Читать онлайн Герой снов, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герой снов - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 131)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герой снов - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герой снов - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

Герой снов

Читать онлайн

Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Посреди оживленного перекрестка перегруженная кирпичом повозка полностью перегородила дорогу. Старый осел, понурый, с торчащими ребрами и прогнутой спиной, отчаянно пытался втащить ее на небольшой подъем. Хозяин, плотный, коренастый здоровяк с руками как окорока, озверело бил осла обрывком железной цепи. Залитое кровью, охромевшее, несчастное животное безумно выкатывало глаза, но не могло сдвинуть непосильный груз.
В "Наставлении", только что представленном Эммой собранию Королевского общества гуманного обращения с животными, была подробно расписана процедура, которой надлежало следовать в подобных случаях. Она должна была записать имена виновника и свидетелей, дать описание преступления и нанесенных увечий… Но при звуке жалобных криков осла все мысли о правилах и формальностях вылетели у нее из головы. Взрыв ярости сотряс ее и дал силы растолкать гущу толпы.
– Прекратите! Прекратите немедленно, или я вас убью!
Пораженные появлением рыжей фурии, несколько человек, стоявших у нее на пути, попятились. Короткошеий здоровяк перестал бить осла и злобно уставился на нее:
– Не лезь не в свое дело, сука!
Не обращая на него внимания, Эмма приблизилась к перепуганному животному. Она подобралась к безумно мотавшейся голове и стала успокаивать ласковыми словами, пока ослик не уткнулся носом ей в живот, как ребенок, ищущий спасения и убежища. Толпа ахнула, раздались возгласы удивления.
На владельца осла, однако, это впечатления не произвело.
– Убирайся прочь от моей скотины! - проревел он и угрожающе вскинул руку. - Я заставлю его влезть на этот холм, или он отправится прямой дорогой в ад.
– А я вас отправлю под арест! - вскричала Эмма, обнимая дрожащее животное за шею. - Эта повозка для него слишком тяжела. Он не может ее тащить, тупой ты ублюдок!
– Убирайся прочь! - Цепь взвилась в воздух и ударила оземь у самых ее ног. - Прочь, или я раскрою тебе голову!
Руки Эммы судорожно сжались вокруг животного.
Поглядев на багровое лицо мужчины, она поняла, что он от ярости ничего не соображает и грозит ей вполне серьезно. Однако отступить она не могла. Ей никогда не простить себя, если она даст забить несчастного осла до смерти.
– Сэр, - начала она примирительным тоном, но в ответ он разразился градом непристойностей и отвел назад руку с цепью, намереваясь ее ударить.
Внезапно события стали развиваться с такой быстротой, что она не успела ничего сообразить.
Рядом вдруг оказался Николай, который с неистовой силой схватил ее и закрыл своим телом как раз в тот момент, когда блестящая дуга опустилась. Она ощутила, как вздрогнул он от удара металлических звеньев, и услышала свист втянутого сквозь зубы воздуха. Резким толчком он отшвырнул ее в сторону.
Для Николая прикосновение цепи к спине неожиданно прорвало плотину глубоко запрятанных переживаний. Настоящее исчезло, растворилось в небытие, явью стало лишь прошлое, которое нахлынуло бурным потоком безумия, опустошения, жаждой крови. Мгновенной вспышкой вернулась к нему агония пытки в царском застенке, он вновь ощутил боль в иссеченной кнутом спине… "Почему бы вам не признаться, ваша светлость?" Руки его сомкнулись на шее здоровяка, зрачки впились в водянисто-голубые глаза, полные злобы и зарождающегося страха. Черный убийственный гнев затуманил сознание князя.
– Нет, - захныкал хозяин повозки, барахтаясь в жестоких руках Николая и тщетно пытаясь оторвать их от себя жирными короткими пальцами.
Николай продолжал сжимать его горло, и тот, придушенный, смолк. Сильные пальцы князя впились в толстую напрягшуюся шею. Жажда убить сочилась из его пор, как пот. Лишь один звук пробился в сознание Николая: грудной женский голос тихо и настойчиво звал его, оттягивая от края бездны.
– Ник, Ник, отпустите его!
Он заморгал, вздрогнул, оглянулся на голос. Эмма стояла рядом. Ее синие глаза потемнели и удержали его взгляд.
– Отпустите его, - повторила она. Порыв свирепой ярости прошел, и Николай послушно подчинился ее тихому приказу, с неохотой выпустив из рук шею коренастого мужчины.
Шатаясь от ужаса, прикрывая руками горло, тот скрылся в толпе, успев хрипло прокричать предостережения окружающим зевакам:
– Это дьявол! Гляньте на его глаза… Видите, он точно дьявол!…
Некоторые поспешили убежать, другие остались, жалуясь, что повозка загородила им дорогу и необходимо очистить перекресток.
Несколько добровольцев вызвались оттащить повозку с кирпичами к обочине.
Пальцы Николая были все еще судорожно скрючены. Он попробовал их разогнуть несколько раз. Стремясь согнать напряжение, покрутил запястьями, как сквозь туман наблюдая, что под присмотром Эммы ослика выпрягли из повозки. Четко и ясно она отдала распоряжение одному из лакеев привязать тощее животное сзади к лакированной карете.
– Мы отведем его к дому моей семьи, - ответила она на почтительный вопрос лакея. - Думаю, он сможет дойти, если карета будет ехать не слишком быстро.
Николаю хотелось поскорее покинуть это место. Неразбериха и смятение окружающих не шли ни в какое сравнение с внутренним хаосом, воцарившимся в его душе. Ему было необходимо очутиться в каком-либо тихом уголке, чтобы прийти в себя и хорошенько обдумать происшедшее. Он впился пристальным взглядом в спину Эммы, посылая ей безмолвный приказ оглянуться. Она обернулась через плечо и, осознав его состояние, сразу послушалась мысленной команды. Внешне спокойная и невозмутимая, она вернулась к экипажу. Николай влез в карету вслед за ней и уселся напротив. К своему удивлению, он заметил, что она побледнела и стиснула руки.
– Я все время сталкиваюсь с подобными издевательствами, - взволнованно проговорила она, - но никогда к этому не привыкну. Зачем люди так жестоки?
Николай ничего не ответил, лишь резко задернул занавески на окнах кареты, чтобы не видеть роящуюся толпу. Эмма вглядывалась в полумрак, стараясь прочесть выражение его лица. Карета снова поехала.
– Наверное, вам было очень больно, когда цепь вас ударила? - робко спросила она. - С вами все в порядке?
Николай коротко кивнул, все еще охваченный старыми мрачными воспоминаниями. Как мог он так легко утратить над собой контроль? Он никогда не терял присутствия духа. Это было бы слабостью, которую он не мог себе позволить.
Запустив пальцы в рассыпавшиеся локоны, Эмма заговорила снова:
– Благодарю вас за то, что пришли мне на помощь. Вы меня спасли, так что я, кажется, снова у вас в долгу.
– На этот раз нет, - отозвался он. Внимание его медленно переключилось на нее. Хотя она отвернулась от него, ему показалось, что она пытается побороть слезы. - Тебе нужен платок? - спросил он.
Эмма покачала головой, отказываясь, но он все-таки вытащил платок из кармана и протянул ей.
– Я не плачу, - сказала она. - Я никогда не плачу. Слезы ничем не могут помочь, и лучше мне от них не становится.
Тем не менее она взяла мягкий полотняный квадратик, шумно высморкалась в него и с вызовом посмотрела на князя.
Сердце Николая забилось вдруг гулко и часто. Другие женщины пользовались слезами, чтобы обольстить или вызвать сочувствие, но его это никогда не трогало. Только Эмма смогла его взволновать, Эмма, старательно отрицавшая свою слабость, глядевшая с вызовом, чтобы он не смел ей сочувствовать.
Николай поймал себя на том, что склоняется к ней. Она невольно отпрянула, но он, не обращая внимания, обнял ее. После краткой борьбы она обмякла и прильнула к нему, прижавшись грудью к его груди. Ее волосы не были надушены, а пахли лесной свежестью, словно она отдыхала в зарослях фенхеля или на ковре жесткого зеленого мха. Он глубоко вдохнул этот аромат и замер, с трудом сохраняя самообладание: все его тщательно продуманные планы грозили рухнуть под напором необоримого желания. Каким-то чудом он заставил свои руки лежать спокойно и безжизненно у нее на спине, хотя испытывал отчаянную потребность трогать и гладить трепетное девичье тело.
– Упрямая, порывистая глупышка, - шептал он по-русски, зная, что она не может его понять. - Я ждал тебя тысячу ночей. Будучи с другими женщинами, я воображал, что это ты. Занимаясь с ними любовью, я притворялся, что держу в объятиях тебя. Скоро ты узнаешь, что предназначена мне судьбой. Скоро ты придешь ко мне…
Растерянная, озадаченная потоком непонятных слов на чужом языке, Эмма потрясла головой.
– Что вы сказали?
Николай замолчал, завороженный темным блеском ее сапфировых глаз. Он жаждал прильнуть губами к ее коже, осыпать поцелуями золотую россыпь веснушек, огненную бахрому ресниц. Его прославленное самообладание ускользало из-под контроля, протекая как песок между пальцами. Огромным усилием воли он взял себя в руки, вновь овладел своими чувствами и произнес с прохладцей, чуть насмешливо:
– Я сказал, Рыжик, что для слез нет повода. Не надо так переживать.
– Ничего не могу с собой поделать, - ворчливо отозвалась она. - Я всю жизнь такая… не к месту и не вовремя. Как бы мне хотелось быть как все вокруг. Единственной моей надеждой на это было выйти замуж за лорда Милбэнка.
Николай улыбнулся, бережно приглаживая ее растрепавшиеся волосы.
– В ту же минуту, когда ты станешь такой, как все, я покину Англию навсегда. Тебе предназначено идти не в ногу со всем миром. И если ты думаешь, что лорд Милбэнк дал бы тебе счастье, ты жестоко ошибаешься. Я хорошо знаком с людьми такого типа. Они есть повсюду. Как мыши.
– Я не стану слушать никаких оскорблений по поводу Адама…
– Ты когда-нибудь позволила ему увидеть эту сторону твоей натуры? Осмеливалась поспорить с ним? Нет! Ты надела маску тихой робости, чтобы угодить ему, потому что тебе нравились его внешность и обходительность. Ты считала, что он не захочет тебя, если поймет, как ты умна, отважна и свирепа. И ты была права. У него недостаточно мужской характер, чтобы оценить эти качества.
– Ну разумеется, ведь "свирепость" - чудесная черта женского характера, - пробормотала Эмма, высвобождаясь из его рук. - Странно, что Адаму это не пришло в голову.
– В России ты стала бы самой желанной женщиной на свете.
– Слава Богу, я не в России. Так что перестаньте мне льстить. Знаете ведь, что я этого не люблю.
Николай взял в ладони ее вспыхнувшее лицо и стал пристально его изучать. Кожа под его пальцами была мягкой, нежной и жаркой.
– Самой желанной женщиной на свете, - повторил он, глядя ей прямо в глаза и не давая отвернуть голову.
Дрожь пробежала по его телу. Эмма должна ощутить неодолимую силу, которая притягивала их друг к другу. Это их неразделимая судьба. Николай как истинно русский крепко верил в судьбу. Все происходит так, как назначено Богом, и чтобы предначертанное сбылось, требуются от русского человека лишь терпение и выносливость. Он, Николай, Господу Богу ведомо, доказал, что этого добра у него хватает.
Экипаж тряхнуло на выбоине, и Николай, оторвавшись от Эммы, снова уселся напротив. Однако он продолжал наблюдать за ней, хотя она упрямо не поднимала глаз от сложенных на коленях рук. До самого дома Стоукхерстов на берегу Темзы они не обменялись ни единым словом. Только здесь Эмма, запинаясь, сказала:
– Я очень благодарна вам, Николай, за оказанную сегодня помощь. Но… я предпочитаю, чтобы вы не делали дальнейших попыток увидеться со мной. Не думаю, что мы сможем быть друзьями. Я не жду от этого добра.
Возможно, она ожидала, что он с ней не согласится, даже станет спорить. Но он вместо этого лишь пожал плечами и криво улыбнулся:
– Как хочешь.
Расставшись с Николаем, Эмма испытала откровенное облегчение. С помощью кучера и конюха она разместила осла в конюшне за домом и позаботилась о его ранах и ссадинах. Она увидела, что он к тому же крайне истощен и страдает воспалением копыт. Впрочем, ее не покидала уверенность, что животное вполне сможет оправиться. Оставив его на попечение конюха, она направилась в дом.
Особняк Стоукхерстов представлял собой живописное здание в итальянском стиле, с мраморными колоннами, полами светлого мрамора, элегантными керамическими каминами и несколькими бьющими фонтанами, расположенными внутри дома. Эмме всегда нравилось здесь, хотя дому не хватало уютной атмосферы Саутгейт-Холла.
Расстроенная и встревоженная, она решила принять ванну и улеглась в огромной фарфоровой чаше с горячей водой. Ванная комната была украшена расписными изразцами. Эмма задумчиво водила мокрым пальцем, очерчивая силуэты крохотных экзотических птиц, и думала о Николае.
Последние встречи с ним внушали ей все большую растерянность. Никогда ни один мужчина не вызывал у нее такую массу противоречивых чувств. Он был обаятелен, загадочен, ежесекундно бросал ей вызов и… пугал. До нее доходили слухи о его романах, бесчисленных кратких связях со светскими женщинами. Николай любил именно таких - сдержанных, элегантных дам, которым наскучили их безжизненные браки. Почему вдруг он решил заняться ею? Что толкало его на это?
Что ж, теперь с этим покончено. Николай ушел из ее жизни так же навсегда, как Адам Милбэнк. Подняв из воды стройную намыленную ногу, она окинула ее критическим взглядом. Интересно, если бы она была маленькой и хрупкой, остался бы с ней Адам или нет? С плеском уронив ногу обратно в воду, она тяжело вздохнула. Если бы она была достаточно красивой, Адам не позволил бы никому стать между ними: ни ее отцу, ни деньгам, ничему иному.
– Если бы я была похожа на Тасю! - громко проговорила она.
Тася была миниатюрной и тоненькой, ее изысканная красота завораживала мужчин. Подавив легкий порыв зависти, Эмма стала пригоршнями лить воду себе на плечи и грудь.
Теперь, после того как она потеряла Адама, ей придется остаться старой девой, высохшей внутри и снаружи. Она никогда не узнает, что означает быть с мужчиной, отдаваться ему в порыве страсти, засыпать в его объятиях. Конечно, она могла бы завести любовника, но мысль об этом нагнала на нее тоску. Как, должно быть, тоскливо делить постель с мужчиной, которого не любишь, вступить в отношения сугубо плотские, не затрагивающие сердце и душу.
– Мисс Эмма? - прервал ее размышления голос служанки. Она посмотрела на дверь. Там стояла ее горничная Кэти с охапкой чистых полотенец и белым льняным халатом. - Вы закончили купание, мисс?
– Полагаю, закончила. - Эмма встала, обернулась одним из полотенец и вышла из ванны.
Кэти промокнула ее плечи другим полотенцем и помогла надеть халат.
– Мисс Эмма, сбегать мне вниз и сказать повару, что вы хотите поужинать?
– Я сегодня не слишком голодна.
– Ох, мисс, но ведь вам надо съесть что-нибудь. Эмма улыбнулась и неохотно кивнула.
– Ладно, я выпью чаю и съем поджаренный хлеб. У себя в комнате. И еще я хочу почитать что-нибудь. Пожалуйста, принеси мне новый номер "Таймс".
– Хорошо, мисс.
Эмма прошла босиком в свои комнаты и присела к туалетному столику. Вытащив из волос шпильки, она расплела их и запустила пальцы в буйные кудри, массируя наболевшую кожу головы. Затем она стала методично расчесывать волосы, бережно проводя щеткой по длинным непокорным локонам, распутывая узелки и приглаживая их, пока не устали руки. Тогда она положила щетку в один из ящичков хитроумно устроенного столика и уставилась в зеркало, пристально разглядывая свое отражение.
"Обычное лицо, - подумала она. - Бледная кожа в веснушках, прямой нос, заостренный подбородок".
Единственное, что ей нравилось, - это глаза. Синие, точно такие же, как у отца, только ресницы у нее были золотисто-рыжие, а не черные.
Николай Ангеловский сказал, что она желанная. Он назвал ее красивой. Говорил ли ей Адам когда-нибудь нечто подобное? Эмма не могла припомнить такого случая. Нахмурившись, она подошла к кровати, улеглась на шелковое голубое покрывало, облокотившись на парчовую подушку, и задумалась. Ее мысли прервала явившаяся с подносом Кэти.
– Вот, мисс Эмма, чай, тосты и "Таймс".
– Спасибо, Кэти. - Она безучастно наблюдала, как горничная поставила рядом с ней поднос.
Поглядев на нее с дружеским участием, та спросила:
– Все в порядке, мисс? Вы сегодня вроде как побледнели.
– Со мной все хорошо. Просто день был долгим. - Взяв намазанный маслом поджаренный хлеб, Эмма ухитрилась изобразить обычную свою проказливую улыбку и откусила большой кусок.
Успокоенная горничная удалилась.
Эмма налила чаю из фарфорового чайничка в цветастую чашку и всыпала туда полную ложку сахарного песка. Затем она отхлебнула горячий сладкий напиток, наслаждаясь его крепостью.
Перелистывая газету, она равнодушно просматривала длинные колонки, задерживаясь взглядом на некоторых разделах.
Она чуть не пропустила объявление в самом низу одной из внутренних страниц, почти затерявшееся в море заметок и писем. С легким недоумением она уставилась на него. По мере того как слова доходили до ее сознания, шрифт становился все чернее и расплывался перед глазами словно кровавое пятно. Слабый стон сорвался с ее губ. Чашка затряслась в руке, выплескивая обжигающую жидкость на пальцы и запястье. Эмме как-то удалось поставить ее на блюдце, и она с неестественной сосредоточенностью стала устанавливать чашку точно в центре. Затем снова посмотрела на страницу… Нет, этого не может быть! Это не правда, какая-то жестокая шутка… ложь!
"Во время своих недавних заграничных путешествий виконт Адам Милбэнк обручился с мисс Шарлоттой Брикстон, американкой, известной как наследница посудного короля".
– Адам, ты не мог так поступить, - прошептала Эмма. - Ведь прошло лишь несколько недель. Ты не мог забыть меня - так скоро… не мог так предать.
Но черные буквы стояли у нее перед глазами, и боль в груди становилась нестерпимой. Ей нужна помощь. Ей нужен кто-то… чей-то разумный голос, чтобы не сойти с ума. Никогда в жизни не испытывала она подобной муки. Невозможно было вынести ее в одиночку. Слезы слепили глаза. Шатаясь, она слезла с постели, дрожащими пальцами вытерла мокрое лицо, почти на ощупь нашла привычные брюки и рубашку. Одевшись, она набросила на себя плащ с капюшоном и поспешила из комнаты.
У главной лестницы она столкнулась с Кэти, и та в изумлении остановилась.
– Мисс Эмма, что вы?…
– Я должна выйти, - хрипло проговорила Эмма, пряча лицо под капюшоном. - Не знаю, когда вернусь. И если ты хоть слово скажешь кому-нибудь, что я ушла, я добьюсь, чтобы тебя уволили.
– Хорошо, мисс, - вытаращила на нее глаза растерянная Кэти.
Эмма сморгнула слезы и, проведя рукавом под носом, пробормотала:
– Ничего, Кэти, все будет в порядке. Только никому не говори.
Служанка осторожно кивнула.
Эмма торопливо вышла из дома и направилась в конюшню, стараясь, чтобы ее никто не увидел. Она сама оседлала коня, довольно резко прогнав прочь конюха, попытавшегося ей помочь.
– Я все сделаю сама. Возвращайся в свою комнату.
– Отправляетесь спасать еще какую-нибудь зверюгу, мисс Эмма?
Проигнорировав дерзкий вопрос, она замешкалась, подтягивая подпругу посильнее. Ее руки, обычно такие ловкие, тряслись и двигались неуклюже.
– Поди прочь, - сказала она конюху, с недоумением наблюдавшему за ней.
– Могу я чем-то помочь, мисс?
– Просто уйди, пожалуйста, - грубовато откликнулась она.
Он неохотно повиновался, но, уходя, несколько раз оглянулся через плечо.
Эмма села на своего мерина и выехала через двор на улицу. У нее было ощущение, что только так она сможет выжить. Она не принимала сознательного решения, куда ехать, казалось, все было решено за нее. Перейдя на галоп, она поскакала на запад, в поместье Ангеловского. Слезы струились по ее лицу, и влажный летний воздух не мог их осушить.
Доехав до поместья, она приблизилась к господскому дому - великолепному зданию классической архитектуры с белыми мраморными колоннами - и, поднявшись по полукруглой лестнице к парадной двери, заколотила в нее кулаком.
Вскоре на пороге появился седой дворецкий с широким славянским лицом и черными бровями. Имени его она никак не могла запомнить, хотя видела его не в первый раз.
– Пожалуйста, велите позаботиться о моем коне, - проговорила Эмма, - и скажите князю Николаю, что к нему гостья.
Дворецкий ответил по-английски с легким славянским акцентом:
– Сэр, вам придется вновь приехать завтра. Но если желаете, я приму вашу визитную карточку.
– Я не сэр! - с отчаянием воскликнула Эмма. Она отбросила с головы капюшон, и масса сверкающих рыжих кудрей упала до пояса. - Я хочу видеть моего кузена. Скажите ему… - Она оборвала себя на полуслове и со сдавленным стоном потрясла головой. - Впрочем, не надо. Мне не стоило сюда приезжать. Я сама не знаю, что делаю.
– Леди Стоукхерст, - произнес дворецкий, и лицо его заметно смягчилось, - заходите в дом. Я выясню, сможет ли князь Николай поговорить с вами.
– Нет, пожалуй, не надо…
– По-жа-луй-ста, - повторил он по-русски, протяжно, - прошу вас, миледи.
Эмма подчинилась и, войдя в холл, напряженно застыла у порога, уставившись в узор паркета.
Прошла целая минута. Наконец над ее головой раздался тихий голос Николая:
– Эмма?
Пара начищенных черных сапог возникла в поле ее зрения. Николай двумя пальцами за подбородок приподнял к свету ее лицо. Взгляд его впился в ее глаза, большой палец легонько скользнул по заплаканной щеке. Выражение его лица оставалось бесстрастным, и держался он со спокойной учтивостью.
– Пройдем со мной, душенька. - Он взял ее за руку. Эмма заартачилась:
– У вас кто-то есть? Я не п-подумала… не спросила…
– Никого у меня нет. - Он тихо пробормотал несколько фраз по-русски дворецкому, и тот в ответ кивнул с непроницаемым видом.
Эмма с благодарностью оперлась на руку Николая и позволила проводить себя по лестнице наверх. Рука у него была сильной и горячей. Охватившая ее паника стала постепенно отступать, дыхание выровнялось. Вежливое самообладание Николая, его светскость не позволяли ей отдаться истерике.
Они прошли в западное крыло особняка, где размещались личные покои Николая, в которых Эмма никогда раньше не бывала. Она заморгала с изумлением при виде синего хрустального потолка, украшенного золотыми накладками, и великолепных сочных тонов отделки. Тихое сияние ламп из горного хрусталя создавало ощущение уюта и покоя.
Николай закрыл инкрустированную аметистами дверь, отрезая их от внешнего мира. В мягком, приглушенном свете суровая красота его лица казалась нереальной. В расстегнутом вороте рубашки цвета слоновой кости виднелся извилистый шрам, сбегавший по коже вниз.
– Расскажи мне, что случилось, - произнес он.
Эмма вытащила из кармана смятый клочок газеты и молча подала ему. Не сводя глаз с ее потрясенного лица, он взял его и расправил на ближайшем столике. Пока он читал объявление о помолвке, лицо его оставалось невозмутимым, опущенные золотистые ресницы отбрасывали на щеки длинные тени.
– А-а, - протянул он, кончив читать.
– Вы, кажется, не с-слишком удивлены, - запинаясь проговорила Эмма. - Наверное, никто, кроме меня, не удивится этому. Я… я думала, Адам вправду меня любит, а все было фальшью. И я - величайшая дура на свете, раз поверила его лживым заверениям.
– Он - дурак, - тихо отозвался Николай. - Он, а не ты.
– О Господи! - Она закрыла вздрагивающими ладонями лицо. - Я и не подозревала, что возможно испытывать такую муку.
– Сядь. - Николай подтолкнул ее к диванчику, обитому мягкой кожей янтарного цвета. Эмма, сжавшись в комок, подобрала длинные ноги и забилась в уголок дивана. Она нагнула голову так, что пышные кудри упали на лицо, почти скрыв его от глаз Николая. Раздался звон хрусталя, звук льющейся жидкости, и бесшумно приблизившийся князь подал ей маленький запотевший стаканчик.
Эмма отхлебнула из него. Жидкость отдавала лимоном и была очень холодной. Она стекала в горло мягко, почти что ласково, оставляя странное ощущение огня и льда одновременно.
– Что это такое? - поинтересовалась Эмма, чуть кашлянув.
– Лимонная водка.
– Никогда раньше не пробовала водки. - Она сделала большой глоток и закрыла глаза, впитывая жгучую бархатную крепость, затем отпила еще глоток. Закашлявшись, она протянула ему стаканчик, чтобы он вновь его наполнил.
Чуть усмехаясь, Николай налил водки ей и себе.
– Пей медленно. Она гораздо крепче вина, к которому ты привыкла.
– А русские женщины пьют водку?
– В России все пьют водку. Лучше всего ее заедать хлебом с маслом и икрой. Послать за ними?
При мысли о еде Эмма содрогнулась.
– Нет, я не смогу проглотить ни крошки.
Николай сел рядом с ней и, передав ей льняную салфетку, внимательно наблюдал, как она промокает слезы, продолжавшие тихо струиться по щекам.
– Никак не могу перестать плакать, - сдавленно пробормотала она. - Кажется, сердце мое разбилось.
– Нет. - Он откинул у нее со лба крутой рыжий локон. Прикосновение его было легким, как трепет крыльев бабочки. - Сердце твое не разбилось, Емелия, пострадала лишь твоя гордость.
Она отпрянула, возмущенно сверкнув глазами.
– Я должна была догадаться, что вы отнесетесь к моим чувствам с высокомерной снисходительностью.
– Не люблю Милбэнка, - без обиняков объявил он.
– А я любила его! И всегда буду любить!
– Неужели? Что же такого он сделал, чтобы заслужить подобную великую любовь? Что дал он тебе? Подарил несколько улыбок, сказал несколько льстивых слов, наградил украдкой парой поцелуев? Это не любовь. Это было обольщение, и к тому же довольно жалкое. Когда ты наберешься побольше опыта, ты сможешь понять разницу.
– Это была настоящая любовь, - твердо возразила она и, залпом допив водку, задохнулась, закашлялась. Ей пришлось вытереть вновь набежавшие слезы. - Вы в этом ничего не понимаете, потому что слишком циничны.
Николай рассмеялся, забрал у нее пустой стаканчик и отставил его в сторону.
– Да, я циник, но это не отменяет того, что Адам Милбэнк тебя недостоин. И если ты твердо решила отдать свое сердце негодяю, то по крайней мере выбери такого, который даст тебе роскошь и свободу… который знает, как доставить тебе удовольствие в постели. Такого типа мужчина окажется несравненно полезнее тебе, чем этот твой Милбэнк.
Если бы она была трезвой, то, несомненно, обиделась бы на его грубоватую резкость. Джентльмен никогда не употребляет подобные слова в разговоре с девушкой, которую уважает. Но алкоголь затуманил ей мозг, затянул его холодной белой мглой, и все, о чем она могла думать, это о том, что Адам был ее единственным шансом, единственной надеждой. Никто не ждал за кулисами, чтобы выйти на сцену и пасть к ее ногам…
– Кого вы имеете в виду? - с горечью осведомилась она.
Его руки крепко ухватили ее за плечи, затем мягко скользнули вниз. Ладони ласково погладили бока и грудь. Эмма вздрогнула, напряглась, у нее перехватило дыхание. Она не мигая уставилась на него. Свет хрустальной лампы, мерцая, высвечивал золотистую россыпь веснушек на белоснежной коже.
По лицу пробегали, сменяя друг друга, смятение, гнев, отрицание. Он поднял руку к ее щеке, и губы ее задрожали. Большим пальцем он нежно коснулся краешка ее нижней губы.
– Я… я не для этого сюда пришла, - хрипло прошептала Эмма.
– Тогда почему же ты здесь? - ласково спросил он.
– Не знаю. Я хотела… утешения. Хотела почувствовать себя лучше…
– Ты правильно поступила, что пришла ко мне, Рыжик.
Она сделала движение, чтобы вскочить с дивана, но Николай удержал ее стальной хваткой, но не больно, положив одну руку ей на плечо, другую - на талию.
– Ник… - проговорила она с вызовом, но умоляюще.
Он склонился к ней и захватил ее рот быстрым легким поцелуем, затем произнес, не отрывая губ:
– Я могу предложить тебе гораздо больше, чем твоя семья, чем сможет когда-либо Адам. Я могу помочь тебе во всем, позаботиться о тебе… дать тебе наслаждение, которого ты не знала ранее.
– Мне пора, - с отчаянием промолвила она. От водки мысли ее путались, все вокруг расплывалось, какие-то непонятные чувства рвались наружу, грозя затопить ее целиком.
– Останься со мной, Эмма. Я сделаю только то, что тебе захочется… И только если ты так решишь.
Он медленно обвел ее губы кончиком языка, затем нежно прихватил зубами полную нижнюю губку и стал ласково покусывать ее сочный изгиб. Зовущими неторопливыми поцелуями он покрывал ее брови, виски, щеки и наконец завладел ее ртом. Пальцы его легонько играли ее рыжими локонами, постепенно отводя их в сторону, обнажая стройную шейку.
Эмму трясло от новых неизведанных ощущений. Его рот медленно скользил по ее коже, возбуждая непонятные желания, вызывая из глубины ее существа на поверхность жаркую головокружительную волну. Незаметно для себя, невольно она подняла руки и обвила ими его шею. Никогда в жизни не испытывала она таких чувств к мужчине, не ощущала близость его твердого тела под белоснежной рубашкой, мощных мускулов, полных сокрушительной силы. Все было ошибкой: не правильно, что она здесь с ним, не правильно, что его руки и губы ласкают ее. Но вдруг это представилось ей идеальным проявлением мятежа против отца, против неверного возлюбленного, против всех тех, кто вечно называл ее эксцентричной и никому не интересной. Почему бы не позволить Николаю любить ее? Ее девственность принадлежала ей, и она могла распоряжаться ею по своему усмотрению… К тому же теперь эта девственность не имела никакой цены, потому что единственный человек, которого она когда-либо хотела в мужья, был для нее потерян.
Возможно, то, что происходит, - грех, но в этом грехе таится несомненное наслаждение.
Эмма потянулась к его изумительным волосам. Золотисто-каштановые, похожие на львиную гриву завитки пружинили под ее пальцами, как шелк-сырец. Ощутив ее робкое касание, Николай резко втянул воздух сквозь стиснутые зубы и теснее притянул ее к себе, одновременно отклоняя к спинке дивана, пока они не соприкоснулись телами. Эмма плотнее прижалась к нему в жажде ощутить его мощную мужскую тяжесть, это трение, давление веса, вминающего ее в упругую кожу дивана. Поцелуи его становились все глубже и томительнее, переходя от просьб к требованию.
Она не воспротивилась, когда Николай расстегнул на ней рубашку, и рука его скользнула внутрь, кончики пальцев широко легли ей на живот, лаская гладкую кожу. Она и представить себе не могла, что мужское прикосновение может быть таким нежным, таким почтительным. Горячая большая ладонь накрыла ее грудь, захватив в горсть упругую округлость. Сосок мучительно и сладко заныл, сокращаясь в тугой бутон. Открыв глаза, она увидела, что он впился взглядом в ее лицо.
Эмму сразу неприятно поразило, что в сверкающей желтой глубине его глаз не отражалось никаких эмоций. Своей жгучей напряженностью они напоминали глаза тигра и были столь же бесстрастны. Даже в этот миг интимной близости его сердце и душа были от нее скрыты. Она ощутила необходимость прильнуть к нему, проникнуть в его суть, каким-то образом найти уязвимое место.
Дрожащими пальцами она стала расстегивать его рубашку, а затем бережно стащила с его плеч. Взгляд ее обежал его мощный торс… весь в бугрящихся шрамах и следах ожогов.
Хотя Эмма знала, чего ждать, так как видела его шрамы ребенком, ее все равно потрясло это свидетельство перенесенных в России пыток. Наверное, до того его тело было прекрасным… Скульптурные литые мышцы перекатывались под отсвечивающей золотом кожей. Каким же сильным надо было ему быть, чтобы выдержать чудовищную боль! Николай замер под пристальным взглядом, без стеснения и жалости к себе ожидая ее реакции. Ей хотелось каким-то образом выказать свое понимание и сочувствие, но подходящие слова не шли на ум. Вместо этого она намеренно неторопливо наклонилась к нему и приникла губами к шраму под горлом.
Николай сжал кулаки, когда рот Эммы прижался к его коже, а волосы накрыли его огненным покрывалом. Некоторых женщин его шрамы отталкивали, некоторых - возбуждали, но ни одна не приняла их с бережным пониманием. Мышцы его напряглись и окаменели. Ему хотелось отшвырнуть ее и в то же время прижать к себе так, что хрустнули бы косточки. Никогда в жизни он не боялся ничего, ни боли, ни смерти, но это нежное участие, эта близость впервые заставили его ужаснуться.
Прерывающимся шепотом он прохрипел:
– Не смей меня жалеть, черт тебя побери.
Эмма подняла на него синие затуманенные глаза.
– Я вовсе тебя не жалею.
Она снова опустила голову, прильнула губами к его шее и повела их по шраму вниз, к ключице.
Мощным рывком Николай высвободился из ее объятий и вскочил на ноги.
На мгновение Эмма сочла, что он покидает ее, но тут он протянул ей руку. Она помедлила, не решаясь взять ее.
– Все хорошо, - ласково промолвил он.
Словно со стороны Эмма наблюдала, как рука ее поднялась и легла в его руку, пальцы их переплелись в крепкий замок.
Николай повел ее в спальню. Темное поблескивающее дерево меблировки украшала скупая резьба. На стенах не висели картины. На красном дереве гладких панелей сияла лишь одна икона: одинокий всадник гонит запряженную алыми конями колесницу на фоне огромного огненного солнца. Постель была застелена белой простыней и накрыта кремовым шелком. Легкий тюль оконной занавески колыхался от свежего ветра.
В мерцании лунного света Николай подвел Эмму к широкой постели. Она села на краешек и позволила ему снять с себя сапожки и чулки. Он знал, что она боится, чувствовал это по ее напряженности, слышал в неровном ритме ее дыхания. Но она безмолвно позволила ему докончить раздевание. Наконец ее бледное тело обнажилось во всей красоте своих изысканно удлиненных очертаний.
Она перекатилась на бок и с трудом пролепетала дрожащим голоском:
– Ник, я… мне необходимо еще водки.
Он слегка улыбнулся, снимая свою одежду.
– Тебе достаточно.
Эмма крепко зажмурилась. Он последовал за ней на кровать и, притянув оцепеневшее тело к себе, стал гладить теплой рукой по спине, стремясь успокоить и прогнать дрожь.
– Не надо бояться. Я покажу тебе, какая ты желанная. Ты же сказала, что хочешь почувствовать себя лучше.
– Мне было лучше, когда я была одета, - сдавленно проворчала она, и Николай рассмеялся.
– Обвей меня руками.
– Я никогда раньше этого не делала.
– Знаю. Я буду очень осторожен, душенька моя.
Он поцеловал ее в плечо, прильнув открытым ртом к ее коже. Эмма робко ответила тем же. Ее язык проложил влажную дорожку вдоль его шеи.
Николая сжигала жажда вторгнуться в нее.
Тело Эммы было стройным и крепким, а грудь - более пышной, чем он ожидал. Трепещущая кожа пылала словно от избытка жизненной силы.
"А ведь есть необъятное наслаждение в обладании молодой, едва распустившейся души!"
Впервые в жизни он прочувствовал эту строку Лермонтова, потому что жаждал утонуть в невинности Эммы, поглотить ее целиком, как редкое лакомство.
Он провел руками по ее телу, задерживаясь на нежных ямках под коленками, на тонких лодыжках, расходящихся дугах ключиц. Слегка ободренная бережностью его касаний, Эмма обвила руками его талию, впиваясь кончиками пальцев в ложбинку вдоль позвоночника. Николай покрывал теплыми летучими поцелуями ее груди, нежно втягивал в рот их вершинки, слегка покусывая соски, заставляя ее ахать и стонать от наслаждения. Только после этого дотронулся он до мягких рыжевато-коричневых завитков в средоточии ее бедер, ласково пропуская их между пальцами. Она была девственно скованна, но предательская влага смочила их, и его плоть запульсировала в сладостном предвкушении. Вопрошающие, осторожные касания его пальцев вызвали наверх еще больше жара, еще больше влаги. Он нежно ввел в расщелинку средний палец, поглаживая упругую, скользкую плоть. Она, застонав, замерла под ним, ноги ее судорожно сжались.
– Тебе не больно? - прошептал Николай.
Она отозвалась растерянным быстрым качанием головы, на слова у нее не хватило ни сил, ни дыхания.
Николай поцеловал полуоткрытый рот и слегка откинулся, наблюдая, как отдавалась она нарастающему возбуждению, покоряясь наконец его власти, бессильная помешать его желаниям. Она еще выше выгнулась навстречу его руке, приглашая ее в себя. Повернув в сторону голову и закрыв глаза, она всецело погрузилась в упоительные ощущения, давая жаркой волне чувств накрыть ее восторгом. Он искусно довел ее до пика наслаждения, упиваясь тем, как невольно и мощно сжали девичьи бедра его руку.
– Эмма, ты все еще девственница. Хочешь, чтобы я остановился?
– Нет, - дрожащим голосом пролепетала она. - Продолжай.
Хотя Николай предполагал, что ее ответ будет именно таким, он все же испытал невыразимое облегчение. Приподнявшись над ее телом, он пристроил колени между ее ногами, широко разводя их в стороны. До сих пор ему ни разу не приходилось иметь дело с девственницей, и это оказалось гораздо труднее, чем он ожидал. Ее плоть была набухшей, узкой и сопротивлялась вторжению. Он нажал сильнее, проталкиваясь сквозь тесное, не пускающее в себя кольцо. Короткий болезненный вскрик Эммы угас, когда она прижалась лицом к его шее. С внезапной легкостью он скользнул вглубь, чувствуя, как поддается она его медленному проникновению.
Тепло Эммы окутало его. Он зарылся губами в нежную кожу ее шейки, переполненный блаженством и негой погружения в давно желанную глубину.
– Емелия, - горловым шепотом простонал он, - я ждал этого всю жизнь… вечно желал тебя…
Тонкие руки Эммы сжали его голову, привлекая его рот к губам. Доведенный до края, теряя над собой контроль, он жадно, глубоко поцеловал ее, продолжая ровный настойчивый ритм вонзающихся ударов. Она обвилась вокруг него руками и ногами, крепко прижалась к нему, и вдруг все это стало нестерпимым для Николая. Он содрогнулся, застонал, все чувства его взмыли, взорвались радостным фейерверком огненного наслаждения. Эмма притянула его к себе еще теснее, ее ладони скользили по его влажной от пота спине. Утомленным движением Николай перекатился на бок, прижался щекой к ее волосам, и так, замерев, они задышали в такт, восстанавливая дыхание.
Эмма не знала, как долго длилась эта дремота. Она проснулась в объятиях Николая. Ладонь ее покоилась у него на плече, кончики пальцев ощущали грубый рубец шрама. Она чувствовала себя слабой и беззащитной и в то же время удивительно умиротворенной. Она тут же попыталась понять, что произошло, как получилось, что она легла в постель с мужчиной, с Николаем… Ей казалось, что сейчас ее разразит гром, ударит молния, придет ощущение беды… Но ничего похожего не происходило. Должно быть, у нее нет никаких моральных принципов, раз она не испытывает ни малейшего стыда.
В какой- то момент во время ее сна Николай укрыл ее до плеч простыней. Прижимая теперь простыню к груди, Эмма повернулась к нему лицом. Голова ее шла кругом. Ей надо найти свою одежду, надо поскорее возвращаться домой… И, важнее всего, надо убедиться, что он никому не расскажет о случившемся этой ночью. Ради них обоих следовало соблюдать тайну.
– Ник… - смущенно начала она. Он приложил палец к ее губам.
– Я хочу, Рыжик, чтобы ты кое-что обдумала. Мне не нужно немедленного ответа, прямо сегодня. Тебе потребуется время, чтобы понять, чего ты хочешь. Теперь же просто выслушай меня.
– Ладно, - настороженно пробормотала она.
– У тебя ведь теперь никого нет, не так ли? Я имею в виду, никого, за кого ты бы надеялась выйти замуж?
Вопрос вызвал у нее горький смешок.
– Нет и никогда больше не будет.
– Значит, ты собираешься всю жизнь прожить с отцом и Тасей?
– У меня нет выбора.
– Разве? - Он большим пальцем разгладил хмурую морщинку у нее на лбу. - Почему бы тебе, Эмма, не выйти замуж за меня?
Она потрясла головой, словно сомневаясь, что правильно его расслышала.
– Что-что?
– Если ты станешь моей женой, тебе откроются все двери. У тебя будет в десять раз больше богатства и влияния, чем сейчас. Я окажу щедрую поддержку всем твоим благотворительным и прочим начинаниям. Ты сможешь проводить все свободное время со своими животными, если захочешь. Я предлагаю тебе жизнь без запретов и ограничений. Щелкни лишь пальцами, и ты получишь все, что взбредет тебе в голову. Подумай об этом, Эмма, как следует.
Сердце Эммы забилось часто-часто. Она изумленно уставилась на него. Прошла долгая минута, прежде чем она сумела выговорить одеревеневшими губами:
– Почему ты выбрал меня? За тебя ведь пойдет любая. Любая!
Он провел рукой по ее обнаженной груди, ласково задержав ладонь на ложбинке между грудями.
– Ты напоминаешь мне женщин, которых я знавал в России. Пылких, искренних, прямодушных… Я уважаю тебя за честность, радуюсь твоей красоте. Почему бы мне на тебе не жениться?
– И давно появилась у тебя эта безумная мысль?
Николай поймал длинный огненный локон и навил его на палец.
– С тех пор как узнал тебя в твои тринадцать лет, - обыденным тоном ответил он.
– Боже мой!
– Я никогда не видел ребенка с такой силой воли. Ты была великолепна. Я следил за тем, как превращалась ты из своенравной девчонки в прекрасную женщину. Ты единственная никогда не нагоняла на меня скуку. Я хочу, чтобы ты стала моей женой.
Эмма недоверчиво, ошеломленно покачала головой.
– Настоящей женой?
– Во всех смыслах, - подтвердил он, глядя ей в глаза.
– Что, если я откажу тебе? Ты постараешься наказать меня? Пригрозишь рассказать всем о том, как… - Она повела рукой в сторону смятых простыней. - Обо всем этом?
Он усмехнулся, забавляясь:
– Неужели ты обо мне такого плохого мнения?
– Да, - не задумываясь откликнулась она, заставив его рассмеяться. - Впрочем, если бы я даже захотела выйти за тебя замуж, мне это не удастся. Отец никогда этого не допустит.
– Я знаю, как подействовать на твоего отца, - ответил Николай. - Решение только за тобой. Если ты согласна выйти за меня, так и будет.
Она скептически скривилась:
– Я еще не встречала человека, который смог бы справиться с моим отцом.
– Так ты все-таки подумаешь?
– Подумаю, но не верю, что…
Он заставил ее замолчать поцелуем.
– Погодя, - прошептал он. - Ты дашь мне свой ответ погодя.
– Но…
Не обращая внимания на слабые протесты, он осыпал поцелуями ее лицо и шею. Она затрепетала и смолкла, а он продолжал ласкать ее с поразительно бережной нежностью. Она прижала ладони к его изборожденной рубцами бархатной спине и ощутила под пальцами перекат мышц, когда он вновь надвинулся на нее. В этот миг ей почудилось, что она больше себе не принадлежит. Ее тело стало его собственностью, созданной ему на радость и владение. И он оказался добрым, заботливым хозяином, терпеливо лелеющим его, умело пробуждающим отклик в каждой жилке. Никто и никогда не держал ее так долго в объятиях. Она и мечтать не могла об этих удивительных ощущениях. Все тревоги и заботы улетели куда-то прочь… Осталось лишь восхитительное наслаждение от его баюкающих, гладящих рук, длящееся бесконечно, неутомимо, пока страсть не накрыла ее мощной жаркой волной.
Когда, пресытившиеся и довольные, они разжали сплетенные руки, Николай перевернулся на живот и заснул, уткнувшись лицом в подушку. Видны были только слабо светящийся в полумраке лоб и полукруг ресниц. Эмма потянулась и пригладила кудри, вьющиеся на затылке, касаясь их легко-легко, чтобы не потревожить его сон.
Она пожалела женщину, у которой хватит глупости полюбить его… а таких наверняка было немало. Такой недосягаемый красавец, как Николай, легко мог разбить не одно сердце. Не говоря уже о загадочном обаянии его личности… такой сильной, таинственной и такой одинокой. В полном смятении Эмма закинула руки за голову. Черт бы побрал Адама за его измену! Это из-за него оказалась она в нынешней невообразимой ситуации. Однако он покинул ее навсегда, а Николай Ангеловский ее хотел. Неужто будет так страшно стать его женой? Во все времена хватало людей, вступавших в брак без любви.
Она попыталась представить себе, как сложатся их отношения, как все это будет выглядеть. Ей было известно, что он ее желает, но князь относился к тем людям, которые не способны любить кого бы то ни было.
– Не очень-то ты годишься в мужья, - прошептала она, глядя на его мирное лицо. - Но ведь и я не слишком похожа на идеальную жену.
Он сжал пальцы, сдвинул брови во сне. Эмма вдруг осознала, что до сих пор не воспринимала его как обычного живого человека. Он ей казался каким-то экзотическим существом, которым лучше восхищаться с безопасного расстояния, а приближаться ближе чем на вытянутую руку не стоит. Но на самом деле Николай Ангеловский был просто мужчиной. Уязвимым и одиноким, как она сама.
Решение сразу стало легким.
Она прикоснулась к его щеке, погладила появившуюся за ночь щетину и увидела, что он проснулся.
– Николай, - прошептала она, - мне надо отправляться домой, пока еще не рассвело.
Он приподнялся на локтях и потряс головой, чтоб в ней прояснилось.
– Я провожу тебя. Отвезу в карете.
– Нет, я поеду верхом…
– Это небезопасно. Я поеду с тобой.
Эмма поразмыслила и кивнула, соглашаясь.
– Мне не надо времени на обдумывание твоего предложения, Ник. Я могу дать тебе ответ прямо сейчас. Я… я принимаю твое предложение.
Николай не выказал ни удивления, ни особой радости, но она почувствовала его глубокое удовлетворение. Он поднес к губам ее руку и поцеловал кончики пальцев.
– Я знал, что ты согласишься, - произнес он с таким спокойствием, что Эмма чуть не засмеялась.
– Думаю, лучше сначала сообщить эту новость моей семье. Первым порывом отца может быть попытка тебя убить. - Эмма вздрогнула при мысли о возможной реакции семьи. Отец придет в ярость, сдвинет небо и землю, стремясь удержать ее от брака с Николаем. Он может даже лишить ее наследства.
– Я и раньше имел дело с твоим отцом, - ответил Николай. В голосе его прозвучала ирония. - С ним проблем не будет.
Эмма озадаченно моргнула и промолчала. Одна мысль сверлила ей мозг, затмевая все остальные: после того как она выйдет за Николая, никто никогда не посмеет указывать ей, как себя вести и что делать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Герой снов - Клейпас Лиза

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

Часть вторая

Глава 5Глава 6

Часть третья

Глава 7Глава 8Глава 9

Часть четвертая

Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Герой снов - Клейпас Лиза



Советую почитать роман,понравился очень,если учесть еще что это русский князь,обалденно.
Герой снов - Клейпас Лизавероника
14.01.2011, 14.28





Роман очень хороший,тоже советую.
Герой снов - Клейпас Лизасветлана
8.04.2011, 16.53





chudesa vsegda ryadom s nami... tolko mi etogo ne ponimayem. vsyo prednaznacheno inachalno Vsevishnim, jelayu vsem bolshoy, nastoyashey, chistoy, vzaimnoy, schastyem napolnennoy lyubvi))))
Герой снов - Клейпас ЛизаТаня Ализаде
31.01.2012, 21.59





Замечательный,трогательный роман
Герой снов - Клейпас ЛизаДиля
24.02.2012, 18.31





Мрачновато как-то. Да и не люблю романы с перемещением во времени и переселением душ. Не моё.
Герой снов - Клейпас ЛизаПсихолог
3.03.2012, 6.36





Мне понравилась эта книга. Сюжет довольно занимательный и читается легко. При чтении книги, ты как - будто окунаешься в мир тайн и загадок. Отличная книга
Герой снов - Клейпас ЛизаNika
3.03.2012, 13.24





Я в восторге, сюжет прекрасный, а переселение души только добавляет красок и загадочности в роман, что подстёгивает читать и интригует на протяжении всего романа.Просто класс!!!!!!!!!!
Герой снов - Клейпас ЛизаМаргарита
23.03.2012, 19.30





Одна из моих любимых книг, и которую я с удовольствием перечитываю))
Герой снов - Клейпас ЛизаGrimmi
23.03.2012, 19.45





хороший роман, является продолжением романа "Ангел севера", но может читаться как отдельная книга. для тех, кто верит в переселение душ - это будет незабываемо! много всего, но не перебор. отлично. 9/10
Герой снов - Клейпас ЛизаОльга
13.04.2012, 0.17





Отличный роман. Очень понравился. Прочитайте не пожалеете)))
Герой снов - Клейпас ЛизаАйсулу
28.05.2012, 11.03





Читается с интересом в плане продолжения Агела СЕВЕРА. пРИСОЕДИНЯЮСЬ К положительным отзывам.
Герой снов - Клейпас ЛизаВ.З.-64г.
16.07.2012, 11.43





Первый раз прочитала этот роман лет 6 назад, была очарована князем Николаем :) rnДо сих пор периодически перечитываю, тк редко в этом жанре попадаются такие достойные произведения. Любителям исторического и мистического романа - рекомендую!
Герой снов - Клейпас ЛизаОльга
18.08.2012, 0.09





бред
Герой снов - Клейпас ЛизаFedora
18.08.2012, 0.33





Очень понравилась книга. Интересный сюжет, а Николай просто супер!!!
Герой снов - Клейпас ЛизаАнна
19.08.2012, 22.02





отличный роман!!! читала с большим удовольствием!!!
Герой снов - Клейпас Лизалия
5.11.2012, 17.28





Ojen lnteresnay kniga,ne mogla otorvatsy. Poka lutshie shto jitala u avtora.10/10
Герой снов - Клейпас Лизаklubnijka
6.11.2012, 10.49





Замечательный роман!!!Прочитала с огромным удовольствием! Рекомендую!
Герой снов - Клейпас ЛизаМари
11.11.2012, 17.38





Просто класс!Чудесный роман!Всегда обожала Д.Макнотт,но теперь Лиза Клейпас тоже мой любимый автор!
Герой снов - Клейпас ЛизаНаталья
20.11.2012, 21.51





Роман классный .Николяша супер,не даром русский.За один день прчитала "Ангела севера"и этот роман -осталась очень довольна !!!!!!!!!!!
Герой снов - Клейпас Лизанатали
26.01.2013, 1.25





Это продолжение Ангела севера.Немного скучноват и растянут,особенно про Петровские времена(английской публике этот период читать намного интереснее).Но браво автору за попытку разгадать загадочную русскую душу,используя при этом исторический материал и даже стихи нашего гениального Пушкина!8 баллов.
Герой снов - Клейпас ЛизаОсоба
8.02.2013, 23.35





Согласна с тем кто сказал, что бред. Дочитала было до какого-то момента, так психанула (не помню из-за чего), аж книга кубарем об стенку полетела. Но кажется было что-то неприятное про мою нацию, написанное пендоской-русофобкой, обзывание России варварской страной, зато англичане, что являются собаками по национальности (это не я, это Нечуй-Левицкий писал) привозносят себя, не замысливаясь что ЦИВИЛИЗОВАННАЯ страна, какой они себя считают не будет обзывать другую какими-то ОБСУРДНЫМИ легендами. Я даже не обижаюсь на медведей, матрёшек. Это стереотипы, мы к ним привыкли. Но к такому бреду, что все русские татары по национальности. Но потом спустя пол-года опять взяла книгу. Того что меня скребло уже не видела. Бедная несчастная девочка и муж русский засранец, драчун, пьяндалыга, сорит деньгами, бабник, курит, пьёт лимонную водку три раза в день по два раза (до приёма еды и после). И она бедная несчастная. Но внезапно находит странную картину с какой-то мазнёй. И догадывается, что под той мазнёй какая-то другая картина. Зовёт мастера, чтоб отшкрябал первый слой. Он сделал. И, о, ужас! На картине портрет её мужа. Главный герой как увидел эту картину, мужик с портрета ему косым глазом подмигнул и тот брыкнулся в обморок. Дальше что-то непонятное. ПЕТРОВСКОЕ время. Он вселился в своего предка и становится свидетелем его трагической судьбы, Меньшиков шушукает на него государю амператору и тот шлёт его на тарары; и любви к жене, какую оставляет. Я догадывалась, что это плод его бреда, но когда ж оно кончится, это сушение мозга? Пётр Первый вообще махал рукой на бунтарей, хотя надо было на них управу хоть какую-то делать. Наконец-то главный герой очухался, становится добрым, хорошим, порядочным (Чего жена рукается, стульями кидается, я же до обеда ни-ни), лимонную водку стал только всего лишь два раза в день жлуктить и даже по бабам бегать перестал, но вот беда. НИКТО ему несчастному не верит, думают, козёл придуряется, что-то задумал. Но конец приходит в её влажное лоно, как всегда на последних страницах. Что, однако, интересно. Мне книга не понравилась, но после своего же перессказа стало смешно.
Герой снов - Клейпас ЛизаМарьяна
18.02.2013, 18.07





Я с вами согласна! Мне не нравится ни роман с его содержанием, ни упоминание наших исторических личностей в подобной литературе...
Герой снов - Клейпас ЛизаАнна
18.02.2013, 19.11





Похоже Англофобка сменила свое имя на Марьяну.Почитайте комменты к Ангелу Севера,меня поймете.А Марьяне хочу дать совет-прежде чем так ругать автора,научись сама владеть русским языком,а то не коммент,а какая-то тарабарщина!А роману 8/10.
Герой снов - Клейпас ЛизаМаргоша
20.02.2013, 15.14





Марьяна, почему, Обсурдные легенды? Наверное, Вы имели в виду, Абсурдные. Коммент мне понравился. Я ист ЛР о России не читаю. Глупость отвлекает от любовной линии. Я рада, что есть отзывы, которые мне интересны. Ваши читаю с удовольствием
Герой снов - Клейпас ЛизаСинтия
20.02.2013, 15.35





Синтияrn20.02.2013, 15.35rnА не ваше ли это собственное произведение?? Где-то я уже читала подобный коммент под вашей подписью...
Герой снов - Клейпас ЛизаТатьяна
20.02.2013, 16.10





Татьяне- Марьяна или Англофобка не я. Ангел Севера- там подобный коммент, на который я тоже отозвалась. В моих отзывах не бывает матерных слов и я стараюсь быть предельно корректной в общении
Герой снов - Клейпас ЛизаСинтия
20.02.2013, 16.51





Синтияrn20.02.2013, 16.51rnrnrnА слово "трахнуть"? Погодите, я вам докозательство найду.
Герой снов - Клейпас ЛизаТатьяна
20.02.2013, 17.15





Татьяне- слово "трахнуть" вряд ли из моего коммента. Но в моем лексиконе оно есть. А как иначе сказать зло и оскорбительно о влечении к распутной женщине ? - " Я хочу ее... Что? Да, именно так: трахнуть и забыть"
Герой снов - Клейпас ЛизаСинтия
20.02.2013, 17.42





)) Это же мужские слова! Ладно)) я вас "прощаю"! Не буду дакапываться.и т д т п. Честно-впервые я вас поняла.
Герой снов - Клейпас ЛизаТатьяна
20.02.2013, 18.13





Роман безподобний!!!!!Ніяк не могла відірватись,поки недочитала до кінця.Велике спасибі автору!!!
Герой снов - Клейпас ЛизаТаня
2.03.2013, 1.14





ответить Маргоша: комент в точку, не то что тарабарщина, а быдловатость какая то. Книга как и предыдущая прочитал и забыл, но все равно автору плюс, написала про русских героев. Роман на любителя.
Герой снов - Клейпас ЛизаМама Евы
19.03.2013, 8.12





Ну навертели!!! Капец одно на другое! И историю плдмешали... короче, наверчено, но почитать можно 8 баллов
Герой снов - Клейпас Лизаleka
27.05.2013, 16.11





Ничего интригующего...все перевернули сверх на голову...
Герой снов - Клейпас ЛизаНИКА*
29.06.2013, 1.08





Супер! Роман мне очень понравился!
Герой снов - Клейпас ЛизаМила
2.07.2013, 13.58





Роман не понравился!А экскурс в прошлое вообще чистый бред.И ГГ первый раз в любви объяснился в прошлом, для меня непонятна эта ситуация. Получается ГГ полюбил вовсе не свою английскую жену,а ту, что была толи во сне, толи в фантазиях.Эмма, по идее, должна бы чувствовать себя униженной(во всяком случае, на мой характер). Если коротко, то сильно разочарована! Первый роман лучше.Хотя и он не фонтан. У русских издревле были бани, в то время как в Европе мылись раз в год, а в первой книге этот грех без стеснения автором приписывается русским.И уж вообще хрень, что дворяне употребляли в таком количестве спиртное. Обидно становится, что русских так парафинят!Поэтому мне не доставляет удовольствия чтение романов, когда автор так все переворачивает с ног на голову.
Герой снов - Клейпас ЛизаНатали
2.10.2013, 16.11





За русских обидно. Как англичанин, так супермен, а как русский, так алкаш, развратник,садист, педофил, и еще Бог знает что. Гавно книга. Секса чересчур много, явный перебор, слишком все утрированно, стереатипно и похоже на бред пьяной англичанки. Видимо человек ни разу в России не был и писал по книжкам, причем явно не русским. Короче разочарована, жаль потраченное время.
Герой снов - Клейпас ЛизаЖанна
29.10.2013, 19.33





Не понравилось. Противно стало и обидно. А втор много на себя взяла, решившись написать ТАКУЮ книжку. Белеберда. Больше ее произведений читать не хочется. Хочется спросить: а гда любовь??
Герой снов - Клейпас ЛизаМарина
23.03.2014, 20.05





Хороший роман,очень понравился. Меня он задел за живое.
Герой снов - Клейпас ЛизаАнастасия
13.04.2014, 14.18





Хороший роман,очень понравился. Меня он задел за живое.
Герой снов - Клейпас ЛизаАнастасия
13.04.2014, 14.18





Хороший роман, интересный и трогательный. Отличается глубиной и задушевностью, иногда даже какой-то мелодраматичностью, особую пикантность добавляют лёгкий мистицизм и реинкарнация, что-то вроде дежа вю. ГГ-и небанальны, она достаточно мила и эксцентрична, а он из тех, кого называют восхитительным мерзавцем. Роман интересен не пылкими страстями и ошеломительными авантюрами, а психологическим подтекстом, противостоянием культур, взаимоотношениями между мужчиной и женщиной, что делают его очень привлекательным, на мой взгляд.
Герой снов - Клейпас ЛизаAlinushka
15.04.2014, 20.26






Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
загрузка...
Женский портал, женских каталог, все для женщин! Rambler's Top100