Читать онлайн Герой снов, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герой снов - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 265)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герой снов - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герой снов - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

Герой снов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Ноябрь 1707 года. Москва


Кто- то проговорил по-русски:
– Ваша светлость, пора ехать. Ваша светлость…
Незнакомый голос неотступно бубнил, и Николай, медленно просыпаясь, застонал от мучительного стука в висках. Во рту стоял кислый привкус выпитого накануне вина. Протерев глаза, он обнаружил, что сидит за дубовым столом, уронив голову на твердую столешницу.
– Всю-то ночь вы пили, - продолжал корить его незнакомец. - Уже и времени нет побриться и переодеться перед выбором невесты. Пожалуйста, князь-батюшка, просыпайтесь поскорее. Надо!
– О чем ты болтаешь? - озадаченно пробормотал Николай. Голова была налита тяжестью. В комнате пахло знакомо и уютно: не приторным ароматом крахмала и шерстяных тканей, как в его английском доме, а свечным воском, березовыми дровами и кисленькой терпкостью клюквы. Этот запах был таким родным, так сильно вызвал в памяти родину, что он снова закрыл глаза и глубоко, с наслаждением вдохнул. Постепенно в мыслях всплывало недавнее: ссора с женой, портрет…
– Эмма, - произнес он, с усилием, поднимая голову, и, протерев глаза, продолжал:
– Где моя жена? Где…
Однако слова замерли у него на устах при виде незнакомой обстановки. Худенький юноша в старинном русском платье терпеливо ждал рядом. Его карие, такие же темные, как волосы, глаза сверкали раздражением и досадой.
– Ваша светлость, мы найдем вам жену, как только вы соизволите проснуться и отправиться на смотрины.
Николай подпер голову руками и прищурился:
– Ты кто такой?
Молодой человек тяжело вздохнул:
– Боюсь, вы приняли больше, чем я думал. Если хозяин не помнит, как зовут его любимого дворецкого, у него наверняка в голове туман. Как же мне быть, как не Федькой Сударевым. - Он подхватил Николая под локоть, чтобы помочь ему встать из-за стола, но Николай с тихим рычанием стряхнул его руку.
– Не тронь меня!
– Я пытаюсь вам помочь, князь-батюшка.
– Тогда скажи лучше, где я… и что случилось после того, как…
Тут Николай случайно опустил глаза и замолк на полуслове, заметив, во что одет. На нем были бархатная безрукавка, узкие штаны и белая рубашка с широкими, подхваченными в манжетах рукавами. Наряд выглядел нелепо старомодным, как и платье дворецкого. Вспыхнув от злости и стыда, он решил, что это чья-то глупая шутка. Однако когда он огляделся кругом внимательно, досада его сменилась тревожным изумлением.
Комната оказалась точной копией его покоев в московском особняке Ангеловских. Выложенный хитроумным узором, на манер персидского ковра паркет, позолоченная мебель, тончайшая кружевная резьба на стенах и окнах были знакомы ему с детства. Но когда он оказался в изгнании, все это осталось там, на родине.
Николай, пошатываясь, поднялся.
– Что происходит? - прошептал он. - Где я? - Голос его зазвенел, срываясь в крик:
– Эмма, где ты, черт тебя побери?!
Федька встревоженно уставился на него:
– Князь-батюшка, здоровы ли вы? Может, хотите что-нибудь скушать? Может, хлебца свежего, мягкого? Рыбки копченой? Или говядинки запеченной?
С внезапной поспешностью Николай шагнул мимо него к двери и ошеломленно замер на пороге. Он стал метаться из комнаты в комнату, как зверь, попавший в клетку. Он ничего не понимал. Пот заливал ему глаза, сердце стучало, словно желая выпрыгнуть из груди. Он уже никогда не надеялся увидеть то, что было вокруг: мебель, стены, иконы… Столь же странно одетые слуги кучками теснились по углам, растерянно жались к стенам при встрече, но заговорить не осмеливались.
– Князь-батюшка, - послышался за спиной встревоженный голос дворецкого.
Однако Николай не остановился, пока не добрался до входной двери. Он распахнул ее, и порыв резкого ледяного ветра ударил ему в лицо, ожег щеки, пробрался в тонкие рукава. Князь содрогнулся и замер на месте.
Перед ним раскинулась Москва… Белокаменная… Златоглавая…
Особняк его располагался почти на самом краю города, на холме, вознесшемся над морем сверкающих золотом, увенчанных крестами церковных куполов. Между церквями теснились дома, деревянные и каменные, с ярко раскрашенными синими, зелеными и красными крышами. Дым бесчисленных печей поднимался в небо, наполняя ноздри свежим запахом мороза и едкостью копоти. В оцепенении Николай смотрел, как медленно опускаются на промерзшую землю хлопья снега, укрывая город мерцающим покрывалом серебряных блесток.
У него задрожали колени так сильно, что он вынужден был опуститься на оледеневшую ступеньку.
"Может, я умер?" - подумалось ему. Он даже не заметил, что произнес это вслух, пока не услышал язвительный ответ Сударева:
– Нет, не умер, хотя, судя по вашему виду, до этого недалеко. К тому же, если будете и дальше стоять здесь раздетым, вы точно застудитесь до смерти. - Дворецкий заботливо коснулся его плеча. - Князь-батюшка, вам надо вернуться в дом. Вы сами назначили меня надзирать за хозяйством и всячески о вас заботиться. Я жалованья своего не буду стоить, если дам вам заболеть. Пойдемте, карету скоро подадут, и вы поедете смотреть невест, как и хотели.
Николай не двинулся с места, продолжая разглядывать город. Ему хотелось зарыдать от ужаса и счастья, броситься наземь и поцеловать оледеневшую землю России. Родная сторона!… Но эта Москва была моложе, новее, чем помнилось ему. Дремучие леса, ее окружавшие, еще не были вырублены и не поредели. В уличном шуме сливались грохот телег, выкрики разносчиков, окрики караульщиков, вопли нищих, мычание и ржание скота. Дома и возки выглядели несовременно. Далекие деревни казались маленькими и были разбросаны далеко друг от друга, совсем не так, как ему помнилось. При нем народу и строений было больше, дома стояли кучнее, толпы были гуще. Возможно, все это сон? Возможно, он скоро проснется? Как он сюда попал? Что случилось с Эммой и Джейкобом? Растерянный, неуверенный в себе, он послушно последовал за Сударевым обратно в дом. Федька подал ему кафтан такого же синего бархата, как и его безрукавка.
– Ваша светлость, позвольте помочь вам одеться.
Тяжелая одежда окутала Николая теплом. Ряд пуговиц спускался от середины груди до половины бедер. Отступив на шаг, Сударев оглядел князя и удовлетворенно крякнул.
– Не так щегольски, как обычно, но полагаю, будущую невесту ваш вид не разочарует.
– Чью невесту?
Федька рассмеялся, словно князь остроумно пошутил.
– Вашу невесту, князь-батюшка. Ту, которую вы выберете в спутницы жизни.
– Я уже женат.
Дворецкий залился хохотом пуще прежнего.
– Как я рад, ваша светлость, что хорошее настроение к вам вернулось.
Николай, не улыбнувшись, процедил сквозь зубы:
– Я не ищу себе невесту.
Сударев расстроенно умолк, затем проговорил с досадой:
– Но, князь-батюшка Николай Дмитриевич, вы же сами сказали, что пора вам жениться! Разослали по всем городам посыльных, чтобы свезли сюда на смотрины всех незамужних красавиц. Они теперь собрались и ждут вас. Сюда родственники привезли дочерей и сестер из Суздаля и Владимира, а некоторых - даже из-под Киева, из Малороссии! А теперь вы не хотите даже взглянуть на них? - Он укоризненно смотрел на бледное лицо Николая. - Это все похмелье. Вы сейчас сами не знаете, что говорите. У вас всегда так, по старой нашей пословице: день пируете, а неделю голова с похмелья болит.
– Я не гулял и не пировал, - мрачно проворчал Николай, страстно надеясь, что все еще длится какой-то пьяный сон. Да, он просто пьян… вдрызг, вдребезги, до умопомрачения. Может, когда он протрезвеет, все это исчезнет?… Но пока ему ничего не остается, кроме как приноровиться к происходящему и не выказывать сомнений.
– Пойдемте, - жалобно уговаривал его дворецкий, - пора ехать на смотрины. Окажите по крайней мере им уважение, пройдитесь любезно вдоль ряда. Кто знает? Может, вам и приглянется какая-нибудь красавица, и вы с первого взгляда полюбите ее.
Жестом отчаяния Николай запустил в волосы обе руки. Ему так не хотелось принимать участие в нелепом фарсе. Хватит ему хлопот с женой, ведь он уже женат.
"Но пока будет длиться этот сон, - решил он, - надо терпеть".
– Ладно, тогда побыстрее покончим со всем, - угрюмо бросил он. - Поехать я поеду, но невесту выбирать не стану. Никакую.
– Ну и хорошо, - умиротворяюще ворковал Федька. - Только посмотрите на них одним глазком, и все. Это будет и по чести, и по совести, раз уж они приехали в такую даль.
Небольшая толпа слуг провожала Николая, помогая сойти по скользким ступенькам. Лакеи сноровисто укутали его меховой полстью и вручили кубок вина.
– Вина-то не стоило бы больше пить, - начал было Федька, залезая в возок вслед за барином.
Николай, яростно сверкнув глазами над краем усаженного самоцветами кубка, заставил слугу умолкнуть. Выпить ему было просто необходимо, а увещевательный тон дворецкого надоел до смерти. Горячее вино было сладким и крепким, так что оно взбодрило Николая и заглушило охвативший его страх.
Раззолоченный возок был запряжен тройкой вороных и поставлен на полозья, которые теперь легко скользили по снежному ковру. Герб Ангеловских был вышит на бархатных подушках, выложен золотом, а также хрусталем и драгоценными камнями на крыше и дверцах возка.
– Я - Ангеловский, - медленно произнес Николай, кладя руку на герб.
– Так и есть, - с чувством согласился Федька.
Николай перевел взгляд на дворецкого, в чертах которого постепенно проступало что-то знакомое. Сударевы служили многим поколениям их семьи. Кто-то даже последовал за ним в изгнание, но князь не мог припомнить никого из них по имени Федор. Хотя… в далеком детстве, кажется, жил у них старик Сударев, которого все звали Федорыч. Может, этот Федька был его отцом? Или дедом?
"А кто же тогда я?"
Николай залпом допил вино, разгоняя гнездившийся в груди холодок. Слуга назвал его Николаем… князем Николаем Дмитриевичем… Но ведь так звали и его прапрапрадеда!
Возок миновал дома и рынки посада - часть города, раскинувшуюся между стенами Кремля и внешними земляными валами, окружавшими Москву. Прохожие кутались в широкие длинные шубы и кафтаны, надвигали на лбы меховые шапки. Взмахами рук они приветствовали и провожали проносившиеся мимо сани. Эта сцена неприятно напомнила Николаю толпы любопытных, собравшихся поглазеть, как он навсегда уезжает из Санкт-Петербурга.
– Куда мы направляемся? - сухо спросил он.
– Разве не помните? В особняк вашего друга, князя Чоглокова. У него единственная в Москве бальная зала, которая сможет вместить всех девиц. Он предоставил вам для смотрин ее и примыкающие помещения.
– Очень любезно с его стороны, - мрачно отозвался Николай, сжимая в озябших пальцах пустой кубок. Они мчались по городу, построенному кольцами или скорее слоями, как луковица, сердцевиной которой был Кремль. В одних местах сгрудилось по несколько барских усадеб, в других - скопление золотых церковных куполов напоминало поросль экзотических цветов, рядом с которыми деревянные домики обывателей казались особенно низенькими и маленькими. Почти все строения были деревянными, а дороги - немощеными.
Как сквозь сон услышал Николай перезвон церковных колоколов, возвещавших православным начало обедни. Ни в каком другом городе на свете не звонят в колокола так много и так часто, отчего воздух московский поет и звенит радостным гулом. Если это продолжался сон, то такого яркого, похожего на явь и приятного сна ему никогда еще не снилось…
Наконец возок подкатил к большому особняку, фронтон которого был украшен стройными деревянными колоннами. С боков к нему примыкали два восьмиугольных флигеля. По обе стороны улицы и у ворот толпился народ. Завидев в окошке возка Николая, толпа разразилась приветственными криками. Он глубже вжался в сиденье и угрюмо насупился.
– Не тревожьтесь, ваша светлость, - заметил Федька. - Скоро все кончится.
– Поскорее бы.
Лакеи в парчовых ливреях распахнули дверцу и проводили Николая в дом. Сударев следовал за ним по пятам, держа в руках деревянную шкатулку с золотым замком. Хозяин дома, предположительно князь Чоглоков, уже ждал их в широких и низких сенях. Это был лысый старик с тонкими седыми усиками, забавно встопорщившимися, когда он приветливо заулыбался.
– Князь Николай, друг мой, - проговорил Чоглоков, лукаво блестя глазами. Он обнял Николая и засмеялся, запрокинув голову. - Ты будешь доволен выбором, смею тебя уверить. Таких красавиц поискать. Я никогда не видел столько прекрасных лиц сразу. А волосы!… Как шелк. А груди!… Словно сочные плоды. Ты легко выберешь себе по нраву. Мы как, сначала выпьем или сразу отправимся в бальную залу?
– Не надо пить, - торопливо зашептал Сударев, делая вид, что не замечает свирепого взгляда своего князя. - Его светлость князь Николай Дмитриевич пылко стремится поскорее увидеть привезенных девиц.
Чоглоков рассмеялся:
– Кто его упрекнет? Следуй за мной, князь Николай, и я провожу тебя в рай.
Коридоры звенели взволнованным девичьим щебетом. Гул становился все сильнее по мере приближения к бальной зале. Самодовольно ухмыльнувшись, Чоглоков потянул на себя дверную ручку в виде головы льва и распахнул двери.
Раздался неслаженный хор ахов и охов, а затем наступила тревожная мертвая тишина. Николай помедлил на пороге, но Чоглоков и Федька совместными усилиями подтолкнули его вперед.
– Господи Боже! - пробормотал Николай. В зале собралось около пяти сотен девушек, а может, и больше. Они стояли нестройными рядами, и все как одна смотрели на него в ожидании его выбора. Большинство были в длинных, до пола, полотняных рубахах л накинутых поверх платках красного, самого любимого в России цвета. У всех девушек волосы были заплетены в косы и убраны лентами и платочками. У многих на головах красовались кокошники из золотой или серебряной скани. Несколько самых храбрых девиц уставились на приближавшегося князя с открытым восхищением.
Он почувствовал, как жаркий румянец залил ему лицо и шею, и обернулся к идущему следом Федору.
– Я не могу… - начал было он, однако тот жестко ткнул его локтем.
– Да вы только поглядите на них, ваша светлость.
– Робеешь? - насмешливо фыркнул Чоглоков. - Это на тебя не похоже. Или тебе все еще неохота жениться? Уверяю тебя, это не так уж плохо. Кроме того, род Ангеловских должен продолжаться. Выбери себе жену, друг мой, а потом пойдем и выпьем водки.
Выбери себе жену… Легко сказать! Чоглоков проронил это небрежно, словно предлагая выбрать на подносе закуску. Николай с трудом сглотнул и шагнул к длинному ряду девушек. Ноги будто свинцом налились. Он нерешительно миновал одну девушку, потом другую, едва заставляя себя смотреть им в глаза. Его провожали хихиканье, улыбки, лукавые взгляды, легкий шепоток. А иногда перед ним возникало отчаянное лицо девушки, явно оказавшейся здесь не по своей охоте, как и сам Николай. Он шел вдоль ряда красавиц, выпрямлявших спины при его приближении, чтобы выставить напоказ свои пышные прелести. Тонкие пальцы нервно теребили юбки и платочки. Для каждой девицы, которую Николай отверг, пройдя мимо, у Федора находились слова утешения и золотая монета из шкатулки.
Где- то в середине ряда возможных невест Николай заметил мелькнувшие в толпе рыжие волосы девушки, более высокой, чем остальные. Она стояла несколько дальше по ряду, обращая на себя внимание полной неподвижностью среди переминающихся с ноги на ногу и подталкивающих друг друга соседок. Лицо ее было отвернуто от него в сторону, но по манере держаться… чуть ссутулившись, чтобы скрыть высокий рост…
Широким шагом Николай устремился прямо к ней. Сударев, встревоженно окликая, поспешил за ним.
– Князь-батюшка Николай Дмитриевич, вы пропустили несколько очень милых девиц…
Однако Николай уже добрался до заветной цели и, схватив девушку за плечи, уставился в ее синие глаза и слегка потряс. В его душе смешались гнев и облегчение.
– Эмма, - рявкнул он, машинально переходя на английский, - что происходит? Что ты здесь делаешь?
Она растерянно мотнула головой и ответила на чистейшем русском языке:
– Ваша светлость… Я не понимаю… Простите меня, если я вас чем-то обидела.
Дернувшись как от удара, Николай выпустил ее руку. Его жена Эмма не говорила по-русски. Но голос принадлежал ей. И синие глаза были ее, и тело! Он замер в недоумении, вперив в нее пристальный взгляд, а вокруг раздавалось возбужденное перешептывание.
Сударев взял на себя объяснение с девушкой.
– Ну-ка ты, рыженькая, - спокойно проговорил он, - как тебя зовут?
Не отводя глаз от Николая, она ответила:
– Емелия.
– Я хочу поговорить с тобой, - тихо сказал Николай. - Сейчас же. - И прежде чем кто-либо успел произнести хоть слово, потянул ее за собой прочь из залы. Толпа женщин заволновалась, ряды расстроились в беспорядочную массу. Князь Чоглоков расхохотался.
– Николай, - крикнул он им вслед, - такое положено делать после венчания!
Не обращая внимания на суматоху и оклики, Николай продолжал тащить девушку за руку. Она молча повиновалась. Он завел ее в первую попавшуюся пустую комнату и закрыл за собой дверь. Только тогда она попыталась освободиться, резко выворачивая запястье из его цепких пальцев.
– Что случилось? - настойчиво спросил Николай, нависая над ней. - Мы с тобой спорили в библиотеке. Сомс принес этот чертов портрет, все вокруг потемнело, и…
– Простите, я ничего не понимаю, - по-русски повторила она, растирая покрасневшее запястье и настороженно глядя на него как на сумасшедшего.
Свобода и легкость, с которыми она изъяснялась, взбесили Николая.
– Когда мы виделись в последний раз, ты и десяти слов не знала по-русски!
Девушка попятилась от него к двери.
– По-моему, мы раньше не встречались, - пролепетала она, и глаза ее тревожно потемнели. - Ваша светлость, пожалуйста, позвольте мне удалиться…
– Погоди, погоди! Не бойся меня. - Николай схватил ее в объятия и крепко прижал к себе окаменевшую фигурку. Голова у него шла кругом. Он судорожно пытался сообразить, что происходит. - Разве ты не знаешь меня, Эмма?
– Я знаю о вас, светлый князь. Вас все уважают и боятся.
Освободив одну руку, Николай ухватился за свисающую по спине ярко-рыжую косу.
– Те же волосы, - пробормотал он и погладил кончиками пальцев нежную бледную щеку. - Та же кожа… те же веснушки… те же самые синие глаза… - Он ощутил прилив неизъяснимого глубокого наслаждения от того, что держит ее в объятиях, такую прекрасную и знакомую.
Ее полуоткрытый в растерянности рот был таким же сочным и манящим, как всегда. Он склонился и внезапно поцеловал ее. Она потрясенно ахнула, не противясь, но и не отвечая на поцелуй. Напоследок Николай легонько провел губами по ее губкам, затем поднял голову и хрипло произнес:
– Тот же вкус. Это должна быть ты. Разве ты меня не помнишь?
В дверь застучали, и раздался встревоженный голос Сударева:
– Князь-батюшка Николай Дмитриевич, вы здесь? Ваша светлость…
– После, после! - прорычал Николай. Он подождал, пока шаги дворецкого удалились, и снова обратил взор к девушке, которую продолжал держать в объятиях. Притянув ее к себе еще теснее, он закрыл глаза и вдохнул аромат ее кожи.
– Не знаю, что произошло, - выдохнул он в нежную ямку у нее под ушком. - Какая-то бессмыслица.
Емелия решительно вырвалась и, отступив на несколько шагов, уставилась на него, поднеся ко рту дрожащую руку. Ее широко раскрытые глаза поражали глубокой синевой.
– Ваша светлость, вы решили выбрать меня? Поэтому отвели меня в сторону?
Николай молчал, стараясь понять, что с ним творится.
Прочитав ответ в его глазах, Емелия слегка кивнула, словно получила подтверждение давним мыслям.
– Я ждала, что так и будет, - задумчиво произнесла она. - Почему-то я знала, что, если приеду в Москву, вы выберете меня.
– Откуда могла ты это знать? - хрипло спросил Николай.
– Просто у меня было такое предчувствие. Я наслушалась рассказов о вас и подумала, что, пожалуй, смогу стать хорошей женой такому, как вы.
Николай снова двинулся к ней, но она слегка попятилась. Он заставил себя остановиться, хотя мучительно жаждал дотронуться до нее еще раз.
– Что же обо мне рассказывают?
– Что вы очень умный. Еще говорят, что вы в фаворе у царя, потому что побывали за границей и понимаете иностранцев. Даже бреете лицо, как они. - Емелия с любопытством разглядывала крутую линию его подбородка. - А в наших краях все мужчины носят бороды.
Медленно приблизившись к нему и протянув руку, она погладила его подбородок… раз… другой… Кончики пальцев касались его кожи нежно, почти невесомо. Робкая улыбка заиграла у нее на губах.
– Гладко, как у ребенка.
Николай поймал ее ладонь и прижал к своей щеке. Она была теплой, настоящей… слишком настоящей, чтобы все это происходило во сне.
– Эмма, погляди мне в глаза. Посмей сказать, что никогда не видела меня раньше! Что мы никогда не касались друг друга, не целовались! Повтори, что ты меня не знаешь!
– Я… - Она беспомощно покачала головой, не отводя глаз от его яростного взора.
Он отпустил ее и заметался по комнате кругами, отчего и она была вынуждена поворачиваться, чтобы не терять его из виду.
– Тогда кто же ты такая? - еле сдерживаясь, тихо осведомился он, наконец ощутив гнев и какую-то отчаянную пустоту внутри.
– Меня зовут Емелия Васильевна.
– Я спрашиваю о твоей семье.
– Отец мой умер. Дядю и брата забрали из деревни строить новый город на Неве. Я не могла оставаться в деревне одна… и не хотела выходить замуж за крестьянина.
– Почему же?
– Те, кого не угнали на строительство Петербурга, не хотели на мне жениться, - не отвечая прямо на вопрос, робко продолжала она. - Мою семью не любили за… отцовское вольнодумство. Впрочем, не важно, почему никто в округе не хотел взять меня в жены. Они были либо слишком молоды, либо слишком стары, так что и работать-то толком не могли. И бедные они были… Я хотела от жизни чего-то большего.
– Больше денег?
– Нет, - резко возразила она. - Я хотела выйти за человека, с которым можно поговорить. Хотела учиться, узнавать о разных вещах, о том, каков мир, лежащий за нашими лесами. - Девушка опустила голову и со смущением честно добавила:
– Конечно, оказаться богатой было бы неплохо. Я решила, что стоит попытаться.
Внезапно Николай рассмеялся в приступе нежданного веселья. Наивное искреннее признание было так в духе Эммы, так напомнило ему очаровательную прямоту его жены.
– Что ж, такое откровенное честолюбие должно быть вознаграждено.
– Что вы имеете в виду, ваша светлость? - явно озадаченная, спросила она.
Николай глубоко вздохнул.
– Я имею в виду, что женюсь на тебе. Пойду пока на поводу у событий. Бог даст, это рано или поздно закончится.
– Что закончится?
– Этот кошмар, - пробормотал он, - это наваждение. Называй, как хочешь. Все кажется таким реальным, что мне начинает чудиться, будто я и впрямь сошел с ума. Но ведь я ничего не могу с этим поделать, не так ли? Словом, я выбираю тебя, Эмма… Емелия… кто бы ты там ни была. Я всегда выбираю тебя, хотя бы ты и проклинала меня потом.
– Не понимаю.
– Не важно! - Он протянул ей руку. - Просто иди за мной.
Она поколебалась, потом дала ему руку. Ее длинные тонкие пальцы сплелись с его, сильными и мощными.
Николай повел ее обратно в зал, где их терпеливо дожидались князь Чоглоков, Сударев и вся беспокойная толпа женщин. Театрально взмахнув рукой, Николай указал на стоящую рядом, стыдливо краснеющую девушку.
– Вот моя невеста, - объявил он с усмешкой, стараясь изобразить довольного жениха.
Князь Чоглоков захлопал в ладоши:
– Прекрасный выбор, князь Николай! Отличная баба! Наверняка нарожает тебе здоровых сыновей.
Николай обернулся к Судареву и вопросительно выгнул бровь:
– Когда свадьба?
Вопрос заставил Чоглокова согнуться пополам от хохота.
– Ну и шутник!
Сударев попытался скрыть тревогу и растянул губы в безрадостной улыбке.
– Сегодня, разумеется. В особняке Ангеловских. Разве что ваша светлость пожелает обождать…
– Нет, пусть будет сегодня, - коротко приказал Николай. - А сейчас я хочу вернуться домой.
– А как же выпить?… - запротестовал Чоглоков.
Николай выдавил из себя дружелюбную улыбку. - Если не возражаете, как-нибудь в другой раз.
– Когда захочешь, - посмеиваясь, отозвался хозяин дома.
В том же возке Николая отвезли домой. Емелия примостилась рядом с ним, а Сударев устроился напротив и пониже. Емелия всю дорогу молчала, разомкнув губы лишь для того, чтобы отказаться разделить с Николаем меховую полсть.
– Мне не холодно, - ответила она. Николай недоверчиво фыркнул.
– Неужели? Отчего же ты побледнела и дрожишь? - Приподняв край меха, он махнул рукой, приглашая ее прижаться к нему. - Твой приступ робости нелеп. Вряд ли я стану совращать тебя в присутствии слуги… Да и в любом случае, не пройдет и нескольких часов, как мы поженимся. Придвигайся ко мне.
– Мне не холодно, - упрямо повторила она, хотя зубы ее начали постукивать.
– Отлично. Только не вини меня, если замерзнешь до смерти, не доехав до дому.
– Снаружи мне грозит меньшая опасность, чем внутри, - откликнулась она, со значением кивая на полость, после чего отвернулась, желая показать, что спор окончен.
Сударев, внимательно слушавший их перебранку, удовлетворенно заметил:
– Кажется, князь-батюшка, выбор вы сделали удачный. Жениться так и надо: на женщине, сильной телом и духом.
Николай с досадой поглядел на него и велел замолчать.
Вскоре они подъехали к усадьбе Ангеловских, и толпа слуг разъединила Николая и Емелию. Начиналась подготовка к предстоящей церемонии. Он заперся в своих покоях, потребовав водки и закусок. Их поспешно подал Сударев, настойчиво упрашивая не пить слишком много перед свадьбой.
Выпив водки, Николай заходил по комнате. Снизу доносились звуки приготовлений: торопливые шаги слуг, их голоса, внезапные взрывы возбужденного смеха. С каждой минутой настроение его падало все больше и больше.
Обследуя комнату, Николай внимательно разглядывал убранство постели: занавеси из шелковой парчи, расшитой золотой нитью и жемчугом, шелковое покрывало с вышитой посредине огромной буквой "А" и груду меховых одеял.
В резном деревянном сундуке, стоявшем в углу, лежала пара пистолетов с золотыми накладками и курками в виде драконов. Рядом находились узорчатый эмалевый футляр для лука и золотой колчан. Ни одна из этих вещей не была ему знакома.
Закрыв сундук, Николай снова выпил водки. Запрокинув при этом голову, он поймал краем глаза красный отблеск в углу. Там висела небольшая икона, тускло светившаяся старинным золотом и багровым пламенем киновари. Потрясенный, он глотнул невпопад, и водка болезненно пошла комком по горлу. Тысячу раз видел он эту икону. Она висела в его детской. Повзрослев, он перевесил ее в свою спальню, а потом, при высылке из России, увез с собой в Англию.
– Бог ты мой! - вслух произнес он и так резко рванулся к иконе, что споткнулся. - Что же это делается? Как она здесь очутилась?
Изысканно строгая византийская живопись изображала окутанного сверкающим рубиново-красным облаком Илью-пророка, который спускался с небес на огненной колеснице. Гривы запряженных в нее коней полыхали пожаром. Николай всю жизнь почитал и лелеял этот образ, любил его за яростную силу цвета и тонкое мастерство иконописца. Другой подобной на свете не было!
Знакомая до боли, спокойно висевшая в углу икона, которую можно было потрогать, вдруг убедила его, что та, другая жизнь, которую он считал реальной, исчезла навсегда.
– Я не хочу этого! - прошептал он, и шепот по силе вложенного в него чувства был равен воплю. - Я не просил об этом. Не выбирал! Черт бы побрал все!
Отступив на шаг, он запустил стаканом в огненный круг. От удара об икону стакан раскололся и сбил ее со стены. В дверь сразу же постучали. Слуга осведомился, все ли в порядке, и, услышав в ответ грозный рык Николая, поспешно удалился. Стоя над упавшей иконой, Николай уставился на глубокую свежую царапину, пересекавшую край алого облака. Сохранится ли эта царапина через сто лет? Через сто пятьдесят… и далее?…
Что, если все это происходит на самом деле? Может быть, он умер и попал в преисподнюю? Возможно, аду понадобился свидетель, дабы наблюдать за развитием мерзкой истории его рода? И он сейчас следит за ней глазами своего предка…
Тут в голову Николаю пришла новая мысль, и колени его ослабели. Пошатываясь, добрался он до кровати и тяжело опустился на нее. Если он и вправду князь Ангеловский, собирающийся жениться на простой девушке по имени Еме-лия, то история его рода еще только должна будет состояться. У них родится сын Алексей, у того будет сын Сергей, за ним пойдет второй Сергей, за тем последует Дмитрий… а потом…
– А потом, - громко произнес Николай, - появлюсь на свет я… и Михаил…
Если он сможет удержаться и не завести ребенка от Емелии, род Ангеловских прервется. Не будет ни убийства Михаила, ни издевательств над ним. Да и собственная жизнь Николая, мучительная, греховная, тоже не состоится.
Тело Николая сотрясла дрожь ужаса: возможно, ему судьбой вручена власть воспрепятствовать собственному рождению.
Несмотря на настояния Сударева, Николай перед свадьбой не пошел в баню, не стал ни бриться, ни переодеваться. Запершись в спальне, он пил не переставая в попытке забыться и проспать этот кошмар. Ему казалось нечестивым снова пройти свадебный обряд. Много нагрешил он в своей жизни, но двоеженцем никогда не был. И вообще, он был Николаем Дмитриевичем Ангеловским, и место его было в Англии в 1877 году… рядом с Эммой Стоукхерст.
Из- за двери донесся приглушенный голос Сударева:
– Князь-батюшка Николай Дмитриевич, гости собрались. Венчание начнется, как только пожелаете. Вы ведь не заставите всех долго дожидаться?
– Я не собираюсь сегодня ни на ком жениться, - развалившись в кресле, отозвался Николай.
Наступило долгое молчание, затем снова прозвучал взволнованный голос Сударева:
– Ладно, ваша светлость. Но вам придется самому сообщить об этом гостям… и невесте. Я это делать отказываюсь, даже если вы отправите меня на конюшню или выбросите на мороз, чтобы я умер в муках. Нет, решительно я не стану ничего говорить.
Николай с трудом поднялся, подошел к двери, пинком распахнул ее и яростно уставился с высоты своего роста на бледного, расстроенного дворецкого.
– Мне труда не составит объявить им свое решение, - с издевкой произнес он. - Покажи-ка мне, где они собрались.
Рот Сударева сжался в ниточку.
– Как скажете, ваша светлость.
Он повел Николая вниз, в домашнюю церковь. Стены ее были увешаны иконами так плотно, что свободного места почти не оставалось. Широкий стол при входе был заставлен блюдами, полными яблок, орехов, миндаля, изюма и других лакомств. Посредине красовался громадный медовый пряник, изукрашенный сахарной глазурью, и стояли кубки с вином. Небольшая толпа празднично разодетых гостей во главе с князем Чоглоковым окружала священника. На алтаре лежало Евангелие в кованом переплете. При виде Николая все заулыбались, разразились приветственными восклицаниями и поздравлениями. Окинув быстрым взглядом собравшихся, он перевел глаза на Емелию, и сердце его дрогнуло.
На ней были сарафан из золотой парчи и золотистый летник с коротковатыми, не по росту, рукавами. Какая-то добрая душа, вероятно, жена князя Чоглокова, собрала ее свадебный наряд.
Вышитую жемчугом фату придерживал на волосах венец из золотой скани, с которого на лоб спускалась крохотная, но лучистая рубиновая подвеска. Емелия казалась совершенно спокойной, если бы не букет, крепко стиснутый в руках. Перевязанные розовой лентой сухие цветы заметно дрожали, и хрупкие их лепестки осыпались на пол.
Это ее волнение окончательно сломило Николая. Не мог он отвергнуть Емелию на глазах у стольких людей. Не мог просто ее бросить. В устремленных на него синих глазах светилась робкая надежда, уголки губ чуть приподнялись, словно готовясь к улыбке… Так когда-то смотрела на него Эмма Стоукхерст.
Словно в тумане Николай шагнул вперед и занял свое место рядом с ней. Под хор одобрительных возгласов князь Чоглоков приблизился к нему, намереваясь вручить обрядовый серебряный кнут - символ права мужа воспитывать и наказывать жену. Увидев его, Николай покачал головой.
Чоглоков нахмурился.
– Но, Николай…
– Нет, - коротко возразил Николай, отворачиваясь от Чоглокова к Емелии. Глядя в ее изумленные синие глаза, он объяснил:
– Мы поженимся по-западному. Я не стану брать в руки кнут.
По толпе гостей пошли шепотки, прерванные тут же священником, который кивнул так резко, что длинная борода ударила по груди:
– Да будет по воле князя!
Мерным монотонным напевом он начал обряд венчания. Николаю и Емелии дали в руки по маленькому образку и поднесли хлеб-соль.
Тяжелые золотые кольца, в которых Николай смутно узнал фамильные реликвии рода Ангеловских, были освящены и переданы жениху и невесте, чтобы они обменялись ими Сосредоточившись на обряде, Николай не смотрел на Емелию. Рука его не дрогнула, когда их запястья связали вместе шелковой лентой. С тихим достоинством священник обвел жениха и невесту вокруг аналоя, а затем распустил скрепляющую их руки повязку. Следуя указаниям священника, Емелия начала опускаться на колени. По обычаю Невесте следовало склониться лбом на сапог жениха, чтобы выказать ему должную покорность.
Поняв, что происходит, Николай подхватил невесту под локти и вздернул ее вверх, до того как колени ее коснулись пола. Она изумленно ахнула и качнулась к нему.
– По западным обычаям следует обменяться поцелуем, - громко, чтобы все слышали, заявил Николай. - Моя жена будет мне не рабыней, а подругой и спутницей, равной во всем.
В ответ послышались смешки: некоторые гости сочли это неуместной шуткой. Однако Николай не смеялся. Он твердо встретил взгляд Емелии и ждал ее ответа.
– Да, светлый князь, - наконец сдавленно прошептала она и закрыла глаза, когда после этих слов он нагнул голову и поцеловал ее в губы.
Ее рот был невинным и нежным. Он раскрылся под жестким напором его поцелуя. Николай обвил руками ее шею и притянул к себе, ощущая ладонями теплую шелковистость кожи. Упругая твердость ее грудей коснулась его груди, и у него вырвался еле слышный стон удовольствия. Внезапно он захотел ее, отчаянно, яростно… так, что мучительно заныло в паху, в сердце, во всех уголках тела. Сам не зная, как ему это удалось, Николай отпустил ее. Священник передал ему красную деревянную братину, чтобы он отпил на счастье, и гости обрадованно захлопали в ладоши, приветствуя окончание церемонии.
– Пора праздновать! - выкрикнул кто-то, и все устремились к столу, где гостей ждали кубки с вином.
Николай посмотрел на новобрачную. Кровь гулко била ему в виски, пальцы напряглись при мысли о том, как он будет ее ласкать. Вожделение снедало его. Ему было все равно, как ее зовут. Все его чувства кричали, что это Эмма. Ее волнующее тело, ее неукротимая натура, само присутствие возбуждали его, как всегда.
Рядом возник Сударев и украдкой потянул его за локоть.
– Ваша светлость, - пробормотал он, не разжимая губ, - вы можете отвести свою невесту наверх. Вам нужно что-нибудь еще?
Николай оторвал взгляд от Емелии и коротко, со значением сказал:
– Уединение. Если кто-нибудь сегодня войдет ко мне в спальню, убью. Ясно?
– Но, князь-батюшка, по обычаю гости имеют право через два часа осмотреть простыни…
– Но не по западным обычаям.
Сударев скривился, но послушно кивнул:
– Нелегко служить боярину новомодных правил. Хорошо, ваша светлость, я никого не пущу к вам.
Князь предложил Емелии руку, и она оперлась на нее, низко склонив голову, так что фата скрыла ее заалевшее лицо.
Хор озорных пожеланий звучал им вслед, когда они покидали гостей. Емелия нервно вцепилась в рукав мужа, подстраиваясь под его шаг, и Николая охватило алчное предвкушение. Он хотел ее так яростно, что готов был отстаивать свое право против всех и каждого… невзирая на последствия. Пусть на несколько ближайших часов весь мир провалится в бездну, но он растворится в наслаждении ее телом. Он ввел ее в спальню и затворил за собой дверь. От зажженных высоких толстых свечей в воздухе струилось янтарное мерцание. На столике их ждали приготовленные слугами кувшины с водой и вином.
Емелия замерла, поводя вокруг диким взглядом. Дыхание ее стало прерывистым и частым. Николай бережно приподнял венец и снял с нее шитую жемчугом фату. Поместив их на маленький столик, он вновь повернулся к ней.
– Повернись ко мне спиной, - мягко произнес он.
Она повиновалась и тихонько ахнула, почувствовав, как он ухватил ее свисающие до пояса косы. Он расплел густые рыжие волосы и запустил в них пальцы, отпуская на волю буйные ярко-рыжие кудри. Каждое его движение было неторопливым и нежным, хотя он жаждал повалить ее на постель и немедленно овладеть ею. Стянув с ее плеч золотистый летник, он уронил его на пол. Затем Николай прижал девушку спиной к себе и крепко провел ладонями по ее телу, ощупывая сквозь ткань сарафана манящие округлые изгибы. Она задохнулась, вжалась в него спиной, а он взял в горсть небольшие упругие груди и легонько стиснул их, отчего соски ее затвердели, как камешки.
Николая потрясла доверчивость, с которой она предлагала ему себя. Он оперся подбородком ей на плечо и, уткнувшись лицом в нежную шейку, стал водить им по шелковистой коже. От яростного желания сердце его колотилось как безумное. Ладонь его скользнула вниз по плоскому девичьему животу к заманчивой расщелинке между бедрами. Дрожащая Емелия тяжелее оперлась на него. Глубокий вздох вырвался из ее груди, когда он твердо вжал ладонь в мягкий холмик, и жгучий жар запульсировал между их телами.
Обычно Николай предпочитал молчать во время любовных игр, не считая это взаимной радостью разделенных чувств. Слова казались ему лишними, они слишком обнажали бы душу. Но сейчас он ощущал глубокую потребность что-то сказать ей, как-то снять ее напряженность, от которой она вдруг словно оледенела.
– Я не причиню тебе боли, Рыжик.
– Я не боюсь, - отозвалась она, поворачивая к нему лицо. - Просто… мы совсем не знаем друг друга…
"Неужто не знаем? - хотелось воскликнуть ему. - Я бессчетное число раз держал тебя в своих объятиях, Я знаю тебя, Эмма! Знаю каждый дюйм твоего тела, каждое выражение твоего лица".
Он знал, как управлять ею, как заставить ее ощутить наслаждение, стыд, гнев… Но означало ли это, что он познал ее суть? Тайны ее сердца и ума, ее мечты и надежды были скрыты от него за семью печатями.
Пристально вглядывался он в стоявшую перед ним женщину, перебирая пальцами упавший ей на плечо красно-коричневый локон.
– Ты права, - тихо произнес он. - Мы пока чужие. Сегодня для нас обоих начинается новая жизнь. Нам надо довериться друг другу. Хорошо?
– Да.
Она робко улыбнулась и, застенчиво пробормотав что-то, потянулась к его кафтану. Он помог ей снять его и сам вытащил из узких, облегающих штанов рубашку. Расхрабрившаяся Емелия старательно расстегивала пуговички из драгоценных камней на манжетах, подхватывающих широкие рукава. Когда она покончила с ними, Николай стащил рубашку через голову и дал ей упасть на пол. Привычно ожидая бурной реакции на шрамы, он железным усилием воли заставил себя стоять неподвижно под девичьим взглядом, который скользил по его обнаженной груди.
Но на лице Емелии отразилось лишь робкое любопытство. Она коснулась его ключиц и твердых, выпуклых мускулов груди. Ее пальчики пробежали по ним нежными язычками огня.
– Вы очень красивы, - прошептала она.
Сочтя это насмешкой, так как никому никогда не пришло бы в голову назвать красивым человека, обезображенного жуткими шрамами, Николай опустил глаза… и вздрогнул от удивления.
Никаких шрамов и рубцов, уродовавших его грудь, не было и в помине. Золотистый свет свечей озарял безупречно гладкую кожу. Дрожащими руками Николай дотронулся до своей груди, поглядел на запястья… Они тоже были совершенно чистыми.
– Господи! - хрипло прошептал он. Ноги его подкашивались. - Что со мной происходит?
Емелия попятилась на несколько шагов и в смятении уставилась на него.
– Светлый князь, вам плохо? Вы заболели?
– Уходи, - проскрежетал он. Она побледнела.
– Что?
– Уходи! - резко повторил он. - Пожалуйста, найди себе другую комнату для сна.
Емелия судорожно втянула в себя воздух и смахнула с глаз набежавшие слезы.
– Чем же я провинилась? Чем не угодила?
– К тебе это отношения не имеет. Мне очень жаль, но я… - Николай потряс головой, не в силах продолжать объяснения. Пряча глаза, он отвернулся от нее, дожидаясь, пока она покинет комнату. Боль в висках стала нестерпимой. Было такое ощущение, словно кто-то вбивал гвозди ему в череп.
– Господи! - прохрипел он с мольбой, сливая в это единое слово все свои страхи, изумление, отчаяние.
Он вновь ощупал себя в поисках шрамов и вновь был потрясен, ощутив под пальцами нетронутую, гладкую кожу. Многие годы рубцы от кнута и следы ожогов были неотъемлемой его частью. Он всегда смотрел на них, когда хотел напомнить себе об изуверской жестокости, на которую способны люди. Как могли исчезнуть такие глубокие отметины, видимые свидетельства страшного опыта, круто изменившего его жизнь? Они испарились без следа, и с их исчезновением он словно утратил собственную личность.
Тяжко вздохнув, Николай, как куль, повалился на ближайший стул. Никогда не чувствовал он так свое одиночество. Он оказался отъединенным от всего, что знал, и не было никакого способа вернуться в единственно знакомую ему жизнь.
Николай не был даже уверен, что хочет этого. В той жизни у него не осталось ничего и никого. Он сознательно уничтожил все шансы на сердечные отношения с Эммой Стоукхерст. Зачем же было ему возвращаться? К чему?
Рассудок вернулся к нему с внезапной остротой. Было бы трагической ошибкой лечь в постель с Емелией. Не станет он рисковать ее возможной беременностью. И пальцем ее не тронет. Род Ангеловских умрет вместе с ним, и мир от этого станет только чище и лучше. Его пронзила мысль об Эмме Стоукхерст, ожидающей его там, в будущем, о том, что никогда он не женится на ней, не будет обладать ею… Однако он заставил себя не сосредоточиваться на тянущей ледяной тоске в груди.
Заметив кувшин с вином, Николай подумал, не напиться ли ему. Но это ничего не меняло. В лучшем случае дало бы краткую отсрочку, после которой он вновь оказался бы перед той же проблемой: что ему дальше делать?
Догадался ли Сударев, что Николай не осуществил свои брачные права, заподозрил ли что-то неладное или нет, но наутро он ничего по этому поводу не сказал. Худощавое лицо дворецкого было бесстрастным, хотя темно-карие глаза смотрели на растерзанный вид Николая пристально и оценивающе.
– Доброе утро, ваша светлость, - произнес он. - Я взял на себя смелость приготовить для вас баню. На случай, если вам сегодня захочется попариться…
Николай кивнул и последовал за дворецким в баню, пристроенную к особняку.
– Вы два дня не меняли платья, - бубнил Сударев, подбирая одежду, которую сбрасывал с себя Николай. - Вся дворня обрадуется, что вы решили помыться.
Эти слова напомнили Николаю о строгих русских требованиях к чистоте. Даже самые нищие крестьяне регулярно мылись. Это было одной из тех сторон жизни, в которой русские обогнали своих западных соседей, особенно в тот исторический период. Англичане даже побаивались тогда часто мыться, считая, что это делает их более подверженными болезням.
Деревянная банька была чисто выскоблена и просторна. Высоко вверху находилось узкое оконце. Удобный предбанник с большим очагом был обставлен мебелью, обитой узорчатым штофом. Дверь между баней и предбанником была закрыта, чтобы не выпустить пар. Он оседал капельками на стенах и стекле оконца и светлыми струйками стекал вниз.
Николай облегченно вздохнул и опустился по грудь в большую деревянную лохань, наполненную водой с пахучими травами. Тепло постепенно расходилось по его телу, расслабляя напряженные мышцы, успокаивая ноющую боль в сердце. Он закрыл глаза и откинул голову на край лохани.
– Оставить вас одного, князь-батюшка? - осведомился Федька.
– Оставь, - не открывая глаз, отозвался Николай.
– Я вернусь с бритвой, когда щетина ваша распарится и станет помягче.
Какое- то время в бане стояла тишина. Слышались только стук падающих с оконца капель и плеск воды в лохани, когда Николай двигал рукой или ногой. Клубы пара поднимались над камнями обложенной изразцами печки.
Николай дремотно нежился, мысли его плыли, неясно колыхаясь в полусне, как вдруг он услышал скрип половиц. Кто-то приближался к лохани.
– Это ты, Федька? - лениво проговорил он.
– Нет, - послышался тихий женский голос.
Николай открыл глаза. Сквозь горячий туман он увидел выступившую из облаков пара Емелию. На ней было простое голубое крестьянское платье. Глаза покраснели от слез, но рот был крепко сжат, а подбородок - упрямо выдвинут вперед. Он сел в воде и настороженно уставился на нее, не зная, пришла ли она с миром или разразится упреками. Бог свидетель, у нее были для этого все основания.
Чуть дрогнувшим голосом она пояснила:
– Я спросила у Сударева, где вы. Я… я должна с вами поговорить. Прямо сейчас. Попросить…
– Попросить? О чем? - пробормотал Николай, пораженный неземным видением. Ее хрупкая фигура словно плыла в облаках пара. Выбившиеся на висках волосы от влаги завивались в колечки, окружая худенькое личико с огромными синими глазами рыжим нимбом.
– Вы жалеете, что выбрали меня, - спешила высказаться хмурая Емелия. - Я, может быть, недостаточно красива или кажусь немного странной, но обещаю, что стану хорошей женой! Я сумею научиться и стать такой, как западные женщины.
– Емелия, - прервал он ее, - подойди сюда.
Она помедлила в нерешительности, потом шагнула вперед и уперлась бедром в край лохани. Николай потянулся к ней и, сжав мокрой ладонью ее тонкие пальцы, заставил себя встретиться с ней взглядом.
– Я… Мне очень жаль, что прошлой ночью все так получилось. Я говорю о том, как отослал тебя прочь. - Он давился словами. Извинения никогда не давались ему легко. - Ты все делала, как надо, - с усилием добавил он.
Она с сомнением смотрела на него. Пальцы их сплелись.
– Надеюсь, что это правда, но…
– Ты была там единственной, кого я хотел. Если бы вчера у Чоглокова не было бы тебя, я вообще никого бы не выбрал.
Розовый румянец окрасил ее бледные щеки.
– Это правда?
– Ты красавица. Один Бог знает, как ты мне желанна!
– Но прошлой ночью… почему же вы не…
– Все очень запутано… для меня. - Николай поморщился от неуклюжести собственных слов. - Я не могу объяснить так, чтобы тебе было понятно. Дьявольщина, хотел бы я сам понять, что произошло!
Не отводя от него глаз, Емелия задумалась, размышляя над его ответом.
– Я лишь хочу понять, желаете ли вы оставить меня своей женой.
Пойманный в ловушку глубокой синевой ее глаз, Николай помолчал и словно со стороны услышал свой голос:
– Да!
Она кивнула с явным облегчением.
– Тогда я останусь. Я буду слушаться вас во всем. Когда захотите, чтобы я пришла к вам в постель, вам надо будет только сказать.
Николай с трудом сглотнул слюну и, ослабив пальцы, выпустил ее руку. Затем он начал плескать водой себе на лицо. Залучить ее к себе в постель, облегчить свою мучительную потребность в ее теле… Ему не хотелось допускать подобных мыслей. Он запретил себе думать об этом и не отступит от своего решения… если не хочет, чтобы все пошло ло цепочке, которая в будущем закончится бедой.
– Сударев должен вскоре принести сюда мою бритву, - произнес он, смахивая с лица капли воды.
Емелия робко указала на лавандовое мыло, лежащее рядом с лоханью.
– Помыть вам голову, светлый князь?
– Я сам позабочусь об этом.
– Мне не составит труда. Жена должна уметь делать все это для мужа. - Она подняла одно из стоящих на печке ведерок с водой и поднесла поближе к нему.
Николай заколебался, раздумывая, как ей получше отказать, но, встретившись глазами с ее выжидающим взглядом, глубоко вздохнул и смягчился. Почему бы не позволить ей помочь ему с купанием? Какой в этом вред? Он пригнулся и чуть не подскочил, когда Емелия вылила ему на голову горячую воду.
– Какие красивые волосы, - заметила она, отодвигая со лба его намокшие локоны. - У них цвет темного меда, и лишь на макушке есть светлые пряди.
– Ничего особенного. - Он следил настороженным взглядом, как Емелия закатывала рукава платья. Она потянулась за скользким куском мыла.
– Как хорошо, что вы не тщеславны, - продолжала она с улыбкой в голосе. - По-моему, многие мужчины с вашей внешностью загордились бы. - Зайдя со спины, она стала намыливать ему голову, затем взбивать на волосах пену. - Закройте, пожалуйста, глаза. Не хочу, чтобы мыло их разъело.
Николаи откинулся на деревянный край лохани, и Емелия начала промывать ему волосы. Ее пальцы скользили по коже макушки и затылка, бережно терли за ушами. Ему всегда нравились ее руки, сильные, тонкие, изящные. Внезапно его пронзило желание, такое мучительно острое, что он едва мог дышать. Если сейчас он повернет голову, то коснется губами ее груди, сможет поймать и прикусить сосок, втянуть его в себя, пососать, пока он не отвердеет у него на языке. Она по-кошачьи мурлыкнет… Как хорошо помнил он этот звук!… И выгнется поближе, предлагая себя ему.
Он представил ее, обнаженную, в ванне рядом с собой… Гладкую мокрую кожу и темно-вишневые от воды волосы, плавающие облаком вокруг. Он станет вонзаться в нее мощными ударами, пока вода не заколышется, не забурлит, не расплещется от силы их страстного соединения.
– Хватит, - хрипло прорычал он, выпрямляясь. - Ты уже закончила?
– Да, светлый князь.
Он услышал, как она отошла к печке, затем вернулась и промыла ему голову чистой горячей водой, после чего передала ему сухое полотенце, чтобы он промокнул струившийся по лицу пот. Открыв глаза, он заметил, что смущенный взгляд Емелии не отрывается от его погруженного в воду тела. Щеки ее алели девственным румянцем. Николай ощутил, что едва может сдержать тягу к ней.
– Спасибо, - с трудом выдавил он. - Теперь найди Сударева и скажи ему, что я хочу побриться.
– Хорошо, но сперва не хотите ли вы, чтобы я…
– Сейчас же, - резко повторил он.
Емелия послушно кивнула и вышла. Николай разжал стиснутые зубы и тяжко выдохнул. Погрузившись поглубже в воду, он попытался успокоиться и расслабиться.
– Не знаю, сколько еще смогу я выносить эту муку, - пробормотал он и вздрогнул, чуть не до смерти испугавшись прогремевшего на всю баню хохота.
– Разговариваешь сам с собой, Николай?
Николай обернулся и уставился на вошедшего, постаравшись, чтобы лицо осталось невозмутимым, ни единым мускулом не выдавая изумления от подобной бесцеремонности.
Мужчина ростом почти в семь футов, лет тридцати пяти, широкими шагами подошел к лохани и, оглядев его с веселой насмешкой, объявил:
– Я только что видел твою молодую жену. Красавица и на вид крепкая, здоровая, вроде моей Катерины. Бог даст, друг мой, твой выбор окажется мудрым.
Лицо у незнакомца было круглое, непропорционально маленькое для его огромного роста и странно знакомое. Копна прямых темно-русых волос спадала до узких плеч. Верхнюю губу украшали тонкие усики. Никакая борода не смягчала жесткой линии тяжелого подбородка. Зеленовато-карие глаза лучились энергией. Кипучая жизненная сила, казалось, пронизывала его насквозь, бурлила в худощавом теле. Одет он был в западное платье, но говорил по-русски, с раскатистыми интонациями истинного славянина.
– Я приехал ненадолго со свитой, - сообщил он Николаю. - Нам потребно поразвлечься и отведать один из твоих добрых ужинов. Меншиков вернулся из Польши, и мы хотим доставить ему удовольствие. - Незнакомец лихо подмигнул. - Мы весьма обязаны моему Алексашке за викторию над шведами. Если теперь ты примешь командование, мы сразу выиграем войну!
– Я не военный, - проговорил Николай, судорожно пытаясь сообразить, о чем идет речь. Меншиков?… Так ведь звали фаворита и постоянного спутника царя Петра…
Мужчина, высившийся над ним посреди бани, был царь всея Руси, государь Петр I.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Герой снов - Клейпас Лиза

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

Часть вторая

Глава 5Глава 6

Часть третья

Глава 7Глава 8Глава 9

Часть четвертая

Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Герой снов - Клейпас Лиза



Советую почитать роман,понравился очень,если учесть еще что это русский князь,обалденно.
Герой снов - Клейпас Лизавероника
14.01.2011, 14.28





Роман очень хороший,тоже советую.
Герой снов - Клейпас Лизасветлана
8.04.2011, 16.53





chudesa vsegda ryadom s nami... tolko mi etogo ne ponimayem. vsyo prednaznacheno inachalno Vsevishnim, jelayu vsem bolshoy, nastoyashey, chistoy, vzaimnoy, schastyem napolnennoy lyubvi))))
Герой снов - Клейпас ЛизаТаня Ализаде
31.01.2012, 21.59





Замечательный,трогательный роман
Герой снов - Клейпас ЛизаДиля
24.02.2012, 18.31





Мрачновато как-то. Да и не люблю романы с перемещением во времени и переселением душ. Не моё.
Герой снов - Клейпас ЛизаПсихолог
3.03.2012, 6.36





Мне понравилась эта книга. Сюжет довольно занимательный и читается легко. При чтении книги, ты как - будто окунаешься в мир тайн и загадок. Отличная книга
Герой снов - Клейпас ЛизаNika
3.03.2012, 13.24





Я в восторге, сюжет прекрасный, а переселение души только добавляет красок и загадочности в роман, что подстёгивает читать и интригует на протяжении всего романа.Просто класс!!!!!!!!!!
Герой снов - Клейпас ЛизаМаргарита
23.03.2012, 19.30





Одна из моих любимых книг, и которую я с удовольствием перечитываю))
Герой снов - Клейпас ЛизаGrimmi
23.03.2012, 19.45





хороший роман, является продолжением романа "Ангел севера", но может читаться как отдельная книга. для тех, кто верит в переселение душ - это будет незабываемо! много всего, но не перебор. отлично. 9/10
Герой снов - Клейпас ЛизаОльга
13.04.2012, 0.17





Отличный роман. Очень понравился. Прочитайте не пожалеете)))
Герой снов - Клейпас ЛизаАйсулу
28.05.2012, 11.03





Читается с интересом в плане продолжения Агела СЕВЕРА. пРИСОЕДИНЯЮСЬ К положительным отзывам.
Герой снов - Клейпас ЛизаВ.З.-64г.
16.07.2012, 11.43





Первый раз прочитала этот роман лет 6 назад, была очарована князем Николаем :) rnДо сих пор периодически перечитываю, тк редко в этом жанре попадаются такие достойные произведения. Любителям исторического и мистического романа - рекомендую!
Герой снов - Клейпас ЛизаОльга
18.08.2012, 0.09





бред
Герой снов - Клейпас ЛизаFedora
18.08.2012, 0.33





Очень понравилась книга. Интересный сюжет, а Николай просто супер!!!
Герой снов - Клейпас ЛизаАнна
19.08.2012, 22.02





отличный роман!!! читала с большим удовольствием!!!
Герой снов - Клейпас Лизалия
5.11.2012, 17.28





Ojen lnteresnay kniga,ne mogla otorvatsy. Poka lutshie shto jitala u avtora.10/10
Герой снов - Клейпас Лизаklubnijka
6.11.2012, 10.49





Замечательный роман!!!Прочитала с огромным удовольствием! Рекомендую!
Герой снов - Клейпас ЛизаМари
11.11.2012, 17.38





Просто класс!Чудесный роман!Всегда обожала Д.Макнотт,но теперь Лиза Клейпас тоже мой любимый автор!
Герой снов - Клейпас ЛизаНаталья
20.11.2012, 21.51





Роман классный .Николяша супер,не даром русский.За один день прчитала "Ангела севера"и этот роман -осталась очень довольна !!!!!!!!!!!
Герой снов - Клейпас Лизанатали
26.01.2013, 1.25





Это продолжение Ангела севера.Немного скучноват и растянут,особенно про Петровские времена(английской публике этот период читать намного интереснее).Но браво автору за попытку разгадать загадочную русскую душу,используя при этом исторический материал и даже стихи нашего гениального Пушкина!8 баллов.
Герой снов - Клейпас ЛизаОсоба
8.02.2013, 23.35





Согласна с тем кто сказал, что бред. Дочитала было до какого-то момента, так психанула (не помню из-за чего), аж книга кубарем об стенку полетела. Но кажется было что-то неприятное про мою нацию, написанное пендоской-русофобкой, обзывание России варварской страной, зато англичане, что являются собаками по национальности (это не я, это Нечуй-Левицкий писал) привозносят себя, не замысливаясь что ЦИВИЛИЗОВАННАЯ страна, какой они себя считают не будет обзывать другую какими-то ОБСУРДНЫМИ легендами. Я даже не обижаюсь на медведей, матрёшек. Это стереотипы, мы к ним привыкли. Но к такому бреду, что все русские татары по национальности. Но потом спустя пол-года опять взяла книгу. Того что меня скребло уже не видела. Бедная несчастная девочка и муж русский засранец, драчун, пьяндалыга, сорит деньгами, бабник, курит, пьёт лимонную водку три раза в день по два раза (до приёма еды и после). И она бедная несчастная. Но внезапно находит странную картину с какой-то мазнёй. И догадывается, что под той мазнёй какая-то другая картина. Зовёт мастера, чтоб отшкрябал первый слой. Он сделал. И, о, ужас! На картине портрет её мужа. Главный герой как увидел эту картину, мужик с портрета ему косым глазом подмигнул и тот брыкнулся в обморок. Дальше что-то непонятное. ПЕТРОВСКОЕ время. Он вселился в своего предка и становится свидетелем его трагической судьбы, Меньшиков шушукает на него государю амператору и тот шлёт его на тарары; и любви к жене, какую оставляет. Я догадывалась, что это плод его бреда, но когда ж оно кончится, это сушение мозга? Пётр Первый вообще махал рукой на бунтарей, хотя надо было на них управу хоть какую-то делать. Наконец-то главный герой очухался, становится добрым, хорошим, порядочным (Чего жена рукается, стульями кидается, я же до обеда ни-ни), лимонную водку стал только всего лишь два раза в день жлуктить и даже по бабам бегать перестал, но вот беда. НИКТО ему несчастному не верит, думают, козёл придуряется, что-то задумал. Но конец приходит в её влажное лоно, как всегда на последних страницах. Что, однако, интересно. Мне книга не понравилась, но после своего же перессказа стало смешно.
Герой снов - Клейпас ЛизаМарьяна
18.02.2013, 18.07





Я с вами согласна! Мне не нравится ни роман с его содержанием, ни упоминание наших исторических личностей в подобной литературе...
Герой снов - Клейпас ЛизаАнна
18.02.2013, 19.11





Похоже Англофобка сменила свое имя на Марьяну.Почитайте комменты к Ангелу Севера,меня поймете.А Марьяне хочу дать совет-прежде чем так ругать автора,научись сама владеть русским языком,а то не коммент,а какая-то тарабарщина!А роману 8/10.
Герой снов - Клейпас ЛизаМаргоша
20.02.2013, 15.14





Марьяна, почему, Обсурдные легенды? Наверное, Вы имели в виду, Абсурдные. Коммент мне понравился. Я ист ЛР о России не читаю. Глупость отвлекает от любовной линии. Я рада, что есть отзывы, которые мне интересны. Ваши читаю с удовольствием
Герой снов - Клейпас ЛизаСинтия
20.02.2013, 15.35





Синтияrn20.02.2013, 15.35rnА не ваше ли это собственное произведение?? Где-то я уже читала подобный коммент под вашей подписью...
Герой снов - Клейпас ЛизаТатьяна
20.02.2013, 16.10





Татьяне- Марьяна или Англофобка не я. Ангел Севера- там подобный коммент, на который я тоже отозвалась. В моих отзывах не бывает матерных слов и я стараюсь быть предельно корректной в общении
Герой снов - Клейпас ЛизаСинтия
20.02.2013, 16.51





Синтияrn20.02.2013, 16.51rnrnrnА слово "трахнуть"? Погодите, я вам докозательство найду.
Герой снов - Клейпас ЛизаТатьяна
20.02.2013, 17.15





Татьяне- слово "трахнуть" вряд ли из моего коммента. Но в моем лексиконе оно есть. А как иначе сказать зло и оскорбительно о влечении к распутной женщине ? - " Я хочу ее... Что? Да, именно так: трахнуть и забыть"
Герой снов - Клейпас ЛизаСинтия
20.02.2013, 17.42





)) Это же мужские слова! Ладно)) я вас "прощаю"! Не буду дакапываться.и т д т п. Честно-впервые я вас поняла.
Герой снов - Клейпас ЛизаТатьяна
20.02.2013, 18.13





Роман безподобний!!!!!Ніяк не могла відірватись,поки недочитала до кінця.Велике спасибі автору!!!
Герой снов - Клейпас ЛизаТаня
2.03.2013, 1.14





ответить Маргоша: комент в точку, не то что тарабарщина, а быдловатость какая то. Книга как и предыдущая прочитал и забыл, но все равно автору плюс, написала про русских героев. Роман на любителя.
Герой снов - Клейпас ЛизаМама Евы
19.03.2013, 8.12





Ну навертели!!! Капец одно на другое! И историю плдмешали... короче, наверчено, но почитать можно 8 баллов
Герой снов - Клейпас Лизаleka
27.05.2013, 16.11





Ничего интригующего...все перевернули сверх на голову...
Герой снов - Клейпас ЛизаНИКА*
29.06.2013, 1.08





Супер! Роман мне очень понравился!
Герой снов - Клейпас ЛизаМила
2.07.2013, 13.58





Роман не понравился!А экскурс в прошлое вообще чистый бред.И ГГ первый раз в любви объяснился в прошлом, для меня непонятна эта ситуация. Получается ГГ полюбил вовсе не свою английскую жену,а ту, что была толи во сне, толи в фантазиях.Эмма, по идее, должна бы чувствовать себя униженной(во всяком случае, на мой характер). Если коротко, то сильно разочарована! Первый роман лучше.Хотя и он не фонтан. У русских издревле были бани, в то время как в Европе мылись раз в год, а в первой книге этот грех без стеснения автором приписывается русским.И уж вообще хрень, что дворяне употребляли в таком количестве спиртное. Обидно становится, что русских так парафинят!Поэтому мне не доставляет удовольствия чтение романов, когда автор так все переворачивает с ног на голову.
Герой снов - Клейпас ЛизаНатали
2.10.2013, 16.11





За русских обидно. Как англичанин, так супермен, а как русский, так алкаш, развратник,садист, педофил, и еще Бог знает что. Гавно книга. Секса чересчур много, явный перебор, слишком все утрированно, стереатипно и похоже на бред пьяной англичанки. Видимо человек ни разу в России не был и писал по книжкам, причем явно не русским. Короче разочарована, жаль потраченное время.
Герой снов - Клейпас ЛизаЖанна
29.10.2013, 19.33





Не понравилось. Противно стало и обидно. А втор много на себя взяла, решившись написать ТАКУЮ книжку. Белеберда. Больше ее произведений читать не хочется. Хочется спросить: а гда любовь??
Герой снов - Клейпас ЛизаМарина
23.03.2014, 20.05





Хороший роман,очень понравился. Меня он задел за живое.
Герой снов - Клейпас ЛизаАнастасия
13.04.2014, 14.18





Хороший роман,очень понравился. Меня он задел за живое.
Герой снов - Клейпас ЛизаАнастасия
13.04.2014, 14.18





Хороший роман, интересный и трогательный. Отличается глубиной и задушевностью, иногда даже какой-то мелодраматичностью, особую пикантность добавляют лёгкий мистицизм и реинкарнация, что-то вроде дежа вю. ГГ-и небанальны, она достаточно мила и эксцентрична, а он из тех, кого называют восхитительным мерзавцем. Роман интересен не пылкими страстями и ошеломительными авантюрами, а психологическим подтекстом, противостоянием культур, взаимоотношениями между мужчиной и женщиной, что делают его очень привлекательным, на мой взгляд.
Герой снов - Клейпас ЛизаAlinushka
15.04.2014, 20.26





Роман хороший, не смотря ни на что, а те кто не согласен, то пусть хоть немного расширят своё мировоззрение и почитают что-то из классики хоть русской, хоть зарубежной. ГГ-ой русский и пьяница да ещё и бабник, а англичанин так просто душка? - читай Бронте, есть хороший роман об английских джентльменах-алкоголиках; также советую привередам РУССКИЙ любовный роман РУССКОГО автора - так там ГГ-ой занимается на глазах у героини сексом с мачехой. Так что мужики они всегда мужики, вне зависимости от своей национальности.
Герой снов - Клейпас ЛизаЛёля
26.04.2014, 12.50





Чудесный роман про Эмму и Николая Ангеловского, продолжение книги про Тасю и Люка. С удовольствием перечитала. А про русских правда, что алкашей полно )))
Герой снов - Клейпас ЛизаНадежда
23.06.2014, 18.22





Очень понравился комментарий Alinushkи. правда, тема реинкарнации крайне интересна. а про власть и политику - кто хочет долго и счастливо жить, в неё не лезет. и во многих романах исторические личности перевираются и охаиваются. но читать, какие плохие политики в других странах намного легче! и действительно, слишком много пошлятины приписали русским. очень больно и обидно! хотя в какой-то момент, когда автор говорила хорошие вещи, гордилась! ну а вообще, сюжет крайне затянут. хотя главный герой мне и в начале плохим не казался - бывали и похуже. Жалела, что под конец ему не удалось вернуться на родину. и англичанка вместо того, чтобы русский выучить, придумывает окружающим "англичкие" прозвища.
Герой снов - Клейпас ЛизаИринка
30.06.2014, 7.45





первая книга очень понравилась. решила прочесть эту, когда начался этот вынос мозга во второй части про петровское время. сначало читала думала быстро этот сон пройдет.но потом пролистала почти все, так нудно и скучно было,и бесило что в книге постояннно про водку было.моя оценка 5 из 10
Герой снов - Клейпас ЛизаКристина
15.07.2014, 23.55





Классное продолжение моего любимого"Ангела Севера".И не надо злится,что нас,русских выставляют неукротимыми дикарями.Мы такие и есть-в этом и наша сила,и наша слабость
Герой снов - Клейпас ЛизаДарья
1.09.2014, 1.48





Классное продолжение моего любимого"Ангела Севера".И не надо злится,что нас,русских выставляют неукротимыми дикарями.Мы такие и есть-в этом и наша сила,и наша слабость
Герой снов - Клейпас ЛизаДарья
1.09.2014, 1.48





О нет, это просто ужас какой-то, жаль потраченного времени.rnТяжелый бред про монголообразных варваров, Россию невозможно узнать по описанному, совершенно все чуждое.rnЖелание читать окончательно пропало на Петровском времени, но в надежде на лучшее все равно домучила унылую тягомотину ненавистных реинкарнаций...rnЗря старалась, чуда не произошло, в конце такой же вынос мозга, как и в начале)
Герой снов - Клейпас ЛизаЕлена
12.09.2014, 3.11





неоднозначное впечатления от книги. начиналась, вроде неплохо, но потом - тихий ужас! гг-й пьет, унижает и изменяет гг-не(терпеть этого не могу). да, я привереда, как писали тут некоторые, но на то и роман, чтоб отвлечься от жизни и хоть в книге почитать красивую историю любви. потом какая-то реинкарнация. он же, вдумайтесь, спит со своей прапрабабкой. если кому-то это понравилось, то мне нет! ужас и бред!
Герой снов - Клейпас ЛизаLili
15.09.2014, 9.43





Меня не удивляет,что пользователь Марьяна,по всей видимости,закоренелая руссофилка,пишет слово"абсурдно"с буквы"о")...Мне,как культурологу,понравилось,как автор описала русский быт и рцсскийхарактер.Не обиднь совсем,что авто пишет,что во многих русских течет татарская кровь,от этогоаша нвеликая нация только выигрывает)у меня у самой,к примеру,скулы и глаза раскосые,а князь Николай как будто с мцжа моего списан,характер невозможный,нл такая харизма за этим кроется.Заметно,что писательницаткстати,американка)очарована русской кцльтурой,от этогь такой крцтой поворот в сюжете с переселением ду,автор наверно сгорал от желания описать еще и Петровскую эпоху
Герой снов - Клейпас ЛизаТаня
8.10.2014, 22.08





Наткнулась на это роман во второй раз и с удовольствием еще раз прочитала, очень понравился - советую.
Герой снов - Клейпас ЛизаАлена
20.01.2015, 18.35





Роман бесподобный, не могла оторваться пока не прочла до конца, наверняка буду перечитывать 10
Герой снов - Клейпас Лизаелена
23.01.2015, 1.14





О каких таких зверских пытках на Руси ведётся речь? В варварской России аж до Петра 1 не было казней, не было никаких извращённых орудий пыток, колёс, гильотин, позорных столбов, испанских сапогов, чтоб ноги ломать, никаких колод, чтоб пальцы ломать, никаких публичных избиений. Последняя публичная казнь была при Екатерине Второй, казнь Пугачёва, после чего публичность казней была отменена. В России казнили только за убийство и за хищения в особо крупных размерах, в других случаях ссылали, в отличие от цивилизованной Европы где казнили на право и на лево за мелкие пригрешения вплоть до 19 века, в России было только повешение и расстрел и ЭТО ПРОХОДИЛО на задворках, без зрителей, не то что в Европе, где из публичного убийства делали шоу.
Герой снов - Клейпас ЛизаДуся
8.05.2015, 18.16





роман понравился.
Герой снов - Клейпас ЛизаВАЛЕНТИНА
2.09.2015, 7.44





читала не отрываясь, но хотелось чтоб и Эмма вспомнила его так же отчетливо как и он ее,,, история о реинкарнации
Герой снов - Клейпас ЛизаНастя
21.02.2016, 23.27





Узнала что книги из моей билиотеки "АнгелrnСевера" есть продолжение и решила прочесть, т.к. возникала надежда на любовь между Эммой и Николаем. Всегда книги дочитываю до конца! Но эту... Я её читала НЕДЕЛЮ! Параллельно прочла Моруа "Литературные портреты" значительно интересней. ГГ-я так и не поняла. Ну не хотел он чтоб род его продолжался, а причем же здесь Эмма? Единственное что зацепило это её крик "Коленька". Значит всё-таки вспомнила!
Герой снов - Клейпас Лизабабушка
17.03.2016, 18.24





Советую, читается легко.интересный сюжет, вообще из 10 из 10
Герой снов - Клейпас ЛизаЮлия
23.05.2016, 22.31





не понравилось бредятина восхищение ГГ в чем же он так хорош самовлюбленный эгоист. наверное многие женщины любят когда мущины так с ними неуважительно ведут.
Герой снов - Клейпас Лизаирэн
27.05.2016, 16.46





На удивление мало клюквы про русскую жизнь. Единственный бред - про пытки.
Герой снов - Клейпас ЛизаВаджра
4.06.2016, 14.12





Тяжелый роман.
Герой снов - Клейпас ЛизаКэт
6.08.2016, 16.16





какие тут знатоки собрались! И казней не было, и англичане собаки, "пендосы", и ОБСУРД... Может быть, хотя бы учебник истории за 8 класс перечитаете? И заодно словарь орфографический? rnrnПонятно, что автор очень либерально обращается с русской историей, но для ЛР исторический контекст очень даже неплох. А тайная канцелярия при Петре еще как была, я уже не говорю про "Утро стрелецкой казни" (кстати о публичных казнях) - как раз-таки последствие Хованского мятежа. rnrnКомментарии англофобки и иже с ней только говорят о комплексе неполноценности, невежестве и неграмотности.
Герой снов - Клейпас Лизабумс
9.09.2016, 14.41





какие тут знатоки собрались! И казней не было, и англичане собаки, "пендосы", и ОБСУРД... Может быть, хотя бы учебник истории за 8 класс перечитаете? И заодно словарь орфографический? rnrnПонятно, что автор очень либерально обращается с русской историей, но для ЛР исторический контекст очень даже неплох. А тайная канцелярия при Петре еще как была, я уже не говорю про "Утро стрелецкой казни" (кстати о публичных казнях) - как раз-таки последствие Хованского мятежа. rnrnКомментарии англофобки и иже с ней только говорят о комплексе неполноценности, невежестве и неграмотности.
Герой снов - Клейпас Лизабумс
9.09.2016, 14.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100