Читать онлайн Искушай меня в сумерках, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искушай меня в сумерках - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.58 (Голосов: 234)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искушай меня в сумерках - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искушай меня в сумерках - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

Искушай меня в сумерках

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

(перевод – KattyK, бета-ридинг – Москвичка, вычитка – Фройляйн)


У Гарри всегда были проблемы со сном. А этой ночью он вообще не смог заснуть. Его мозг привык работать над несколькими проблемами одновременно, теперь у него появилась новая интересная тема для раздумий.
Его жена.
За один день он узнал многое о Поппи. Она проявила стойкость, не потеряв присутствия духа в сложной ситуации. И хотя Поппи очень любила свою семью, не побежала к ним в поисках защиты.
Гарри восхищался тем, как его новобрачная вела себя в день своей свадьбы. Даже более того, он восхищался тем, как она повела себя с ним. Никаких девственных кривляний, как она заметила.
Он думал о страстных минутах, проведенных с ней, когда жена была горячей и податливой, когда ее прекрасное тело горело, отвечая ему. Возбужденный и беспокойный Гарри лежал в спальне, расположенной напротив ее, в противоположном конце их апартаментов. Мысли о том, что Поппи спала в пределах его досягаемости, оказалось более чем достаточно, чтобы не дать ему уснуть. Ни одна женщина никогда не оставалась прежде в его апартаментах. Гарри всегда держал любовниц подальше от своего жилища, никогда не проводил ни с кем всю ночь. Он испытывал настоящий дискомфорт при одной мысли о том, чтобы спать в одной кровати с другим человеком. Почему-то это казалось ему еще более интимным, чем сам половой акт. Здесь присутствовало что-то еще, и это что-то Гарри хотелось проанализировать.
Гарри почувствовал облегчение, когда за окном наконец-то рассвело, и низкое небо окрасилось в тусклый серый цвет. Гарри встал, умылся и оделся. Впустил служанку, которая разожгла камин и принесла свежевыглаженные выпуски "Монинг кроникл", "Глоб" и "Таймс". Как было заведено, чуть позже гостиничный официант принесет ему завтрак, а Джек Валентайн – отчеты, и заберет утренний список.
– Миссис Ратледж тоже будет завтракать, сэр? – спросила служанка.
Гарри задумался, как долго будет спать Поппи:
– Постучите в дверь и спросите.
– Да, сэр.
Он видел, как взгляд служанки перешел с двери его спальни на дверь в спальню его жены. Хотя для супружеских пар из высшего общества спать в разных комнатах было обычным делом, на лице служанки промелькнуло удивление, прежде чем оно приняло обычное бесстрастное выражение. Испытывая легкое раздражение, Гарри смотрел, как она выходит из столовой.
Он услышал, как служанка тихо сказала что-то, а Поппи ответила. От приглушенного звука голоса жены приятный холодок возбуждения прошел по его нервам.
Горничная вернулась в столовую:
– Я принесу поднос также для миссис Ратледж. Может, хотите что-нибудь еще, сэр?
Гарри покачал головой и перевел внимание на принесенные газеты. Он начинал читать статью, по меньшей мере, раза три прежде, чем наконец сдался и устремил взгляд в направлении комнаты Поппи.
Наконец, она появилась в платье из голубой тафты, усыпанном вышитыми цветами. Ее волосы были распущены, каштановые локоны блестели. Выражение ее лица было нейтральным, глаза – настороженными. Ему хотелось сорвать с нее это хитроумно вышитое одеяние, целовать ее обнаженное тело, пока она не покраснеет и не станет задыхаться.
– Доброе утро, – прошептала Поппи, не встречаясь с ним взглядом.
Гарри стоял и ждал, пока она не подошла к крошечному столику. Он заметил, что жена пыталась избегать его прикосновений, пока он ее усаживал. Терпение, напомнил он сам себе.
– Вы хорошо спали? – спросил он.
– Да, благодарю, – ясно, что скорее вежливость, чем настоящий интерес заставили ее спросить, – а вы?
– Достаточно хорошо.
Поппи посмотрела на множество газет на столе. Взяв одну, она подняла ее так, чтобы спрятать свое лицо, пока читала. Так как стало ясно, что она не намерена беседовать, Гарри занялся другой газетой.
Молчание нарушалось только шелестом газетных страниц.
Принесли завтрак, две служанки расставили фарфоровые тарелки, блюда и хрустальные бокалы.
Гарри заметил, что Поппи попросила лепешки, от их плоских пористых поверхностей шел легкий пар. Он принялся за собственный завтрак, состоящий из яиц-пашот на тосте, разрезая затвердевшие белки и размазывая мягкое содержимое по хрустящему хлебу.
– Вам не обязательно рано вставать, если вы этого не желаете, – сказал он, посыпая щепоткой соли яйца. – Большинство лондонских леди спят до полудня.
– Мне нравится подниматься с началом дня.
– Как хорошей фермерской супруге, – заметил Гарри, скупо улыбнувшись.
Но Поппи не выказав никакой реакции при этом напоминании, намазала лепешки медом.
Рука Гарри застыла с вилкой в воздухе. Он был очарован видом ее тонких пальцев, вертящих палочку с медом, тщательно наполняя все отверстия густой янтарной жидкостью. Осознав, что глазеет на нее, Гарри вернулся к своему завтраку. Поппи положила медовую палочку в маленький серебряный горшочек. Заметив сладкую капельку на большом пальце, девушка подняла его к своим губам и начисто облизала.
Гарри едва не подавился, потянулся к чашке чая и сделал большой глоток. Напиток обжег ему язык, заставив дернуться и выругаться.
Поппи рассеянно взглянула на него.
– Что-то случилось?
Ничего. Вот только смотреть на то, как жена поглощает свой завтрак, оказалось самым эротичным зрелищем, которое он когда-либо видел.
– Совершенно ничего, – хрипло ответил Гарри. – Чай горячий.
Когда он осмелился снова взглянуть на Поппи, та ела свежую клубнику, держа ее за зеленый стебель. Ее губы округлились в сладкую форму, пока она аккуратно откусывала спелую мякоть фрукта. Господи! Гарри неловко заерзал в кресле, так как все неутоленное желание прошлой ночи проснулось с новой силой. Поппи съела еще пару ягод, медленно откусывая, а Гарри старался не обращать на нее внимания. Жар охватил его тело, и он салфеткой вытер лоб.
Поппи поднесла кусочек пропитанной медом лепешки ко рту, и озадаченно посмотрела на него:
– Вы себя хорошо чувствуете?
– Здесь слишком жарко, – раздраженно ответил Гарри, крамольные мысли роились в его мозгу. Мысли, в которых были мед, нежная женская кожа, и влажная розовая...
Раздался стук в дверь.
– Войдите, – коротко ответил Гарри, горящий желанием отвлечься от своих мыслей.
В апартаменты осторожнее, чем прежде, вошел Джейк Валентайн и немного удивился, увидев, что Поппи сидит за столом и завтракает. Гарри подумал, что новизна ситуации потребует какого-то времени, чтобы к ней все привыкли.
– Доброе утро, – поздоровался Валентайн, испытывая неуверенность, обратиться ли только к Гарри, или одновременно поприветствовать и Поппи.
Она решила его проблему, простодушно улыбнувшись.
– Доброе утро, мистер Валентайн. Надеюсь, что сегодня в отеле нет никаких сбежавших обезьян?
Валентайн улыбнулся:
– Я о таких не знаю, миссис Ратледж. Но день ведь только начался.
Гарри испытал новое чувство: отравляющее душу негодование охватило его. Это была... ревность? Должно быть так. Он попытался подавить это чувство, но оно засело внизу живота. Он хотел, чтобы Поппи улыбнулась так ему. Он хотел ее игривости, ее очарования, внимания.
Помешивая чай, растворяя в нем кусочек сахара, Гарри холодно произнес:
– Расскажи мне о встрече с персоналом.
– В общем-то докладывать не о чем, – Валентайн протянул ему кипу бумаг. – Сомелье попросил вас одобрить список вин. А миссис Пеннивистл подняла проблему ножей и того, что мелкая посуда пропадает с подносов, когда гости заказывают еду в номера.
Гарри прищурился:
– А в столовой такого не происходит?
– Нет, сэр. Возможно, некоторые гости не могут брать посуду прямо из столовой. Но в уединении собственных комнат... ну, как-то поутру пропала вся посуда для завтрака. После чего, миссис Пеннивистл предложила, чтобы мы приобрели оловянную посуду специально для приватных ужинов.
– Мои гости будут есть оловянными ножами и вилками? – Гарри категорически покачал головой. – Нет, нам надо найти другой способ избежать мелкого воровства. Здесь не чертов постоялый двор.
– Я предполагал, что вы так скажете, – Валентайн наблюдал, как Гарри просматривает верхние листки. – Миссис Пеннивистл сказала, что почтет за честь показать гостиничные помещения и кухни и представить персоналу миссис Ратледж, если миссис Ратледж того пожелает.
– Я не думаю... – начал было Гарри.
– Это будет просто замечательно, – прервала его жена. – Прошу, сообщите ей, что я буду готова после завтрака.
– В этом нет нужды, – возразил Гарри. – Ты не будешь заниматься делами гостиницы...
Поппи повернулась к нему с вежливой улыбкой:
– Я и не думала вмешиваться. Но так как это будет мой новый дом, я бы хотела познакомиться с ним.
– Это не дом, – ответил Ратледж.
Их взгляды встретились.
– Конечно это дом, – не согласилась с ним Поппи. -Люди здесь живут. А вы не считаете это место своим домом?
Джейк Валентайн неловко переступил с ноги на ногу.
– Если вы дадите мне свой утренний список, мистер Ратледж...
Гарри едва расслышал его. Он продолжал смотреть на жену, размышляя, почему этот вопрос казался таким важным для нее. Он попытался объяснить свою точку зрения.
– Тот факт, что здесь живут люди, не делает его домом.
– У вас нет никакой внутренней привязанности к этому месту? – спросила Поппи.
– Ну, – неловко сказал Валентайн. – Я удаляюсь.
Никто из них не заметил его поспешного ухода.
– Эта гостиница, принадлежит мне, – ответил Гарри. – Я ценю ее по практическим соображениям. Но не испытываю к ней никаких сентиментальных чувств.
Ее голубые глаза изучали его, любопытные, и проницательные, и, как ни странно, сочувствующие. Никто прежде так не смотрел на Гарри. Он внутренне ощетинился.
– Вы провели всю свою жизнь в отелях, не так ли? – прошептала Поппи. – Никогда не жили в доме, где есть двор и растет дерево.
Гарри не понимал, почему это должно что-то значить. Он ушел от ответа, и попытался вернуть себе контроль над ситуацией.
– Позвольте мне внести ясность, Поппи, это – бизнес. И не стоит моих служащих рассматривать как родственников или друзей, это может повлечь проблемы в управлении. Понимаете?
– Да, – ответила она, все еще глядя на него. – Я начинаю понимать.
На сей раз, настала очередь Гарри спрятаться за газетой, избегая ее взгляда. Он почувствовал неловкость. Он не хотел, чтобы она его понимала. Гарри просто хотел наслаждаться ею, нежно хранить ее, как делал это со своми сокровищами в кунсткамере. Поппи придется согласиться с рамками, которые он установил. И в ответ он будет снисходительным мужем, если только она поймет, что за ним всегда останется последнее слово.


– Все, – решительно сказала миссис Пеннивистл, главная экономка, – начиная от меня и заканчивая прачками, так довольны, что мистер Ратледж наконец нашел себе жену! И от имени всего персонала, мы надеемся, что вы почувствуете себя здесь как дома. У вас есть триста человек, которые готовы удовлетворить любую вашу просьбу.
Поппи была тронута явной искренностью женщины. Экономка была высокой, широкоплечей женщиной с румяным лицом и обладающей безудержной жизнерадостностью.
– Я обещаю вам, – с улыбкой сказала Поппи. – что не стану требовать присутствия трехсот человек. Хотя мне нужна будет ваша помощь, чтобы найти себе горничную. Прежде у меня не было в ней нужды, но сейчас без моих сестер и компаньонки...
– Разумеется. Среди персонала есть несколько девушек, которых легко будет обучить на эту должность. Вы можете поговорить с ними, и если ни одна из них не подойдет, мы разошлем объявления.
– Благодарю.
– Я надеюсь, что время от времени вы сможете просматривать хозяйственные счета, гроссбухи, списки поставок и инвентарную ведомость. Я, разумеется, к вашим услугам.
– Вы очень добры, – ответила Поппи. – Я рада возможности познакомиться с кем-то из гостиничного персонала и увидеть такие места, в которых я не могла бывать, будучи гостьей. Особенно, кухню.
– Наш повар, месье Бруссар, с удовольствием покажет вам кухню и похвалится своими достижениями, – она помолчала и тихонько добавила. – К счастью для нас его тщеславие равняется его таланту.
Она стали спускаться по главной лестнице.
– Как давно вы тут работаете, миссис Пеннивистл? – спросила Поппи.
– Ну, около десяти лет... с самого начала, – улыбнулась экономка далеким воспоминаниям. – Мистер Рателдж был таким юным, худым как жердь, как палка для бобовых, с резким американским акцентом и привычкой говорить настолько быстро, что за ним едва ли кто мог поспеть. Я работала в чайном магазине своего отца на Стренде – я им управляла вместо него, – и мистер Ратледж был постоянным клиентом. Однажды он пришел и предложил мне должность, которую я сейчас занимаю, хотя отель в то время представлял из себя лишь ряд частных домов. Не сравнить с тем, чем он стал теперь. Разумеется, я согласилась.
– Почему "разумеется"? Разве ваш отец не желал, чтобы вы остались в его магазине?
– Да, но ему в помощь оставались мои сестры. И было что-то в мистере Ратледже, чего я никогда не видела в человеке прежде и с тех пор... невероятная сила характера. Он может быть очень убедительным.
– Я заметила, – сухо ответила Поппи.
– Люди желают идти за ним или быть частью того, в чем он участвует. Вот почему он смог достигнуть всего этого... – миссис Пеннивисл махнула рукой вокруг, – в таком молодом возрасте.
Поппи сообразила, что она могла бы многое узнать о своем муже от тех, кто работал на него. Она надеялась, по крайней мере, что некоторые из них захотят поговорить, как миссис Пеннивистл.
– Он требовательный хозяин?
Экономка усмехнулась:
– О, да. Но справедливый и всегда разумный.
Они прошли в кабинет правления, где двое мужчин: один пожилой, а другой средних лет, – склонились над огромным гроссбухом, который лежал открытым на дубовом столе.
– Джентльмены, – обратилась к ним экономка. – Я показываю миссис Ратледж отель. Миссис Ратледж, позвольте мне представить мистера Майлса, нашего главного управляющего, и мистера Лафтона, консьержа.
Мужчины с уважением поклонились, разглядывая Поппи, словно королевскую персону, пришедшую с визитом. Тот, что помоложе, мистер Майлс, засиял и покраснел так, что даже макушка его лысины порозовела.
– Миссис Ратледж, в самом деле, это великая честь! Позвольте мне искренне поздравить вас с браком...
– Самые искренние поздравления, – пропел мистер Лафтон. – Вы – ответ на наши молитвы. Мы желаем вам и мистеру Ратледжу счастья.
Немного озадаченная их энтузиазмом, Поппи улыбнулась и кивнула по очереди обоим.
– Благодарю вас, джентльмены.
Они показали ей кабинет, в котором находились приходские гроссбухи, журналы управляющего, книги о истории и традициях зарубежных стран, разнообразные иноязычные словари, всевозможные карты и поэтажные планы отеля. Планы, пришпиленные на стену, содержали карандашные обозначения тех комнат, которые были свободны или ремонтировались.
Две книги, в кожанных переплетах, стояли отдельно от других: одна была красной, а другая – черной.
– А это что за тома? – спросила Поппи.
Мужчины переглянулись, и мистер Лафтон осторожно ответил:
– Бывают редкие случаи, когда гость вел себя... ну, оказывался сложным...
– Невозможным, – поправил мистер Майлс.
– И, к нашему сожалению, мы обязаны занести их в черную книгу, что означает, что им больше здесь не рады...
– Нежелательные постояльцы, – уточнил мистер Майлс.
– И мы не можем позволить им вернуться.
– Никогда, – категорично подтвердил мистер Майлс.
Поппи, заинтересовавшись, кивнула.
– Понимаю. А каково назначение красной книги?
Мистер Лафтон продолжил объяснения.
– Она для гостей, которые более требовательны, чем обычно.
– Проблемные гости, – пояснил мистер Майлс.
– Те, у кого есть особые запросы, – продолжил мистер Лафтон, – или им не нравится, когда их комнаты убирают в определенные часы; те, кто обязательно берут с собой животных, такого рода. Мы не запрещаем им останавливаться у нас, но мы записываем их особенности.
– Гм, – Поппи взяла красную книгу и хитро посмотрела на экономку. – Я не удивлюсь, если семья Хатауэй несколько раз упоминается в этой книге.
Ответом на ее замечание была тишина.
Посмотрев на застывшие выражения их лиц, девушка рассмеялась.
– Я так и думала. Где упоминается моя семья? – она открыла книгу и просмотрела несколько страниц наугад.
Двое мужчин сразу же встревожились, наклонившись, словно ища возможности выхватить книгу.
– Миссис Ратледж, пожалуйста, вы не должны...
– Я уверен, что вас там нет, – встревоженно сказал мистер Майлс.
– Я уверена, что мы там есть, – возразила с ухмылкой Поппи. – Вообще-то, у нас есть собственная глава.
– Да... я хотел сказать, нет, – миссис Ратледж, умоляю вас...
– Очень хорошо, – сказала Поппи, отдавая книгу обратно. Мужчины вздохнули с облегчением. – Однако, – продолжила она. – Когда-нибудь я одолжу эту книгу. Уверена, она представляет собой прекрасный материал для чтения.
– Если вы закончили дразнить этих бедных джентльменов, миссис Ратледж... – сказала экономка, поблескивая глазами. – Я вижу, что многие наши служащие собрались у двери, чтобы познакомиться с вами.
– Замечательно! – Поппи прошла в приемную, где ей представили горничных, управляющих по этажам, штат технического обслуживания и лакеев отеля. Она повторяла каждое имя, пытаясь запомнить как можно больше, и задавала несколько вопросов об их обязанностях. Они с радостью отвечали, откликнувшись на ее заинтересованность, рассказывая о различных областях Англии, откуда они были родом, и как давно работают в отеле.
Поппи вспомнила, что, несмотря на то, что много раз останавливалась здесь в качестве гостьи, никогда не задумывалась о его служащих. Они были безымянными и обезличенными существами, двигающимися где-то на заднем плане, тихо и спокойно выполняющими свои обязанности. Теперь она сразу почувствовала родство с ними. Она стала частью отеля, как и они... все они существовали в сфере Гарри Ратледжа.


Прожив первую неделю с Гарри, Поппи стало ясно, что ее супруг следовал расписанию, которое убило бы нормального мужчину. Единственное время, когда она его точно могла увидеть, было по утрам за завтраком; он был занят весь остаток дня, часто пропуская ужин и редко отправляясь отдыхать до полуночи.
Гарри нравилось заниматься двумя или более делами одновременно, составляя списки и планы, устраивая встречи, улаживая разногласия, оказывая услуги. К нему постоянно приходили люди, которые хотели воспользоваться его блестящим умом, чтобы решить ту или иную проблему. Люди приходили к нему в любое время, и казалось, что не проходило и четверти часа, чтобы кто-то, обычно Джек Валентайн, не постучал в дверь апартаментов.
Когда Гарри не был занят одной из многочисленных махинаций, он занимался отелем и его служащими. Его требования безупречного и высочайшего качества обслуживания, были нескончаемыми. Работникам платили щедро и хорошо с ними обращались, но в ответ от них ждали усердного труда и, превыше всего, преданности. Если один из них получал травму или заболевал, Гарри посылал за врачом и оплачивал лечение. Если кто-то предлагал способ улучшить отель или обслуживание в нем, такую идею направли прямо к Ратледжу, и если он ее одобрял, то платил щедрую премию автору. В результате, стол Гарри всегда был заполнен кипами отчетов, писем и записок.
Казалось, этому человеку не приходило в голову подумать о медовом месяце для себя и своей новобрачной, и Поппи подозревала, что у него не возникало желания покинуть отель. Она, конечно, вовсе не желала медового месяца с человеком, предавшем ее.
С их брачной ночи Поппи нервничала в присутствии Гарри, особенно, когда они оставались наедине. Он не скрывал своего вожделения, своего интереса к ней, но пока что не предпринимал больше никаких шагов. Он вообще держался вежливо и деликатно. Казалось, муж пытался заставить ее привыкнуть к нему, к новым обстоятельствам ее жизни. И Поппи ценила его терпение, потому что все это еще было для нее совсем новым. По иронии судьбы, однако, его добровольная сдержанность вызывала при их случайных прикосновениях, – его руки к ее руке, давление его тела, когда они близко стояли в толпе, – порыв вибрирующего влечения.
Влечение без доверия... неловко чувствовать подобное к своему мужу.
Поппи понятия не имела, как долго он будет продолжать откладывать исполнение супружеских обязанностей. Она испытывала лишь благодарность, что Гарри был настолько занят своим отелем. Хотя... она не могла не думать, что это расписание от рассвета до заката плохо сказывалось на его здоровье. Если бы кто-то, о ком заботилась Поппи, работал настолько беспрестанно, она бы заставила его сбавить темп, найти время отдохнуть.
Простое сострадание взяло над ней вверх однажды пополудни, когда Гарри неожиданно вошел в их комнаты, держа в одной руке пальто. Он провел большую часть дня с главным офицером ЛПД – Лондонского пожарного депортамента. Вместе они тщательно осмотрели весь отель, чтобы проверить выполнение пожарных инструкций по безопасности и оборудование.
Если, упаси Бог, в отеле "Ратледж" вспыхнет огонь, служащие были обучены помогать стольким гостям, скольким возможно, покинуть здание наиболее безопасным путем. Как положено, были посчитаны и проверены лестницы на выход и поэтажные планы, осмотрены все выходы. Знаки огня были выгравированы снаружи здания, чтобы обозначить его, как защищаемое ЛПД.
Когда Гарри вошел в комнату, Поппи заметила, что день для мужа был особенно труден. Его лицо осунулось от усталости.
Он остановился при виде жены, устроившейся в углу дивана, читавшей книгу, которая покоилась на ее коленях.
– Как прошел ленч? – спросил Гарри.
Поппи пригласили присоединиться к группе обеспеченных молодых матрон, которые проводили ежегодную благотворительную распродажу.
– Хорошо, благодарю. Довольно-таки приятная компания. Хотя они, как мне кажется, слишком любят создавать комитеты. Я всегда полагала, что то, что комитету удается достигнуть за месяц, то один человек смог бы сделать за десять минут.
Гарри улыбнулся.
– Цель подобных групп не в том, чтобы быть эффективными, а чтобы у вас было, чем занять свое время.
Поппи внимательней присмотрелась к нему, и ее глаза расширились.
– Что произошло с вашей одеждой?
Белая льняная рубашка и темно-синий сюртук Гарри были покрыты полосами сажи. Грязные пятна виднелись и на его руках, и одно на челюсти.
– Я проверял одну из пожарных лестниц.
– Вы спускались по лестнице снаружи здания? – Поппи была изумлена тем, что он пошел на такой ненужный риск. – А не могли вы попросить кого-то другого сделать это? Может, мистера Валентайна?
– Я уверен, что он сделал бы это. Но я не стану предоставлять оборудование моим служащим, не опробовав его сам. Меня все еще немного беспокоят горничные – их юбки затруднят спуск. Однако, я уже вычеркнул это, как проверенное, – он грустно посмотрел на свои ладони. – Мне нужно помыться и переодеться прежде, чем вернуться к работе.
Поппи вернулась к чтению книги. Но она слышала тихие звуки, доносящиеся из другой комнаты: шум открываемых ящиков комода, плеск воды, глухой стук сброшенной обуви. Она представила его раздетым в эту самую минуту, и стремительное тепло охватило ее живот.
Гарри вернулся в комнату, чистый и аккуратный, как раньше. Вот только...
– Пятнышко, – сказала Поппи, почувствовав приступ веселья, – вы его пропустили.
Гарри посмотрел вниз, на грудь.
– Где?
– На вашем лице. Нет, не с этой стороны, – она взяла салфетку и жестом попросила его подойти к ней.
Гарри наклонился через спинку дивана, его лицо приблизилось к ее лицу. Он неподвижно стоял, пока она вытирала грязное пятно с его челюсти. Поппи ощутила свежий и чистый аромат его кожи, с легким намеком на дым, как у кедрового дерева.
Желая продлить мгновение, девушка смотрела в его бездонные зеленые глаза. Они были окружены кругами от недосыпания. Милостивые небеса, останавливался ли этот человек хоть на мгновение?
– Почему бы вам не посидеть со мной? – импульсивно спросила Поппи.
Гарри моргнул, приглашение явно застало его врасплох.
– Сейчас?
– Да, сейчас.
– Я не могу. Столько всего нужно...
– Вы сегодня ели? Я не говорю о нескольких крошках за завтраком?
Гарри покачал головой.
– У меня не было времени.
Поппи молча указала на место рядом с собой на диване.
К ее удивлению, Гарри в самом деле послушался. Он обошел край дивана и сел в угол, глядя на нее. Вопросительно поднял одну из темных бровей.
Потянувшись к подносу рядом с собой, Поппи подняла тарелку, наполненную сэндвичами, пирогами и печеньем.
– Из кухни прислали слишком много для одного человека. Передохните.
– Я правда не...
– Вот, – настаивала она, прямо-таки толкая тарелку в его руки.
Гарри взял сэндвич и начал медленно жевать.
Взяв свою чашку с подноса, Поппи налила свежего чая и добавила ложечку сахара. И передала ее мужу.
– Что вы читаете? – спросил он, посмотрев на книгу у нее на коленях.
– Роман автора-натуралиста. Пока что я не нашла ничего, напоминающего сюжет. Но описания сельской местности достаточно лиричное, – она замолчала, глядя, как он пьет из чашки. – А вам нравятся романы?
Он покачал головой.
– Я обычно читаю, чтобы получить информацию. А не для развлечения.
– Вы не одобряете чтение ради удовольствия?
– Нет, просто я не часто могу найти для этого время.
– Может, именно поэтому вы плохо спите. Вам нужен перерыв между работой и сном.
Гарри выдержал сухую, четко обозначенную паузу прежде, чем спросить:
– Что бы вы предложили?
Понимая, к чему он клонил, Поппи почувствовала, как покрылась краской с ног до головы. Гарри, казалось, наслаждался ее неловкостью, но не насмешничал, а словно находил ее чарующей.
– В моей семье все любят романы, – наконец ответила Поппи, вернув беседу в прежние рамки. – Мы собираемся в гостиной почти каждый вечер, и один из нас читает вслух. У Уин получается лучше всех – она придумывает свой голос для каждого персонажа.
– Я бы с удовольствием послушал, как читаете вы, – сказал Гарри.
Поппи покачала головой.
– Я и вполовину не настолько хорошо читаю, как Уин. Я всех усыпляю.
– Да, – согласился Гарри. – У вас голос дочери ученого.
И прежде, чем она успела обидеться, добавил:
– Успокаивающий. Никаких резких нот. Мягкий...
Он невероятно устал, осознала девушка. Настолько, что даже усилие связать слова вместе истощало его.
– Я должен идти, – пробормотал Гарри, потирая глаза.
– Сначала закончите со своими сэндвичами, – повелительно произнесла Поппи.
Ратледж послушно взял сэндвич. Пока он ел, девушка листала книгу и нашла то, что хотела... описание прогулки по сельской местности, под небом с курчявыми облаками, мимо миндальных деревьев в цвету и белого лихниса рядом с тихим ручейком. Она читала размеренно, иногда поглядывая на Гарри, пока тот опустошал блюдо с сэндвичами. А потом он устроился поудобнее в уголке, более расслабленный, чем она когда-либо его видела.
Поппи прочитала еще несколько страниц о прогулках вдоль живых изгородей и по лугам, через лес, укрытый покрывалом из опавших листьев, пока мягкий, блеклый солнечный свет сдавался тихому дождю.
И когда она, наконец, дошла до конца главы, то посмотрела на Гарри еще раз.
Он заснул.
Его грудь поднималась и опадала в ровном ритме, его длинные ресницы темнели на коже. Одна рука лежала ладонью вниз на его груди, а другая – полуоткрытой у его бока, сильные пальцы были полусогнуты.
– Всегда срабатывает, – пробормотала Поппи с довольной улыбкой. Ее талант усыплять людей справился даже с непрестанной неугомонной деятельностью Гарри. Она осторожно отложила книгу.
Впервые она могла рассмотреть Гарри безо всяких помех. Странно было видеть его совершенно беспомощным. Во сне черты его лица расслабились и казались почти невинными в противоположность своему обычному властному выражению. Его рот, всегда такой целеустремленный, стал мягким, словно бархатным. Он казался мальчиком, потерянным в одиноком сне. Поппи почувствовала желание охранять сон, в котором так нуждался Гарри, прикрыть его одеялом, и убрать темные волосы со лба.
Прошло несколько спокойных минут, молчание нарушалось только отдаленными звуками жизнедеятельности в отеле и на улице. Поппи и не догадывалась, что ей необходимо было... время понаблюдать за незнакомцем, который полностью завладел ее жизнью.
Попытка понять Гарри Ратледжа напоминала разбор хитроумных часовых механизмов, которые тот конструировал. Можно было осмотреть каждый механизм. Трещотку, колесико и рычаг, но это не означало, что можно как-то понять, как заставить все это работать.
Казалось, что Гарри провел всю свою жизнь, сражаясь с миром и пытаясь подчинить его своей воле. И, в конце концов, он многого добился. Но очевидно, он не был удовлетворен, не мог наслаждаться тем, чего достиг, что отличало его от других мужчин в жизни Поппи, в особенности, от Кэма и Меррипена.
Из-за своего цыганского наследия ее зятья не смотрели на мир, как на что-то, требовавшее завоевания, а скорее на то место, где можно свободно странствовать. А еще был Лео, который предпочитал смотреть на жизнь как сторонний наблюдатель, а не как активный участник.
Гарри ничем не отличался от разбойника, пытавшегося захватить всех и вся, кто попадал в поле зрения. Как мог такой человек быть настолько сдержанным? Как он вообще мог найти покой?
Поппи настолько расслабилась в мирной тишине комнаты, что услышав стук в дверь, резко вздрогнула и напряглась. Она не ответила, желая, чтобы резкий звук исчез. Но вот он раздался вновь.
Тук. Тук. Тук.
Гарри проснулся, невнятно бормоча, смаргивая оцепенение, как бывает при внезапном пробуждении – Да? -сказал он резко, пытаясь сесть.
Дверь открылась, и вошел Джейк Валентайн. Он извинился, увидев Гарри и Поппи вместе на диване. Поппи едва смогла удержаться от хмурого взгляда, хотя он лишь делал свою работу. Валентайн подошел, протягивая Гарри сложенную записку, прошептал несколько загадочных слов, и вышел из комнаты.
Гарри посмотрел на записку затуманенным взором. Положив ее в карман пальто, он печально улыбнулся Поппи.
– Кажется, я задремал, пока вы читали, – он посмотрел на нее, его глаза стали теплее, чем когда-либо прежде. – Перерыв, – прошептал он без явного повода, и уголок его рта приподнялся вверх. – Я бы хотел скоро получить еще один.
И он ушел, пока Поппи все еще старалась придумать ответ.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искушай меня в сумерках - Клейпас Лиза



Очень понравился, тем более что этот роман один из серии романов про сестер Хатауэй! Есть конечно зерно сомнения, в том, как циничный, скрытный и эгоистичный человек (Герой) мог так легко изменится, но надо верить, что любовь победит все! :) Я постаралась, на этом минусе не зацикливаться.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаЮлия
22.12.2011, 18.48





Этот роман очень интересен, так как в нем присутствуют разнообразные отношения. Многое может измениться в определенных обстоятельствах. Если есть время обязательно почитайте и получите массу информации для размышления.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаЮлиана
8.04.2012, 0.08





Неплохо,но по мне из всей серии 1 и 4 самые удачные.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаДинаритта
20.06.2012, 19.49





Очень хороший роман с интересным сюжетом, мне понравился! Советую!
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаЛюдмила Кл.
24.07.2012, 17.45





Интересно,Вот только концовки нету...так на 5 потянет
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаИрэн
11.08.2012, 23.06





Самый лучший роман в этой серии, именно его хочется перечитывать!!!!!!!!
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаНаталья
9.11.2012, 14.57





Можно почитать.Хотя дух не захватывает.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаКэт
16.12.2012, 23.34





Скучноват по сравнению с другими романами про семью Хатауэй.7 баллов.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаОсоба
15.02.2013, 15.24





Роман клёвый! Есть смешные моменты! Советую!
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаТамара
15.04.2013, 11.13





читайте "Соблазни меня в сумерках"-это тот же роман,только перевод лучше.тут в некоторых местах прям косноязычие какое-то
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаТанита
16.06.2013, 23.57





Последняя из членов семейки Хатуэев с помощью симпатичного хорька устраивает свое счастье. Теперь все из Хатуэев в браках. Вот и хорошо!
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаВ.З.,65л.
11.10.2013, 11.38





Последняя из членов семейки Хатуэев с помощью симпатичного хорька устраивает свое счастье. Теперь все из Хатуэев в браках. Вот и хорошо!
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаВ.З.,65л.
11.10.2013, 11.38





Помогите, пожалуйста, найти роман. Он шпион на стороне Америки. Переспал с ней и уехал жениться на дочке губернатора. Она, беременная, приезжает в день его помолвки с другой и он женится на ней. Еще она застает его, когда он несет на руках бывшую и почти нынешнюю любовницу. У нее шок, она теряет ребенка.
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаНаташа
11.10.2013, 11.59





Супер!легкий в чтении и много моментов,которые улыбнули)))
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаНадежда
28.06.2014, 11.18





Муть,полная муть не смогла читать. На середине бросила сил больше нет. 5 максимум.
Искушай меня в сумерках - Клейпас Лизаларик
22.11.2014, 15.45





Нормальный роман, но больше всего понравилось про Беатрис из этой серии).
Искушай меня в сумерках - Клейпас ЛизаИрина
20.06.2016, 9.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100