Читать онлайн Куда заводит страсть, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Куда заводит страсть - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 124)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Куда заводит страсть - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Куда заводит страсть - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

Куда заводит страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

О, эта пагубная красота!
Прежде, чем вечер опустится,
Я исчезну, я спрячу свое лицо
И оплачу тот день, когда родилась.
Я буду рыдать от любви и презрения,
Самое темное место я отыщу в темноте.
Стыд замучит меня,
Я даже думать не смею о наступающем утре…
Сидни Добели

У Рэнда не было слишком большого опыта в постижении переменчивой женской натуры. Элен, его капризная мать, обычно смеялась над теми, кто имел неосторожность любить ее, одаривая их не более чем случайным вниманием. И Рэнд знал лишь одно средство защиты – маску безразличия, о которой теперь, невольно подчиняясь привычке, он опять вспомнил, едва только встретил холодно-голубые глаза Розали.
Он не понимал, почему изменилось се отношение к нему, и если внутренний голос подсказывал Рэнду, что нужно быть ласковым с ней, заставить ее довериться ему, то в то же время что-то вынуждало его смотреть на Розали с отстраненной вежливостью. Между ними снова возник непреодолимый барьер непонимания.
– Ты уже встала? – спросил Рэнд, и Розали, сраженная вежливым равнодушием его интонации, не сразу сообразила, о чем он говорит.
– Да, – ответила наконец она. Невозможно было представить, что слова, которые он говорил ей вчера, могли быть всего лишь обычной любовной игрой. Наверное, он всегда говорил что-то подобное женщинам, с которыми спал.
"Надо спросить его, что он чувствует! – твердила она себе. – Надо сказать ему о своих чувствах!"
"Я никогда не осмелюсь", – обреченно думала Розали, глядя на Рэнда с нескрываемой враждебностью.
Лицо его внезапно помрачнело. Он также не решался открыть ей свои чувства, боясь насмешек и непонимания.
И уж конечно, он не скажет ей о своем намерении сделать ей предложение, пока не убедится, что Розали примет его.
– Может, позавтракаем? – спросил он.
Розали кивнула.
– Да, я.., немного голодна.
Внезапно Рэнд усмехнулся, и напряжение стало убывать. Наконец-то был найден более-менее естественный тон разговора.
– Это простительно, – с улыбкой произнес он. – Ты заработала сегодня вкусный обед, – Не стоит шутить над этим, – нахмурившись, ответила Розали. Рэнд с любопытством взглянул на нес. Кажется, он начал понимать. Вероятно, ее желание было для нее самой такой же неожиданностью, как и для него. Розали просто удивлена, но это не значит, что она жалеет о случившемся.
– Угрызения совести? – чуть насмешливо произнес он.
– Вовсе нет, – возразила она, неохотно признаваясь себе, что ничуть не жалеет об этой ночи.
Рэнд посмотрел на нее долгим внимательным взглядом.
– Я распоряжусь, чтобы подавали завтрак, – бросил он через плечо, выходя из комнаты.
– Да, пожалуйста, – ответила Розали, пытаясь подавить подступившие к горлу слезы. Она знала, что Рэнд имеет власть над ней, неоспоримую, несомненную, прочную.
Теперь только одна половина ее существа принадлежала ей самой, другая же навсегда осталась у Рэнда.
После завтрака они отправились за покупками. Казалось, Рэнд забыл обо всех своих делах, контрактах, пароходах и готов был посвятить Розали все свое время. Он был так непринужден и весел, что Розали невольно поддалась его настроению. Он покупал ей множество разных подарков; бархатные и атласные ленты, духи, перчатки с узором из тонкой вышивки, шелковые шляпки, украшенные перьями, и много других вещей, пока Розали не начала смеяться и умолять его остановиться. А вечером они пошли в великолепный "Гранд-Опера", Розали была потрясена громадным зданием из мрамора, золота, стекла и света. В самом центре зала висела огромная сверкающая люстра.
– Они вошли в уютную ложу, и вдруг зазвучала музыка: сочные, красивые мелодии из "Дон Жуана" и "Вильгельма Телля", под звуки которых началось представление. Танцоры исполняли свои партии с такой точностью и изяществом, что Розали следила за ними затаив дыхание. По окончании действия, чтобы как-то умерить ее восторг, Рэнд иронично заметил, что эти "небесные создания" сейчас уже, наверное, сидят в так называемой "зеленой комнате" театра в обществе самых богатых и влиятельных зрителей.
Иногда Розали невольно удивляла его. Он не встречал еще никого, кто бы столь же искренне выражал свои мысли и чувства, был таким духовным и одновременно столь прагматичным. Порой Розали ничего не знала о самых, казалось бы, простых вещах. Ее неискушенность была очаровательна, хотя и несколько утомительна.
Зачем понадобилось Эмилии Кортес воспитывать ее именно таким образом? Вероятно, она понимала, что Розали рождена не для того, чтобы быть служанкой. Эмилия поощряла в ней мечтательность, чтение книг, полет фантазии, отвлеченные занятия, все, что могло скрасить грубую действительность. Скорее всего это было неверным решением, потому что в конце концов Розали оказалась один на один с опасностями зловещего мира, о котором почти ничего не знала, и не было никого, кто мог бы защитить ее.
Нахмурившись, Рэнд смотрел на Розали, увлеченную театральным зрелищем. Она была слишком желанной, слишком соблазнительной для такого мужчины, как он.
В антракте Розали обернулась к нему, чтобы обменяться впечатлениями, глаза ее с сапфировым оттенком сияли странным восторженным светом.
Кроме них, в ложе находились еще две дамы, одна из которых была столь хороша собой, что восхищенная Розали порой дольше смотрела на нее, чем на сцену. Надменная, с решительными жестами, она была приблизительно того же возраста, что и Рэнд. Мягкие алые губы и нежные щеки удивительным образом гармонировали с ярко-голубыми глазами и роскошными светло-золотыми волосами, уложенными в изящную прическу. Но замечательнее всего была ее высокая грудь в глубоком декольте белого платья, украшенного ожерельем из крупных бриллиантов.
– Колетт, посмотри, какая неожиданная встреча! – сказала вдруг дама своей спутнице, и обе посмотрели на Розали, в смущении застывшую перед ними.
Рэнд замер при звуке голоса, напоминавшего звон колокольчика, и медленно повернулся в их сторону.
– Лорд Беркли, как приятно снова видеть вас! – воскликнула дама, и Розали с досадой отметила, что той действительно было приятно видеть его и, вероятно, даже более, чем можно было показать это публично.
– Леди Эллизмир и мадам Дюпре! – произнес Рэнд с вежливым поклоном.
– Лондон опустел без вас, – проговорила красавица с золотыми волосами – леди Эллизмир, пристально глядя на Рэнда. Она была довольно высокого роста и, стоя рядом с ним, смотрела ему прямо в глаза.
Фамильярность, с которой она обращалась к Рэнду, и взгляд, попеременно останавливавшийся на волосах, на точеных чертах его лица, на губах, – все это неприятно поразило Розали. Она машинально теребила золотую тесемку на рукаве своего бархатного платья. Сердце ее сжималось от боли, когда она смотрела на них.
То, как эти двое смотрели друг на друга, говорило яснее всяких слов о том, что когда-то они были любовниками.
Мысль о том, что Рэнд обнимал эту женщину, целовал ее так же, как целовал Розали, была отвратительна девушке. Эта манерная блондинка омрачила самые дорогие ее воспоминания. "Ты просто глупая, – говорила Розали самой себе. – Ты считала себя единственной в его судьбе, но ведь это не так".
Встреча с леди Эллизмир доказала, что Розали не первая и, очевидно, не последняя в жизни Рэнда.
"Когда-то он оставил леди Эллизмир, но пройдет время, и ему точно так же надоест мое общество", – в отчаянии думала она.
И вдруг случилось нечто, повергнувшее ее в полное смятение.
– А, – произнесла леди Эллизмир, глядя на нее своими прозрачными голубыми глазами. – А вот и знаменитая мисс Беллью!
Розали внезапно замерла, глаза ее расширились. Рэнд посмотрел на золотоволосую леди, но та сделала вид, что не замечает гневного взгляда.
– Знаменитая? – растерянно переспросила Розали.
– Ну конечно! Дорогая моя, все газеты только о вас и говорят! Кто же теперь не знает о вас и ваших претензиях считаться дочерью Бо Браммеля! – Леди Эллизмир повернулась к своей спутнице мадам Дюпре. – Должна заметить, она не производит впечатления авантюристки.
Вероятно, ее претензии законны.
Розали почувствовала вдруг, как лицо ее побелело словно мел. Она не смотрела на Рэнда, а только старалась справиться со своей растерянностью.
– У меня не было ни желания, ни намерения иметь какие-либо претензии к Джорджу Браммелю и тем более называть его своим отцом, – тихо проговорила она. Гордость не позволяла ей смотреть в глаза дамам.
– Действительно, нет никакого сходства, – задумчиво произнесла леди Эллизмир, рассматривая Розали, словно картину второсортного художника. – Но может быть, вы похожи с ним внутренне? Вы не находите, что в вас есть эта чрезмерная утонченность, как у Бо? Или…
– Или расточительность? – добавила мадам Дюпре.
– Когда вы впервые открыли…
Обе дамы, казалось, испытывали явное удовольствие, видя мучения Розали.
Она посмотрела на Рэнда и едва не разрыдалась. Он обо всем знал. Казалось, он вовсе не был удивлен сообщением, но где-то в глубине его карих глаз светилась мольба о том, чтобы Розали продолжала верить ему. Но она была слишком расстроена, чтобы улавливать подобные оттенки.
– Когда вы возвращаетесь в Лондон, лорд Беркли? – спросила леди Эллизмир, все еще глядя на Розали.
– Когда Париж окончательно наскучит, – улыбнулся он.
– Я надеюсь, вы возьмете с собой вашу.., мисс Беллью? Думаю, ей понравится наше общество…
– Клара, – прервал он ее болтовню с необычной мягкостью в голосе, – я скорее отправлю мисс Беллью прямиком в ад, чем отдам на растерзание лондонского света.
Но леди Эллизмир, похоже, не слишком огорчилась, услышав такую отповедь, и хитро улыбнулась.
– Вы думаете, ад более достойное место, чем английское общество, милорд?
– Я только знаю, в котором из этих двух мест более здоровая атмосфера. Всего доброго.., леди. – Он слегка подчеркнул последнее слово и предложил Розали руку. – Я думаю, мисс Беллью, представление закончилось.
Рука Розали дрожала, но она заставила себя вежливо кивнуть на прощание.
Голос ее был на удивление спокоен, когда она произнесла по дороге к ждущему их кабриолету:
– Ты не имел права скрывать это от меня!
– Рози, я собирался сказать тебе…
– Не трудись заканчивать, – обиженно оборвала она. – Я знаю, что ты сказал бы мне об этом лишь тогда, когда посчитал бы это выгодным для себя, – Рози…
– Я чувствую себя пешкой в чужой игре. Не смотри на меня так. Я не собираюсь ни плакать, ни спорить с тобой – просто хочу, чтобы ты оставил меня в покое. Мне надо самой подумать обо всем случившемся.
– – И раздуть это сверх всякой меры…
– Это мое право, равно как и то, что я имею право знать все, что напрямую касается меня. – Она почти застонала. – Но узнать это от одной из твоих бывших.., от этой, которая даже.,.
– Изволь продолжать! – резко оборвал ее Рэнд. – Я готов назвать ее как угодно, но не согласен, что она до сих пор является для меня кем-то, пусть даже бывшим.
– Я видела, как она…
– Клара Эллизмир ведет себя так со всеми.
– А насколько близко она знакома с тобой?
Розали была неприятно поражена своей собственной грубостью. Воцарилось молчание. Рэнд вдруг улыбнулся.
– У тебя нет никаких оснований для ревности, Рози.
– Я вовсе не ревную! – резко бросила она.
Самонадеянная улыбка не сходила с лица Рэнда.
– Откровенно говоря, последние несколько лет у меня не было недостатка во внимании леди Эллизмир.
Но к несчастью, я стал что-то слишком разборчив в последнее время.
Розали опустила глаза. Гнев ее иссяк, остались лишь разочарование, смущение и все та же нестерпимая ревность.
Рэнд между тем продолжал своим мягким тихим голосом:
– Милая, мы с тобой должны кое-что выяснить. Я взрослый мужчина, и у меня большой жизненный опыт, как бы я ни старался убедить тебя, что ты единственная в моей жизни. Вполне вероятно, до тебя дойдут разговоры, сплетни или ты сама познакомишься с женщиной, с которой я прежде имел интимную связь. Но знай, что ни к одной из них я не относился серьезно. Но ты, кажется, намерена ссориться со мной из-за них?
– Я не собираюсь ссориться с тобой из-за женщин, которых, вероятно, никогда не увижу, – холодно заметила Розали, слегка успокоенная словом "они", – если у них нет даже имен, о чем беспокоиться?
Интересно, однако, как скоро сама она будет переведена в эту безликую, презренную категорию? В тысячный раз Розали вопрошала себя, зачем позволила себе влюбиться в Рэнда.
– Я не хотела бы больше обсуждать эту тему. Пожалуйста, давай немного помолчим.
– Хорошо, но только пока едем – Он нахмурился и подумал, с каким удовольствием встряхнул бы сейчас это маленькое упрямое создание. – И только потому, что наш разговор не предназначен для посторонних ушей.
– Твои рассуждения просто невероятны, – пробормотала Розали, закусив губы.
Они замолчали, слушая грохот колес. Экипаж ехал быстро, подпрыгивая на ухабах.
Поразмыслив, Розали решила, что не стоит винить Рэнда в том, что он скрыл от нее это злосчастное сообщение в газете. Ведь она сама своим молчанием как бы дала согласие на то, чтобы Рэнд стал ее защитником. Неудивительно, что теперь он чувствовал ответственность за все, что .касалось ее. Розали сама дала ему право действовать по своему усмотрению. Но его покровительство не может, конечно, длиться вечно. Розали взглянула на Рэнда – все в нем выдавало беспокойство. Она улыбнулась и тут же постаралась подавить в себе невольную радость от того, что Рэнд огорчился ее отказу говорить с ним сейчас Да, конечно, ей нужно обдумать, что сказать ему, как действовать, прежде чем он использует ситуацию с выгодой для себя. Ему ничего не стоит убедить Розали в своей правоте. Ах, как усложнилась бы ситуация, признайся она Рэнду, что любит его!
Солнце багряным диском висело на горизонте, когда они подъехали к гостинице и поднялись наверх. Рэнд помог Розали снять мантилью, и она отошла к окну, глядя на пышное зарево заката.
– Ты, конечно, предполагал, что мне будет интересно узнать эту новость.
– Позднее я непременно рассказал бы тебе об этом.
– Пойми, я не дитя, и ты не должен оберегать меня от потрясений. – Голос ее задрожал. – Да, я не дитя, хотя и веду себя порой абсолютно несерьезно.
– Ты не…
– Я знаю, – перебила она его, вспыхнув от стыда. – Я возложила всю ответственность на тебя, а у тебя и так забот хватает. Я поехала с тобой, чтобы избежать необходимости самой принимать трудные решения, и, что еще хуже, я хотела воспользоваться твоим раскаянием. Я не должна была делать этого. Я сама способна найти себе работу. Мне не нужны твоя помощь и твое покровительство – Я не позволю тебе уйти вот так, – прервал ее Рэнд. – Вини себя сколько хочешь, Рози, но я не отпущу тебя.
– Все равно я сама должна была заботиться о себе, – упрямо повторила она. – Просто тогда мне было гораздо удобнее предоставить тебе за все отвечать, Я ненавидела тебя.
– А теперь? – спросил вдруг Рэнд, наблюдая, как она медленно отошла от окна.
Розали не ожидала такого вопроса. Значит, он ничего не заметил, значит, она смогла скрыть свои настоящие чувства! Она поймала на себе выжидательный взгляд Рэнда.
– Теперь? – смущенно переспросила Розали. – Нет, конечно, ненависти уже нет. Одно дело – сердиться на кого-то и совсем другое.
Она подошла к небольшому столику и провела рукой по его гладкой поверхности.
– Нет, только не ненависть. Как ты такое мог подумать?
Рэнд вдруг приблизился к ней.
– А как же тогда.., тот первый раз?
– Казалось, он хотел во что бы то ни стало пробудить в ней ненависть к себе.
– Я предпочитаю думать, что прошлой ночью все было впервые.
Сказав эти слова, Розали, сама того не ведая, затронула самые чувствительные струны в душе Рэнда. Опустив глаза, он молча боролся с захватившими его переживаниями. Никогда в жизни никто еще не простил ему ни одной нанесенной им обиды, не важно, была ли она большой или маленькой. Поэтому он заранее не заботился ни о чьем прощении, тем более что гордость не позволяла ему унижаться до этого.
– Рэнд, – позвала Розали, все еще не глядя на него.
– Да? – спокойно отозвался он.
– Что ты имел в виду, когда сказал, что я единственная?
Последовало долгое молчание. Розали с замиранием сердца ждала ответа.
– Ты достойна человека с незапятнанным прошлым, безупречного, чистого.
Розали задумалась. Да, когда-то она мечтала о благородном рыцаре, который полюбит ее крепко и навсегда, но, теперь все, что ей было нужно, сосредоточилось в Рэнде, только в нем одном, с его порочным прошлым, с его очарованием, силой, с его краткими вспышками горького отчаяния и стихийной страстью. Она предпочла бы его любому, а тем более какому-нибудь неопытному юнцу.
– О, наивный юноша, – задумчиво произнесла она и улыбнулась. – Невинный, неопытный, неловкий. Ты думаешь, я соглашусь на его неумелые ласки и неуклюжие поцелуи? Представь себе, ты ошибся. И кроме того, я сомневаюсь, что безупречный юноша захочет иметь дело с незаконнорожденной дочерью…
– Замолчи! – резко прервал ее Рэнд.
Он смотрел на нее в сумраке наступившего вечера.
Последние лучи заходящего солнца слабо освещали ее блестящие волосы, красивый изгиб полных губ, живые краски лица – все, что будет вечно преследовать Рэнда, преследовать настойчиво и мучительно, сколько бы он ни жил и как бы ни сложилась его судьба.
– Ты можешь свести с ума любого мужчину, – хрипло произнес он. – Любого, будь он в здравом уме или сумасшедший, молокосос или дряхлый старик.
– Не надо… – вспыхнула Розали. Сердце ее готово было выскочить из груди. Но, взяв себя в руки, она улыбнулась и постаралась вернуться к спокойной беседе. – Не пытайся успокоить меня, я все равно сердита на тебя, и знай, что сегодня.., я буду спать в своей постели. – Розали решила постепенно избавляться от его влияния.
– Ты думаешь, что сможешь убежать от меня?
– Я и не думаю убегать. – Она тряхнула головой. – Просто я хочу знать, верны ли эти слухи и кто я на самом деле. Я хочу знать, правда ли, что он мой отец. Я должна написать маме… Эмилии до того, как Джордж Браммель начнет действовать.
– Скоро мы вернемся в Англию, и ты увидишь ее сразу же по прибытии.
– Сразу же как только мы приедем, я найду себе какое-нибудь подходящее место, – поправила его Розали. – А потом уже пойду повидаться с ней.
Рэнд, словно решившись вдруг на что-то, твердо произнес:
– Я не думал, что этот разговор состоится именно сейчас… Хотя вряд ли мы и в будущем сможем найти подходящую минуту.
– Разговор о чем?
– Рози, присядь, пожалуйста, – сказал Рэнд, с некоторой иронией наблюдая за самим собой. – Дело в том, что у меня нет никакого опыта в подобных делах и я не знаю, сколько это займет времени.
Она удивленно вскинула брови, когда Рэнд подошел к ней и взял ее холодные руки в свои теплые ладони. И снова она почувствовала свежий аромат сандалового дерева.
Розали неуверенно посмотрела на Рэнда.
– Рози. – Взгляд его зелено-золотистых глаз был почти прозрачным. Так велико было искушение поднять руку и коснуться ее лица, что он не смог устоять перед ним. – Я знаю, ты ценишь свою свободу, ты хочешь быть независимой, но.., есть нечто гораздо более важное, чем самостоятельность.
– Что же? – осторожно спросила она.
Рэнд вздохнул.
– Я не смогу оставить тебя, когда мы вернемся в Лондон.
Розали машинально положила руку ему на грудь.
– Я знаю, ты, наверное, чувствуешь ответственность за меня, – мягко проговорила она. – Но я сама справлюсь со всем, я прекрасно понимаю, чего следует ожидать…
– Вот этого ты как раз совершенно не понимаешь! Боже мой, Розали, даже если оставить в покое эта слухи, вызванные болтовней Браммеля, ты представляешь, с чем ты столкнешься? И какого сорта мужчины окружат тебя, не давая тебе прохода! Ты представляешь себе, сколько найдется желающих!
– Что ты хочешь этим сказать?
Щеки Розали пылали.
– Я прошу тебя, – медленно произнес Рэнд, – стать моей женой, Она не верила своим ушам, сердце ее бешено колотилось, губы мгновенно пересохли. Ей хотелось упасть к его ногам и рыдать в отчаянии от того, что она любит его, но не может принять его предложение.
Она опустила глаза, слезы душили ее. Розали даже и думать не могла о браке с человеком, который физически хотел ее сейчас, но в будущем, вероятно, стал бы презирать ее.
Видя, что Розали молчит, Рэнд нахмурился, пытаясь отыскать более убедительные доводы в пользу их союза, не смея признаться даже себе самому, почему так добивается ее.
– Ты не будешь отрицать, что мы не так уж несовместимы. И потом, я решил, что хватит ждать. Пришло время жениться и обзавестись наследниками. У нас с тобой будут красивые дети…
– Однажды мы договорились с тобой, – холодно проговорила она, и голос ее задрожал от невысказанных эмоций, – что ты поможешь мне найти работу, после того как уладишь свои дела во Франции.
– Это было бог знает когда! Мы стали совсем другими.
И кроме того, я все-таки предложил тебе определенный статус.
– Но ты обещал подыскать для меня что-нибудь приемлемое.
Это было слишком. По мере того как становилось ясно, что она не собирается принимать его предложение, тревога Рэнда возрастала. Черт побери, если она так упряма, то что в конце концов заставит ее подчиниться?
– Чем для тебя неприемлемо мое предложение? Боже, замужество – заветная мечта всех женщин! Так почему первая же, кому я предложил свою руку, посчитала брак со мной отвратительным?!
– Я не нахожу в этом ничего отвратительного, – ответила Розали, не поднимая глаз. – Если ты не утратишь ко мне интерес и после того, как мы вернемся в Лондон, мы сможем иногда видеться.., но я не буду твоей женой – я не хочу этого.
– Великолепно, – зло прервал ее Рэнд. – Ты предлагаешь встречаться тайком, вероятно, в выходные! А что мне прикажешь делать после того, как ты будешь устроена гувернанткой к каким-нибудь соплякам или компаньонкой в доме старухи? Оставлять тебе записки у черного входа, когда я захочу провести с тобой время? Обмениваться любезностями с кучером в комнате для прислуги, ожидая тебя? Словно ты служанка…
– А я и есть служанка, – с деланным спокойствием проговорила Розали.
– Не правда, ты не создана для этого.
– Ну, хватит, – сказала она и закрыла глаза рукой. Она знала, что никогда больше не будет счастлива – любовь поймала ее в свои сети. Она не сможет жить в разлуке с ним, но стать его женой и наблюдать, как он постепенно охладевает к ней, было бы просто невыносимо. Какие бы чувства ни питал к ней Рэнд, они не могли сравниться с отчаянной безмерностью ее любви, а это, безусловно, приведет к тому, что рано или поздно Рэнду станет с ней скучно.
Она представила себе, как будет жить одна, в пустом доме, где-нибудь в далекой глуши, а Рэнд забудет о ней, развлекаясь с любовницами и друзьями.
– Пожалуйста, дай мне пройти, – прошептала Розали чуть не плача, и это наконец переполнило чашу его терпения. Она просто смеется над ним и над его чувствами! Чем больше он был с ней, тем больше хотел ее, и чем сильнее была его страсть, тем труднее становилось удовлетворить ее.
Розали стояла так близко, но была такой недосягаемой! Он был более не в силах сносить это.
– Посмотри на меня, черт тебя побери! – с яростью проговорил он и резким движением притянул ее к себе.
Теперь они стояли так близко, что чувствовали дыхание друг друга. Рэнд смотрел в покрасневшие глаза Розали так, словно надеялся увидеть в них ее душу.
– Мне наплевать, почему ты не хочешь стать моей женой. Это не имеет никакого значения, ведь ты знаешь, что ты – моя, и, несмотря на свое сопротивление и желание все испортить, не сможешь изменить этого.
Рэнд крепко держал ее за тонкие запястья, гнев его был подобен бешеному потоку.
– Рэнд, остановись! – вскрикнула Розали.
Но он уже не слышал ее. Сердце Розали билось неровными толчками.
– Я думаю, тебе наплевать на деньги, – между тем хрипло продолжал он, – и на положение, которое ты смогла бы занять. Но наверняка узнаю, что тебе нужно от меня. – Он с силой прижал ее к себе, не позволяя выскользнуть из железных объятий. – Я слышал, как ты шептала мое имя прошлой ночью! – Розали чувствовала все его тело, жар и мощь возбужденной плоти поразили ее, как удар молнии. – Я помню каждый звук, изданный тобой, – не унимался Рэнд. – Теперь, когда ты поняла, какое это наслаждение.., теперь…
Рэнд наклонился и поцеловал ее с нарочитой медлительностью, осторожно раскрывая ее сомкнутые губы…
– Ты станешь моей женой, если я соблазню, совращу тебя, ты не устоишь перед искушением. Я знаю, что ты хочешь меня. Скажи, что ты моя, скажи мне это!
– Рэнд, ты не понял, – начала было она, но слова ее утонули в новом поцелуе, еще более искушающем и сладострастном. И все ее тело загорелось огнем неутоленного желания, хотя она все еще слабо пыталась освободиться Рэнд поднял голову и посмотрел на Розали. Пылкая страсть светилась в его темных топазовых глазах.
– Скажи мне, – снова настойчиво проговорил он, припадая к ее губам в нежном, медленном поцелуе.
Сознание ее помутилось, и все исчезло. Остались лишь его губы, его руки, его большое и сильное тело, сулившее ей защиту и блаженство, о котором она могла только мечтать.
Рэнд в сумасшедшем порыве сорвал с ее плеч платье, заглушая стоны Розали поцелуями. Желание пронзило ее, как молния, до самых кончиков пальцев, и она перестала наконец сопротивляться.
– Рэнд, – прошептала она, чувствуя бесконечное томление. – Я твоя. – Лицо ее вспыхнуло, и слабеющим голосом она повторила:
– Я хочу тебя. Я твоя.
Казалось, слова ее должны были увеличить страсть Рэнда, но он, отстранившись, вдруг спросил:
– И ты станешь моей женой?
Глаза их встретились. Она молчала.
– Рози, – настойчиво и жестко проговорил он.
– Я хочу любить тебя, – уклончиво ответила она. – Ты дал мне возможность испытать чувства, о которых я даже не мечтала. Скажи.., эти ощущения.., они обыкновенны, нормальны? А если нет, то как долго это будет удерживать тебя рядом со мной?
"Нет, это ненормально, необычно, это за гранью моих самых смелых мечтаний", – подумал он, но слова растворились в нем, так и не воплотившись…
Смешение всех чувств: отчаяния, боли, агрессивности – поднималось в нем волной, когда он ощущал ее прикосновение. Эта маленькая женщина имела над ним такую власть, о существовании которой он старался не думать.
Руки Розали легко прикасались к его телу, как бы узнавая его сквозь тонкие покровы одежды. Она смотрела на Рэнда, на его потемневшие бархатные глаза, на крепко сжатые зубы, словно он испытывал сейчас невыносимые страдания. Наконец, не выдержав более прикосновений ее пальцев, он с глухим стоном взял ее за запястья и отвел от себя руки робкой соблазнительницы.
– О черт, – сказал он. – Я никогда не смогу насытиться тобой. – Голос его дрожал. – Мне никогда не будет достаточно Взяв Розали на руки, он положил ее на кровать, беспомощно борясь с оковами собственной одежды: галстук, пуговицы, сюртук…
Розали сняла туфельки и тончайшие шелковые чулки.
Она произносила его имя в неровных страстных вздохах и неумело расстегивала одну за другой пуговицы его белоснежной рубашки. Рэнд был молчалив. Ничто не имело значения сейчас, лишь только этот момент таинства открытия друг друга, тревога и страх последнего ожидания.
Взгляд Розали скользнул по его полуобнаженному мускулистому телу. Он был так красив, так мужествен и так великолепно сложен, что Розали внезапно почувствовала странную неуверенность в себе. Заметив ее стремление закрыть свое нагое тело, Рэнд наклонился к ней и прошептал:
– Кажется, прошлая ночь была сто лет назад, правда?
– Да, – ответила она, глядя на золотой блеск его глаз.
"Как могли мы узнать друг друга за такой короткий срок? – удивленно думала Розали. – И как легко он завладел моей жизнью, присвоил себе все мои чувства, ощущения, желания?"
– Ты думаешь, я ждал тебя всего лишь несколько недель? – легко целуя ее, прошептал Рэнд, словно читая ее мысли. – Нет, ты ошибаешься. Я ждал тебя долгие годы.
Он с силой прижал ее к себе. Казалось, ему ничего не стоило сломать ее хрупкое тело, но объятие Рэнда было крепким и нежным одновременно.
– Этой ночью я докажу тебе, как сильно я тебя хочу, – проговорил Рэнд.
Все плыло у нее перед глазами, когда она слышала его тихий шепот.
– ..и всегда, как только наши глаза встретятся, не важно – в обществе, в театре, – ты вспомнишь, как мы любили друг друга, и наслаждение, которое испытала со мной. Ты будешь в отчаянии, что нужно ждать еще несколько часов до нашей встречи, до нашей следующей ночи.
Она не могла произнести ни слова под страстными поцелуями Рэнда, рассеявшими все ее протесты и опасения.
Голова ее кружилась. Медленным обжигающим потоком растекалось в ней желание, и она опять искала его горячие влажные губы и тягучую мощь его объятий, словно это было ее единственным спасением.
Она никогда не забудет эту ночь и неодолимый соблазн плоти, испытанный ею. Рэнд доводил ее страсть до бесконечной отчаянной муки, то бросая ее в бездну, то поднимая в заоблачные выси, терзая ее нервы и тело.
Она умоляюще шептала его имя. Прикосновения его были легкими и, казалось, случайными, но все ее тело содрогалось в ответном движении.
– Что ты делаешь со мной? – стонала она, но Рэнд, продолжая целовать ее мягкий живот, начал опускаться все ниже, и, поняв, что он собирается делать, Розали вскрикнула:
– Рэнд, нет! Ты не можешь… О Рэнд!
Догадываясь о причине ее смущения, Рэнд поднял голову и ласково обнял ее.
– Розали, – он поцеловал ее влажный лоб и разметавшиеся локоны, – любимая, я не хотел испугать тебя. Petite fleur, милый цветок, я только хотел, чтобы тебе было хорошо.
– Нет, – проговорила она прерывистым голосом.
– Родная моя, в этом нет ничего дурного…
– Рэнд, я не смогу смотреть тебе в глаза после того, как ты…
Лицо ее пылало от смущения, и Рэнд тихонько засмеялся.
– Ты просто сама невинность, Рози. – Он поколебался и добавил:
– Хорошо, я уступлю тебе сейчас, но когда-нибудь…
Он тихо поцеловал ее в шею. Крепко прижатая к его обнаженному телу, Розали ощущала себя погруженной в медленное пламя. Она поискала его рот и снова ощутила бархатное прикосновение его губ.
– Маленькая колдунья, – прошептал Рэнд. – Посмотрим, любопытна ли ты.
Он взял ее руку и положил на свой плоский живот.
Чуть дрожа, пальцы Розали неумело, застенчиво, робко ласкали его возбужденную плоть. Дыхание его вдруг участилось.
– Я хочу тебя слишком сильно, – простонал он, и головокружение медленно понесло Розали прочь, когда он осторожно входил в нее. И снова ее потрясло чувство, что они одно неразделимое целое, несотворенное и неразрушимое.
Когда кульминация их страсти достигла великолепной искрящейся высоты, она была слишком чистой, слишком совершенной, чтобы длиться дольше одного мгновения. Розали, ослабев, откинулась назад, и руки Рэнда оказались рядом, чтобы поддержать ее, защитить от всего, что могло помешать их грезам, которыми была пропитана эта ночь, Проснувшись на следующее утро, Розали обнаружила, что Рэнд уже ушел, и, выйдя из комнаты, чтобы позвать горничную, нашла на столе оставленную им записку.
Наступил полдень, а Рэнд все еще не появлялся. Розали чувствовала себя птицей, запертой в роскошной золотой клетке. Она страдала. "Моя жизнь теперь неразрывно связана с ним", – мрачно думала она и спрашивала себя, что же будет делать, когда Рэнд охладеет к ней.
Наконец он вернулся мрачный и злой.
– Я потратил целый день, обсуждая дела с дураками! – проговорил он, опускаясь в кресло. – Квоты, эмбарго, запреты,. Как говорить о торговых отношениях между нашими странами, если они зависят от таких людей!
– Но ведь французы, кажется, не отказываются от торговли с Англией?
– Нет, просто они предпочитают выжидать из-за прежней политики Наполеона и не прощают нам наше нежелание идти на уступки.
– Ты считаешь, это они виноваты? – спросила Розали, и Рэнд улыбнулся.
– Нет, их позицию можно понять, просто лично мне она невыгодна. – Он оглянулся. – А что это у нас на столе?
– Холодное мясо, сандвичи, фрукты и вино. Мы можем пообедать. Я скучала без тебя, Рэнд.
– Мне жаль, что ты осталась одна, но пойми, женщины редко посещают ту часть Парижа, где я сегодня был.
– Я понимаю, – ответила Розали, и они посмотрели друг на друга долгим взглядом. Розали покраснела, догадавшись, что Рэнд думает сейчас о прошлой ночи.
– Хлеб, вино и Рози, – проговорил он, с улыбкой глядя на нее. – Могу ли я надеяться на исполнение всех моих желаний после нашей свадьбы?
Розали молчала, закусив губы.
– Рэнд, все, что случилось этой ночью.., я отказываюсь от всего.
– Согласен, но только не от того, что ты – моя, – проговорил он, глядя ей в глаза.
– Я сказала это… Я была очень взволнована, но мои слова не значат, что я поддерживаю эту идею.
– Это не идея, – сказал Рэнд, и взгляд его похолодел. – Я сделал тебе предложение. Ты не приняла его сразу, но ответ твой я понял как твое обещание.
– Почему? Как ты мог? – в отчаянии спросила Розали. – Я знаю, что любая женщина согласится выйти за тебя замуж. И у нее, вероятно, будет благородное происхождение и более покладистый характер. Если ты испытываешь чувство долга по отношению ко мне и пытаешься спасти мою репутацию, то это не стоит твоих усилий.
– Боже праведный, почему ты пытаешься все время убежать от меня? Объясни! – воскликнул Рэнд. – У тебя нет работы, нет денег, нет рекомендаций, нет семьи, нет жениха или друзей, которые могли бы помочь тебе. Я пытаюсь показать, как хорошо было бы нам вместе, а ты отворачиваешься от меня, словно я предложил что-то низкое, подлое. Ты все еще винишь меня, что я лишил тебя невинности?
– Нет, это сейчас не имеет значения, – сказала Розали, глаза ее потемнели и стали почти фиолетовыми. Она нашла в себе силы говорить спокойно. – Я не отрицаю нашей физической совместимости, но даже я, с моим ничтожным опытом, знаю, что брак распадается, если он основан на таком непрочном фундаменте. Неужели ты всерьез думаешь, что мы можем быть счастливы? И ты останешься верен мне? Трудно поверить в это. Да, мы вместе уже несколько недель, но вдруг ты встретишь кого-нибудь, кто понравится тебе больше, чем я? Трудно судить, каким отцом будешь ты, зато я знаю, кто окружал тебя в детстве.
Сомневаюсь, что…
– Какая же ты дрянь, – проговорил Рэнд, мрачно глядя на Розали. Она помолчала, прежде чем продолжить.
– Ты, кажется, начинаешь понимать, что такое ответственность, отстаивая интересы своей семьи, корабельной компании и собственность Беркли. Это хорошее начало, но надолго ли тебя хватит? Однажды ты проснешься и увидишь рядом жену, и твоя ответственность по кажется тебе несносной, и ты бросишься в пучину азартных игр и развлечений.
– Похоже, ты думаешь, будто знаешь меня лучше, чем я сам.
Розали поразил его ледяной тон. Он вдруг показался ей совсем чужим, незнакомым человеком.
– Ты уже заранее знаешь, что я буду изменять тебе, и считаешь меня обидчиком моих будущих детей, полагая, что я развею в прах состояние семьи.
– Не говори так.
– Время было бы лучшим тому доказательством, не так ли? Однако его-то у нас и нет. Ты просто не ценишь моих усилий и не собираешься рисковать, хотя порой бывают моменты, когда стоит все поставить на карту.
– Я не могу. Ты должен понять это, – тихо, с мольбой в голосе проговорила Розали. Рэнд вдруг резко встал, словно не хотел больше оставаться с ней в одной комнате.
– Итак, ты отказываешься от моего предложения и не выносишь моих прикосновений. Поэтому я склонен вернуться к нашему первоначальному соглашению. Я дам тебе рекомендации в какой-нибудь приличный дом, и ты можешь радоваться, что больше никогда не увидишь меня.
Закончим на этом. Сейчас мне нужно уйти.
Он подошел к двери и, прежде чем выйти, остановился на минуту, последний раз окинув взглядом ее точеную фигурку.
– Что-то подсказывает мне, что ты не пропадешь одна в Лондоне, – произнес он. Каждое слово вонзалось в Розали, словно отравленная стрела. – Если ты вдруг поймешь, что вытирать детские носы или читать книгу старой карге тебе не по вкусу, вспомни, что у тебя есть один несомненный талант, который не даст тебе пропасть.
Дверь за ним захлопнулась. Розали стояла, не двигаясь, сжав в отчаянии пальцы. Сердце ее бешено колотилось. Она добилась своего. Ей удалось больно уколоть Рэнда, и она не позволит себе жалеть о случившемся.
Не зная, как успокоиться, она подошла к столу, где стоял так и не тронутый ленч и ведерко со льдом, в котором охлаждалась бутылка вина. Наполнив хрустальный бокал, она насмешливо произнесла: "За будущее!" – и выпила все, глотая вместе с вином свои невыплаканные слезы.
Сделав еще несколько глотков, Розали почувствовала, что начала мало-помалу успокаиваться, руки ее перестали трястись, но сердце все еще болело.
Поддавшись минутной слабости, Розали села в кресло и снова налила себе вина. "Если бы я могла забыть", – с тоской думала она. Как хорошо было в юности уноситься в мир волшебных грез, теперь же ей придется жить горько-сладкими воспоминаниями, которые будут сводить ее с ума.
Что лучше – жить в блаженном неведении того, что могла бы она иметь, или лелеять в душе несколько этих живых, болезненно-ярких минут? Вздохнув, Розали наклонила голову, допила оставшееся вино и снова наполнила бокал. Она расстегнула тугой кружевной воротничок платья и, задумавшись, оглянулась. Яркий солнечный свет наполнял комнату… Франция.., она любила ее. Здесь она узнала счастье. Бурная и спокойная, изысканная и простая, соединившая все в восхитительной гармонии. Никогда не забудет она дни, проведенные в "Лотари". Розали поставила бокал, думая о скором возвращении в Англию. Как она перенесет это? Как сможет жить, не видя Рэнда, вспоминая его страсть, его улыбку, его боль?
Она вздрогнула и подошла к окну. День остывал, и с улицы тянуло влажным холодом.
Почувствовав вдруг ужасную усталость, Розали села в кресло и закрыла глаза.
"Ты сумасшедшая, зачем ты пила это вино?" – с отчаянием подумала она, и в эту минуту ее сотрясла ужасная рвота.
Никогда еще не чувствовала она себя такой уставшей и больной. На ее счастье, в графине оказалась вода, приятная на вкус и спасительно-чистая. Розали прополоскала рот, но это не принесло облегчения. Было ясно, причина ее внезапного недомогания не в количестве выпитого вина – с ней случилось что-то ужасное и ей срочно нужна помощь.
Розали пыталась дотянуться до ручки звонка, но у нее ничего не получилось. Случайно в этот момент по коридору проходила горничная и, услышав шум, постучалась в номер Розали.
– Войдите, – слабо проговорила Розали. – То есть я хотела сказать entrez… – добавила она по-французски, глядя на горничную, но не видя ее из-за страшного головокружения. – Послушайте… Мне плохо. Я выпила вина, вероятно, оно было…
О Боже, сколько раз читала она в газетах об отравлениях постояльцев гостиниц с целью их ограбления!
– Вино… – пробормотала она, но маленькая горничная не понимала по-английски.
– Aidez-moi, – с усилием сказала Розали, и темноволосая девушка начала что-то быстро говорить, показывая на кровать и беря Розали за руку. – Не оставляйте меня, прошу вас, – проговорила Розали еле слышно, боясь, что кто-то, может быть, ждет, когда она впадет в беспамятство.
И тут же глухое, непроницаемое облако накрыло ее, окутывая все сильнее, пока окончательно не погрузило в слепой туман.
Она думала о Рэнде, пытаясь вспомнить, нащупать его имя, и не могла, окутанная удушливой мглой. Горничная поддерживала ее, но Розали чувствовала, как пол уходит у нее из-под ног, и наконец с беспомощным стоном провалилась в бездонную черную пропасть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Куда заводит страсть - Клейпас Лиза

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Куда заводит страсть - Клейпас Лиза



Замечатилный роман
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаСабрина
22.02.2012, 9.23





хороший роман.Приключения,любовь,тайны,и, наконец, хороший финал.Читается легко и с интересом.Не согласна с низкими оценками.
Куда заводит страсть - Клейпас Лизавенера
7.04.2012, 10.04





хороший роман, читается легко и с удовольствием. правда, главная героиня сначала чуть раздражает своей глупостью, но потом она исправляется... 8/10
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаОльга
13.04.2012, 13.23





Мне очень понравилось, читала всю ночь)
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаЮлия
3.06.2012, 0.00





Так и непонятно, куда же заводит страсть.........
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаВ.З,64г.
13.07.2012, 15.04





Очень хороший и интересный роман! Понравилось! Читать романы Клейпас одно удовольствие!!!
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаЛюдмила Кл.
2.02.2013, 10.13





Начало романа было неприличным:гл.герой спас девушку от вонючего бродяги,а потом сам ее изнасиловал,причем даже не поцеловав.Потом девушка стала тупить:не захотела выходить за него замуж,хотя в него влюбилась.В итоге любовь победила,а у меня остался неприятный осадок от прочитанного.4 балла.
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаОсоба
18.02.2013, 22.26





не самый лучший роман клейпас. может один из первых? но второй роман из серии беркли " с тобой навсегда " читать буду.
Куда заводит страсть - Клейпас Лизаелена
24.02.2013, 21.10





Читается легко. Но с трудом верится в происходящее.
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаКэт
14.09.2013, 0.09





Не понравился. Отвратительный осадок остался от изнасилования, как героиня смогла его полюбить не понятно...
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаЕлена
20.01.2015, 23.33





вообще роман вызывает удивление, не уже ли это Клейпас? если бы я начала читать автора с этого романа, то другие произведения читать не стала бы. Честно говоря роман просто муть, вот как мне нравится Клейпас, что проблемы героев не надуманы и понятны, но тут все высосано из пальца. Никакой плавности сюжета, события перескакивают с одного на другое.. просто ради спортивного интереса прочитаю вторую книгу этой серии
Куда заводит страсть - Клейпас Лизапервая ласточка
19.10.2015, 18.12





Какой бред.
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаТ.
21.11.2015, 23.07





Какой бред.
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаТ.
21.11.2015, 23.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100