершинке. Он застонал и с низким урчанием прильнул губами к ее шее, с трудом сдерживая свое желание.
Подняв и разведя ее колени, он расположился между ее бедер и овладел ею, глубоко вонзившись одним плавным толчком. Лара ахнула и заерзала, приспосабливаясь к нему. После мгновенного неудобства ее тело радостно приняло его в свои влажные глубины. Хантер начал равномерно и уверенно двигаться в ней, сгибаясь при каждом толчке, чтобы теснее прижаться к ее женскому естеству. Лара приподнялась ему навстречу, обхватив его бедрами, вцепившись руками в тугие мускулы спины. Твердый и нежный, он вел ее в восхитительном ритме, проникая все глубже и глубже… Волна наслаждения захлестнула ее с головой.
Лара вскрикнула, достигнув пика. Дрожь наслаждения прокатилась по ней, тело наполнилось всплеском восторга. Она была в равной степени счастлива разделить с Хантером радость завершения и чувствовать, сжимая мужа в объятиях, неподвластный ему трепет его тела.
Он еще долго оставался в ней, не отрывая губ от ее рта, вкушая и лаская. Лара мечтательно гладила его густые волосы, нащупав местечко за ухом, где кожа была нежной, как у ребенка. Она почувствовала, что он шевельнулся, собираясь выйти из нее, и издала возглас протеста:
– О нет…
– Я раздавлю тебя, – прошептал Хантер, перекатываясь на бок.
Его бедро вторглось между ее бедрами, пальцы рассеянно шевелили влажные завитки, успокаивая и в то же время возбуждая.
– У тебя так было с леди Карлайсл? – спросила Лара, глядя в его затененное лицо.
– У меня ни с кем не было ничего подобного. Довольная ответом; Лара уютно устроилась рядом, прижимаясь щекой к его груди.
– Хантер?
– М-м-м?
– Что тебе сказала вечером леди Карлайсл? Его пальцы замерли. Она почувствовала, как тело напряглось, а в голосе прозвучало раздражение, когда он ответил:
– Эстер была весьма разочарована, когда я дал ей понять, что не намерен возобновлять нашу связь. Собственно говоря, она так огорчилась, что заявила, будто я не настоящий Хоуксворт.
– О-о!.. – Лара не отрывала лица от его груди. – Ты думаешь, она может объявить это публично? – осторожно поинтересовалась она.
Его плечи шевельнулись.
– Сомневаюсь. Высшее общество решит, что такого рода претензии вызваны оскорбленным самолюбием. А Эстер не имеет ни малейшего желания делать из себя посмешище в глазах света.
– Конечно. – Лара моргнула, щекоча ресницами его грудь. – Прости.
– За что?
– За то, что испортила вечер.
– Ну… – Его пальцы скользнули в ее лоно и слегка повернулись, заставив ее затрепетать. Он погрузился глубже, трогая и исследуя ее с поистине дьявольской ловкостью. – Но ты возместила все с лихвой, – вкрадчиво проговорил Хантер. – Разве нет?
– Да.., да. – И ее губы раскрылись, прильнув к его груди со вздохом удовольствия.
– Мама, мамочка…
Лара зевнула и открыла глаза, зажмурившись от яркого утреннего солнца. К своему ужасу, она увидела стоящего рядом с постелью Джонни. Его маленькое личико едва возвышалось над кроватью, вихры черных волос торчали на макушке. Он был босиком, чумазый, в одной ночной рубашке.
Сообразив, что ребенок застал ее в постели Хантера, Лара оглянулась и увидела своего мужа, который тоже изволил проснуться. Придерживая одеяло у горла, она повернулась к Джонни.
– Почему ты встал так рано? – спросила она.
– Цыплята вылупились!
Стряхивая остатки сна, Лара вспомнила о гнезде курицы, за которым они наблюдали последние несколько дней.
– Откуда ты знаешь, милый?
– Я только что их видел. – Его невинный взгляд переключился с нее на Хантера, который сел в постели, приглаживая всклокоченные волосы. Простыня упала до пояса, грудь его была обнажена.
– Доброе утро, – спокойно сказал Хантер, словно все происходящее было в порядке вещей.
– Доброе утро, – бодро ответил Джонни, снова обратив свое внимание на Лару. – Мама, а почему ты не в своей постели?
Вздрогнув от его вопроса, Лара решила, что самое простое объяснение будет и самым лучшим.
– Потому что лорд Хоуксворт вчера пригласил меня лечь спать здесь.
– А где твоя ночная рубашка?
Ее щеки зарделись, и, стараясь не смотреть на Хантера, она ответила:
– Мне так хотелось спать, что я, должно быть, забыла ее надеть.
– Глупая мамочка! – захихикал малыш над ее оплошностью.
Лара улыбнулась ему:
– Сходи за своим халатом и тапочками.
Когда ребенок исчез из виду, Хантер потянулся к Ларе, но она откатилась и выскользнула из постели. Обнаружив на попу его небрежно брошенную рубашку, она воспользовалась ею, чтобы прикрыть наготу. Придерживая рубашку на груди, Лара посмотрела на распростертое на кровати длинное тело мужа. Их взгляды встретились, и они обменялись неуверенными улыбками.
– Как ты? – мягко спросил Хантер.
Лара ответила не сразу, пытаясь найти определение чувству, которое переполняло все ее существо. Это была странная смесь радости, покоя и тепла – более совершенное и чудесное ощущение, чем все, что ей приходилось испытывать прежде. Она не хотела расставаться с Хантером ни, на минуту – хотела провести с ним весь день и все последующие дни, пока не узнает о нем все, даже самую незначительную мелочь.
– Я счастлива, – сказала она. – Так счастлива, что мне даже страшно.
Его глаза стали темными и мягкими, как патока.
– Почему же страшно, любовь моя?
– Потому что я хочу, чтобы это никогда не кончалось. Хантер жестом поманил ее к себе, но она рискнула приблизиться лишь настолько, чтобы скользнуть по его губам мимолетным поцелуем, и тут же резво отскочила.
– Куда ты собралась? – полюбопытствовал он.
Лара задержалась в дверях, с улыбкой взглянув на мужа:
– Оденусь и пойду смотреть на цыплят.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Незнакомец в моих объятиях - Клейпас Лиза



наивность гг-и и острое чувство справидливости просто сводило меня в конце с ума! отправить на виселицу своего любимого просто потому что она не могла солгать, глупо! правельно о ней сказали что у нее мозги куриные.
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас Лизаоксана
19.05.2011, 9.04





Роман интересный,даже очень,чувства так остро описаны,главный герой выше всех похвал.Сюжетная линия очень интересная.Редко попадаются такие по-настоящему хорошие романы,у Клейпас этот один из лучших!!!
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас ЛизаМарина
10.01.2012, 21.27





Читала этот роман давно.Мне очень очень понравилось перечитывала потом еще много раз.Мне лично гг не показалась глупой,а девушкой с очень добрым сердцем.Читайте!!!!!!!
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас Лизачитатель
14.03.2012, 23.00





роман действительно неплохой, но если бы главный герой на самом деле был хладнокровным убийцей (как выяснилось в конце), он не смог бы так долго прикидываться добрым, ласковым и понимающим. rnв целом впечатление хорошее. 8/10
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас ЛизаОльга
3.04.2012, 21.59





Оригинальный сюжет и добрая главная героиня. Читайте, не пожалеете.
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас ЛизаНадежда
12.06.2012, 2.08





ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ, ЧУДЕСНЫЙ роман!!! Один из лучших романов Л. Клейпас. Гл.герой нет слов, как хорош. Обязательно прочтите! Советую!!!
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас ЛизаЛюдмила Кл.
14.07.2012, 14.58





Конечно, трудно поверить, что можно не узнать своего мужа после 4-х лет разлуки.Но читантся интересно. У ГГ есть признаки ханжества. Но можно почитать в свободное время.
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас ЛизаВ.З.,64г.
16.07.2012, 10.36





Меня с самого начала раздражала ГГ.После смерти мужа поселилась в сарае,сама готовила(хотя титул вдовствующей графини у нее остался).Потом вернулся"муж",окружил такой заботой и любовью,а она все выпендривалась.Затем вообще решила поиграть в Павлика Морозова.Много ляпов у автора,например:она все узнала и решила его предупредить,а Артур с женой как узнали то,да еще успели в этот же день приехать,сотовый что-ли у нее был.И вообще нереально по дневникам пьянчужки так хорошо ориентироваться в людях,именах.Не думаю,что тот описывал как зовут слуг и как они выглядят.Хамелион он или нет,но человек,всю жизнь проживший в Индии(да еще был наемным убийцей) не может выглядеть и поступать как англ. аристократ.Лариса хоть в конце поумнела.А так читать нескучно было.8 баллов.
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас ЛизаОсоба
27.02.2013, 22.08





Ляпы есть,согласна с этим,но книга замечаиельная!
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас Лизаsveta
21.04.2013, 13.14





конечно не все на 10 б. но в конечном счете роман неплохой!
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас Лизалия
18.05.2013, 16.12





Один раз можно прочитать.
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас ЛизаКэт
13.09.2013, 0.02





согласна с особой: ляпов и нестыковок предостаточно. НО! По сравнению с серией Желтофиоли здесь замечен очевидный прогресс. ГГ-ня хотя бы благотворительностью занимается. А там набор декоративных цветов, ничего не знаем, ничего не умеем и ищем богатого мужа. Не перевариваю таких героинь. rnЕще один позитивный момент. Клейпас снова поднимает тему насилия в семье, что остается немаловажным и в наше время. За это честь ей и хвала.
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас Лизанемочка
21.09.2013, 22.49





Хороший роман, твердая 5 автору. Ггероиня временами напоминала курицу безмозглую, хорошо леди Софи провела воспитательную беседу,и к концу книги, связь с мозгом восстановилась.
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас ЛизаЛили
24.05.2015, 19.12





Хороший роман , понравилось .
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас ЛизаЧита
25.05.2015, 8.12





по описанию прям "соммерсби", надо почитать штоле....
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас Лизалёлища
25.08.2015, 11.12





неоднозначное отношение. как в "шутке варбурга тэнтвула". я как-то не люблю такие вещи, а точнее лжи во благо. хотя может я и не права. роман интересный довольно. похож на "соммерсби", хотя тут как раз мотивы поступка объяснены.)
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас Лизалёлища
25.08.2015, 15.33





Не впервые главная героиня меня бесит, но до такой степени - впервые. Почему? Выше уже писали, не буду повторяться. Хорошо, что свекровь у неё такая клёвая. rnА ещё я за то, чтоб главный герой и правда её изменившимся мужем был, до последнего надеялась, что так оно и будет.. Вообще хороший роман, скучать точно не пришлось
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас ЛизаМария
24.04.2016, 12.08





Автор явно вдохновилась на написание романа фильмом "Соммерсби". Сюжет фактически один в один. И вроде есть ещё фильм с подобным сюжетом, точно не помню. Ну, как ещё один вариант на данную тему, вполне можно прочесть.
Незнакомец в моих объятиях - Клейпас ЛизаВаджра
1.05.2016, 13.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100