Читать онлайн Искушай меня в сумерках, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искушай меня в сумерках - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.58 (Голосов: 234)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искушай меня в сумерках - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искушай меня в сумерках - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

Искушай меня в сумерках

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

(перевод – vetter, бета-ридинг – Nara, вычитка – Фройляйн)


К всеобщему удивлению Хатауэйев Лео решил вернуться в Лондон в тот же день, что и Ратледжи. Первоначально он хотел провести остаток лета в Гемпшире, но вместо этого вдруг согласился взяться за небольшой заказ по проектированию зимнего сада в одном из особняков Мэйфера. Поппи тут же заинтересовало, не имеет ли это изменение его планов какое-либо отношение к мисс Маркс. У нее возникли подозрения, что они поссорились, поскольку казалось, эти двое всеми силами старались избегать друг друга. Даже в большей степени, чем обычно.
– Ты не можешь уехать, – возмутился Меррипен, когда Лео заявил ему, что возвращается в Лондон. – Нам необходимо заняться посевом репы. Есть очень много вопросов, требующих немедленного решения, включая состав удобрений и способы обработки почвы, а также...
– Меррипен, – с большой долей сарказма в голосе прервал его Лео, – я знаю, ты считаешь мою помощь в данных вопросах просто неоценимой, и все же полагаю, вы прекрасно справитесь с посевом репы и без моего участия. Что же касается состава удобрений, в этом я тоже вряд ли чем смогу помочь. У меня очень демократический взгляд на экскременты – по мне, все это чистое дерьмо.
Меррипен разразился целой тирадой на цыганском языке, понять которую не мог никто, кроме Кэма. Кэм же отказался выступить в качестве переводчика, утверждая, что ни для одного из высказанных Меррипеном слов в английском языке не существует эквивалентов, и что это очень хорошо.
Попрощавшись, Лео сел в карету и отбыл в Лондон. Гарри и Поппи немного задержались, пожелав перед отъездом выпить чашку чая и бросить последний взгляд на окружающую летнюю зелень.
– Я почти удивлен, что вы позволяете мне забрать ее, – сказал Гарри Кэму после того, как усадил жену в экипаж.
– О, сегодня утром мы все проголосовали и приняли единодушное решение, – сухим тоном ответил его свояк.
– Вы голосовали по поводу моей женитьбы?
– Да, и мы решили, что ты подходишь нашей семье.
– О, Боже, – только и смог произнести Гарри, в то время как Кэм закрывал дверцу кареты.


После приятной и не богатой событиями поездки Ратледжи прибыли в Лондон. Любой проницательный человек, а служащие отеля относили себя именно к таковым, ясно видел, что Поппи и Гарри связаны друг с другом неким непостижимым и неосязаемым образом, следуя данным перед алтарем обетам. Они были парой.
Хотя Поппи и была счастлива вернуться в "Ратледж", ее все же одолевали небольшие личные проблемы, как, например, будущее ее отношений с Гарри – ведь могло оказаться, что он вернется к своим прежним привычкам. Но, к ее радости, Гарри твердо придерживался нового курса, и у него, казалось, не было никакого намерения от него отклоняться.
Произошедшие в нем перемены были с удивленным удовлетворением отмечены всем штатом отеля в первый же день их возвращения. Поппи раздала привезенные подарки, включая кувшины меда для всех управляющих и других административных работников, длинный моток кружев для госпожи Пеннивистл, вяленую гемпширскую ветчину и копченый бекон для поваров Бруссара и Руперта, а также остального кухонного штата. А для Джейка Валентайна была припасена овечья шкура, выдержанная на солнце и отполированная с помощью гладких камней до такого состояния, что она превратилась в мягчайшую кожу для перчаток.
Раздав все подарки, Поппи отправилась на кухню, где оживленно поделилась своими впечатлениями от посещения Гемпшира.
– ... и мы нашли дюжину трюфелей, – доложила она Бруссару, – каждый из которых был размером с мой кулак, все в корнях букового дерева, и всего лишь на полдюйма под землей. Вы и представить себе не можете, кто их обнаружил! Любимый хорек моей сестры! Он раскопал их и принялся грызть.
Бруссар мечтательно вздохнул.
– Когда я был мальчиком, то какое-то время жил в Перигоре. Местные трюфели любого могли заставить расплакаться, столь восхитительны они были, но и столь же дороги, так что обычно их ели только аристократы и их содержанки. – Он ожидающе взглянул на Поппи. – А как вы их приготовили?
– Мы порезали лук-порей, обжарили его в масле и сливках, и... – Она внезапно остановилась, заметив, что ее слушатели во внезапном приливе активности бросились мыть, скрести, крошить и размешивать. Обернувшись через плечо, она увидела вошедшего на кухню Гарри.
– Сэр, – произнесла миссис Пеннивистл, она и Джейк оказались с Гарри лицом к лицу.
Гарри прошел вперед с явным намерением остаться.
– Доброе утро, – сказал он, улыбнувшись. – Простите, что помешал. – Он остановился возле Поппи, сидевшей на табурете. – Миссис Ратледж, – пророкотал он, – могу ли я отвлечь вас всего лишь на несколько минут? Прибыл... – Его голос отказал ему, как только он взглянул в лицо своей жене. Она смотрела на него с легкой кокетливой улыбкой, очевидно, приведшей в беспорядок все его мысли.
И кто мог винить его за это? Джейк Валентайн подумал, что один взгляд на миссис Ратледж одновременно сбивает с толку и гипнотизирует. Хотя Поппи Ратледж всегда была красавицей, теперь в ней появился некий дополнительный огонь, ее синие глаза сверкали новым блеском.
– ... каретных дел мастер, – опомнился наконец Гарри. – Ваша карета была только что доставлена. Я надеялся, вы взглянете на нее и удостоверитесь, что с ней все в порядке, и она именно то, что вы хотели.
– Да, с удовольствием. – Поппи откусила кусочек от бриошь, теплого глазированного шарика, слегка смазанного маслом и джемом. Последний кусочек она протянула Гарри. – Поможете доесть?
Все вокруг с изумлением наблюдали, как Гарри послушно взял из ее рук лакомство, любезно положенное прямо в рот. Удерживая Поппи за запястье, Гарри лизнул кончик ее пальца, на котором осталось пятнышко джема.
– Восхитительно, – произнес он, помогая ей подняться с табурета. Он оглянулся на окружающих. – Я верну ее очень скоро. И вот что, Валентайн...
– Да, сэр?
– Я заметил, что вы слишком давно не отдыхали. Я хочу, чтобы вы немедленно занялись этим вопросом и что-нибудь для себя придумали.
– Я не нуждаюсь в отдыхе, так как не знаю, чем мог бы занять себя, – возразил Джейк.
Гарри улыбнулся.
– Вот именно поэтому отдых вам просто необходим.
Как только Гарри увел жену с кухни, Джейк огляделся вокруг с совершенно ошеломленным выражением на лице.
– Это совсем другой человек, – поразился он.
Миссис Пеннивистл улыбнулась.
– Нет, он всегда останется Гарри Ратледжом. Вот только теперь... теперь он – Гарри Ратледж, у которого появилось сердце.


Поскольку отель действительно являлся центром, куда стекались все сплетни, Поппи оказалась посвящена в скандалы и личную жизнь людей из практически всех частей Лондона. Ее тревожили постоянные слухи о продолжающемся падении Майкла Бэйнинга: ставшие обычными пьянство, азартные игры, ссоры и общая манера поведения, недостойная человека его положения. Некоторые толки были связаны с Поппи, точнее с ее поспешной свадьбой с Гарри. Поппи это сильно расстраивало, ей было больно слышать, в какую грязь Майкл превращал свою жизнь, и ей было жаль, что она ничем не может ему помочь.
– Это – единственная тема, которую я не могу обсуждать с Гарри, – сказала она Лео, посетив его однажды днем. – И все из-за его ужасного характера – он словно одевает спокойную, но мрачную маску; только вчера вечером мы практически поссорились из-за этого.
Принимая из ее рук чашку чая, Лео сардонически выгнул бровь.
– Послушай, сестренка, я действительно желал бы принимать твою сторону по любому вопросу... но почему ты хочешь обсуждать Майкла Бэйнинга со своим мужем? О чем, черт возьми, тут можно спорить? Эта глава твоей жизни закрыта. Если бы я был женат – чего, благодарение Богу, никогда не произойдет – я бы не проявил большого энтузиазма при обсуждении такого предмета, как Бэйнинг, что, очевидно, Гарри и делает.
Поппи нахмурилась, уткнувшись в свою чашку и медленно размешивая кусочек сахара в янтарной жидкости. Она дождалась, когда сахар полностью растворился, затем ответила:
– Боюсь, Гарри возражал в ответ на мою просьбу. Я сказала, что хотела бы навестить Майкла, так как думаю, что смогу уговорить его изменить тот образ жизни, который он ведет в последнее время. – Как только Поппи увидела выражение лица брата, она быстро добавила в свою защиту: – Всего какие-то несколько минут! И под его контролем. Я так и сказала Гарри, что предпочла бы, чтобы он сам сопровождал меня. Но он запретил мне в очень властной манере, даже не посчитав нужным объяснить, почему...
– Он должен был отшлепать тебя, перебросив через колено, – сообщил ей Лео. Пока она сидела с открытым от удивления ртом, брат поставил свою чашку, заставил ее сделать то же самое, и взял обе ее руки в свои. Он смотрел на нее со смесью упрека и симпатии. – Милая Поппи, у тебя очень доброе сердце. Я не сомневаюсь, что для тебя посещение Бэйнинга – акт милосердия, сопоставимый с действиями Беатрис, спасающей кролика из ловушки. Но тут мне становится очевидна твоя все еще прискорбная неосведомленность о том, что собой представляют мужчины. Похоже, именно я должен тебе это объяснить... мы не настолько цивилизованны, как ты, кажется, считаешь. На самом деле, мы до безумия счастливы, когда можем просто вышвырнуть соперника к чертям собачьим. Поэтому, прося Гарри позволить тебе посетить Бэйнинга – по всем признакам, единственную персону в мире, на которую ему глубоко наплевать – и успокоить его раненные чувства... – Лео покачал головой.
– Но Лео, – попыталась возразить Поппи, – ты же помнишь те дни, когда сам вел такую же жизнь, как Майкл. Я подумала, ты должен испытывать к нему симпатию.
Отпуская ее руки, Лео улыбнулся, но эта улыбка не коснулась его глаз.
– Наши обстоятельства несколько отличаются. Я был вынужден бессильно наблюдать, как у меня на руках умирает девушка, которую я любил. Да, после ее смерти я вел себя ужасно. Еще хуже, чем Бэйнинг. Но, дорогая, на этом пути мужчину нельзя спасти насильно. Он должен сам отойти от пропасти. Возможно, Бэйнингу удастся избежать окончательного падения, возможно, нет. В любом случае... нет, я не испытываю к нему симпатии.
Поппи взяла свою чашку и сделала глоток горячего бодрящего напитка. Посмотрев на ситуацию с точки зрения Лео, она почувствовала себя несколько глупо, и даже начала немного сомневаться.
– В таком случае вопрос должен быть зарыт, – сказала она. – Возможно, я была неправа, прося об этом Гарри. Пожалуй, я принесу ему свои извинения.
– Это одна из вещей, – мягко заметил Лео, – которую я всегда в тебе обожал, сестренка. Готовность пересмотреть свои взгляды и даже отказаться от них.
Сразу от брата Поппи отправилась в ювелирную лавку на Бонд Стрит. Там она выбрала подарок для Гарри, после чего вернулась в отель.
К счастью, этой ночью она и Гарри запланировали ужин в своих апартаментах. Это давало ей время и уединение, на которые она рассчитывала, чтобы обсудить их разногласия, возникшие предыдущим вечером. Вот тогда она принесет Гарри извинения. В своем желании помочь Майклу Бэйнингу, она не приняла во внимание чувства Гарри, и ей очень хотелось это исправить.
Данная ситуация напомнила ей часто повторяемое высказывание ее матери о браке: "Никогда не помни его ошибки, но всегда помни свои собственные".
Приняв ванну, Поппи надела светло-голубой халат и тщательно высушила волосы, оставив их свободно спадающими на плечи, как ему нравилось.
Гарри вошел в апартаменты, когда часы пробили семь. Он гораздо больше походил на того Гарри, которого она помнила по началу их брака: его лицо было мрачным и усталым, пристальный взгляд – холодным.
– Привет, – пробормотала Поппи, намереваясь его поцеловать. Гарри позволил ей это сделать, не отвернувшись, но едва ли его можно было назвать ласковым и поощряющим ее действия. – Я только пошлю за ужином, – сказала она. – И затем мы можем...
– Без меня, пожалуйста. Я не голоден.
Озадаченная его вялым тоном, Поппи посмотрела на него с беспокойством.
– Что-то случилось? Ты выглядишь совершенно измотанным.
Гарри пожал плечами и сбросив сюртук, кинул его на стул.
– Я только что вернулся со встречи в Военном министерстве, где сказал сэру Джеральду и мистеру Кинлоху, что решил не участвовать в новом проекте по созданию оружия. Они расценили мое решение, как измену. Кинлох даже угрожал запереть меня в какой-нибудь комнате, пока я не набросаю несколько чертежей.
– Мне очень жаль, – на лице Поппи отразилось сочувствие. – Это, должно быть, было ужасно. Ты... ты разочарован, что не будешь на них работать?
Гарри отрицательно покачал головой.
– Я сказал им, что есть лучшее применение моих способностей, которое принесет пользу моим соотечественникам. Например, усовершенствование сельскохозяйственных технологий. Пища, размещаемая в животе человека, дает больший простор для различных изобретений, чем поиск более эффективного пути доставить туда же пулю.
Поппи улыбнулась.
– Ты хорошо сделал, Гарри.
Но он не улыбнулся в ответ, а лишь уставился на нее холодным, изучающим взглядом, слегка наклонив голову.
– Где ты сегодня была?
Хорошего настроения как не бывало, стоило Поппи понять, в чем дело.
Он ей не доверял.
Он думал, что она навещала Майкла.
Несправедливость такого отношения и обида на то, что ее подозревают, придали ее лицу напряженное выражение. Ломким голосом она ответила:
– Я выходила по делам.
– Какого рода делам?
– Я не хотела бы говорить.
Лицо Гарри окаменело, на нем ясно читалась непреклонность.
– Боюсь, у тебя нет выбора. Ты скажешь мне, куда ходила и с кем встречалась.
Покраснев от возмущения, Поппи подальше отошла от него и сжала кулаки.
– Я не обязана отчитываться в каждой минуте своего дня, даже перед тобой.
– Сегодня ты это сделаешь, – настаивал он, сузив глаза. – Скажи мне, Поппи.
Она скептически рассмеялась.
– Хочешь проверить мои слова и решить, лгу ли я тебе?
Ответное молчание было достаточно красноречивым.
Обиженная и в то же время взбешенная, Поппи сходила за своей сумочкой, которую оставила на маленьком столике, и начала в ней рыться.
– Сначала я навестила Лео, – отрывисто произнесла она, не глядя на Гарри. – Он подтвердит, его кучер – тоже. Затем я побывала на Бонд Стрит, чтобы кое-что купить для тебя. Я хотела дождаться подходящего момента, но теперь, похоже, мне это не удастся.
Извлекая предмет, упакованный в небольшой бархатный мешочек, она старалась подавить в себе желание запустить им в Гарри.
– Вот твое доказательство, – пробормотала она, пихая вещицу ему в руки. – Я знала, что сам ты их себе никогда не купишь.
Гарри медленно развязал мешочек, позволив содержимому упасть ему на ладонь.
Это были карманные часы в золотом корпусе, изящные в своей простоте, за исключением выгравированных на крышке инициалов "ДГР".
Ее озадачило отсутствие реакции со стороны Гарри. Его темная голова была опущена так, что Поппи не могла разглядеть его лица. Пальцы Гарри обхватили часы, у него вырвался длинный, глубокий выдох.
Неужели она сделала что-то не так. Поппи вслепую подвинулась к шнуру колокольчика.
– Надеюсь, они тебе понравятся, – сказала она без всякой интонации. – Теперь я позвоню, чтобы принесли ужин. Я хочу есть, даже если ты...
Внезапно Гарри схватил ее сзади, обнимая обеими руками, в одной из них он продолжал сжимать часы. Все его тело дрожало, сила его мускулов угрожала раздавить ее. Его голос был низким и полным раскаяния.
– Прости.
Поппи расслабилась в его объятьях, он же продолжал удерживать ее. Она закрыла глаза.
– Черт возьми, – произнес Гарри, уткнувшись в ее небрежно распущенную копну волос, – мне так жаль. Мысль о том, что ты питаешь хоть какие-то чувства к Бэйнингу... это... не делает меня лучше.
– Слишком мягко сказано, – мрачно заявила Поппи, но повернулась в его руках и сильнее прижалась к мужу, ее рука скользнула на его затылок.
– Это меня изводит, – признался Гарри. – Не желаю, чтобы ты проявляла заботу о ком бы то ни было, кроме меня. Даже если я этого не заслуживаю.
Боль, испытываемая Поппи, ушла, поскольку она поняла, что Гарри еще не освоился с тем, что он любим. Проблема заключалась не в его недоверии по отношению к ней, а в его собственной неуверенности в себе. Возможно, Гарри всегда был собственником, заинтересованным в том, чтобы она принадлежала только ему.
– Ты ужасно ревнив, – мягко обвинила Поппи, притягивая его голову к своему плечу.
– Да.
– Что ж, в этом нет никакой необходимости. Единственные чувства, которые я испытываю к Майклу Бэйнингу – жалость и доброта. – Она практически дотронулась губами до его уха. – Ты видел гравировку на часах? Нет?... Она на обратной стороне крышки. Посмотри.
Но Гарри даже не шевельнулся, он никак не реагировал, только стоял и прижимал Поппи к себе, словно именно в ней заключалась вся его жизнь. Она подозревала, что он был слишком подавлен, чтобы пытаться хоть что-то делать в эту минуту.
– Там цитата из Эразма Роттердамского, – подсказала она услужливо. – Любимого монаха моего отца, после Роджера Бэкона. Часы надписаны: "Счастье состоит главным образом в том, чтобы мириться со своей судьбой и быть довольным своим положением". – Гарри продолжал молчать, и она не смогла удержаться от следующих слов: – Я хочу, чтобы ты был счастлив, несносный ты человек. Я хочу, чтобы ты понял, что я люблю тебя ничуть не меньше, чем ты меня.
Дыхание Гарри стало тяжелым и неровным. Он обнимал ее с такой силой, что сотня здоровых мужчин сломалась бы.
– Я люблю тебя, Поппи, – его голос срывался. – Я так сильно люблю тебя, что это похоже на абсолютный ад.
Она пыталась подавить улыбку.
– Почему же это ад? – сочувственно спросила Поппи, нежно гладя его затылок.
– Потому что теперь у меня есть то, что я могу потерять. Но в любом случае я собираюсь продолжать любить тебя, поскольку, похоже, не существует способа прекратить делать это. – Он стал целовать ее лоб, веки, щеки. – Моя любовь к тебе столь велика, что ею можно заполнить все комнаты. Все здания. Ты окружена ею везде, куда бы ты ни пошла, ты идешь сквозь нее, ты дышишь ею... она в твоих легких, на твоем языке, каждый твой пальчик на руках и даже на ногах дотрагивается до нее... – Его губы, страстно пройдясь по ее лицу, наконец достигли губ и принялись с особой тщательностью убеждать их в его правоте.
Это был поцелуй, способный свернуть горы и встряхнуть звезды на небе. Поцелуй, делающий ангелов слабыми, и заставляющий плакать демонов... страстный, требовательный, иссушающий душу поцелуй, который почти столкнул землю с ее незыблемого пути.
По крайней мере, именно так ощущала его Поппи.
Гарри поднял ее на руки и отнес в кровать. Он навис над ней и стал гладить ее роскошные, рассыпавшиеся по подушке, волосы.
– Я не хочу никого, кроме тебя, – произнес он. – Я собираюсь купить остров и отправиться туда с тобой. Раз в месяц будет приплывать корабль с необходимым грузом. Остальную часть времени мы будем только вдвоем, одетые в листья, поедающие экзотические фрукты и занимающиеся любовью на берегу...
– Ты тут же начнешь экспортировать продукты и наладишь местную экономику всего лишь за месяц, – категорически заявила она.
Гарри застонал, признавая ее правоту.
– Боже! Как ты меня терпишь?
Поппи усмехнулась и обняла его за шею.
– Мне нравятся получаемые выгоды, – ответила она ему. – На самом деле это вполне справедливо, поскольку и ты терпишь меня.
– Ты прекрасна, – пылко и вполне серьезно откликнулся Гарри. – В тебе прекрасно все: то, что ты делаешь, и то, что ты говоришь. И даже если у тебя и есть небольшие недостатки...
– Недостатки? – воскликнула она в притворном негодовании.
– ... я люблю их все.
Гарри начал раздевать ее, но его усилиям мешал тот факт, что Поппи пыталась делать то же самое с ним. Они катались и боролись с собственной одеждой, и, несмотря на горячую взаимную потребность, им не удалось избежать взрывов хохота, когда они обнаружили, что безнадежно запутались в ткани и частях своих же тел. Наконец, они оба оказались голыми и тяжело дышащими.
Гарри подхватил ее под колено, шире раздвигая бедра, и тут же вошел в нее одним сильным яростным движением. Поппи вскрикнула, задрожав от удивления, каким властным был его ритм. Его прекрасное сильное тело заявляло на нее свои права этими требовательными толчками. Он обхватил ладонями ее груди, его губы завладели тугим пиком, и он посасывал его, не переставая делать выпады своими бедрами.
Мощный поток наслаждения прокатился по всему ее телу, непрекращающееся скольжение его плоти внутри несло с собой острое облегчение и эротическое мучение. Она стонала и изо всех сил пыталась подладиться под его темп, как вдруг дрожь удовольствия пронзила ее, она накатывала еще и еще, все сильнее и сильнее, пока Поппи не потеряла способность двигаться. Гарри поглотил ее всхлипы своим ртом, продолжая ласкать ее, пока она, наконец, не успокоилась, а ее тело не пресытилось ощущениями.
Гарри смутил жену своим пристальным взглядом: его лицо блестело от пота, глаза опасно сверкали. Поппи обвила его руками и ногами, пытаясь слиться с ним, желая оставаться физически близкой как можно дольше.
– Я люблю тебя, Гарри, – прошептала она. Слова заставили его задержать дыхание, затрепетать все его большое тело. – Я люблю тебя, – повторила она, и он вновь шевельнулся внутри нее, сделал выпад, жесткий и глубокий, и достиг своей вершины. Позже она свернулась клубочком у него под боком, а его рука мягко играла ее волосами. Они спали вместе, мечтали вместе, все барьеры наконец рухнули.


А на следующий день Гарри исчез.
____________________


l:href="#pic_8.jpg"
1 Периго?р (фр. Perigord) – исторический и культурный регион на юго-западе Франции, известный своей кухней, мягким климатом и богатым историческим наследием. Перигор получил свое название от кельтского племени петрокориев (Petrocorii или Petragorici), чья столица стала городом Периге.
В средневековье на этой территории находилось графство Перигорское. За контроль над графством, расположенном на границе между Францией и английскими владениями в Аквитании, велись кровопролитные войны, пока в 1607 году оно не было окончательно присоединено к Франции королем Генрихом IV вместе с другими владениями королевства Наварра.


l:href="#pic_9.jpg"
2 Широко известны перигорские трюфели, но местные белые грибы и лисички также весьма популярны. Распространены плантации греческих орехов, из которых, часто с использованием традиционных технологий и оборудования, выжимают высококачественное ореховое масло. Другим известным местным деликатесом является гусиная печенка фуа-гра, которая экспортируется по всему миру.


l:href="#pic_10.jpg"
3 Поре?й (Allium porrum) – однолетнее растение, вид рода Лук (Allium) семейства Луковые, зеленая овощная культура. Лук-порей является одним из национальных символов Уэльса.
Родиной лука-порея является Месопотамия и Египет. Там его стали выращивать еще в III-II тысячелетии до нашей эры. Затем лук-порей попал в Римскую Империю.
В некоторых пирамидах были найдены надписи, которые говорят о том, что строившие их рабы регулярно питались луком-пореем для поддержания сил.
Регулярное употребление лука-порея способствует повышению иммунитета. В нем достаточно высокое содержание витамина В6 и С, а так же полезных минеральных веществ, таких как калий, магний, кальций и фосфор. Лук-порей хорош как очиститель крови, а еще он полезен для печени и дыхательной системы, используется в лечебных целях при острых заболеваниях носоглотки.
Съедобны белые стебли порея и неогрубевшие молодые листья.
В средневековье в голодные годы лук-порей становился любимым овощем бедняков, так как прекрасно утолял голод. Именно тогда он завоевал Европу. На сегодняшний день основным европейским поставщиком лука-порея является Франция.


l:href="#pic_11.jpg"
4 Бриошь (фр. une brioche) – маленькая сдобная булочка, состоящая из нескольких сросшихся шариков, названная по имени французского кондитера Бриоша.
Суть его изобретения состояла в том, что сдобное тесто, приготовленное на опаре, на сутки задерживалось в росте, так как помещалось на холод. На следующие сутки, втиснутое в слишком тесную для него форму, оно подымалось необычайно быстро и не в виде купола, а ряда маленьких шаров, количество которых определялось надрезами теста. Тесто у бриошей было мягкое, воздушное. Очень сдобные, сладкие, они подавались к чаю.
Мировую популярность булочки бриошь приобрели благодаря искренней любви, которую питал к ним известный французский художник Эдуард Мане. В своих натюрмортах и жанровых сценках Мане часто уделял внимание этим вкусным малюткам. На музыкальных вечерах, которые устраивала супруга Мане, бриошь всегда господствовала за чайным столом. В лучших традициях буржуа бриошь украшали живой розой и подавали с мармеладом или шариком фруктового мороженого.
Длительность приготовления бриошей постепенно привела либо к упрощению технологии (а отсюда и к изменению вкуса), либо к отказу от слишком хлопотного занятия. Сейчас бриошами часто называют полусдобный хлеб или булочку, состоящую из трех-четырех небольших шариков, соединенных вместе. К настоящим бриошам такие хлебные изделия никакого отношения не имеют.


l:href="#pic_12.jpg"
5 Эразм Роттердамский (Дезидерий) (лат. Desiderius Erasmus Roterodamus, нидерл. Gerrit Gerritszoon; 27 октября 1466?, Роттердам – 12 июля 1536, Базель) – один из наиболее выдающихся гуманистов, которого вместе с Иоганном Рейхлином современники называли "двумя очами Германии".
Родился, как гласит надпись на воздвигнутом ему в памятнике, 28 октября 1467 года (эта дата оспаривается некоторыми биографами, отдающими предпочтение 1465 году), в городе Роттердаме в нынешней Голландии. Отец его, принадлежавший к одной из бюргерских фамилий городка Гауды (в Южной Голландии), увлекся в юности одной девушкой, которая отвечала ему взаимностью. Родители, предопределившие сына к духовной карьере, решительно воспротивились вступлению его в брак. Влюбленные, тем не менее, сблизились и плодом их связи был сын, которому родители дали имя Герхард (Герхард Герхардс, Gerchard Gerchards), то есть желанный, – имя, из которого, путем обычной в ту пору латинизации и грецизации, был впоследствии образован его двойной литературный псевдоним Desiderius Erasmus, заставивший забыть его настоящее имя.


l:href="#pic_13.jpg"
6 Роджер Бэкон (англ. Roger Bacon; около 1214 – после 1294; известен также как Удивительный доктор (лат. Doctor Mirabilis) – английский философ и естествоиспытатель. Преподавал в университете в Оксфорде. В 1257 вступил в орден францисканцев.
Отвергая догмы, основанные на преклонении перед авторитетами, и схоластическое умозрение, Роджер Бэкон призывал к опытному изучению природы, к разработке оптики, механики ("практической геометрии"), астрономии. Целью всех наук считал увеличение власти человека над природой.
Свои работы считал подготовительными к задуманной им обширной энциклопедии наук.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искушай меня в сумерках - Клейпас Лиза



Очень понравился, тем более что этот роман один из серии романов про сестер Хатауэй! Есть конечно зерно сомнения, в том, как циничный, скрытный и эгоистичный человек (Герой) мог так легко изменится, но надо верить, что любовь победит все! :) Я постаралась, на этом минусе не зацикливаться.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаЮлия
22.12.2011, 18.48





Этот роман очень интересен, так как в нем присутствуют разнообразные отношения. Многое может измениться в определенных обстоятельствах. Если есть время обязательно почитайте и получите массу информации для размышления.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаЮлиана
8.04.2012, 0.08





Неплохо,но по мне из всей серии 1 и 4 самые удачные.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаДинаритта
20.06.2012, 19.49





Очень хороший роман с интересным сюжетом, мне понравился! Советую!
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаЛюдмила Кл.
24.07.2012, 17.45





Интересно,Вот только концовки нету...так на 5 потянет
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаИрэн
11.08.2012, 23.06





Самый лучший роман в этой серии, именно его хочется перечитывать!!!!!!!!
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаНаталья
9.11.2012, 14.57





Можно почитать.Хотя дух не захватывает.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаКэт
16.12.2012, 23.34





Скучноват по сравнению с другими романами про семью Хатауэй.7 баллов.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаОсоба
15.02.2013, 15.24





Роман клёвый! Есть смешные моменты! Советую!
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаТамара
15.04.2013, 11.13





читайте "Соблазни меня в сумерках"-это тот же роман,только перевод лучше.тут в некоторых местах прям косноязычие какое-то
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаТанита
16.06.2013, 23.57





Последняя из членов семейки Хатуэев с помощью симпатичного хорька устраивает свое счастье. Теперь все из Хатуэев в браках. Вот и хорошо!
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаВ.З.,65л.
11.10.2013, 11.38





Последняя из членов семейки Хатуэев с помощью симпатичного хорька устраивает свое счастье. Теперь все из Хатуэев в браках. Вот и хорошо!
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаВ.З.,65л.
11.10.2013, 11.38





Помогите, пожалуйста, найти роман. Он шпион на стороне Америки. Переспал с ней и уехал жениться на дочке губернатора. Она, беременная, приезжает в день его помолвки с другой и он женится на ней. Еще она застает его, когда он несет на руках бывшую и почти нынешнюю любовницу. У нее шок, она теряет ребенка.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаНаташа
11.10.2013, 11.59





Супер!легкий в чтении и много моментов,которые улыбнули)))
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаНадежда
28.06.2014, 11.18





Муть,полная муть не смогла читать. На середине бросила сил больше нет. 5 максимум.
Искушай меня в сумерках - Клейпас Лизаларик
22.11.2014, 15.45





Нормальный роман, но больше всего понравилось про Беатрис из этой серии).
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаИрина
20.06.2016, 9.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100