Читать онлайн Искушай меня в сумерках, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искушай меня в сумерках - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.58 (Голосов: 234)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искушай меня в сумерках - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искушай меня в сумерках - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

Искушай меня в сумерках

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

(перевод – katusha, бета-ридинг – Москвичка, вычитка – Фройляйн)


– Амелия! – проговорила Поппи, положив голову сестре на плечо. – Ты сослужила мне ужасно дурную службу, описав брак, как нечто очень простое.
Амелия тихо рассмеялась и обняла сестру.
– О, дорогая. Извини, если я создала у тебя именно такое впечатление. Конечно, это непросто. Особенно, если у обоих сильная воля.
– Женские журналы советуют в большинстве случаев позволять мужьям брать верх.
– Врут и не краснеют. Надо, чтобы муж считал, что берет верх. В этом секрет семейного счастья.
Они хором захихикали и Поппи села прямо.
Амелия уложила Рая спать и прошла с Поппи в гостиную, где они сейчас и сидели рядышком на диване. Они приглашали с собой Уин, но та вежливо отказалась, зная, что Амелия ближе Поппи, чем она сама.
Пока Уин два года лечилась во французской клинике от последствий скарлатины, Поппи еще больше сблизилась со старшей сестрой. Когда Поппи необходимо было поделиться сокровенным, с Амелией она чувствовала себя уютнее всего.
Принесли поднос с чаем, где на блюде красовались пирожные с патокой, испеченные по старому рецепту их матери: полоски песочного теста, политые лимонным сиропом и посыпанные сладкими крошками.
– Ты, наверное, совершенно вымоталась, – заметила Амелия, погладив Поппи по щеке. – Думаю, тебе дневной сон гораздо нужнее, чем Раю.
Поппи покачала головой:
– Потом. Сначала я должна кое с чем разобраться, потому что Гарри, скорее всего, приедет сюда уже к вечеру. Конечно, я могу ошибаться, но...
– Приедет, конечно! – раздалось от двери, и Поппи, подняв глаза, увидела свою бывшую компаньонку.
– Мисс Маркс! – воскликнула она, вскочив.
Мисс Маркс ослепительно улыбнулась, быстро подошла к Поппи и обняла ее. Поппи сразу поняла, что ее бывшая гувернантка была на улице. Вместо привычного чистого запаха мыла и крахмала от нее пахло землей, цветами и летним солнцем.
– Без вас все как-то не так, – заметила мисс Маркс. – Стало так тихо...
Поппи рассмеялась.
Мисс Маркс отклонилась назад и поспешно прибавила:
– Я не имела в виду...
– Знаю, знаю, – все еще улыбаясь, Поппи критически оглядела ее. – Вы очаровательно выглядите. Ваши волосы...
Вместо обычного тугого пучка на затылке, по плечам и спине компаньонки струились густые блестящие пряди. А неопределенно-каштановый цвет посветлел до бесподобного бледно-золотого.
– Это ваш естественный цвет?
Мисс Маркс покраснела:
– Я покрашу их снова, как только смогу.
– А может, не надо? – озабоченно спросила Поппи. – Они такие красивые!
С дивана отозвалась Амелия:
– Я бы на некоторое время посоветовала воздержаться от химии, Кэтрин. Возможно, волосы у вас стали чересчур хрупкими.
– Наверное, вы правы, – нахмурилась мисс Маркс и задумчиво пропустила между пальцами светлые блестящие пряди.
Поппи смотрела на них обеих в изумлении: раньше она никогда не слышала, чтобы Амелия обращалась к компаньонке по имени.
– Можно, я посижу с вами? – тихо спросила мисс Маркс. – Мне очень хочется узнать, что произошло со дня свадьбы. И... – она на несколько секунд нервно замолчала, – Мне надо сказать вам кое-что, думаю, это имеет отношение к делу.
– Конечно, – сказала Поппи. Она бросила быстрый взгляд на Амелию и поняла, что та уже знает, о чем собирается рассказать мисс Маркс.
И они сели рядом – сестры на диван, а Кэтрин Маркс – в кресло неподалеку.
Длинная, тонкая тень прошмыгнула в дверной проем и замерла. Доджер заметил Поппи, несколько раз радостно подпрыгнул и помчался к ней.
– Доджер! – воскликнула Поппи, почти радуясь встрече. Он запрыгнул к ней на колени, оглядел темными глазами и довольно запищал, когда она начала его гладить. Но через несколько секунд он соскочил обратно на пол и направился к мисс Маркс.
Компаньонка сурово смотрела на зверька:
– Не приближайся, ты, мерзкий проныра!
Ни капли не смущенный, он остановился у ее ног и медленно перевернулся, демонстрируя животик. Хатауэев это всегда забавляло: Доджер обожал мисс Маркс, а та его терпеть не могла.
– Пошел прочь! – скомандовала она, но ослепленное любовью животное продолжило попытки ее очаровать.
Кэтрин вздохнула, наклонилась и сняла ботинок – крепко сшитый из черной кожи и доходивший до самых лодыжек.
– Больше его никак не угомонишь, – сурово заметила она.
Хорек тут же замолчал и засунул в ботинок голову.
Амелия подавила улыбку и обернулась к Поппи.
– Ты поссорилась с Гарри? – мягко спросила она.
– На самом деле, нет. То есть, все началось именно как ссора, но... – Поппи почувствовала, что краснеет. – С самого дня свадьбы мы только ходили кругами друг против друга. А прошлым вечером, казалось... мы наконец... – слова, похоже, застревали у нее в горле, и ей приходилось выталкивать их силой. – Я так боюсь, что это всегда будет именно так... это бодание друг с другом... Думаю, я ему небезразлична, но он не хочет, чтобы я испытывала к нему хоть какие-то чувства. Будто он и хочет моей привязанности, и боится ее. Это ставит меня в совершенно невозможное положение... – она издала дрожащий, печальный смешок и беспомощно посмотрела на сестру, будто желая спросить: "Ну, и что мне делать с этим мужчиной?".
Вместо ответа Амелия повернулась к мисс Маркс.
Компаньонка явно была смущена и растеряна, хоть и старалась это скрыть за внешней невозмутимостью.
– Поппи, возможно, я смогу пролить свет на ситуацию. То есть, на то, что сделало Гарри таким недоступным.
Ошеломленная легкостью, с которой Кэтрин произнесла имя Гарри, Поппи уставилась на нее, не моргая.
– Вы знаете моего мужа, мисс Маркс?
– Пожалуйста, зови меня Кэтрин. Мне очень хочется, чтобы вы считали меня своим другом.
Светловолосая женщина напряженно вздохнула:
– Я знала его раньше.
– Что?! – слабо переспросила Поппи.
– Я должна была сказать вам. Мне очень жаль. Мне нелегко об этом говорить.
Поппи изумленно молчала. Нечасто люди, которых она так давно знала, открывались ей с новой, удивительной стороны. Мисс Маркс и Гарри как-то связаны? Это ужасно нервирует, особенно принимая во внимание, что оба об этом молчали. Вдруг ей в голову пришла мысль, от которой она похолодела:
– О, Господи! Вы с Гарри что, были...
– Нет! Ничего подобного. Но это очень запутанная история, и я не очень понимаю, как... Знаете, давайте я сначала расскажу вам, что я знаю о Гарри.
Поппи завороженно кивнула.
– Отец Гарри, Артур Ратледж, был чрезвычайно амбициозен, – начала Кэтрин. Он построил отель в городе Буффало, в штате Нью-Йорк, как раз тогда, когда там начал развиваться порт. И достиг некоторого успеха, хоть он и был отвратительным управляющим – гордым, упрямым и авторитарным. Артур женился, когда ему было уже под сорок. Выбрал местную красавицу, Николетт, известную веселостью и обаянием. Она была моложе его более, чем вдвое, у них не было почти ничего общего. Не знаю, может, Николетт вышла за него только из за денег, а может, они поначалу испытывали друг к другу симпатию. К сожалению, Гарри родился через весьма недолгое время после свадьбы. Это породило множество толков о том, является ли на самом деле Артур его отцом. Думаю, слухи способствовали отчуждению супругов. Короче, независимо от причин, брак был крайне неудачным. После рождения Гарри Николетт вела себя довольно нескромно, и, наконец, убежала в Англию с одним из любовников. Гарри в то время было четыре года.
Выражение лица компаньонки стало задумчивым. Кэтрин настолько глубоко погрузилась в свои мысли, что даже не заметила, как хорек взобрался к ней на колени.
– Родители Гарри и до этого его не слишком замечали. А после побега Николетт, отец его просто игнорировал. Хуже, чем игнорировал, подверг намеренной изоляции. Артур поместил его в некую невидимую тюрьму. Работникам отеля было приказано общаться с мальчиком как можно меньше. Его часто запирали в комнате одного. Даже когда он брал на кухне еду, повара боялись с ним говорить, опасаясь наказания. Артур следил, чтобы Гарри кормили, одевали и учили. Никто не мог сказать, что с ним обращаются жестоко, понимаете, его не били, он не голодал. Но ведь сломить дух человека можно не только физическими наказаниями.
– Но почему? – с трудом спросила Поппи, пытаясь постигнуть, как это можно растить ребенка так жестоко. Отец что, так горел жаждой мести, что наказывал ребенка за грехи матери?
– Гарри напоминал ему о перенесенных унижениях и разочарованиях. И, возможно, даже не был его сыном.
– Это не извинение, – взорвалась Поппи. – Хотела бы я... ох... но кто-то ведь должен был ему помочь.
– Многим служащим отеля было очень стыдно за то, как обращаются с Гарри. Особенно это касалось экономки. Однажды она заметила, что вот уже два дня не видела мальчика и отправилась его искать. Оказалось, что его заперли в комнате без еды... Артур был так занят, что забыл его выпустить. Гарри тогда было всего пять лет.
– Никто не слышал, как он плачет? Он разве не стучал? – неуверенно спросила Поппи.
Кэтрин посмотрела на хорька и начала нервно поглаживать его шерстку.
– Главным правилом отеля было никогда не мешать гостям. Это вбивалось в него с рождения. И он тихонько ждал, надеясь, что кто-нибудь вспомнит о нем и придет.
– О, нет! – прошептала Поппи.
– Экономка была в таком ужасе, – продолжала Кэтрин, – что ей удалось разузнать, куда сбежала Николетт, и она писала той письма, обрисовывая ситуацию и надеясь, что она сможет послать за мальчиком. Что угодно, даже жизнь с такой матерью, как Николетт, была бы лучше, чем ужасная изоляция, которой подвергался Гарри.
– Но Николетт так за ним и не послала?
– Много лет спустя, когда для Гарри стало слишком поздно. Слишком поздно для всех, как оказалось. Николетт тяжело заболела. Она умирала долго и медленно, но последнее ухудшение было неожиданным и скорым. Перед смертью ей захотелось повидаться с сыном, она написала и попросила приехать. Он отправился в Лондон следующим же пароходом. Ему было тогда лет двадцать – совсем взрослый. Не знаю, почему он захотел встретиться с матерью. Без сомнения, у него было много вопросов. И я подозреваю, что глубоко внутри он так и сохранил подозрение, что она уехала по его вине, – Кэтрин на секунду задумалась. – Чаще всего дети винят себя за плохое обращение взрослых.
– Но он же не виноват! – воскликнула Поппи, у которой сердце сжималось от сострадания. – Он был совсем маленьким. Ни один ребенок не заслуживает, чтобы его бросили.
– Я сомневаюсь, что кто-нибудь когда-нибудь говорил это Гарри, – ответила Кэтрин. – Он отказывается обсуждать эту тему.
– А что сказала его мать, когда они встретились?
Кэтрин отвела глаза, и некоторое время не могла продолжать. Она невидяще смотрела на хорька, свернувшегося на ее коленях, и гладила его шелковистую шерстку. Наконец она снова заговорила надтреснутым голосом... а глаз так и не подняла.
– Она умерла за день до его приезда в Лондон, – Кэтрин сцепила пальцы. – Она навсегда ускользнула от сына. Я думаю, что для Гарри надежды получить хоть какие-то ответы и обрести хоть каплю нежности умерли вместе с ней.
Воцарилась тишина.
Поппи была потрясена.
Каково было ребенку расти в таком бездушном, нелюбящем окружении?! Ему, должно быть, казалось, что весь мир предал его. Какая это, тяжкая ноша.
"Я никогда вас не полюблю", – вот как она сказала ему в день свадьбы. А его ответ...
"Я никогда не хотел, чтобы меня любили. Видит Бог, никто этого не делал".
Поппи стало нехорошо. Эту проблему не решить за откровенным разговором, не исправить за день, даже за год. У него изранена душа.
– Я хотела рассказать вам раньше, – сказала Кэтрин. – Но боялась, что это еще больше склонит вас в пользу Гарри. Сострадание – ваша слабость. А ведь Гарри никогда не будет нуждаться в вашей симпатии, а возможно, даже и в любви. Мне не верится, что он способен стать вам достойным мужем.
Поппи сквозь слезы посмотрела на Кэтрин.
– Тогда зачем вы мне все это говорите?
– Потому что я хоть и считала всегда, что Гарри не умеет любить, не уверена в этом до конца. Я никогда не могла быть уверена ни в чем, что касается Гарри.
– Мисс Маркс, – начала Поппи и исправилась, – Кэтрин. А каким образом вы с ним связаны? Как получилось, что вы все о нем знаете?
По лицу Кэтрин пробежала любопытная череда эмоций... беспокойство, печаль, мольба. Она задрожала крупной дрожью, хорек на ее коленях проснулся и икнул.
Молчание все длилось, и Поппи бросила вопросительный взгляд на Амелию. Та еле заметно кивнула сестре, как бы говоря: "Потерпи".
Кэтрин сняла очки и тщательно протерла запотевшие стекла. На лице ее выступила испарина, нежная кожа теперь жемчужно блестела.
– Через несколько лет после того, как Николетт приехала с любовником в Англию, – сказала она, – у нее родился еще один ребенок. Девочка.
И предоставила Поппи самостоятельно делать выводы. Поппи задумчиво покусывала костяшки пальцев.
– Вы? – наконец выдавила она.
Кэтрин, все еще сжимая в руке очки, подняла голову. Поэтичное, тонкое лицо, в прекрасных, симметричных чертах которого, однако, присутствовало нечто решительное и непреклонное. Да, она была чем-то похожа на Гарри. И нечто в ее холодной сдержанности говорило о глубоких переживаниях.
– Почему вы никогда об этом не упоминали? – изумленно спросила Поппи. – А мой муж, почему он молчал? Почему ваше существование – это секрет?
– Для моей же собственной безопасности. Я взяла себе другое имя. Никто никогда не узнает, почему.
У Поппи на языке вертелось еще множество вопросов, но, похоже, Кэтрин Маркс рассказала все, что могла. Она почти неслышно извинилась, потом извинилась еще раз, встала и переложила сонного хорька на ковер.
Схватила ботинок и вышла из комнаты. Доджер немедленно пробудился, встряхнулся и последовал за ней.
Оставшись наедине с сестрой, Поппи уставилась на груду пирожных на столике. Воцарилось долгое молчание.
– Чаю? – наконец спросила Амелия.
Поппи рассеянно кивнула.
Чай был разлит по чашкам, и обе они потянулись за пирожными, пальцами отламывая толстые полоски теста, аккуратно откусывая. Кислый лимон, сладкий сироп, рассыпчатые, шершавые крошки. Вкус детства. Поппи смыла его глотком чая с молоком.
– Все, что напоминает мне о родителях и о нашем уютном домике на Примроз Плейс... – протянула Поппи задумчиво, – всегда улучшает мне настроение. Как вот эти пирожные. Или цветастые занавески. И басни Эзопа.
– И запах аптечных роз, – отозвалась Амелия. – И дождевые капли, стекающие по соломенной крыше. А помнишь, как Лео ловил в банки светляков, и мы пытались использовать их за ужином вместо свечек?
Поппи улыбнулась.
– Я помню, как никогда не могла найти ни одного противня для пирога, потому что Беатрис вечно делала из них постельки для своих питомцев.
Амелия прыснула в совершенно неподобающей для леди манере.
– А помнишь, один из наших цыплят так испугался соседской собаки, что у него выпали все перья? И Беа заставила маму связать ему свитер?
Поппи расплескала чай.
– Я была просто в шоке. Вся деревня приходила посмотреть на нашего лысого цыпленка в свитере.
– Насколько я знаю, – усмехнулась Амелия, – Лео с тех самых пор не прикасается к курятине. Говорит, что не может есть на ужин того, кто при жизни, возможно, носил одежду.
Поппи вздохнула.
– Я раньше не понимала, каким восхитительным было наше детство. Мне хотелось, чтобы мы были как все, чтобы о нас не говорили "эти странные Хатауэи", – она слизнула липкую капельку сиропа с кончика пальца и печально посмотрела на сестру. – Мы никогда не станем как все, да?
– Нет, милая. Правда, должна признаться, я никогда не понимала твоего стремления к обыкновенной жизни. Для меня это слово означает скуку.
– А для меня оно означает безопасность. Уверенность в завтрашнем дне. Слишком уж много мы пережили ужасных неожиданностей, Амелия... Смерть мамы и папы, и скарлатину, и пожар...
– И ты веришь, что с мистером Бэйнингом была бы в безопасности? – ласково спросила Амелия.
– Мне так казалось, – Поппи пораженно покачала головой. – Я была настолько уверена, что мне с ним будет хорошо!... Но оглядываясь назад, я не могу не думать... Майкл не стал за меня бороться, понимаешь? Гарри кое-что сказал ему при мне в день нашей свадьбы... "Она была бы твоей, если бы ты хотел ее, но я хотел ее сильнее". Я ненавидела то, что Гарри совершил, но... какой-то части меня очень нравится знать, что Гарри не считает, будто я ниже его.
Амелия с ногами уселась на диван и с нежной заботой посмотрела на сестру.
– Думаю, ты уже поняла, что твоя семья не позволит тебе вернуться к Гарри, пока мы не убедимся, что он хорошо с тобой обращается.
– Но он так и делал! – ответила Поппи. И рассказала сестре, как она подвернула ногу, и как Гарри о ней заботился. – Он был таким заботливым и добрым, и... в общем... любящим. Если это – проблески настоящего Гарри, то я... – она замолчала и провела пальцем по краю чашки, напряженно вглядываясь в ее донышко. – По дороге сюда Лео кое-что сказал мне. Что я должна решить, простить мне Гарри за то, как он вынудил меня выйти за него замуж, или нет. Думаю, я должна это сделать, Амелия. Ради себя самой и ради Гарри.
– Людям свойственно ошибаться, – ответила Амелия. – А прощать тяжело. Но я думаю, да, это хорошая мысль.
– Проблема в том, что тот Гарри, который так обо мне заботился тогда, появляется не слишком-то часто. Он все время до смешного занят, он сует свой нос во все мыслимые дела в этом чертовом отеле – лишь бы не думать ни о чем личном. Если бы я смогла вытащить его из "Ратледжа" в какое-нибудь тихое место и просто...
– Неделю не выпускать из постели? – блестя глазами, предложила Амелия.
Поппи удивленно взглянула на сестру, покраснела и попыталась подавить смех.
– В браке это буквально творит чудеса, – продолжила Амелия. – Разговоры с мужем после занятий любовью просто восхитительны. Он лежит рядом, исполненный благодарности, и на все отвечает: "Да, дорогая".
– Не знаю, удастся ли мне уговорить Гарри остаться здесь со мной на несколько дней, – задумчиво заметила Поппи. – Сторожка егеря в лесу все еще пустует?
– Да, но домик смотрителя гораздо уютнее и ближе к дому.
– Я бы хотела... – с сомнением начала Поппи. – Нет, это невозможно, Гарри никогда не согласится оставить свой отель так надолго.
– Выстави это в качестве основного условия твоего возвращения в Лондон, – предложила Амелия. – Соблазни его. Видит Бог, Поппи, это не так уж и сложно.
– Я ничего в этом не понимаю, – запротестовала Поппи.
– Глупости. Соблазнение – это всего лишь, когда ты поощряешь мужчину сделать то, чего он и так хочет.
Поппи пораженно смотрела на сестру.
– Не понимаю, почему ты советуешь мне все это, ведь ты была яростной противницей этого брака.
– Ну... теперь, когда ты уже замужем, единственное, что можно сделать – это постараться заставить твой брак работать, – она задумалась. – Иногда, когда искренне стараешься все наладить, дело оборачивается гораздо лучше, чем ты надеешься изначально.
– Только ты можешь говорить о соблазнении мужчины, как о чем-то совершенно прагматичном, – заметила Поппи.
Амелия усмехнулась и потянулась за новым пирожным.
– На самом деле, вот что я хотела предложить: почему бы тебе самой не наброситься на него? Преврати свой брак в счастливый! Покажи ему, какой именно брак тебе нужен.
– Напасть на него, – пробормотала Поппи. – Как кролик на кота.
Амелия бросила на нее озадаченный взгляд.
– Ммм?
Поппи улыбнулась:
– Это совет Беатрис. Возможно, она мудрее всех нас.
– В этом я не сомневаюсь.
Амелия подняла руку, отодвинула край белой кружевной занавески, и солнце осветило ее блестящие светлые волосы и тонкие черты. Она рассмеялась:
– Вон она, возвращается из своих скитаний по лесу. Она будет просто счастлива, когда узнает, что вы с Лео вернулись. Кстати, похоже, она что-то несет в фартуке. Боже, это может быть все что угодно. Славная, дикая девушка... Кэтрин, конечно, сотворила чудеса, но знаешь, она всю жизнь так и будет приручена только наполовину.
Амелия произнесла все это без беспокойства или осуждения, просто принимая Беатрис такой, какая она есть, и веря, что судьба будет добра к ней. Тут, без сомнения, сказывалось влияние Кэма. Он всегда старался предоставлять Хатауэям как можно больше свободы, давая развернуться их эксцентричности, тогда как любой другой на его месте постарался бы их сломать. Рэмси-хаус являлся для них всех тихой гаванью, их личным раем, куда остальное человечество не отваживалось вторгаться.
И куда скоро приедет Гарри.
____________________
1 аптечная роза, родоначальником которой является шиповник французский – Rosa gallica, – обладает одним замечательным свойством: когда ее лепестки высыхают, их аромат усиливается.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искушай меня в сумерках - Клейпас Лиза



Очень понравился, тем более что этот роман один из серии романов про сестер Хатауэй! Есть конечно зерно сомнения, в том, как циничный, скрытный и эгоистичный человек (Герой) мог так легко изменится, но надо верить, что любовь победит все! :) Я постаралась, на этом минусе не зацикливаться.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаЮлия
22.12.2011, 18.48





Этот роман очень интересен, так как в нем присутствуют разнообразные отношения. Многое может измениться в определенных обстоятельствах. Если есть время обязательно почитайте и получите массу информации для размышления.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаЮлиана
8.04.2012, 0.08





Неплохо,но по мне из всей серии 1 и 4 самые удачные.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаДинаритта
20.06.2012, 19.49





Очень хороший роман с интересным сюжетом, мне понравился! Советую!
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаЛюдмила Кл.
24.07.2012, 17.45





Интересно,Вот только концовки нету...так на 5 потянет
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаИрэн
11.08.2012, 23.06





Самый лучший роман в этой серии, именно его хочется перечитывать!!!!!!!!
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаНаталья
9.11.2012, 14.57





Можно почитать.Хотя дух не захватывает.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаКэт
16.12.2012, 23.34





Скучноват по сравнению с другими романами про семью Хатауэй.7 баллов.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаОсоба
15.02.2013, 15.24





Роман клёвый! Есть смешные моменты! Советую!
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаТамара
15.04.2013, 11.13





читайте "Соблазни меня в сумерках"-это тот же роман,только перевод лучше.тут в некоторых местах прям косноязычие какое-то
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаТанита
16.06.2013, 23.57





Последняя из членов семейки Хатуэев с помощью симпатичного хорька устраивает свое счастье. Теперь все из Хатуэев в браках. Вот и хорошо!
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаВ.З.,65л.
11.10.2013, 11.38





Последняя из членов семейки Хатуэев с помощью симпатичного хорька устраивает свое счастье. Теперь все из Хатуэев в браках. Вот и хорошо!
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаВ.З.,65л.
11.10.2013, 11.38





Помогите, пожалуйста, найти роман. Он шпион на стороне Америки. Переспал с ней и уехал жениться на дочке губернатора. Она, беременная, приезжает в день его помолвки с другой и он женится на ней. Еще она застает его, когда он несет на руках бывшую и почти нынешнюю любовницу. У нее шок, она теряет ребенка.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаНаташа
11.10.2013, 11.59





Супер!легкий в чтении и много моментов,которые улыбнули)))
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаНадежда
28.06.2014, 11.18





Муть,полная муть не смогла читать. На середине бросила сил больше нет. 5 максимум.
Искушай меня в сумерках - Клейпас Лизаларик
22.11.2014, 15.45





Нормальный роман, но больше всего понравилось про Беатрис из этой серии).
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаИрина
20.06.2016, 9.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100