Читать онлайн Герой снов, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герой снов - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 265)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герой снов - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герой снов - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

Герой снов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Тася очнулась первой. Осторожно взяв у Люка письмо, она молча начала его читать. Люк продолжал сидеть, опустив голову. По лицу его ничего нельзя было понять.
Прочитав письмо, Тася с отвращением бросила его и презрительно воскликнула:
– Какая мелодраматическая чушь! Он изображает себя и Эмму в роли преследуемых роком несчастных любовников. А злодеем, их разлучившим, разумеется, выступаешь ты. Адам бросает ее по долгу чести и возлагает на тебя вину за их разлуку.
Люк поднял голову. Он был бледен, губы крепко сжаты.
– Кого же винить, кроме меня?
– Ты хотел как лучше.
Мгновенная защита жены вызвала теплый блеск в глазах Люка, но он устало покачал головой.
– Эмма права. Я должен был допустить возможность того, что Милбэнк на самом деле ее любит, но… - Он оборвал фразу и нахмурился. - Мы ведь с тобой оба знаем, что он просто паразит.
– Боюсь, это ясно всем, кроме Эммы.
– Неужели я должен был разрешить ему ухаживать за ней, зная, что он неизбежно причинит ей боль? Господи, не знаю, что делать с упрямыми дочерьми! В одном я не сомневаюсь: она слишком хороша для Милбэнка. Я не мог спокойно наблюдать, как он воспользуется ее неопытностью.
– Нет, разумеется, нет, - мягко проговорила Тася, - для этого ты слишком ее любишь. Да и Мэри никогда не захотела бы подобного мужа для своей дочурки.
Упоминание имени первой жены окончательно лишило Люка самообладания. Он со стоном отвернулся и уставился в огонь.
– Эмма столько лет была одинока после смерти Мэри… Мне надо было ради нее сразу жениться. Ей была необходима женская рука. Я должен был понять, каково ей расти без матери, а не думать только о себе.
– Ты ни в чем не виноват, - настойчиво возразила Тася. - И Эмма вовсе не испытывает ненависти к тебе.
Люк безрадостно засмеялся:
– Значит, она очень умело притворяется.
– Она сейчас очень расстроена и сердита. Ей больно, что Адам покинул ее, а ты - самая подходящая и доступная мишень для упреков. Я поговорю с ней, когда она остынет. С ней все будет в порядке.
Тася взяла в ладони лицо мужа и повернула к себе, заставляя его посмотреть ей в глаза. Серо-голубые, обычно чуть холодноватые, сейчас они были полны любви и нежности.
– Возможно, ты прав, что Эмме нужна была мать, когда она подрастала, - прошептала Тася. - Но я рада, что ты не женился ни на ком другом. Я эгоистично радуюсь, что ты дождался меня.
Люк прислонился лбом к ее округлому плечу, черпая утешение в ее близости.
– Я тоже, - приглушенно отозвался он.
Тася улыбнулась, поглаживая его черные волосы. Рука ее задержалась на серебристых нитях, поблескивающих на висках. Для всего остального мира Люк оставался сильным, уверенным в себе и непроницаемым. Только с ней он раскрывался, поверяя ей свои сомнения, чувства, сокровенные тайны сердца.
– Я люблю тебя, - прошептала она ему на ухо и слегка коснулась мочки кончиком языка.
Люк нашел ее рот и жадно поцеловал, судорожно притянув к себе.
– Я благодарю Бога, пославшего мне тебя, - произнес он, увлекая ее на ковер.



***



По окончании лондонского сезона все семейство Стоукхерстов со слугами и животными переехало в обширное загородное поместье. Расположенный на покатом холме над маленьким уютным городком, Саутгейт-Холл представлял собой живописное здание, возведенное на руинах старинного замка, вернее, норманнской крепости. Вычурные башенки особняка, узорчатый фасад, в рисунке которого великолепно сочетались кирпич и стекло, изумительно подошли бы для какой-нибудь волшебной сказки. Здесь семья рассчитывала несколько месяцев отдыхать от зловонной лондонской сырости, время от времени принимая друзей и родственников.
Эмма большую часть времени проводила в одиночестве. Она разъезжала верхом по зеленым лугам и лесам или работала в своем зверинце, разместившемся в четверти мили от Саутгейт-Холла. Бесконечные заботы о животных отвлекали ее от мыслей об Адаме. Днем она уставала до того, что все мышцы ныли от напряжения, зато ночью спала как убитая. Однако ее не покидало ощущение утраты. Она не могла смириться с тем, что ей больше никогда не быть с Адамом.
Самым плохим для нее временем дня был ужин. Эмма заталкивала в себя еду и торопилась выскочить из-за стола, не в силах выносить общество собственной семьи. Никогда еще она так не злилась на отца. Именно он был виновником каждой минуты, проведенной ею в одиночестве. Отец пытался подступиться к ней с извинениями, но она оставалась холодна и не прощала его. По мнению Эммы, сердечность доверительных отношений, существовавших между ними, была утрачена навсегда, не было никакой надежды их вернуть. Что-то в них непоправимо надломилось.
Казалось несущественным, что была доля правды в словах отца, будто Адаму хотелось завладеть ее приданым. Разумеется, деньги привлекали его. Адам этого и не скрывал. Но кроме того, он любил ее саму. Они бы прекрасно зажили вместе. Теперь все это ушло навсегда. Эмма убедила себя, что замуж не выйдет. Она не собиралась становиться женой какого-нибудь толстого пожилого вдовца или глуповатого зануды только ради того, чтобы называться замужней дамой.
Всякую ценность на брачном рынке она уже потеряла. Каждый сезон в свете появлялось множество девиц моложе и красивее ее. Именно они захватывали достойных внимания холостяков. Отец и Тася не видели в ней недостатков, очевидных для всех остальных. Они, казалось, не сознавали, что Адам был ее единственной надеждой на замужество.
– Эмма, а животные когда-нибудь женятся? - спросил ее однажды шестилетний братик Уильям, наблюдая, как она чистит клетку шимпанзе.
Ее стареющая обитательница Клео запустила кожистые пальцы в черные волосенки Уильяма в бесплодных поисках насекомых. Дверь строения оставалась открытой, чтобы свежий ветерок выдувал едкий звериный запах.
Бросив работу, Эмма оперлась на грабли и улыбнулась ему:
– Нет, Уильям, вернее, не так, как люди. Но некоторые животные находят себе пару на всю жизнь. Например, волки. Или лебеди.
– А что значит "пара"?
– Это как твои отец и мать… Два существа, которые верны друг другу всю свою жизнь.
– А обезьяны тоже верны друг другу всю жизнь?
Оттолкнув ищущие пальцы Клео, Уильям заглянул в томные бархатисто-карие глаза шимпанзе. Та вытянула губы трубочкой и, вопросительно фыркнув, вновь потянулась к его волосам.
– Нет, - сухо ответила Эмма, - они не так разборчивы.
– А тигры?
– И тигры тоже.
– А люди сходятся на всю жизнь?
– Большинство, - кивнула она. - Когда им это удается.
– А когда им это не удается, они становятся старыми девами, как ты и Клео?
Эмма рассмеялась, стряхивая с одежды приставшие соломинки:
– Что-то вроде того.
Внезапно новый голос ворвался в их разговор:
– Твоя сестра слишком молода и прелестна, чтобы быть старой девой.
Эмма и Уильям разом обернулись и увидели на пороге в потоке слепящего света Николая Ангеловского. Окинув критическим взглядом шимпанзе, он добавил:
– Боюсь, не могу сказать того же о Клео. Клео взвизгнула и загукала, а Уильям бросился со всех ног к неожиданному посетителю. Эмма криво улыбнулась, подумав, что никто не может остаться равнодушным к тому покоряющему сочетанию тайны и обаяния, которое составляло характерную особенность Николая.
– Князь Николай! - захлебнулся от восторга мальчуган. - Здра-ствуй-ти!
– Здравствуйте, Уильям, - отозвался Николай, присаживаясь на корточки, чтобы оказаться на одном уровне с ребенком. Он улыбнулся, когда Уильям старательно повторил за ним приветствие. - У тебя отличный выговор. Твоя мать хорошо тебя выучила. Только мальчик, в жилах которого течет русская кровь, может выговорить это так чисто.
– Во мне течет и кровь Стоукхерстов тоже, - гордо откликнулся Уильям.
Николай через голову мальчика поглядел на Эмму.
– Да, мощное сочетание, не так ли?
Эмма с каменным лицом смотрела на него. Хотя у Николая давно вошло в привычку время от времени навещать Саутгейт-Холл, выпивать бесчисленное количество чашек китайского караванного чая и беглой скороговоркой обсуждать что-то по-русски с Тасей, он до этой минуты никогда не заглядывал в зверинец. Это был ее маленький личный мирок, в который никому не было доступа без особого приглашения.
– Что вам угодно, Николай? Он загадочно улыбнулся:
– Я до сих пор ни разу не видел твоего зверинца. Мне хотелось бы посмотреть.
– Я работаю, - коротко ответила Эмма. - Не сомневаюсь, что вы сумеете найти себе лучшее развлечение, чем наблюдать, как я кормлю зверей и выгребаю навоз.
– Не уверен.
Губы Эммы искривила усмешка.
– Оставайтесь, если хотите.
Она закончила выгребать грязную солому из клетки шимпанзе и разбросала в ней свежую. Затем махнула рукой Клео, чтобы та вернулась внутрь:
– Возвращайся, старушка. Заходи обратно - Шимпанзе бурно затрясла головой и оскалилась. - Да, да, понимаю. - Эмма продолжала указывать на клетку. - Мы поиграем позже, Клео. Позже.
Недовольно бормоча что-то себе под нос, обезьяна подобрала из маленькой кучки игрушек тряпичную куклу, и гибкое жилистое тело в мгновение ока взлетело по лесенке почти к потолку: проволочной клетки. Взобравшись наверх, она уселась на деревянном помосте и, насупившись, посмотрела вниз.
Эмма закрыла дверцу клетки и обернулась к брату:
– Уильям, тебе пора возвращаться домой.
– Можно, я останусь с Клео? - молящим голоском произнес Уильям, не сводя жалобных глаз с шимпанзе.
– Ты же знаешь правило: без меня никаких посещений животных. Мы навестим ее позднее, ближе к вечеру.
– Ладно, Эмма.
Когда мальчик ушел, Эмма обернулась к Николаю. Он был в черных бриджах для верховой езды и белой рубашке, оттенявшей его смуглую кожу и золотистые волосы, которые сегодня выглядели скорее каштановыми. От легкой испарины его кожа поблескивала, словно он был статуей, отлитой из драгоценного металла. Густые ресницы, окаймлявшие его желтые глаза, сверкали, как нити света.
Впервые с того момента, как Адам отрекся от нее, Эмма ощутила, что в глубине души пробуждается какое-то иное чувство, кроме гнева и горечи, - странная смесь волнения, растерянности и возбуждения. Осознав внезапно, что уставилась на него пристальным взглядом, она отвернулась и стала качать ручку насоса, пока не потекла ровная струя воды.
Николай шагнул вперед и взялся за ручку насоса:
– Позволь тебе помочь.
– Нет, - поспешно проговорила она, локтем отталкивая его. - Я справлюсь сама.
Николай пожал плечами и отступил назад, внимательно наблюдая, как она наполняет поилку. Мускулы Эммы напряженно ходили под мокрой от пота рубашкой. Узкие, облегающие брюки четко обрисовывали стройные ноги, бедра и ягодицы. На миг ему вспомнилось, как выглядела она на балу: легкое белое платье, туго зачесанные волосы. Он предпочитал видеть ее такой, как сегодня: сильной, ловкой, раскрасневшейся от работы. Она была необыкновенной… необычной! Никогда не приходилось ему встречать аристократки, которая бы работала физически, словно крестьянка. Почему она взялась сама ухаживать за животными, вместо того чтобы приказать это слугам?
– Не часто представляется мне возможность видеть женщину в брюках, - сказал он. - По правде говоря, это происходит впервые.
Эмма резко выпрямилась и бросила на него настороженный взгляд.
– Вы шокированы?
– Чтобы шокировать меня, понадобится нечто большее. - Он окинул ее восхищенным взглядом. - Ты напомнила мне строку Тютчева:
Люблю, когда лицо прекрасной Зефир лобзаньем пламенит…
Очевидно решив, что он насмехается над ней, Эмма яростно сверкнула глазами и отвернулась к поилке.
– Я не люблю стихов.
– Что же ты тогда читаешь?
– Ветеринарные журналы и газеты. - Она с усилием подняла тяжелое ведро.
Николай машинально попытался ей помочь:
– Разреши…
– Я привыкла, - угрюмо буркнула она. - Отпустите.
Николай с усмешкой поднял руки, как бы сдаваясь:
– Ради Бога.
Эмма насупила густые рыжеватые брови и показала на стоящее рядом второе ведро:
– Если хотите помочь, берите это.
Николай подчинился и несколькими ловкими движениями закатал рукава. Ведро больше чем наполовину было наполнено свежими мясными обрезками. Их было, наверное, фунтов двенадцать. В нос ему ударил запах крови, и он помедлил, перед тем как поднять ведро.
– Брезгуете? - язвительно осведомилась Эмма. - Такая работа вам претит? Ниже вашего достоинства?
Николай ничего не ответил, хотя она была права. У него никогда в жизни не возникало необходимости или потребности заниматься подобным трудом. Физическую нагрузку мужчинам его круга доставляли верховая езда, охота, фехтование и кулачные бои.
Когда он наконец подхватил ведро и поднял его, запах крови усилился. Густой, сладковатый… Он замер, пальцы словно окостенели. Воспоминания нахлынули, захлестнули мозг. Мучительные, мрачные картины!… Он боролся с ними, пытаясь прогнать прочь, но они затопили его алым приливом.



***



Кровь сочится, течет по груди. Спину жжет от ударов плетей, грубая веревка впилась в запястья, пропахав глубокую борозду до мяса. Царский дознаватель Львов легкими перстами коснулся его лица, не давая каплям едкого соленого пота попасть в глаза. Хоть и славился Львов изощренностью в пытках, но, кажется, не получал от этого удовольствия.
– Может, хватит? - тихо спросил он, - Может, теперь признаетесь, ваша светлость?
– Я ничего не сделал, - прохрипел Николай.
Это было ложью, и они оба прекрасно это понимали.
Он был убийцей. Он убил Савелия Щуровского, царского любимца и советчика. Однако, поскольку доказать это не удавалось, его обвинили в измене. Дни были бурными: реакционеры и реформаторы шли стенка на стенку, царю грозила опасность со всех сторон. Не требовалось никаких улик или доказательств для того, чтобы заключить человека в тюрьму на неопределенное время, достаточно было лишь подозрения.
Уже неделю Николая подвергали ежедневным допросам. Львов и его подручные пытали зверски, держа свою жертву между жизнью и смертью. Николай превратился в страдающее животное, ожидающее прихода минуты, когда муки окончатся и могила навсегда скроет в себе его тайны.
Львов вздохнул и повернулся к своим помощникам:
– Подайте снова кнут.
– Нет! - вскричал Николай, содрогаясь всем изболевшимся обнаженным телом. Он больше не выдержит обжигающих ударов кнута, сдирающих мясо до кости под монотонное жужжание голоса допросчика: "Вы сочувствуете нигилистам? Вы согласны с политикой царя?" Ирония состояла в том, что он никогда не интересовался политикой. Его заботили только семья и принадлежащие ему земли. Львов взял с жаровни, полной горящих углей, раскаленную кочергу и поднес ее к самому лицу Николая:
– Может, вы, ваша светлость, предпочтете это кнуту?
От близости жаркого металла Николая затрясло крупной дрожью. Он кивнул, и голова его, упав на грудь, так и повисла. Слезы и пот бежали по лицу и капали с подбородка…



***



– В чем дело? - спросила Эмма. Она посмотрела на его по локоть открытые руки, и лицо ее стало замкнутым. Глаза метнулись вверх, ловя его взгляд. - А-а, - негромко протянула она.
Николай напрягся. Обычно он держал рукава застегнутыми на запястьях. Странно, что он забыл спрятать руки от Эммы. Впрочем, они не должны были ее удивить. Она видела их раньше… еще ребенком.
Он медленно выдохнул и усилием воли заставил себя расслабиться.
– Что-то ты сегодня раздражительна, - произнес он с деланной небрежностью. - Я чем-то обидел тебя, кузина?
Поняв его желание поменять тему, Эмма двинулась дальше. К великому его облегчению, она не стала упоминать о шрамах, а дерзко заметила:
– Последнее время весь ваш мужской род меня раздражает.
– Из-за того, что лорд Милбэнк тебя бросил?
– Он меня не бросил, его прогнали прочь, и… - Она внезапно обернулась, расплескав воду из ведра. - А вы откуда знаете? О Боже, об этом уже говорят в Лондоне? Неужели сплетники уже прознали обо всем?
– Ходят слухи…
– Проклятие! - Эмма покраснела. - Ну, и пусть, мне все равно, что там говорят. Пусть сплетничают! - Она сгорбилась, словно стараясь этим защитить себя. - Знаете, Адам не виноват. Просто мой отец повел себя как современный Чингисхан. У Адама не оставалось никакого выбора, кроме как оставить меня и зажить своей жизнью.
– Милбэнк был слишком слабым для тебя.
– Вы ничего об этом не знаете.
– Если ты была ему нужна, он обязан был бороться за тебя.
– Адам для этого слишком цивилизованный человек, - не сдавалась она.
– Цивилизованный? - переспросил Николай, взглядом заставляя ее смотреть ему в глаза. - Значит, ты хочешь такого мужчину?
Глаза Эммы невольно заискрились смехом. Она поглядела на свои замызганные брюки и рубашку.
– Пожалуй. Я сама настолько нецивилизованная, что нуждаюсь в ком-то противоположном для уравновешивания. Согласны со мной?
– Нет, - тихо возразил он. - Тебе нужен человек, который позволит быть такой нецивилизованной, как тебе хочется.
Улыбка застыла на губах Эммы, она покачала головой:
– Ну и хорошенькое зрелище это будет!…
Она повела его в соседнее строение, где в просторной клетке металась ржаво-рыжая лисица. Животное лоснилось и выглядело здоровым, но передвигалось неровными скачками. Николай вздернул брови и, приглядевшись, заметил, что у лисицы нет передней лапы.
– Это лис. Я назвала его Престо. Как в музыке, - объяснила Эмма, - потому что он быстрый и ловкий.
– Видимо, все-таки недостаточно ловкий, если не сумел сохранить все свои лапы.
Лис бойко подскакал к поилке, которую Эмма наполнила до краев. Несколько глотков, и он обратил все внимание на Эмму. Блестящие темные глазки зверя пристально наблюдали, как Эмма вытаскивала из кармана яйцо.
– У меня для тебя лакомство, Престо, - зазывным тоном проговорила девушка. Она очистила вареное яйцо и просунула его сквозь прутья клетки.
Подрагивая от возбуждения, лис придвинулся поближе.
– Он попался в капкан. - С привычной сноровкой Эмма вовремя выпустила из пальцев яйцо. Престо тут же его подхватил и в два укуса с ним расправился. - Он отгрыз себе лапу, чтобы освободиться, и был полумертвым от потери крови и изнеможения. Если бы я тогда не нашла его, он сейчас украшал бы собой плащ или муфту какой-нибудь дамы…
– Ради Бога, - вежливо произнес Николай, - прибереги свое красноречие для членов клуба… как там он называется? Друзья животных или что-то в этом роде?…
– Королевское общество гуманного обращения с животными.
– Вот именно.
В ответ Эмма, обернувшись через плечо, удивила его проказливой улыбкой. Ни у какой другой женщины на свете не было такой улыбки, лукавой и быстрой, как солнечный зайчик. Перед ней невозможно было устоять.
– Если хотите и впредь навещать мой зверинец, Ник, терпите мое красноречие.
Николай чуть вздрогнул, услышав свое сокращенное имя. Так его звали лишь немногие друзья детства в России. В устах Эммы, произнесенное по-английски звонко и четко, оно прозвучало странно и необычно. Он вдруг ощутил потребность скрыться от ее безыскусной улыбки, по-детски незамутненной ясности взгляда. Однако он остался из-за необходимости докончить начатое: осторожно заманить ее в расставленные силки.
– Я не вижу смысла в подобных речах, - услышал он собственный голос. - По крайней мере до тех пор, пока не будет найдено замены продуктам, которые дают животные… включая мясо на вашем столе.
– Я - вегетарианка. - Поняв по выражению его лица, что этот термин ему не знаком, Эмма объяснила:
– Так у нас в Англии называют тех, кто не ест мяса. - Она рассмеялась при виде его поднятых бровей. - Вы удивлены? А разве в России нет вегетарианцев?
– У русских к еде три требования: побольше мяса, чтобы кости были крепкими, а кровь жаркой, черного хлеба, чтобы набить желудок, и водки, чтобы жизнь была веселее. Дайте русскому тарелку зелени, и он скормит ее корове.
На Эмму его слова не произвели особого впечатления.
– Я ем зелень каждый день.
– По-моему, душенька, ты доводишь свои взгляды до крайности. - По глазам Николая видно было, как его забавляет их разговор. - Когда же это ты решила прекратить есть мясо?
– Кажется, лет в тринадцать или чуть позже. Однажды вечером за ужином посреди разговоров я посмотрела на тарелку, где лежала жареная дичь, и вдруг поняла, что ковыряю трупик птицы… Увидела ее тоненькие ребрышки, жилки, мышцы, кожицу… - Ее передернуло при этом воспоминании. - Я извинилась, вышла из-за стола, а когда добралась до своей комнаты, меня вырвало. Мне было дурно несколько часов.
– Странное дитя, - улыбнулся Николай.
– Так все говорят. - Эмма махнула рукой, приглашая следовать за ней, и они направились к двери в соседнее строение. На ходу она искоса посмотрела на него. - Каким русским словом вы меня обозвали?
– Душенька.
– Что оно означает?
– Возможно, когда-нибудь я тебе объясню.
В ответ она сдвинула брови:
– Я, пожалуй, спрошу вечером у мачехи.
– А вот это будет неразумно.
– Почему? Это плохое слово? Ругательство?
Николай не успел ответить, а они уже вошли в строение. Несмотря на то что в помещении было много света и воздуха, проникавшего сквозь зарешеченные окна и двери, едкий кошачий запах ударил Николаю в ноздри. Однако он тут же забыл про вонь, когда увидел, как устремился к Эмме огромный полосатый зверь. Его остановила лишь железная решетка. Великолепный тигр со шкурой яркого красно-оранжевого цвета, с широкими черными полосами и белыми усами. Николай никогда не видел такого большого зверя… тем более так близко.
– Вы принесли его мне котенком. Помните?
– Разумеется, - тихо откликнулся Николай.
Это был единственный его подарок Эмме, тогда еще двенадцатилетней девочке. Он обнаружил больного тигренка в какой-то захудалой лавчонке, полной экзотических животных, купил и принес ей. С тех пор он этого зверя не видел.
Эмма присела около решетки на корточки и заворковала, словно разговаривала с ребенком:
– Маньчжур, это князь Николай.
Огромная кошка уселась у решетки и сонно, с видом полного удовлетворения уставилась на них из-под полузакрытых век. В стенке было прорезано отверстие, через которое Маньчжур мог выбираться в наружный загончик и греться на солнышке. Сейчас его лапы и брюхо были мокрыми: перед их приходом он нежился в неглубокой ванне с водой.
– Ну разве он не красив? - вопросила Эмма с материнской гордостью. - Посмотрите, какие у него огромные лапы. Знаете, тигры убили больше людей, чем любые другие кошачьи. Они на удивление непредсказуемы.
– Как чудесно, - сухо проронил Николай. У него перехватило дыхание, когда Эмма просунула руку через прутья решетки в клетку и стала почесывать шею тигра.
– В Азии, откуда родом Маньчжур, тигра считают символом реинкарнации, возрождения в другой жизни. - Эмма перевела глаза с Маньчжура на Николая. - По правде говоря, вы с ним похожи. Возможно, ваша светлость, вы были в прежней жизни тигром.
– Не лезь в клетку дальше.
Николай произнес это мягко, но в голосе прозвучала нотка, заставившая и Эмму, и тигра вопросительно оглянуться на него.
Эмма еще дальше просунула руку в клетку и стала гладить тигра сильнее.
– Если вы не забыли, у него нет когтей, - сказала она. - Их вырвали по приказу первого владельца. Маньчжур никогда не сможет сам добыть себе пропитание. Он никогда не узнает свободы. Бедный котеночек!
Она смотрела на тигра взглядом, полным любви и жалости. Из груди тигра вырвалось громовое любовное мурлыканье, он нежно уставился на Эмму, как детеныш на мать. Николай заметно напрягся и смог расслабиться, лишь когда она убрала руку из клетки.
– Не стоит волноваться, - заметила она. - Маньчжур считает меня другом.
– Или закуской перед обедом. - Николай поднял ведро с мясными обрезками. - Полагаю, это предназначается ему?
Тигр вскинул голову и с живым интересом посмотрел на ведро.
Эмма выпрямилась и взяла ведро из рук Николая. Затем с большой сноровкой вытрясла из него в клетку сочащиеся кровью куски.
– Приятного аппетита, Маньчжур.
Удовлетворенно заурчав, тигр принялся за еду. Эмма скорчила гримаску и засмеялась.
– Отвратительно. Я окружена плотоядными. - Она вытерла руки о штаны и ухмыльнулась, глядя на Николая. - Ну как вам нравится ходить с грязными руками, ваша светлость? Наверное, ощущение для вас новое.
Он медленно приблизился к ней:
– По-моему, Эмма, ты стараешься меня раззадорить.
Сомкнув пальцы на тонком запястье, он поднял ее руку, поглядел на раскрытую ладонь, потом медленно перевернул ее.
Улыбка мгновенно исчезла с лица Эммы, она отпрянула, ощущая неловкость л смущение. Рука ее была в мозолях, шершавая и красная. Пальцы длинные и тонкие, однако ногти безжалостно коротко подпилены. От запястья до кончиков пальцев руку испещряли бесчисленные белые шрамы и шрамчики - следы царапин от когтей и зубов. После ухоженных ручек холеных дам, к которым привык Николай, ее руки должны были его просто ужаснуть.
– На руку леди не похоже, не так ли? - прошептала она. Он погладил большим пальцем тонкую сетку голубоватых жилок, светившихся под белой кожей запястья.
– Это рука женщины.
Эмма нервно попыталась отнять руку.
– Что вы от меня хотите? Зачем вы здесь?
Он только крепче сжал пальцы.
– Я получаю удовольствие от твоего общества.
– Быть этого не может.
– Почему? Ты умна, занимательна… и очень красива.
– Ах негодяй! - взорвалась Эмма. - Не смейте надо мной смеяться!
– Неужели ты так низко себя ценишь? Я вовсе не смеюсь над тобой. - Не обращая внимания на ее гнев, он взялся за другое запястье. - Моя рыженькая, с красными кудрями, - мягко пробормотал он. - В старину в России "красное" означало еще и "прекрасное".
Эмма попыталась вырвать руки.
– Что вы себе позволяете?
– Я говорил, что однажды поцелую тебя, а я всегда держу слово.
Ее мускулы напряглись от усилия высвободиться из жесткой хватки.
– Если вы не уберете от меня руки, я вам оба глаза подобью. Может, вы не заметили, что я такого же высокого роста, как вы!
Николай легонько подтолкнул ее к ближайшей стене.
С приглушенным стуком плечи ее мягко ударились о деревянную перегородку.
– Не совсем. - Он слегка наклонился к ней, прижав ее руки к бокам. - А весишь ты вдвое меньше.
– Я… я пожалуюсь папе! - В прошлом/ей приходилось несколько раз произносить эти слова, и они всегда производили эффект. Все боялись ее отца.
– Неужели пожалуешься? - Глаза Николая заискрились: слова эти явно его позабавили. - Что ж, будет очень интересно.
Эмма отвернулась, понимая, что допустила ошибку. Ей следовало ответить презрением, следовало рассмеяться и сказать, что он выглядит нелепо. Вместо этого она сорвалась, разозлилась, сделав именно то единственное, что могло лишь усилить его интерес.
Он выпустил ее руки и склонился ближе, телом прижимая ее к стенке. Затем медленно навернул на ладонь ее тяжелую косу и довольно сильно потянул за нее, оттягивая голову Эммы назад. Его рот навис над ее губами… близко, но не касаясь.
Она ощущала на губах жар его дыхания… Ее начало трясти… Каким-то незнакомым, низким голосом она проговорила:
– Так что вы там собирались делать? У меня много работы.
В тот же миг она почувствовала его рот, жестоко напавший на ее губы. Впрочем, нападение закончилось так же быстро, как и началось. Он поднял голову и уставился на нее сверху вниз сверкающими глазами из-под золотых ресниц. От страстного поцелуя губы Эммы покалывало. Она осторожно облизала их и ощутила легкий привкус сладкого чая.
– Оставьте меня в покое, - Неуверенно прошептала она.
Его высокие скулы, казалось, заострились еще больше. В своей суровой неподвижности лицо его выглядело экзотически восточным.
– Я не закончил.
Эмма внезапно напряглась, пытаясь его оттолкнуть. Но мужские руки лишь теснее сомкнулись вокруг нее. Она забилась в них, но вынуждена была покориться мощи притиснувшего ее тела. Николай вновь наклонил голову, целуя ее с силой и страстью, раз и навсегда вытеснившими воспоминания обо всех других мужчинах. Никогда больше не сможет она вызвать в памяти милую неуклюжесть своего первого поцелуя с деревенским мальчишкой и даже нежные объятия с Адамом Милбэнком. Свирепая страсть Николая словно заклеймила Эмму, не оставляя места ничему и никому другому. У нее закружилась голова от быстроты, с которой все переменилось. Он перестал быть великолепной, но непонятной фигурой, маячившей где-то на дальнем краю ее жизни. Внезапно он оказался близкой, сиюминутной реальностью, заставил понять, прочувствовать его с такой стороны, которая никогда не приходила ей в голову. Никогда не смела прийти…
Большие ладони легли ей на спину, заскользили вдоль спины, дошли до крутизны бедер. Под рубашкой и брюками на ней были надеты только легкая сорочка и тонкие полотняные панталоны. Никакого корсета с косточками и шнуровкой, никакой защитной прослойки, которая бы скрывала формы ее тела. Она понимала, что он может ощутить упругую мягкость ее груди и естественный изгиб талии. Стыд и желание яростно столкнулись в ней, заставив слепо качнуться к нему. Она готова была обхватить его руками, прижать к себе ближе, теснее, запустить пальцы в его изумительные волосы. Кожа и плоть ее горели там, где соприкасались с ним… Груди, ноги, живот… Господи Боже, как ей хотелось притянуть его руки к своему телу!
Губы его оторвались от ее рта, и она издала слабый стон разочарования. Руки Эммы барахтались в складках его рубашки, бессмысленно терзая ее. Он пробормотал что-то по-русски, его жаркое дыхание пронзало ее волосы, лаская и обжигая кожу головы. Постепенно пальцы ее расслабились и тихо легли ему на плечи. Открыв глаза, Эмма увидела через его плечо, что Маньчжур наблюдает за ними влажными немигающими глазами, а хвост его слегка подергивается. Она отдернула руки от Николая и стала нервно поправлять рубашку и пояс.
Николай отступил на шаг и, невозмутимо поглядев на нее, тихо сказал:
– Если тебе когда-нибудь что-то понадобится, можешь прийти ко мне. Я хочу стать твоим другом, Эмма.
– По-моему, у вас и так достаточно друзей.
Большим пальцем он пригладил ей темно-красную шелковистую бровь.
– Не таких, как ты.
– Друзей так не целуют.
Он небрежно коснулся указательным пальцем ее щеки.
– Не будь ребенком, Эмма.
Его замечание больно уязвило Эмму, и она отозвалась самым надменным тоном, какой сумела изобразить:
– Какой прок нам обоим в этой дружбе?
Его пальцы скользнули по щеке, приподняли подбородок, и девушка вся напряглась. Чуть коснувшись губами ее губ, он ответил:
– Возможно, мы узнаем это потом… Рыжик.
Затем он отпустил ее, но она продолжала стоять, прислонившись к стене, полузакрыв глаза, пока он не ушел.



***



Весь конец недели Эмма не могла ни о чем думать, кроме визита Николая и возможных причин его поведения. Ей было непонятно, чего он добивается. Ведь наверняка он не стремился завести роман с ней, эксцентричной дочерью английского герцога, когда столько красивых женщин Лондона пылко стремились залучить его в свои постели. Она была не настолько глупа, чтобы поверить, будто он и вправду хочет ее дружбы. Он наслаждался обществом аристократов, ученых, артистов, политиков, бросавшихся бегом навстречу, стоило ему лишь щелкнуть пальцами. Нет, общества ему всегда хватало… любого.
Однако не успела она убедить себя, что оказалась просто минутной забавой для него, как он снова явился с визитом. Эмма находилась в своей комнате. Нежась на утреннем солнышке, она сидела на подушке в глубокой нише окна и читала роман. Ее пес Самсон, дворняга с большой примесью овчарки, выжидающе поднял голову, прислушиваясь к звуку шагов.
В дверях появилась Тася и постучала костяшками пальцев по косяку.
– Эмма, - странным тоном проговорила она, - приехал Николай.
Книжка дрогнула в руках Эммы. Она посмотрела на Тасю, не скрывая удивления.
Между тем Тася негромко продолжила:
– Он спрашивает, не хочешь ли ты покататься с ним верхом.
Буря смятения поднялась в душе Эммы, ей отчего-то захотелось вскочить и заметаться по комнате. Вместо этого она отвернулась к окну и устремила взор вдаль.
– Не знаю, - протянула она, разволновавшись от мысли, что окажется наедине с Николаем. Что он ей скажет? Что ему надо? Возможно, он попытается вновь ее поцеловать?
– Я не уверена, что Люк это одобрит, - осторожно заметила Тася.
Эмма насупилась.
– Уверена, что не одобрит! Папа хочет, чтобы я вечно оставалась одна и ни с кем не виделась. Мне все равно, что он скажет, когда вернется из Лондона со своих деловых встреч. Пусть выругает меня! Я буду поступать так, как мне захочется. Скажи Николаю, что я спущусь через пять минут.
– Ты несправедлива к отцу.
– А он был справедлив ко мне?
Эмма встала и направилась к комоду. Она открыла верхний ящик и стала искать перчатки для верховой езды.
– Ты не можешь ехать без сопровождения.
– Почему? - презрительно пожала плечами Эмма. - Ведь Николай мне родственник, не так ли?
– Не совсем. Точнее, весьма и весьма дальний, и то по мачехе.
– Сомневаюсь, что в обществе разразится скандал, если я поеду с ним на верховую прогулку. Ни один здравый человек не поверит, что Николай Ангеловский вдруг воспылал интересом к престарелой девице с морковными волосами.
– Ты вовсе не престарелая девица!
– Но и не царица лондонских балов. - Стоя спиной к Тасе, она продолжала копаться в ящиках.
Тася тихонько вздохнула:
– Эмма, когда ты перестанешь так сердиться на свою семью?
– Может быть, когда вы перестанете вмешиваться во все подробности моей жизни. Я чувствую себя запертой в клетку, как эти бедные животные в моем зверинце.
Эмма так и стояла спиной к Тасе и наконец услышала удаляющиеся шаги. Тогда она с вызовом посмотрела на Самсона, который, похоже, огорчился. Свесив язык, он укоризненно уставился на девушку.
– Не смотри на меня так, - проворчала Эмма. - Она, как всегда, на стороне папы.
Но пес не сводил с нее удивленных глаз, уши его подергивались от любопытства. Внезапно он перевернулся на спину и раскинул лапы, подставляя живот в надежде, что его почешут.
Мятежный гнев Эммы угас, и она, фыркнув, подошла к нему.
– Глупая старая псина. Глупый мальчик! - Присев около него на корточки, она скребла коротко остриженными ногтями его грубую шкуру, пока он не начал блаженно повизгивать и извиваться. Эмма тяжело вздохнула. - Ох, Самсон, сколько же своих секретов я тебе рассказала? Ты мой лучший друг! - Она погладила его длинные уши и грустно продолжала:
– Удивляюсь, почему я не могу относиться ко всему спокойно, как Тася. Она умеет держать свои чувства в узде, а я то и дело взрываюсь. Феба Коттерли права: я лучше и привычнее чувствую себя на конюшне, чем в бальной зале. Слава Богу, что с моими животными мне не надо быть ни умной, ни изысканной. Все, что от меня требуется, это их любить, и они отвечают мне любовью. Правда, Самсон? - Она сумрачно улыбнулась, когда в ответ Самсон ткнулся мокрым носом ей в руку. - Может быть, со временем любовь Адама ко мне угасла бы. Не думаю, что могу стать хорошей женой кому бы то ни было. Ведь для этого одной любви недостаточно. Женщине надо быть послушной и преданной, красивой… Помощницей своему мужу… А я - строптивая, и некрасивая, и…
Эмма посмотрела на себя и сморщила нос при виде обычной своей одежды: брюки, сапоги и белая рубашка. Она предпочитала ездить на лошади не боком, по-дамски, а по-мужски и по-мужски одеваться для этого. Так было удобнее, не говоря уж о том, что так легче управлять конем. Однако по какой-то причине сегодня ей не хотелось появляться перед Николаем Ангеловским в этих дурацких штанах.
Вернувшись к гардеробу, она открыла сверкающую полировкой дверцу и, распихивая массу нарядов, отыскала синюю амазонку. Отлично сшитый жакет и широкая юбка были цвета индиго, в точности такого оттенка, как ее глаза. Порывшись в шкафу, Эмма обнаружила голубую вуаль и прикрепила ее к черной шелковой шляпке с высокой тульей.
Обернувшись к внимательно следившей за ней собаке, она задорно улыбнулась:
– Князь Николай ждет. Как ты думаешь, Самсон, удивлю я его, одевшись как леди?
Если Николай и был удивлен ее внешностью, то виду не подал. Он ждал ее в большом холле, присев с элегантной небрежностью на край восьмиугольного каменного столика. В руке он держал хлыстик и легонько похлопывал им по голенищам сверкающих сапог. Солнечный свет, струившийся из круглых верхних окон, преображал его волосы в золотое пламя. Он наблюдал, как Эмма спускается по широкой главной лестнице, и глаза его сверкали дерзостью, словно намекавшей на общий секрет. В сущности, так оно и было, напомнила себе Эмма, ощутив внезапную неловкость. Николай каким-то образом догадался, что она никому не расскажет, как он ее поцеловал.
Вообще- то она подумывала об этом. Но вроде бы делать это было незачем. А если представить себе реакцию отца и последующий выговор, который он попытается сделать Николаю… Нет, это будет слишком унизительно.
Он с улыбкой поднялся ей навстречу.
– Я счастлив, кузина, что ты согласилась повидаться со мной.
– Мне было скучно, - безучастно произнесла она, - и я подумала, что, возможно, вы меня развлечете.
– На мое счастье, у тебя не оказалось лучших предложений, - проговорил он бодрым голосом.
Внимательно посмотрев на него, Эмма поняла, что он доволен возможностью покататься с ней. Вид у него был скорее даже самодовольный. Она подозрительно прищурилась.
– Чего вы добиваетесь, Ник?
– Отвлечь тебя от скуки. - Он приглашающе согнул руку в локте.
Эмма оставила без внимания этот вежливый жест.
– Меня не надо торжественно провожать в мою собственную конюшню, - сказала она, взмахом руки предлагая ему следовать за собой. - И если вы сегодня осмелитесь прикоснуться ко мне хоть пальцем, я вас изувечу.
Николай, улыбаясь, подстроился под ее широкий шаг.
– Благодарю за предупреждение, кузина.
Выбранная Эммой лошадь, послушная и бойкая гнедая кобылка, была под стать вороному жеребцу, которого привел Николай. После того как быстрая езда успокоила норов его коня, они поехали ровно и в полной гармонии. Эмма не могла обнаружить ни в посадке, ни в манере езды Николая ни малейшего изъяна. Он оказался прирожденным всадником, терпеливым и твердым. Однако она чувствовала, что между жеребцом и его хозяином идет борьба характеров. Это проявлялось в том, как Николай властно управлял животным. Так ездят почти все мужчины, словно они - высшие существа, а все остальные - низшие. Сама Эмма обращалась с лошадьми как с равными, и поскольку она ухаживала за ними и общалась с ними постоянно, они с готовностью подчинялись ей.
С пологого холма, на котором стоял Саутгейт-Холл, Эмма и Николай спустились к окраине бурлящего деловой суетой городка. День был теплым и ясным, дул приятный легкий ветерок. Переехав небольшую речушку, они пересекли дубовую рощу на границе Саутгейта и поскакали по широкому зеленому лугу.
Вороной легко обогнал гнедую кобылку Эммы, и она замедлила ход, со смехом признав свое поражение.
– Я бы еще померилась с вами, если бы не мое боковое седло! - воскликнула она.
Николай натянул поводья жеребца и ухмыльнулся в ответ:
– Ты ездишь, как ни одна из знакомых мне женщин, Емелия: как ласточка в полете.
– Это что? Русский вариант моего имени?
Он кивнул.
– Мою прапрапрабабку звали Емелия. Тебе подходит. У нас есть и мужское такое имя - Емельян. - Он загородил ей дорогу. - Может быть, пройдемся немного пешком?
– Что ж. - Эмма легко соскочила с лошади, прежде чем он успел предложить ей помощь.
Николай соскользнул с седла и досадливо прищелкнул языком, словно упрекая своевольного ребенка.
– Ты, Рыжик, чересчур самостоятельна. Разве преступление - иногда опереться на руку мужчины? Или разрешить ему помочь тебе слезть с коня? Или подняться по лестнице?
– Я не нуждаюсь в помощи. Не хочу ни от кого зависеть.
– Почему?
– Потому, что могу к этому привыкнуть.
– Неужели это так страшно?
Она нетерпеливо передернула плечами.
– Лучше справляться самой. Я так всегда поступала.
Оставив лошадей щипать траву под сенью старого дуба, они пересекли широкий зеленый луг. Над травами жужжали пчелы, собиравшие пыльцу и нектар с роскошного ковра полевых цветов. Эмма искоса поглядывала на Николая. Ее не переставало удивлять то, что он идет рядом с ней, - ступая с плавной грацией прогуливающейся кошки. Никогда в жизни не встречала она такого непредсказуемого человека. Впервые она увидела его, когда он чуть не разбил их семью. Тогда они все его ненавидели. Однако в последующие годы он сумел прокрасться в их жизнь. И в доме Стоукхерстов теперь его принимали если не с распростертыми объятиями, то по крайней мере вполне терпимо.
– Никогда не думала, что мы будем вот так гулять с вами… наедине, - заметила она.
– Почему бы нет?
– Ну, мой отец вас не любит, моя семья вам не доверяет, и все мои знакомые считают вас опасным человеком.
– Я не опасен, - ответил он, и на губах его заиграла улыбка.
– Судя по рассказам и сплетням, опасны. Негодяй, изменник, соблазнитель замужних женщин… А по утверждениям некоторых, еще и хладнокровный убийца.
Николай долго молчал. Потом она еле расслышала его ответ:
– Все это правда. Даже последнее. Я покинул Россию потому, что убил человека. Но вовсе не хладнокровно.
Эмма споткнулась от неожиданности и устремила на него потрясенный взор. Лицо его было замкнутым, золотистые ресницы опущены, скрывая выражение глаз. Почему, ради всего святого, он признался ей в этом? Она почувствовала, что сердце ее часто забилось. Николай продолжал идти, и она неуверенно следовала за ним. Они дошли до тенистого проселка, по другой стороне которого шел деревянный заборчик.
Николай остановился посредине дороги, мышцы его напряглись. Он рассчитанно пошел на риск, рассказывая Эмме о том, что совершил. Но она все равно узнала бы обо всем, так что лучше пусть услышит эту историю от него. Испарина выступила у него на лбу, четким движением он стер ее рукавом.
– Хочешь послушать об этом?
– Пожалуй, - застенчиво проговорила она, но за ее сдержанностью он почуял жгучее любопытство.
– Человека, которого я убил, звали Савелий Щуровский. - Николай замолчал и с трудом сглотнул. Царские дознаватели никакими пытками не смогли выжать из него это признание. Конечно, это было игрой воображения, но ему вдруг показалось, что все шрамы заныли и стали жечь. Он отрешенно потер запястья и продолжал, выдавливая из себя слова:
– Щуровский был любимцем царя, его советчиком, предполагаемым генерал-губернатором Санкт-Петербурга. Они с моим братом Михаилом были любовниками. Когда Михаил с ним порвал, Щуровский обезумел от ярости и заколол его насмерть.
– Ох, Боже мой! - прошептала Эмма, приоткрыв от изумления рот. Она пыталась осознать не только то, что его брат имел любовную связь с мужчиной, но и то, что он пал от руки любовника. Подобное откровение, да еще сказанное небрежно, обыденным тоном, ее поразило. Такие темы, как секс и убийство, в ее присутствии никогда не обсуждались, за исключением нескольких материнских бесед о морали, проведенных с ней Тасей.
– У меня не было никого ближе Михаила, - продолжал Николай. - И я был единственным, кого волновала его судьба. Я за него отвечал. Когда он был убит, я… - Он помедлил и потряс головой. Солнечные лучи засверкали в его золотисто-каштановых волосах ливнем искр. - Лишь одна мысль давала мне силы дышать, есть и жить - найти его убийцу!
Постепенно Николай забыл, что всего лишь рассказывает. Воспоминания нахлынули на него, затмевая настоящее. Глаза оставались открыты, но взгляд был невидящим.
– Сначала я решил, что это сделала Тася. Как ты помнишь, я последовал за ней из России в Англию, стремясь заставить ее заплатить за совершенное преступление. Но затем я узнал, что в смерти брата виновен Щуровский. Я знал, что справедливость не восторжествует, если только я не возьму дело в свои руки.
– Почему вы не могли передать это соответствующим властям?
– В России надо всем главенствуют политические интересы и соображения. Щуровский был фаворитом и советчиком царя. Я знал, что его никогда не станут судить за убийство Михаила. Он был слишком влиятельным лицом.
– Поэтому вы отомстили сами, - невыразительным голосом произнесла Эмма.
– Я позаботился не оставить никаких улик, но тем не менее под подозрение попал. И меня арестовали. - Внезапно слова словно застряли у него в горле. Он столького не мог ей передать! Всех ужасов, гнездившихся в нем где-то глубоко внутри. Жесточайшим усилием воли он вновь принял обычный невозмутимый вид. - Правительственные дознаватели пытались выжать из меня признание если не в убийстве, то хоть в измене. Когда же я устоял и ни в чем не признался, меня изгнали.
Он замолчал, сосредоточенно уставившись в землю. Легкий ветерок шевелил влажные пряди, упавшие ему на лоб. Высылка из России была пыткой хуже смерти. Она означала, что он будет полностью отрезан от живительного источника. Даже самых закоренелых преступников жалели, если они подвергались высылке с любимой родины. Россия была великой матерью. Она питала детей своих морозной свежестью воздуха, тайнами темных лесов, силой земли, баюкала в колыбели снегов. После прощания с Петербургом какая-то часть души Николая съежилась и умерла. Иногда ему снилось, что он снова там, и пробуждение приносило невыносимую тоску.
– Зачем вы рассказали мне это? - прервала Эмма его угрюмые раздумья. - Вы же никогда ничего не делаете без причины. Почему вы захотели, чтобы я это знала?
Николай посмотрел в ее серьезное лицо и саркастически усмехнулся:
– Разве друзья не должны поверять друг другу свои тайны?
– Откуда вы знаете, что я никому не скажу об этом?
– Мне придется просто поверить тебе, душенька.
Эмма пристально вглядывалась в него.
– Вы жалеете, что убили Щуровского?
Николай покачал головой.
– Я не верю в сожаления. Они не могут изменить прошлого.
– Вы - человек без морали, - сказала Эмма, устремив на него голубые глаза. - Мне следовало бы вас бояться. Но я не боюсь.
– Какая отвага! - усмехнулся он, забавляясь ее бравадой.
– Я даже подумала… что, если бы оказалась на вашем месте, наверное, сделала бы то же самое.
Прежде чем Николай успел ответить, он ощутил ее прикосновение у себя на запястье. Он замер, осознав, что во время разговора невольно потирал шрамы на груди. Под ее тонкими пальцами рука его напряглась, окоченела. Но на лице Эммы не отразилось жалости. Она смотрела на него странным взглядом, словно принимая таким, как есть: свирепым существом, которое нельзя винить за то, что оно поступает согласно своей натуре.
– Значит, ты не винишь меня за это убийство? - внезапно охрипшим голосом поинтересовался он.
– Не мое дело вас судить. Но я понимаю, почему вы так поступили. - Ее рука без перчатки легко легла на его руку. - Я сохраню вашу тайну, Ник.
Николай не шевелился. Все его мышцы судорожно свело, внезапная дрожь нахлынувших чувств сотрясла тело. Он не мог понять, почему ее прикосновение, ее слова имели над ним такую власть. Одно было ему ясно: он хочет держать ее в объятиях, причинять ей страдания и утешать поцелуями. Он хочет опустить ее наземь прямо здесь, распустить ее красно-золотые кудри и взять посреди поля, словно крестьянку. Вместо этого он отпрянул и отдернул руку. Тоном приятным и дружелюбным он ответил:
– Верю, что сохранишь, Емелия.
Она осторожно улыбнулась в ответ и возобновила прогулку. Ее юбки взметали пыль по колеям и засохшим буграм проселочной дороги. Николай, засунув руки в карманы, шагал рядом. Она отреагировала совсем не так, как он себе представлял. С готовностью приняла его рассказ. Отнеслась к нему слишком легко. До сих пор семья чересчур оберегала ее, позволяя жить своей жизнью, словно в каком-то романе. Эмма оказалась еще более наивной, чем он предполагал.
"Бедная глупышка, - подумал он, украдкой поглядывая на нее сквозь полуопущенные янтарные ресницы, - ну почему ты так облегчаешь мне задачу соблазнить тебя?"
Вслух же произнес:
– Могу ли я вновь увидеть тебя завтра утром?
Эмма заколебалась, прикусив нижнюю губку.
– Нет, - наконец откликнулась она, - я до конца недели буду в Лондоне.
– Какие-то развлечения?
– По правде говоря, я собираюсь принять участие в собрании Королевского общества гуманного обращения с животными. Меня попросили сказать несколько слов относительно новых законов о защите животных.
– Твоя семья будет тебя сопровождать?
Эмма поджала губы:
– Нет. Они моими крестовыми походами не интересуются. А если бы и захотели, я не хочу, чтобы они там присутствовали.
– А-а, - понимающе протянул он, - значит, ты так и не помирилась с отцом.
Она покачала головой:
– Отец прогнал единственного человека, которого я люблю. Если бы с вами кто-нибудь так поступил, сомневаюсь, что вы поспешили бы простить!
– Возможно, и нет. Но я ни в ком не нуждаюсь, в то время как ты… ты в одночасье утратила свою любовь и семью. - Николай внимательно следил за впечатлением, которое производят на нее его речи, но она умело скрывала свои чувства. Проникновенным голосом он сделал еще одно замечание, тонко и хитро нацеленное:
– Нелегко быть одинокой, не так ли? Пустота, молчание, тоска… Все это может и дворец превратить в тюрьму.
Эмма бросила на него задумчивый взгляд. В широко открытых глазах читалось удивление. Она не смотрела, куда идет, и споткнулась на глубокой рытвине от колес. Николай мгновенно подхватил ее, помогая восстановить равновесие. Прежде чем она успела запротестовать, он продел ее руку себе под локоть и с веселой улыбкой заглянул в ее вспыхнувшее лицо.
– Принимай помощь, когда предлагают, кузиночка. Это всего лишь временная поддержка.



***



Королевское общество гуманного обращения с животными проводило ежегодное общее собрание в одном из лондонских лекционных залов неподалеку от "Ковент-Гардена". Маленькое здание, перестроенное из гостиницы, располагалось по соседству с аукционами, книжными магазинами и конторами издателей. Окидывая взглядом комнату, освещаемую светом, льющимся в приоткрытые окна, Эмма ощущала приятное родство с присутствующими членами общества. Их было около двух сотен, большей частью пожилые мужчины: одни - сухонькие, оцепеневшие в креслах красного дерева, другие - полные, едва помещающиеся на квадратных маленьких сиденьях. Кое-где виднелись женщины, самая молодая из которых была вдвое старше Эммы. Она знала, что их привели сюда весьма разные причины. Лишь некоторые разделяли ее страстную тревогу о благополучии животных, другие же пришли просто потому, что это было модно. Однако все эти соображения были не важны, коль скоро, все хотели работать вместе для такой благородной цели.
Ощутив на себе чей-то упорный взгляд, она посмотрела направо вдоль ряда. Молодой человек с узким лицом и живыми темными глазами сидел неподалеку от нее. Пока они обменивались осторожными улыбками, Эмма попыталась припомнить его имя. Мистер Генри Даулинг, а может, Гарри… Они разговаривали здесь раз или два. Если она правильно запомнила, он служил в издательской конторе, но главным интересом его жизни были собаки колли. Он был известен как один из лучших заводчиков колли во всей Англии. Его задорное остренькое лицо напоминало Эмме мордочку ее лиса Престо. На мгновение губы девушки расплылись в улыбке, но она сразу же отвела от него глаза, однако продолжала ощущать на себе его взгляд, и жаркий румянец полыхал у нее на щеках.
Собрание выслушало нескольких ораторов. В зале не прерывался бумажный шелест: члены общества делали заметки и готовились к выступлениям. Деревянные сиденья скрипели, слушатели ерзали во время долгих речей. Время от времени речи прерывались вопросами - собрание требовало разъяснений. После четвертого оратора настал черед Эммы. Лорд Кроулс, президент общества, предложил заслушать сообщение о руководстве по защите животных, и у Эммы пересохло во рту.
Казалось, в зале воцарилась тишина. Эмма осторожно пробралась вперед, держа перед собой как щит ворох бумаг. От возбуждения и страха ее подташнивало. Побледнев, она крепко вцепилась в пачку листков и уставилась на маячившие перед ней ряды лиц.
К удивлению Эммы, ее голос зазвучал звонко и уверенно:
– Леди и джентльмены, я хочу предложить вашему вниманию поправки к "Наставлению" по защите животных. Оно было пересмотрено в соответствии с многочисленными полезными и разумными предложениями со стороны прославленных членов правления нашего общества. Если вы сочтете данное "Наставление" приемлемым, мы распорядимся напечатать его большим тиражом и распространить среди широкой публики.
Пожилой джентльмен, сидящий в первом ряду, заговорил:
– Не сочтет ли леди Стоукхерст за труд описать нам характер внесенных поправок?
Эмма коротко кивнула в ответ, и плечи ее слегка расслабились.
– Да, сэр. Теперь в "Наставлении" более подробно объясняется процедура подачи жалоб насчет избиения животных. Для примерного наказания виновных рекомендуется собрать побольше свидетельств такого проступка. Ни для кого не секрет, что животных часто избивают на улицах. Мы все видели, как бьют лошадей кнутами, дубинками или другими предметами, как плохо обращаются с домашним скотом по дороге на рынок, как мучают собак и кошек. Подобная жестокость многих возмущает, но люди не знают, что предпринять для ее пресечения. Настоящее "Наставление" содержит в себе рекомендации, как оценить подобные действия и каким образом сообщить о лицах, совершающих такие преступления, властям.
К удивлению Эммы, ей задал вопрос мистер Даулинг:
– Леди Стоукхерст, а что вы скажете по поводу научных экспериментов? Упоминаются ли в "Наставлении" занятия вивисекцией?
Эмма с сожалением покачала головой.
– Медицинские и научные сообщества заявляют, что им необходимо производить вивисекцию, то есть операции на живых животных без наркоза, для того чтобы продвинуться в познании. Но они не добиваются ничего, кроме жестокой и мучительной смерти тысяч животных. Я полагаю, что упоминание об этом следует включить в "Наставление", но пока этого не сделано. Мы никак не можем узнать, какие эксперименты необходимы для науки, а какие представляют собой лишь способы пытки. Возможно, члены общества сочтут целесообразным создать комитет по изучению этого вопроса…
Эмма собралась продолжать, но что-то привлекло ее внимание в глубине зала. Знакомый золотистый блеск и высокая мужская фигура в темной одежде. Это был Николай Ангеловский. Даже с такого расстояния его глаза и волосы светились ярким янтарем. Ее охватило смущение. Она едва могла осознать доброжелательное согласие лорда Кроулса на ее предложение. Между тем решение было принято и поддержано. Каким-то образом ей удалось оторвать взгляд от Николая. Она передала свою рукопись секретарю общества, ожидавшему рядом. Мужчины в ее ряду вежливо привстали, когда она пробиралась на свое место.
Собрание продолжалось еще целый час. Эмма старательно уставилась на спинку стула перед собой, но была не в силах сосредоточиться. С трудом удерживала она себя, чтобы не оглянуться на Николая. Он появился здесь потому, что ему было что-то от нее нужно. Это было единственным объяснением такого намеренного преследования. В ней боролись гнев и неясная тревога. Но… неужели и вправду в ней шевельнулось удовольствие от его поступка? Николай был таким красивым и сильным мужчиной. Множество женщин все бы отдали за то, чтобы привлечь его внимание хоть на несколько минут, а он был здесь и поджидал ев.
Заключительное слово лорда Кроулса знаменовало конец собрания, присутствующие поднялись, собираясь расходиться. Эмма стала пробираться к задним рядам и оказалась в обществе мистера Даулинга. В глубине его темных глаз бродила улыбка.
– Леди Стоукхерст, я собираюсь предложить лорду Кроулсу включить ваше имя в "Наставление" в знак признания великолепной работы, которую вы проделали.
– О нет, - без улыбки откликнулась Эмма. - Благодарю вас, но я не так много сделала. И я не хочу никакого признания. Я просто хочу, чтобы помогли животным.
– Если мне будет позволено заметить, вы, леди Стоукхерст, так же скромны, как и привлекательны.
Смущенная и польщенная Эмма опустила глаза.
Мистер Даулинг заговорил вновь, на этот раз гораздо неувереннее:
– Леди Стоукхерст, я подумал, не согласитесь ли вы…
– Кузина, - ворвался в разговор теплый голос с легким русским акцентом, - как приятно увидеть вас здесь. Но вы, кажется, потеряли где-то свою компаньонку. Вы должны позволить мне проводить вас домой. Для безопасности.
Эмма вскинула голову и хмуро уставилась на Николая, который прекрасно знал, что она часто игнорировала требования этикета выходить из дома только с компаньонкой. За ней прочно закрепилась слава взбалмошной особы. Поняв, что вежливость требует представить своих спутников друг другу, она скрестила руки на груди и угрюмо совершила требуемый обряд:
– Князь Николай Ангеловский, разрешите представить вам мистера Даулинга.
Мужчины холодно пожали друг другу руки. Затем Николай обратился к Эмме, бесцеремонно давая понять Даулингу, что встреча закончена:
– Ты прекрасно выглядишь сегодня, Емелия.
Мистер Даулинг еще продолжал топтаться рядом, глаза его ловили взгляд Эммы. Она улыбнулась с извиняющимся видом.
– Доброго дня, леди Стоукхерст, - нерешительно произнес он. - Наилучшие пожелания вам… и вашей семье.
Он с сомнением посмотрел на Николая, явно пытаясь сообразить, подпадает ли белокурый русский под эту категорию. Затем он исчез, словно его и не было.
Эмма яростно сверкнула глазами на Николая:
– Что вы здесь делаете?
– Меня волнуют вопросы защиты животных, - невозмутимо ответил он.
– Черта с два! Это было закрытое собрание. Как вы сюда проникли?
– Я купил членство в вашем обществе.
– Членство нельзя купить. Нужно заполнить бумаги, пройти собеседование, потом правление должно проголосовать… - Она резко оборвала себя. - Вы дали кому-то взятку.
– Я сделал пожертвование, - поправил он ее. Эмма рассмеялась с досадой:
– Существует ли на свете что-нибудь, чего вы не можете добыть за деньги? И что вы хотите теперь?
– Я намереваюсь проводить тебя домой, кузина.
– Спасибо, но меня ждет экипаж.
– Я взял на себя смелость отослать его.
– Вы самонадеянны, - спокойно проговорила она, просовывая руку под его локоть. - Вы всегда добиваетесь своего?
– Почти всегда. - Не обращая внимания на любопытные взгляды окружающих, Николай вывел ее из здания. - Мне понравилось, как ты выступала, Емелия. Я восхищаюсь женщинами, которые не прячут своего ума.
– Поэтому вы и последовали за мной в Лондон? Потому, что так безумно мной восхищаетесь?
Ее дерзость вызвала у него улыбку.
– Я признаю, что ты меня интересуешь. Неужели ты осудишь мужчину за это?
– Осужу? Нет, конечно. Но доверять вам не стоит. По-моему, вы, Ник, просто сотканы из противоречий и низких подспудных мотивов.
Тихий удовлетворенный смешок прозвучал у нее над ухом. Он свел ее к мостовой, где их поджидал великолепный лакированный экипаж. В него была запряжена четверка блестящих вороных рысаков знаменитой орловской породы. При карете находились два высоких лакея в черных ливреях.
Эмма влезла в экипаж первой и удобно расположилась на бархатном сиденье такого темно-красного цвета, что он казался почти черным. Внутри карета была отделана отполированными до блеска панелями дорогого дерева. Хрустальные окошки были обрамлены золотом, лампы инкрустированы полудрагоценными камнями. Несмотря на значительное состояние, которым обладала ее семья, Эмма никогда не видела такого роскошного экипажа. Николай сел напротив нее, и карета с волшебной плавностью помчалась по ухабистым улицам Лондона.
Пораженная Эмма на мгновение задумалась о жизни, которую Николай вел в России, обо всем, что он принужден был там оставить.
– Ник, - внезапно спросила она, - вы видитесь с кем-нибудь из родных? Они приезжают в Англию навестить вас?
Он не изменился в лице, но она почувствовала, что вопрос озадачил его.
– Нет… Да я этого от них и не жду. Когда я покинул Россию, все связи были оборваны.
– Но ведь не кровного родства. У вас есть сестры, не так ли? Тася как-то упоминала, что их у вас четыре или пять…
– Пять, - сухо отозвался он.
– Разве вы по ним не скучаете? Неужели вам не хочется их повидать?
– Нет, я по ним не скучаю. Мы с ними были почти чужими. Нас с Михаилом воспитывали отдельно от сестер.
– Почему?
– Потому, что так хотел наш отец. - Скорбные складки залегли возле его губ. - Мы чем-то походили на зверей в вашем зверинце: жили в клетках и полностью зависели от милости отца.
– Вы не любили его?
– Мой отец был бессердечным мерзавцем. Когда десять лет назад он умер, о нем не пожалела ни одна живая душа.
– А ваша мать? - робко поинтересовалась Эмма. Николай покачал головой и усмехнулся:
– Я предпочитаю не говорить о своей семье.
– Понимаю, - пробормотала она. Николай продолжал усмехаться.
– Нет, не понимаешь. Ангеловские - отвратная семейка, и каждое следующее поколение хуже предыдущего. Мы пошли от киевских князей-воинов, которые затем укрепили свой род грубым крестьянским семенем и добавили еще монголов, завоевателей-кочевников, любивших освежаться в долгих походах кровью из жил своих коней. В дальнейшем мы лишь катились вниз… чему я являюсь ярким примером.
– Хотите меня испугать?
– Предупредить, чтобы ты не питала на мой счет никаких иллюзий. "Нет худого дерева, которое приносило бы плод добрый". Не стоит этого забывать, Эмма.
Она засмеялась, в голубых глазах запрыгали веселые чертики.
– Вы напоминаете мне Тасю, когда она цитирует Библию. Никогда не думала, что вы религиозны.
– Религия тесно вплетена в русскую жизнь. Ее влияния никак не избежать.
– Вы ходите в церковь?
– С детства не был. Мы с братом думали, что ангелы живут на главах церквей. Они собирают наши молитвы и отсылают на небо.
– И были ваши молитвы услышаны?
– Нет, никогда, - коротко передернул плечами Николай. - Но ведь наш основной талант - терпеть… Это Божий дар русскому народу.
Карета миновала дешевый рынок с фруктовыми, овощными, рыбными и прочими прилавками, в том числе заваленными подержанной обувью и одеждой. Толпа шумела вокруг них, толкалась на соседних улочках, заставляя лошадей замедлять ход, а экипажи - вытягиваться в цепочку. Воздух звенел особыми рыночными звуками - смесью людских криков и визга животных.
Когда их карета остановилась, Эмма наклонилась и с любопытством выглянула в окошко.
– Там что-то случилось, - заметила она. - Возможно, драка или что-то в этом роде.
Николай открыл дверцу кареты и легко спрыгнул наземь. Велев кучеру обождать на месте, он направился в толпу. Эмма выждала минуту или две, прислушиваясь к продолжающейся какофонии. Возможно, столкнулись два экипажа или кого-то задавили… Сердце ее заныло от жалости, когда до нее донеслось жалобное ржание лошади или осла. В нем ясно слышались боль и страх. Не в силах вытерпеть ни одной лишней минуты, Эмма выскочила из кареты как раз в ту минуту, как возвратился Николай. Лицо его было мрачно.
– Что там случилось? - взволнованно спросила она.
– Ничего особенного. Возвращайся в карету, мы тронемся через пару минут.
Эмма посмотрела в его непроницаемые, безучастные глаза и рванулась мимо него.
– Эмма, вернись!
Но она, не обращая внимания на суровый приказ, уже пробиралась сквозь толпу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Герой снов - Клейпас Лиза

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

Часть вторая

Глава 5Глава 6

Часть третья

Глава 7Глава 8Глава 9

Часть четвертая

Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Герой снов - Клейпас Лиза



Советую почитать роман,понравился очень,если учесть еще что это русский князь,обалденно.
Герой снов - Клейпас Лизавероника
14.01.2011, 14.28





Роман очень хороший,тоже советую.
Герой снов - Клейпас Лизасветлана
8.04.2011, 16.53





chudesa vsegda ryadom s nami... tolko mi etogo ne ponimayem. vsyo prednaznacheno inachalno Vsevishnim, jelayu vsem bolshoy, nastoyashey, chistoy, vzaimnoy, schastyem napolnennoy lyubvi))))
Герой снов - Клейпас ЛизаТаня Ализаде
31.01.2012, 21.59





Замечательный,трогательный роман
Герой снов - Клейпас ЛизаДиля
24.02.2012, 18.31





Мрачновато как-то. Да и не люблю романы с перемещением во времени и переселением душ. Не моё.
Герой снов - Клейпас ЛизаПсихолог
3.03.2012, 6.36





Мне понравилась эта книга. Сюжет довольно занимательный и читается легко. При чтении книги, ты как - будто окунаешься в мир тайн и загадок. Отличная книга
Герой снов - Клейпас ЛизаNika
3.03.2012, 13.24





Я в восторге, сюжет прекрасный, а переселение души только добавляет красок и загадочности в роман, что подстёгивает читать и интригует на протяжении всего романа.Просто класс!!!!!!!!!!
Герой снов - Клейпас ЛизаМаргарита
23.03.2012, 19.30





Одна из моих любимых книг, и которую я с удовольствием перечитываю))
Герой снов - Клейпас ЛизаGrimmi
23.03.2012, 19.45





хороший роман, является продолжением романа "Ангел севера", но может читаться как отдельная книга. для тех, кто верит в переселение душ - это будет незабываемо! много всего, но не перебор. отлично. 9/10
Герой снов - Клейпас ЛизаОльга
13.04.2012, 0.17





Отличный роман. Очень понравился. Прочитайте не пожалеете)))
Герой снов - Клейпас ЛизаАйсулу
28.05.2012, 11.03





Читается с интересом в плане продолжения Агела СЕВЕРА. пРИСОЕДИНЯЮСЬ К положительным отзывам.
Герой снов - Клейпас ЛизаВ.З.-64г.
16.07.2012, 11.43





Первый раз прочитала этот роман лет 6 назад, была очарована князем Николаем :) rnДо сих пор периодически перечитываю, тк редко в этом жанре попадаются такие достойные произведения. Любителям исторического и мистического романа - рекомендую!
Герой снов - Клейпас ЛизаОльга
18.08.2012, 0.09





бред
Герой снов - Клейпас ЛизаFedora
18.08.2012, 0.33





Очень понравилась книга. Интересный сюжет, а Николай просто супер!!!
Герой снов - Клейпас ЛизаАнна
19.08.2012, 22.02





отличный роман!!! читала с большим удовольствием!!!
Герой снов - Клейпас Лизалия
5.11.2012, 17.28





Ojen lnteresnay kniga,ne mogla otorvatsy. Poka lutshie shto jitala u avtora.10/10
Герой снов - Клейпас Лизаklubnijka
6.11.2012, 10.49





Замечательный роман!!!Прочитала с огромным удовольствием! Рекомендую!
Герой снов - Клейпас ЛизаМари
11.11.2012, 17.38





Просто класс!Чудесный роман!Всегда обожала Д.Макнотт,но теперь Лиза Клейпас тоже мой любимый автор!
Герой снов - Клейпас ЛизаНаталья
20.11.2012, 21.51





Роман классный .Николяша супер,не даром русский.За один день прчитала "Ангела севера"и этот роман -осталась очень довольна !!!!!!!!!!!
Герой снов - Клейпас Лизанатали
26.01.2013, 1.25





Это продолжение Ангела севера.Немного скучноват и растянут,особенно про Петровские времена(английской публике этот период читать намного интереснее).Но браво автору за попытку разгадать загадочную русскую душу,используя при этом исторический материал и даже стихи нашего гениального Пушкина!8 баллов.
Герой снов - Клейпас ЛизаОсоба
8.02.2013, 23.35





Согласна с тем кто сказал, что бред. Дочитала было до какого-то момента, так психанула (не помню из-за чего), аж книга кубарем об стенку полетела. Но кажется было что-то неприятное про мою нацию, написанное пендоской-русофобкой, обзывание России варварской страной, зато англичане, что являются собаками по национальности (это не я, это Нечуй-Левицкий писал) привозносят себя, не замысливаясь что ЦИВИЛИЗОВАННАЯ страна, какой они себя считают не будет обзывать другую какими-то ОБСУРДНЫМИ легендами. Я даже не обижаюсь на медведей, матрёшек. Это стереотипы, мы к ним привыкли. Но к такому бреду, что все русские татары по национальности. Но потом спустя пол-года опять взяла книгу. Того что меня скребло уже не видела. Бедная несчастная девочка и муж русский засранец, драчун, пьяндалыга, сорит деньгами, бабник, курит, пьёт лимонную водку три раза в день по два раза (до приёма еды и после). И она бедная несчастная. Но внезапно находит странную картину с какой-то мазнёй. И догадывается, что под той мазнёй какая-то другая картина. Зовёт мастера, чтоб отшкрябал первый слой. Он сделал. И, о, ужас! На картине портрет её мужа. Главный герой как увидел эту картину, мужик с портрета ему косым глазом подмигнул и тот брыкнулся в обморок. Дальше что-то непонятное. ПЕТРОВСКОЕ время. Он вселился в своего предка и становится свидетелем его трагической судьбы, Меньшиков шушукает на него государю амператору и тот шлёт его на тарары; и любви к жене, какую оставляет. Я догадывалась, что это плод его бреда, но когда ж оно кончится, это сушение мозга? Пётр Первый вообще махал рукой на бунтарей, хотя надо было на них управу хоть какую-то делать. Наконец-то главный герой очухался, становится добрым, хорошим, порядочным (Чего жена рукается, стульями кидается, я же до обеда ни-ни), лимонную водку стал только всего лишь два раза в день жлуктить и даже по бабам бегать перестал, но вот беда. НИКТО ему несчастному не верит, думают, козёл придуряется, что-то задумал. Но конец приходит в её влажное лоно, как всегда на последних страницах. Что, однако, интересно. Мне книга не понравилась, но после своего же перессказа стало смешно.
Герой снов - Клейпас ЛизаМарьяна
18.02.2013, 18.07





Я с вами согласна! Мне не нравится ни роман с его содержанием, ни упоминание наших исторических личностей в подобной литературе...
Герой снов - Клейпас ЛизаАнна
18.02.2013, 19.11





Похоже Англофобка сменила свое имя на Марьяну.Почитайте комменты к Ангелу Севера,меня поймете.А Марьяне хочу дать совет-прежде чем так ругать автора,научись сама владеть русским языком,а то не коммент,а какая-то тарабарщина!А роману 8/10.
Герой снов - Клейпас ЛизаМаргоша
20.02.2013, 15.14





Марьяна, почему, Обсурдные легенды? Наверное, Вы имели в виду, Абсурдные. Коммент мне понравился. Я ист ЛР о России не читаю. Глупость отвлекает от любовной линии. Я рада, что есть отзывы, которые мне интересны. Ваши читаю с удовольствием
Герой снов - Клейпас ЛизаСинтия
20.02.2013, 15.35





Синтияrn20.02.2013, 15.35rnА не ваше ли это собственное произведение?? Где-то я уже читала подобный коммент под вашей подписью...
Герой снов - Клейпас ЛизаТатьяна
20.02.2013, 16.10





Татьяне- Марьяна или Англофобка не я. Ангел Севера- там подобный коммент, на который я тоже отозвалась. В моих отзывах не бывает матерных слов и я стараюсь быть предельно корректной в общении
Герой снов - Клейпас ЛизаСинтия
20.02.2013, 16.51





Синтияrn20.02.2013, 16.51rnrnrnА слово "трахнуть"? Погодите, я вам докозательство найду.
Герой снов - Клейпас ЛизаТатьяна
20.02.2013, 17.15





Татьяне- слово "трахнуть" вряд ли из моего коммента. Но в моем лексиконе оно есть. А как иначе сказать зло и оскорбительно о влечении к распутной женщине ? - " Я хочу ее... Что? Да, именно так: трахнуть и забыть"
Герой снов - Клейпас ЛизаСинтия
20.02.2013, 17.42





)) Это же мужские слова! Ладно)) я вас "прощаю"! Не буду дакапываться.и т д т п. Честно-впервые я вас поняла.
Герой снов - Клейпас ЛизаТатьяна
20.02.2013, 18.13





Роман безподобний!!!!!Ніяк не могла відірватись,поки недочитала до кінця.Велике спасибі автору!!!
Герой снов - Клейпас ЛизаТаня
2.03.2013, 1.14





ответить Маргоша: комент в точку, не то что тарабарщина, а быдловатость какая то. Книга как и предыдущая прочитал и забыл, но все равно автору плюс, написала про русских героев. Роман на любителя.
Герой снов - Клейпас ЛизаМама Евы
19.03.2013, 8.12





Ну навертели!!! Капец одно на другое! И историю плдмешали... короче, наверчено, но почитать можно 8 баллов
Герой снов - Клейпас Лизаleka
27.05.2013, 16.11





Ничего интригующего...все перевернули сверх на голову...
Герой снов - Клейпас ЛизаНИКА*
29.06.2013, 1.08





Супер! Роман мне очень понравился!
Герой снов - Клейпас ЛизаМила
2.07.2013, 13.58





Роман не понравился!А экскурс в прошлое вообще чистый бред.И ГГ первый раз в любви объяснился в прошлом, для меня непонятна эта ситуация. Получается ГГ полюбил вовсе не свою английскую жену,а ту, что была толи во сне, толи в фантазиях.Эмма, по идее, должна бы чувствовать себя униженной(во всяком случае, на мой характер). Если коротко, то сильно разочарована! Первый роман лучше.Хотя и он не фонтан. У русских издревле были бани, в то время как в Европе мылись раз в год, а в первой книге этот грех без стеснения автором приписывается русским.И уж вообще хрень, что дворяне употребляли в таком количестве спиртное. Обидно становится, что русских так парафинят!Поэтому мне не доставляет удовольствия чтение романов, когда автор так все переворачивает с ног на голову.
Герой снов - Клейпас ЛизаНатали
2.10.2013, 16.11





За русских обидно. Как англичанин, так супермен, а как русский, так алкаш, развратник,садист, педофил, и еще Бог знает что. Гавно книга. Секса чересчур много, явный перебор, слишком все утрированно, стереатипно и похоже на бред пьяной англичанки. Видимо человек ни разу в России не был и писал по книжкам, причем явно не русским. Короче разочарована, жаль потраченное время.
Герой снов - Клейпас ЛизаЖанна
29.10.2013, 19.33





Не понравилось. Противно стало и обидно. А втор много на себя взяла, решившись написать ТАКУЮ книжку. Белеберда. Больше ее произведений читать не хочется. Хочется спросить: а гда любовь??
Герой снов - Клейпас ЛизаМарина
23.03.2014, 20.05





Хороший роман,очень понравился. Меня он задел за живое.
Герой снов - Клейпас ЛизаАнастасия
13.04.2014, 14.18





Хороший роман,очень понравился. Меня он задел за живое.
Герой снов - Клейпас ЛизаАнастасия
13.04.2014, 14.18





Хороший роман, интересный и трогательный. Отличается глубиной и задушевностью, иногда даже какой-то мелодраматичностью, особую пикантность добавляют лёгкий мистицизм и реинкарнация, что-то вроде дежа вю. ГГ-и небанальны, она достаточно мила и эксцентрична, а он из тех, кого называют восхитительным мерзавцем. Роман интересен не пылкими страстями и ошеломительными авантюрами, а психологическим подтекстом, противостоянием культур, взаимоотношениями между мужчиной и женщиной, что делают его очень привлекательным, на мой взгляд.
Герой снов - Клейпас ЛизаAlinushka
15.04.2014, 20.26





Роман хороший, не смотря ни на что, а те кто не согласен, то пусть хоть немного расширят своё мировоззрение и почитают что-то из классики хоть русской, хоть зарубежной. ГГ-ой русский и пьяница да ещё и бабник, а англичанин так просто душка? - читай Бронте, есть хороший роман об английских джентльменах-алкоголиках; также советую привередам РУССКИЙ любовный роман РУССКОГО автора - так там ГГ-ой занимается на глазах у героини сексом с мачехой. Так что мужики они всегда мужики, вне зависимости от своей национальности.
Герой снов - Клейпас ЛизаЛёля
26.04.2014, 12.50





Чудесный роман про Эмму и Николая Ангеловского, продолжение книги про Тасю и Люка. С удовольствием перечитала. А про русских правда, что алкашей полно )))
Герой снов - Клейпас ЛизаНадежда
23.06.2014, 18.22





Очень понравился комментарий Alinushkи. правда, тема реинкарнации крайне интересна. а про власть и политику - кто хочет долго и счастливо жить, в неё не лезет. и во многих романах исторические личности перевираются и охаиваются. но читать, какие плохие политики в других странах намного легче! и действительно, слишком много пошлятины приписали русским. очень больно и обидно! хотя в какой-то момент, когда автор говорила хорошие вещи, гордилась! ну а вообще, сюжет крайне затянут. хотя главный герой мне и в начале плохим не казался - бывали и похуже. Жалела, что под конец ему не удалось вернуться на родину. и англичанка вместо того, чтобы русский выучить, придумывает окружающим "англичкие" прозвища.
Герой снов - Клейпас ЛизаИринка
30.06.2014, 7.45





первая книга очень понравилась. решила прочесть эту, когда начался этот вынос мозга во второй части про петровское время. сначало читала думала быстро этот сон пройдет.но потом пролистала почти все, так нудно и скучно было,и бесило что в книге постояннно про водку было.моя оценка 5 из 10
Герой снов - Клейпас ЛизаКристина
15.07.2014, 23.55





Классное продолжение моего любимого"Ангела Севера".И не надо злится,что нас,русских выставляют неукротимыми дикарями.Мы такие и есть-в этом и наша сила,и наша слабость
Герой снов - Клейпас ЛизаДарья
1.09.2014, 1.48





Классное продолжение моего любимого"Ангела Севера".И не надо злится,что нас,русских выставляют неукротимыми дикарями.Мы такие и есть-в этом и наша сила,и наша слабость
Герой снов - Клейпас ЛизаДарья
1.09.2014, 1.48





О нет, это просто ужас какой-то, жаль потраченного времени.rnТяжелый бред про монголообразных варваров, Россию невозможно узнать по описанному, совершенно все чуждое.rnЖелание читать окончательно пропало на Петровском времени, но в надежде на лучшее все равно домучила унылую тягомотину ненавистных реинкарнаций...rnЗря старалась, чуда не произошло, в конце такой же вынос мозга, как и в начале)
Герой снов - Клейпас ЛизаЕлена
12.09.2014, 3.11





неоднозначное впечатления от книги. начиналась, вроде неплохо, но потом - тихий ужас! гг-й пьет, унижает и изменяет гг-не(терпеть этого не могу). да, я привереда, как писали тут некоторые, но на то и роман, чтоб отвлечься от жизни и хоть в книге почитать красивую историю любви. потом какая-то реинкарнация. он же, вдумайтесь, спит со своей прапрабабкой. если кому-то это понравилось, то мне нет! ужас и бред!
Герой снов - Клейпас ЛизаLili
15.09.2014, 9.43





Меня не удивляет,что пользователь Марьяна,по всей видимости,закоренелая руссофилка,пишет слово"абсурдно"с буквы"о")...Мне,как культурологу,понравилось,как автор описала русский быт и рцсскийхарактер.Не обиднь совсем,что авто пишет,что во многих русских течет татарская кровь,от этогоаша нвеликая нация только выигрывает)у меня у самой,к примеру,скулы и глаза раскосые,а князь Николай как будто с мцжа моего списан,характер невозможный,нл такая харизма за этим кроется.Заметно,что писательницаткстати,американка)очарована русской кцльтурой,от этогь такой крцтой поворот в сюжете с переселением ду,автор наверно сгорал от желания описать еще и Петровскую эпоху
Герой снов - Клейпас ЛизаТаня
8.10.2014, 22.08





Наткнулась на это роман во второй раз и с удовольствием еще раз прочитала, очень понравился - советую.
Герой снов - Клейпас ЛизаАлена
20.01.2015, 18.35





Роман бесподобный, не могла оторваться пока не прочла до конца, наверняка буду перечитывать 10
Герой снов - Клейпас Лизаелена
23.01.2015, 1.14





О каких таких зверских пытках на Руси ведётся речь? В варварской России аж до Петра 1 не было казней, не было никаких извращённых орудий пыток, колёс, гильотин, позорных столбов, испанских сапогов, чтоб ноги ломать, никаких колод, чтоб пальцы ломать, никаких публичных избиений. Последняя публичная казнь была при Екатерине Второй, казнь Пугачёва, после чего публичность казней была отменена. В России казнили только за убийство и за хищения в особо крупных размерах, в других случаях ссылали, в отличие от цивилизованной Европы где казнили на право и на лево за мелкие пригрешения вплоть до 19 века, в России было только повешение и расстрел и ЭТО ПРОХОДИЛО на задворках, без зрителей, не то что в Европе, где из публичного убийства делали шоу.
Герой снов - Клейпас ЛизаДуся
8.05.2015, 18.16





роман понравился.
Герой снов - Клейпас ЛизаВАЛЕНТИНА
2.09.2015, 7.44





читала не отрываясь, но хотелось чтоб и Эмма вспомнила его так же отчетливо как и он ее,,, история о реинкарнации
Герой снов - Клейпас ЛизаНастя
21.02.2016, 23.27





Узнала что книги из моей билиотеки "АнгелrnСевера" есть продолжение и решила прочесть, т.к. возникала надежда на любовь между Эммой и Николаем. Всегда книги дочитываю до конца! Но эту... Я её читала НЕДЕЛЮ! Параллельно прочла Моруа "Литературные портреты" значительно интересней. ГГ-я так и не поняла. Ну не хотел он чтоб род его продолжался, а причем же здесь Эмма? Единственное что зацепило это её крик "Коленька". Значит всё-таки вспомнила!
Герой снов - Клейпас Лизабабушка
17.03.2016, 18.24





Советую, читается легко.интересный сюжет, вообще из 10 из 10
Герой снов - Клейпас ЛизаЮлия
23.05.2016, 22.31





не понравилось бредятина восхищение ГГ в чем же он так хорош самовлюбленный эгоист. наверное многие женщины любят когда мущины так с ними неуважительно ведут.
Герой снов - Клейпас Лизаирэн
27.05.2016, 16.46





На удивление мало клюквы про русскую жизнь. Единственный бред - про пытки.
Герой снов - Клейпас ЛизаВаджра
4.06.2016, 14.12





Тяжелый роман.
Герой снов - Клейпас ЛизаКэт
6.08.2016, 16.16





какие тут знатоки собрались! И казней не было, и англичане собаки, "пендосы", и ОБСУРД... Может быть, хотя бы учебник истории за 8 класс перечитаете? И заодно словарь орфографический? rnrnПонятно, что автор очень либерально обращается с русской историей, но для ЛР исторический контекст очень даже неплох. А тайная канцелярия при Петре еще как была, я уже не говорю про "Утро стрелецкой казни" (кстати о публичных казнях) - как раз-таки последствие Хованского мятежа. rnrnКомментарии англофобки и иже с ней только говорят о комплексе неполноценности, невежестве и неграмотности.
Герой снов - Клейпас Лизабумс
9.09.2016, 14.41





какие тут знатоки собрались! И казней не было, и англичане собаки, "пендосы", и ОБСУРД... Может быть, хотя бы учебник истории за 8 класс перечитаете? И заодно словарь орфографический? rnrnПонятно, что автор очень либерально обращается с русской историей, но для ЛР исторический контекст очень даже неплох. А тайная канцелярия при Петре еще как была, я уже не говорю про "Утро стрелецкой казни" (кстати о публичных казнях) - как раз-таки последствие Хованского мятежа. rnrnКомментарии англофобки и иже с ней только говорят о комплексе неполноценности, невежестве и неграмотности.
Герой снов - Клейпас Лизабумс
9.09.2016, 14.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100