Читать онлайн Куда заводит страсть, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Куда заводит страсть - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 124)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Куда заводит страсть - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Куда заводит страсть - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

Куда заводит страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Ты ушла торопливо,
Но я не покину тебя.
Ручей никогда не струится так быстро…
Я настигну тебя везде:
В долинах и на холмах,
На зеленом лугу,
На полях, в городах
И под тенью дерев…
Ануй

– Месье, вы просили меня прийти? – раздался голос, и Рэнд поднял глаза от письменного стола.
Перед ним стояла Мирель. Черты ее хорошенького личика были печальны.
– Присядь, пожалуйста, – сказал он, вставая и усаживая ее в свое кресло.
Она послушно села и застенчиво посмотрела на него.
– События развиваются очень стремительно, – сказал Рэнд, сидя на краешке письменного стола. – Я бы, наверное, все устроил по-другому, будь у меня побольше времени. Но… Я хотел бы поговорить с тобой, Мирель, прежде чем ты услышишь какие-либо слухи и сплетни.
– Это ничего не изменит, месье, – сказала Мигель, опуская голову, при этом ее длинные черные волосы волной нахлынули ей на лицо.
– Почему же? Это может избавить тебя от лишних огорчений. Я хочу спросить тебя…
– Со мной все в порядке, не беспокойтесь, – прервала его Мирель. – Скажите, вы счастливы с мадемуазель?
– Очень, – ответил Рэнд и улыбнулся. – Она согласилась стать моей женой.
– Я догадывалась об этом, месье… Вы принадлежите друг другу.
– Мирель, – с улыбкой сказал Рэнд. – Я согласен с тобой. Но вернемся к нашему разговору. Мне кажется, ты заблуждаешься – Розали и я помним о тебе. Мы обсуждали с ней этот вопрос и хотим, чтобы ты поехала с нами в Англию в качестве компаньонки Розали.
Мирель молча встала.
– Розали очень любит тебя, – продолжил Рэнд, задумчиво глядя на нее. – Мы оба любим тебя, и я думаю, что тебе понравится Англия.
– Месье, вы действительно хотите, чтобы я поехала с вами?
– Моя главная забота – Розали. Ей предстоит новая жизнь, новый дом, ее будут окружать люди, которых она прежде не знала, у нее появятся новые обязанности. Думаю, я буду очень занят некоторое время, и мне не хотелось бы оставлять ее одну, без близкого человека, которому можно довериться. Ты поедешь с нами, Мирель?
Она кивнула и улыбнулась.
– С огромной радостью, месье.
– Если Гильом также захочет поехать с нами, мы подыщем и для него какое-нибудь место, – добавил Рэнд.
– Я не знаю. – Мирель вздохнула. – Он непоседа, и, кроме того, ему не нравится все время выполнять одну и ту же работу. Можно мне сначала поговорить с ним?
– Да, и сделай это поскорее, пожалуйста. Завтра утром я уезжаю в Гавр сделать необходимые распоряжения. Мне нужно знать его ответ до отъезда.
– Да, конечно. Благодарю вас, месье!
– Розали будет очень рада, что ты едешь с нами.
– Так хорошо, что она научила меня немного говорить по-английски!
– Скоро ты сама сможешь практиковаться в языке. И сердце твое будет спокойно.
– Мое сердце уже спокойно, – ответила она и тихо вышла из комнаты.
* * *
– Ну пожалуйста, – медленно проговорила Розали, обнимая Рэнда и надув хорошенькие губки. – Скажи "да", или мне придется действовать решительно!
– Вот как? Решительно? – переспросил Рэнд, лениво улыбаясь и играя ее локоном. – Что ж, это звучит угрожающе.
– Мне будет так одиноко без тебя. – Розали прислонилась щекой к его груди.
– Ты же знаешь, Рози, как трудно мне оставлять тебя, – ответил он, целуя ее в лоб.
Они стояли обнявшись несколько долгих минут.
– Всего на два дня, – прошептал Рэнд. – Пока ты будешь собираться к отъезду, я подготовлю наше отплытие в Гавре и сразу же вернусь, а потом мы вместе с Мирель и Гильомом отправимся в Лондон.
– Мы почти уже все уложили, и я просто умру от скуки без тебя. Ну пожалуйста, скажи "да"!
– Любовь моя, я не понимаю, почему ты так хочешь пойти на эту деревенскую ярмарку…
– Я просто хочу посмотреть, как она выглядит и чем отличается от ярмарки в Лондоне… И все пойдут – и мадам Альвин, и Нинетт, а Гильом обещал, что не отойдет от нас с Мирель ни на шаг…
– Сразу же после пожара в деревне… Будет ли это уж так интересно?
– Но ведь приедут люди и из других деревень… Знаешь, многие купцы хотят пожертвовать часть своей прибыли на восстановление домов. Я уверена – там будет на что посмотреть.
– И купить, – шутливо заметил Рэнд, уже решив про себя позволить Розали это невинное удовольствие.
Она посмотрела, на него и улыбнулась.
– Ну хорошо, – сказал наконец Рэнд. – Если Гильом обещает сопровождать тебя и не отходить ни на шаг, тогда я подумаю.
– Только подумаешь? – Розали поднялась на цыпочки и крепче прижалась к нему.
– ..и прежде, чем сказать "да", – закончил Рэнд, – я хочу узнать, какие решительные меры ты собралась предпринять?
Розали улыбнулась.
– Если бы ты не согласился, – прошептала она, – я бы подкупила тебя!
– Тогда я должен предупредить вас, мадемуазель, – сказал Рэнд, чувствуя, как от ее прикосновения по его телу разливается приятное тепло. – У меня сегодня ужасное настроение…
– А сколько времени в моем распоряжении, чтобы снискать ваше расположение? – спросила она, – Ну, около часа.
Розали приблизилась и поцеловала его.
– Ах, вот ты как! В таком случае тебе быстро удастся уговорить меня! – ответил Рэнд.
* * *
На ярмарке, о которой говорила Розали, царило настоящее праздничное веселье. Деревенскую площадь украшали разноцветные фонарики и гирлянды, на высоких шестах висели веера, стеганые одеяла и прочий товар, предназначенный для продажи. Прилавки и торговые ряды как могли маскировали разрушения, причиненные пожаром.
Отовсюду слышалась разухабистая музыка, сопровождаемая громким пением и плясками. В разогретом воздухе витали соблазнительные запахи вкусно приготовленной пищи. Здесь были и обжаренные в масле острые пирожки с мясной и рыбной начинкой, и большие пироги с яблоками и инжиром, и груши, наполненные сахарным сиропом.
Столы ломились от реймских имбирных пряников, хлебцев с шоколадным и кофейным кремом, миндальных орехов в сахаре, марципанов и медовых вафель, таявших во рту.
Мирель особенно понравились апельсины в карамельной глазури, которых она съела столько, что Гильом и Розали не на шутку стали опасаться за ее здоровье.
Розали была в отличном настроении, хотя и не переставала думать о Рэнде и его отъезде в Гавр. Ей хотелось все увидеть и запомнить, чтобы потом пересказать ему самые яркие впечатления. Она представила, как он будет смеяться над обжорством Мирель, над осанистым дородным жонглером и худыми музыкантами, наперебой исполняющими то одну, то другую мелодию…
"Теперь Рэнд, наверное, уже в Гавре", – думала она, радуясь, что чем скорее он приедет туда, тем скорее вернется в замок.
Они шли по деревенской площади, весело болтая, а между тем приближался полдень, и солнце стояло уже высоко.
– Во-он там стоит цыганский шатер, – сказал вдруг Гильом, показывая куда-то в сторону. – Среди них наверняка есть гадалка. Хотите взглянуть?
Розали кивнула.
– Вам когда-нибудь предсказывали судьбу, милый ангел?
– Нет, – ответила Розали, и в глазах ее загорелся интерес.
Мысль о том, что кто-то может приоткрыть завесу над ее будущим, представлялась ей чрезвычайно заманчивой.
Это было так похоже на описания в многочисленных любовных романах, которые она когда-то читала. Гадалки всегда играли в них очень важную роль – они предсказывали будущее, раскрывая ужасные тайны и предвещая счастливые развязки.
– Гильом, как ты думаешь, можем ли мы…
– Все, что вам будет угодно, мадемуазель, – ответил тот, посмеиваясь над ее нетерпением.
Розали с улыбкой посмотрела на него, глаза ее сияли живым голубым блеском. Чуть поколебавшись, Гильом предложил Розали руку, и они пошли через площадь, пробираясь в толпе к ярким цветным шатрам.
Мирель шла рядом и растерянно смотрела на брата.
– Месье де Беркли сказал, что мадемуазель нельзя оставлять одну ни на минуту, – громко сказала она, стараясь перекричать шум толпы.
– А она и не останется, – ответил Гильом. – Мы с тобой, Мира, пойдем вместе с ней и узнаем, что скажет ей гадалка.
Розали засмеялась.
– Я, кажется, знаю уже кое-что из того, что она скажет. Скорее всего это будет дальняя дорога…
– И брак с богатым и красивым мужчиной, – смеясь добавила Мирель, – И обучение вашему языку темноволосой девушки…
– И ее темноволосого брата, – добавила Розали, глядя на Гильома. – Теперь ты будешь учить английский язык.
– Пока я с успехом обходился своим родным языком, – ответил он.
– Я уверена, что твой французский приведет в восторг многих англичанок, – заметила Розали. – Но они вряд ли поймут хоть слово!
– Э-э.., тогда, ради английских женщин, я, пожалуй, немного поучусь.
Это было сказано таким великодушным тоном, что Розали и Мирель расхохотались.
Между тем они подошли к разноцветному шатру, но Гильом вдруг остановился и нахмурился.
– Мира… – сказал он, что-то быстро ища в кармане. – Ты помнишь, где продаются твои любимые апельсины в сиропе?
– Да, конечно, – ответила Мирель, с недоумением глядя на него. – А почему ты…
– Кажется, я обронил там свой кошелек, когда последний раз доставал его и платил за сладости. Не могла бы ты сбегать и поискать его?
– Да, конечно, но ведь мы собрались…
– Я пойду с мадемуазель, а потом мы подождем тебя здесь. Вы согласны, мадемуазель?
– Да, – ответила Розали. – Но если ты предпочитаешь подождать, пока Мирель…
– Не надо, не ждите меня. – Мирель в нетерпении тряхнула головой. – Гильом, это не похоже на тебя!
Она с нежностью посмотрела на брата.
– Я думаю, ты рад, что завтра мы едем в Англию.
– Да, конечно… Поторопись, Мира, пока кто-нибудь не воспользовался моей оплошностью.
Мирель кивнула и быстро пошла к торговым рядам.
Розали задумчиво посмотрела ей вслед.
– Хорошо, если бы она нашла его.
– Думаю, она постарается, – ответил Гильом, откидывая полог пышно расцвеченного цыганского шатра.
Розали неуверенно переступила порог, моргая из-за неожиданного мрака, царившего внутри. Когда наконец глаза ее привыкли к темноте, она увидела в центре небольшой стол, покрытый цветной шалью, на нем лежали карты, магический шар и несколько незажженных свечей.
Прочая мебель была плохо различима в темноте и стояла где-то в глубине помещения.
Присмотревшись, Розали увидела сидящую в углу женщину. Пышные ее волосы были стянуты широкой лентой, она улыбалась.
– Добро пожаловать, – приветствовала она вошедших.
В помещении было душно, казалось, веселая ярмарка и теплый солнечный свет остались очень далеко.
Нехорошее предчувствие шевельнулось в сердце Розали – она начала догадываться, что стоит на пороге некой опасности, и ей вдруг захотелось поскорее выйти отсюда, бежать, забыть обо всем этом…
– Уйдем отсюда, Гильом, – прошептала она, но он лишь ободряюще погладил ее по плечу и вдруг с силой сжал ей запястья.
Розали в смущении хотела было вырваться, но он заломил ей руки и связал их крепкой веревкой.
– Остановись! Что ты делаешь? – закричала она, пытаясь освободиться, но Гильом, слегка ударив ее по лицу, крепко завязал ей рот носовым платком, потом связал нога, и Розали поняла, что попала в хитро расставленную ловушку, словно муха в гибельную паутину.
Гильом легко поднял ее. Лицо Розали исказилось страхом и гневом.
– Не волнуйтесь, леди Ангел, – произнес он, осторожно кладя ее на тонкий матрац на полу.
Как в тумане, Розали различала, что женщина двигается в темноте, убирая со стола карты и свечи.
– Слушайте меня внимательно. Никто не сделает вам ничего дурного, – сказал Гильом, не глядя ей в глаза.
Он помолчал несколько мгновений, показавшихся Розали вечностью.
– Простите, – снова раздался его шепот. – Мир жесток, но вы – ангел, а они не принадлежат к земной жизни, ведь здесь так много несчастных грешников, таких, как я.
Мира и ваш любимый Рэнд, которым нужно драться, чтобы выжить. Я должен был это сделать ради себя и Миры.
Мы с ней теперь богачи, и уж я позабочусь о ней получше, чем вы собирались сделать это в Англии.
Розали попыталась было что-то сказать, но лишь беспомощно закрыла глаза.
– Подумайте о ней, – продолжал Гильом. – Я знаю, вы любите ее. Вы не хотели быть с ней жестокой, милый ангел, но были, невольно вселив в ее душу надежду на то, что она, может быть, достойна лучшей доли. Вы учили ее английскому языку и тому, как правильно держать чашку, дарили ей дорогие наряды.., и она начала мечтать о том же, о чем мечтали вы, но если для вас это – ощутимая реальность, то для нее – лишь несбыточные грезы. Вы думаете, она будет нужна кому-то больше, чем на ночь любви?
Розали слушала его, и слезы медленно текли по ее щекам из-под опущенных ресниц.
– Не открывайте глаз, милый ангел, вы все равно ничего не увидите, – сказал он. Затем что-то шепнул цыганке и вышел из шатра.
Розали повернула голову, но всюду был только мрак, и она снова закрыла глаза.
А в это время Мирель возвращалась, то и дело оглядываясь, к тому месту, где еще совсем недавно стоял шатер и где теперь его почему-то не было. Он исчез. Подойдя ближе, она увидела на земле следы повозки, которая, видимо, увезла цыганский табор.
– Мадемуазель? – громко позвала она. – Гильом!
К ее радости, Гильом вдруг появился. Он выглядел усталым и сердитым.
– Я не нашла кошелек, – сказала ему Мирель. – Мне так жаль… Надеюсь, там было не много… – Она вдруг в смущении замолчала и оглянулась. – А где мадемуазель? – спросила она.
Гильом молчал. Лицо его стало бледным и невыразительным.
– Где она? – с тревогой в голосе повторила Мирель.
– С ней все в порядке, Мира. Успокойся, не выводи меня из терпения…
– Нет, это ты не выводи меня! Где она? Сейчас же отведи меня к ней!
– Это невозможно. Идем со мной, и я все объясню тебе. Я кое с кем договорился, и теперь мы получим деньги, Мира, много денег, так что ты сможешь иметь все, что…
– Я не хочу денег. Я хочу видеть мадемуазель. Ты что-то сделал с ней, да? – Мирель в испуге смотрела на него, и лицо ее стало совсем бледным. – О нет, Гильом… За что? – Она заплакала, а он торопливо осмотрелся по сторонам.
– Сейчас же замолчи, не то ты меня больше не увидишь! – зло оборвал он ее.
– О чем ты говоришь? – не успокаивалась Мирель, однако послушно направилась вслед за ним.
Когда они отошли уже достаточно от деревенской ярмарки, Гильом остановился и посмотрел на красные опухшие глаза Мирель.
– Не реви. Мира. Нечего слезы проливать: мы теперь богачи, ты понимаешь это?
– Где она? Что ты с ней сделал? – опять спросила Мирель.
– Ничего дурного, – неохотно ответил он. – Не беспокойся за нее, прошу тебя!
Не слушая его, Мирель продолжала плакать. Никогда еще не приходилось ей бояться своего собственного брата.
Что-то оборвалось в ее сердце, когда она поняла – он сделал какую-то ужасную вещь, но она все же любила его, и сердце ее страдало за него, за себя самое, за Розали.
– Это ты тогда прокрался ночью в комнату месье в парижской гостинице и ударил его ножом! Я не думала об этом до сегодняшнего дня, но сердцем чувствовала, что это был ты!
– Мне пришлось взяться за нож, потому что он пытался убить меня!
– Но ты хотел украсть Розали! – закричала Мирель. – Зачем?
– У меня появились важные знакомства. Очень важные. Мира… Весьма влиятельные люди приказали мне сделать так. Они знали, что я работаю в отеле, где остановился месье де Беркли.
– Зачем понадобилось похищать Розали? Чтобы досадить месье?
– Нет, нет, нет… Ты не знаешь. Мира, что они лгали тебе с самого начала. Ее имя не Розали Беркли, а Розали Беллью. Я сам видел доказательства этому в письме ее матери…
В смущении Мирель покачала головой.
– Подожди, подожди.., так, значит, она не кузина месье?
– Она незаконнорожденная дочь Бо Браммеля… Слухи об этом ходили по всему Парижу. Я не знаю точно, зачем она нужна похитителям, но они предложили за нее бешеные деньги, и теперь мы с тобой получим половину суммы.
– Мне ничего не надо! – вскрикнула Мирель.
– Ты заслуживаешь большую часть. Я даже не подозревал, что ты сможешь так близко сойтись с ней и с месье де Беркли. Ты бесценный помощник, Мира!
– Как ты можешь так говорить? – Она широко раскрыла глаза. – Как ты посмел обидеть ее, ведь они были так добры к нам!
– И это ты называешь добротой? – усмехнулся Гильом. – Они уделили нам крупицу своей благотворительности и жалости, но деньги. Мира.., деньги дадут нам гораздо больше, чем крохи их доброты!
– Я пойду назад, в замок, – дрожащим голосом сказала Мирель.
– Ты не должна этого делать! Я куплю тебе все, что ты захочешь…
– Я пойду назад, – решительно заявила Мирель. – И буду ждать месье! А когда он вернется, мы найдем мадемуазель и уедем в Англию.
– В Англию! – зло протянул Гильом. – Не будь дурой, не болтай зря. Все кончено, ты понимаешь? Ты никуда уже не поедешь и никогда не найдешь Розали!
– Я найду ее! – закричала Мирель и, беспомощно рыдая, опустилась на землю. – Я найду ее!
– Мира, послушай, ты – все, что у меня осталось, – мягко произнес Гильом. – Теперь уже ничего не вернешь.
Даже если месье де Беркли не убьет тебя, прежде чем ты успеешь произнести хоть слово в свое оправдание и доказать ему, что это не твоя вина.., даже если ты найдешь Розали, они никогда не простят тебя. Розали не простит.
Она лежит сейчас со связанными руками и ногами и проклинает нас обоих за то, что случилось. И она будет думать об этом, когда ее повезут в Англию, и ненависть ее станет еще сильнее. Подумай, ты достаточно хорошо знаешь месье – он не простит никого, кто участвовал в похищении Розали.
– Да, – уныло согласилась Мирель, глядя, как ее слезы падают на сухую землю. Вдруг голос ее окреп:
– Гильом, можешь ли ты исправить то, что сделал?
– Нет, слишком поздно.
– Тогда я не желаю больше видеть тебя, – прошептала она.
– Мира.., маленькая моя, – сказал он, засмеявшись, но поняв, что она не шутит, неуверенно посмотрел на нее. – Подумай, что ты говоришь.., ты, моя сестра, единственный человек, которого я люблю. Я пошел на это ради нас с тобой. Но если ты не захочешь принять этих денег, ты останешься одна.
– Розали тоже сейчас одна. – Мирель встала и отвернулась от него. – По крайней мере руки мои не связаны! – сказала она и пошла прочь.
Гильом окликнул ее, но она посмотрела на него с такой откровенной ненавистью, что он остановился, пораженный. А Мирель решительно уходила прочь.
Прочь от Гильома, от этого страшного места, от всего, что еще совсем недавно составляло ее жизнь.
* * *
Бледные и перепуганные, мадам и месье Альвин встретили Рэнда у дверей. При виде их встревоженных лиц недоброе предчувствие сдавило ему грудь.
– Что случилось?
Мадам Альвин в отчаянии сжала руки.
– Месье, они не вернулись с ярмарки! Они исчезли, все трое. Когда я пришла днем и увидела, что их еще нет, я послала Джереми с ребятами на поиски. Джереми встретил Мирель, и она передала письмо для вас.
– Где она сейчас? – быстро спросил Рэнд, оглядываясь, словно она могла быть где-то рядом.
– Этот глупый мальчишка Джереми… – откашлявшись, произнес месье Альвин. – Он сказал, что Мирель не пошла с ним, тогда я снова послал его за ней, но она исчезла.
Пробормотав проклятие, Рэнд взял из дрожащих рук мадам Альвин маленький клочок бумаги.


"Месье, я ни о чем не догадывалась, пока не стало слишком поздно. Я оплакиваю свое невольное участие в этом, я виновата, если не намерениями своими, то своим бездействием.
Мне хотелось бы помочь вам, но мне известно только то, что Гильом был тем незнакомцем, который ворвался к вам ночью в гостинице и ранил вас, и что кто-то заплатил много денег за похищение дочери Бо Браммеля. Гильом сказал, что эти люди повезут мадемуазель в Англию. Я молю Бога, чтобы вы нашли ее и чтобы простили меня".


– Черт, Мирель, – пробормотал Рэнд. – Зачем ты убежала?
Он скомкал письмо.
Как же так? Рэнд вдруг засмеялся резким нервным смехом. Что же получается? Он приютил и обогрел человека, который потом похитил у него Розали. Он задумался. Как она теперь? Что с ней? Здорова ли? Наверное, напугана до смерти…
– Я убью тебя, Гильом, клянусь Богом! Я поймаю тебя, тощая хитрая лиса!
Когда-то давно Рэнд уже испытывал похожее чувство – слепой взрыв эмоций, который словно огонь жег ему кровь.
Но теперь гнев его был стократ сильнее и походил на ледяную глыбу. Взяв себя в руки, Рэнд углубился в обдумывание своего положения. Ум его работал методично и быстро, просчитывая десятки ситуаций и определив наконец четкий план действий.
Месье Альвин с напряжением следил за ним, переминаясь с ноги на ногу. Рэнд поднял голову.
– Скажите Джереми, чтобы присмотрел за лошадьми, – сказал он. – Я уезжаю в Кале.
Чета Альвин подавленно молчала, не осмеливаясь даже предложить Рэнду отдохнуть с дороги. Они были почти рады решению Рэнда немедленно выехать, так как вид и вес его поведение ужасно пугали их. Они чувствовали себя невольно причастными к исчезновению Розали.
* * *
Рэнд прибыл в Кале и сразу же отправился к Браммелю. Он долго стучал в дверь его квартиры, но никто не открывал. Тогда Рэнд громко предупредил, отчетливо произнося слова, что если ему немедленно не откроют, то он разобьет входную дверь. В ответ послышался негромкий шорох, и дверь тихонько приоткрылась.
На пороге, растерянно улыбаясь, стоял Сележ в наспех накинутом сюртуке.
– Лорд Беркли? Проходите…'Что-нибудь случилось?
– Похитили дочь Браммеля, – резко произнес Рэнд, направляясь мимо него в комнату. – Во всем виноват его длинный язык. После того как я узнаю все, что меня интересует, я намерен удостовериться, что он никогда больше не произнесет ни слова.
Услышав подобное из уст другого человека и при иных обстоятельствах, Сележ, наверное, испугался бы, но Рэнделл Беркли выглядел совершенно спокойным и серьезным и причин для беспокойства, и тревоги, казалось, не было.
– Он не хотел раскрывать тайну. Зная его, сэр, вы, наверное, можете представить, каково ему было узнать, что он отец взрослой дочери, которая как две капли воды похожа на ту, единственную его любовь…
– Любовь, – насмешливо сказал Рэнд. – Если сравнить то, что он называет "любовью", с настоящим чувством, то получится как если бы стакан воды сравнить с безбрежным морем. Его любовь нелепа, слаба и беспомощна. Я не имею в виду ту женщину, которую он любил и бросил, – это меня не касается. Но рисковать безопасностью своей дочери ради возможности прихвастнуть – вот что я ставлю ему в вину. Его беззаботность стала причиной того, что у меня украли единственное, чем я дорожу. Итак, где он?
– Сэр, он нездоров. Он лежит в соседней комнате без сил, почти в бреду…
Рэнд вдруг глухо рассмеялся.
– Вот как – внезапная болезнь? Которая началась, вероятно, пять минут назад?
– Сэр, пожалуйста.., он действительно болен. Посмотрите повнимательнее, как мы теперь живем. Нам приходится рассчитывать на великодушие местных обывателей.
У нас нет даже угля и еды в достатке, не говоря уж об остальном, что необходимо для поддержания человеческого достоинства – я имею в виду мыло, свежее белье…
Сележ помолчал и тихо добавил:
– И все началось после того, как он открыл тайну Розали Беллью.
Слуга замолчал, но по тому, как он это произнес, Рэнд понял: здесь догадываются, чьих это рук дело.
– Я предупреждал его, – ответил он, равнодушно пожимая плечами.
– Видели бы вы его, он превратился в тень, – сказал Сележ и заплакал.
– Будем надеяться, что его гордость и глупое тщеславие также превратятся в тень, – холодно заметил Рэнд.
Сележ был поражен бессердечностью гостя.
– Я думал, что вы куда более великодушны, сэр, – с горечью сказал он. – Неужели в вас не осталось ни жалости, ни доброты, ни капли сострадания?
– Жалость, доброта и сострадание, – медленно проговорил Рэнд. – Все это благородные черты человеческой натуры, которые необходимы, чтобы уравновесить другую половину – злобу, жестокость и бессердечие.
Он помолчал.
– К несчастью, моя лучшая половина подло украдена, и теперь мне нечем уравновесить низменную часть моей натуры.
– Чего вы хотите? – прошептал Сележ, наклоняя голову и сжимая дрожащие пальцы.
Вид его вполне мог тронуть сердце Рэнда, но он остался совершенно равнодушным. С похищением Розали внутри его что-то умерло, и вернуть его к жизни могло лишь ее возвращение.
– Я хочу получить два списка, – мрачно заявил он. – Один из них должен содержать имена тех, кто знал о Розали Беллью со времени моего последнего визита к вам. Во втором попрошу перечислить имена всех кредиторов Браммеля в Лондоне – всех, кому он хоть что-то должен, невзирая на размер суммы.
– Да, сэр.
– Я хочу, чтобы он представил их мне завтра в семь часов утра, так как сразу же после этого я уезжаю в Англию. Будет лучше, если ты сейчас пойдешь и разбудишь его. Мне наплевать, пусть он даже при смерти.
Учти: я его и в аду достану, если мне это понадобится.
– Да, сэр.
Не сказав больше ни слова, Рэнд быстро вышел;
Коллин Беркли лениво переворачивал страницы бухгалтерской книги, делая гусиным пером пометки напротив имен своих долгов.
Он совершенно не завидовал брату, который стал теперь наследником всего состояния. Деньги и власть были, конечно, весьма привлекательны, однако сопровождавшая их ответственность таковой не являлась.
Коллин вздохнул и закрыл книгу. Ночь, удачно проведенная за игорным столом, компенсировала невезение последних дней, дав возможность расплатиться со срочными долгами, но это отнюдь не означало, что он сразу же не влез в новые. Он уже порядком устал от этого круговорота – сначала делать долги, потом выпутываться и выкручиваться, отдавая их. Впервые он вдруг задумался, нет ли какого-нибудь другого образа жизни, отличного от того, который он вел? Есть ли в его характере то самоуважение, которое может заставить его вести более почтенную жизнь?
– Проблеск самоуважения, – пробормотал он, взлохматив свою роскошную шевелюру совершенно несвойственным для его утонченной натуры жестом. – По чьей линии моей наследственности можно этого ожидать?
Изумрудно-зеленые глаза его смотрели устало, лицо осунулось. Коллин не думал, что смерть деда так подействует на него.
При мысли о графе губы его скривились – старый грешник.., отдаленная копия его и Рэнда, может быть, лишь с большей долей здравого смысла.
– Коллин, – услышал он вдруг хриплый голос и вздрогнул.
– Что? А, Рэнд, Бог мой, это ты?.. Ты вернулся! Черт тебя побери! Я, конечно, рад, но какого дьявола ты подкрадываешься так незаметно… Я думал, это заговорила моя совесть!
– После двадцатичетырехчасового молчания?
Коллин засмеялся и поднялся навстречу входящему брату.
– А, черт, совесть действительно не спешит напомнить о себе, но.., и твоя, между прочим, тоже…
Рэнд улыбнулся, и они пожали друг другу руки. Лицо его вдруг помрачнело.
– Я хотел приехать раньше, но так получилось…
Они посмотрели друг на друга.
– Это тянулось несколько долгих ужасных недель, – ответил Коллин, со вздохом садясь в кресло. – Хотя ты всячески старался до конца держать его в неведении, Рэнд…
Я знаю, ты впутался в прескверную историю, не так ли?
– Это расстраивало его? – не отвечая, спросил Рэнд.
– Как сказать… В общем, он посмеивался над этим, а ты знаешь, как он не любит смеяться. Потом сказал, что это недостойно его и старался остановиться, а сам смеялся все больше.
– А над чем, собственно?
– Ему казалось, что ты похож на него в амурных делах… Ну скажи, в самом деле, почему женщины находят грубость такой привлекательной? А главное – как тебя угораздило подцепить дочь Браммеля?
Коллин улыбался, ожидая ответа, а Рэнд молча и решительно встал и прошелся по комнате.
– Ты собираешься уходить?
– Нет, ищу чего-нибудь выпить, – сухо ответил Ред, открывая графин с бренди. – Несмотря на твои крайне бестактные вопросы, ты сегодня вполне терпим, поэтому мы можем продолжить наш разговор.
– Позволь, ты что, стал пить? – спросил Коллин, удивленно глядя на брата. – Раньше, помнится, ты не пил, если, конечно, не случалось чего-нибудь экстраординарного.
– Ты прав, – согласился Рэнд, отпивая глоток и устало закрывая глаза.
– Да, ты, кажется, что-то хотел спросить? – вспомнил вдруг Коллин.
Рэнд взглянул в окно.
– Розали Беллью похищена, – мрачно изрек он.
– Ах, вот как! Но почему ты мне об этом сообщаешь?
У меня ее нет! – возмутился Коллин.
– Она была похищена потому, что она дочь Бо Браммеля, – как ни в чем не бывало продолжал Рэнд. Голос его стал тверже. – Но я намерен найти ее.
– Не понимаю, какую роль во всем этом ты отводишь мне?..
– Дело в том, что Браммель когда-то был завсегдатаем "Ватье". Это известный клуб франтов и денди, ты это прекрасно знаешь, так как сам постоянно бываешь там. А потому можешь дать мне полезную информацию.
– Черт, почему я должен помогать тебе в этом деле?
Не обращая внимания на его слова, Рэнд положил перед ним лист бумаги.
– Имена на первой странице уже проверены, сюда можешь не смотреть. Вот, взгляни – это главные кредиторы Браммеля. Как ты думаешь, кто из них мог похитить дочь Браммеля?
Начиная понимать, чего от него хотят, Коллин с отвращением поморщился.
– А, вот, значит, как?.. Ты хочешь, чтобы я указал "негодяя"? – Он усмехнулся. – Нет уж, Рэнд, уволь. Я сам с некоторыми из них в таких…
– Скажи кто? – настойчиво проговорил Рэнд.
– Почему я должен?..
– Потому что если ты этого не сделаешь, будь я проклят, если ты получишь от меня хоть цент. Ты прекрасно знаешь, что твое содержание целиком зависит от моей доброй воли…
Коллин горько усмехнулся.
– Ну, это уж слишком! Если уж на то пошло… Ты попрекаешь меня, и это будет у меня теперь до конца дней стоять поперек горла. Я не стану тянуть из тебя деньги, милый брат.
– Если ты поможешь мне, – мягко произнес Рэнд, – я никогда больше не упомяну об этом.
– Вот уж не думал, что ты способен так разволноваться из-за какой-то куколки, ей-богу! – заметил Коллин, с удивлением глядя на него. – Она должна быть или прекрасна, как само грехопадение, или замечательно хороша в…
– Итак, который из них? – нетерпеливо прервал его Рэнд, и Коллин внимательно посмотрел на список, лежащий перед ним.
– Это может быть Эджихил, который до сих пор жалуется, что Браммель ему должен. Он зол как черт, что тот уехал из Англии… У этого Эджихила весьма занятное представление о справедливости… Да, пожалуй, он мог похитить твою красавицу и посчитать это достаточной платой за долги… Или, может быть, Маунтфорд – презабавный малый, между прочим, по уши в долгах. Совсем голову потерял и, кажется, почти отчаялся. Он мог пойти на это, чтобы отомстить. А может, это…
– Пойдем, не будем терять времени. Об остальных расскажешь по дороге, – сказал Рэнд, подталкивая брата к выходу.
Когда они приехали в клуб "Ватье", он не пошел вместе с Коллином по двум причинам. Наиболее важной была та, что он не хотел своим присутствием стеснять брата и сдерживать присутствующих в проявлении искренности. А во-вторых, если кто-либо из завсегдатаев "Ватье", членом которого он являлся, заподозрит, что Рэнд был в стане их заклятых врагов, это может задеть его честь, бросить тень сомнения на его верность и в результате он окажется изгнанным из "Ватье".
Проклиная ситуацию, Рэнд мрачно размышлял, не решаясь выйти из экипажа, но ему очень хотелось зайти в клуб и устроить там хорошую потасовку, пока кто-нибудь все-таки не проговорится, где находится сейчас Розали.
Он ненавидел это место, зная, что кто-нибудь из этих манерных денди мог украсть дочь Браммеля, чтобы получить назад свои деньги, и негодовал на самого Браммеля и его трусливое желание уйти от кредиторов.
Надо признать, это было сборище довольно недоброжелательно настроенных друг к другу красавцев, гораздо более опасное, чем даже толпа завистливых женщин. Все время они только и делали, что красовались в модных нарядах и оттачивали свое плоское остроумие, без конца отпуская посредственные шуточки. Они то любовались и обожали друг друга, то бессовестно злословили за спиной.
Рэнду казалось, что ничто не интересовало их, кроме денег и модных тряпок, и он, конечно, предпочитал им своих друзей. По крайней мере они не были лицемерами, и если были злы на кого-нибудь, то честно говорили об этом.
Итак, пробыв в клубе около часа, Коллин наконец появился с какой-то странной улыбкой на губах. Он вошел в экипаж и сел, положив ногу на ногу.
– Я узнал. Это скорее всего Маунтфорд. Его не было видно дня три, а потом он вдруг появился с туго набитым кошельком и с таким самоуверенным видом, словно он сам принц-регент. Он делал ставку за ставкой, пока не спустил все деньги. Петерсон пошутил с ним на этот счет, сказав, что тот выглядит весьма неважно. И знаешь, что Маунтфорд ответил? "Мое утешение поджидает меня дома", – произнес он и исчез, словно ему на все было совершенно наплевать. Это звучало так, будто дома у него была женщина, а между тем он не женат…
– Ну, хватит болтать. Поехали, – оборвал его Рэнд.
– Ба, ты произнес это почти как старый граф…
– Я начинаю отлично понимать его, – ответил Рэнд и высунулся из окна, чтобы дать указания извозчику.
Маунтфорд жил в предместье, в получасе езды от Лондона. Они ехали в полной тишине, нарушаемой только стуком колес и лошадиным топотом. Рэнд вдыхал прохладный воздух, врывавшийся в открытое окно экипажа.
Чем дальше отъезжали они от города, тем чище и прозрачнее становился воздух, напоенный свежестью и запахом зеленых холмов и молодого вереска. Этот холодный чистый дух Англии помог Рэнду вернуться к действительности, напомнил ему, кто он таков, и дал почувствовать радость возвращения домой.
Но в то же время все это вызывало некоторую тревогу, ведь он чувствовал себя так далеко от Розали, и то краткое счастье, которое он пережил во Франции, казалось ему теперь почти нереальным.
Задумчиво смотрел Рэнд из окна экипажа. Наконец под колесами захрустел гравий, и они выехали на дорожку, ведущую в поместье Маунтфорда.
Когда они подъехали ближе к дому, Коллин взглянул в окно кареты и присвистнул от удивления.
– Вот это да!.. Все гораздо хуже, чем я ожидал! – воскликнул он.
Вопросительно посмотрев на него, Рэнд вышел из кареты.
Поместье действительно было запущено и находилось в весьма плачевном состоянии.
– Я слышал, он отпустил всех своих слуг, кроме лакея и повара, – прошептал Коллин.
И действительно, вокруг царила удивительная тишина, и не было заметно никаких признаков жизни.
Осмотревшись, Рэнд поднялся по ступеням и нетерпеливо позвонил у парадного входа. Ответа не последовало.
Тогда он решительно дернул ручку, и дверь медленно отворилась.
– Здесь никого нет, – пробормотал Коллин. – Давай лучше приедем завтра.
– Нет. Он – номер первый в списке, – ответил Рэнд и, войдя внутрь, с любопытством огляделся.
Убранство дома оказалось на удивление бедным и лишенным каких-либо предметов роскоши – странное обстоятельство, если учесть древность рода Маунтфордов и их немалое состояние.
Дело было в том, что передаваемые по наследству фамильные ценности, произведения искусства и даже часть мебели – все было продано, чтобы оплатить карточные долги молодого лорда Маунтфорда – Неудивительно, что его любят в "Ватье", – цинично заметил Рэнд, – Черт, ему не нужно было даже садиться за игорный стол, он мог бы просто раздать свои деньги..
Коллин понимающе посмотрел на брата, вполне разделяя его негодование.
– Он буквально не выходит из клуба. Я и половины того времени не бываю там, – сказал он.
Внезапно Рэнд услышал слабый подозрительный шорох за одной из ближайших дверей. Он быстро распахнул ее и увидел лорда Маунтфорда, стоявшего у окна с приставленным к виску револьвером. Взгляды их встретились, и в то же мгновение Маунтфорд нажал на курок.
Прогремел выстрел, резкий и отчетливый, словно удар кнута, и Рэнд вскрикнул, увидев разбрызганную по стене кровь…
Первым отчетливым впечатлением от самоубийства молодого Маунтфорда было ощущение потрясающей пустоты в сердце. Рэнд чувствовал, что он словно закован в лед, и взирал на сцену столь хладнокровно и бесстрастно, будто это был не реальный человек, а лишь иллюстрация в книге.
Выбежав из комнаты, он поднялся по лестнице, открывая поочередно все двери в тщетных поисках Розали.
В последней комнате, стоя среди обшарпанной мебели, Рэнд понял, что это был ложный след. Маунтфорд не похищал Розали, у него были свои проблемы, которые он не мог решить, и потому покончил с собой.
– Рози, где ты? – прошептал он в отчаянии.
Глубоко вздохнув, он постарался взять себя в руки. Медленно идя вниз по лестнице, он спокойно наблюдал, как Коллин выходит из дверей библиотеки.
– О Боже, – произнес он с омерзением. – Никогда не видел ничего более отвратительного.
Он вынул носовой платок и провел им по лицу.
– Рэнд, я не хочу больше.., ездить с тобой.
– Как хочешь. – Рэнд спустился в холл и подошел к двери. Коллин следовал за ним.
– А как насчет Маунтфорда? Что ты собираешься делать?
– Вычеркну его из списка, – коротко ответил Рэнд.
Такое равнодушие вызвало немалое удивление и даже некий благоговейный страх у Коллина.
Они молча покинули поместье.
Рэнд понимал, что с каждой минутой шансы найти Розали неумолимо уменьшаются. Он знал, что, если понадобится, он всю оставшуюся жизнь будет искать ее, но теперь нужно было действовать быстро и решительно, пока еще оставалась хоть какая-то надежда.
Неимоверная усталость, однако, заставила его вернуться в особняк Беркли, рухнуть на постель и забыться тяжелым сном.
На следующий день он решил поехать в клуб "Ватьс".
Побрившись и приведя себя в порядок, он надел темный сюртук и высокие начищенные ботфорты и появился там с замечательной беззаботностью на лице, приветствуя старых и новых друзей. Отовсюду слышались шутки и разговоры о его связи с дочерью Браммеля, но он молчал и лишь загадочно улыбался, в душе, однако, презирая тех, кто осмеливался произносить ее имя.
Из головы его не выходил первый список. В нем упоминались имена тех, кто навещал Браммеля в те дни и раньше других узнал о существовании Розали.
Некоторые из них были сейчас в клубе, и Рэнд решил поговорить с ними, задав несколько осторожных вопросов и оценив их реакцию.
Во время разговора подошел официант.
– Простите, сэр.., вас ждет женщина, она хотела бы поговорить с вами.
– Она молода? – прищурившись, спросил Рэнд.
– Не думаю, сэр.
– Ну тогда мне не о чем с ней говорить, – ответил Рэнд, и слова его были встречены дружным хохотом.
Джордж Сельвин весело ударил его по плечу.
– Черт побери, Беркли, вы все такой же!
Рэнд улыбнулся и посмотрел на ждущего ответа официанта.
– Вот что, – сказал он. – Передайте, что я сейчас выйду к ней на минуту.
– Ах, ты, обманщик… – пробормотал Джордж, глядя на Рэнда, поспешно встающего из-за стола.
Как только Рэнд покинул компанию друзей, улыбка тотчас слетела с его губ. Кто это мог быть? Что это за женщина? Может быть, Клара Эллизмир с ее глупыми шутками, или кто-нибудь из ее подруг, охотно участвующих в ее затеях? Что-то подталкивало его раскрыть эту маленькую тайну и, дав щедрые чаевые официанту, он последовал вслед за ним.
Как он и ожидал, у входа его ждала невысокого роста женщина, с опущенным на лицо капюшоном. Легкий темный локон выбился у нее из прически, и при виде его сердце Рэнда забилось сильнее. Он шагнул навстречу незнакомке, плотно закрыв за собой дверь и оставив позади шумное веселье, смех и яркий свет модного клуба.
– Кто?.. – начал было он, но тут она откинула капюшон, и Рэнд с удивлением увидел, что перед ним стоит совершенно незнакомая ему дама лет сорока с приятными чертами лица и добрыми карими глазами.
Скорее всего она не принадлежала к высшему сословию, так как в ней не угадывалось ни гордости, ни тщеславия, но при всем том женщина, несомненно, занимала определенное положение в обществе, судя по дорогой одежде и изысканной прическе.
– Простите, что беспокою вас. Вы – лорд Рэнделл Беркли, не так ли? – спросила она. В голосе ее звучали мягкие, почти материнские интонации.
Рэнд с удивлением посмотрел на нее. Ему вдруг показалось, что женщина знает его.
– Да, – негромко ответил он.
– Я хотела поговорить с вами… Ваш брат сказал, что вы здесь. Дело в том, что до меня дошли слухи об исчезновении Розали. Мне кажется, я смогу помочь вам найти ее.
Рэнд со всевозрастающим удивлением посмотрел на нее.
– Кто вы? – хрипло спросил он.
– Лорд Беркли… Я – Эмилия Кортес Беллью.
– Рози.., часто говорила мне о вас, – сказал Рэнд, не отрывая от нее взгляда, словно опасался, что она исчезнет.
Сам факт, что Эмилия стояла сейчас здесь, рядом с ним, давал ему надежду, что он все-таки найдет Розали.
– Она написала мне письмо из Франции, в котором спрашивала о своих родителях. – Эмилия подошла ближе и испытующе смотрела на Рэнда. – Она также писала и о вас и ваших с ней отношениях, вот почему я осмелилась…
– Я рад, что вы сделали это, – прервал ее Рэнд. – Давайте поговорим не откладывая.
– Да, – ответила Эмилия. – Предлагаю вам поехать ко мне, в мой особняк. Нельзя, чтобы нас кто-нибудь под-. слушал.
– Конечно, – начал было Рэнд, но потом остановился, пораженный. – Вы сказали, в ваш дом, мадам Беллью.
Но разве вы не гувернантка леди Уинтроп?
– Нет, – ответила Эмилия, беря его под руку и направляясь к карете, стоящей под сенью двух каштанов. – Теперь я уже не гувернантка, – сказала она и улыбнулась Рэнду совсем как настоящая француженка. – Прошу – мой экипаж ждет нас. Поедемте, а после нашего разговора я вновь отвезу вас сюда. Мой дом совсем недалеко.
Рэнд молча кивнул, и, когда они уселись в карету, Эмилия продолжила:
– Розали говорила вам, наверное, о той ночи, когда мы потеряли друг друга. В опере случился пожар…
– Да, я знаю об этом.
– Я полагаю, вы встретились с ней вскоре после этого.
Розали не писала мне, как именно это произошло, но думаю, обстоятельства вынудили вас вместе уехать во Францию.
– Да, – ответил Рэнд, не глядя на нее.
– Ну так вот, после того как я, не найдя Розали, вернулась в дом Уинтропов и увидела, что она не возвратилась, я была очень встревожена. Баронесса Уинтроп весьма своевольная особа. Она считает, что если я воспитывала мою дочь, как она называет это, "с нравственной мягкостью", то я точно так же буду влиять и на ее Элен. В то же утро я была уволена.
– Мне очень жаль.
– Не стоит сожалеть об этом, – улыбнувшись, ответила Эмилия– Это принесло долгожданные изменения в мою жизнь. Дело в том, что ни баронесса, ни Розали не знали, что я долгие годы была любовницей барона Уинтропа. Мы хорошо понимали друг друга, и он давно – уже хотел устроить мою жизнь, но я настояла, чтобы наши отношения остались тайной, так как оберегала Розали и хотела, чтобы она росла с чувством уважения… Она получила хорошее воспитание, образование и имела все, что необходимо девушке из приличной семьи. Я настояла, чтобы наши с бароном отношения не разглашались до тех пор, пока Розали не выйдет замуж или по крайней мере не станет достаточно взрослой, чтобы понять все.
– Она уже способна понять.
Эмилия улыбнулась.
– Да, теперь я знаю это.
Они не затрагивали более важных тем, пока наконец не подъехали к дому, в котором жила Эмилия.
Это был роскошный особняк, обставленный мебелью из красного дерева, с богатыми коврами и тончайшим фарфором.
Эмилия сняла накидку и обратилась к пухленькой улыбающейся девушке.
– Марта, пожалуйста, приготовь нам чай и подай его через полчаса, – мягко произнесла она, усаживаясь па зеленый бархатный диван.
Посмотрев на Рэнда восхищенным взглядом, – девушка быстро вышла.
– Это бывшая прислуга Уинтропов, – пояснила Эмилия. – Я переманила у них многих, в том числе и повара, пообещав хорошее жалованье и доброе отношение. Ну, хорошо, – добавила вдруг она, внимательно глядя на Рэнда. – Перейдемте к делу. У меня достаточно времени, чтобы рассказать вам все, что я хотела, прежде чем Марта подаст нам чай.
Рэнд кивнул и сел в кресло.
– История не такая уж длинная и сложная. Я расскажу лишь факты, а если вам что-нибудь будет не ясно, я коснусь этого особо.
Она помолчала.
– Я была гувернанткой Люси Донкастер. Внешне Розали очень похожа на нее, хотя по характеру они совершенно разные. Розали, несомненно, сильнее, она более проницательна и уверена в себе, чем ее мать. Люси была прелестной девушкой, и я очень любила ее. Однако до сих пор не пойму, почему она так привлекала к себе мужчин, может быть, своей беспомощностью… Очень многие влюблялись в нее, и особенно граф Ротерхэм. Он и Люси были помолвлены, и все, вероятно, закончилось бы хорошо, если бы не этот тщеславный красавец, совсем еще мальчишка, который поразил ее воображение.
– Бо Браммель, – мрачно произнес Рэнд.
– Да. Люси очень любила его, в то время как он был лишь очарован ею. Ей так и не удалось освободиться от этой любви. Я делала все возможное, чтобы помешать их встречам, но прошло время, и выяснилось, что Люси беременна от него. К несчастью, к тому времени Браммель уже совсем охладел к ней и влюбился в какую-то другую девушку, а потом – еще в одну, и еще, и еще… Люси чахла от тоски и говорила, что не хочет больше жить.
Родители ее не знали, что она ждет ребенка. Я же убедила их, что Люси необходимы перемена обстановки и новые впечатления и что ее состояние – лишь следствие чрезмерной нервозности, и мы поехали во Францию. Мои родственники вполне уважаемые люди, и Донкастеры не противились нашей поездке к ним.
– И вы действительно гостили у них?
– Да, мы жили у моих родителей, которые свято хранили тайну Люси. Но в тот момент мы хотели оставить ребенка у них, пока не найдется кто-нибудь, кто бы захотел удочерить девочку.
– Хороший план, – заметил Рэнд, с пониманием глядя на Эмилию.
– Поначалу я тоже так думала, – задумчиво произнесла она. – Но, как позднее выяснилось, я не только недооценила глубину чувства Люси к Браммелю, но также и силу страсти графа Ротерхэма. Он был просто в бешенстве из-за отсрочки их свадьбы с Люси. И совсем потерял голову от любви. Он разузнал, где мы находимся, и приехал во Францию. Однажды я отправилась на базар, а когда вернулась в дом своих родителей, то увидела там графа. Он не отходил от Люси, которая была уже на восьмом месяце беременности. Он говорил ей ужасные вещи, лорд Беркли, просто страшные для такого юного и хрупкого создания, и она рыдала от негодования и страха. Перед отъездом в Англию он сказал ей, что все еще ждет ее и готов жениться. Граф чувствовал, что был предан, или скорее обманут, а чувства его оскорблены, и жаждал мести… И вот этот страх и расстройство от измены Браммеля привели ее в состояние некоего легкого помешательства. Вскоре после того как родилась Розали, Люси, не выдержав эмоционального потрясения, бросилась в Сену.
– И вы решили оставить Розали у себя?
Эмилия улыбнулась.
– Я полюбила ее сразу же, как только увидела. Я поменяла имя и место жительства… Я никогда не жалела, что решилась на это, ведь Розали дала мне столько радости, сколько дочь может дать матери…
Рэнд вдруг вспомнил о цели своего визита.
– Черт, я спрашиваю не о том, – хрипло проговорил он. – Сейчас главное – кто мог похитить дочь Браммеля?
Кто сделал это?
– Совершенно верно, лорд Беркли, – сказала Эмилия, внимательно глядя на Рэнда. – Я боялась этого похищения с той самой минуты, как узнала, что тайна Розали открыта.
,Дело в том, что она украдена не потому, что она дочь Браммеля. Ее похитили, потому что она дочь Люси Донкастер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Куда заводит страсть - Клейпас Лиза

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Куда заводит страсть - Клейпас Лиза



Замечатилный роман
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаСабрина
22.02.2012, 9.23





хороший роман.Приключения,любовь,тайны,и, наконец, хороший финал.Читается легко и с интересом.Не согласна с низкими оценками.
Куда заводит страсть - Клейпас Лизавенера
7.04.2012, 10.04





хороший роман, читается легко и с удовольствием. правда, главная героиня сначала чуть раздражает своей глупостью, но потом она исправляется... 8/10
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаОльга
13.04.2012, 13.23





Мне очень понравилось, читала всю ночь)
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаЮлия
3.06.2012, 0.00





Так и непонятно, куда же заводит страсть.........
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаВ.З,64г.
13.07.2012, 15.04





Очень хороший и интересный роман! Понравилось! Читать романы Клейпас одно удовольствие!!!
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаЛюдмила Кл.
2.02.2013, 10.13





Начало романа было неприличным:гл.герой спас девушку от вонючего бродяги,а потом сам ее изнасиловал,причем даже не поцеловав.Потом девушка стала тупить:не захотела выходить за него замуж,хотя в него влюбилась.В итоге любовь победила,а у меня остался неприятный осадок от прочитанного.4 балла.
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаОсоба
18.02.2013, 22.26





не самый лучший роман клейпас. может один из первых? но второй роман из серии беркли " с тобой навсегда " читать буду.
Куда заводит страсть - Клейпас Лизаелена
24.02.2013, 21.10





Читается легко. Но с трудом верится в происходящее.
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаКэт
14.09.2013, 0.09





Не понравился. Отвратительный осадок остался от изнасилования, как героиня смогла его полюбить не понятно...
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаЕлена
20.01.2015, 23.33





вообще роман вызывает удивление, не уже ли это Клейпас? если бы я начала читать автора с этого романа, то другие произведения читать не стала бы. Честно говоря роман просто муть, вот как мне нравится Клейпас, что проблемы героев не надуманы и понятны, но тут все высосано из пальца. Никакой плавности сюжета, события перескакивают с одного на другое.. просто ради спортивного интереса прочитаю вторую книгу этой серии
Куда заводит страсть - Клейпас Лизапервая ласточка
19.10.2015, 18.12





Какой бред.
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаТ.
21.11.2015, 23.07





Какой бред.
Куда заводит страсть - Клейпас ЛизаТ.
21.11.2015, 23.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100