Читать онлайн Шутки в сторону!, автора - Клементис Франческа, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шутки в сторону! - Клементис Франческа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шутки в сторону! - Клементис Франческа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шутки в сторону! - Клементис Франческа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клементис Франческа

Шутки в сторону!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Пит зашел в паб, чтобы пропустить стаканчик перед встречей с Бет. Перед глазами еще стояла сцена со Стеллой. Больше всего он чувствовал себя виноватым из-за того, что использовал выяснение отношений как предлог, чтобы уйти из дома. Однако он полагал, что достаточно хорошо знает свою жену. Скорее всего, она обо всем забудет, когда он вернется.
«Боже, что я делаю? — подумал он. — Тайком от жены встречаюсь с другой женщиной! Это совсем на меня не похоже». Но ему не нравился тот человек, которым он был долгие годы. Пит привык определять свой успех положением в обществе, смирившись с тем, что его брак никогда не станет мерилом счастья. А теперь он был напуган угрозой потерять работу — то единственное, что помогало ему справляться с непомерными запросами жены. То, что произошло на вечеринке, явилось последней каплей. Вся эта суета вокруг Лорен и Криса из-за сущей ерунды. Ведь сейчас он не был бы здесь, если бы Стелла не загнала его в угол! Интриги всегда утомляли Пита, а сейчас он оказался в центре одной из них — в параллельном мире, где люди говорили одно, а думали другое. Он чувствовал себя единственным живым человеком среди нарисованных персонажей японских мультфильмов, не способных вызвать даже тень интереса.
Войдя в кафе, где Бет уже ждала его, читая газету, Пит вдруг почувствовал, что одно ее присутствие действует на него успокаивающе. Он быстро попытался припомнить, чего не должен говорить Бет, и не вспомнил ничего. Она знала, что он женат. Возможно, она знала об их браке со Стеллой даже больше его самого, судя по количеству времени, которое Стелла тратила на телефонные разговоры с Бет. Он мог говорить с Бет о чем угодно, и от этого забытого чувства свободы у него перехватило дыхание.
— Привет! — поздоровался он, садясь напротив нее.
Отложив газету, Бет улыбнулась ему, а Пита внезапно затопила волна горечи. Ему даже захотелось сыграть в свою любимую игру под названием «А что, если…».
Существует два варианта этой игры. К первому люди прибегают в моменты отчаяния или депрессии, мысленно переигрывая каждое неверное решение в жизни и заменяя его тем, которое кажется правильным задним числом. В эту игру лучше играть в одиночестве, поздно ночью, потягивая ликер, привезенный из отпуска в Испании, и слушая негромкую меланхолическую музыку.
Но есть и более оптимистичный вариант игры «А что, если…». В мечтах вы используете шанс (возможно, смутный, но всегда реальный), подаренный вам судьбой, и рисуете в воображении будущую идиллическую жизнь.
Сейчас Пит играл сразу в оба варианта игры, рассеянно глядя на тележку, уставленную пирожными и тортами. Он даже выбрал себе что-то с кремом и вишнями, и пока официантка осторожно отрезала кусок торта, Пит представлял, какой бы стала его жизнь, если он не женился на Стелле. Если бы он связал свою судьбу с женщиной, не одержимой постоянной потребностью самоутвердиться. С женщиной, не стремящейся к несбыточной мечте и считающей, что «Друзья» — это всего лишь комедийный телесериал, а не пример для подражания.
Затем он вдруг задумался о том, каким бы стало его будущее, если бы он сейчас покинул Стеллу и оставшуюся жизнь провел с Бет. Конечно, эта мысль была безумием. Скоро он пойдет домой, к Стелле, с букетом очень дорогих лилий и будет пытаться загладить свою вину, обещая больше никогда не хлопать дверью. Он проведет приятный час в этой тихой заводи с Бет, а затем они оба признают, что их встреча была ошибкой, что они просто ненадолго сбились с пути, который должны пройти каждый по отдельности. А если обоих не устраивает собственная жизнь и душа жаждет иного, нужно отвлечься — записаться в школу танцев или удариться в религию, как поступают другие люди, проживающие жизнь, которой они не вольны распоряжаться.
— О чем ты думаешь? — спросила его Бет.
От неожиданности Пит вздрогнул. Посмотрев на свою тарелку, он обнаружил, что съел свой кусок торта и даже не заметил этого. Наверное, на него подействовало двойное виски, выпитое на пустой желудок в пабе.
О чем он думал?.. О том, что уже давно ему не задавали этого вопроса. То есть, конечно, Стелла спрашивала его, что он думает по поводу какой-нибудь очередной покупки. Но он так давно (а возможно, никогда) не говорил с женой о своих мыслях, что не смог придумать безобидную отговорку. Поэтому он ответил честно.
Говорят, честность — лучшая политика. Но не в том случае, когда эмоции готовы выплеснуться наружу, и нет силы, которая сдержала бы их. «Ничего не говори, Пит! — твердил ему голос рассудка. — Ведь потом ты не сможешь взять свои слова назад!»
Но он сказал:
— Я думал о своей жизни со Стеллой. И о том, что я здесь делаю. И почему я не сказал Стелле, что встречаюсь с тобой.
Бет инстинктивно накрыла руку Пита своей:
— Мне действительно очень жаль, если я доставляю тебе неприятности. То есть, я так благодарна тебе за тот звонок… В тот день один из моих пациентов умер, и я была сама не своя.
Пит смущенно потер глаза.
— О нет, только не ты! — разочарованно протянула Бет.
— Что — не я? — удивился Пит. Бет тяжело вздохнула:
— Крис тоже так делал, когда я заговаривала о своей работе. Избегал смотреть на меня, начинал изучать свои руки, или пятно на скатерти, или картину на стене, да все что угодно, лишь бы я сменила тему.
Пит пожал плечами:
— Прости, но мне кажется, что это вполне объяснимо. Человеку неприятно говорить о смерти. — Теперь он сосредоточенно подбирал крошки со стола.
— Может быть, но тогда с кем мне говорить, если подобное случается в моей профессиональной жизни? И случается достаточно часто. — Бет почти умоляла. — Мои родители предпочли бы, чтобы я стала ортопедом, лечила переломы. Они никогда не спрашивают меня о работе. Люди, похожие на Стеллу, желают слышать только истории о чудесных выздоровлениях или о дряхлых стариках, которые все равно уже отжили свое. А Крис в течение пяти лет менял тему, стоило мне коснуться моей работы. Я подумала, что ты другой, Пит. Мне действительно нужен друг!
Выражение беспомощной мольбы на лице сделало ее совсем юной. Питу следовало уйти в этот момент, прежде чем его захлестнет волна жалости и симпатии к этой женщине. Но он остался. Он не привык уходить первым — годы жизни со Стеллой сделали его таким.
— Просто я чувствую себя предателем, — признался он. Не было нужды произносить имя Стеллы, оно и так витало в воздухе.
Бет чуть подалась вперед. Глаза ее были серьезны.
— Честное слово, я не думала ни о чем, что могло бы расстроить Стеллу. Но ты прав. Я поступила опрометчиво. Конечно, нам не следовало встречаться без ее ведома, какими бы невинными соображениями мы ни руководствовались. Стелла будет ревновать, что я делюсь с тобой, а не с ней, не говоря уже о других последствиях.
Оба замолчали, думая «о других последствиях». Бет пожалела о вырвавшихся словах и искала более безопасную тему для разговора, которая позволила бы им вновь почувствовать себя непринужденно, как на вечеринке.
— Ты позвонил Крису? — внезапно осенило ее. Пит наморщил лоб.
— А зачем я должен ему звонить?.. — начал было он и тут же вспомнил, как солгал Бет, чтобы получить у нее номер телефона Криса для Стеллы. Он ударил себя по лбу. — Извини, совсем заболтался. Нет, то есть — я пытался дозвониться, но линия была занята.
— Это, скорее всего, по моей вине, — извиняющимся тоном произнесла Бет. — Мне нужно было позвонить ему по срочному делу, а заодно я сказала о твоих планах встретиться с ним.
«Держу пари, Крис очень обрадовался», — усмехнулся про себя Пит, а вслух сказал:
— Ничего страшного, я позвоню ему позже.
— Позже его не будет дома, — возразила Бет. — У него дела в школе, а потом они с коллегами собирались куда-нибудь сходить. — Она взглянула на часы. — Но если ты позвонишь сейчас, то застанешь его.
Пит побледнел:
— Нет никакой спешки. Я позвоню на неделе…
Зачем тянуть? — простодушно удивилась Бет. — У тебя же с собой мобильный телефон. Так позвони сейчас. — Питу захотелось немедленно выбросить мобильник, предательски поблескивающий на столе рядом с его чашкой. — И потом, с факультативными занятиями в школе у него остается не так много свободного времени. Поэтому лучше договориться о встрече заранее. Дай мне телефон, я наберу номер.
Не дожидаясь, пока Пит в очередной раз попытается увильнуть от звонка, Бет схватила телефон и начала нажимать на кнопки. Передав аппарат Питу, она откинулась на спинку стула. У нее появилась передышка, чтобы собраться с мыслями. Она знала, какой наивной выглядит в глазах Пита, но действительно хотела лишь завязать с ним дружеские отношения, ничего больше. Возможно, в глубине души ею двигали иные побуждения, но даже если и так, она о них не догадывалась. Пока Пит не заговорил о своем браке и о ней таким странным тоном.
— Алло? — раздался голос в трубке. «Черт возьми, — подумал Пит. — Он дома».
— О, привет, Крис! Это Пит, Пит Линч.
«Черт возьми!» — подумал Крис. Он-то надеялся, что Бет пошутила насчет того, что Пит собирается позвонить ему.
— Привет, Пит. Как дела?
— Прекрасно. А у тебя? — Пит ясно сознавал, что ему не о чем говорить с этим человеком.
— Страшно занят, — сообщил Крис. — Просто завален работой. — Если он даст понять, что у него нет времени, то, может быть, Пит попрощается, не успев договориться о встрече.
— Понимаю. Ну как… ммм… тебе понравилась наша вечеринка?
Пит всегда с трудом находил тему для беседы. У него даже мелькнула мысль, что нужно было внимательнее прислушиваться к болтовне Стеллы, когда она часами висела на телефоне, разговаривая обо всем и ни о чем.
— Все было замечательно. — «Боже, только бы он не сказал, что Стелла попросила его позвонить и поговорить о Лорен!» — взмолился про себя Крис.
Запас вежливых фраз у Пита закончился. Он в отчаянии взглянул на Бет и заметил, что она с ужасом смотрит в окно. Проследив за ее взглядом, он увидел Стеллу. Она стояла на улице и, прислонив ладони к глазам, пыталась разглядеть, что внутри. Как раз в этот момент она увидела его. И Бет.
Нужно было как можно быстрее закончить разговор с Крисом. Но хорошее воспитание помешало ему прокричать торопливое «до свидания» и нажать кнопку. Пит проклинал родителей за то, что они вырастили его таким вежливым.
Он начал говорить очень быстро, рассчитав, что Стелле понадобится пара минут, чтобы зайти в кафе и пробраться между столиками к ним.
— Крис, помнишь, мы собирались встретиться? Когда ты свободен? Может быть, на этой или следующей неделе?
Крис недоумевал. Зачем Питу понадобилось встречаться с ним? Ах да, ведь по телефону Бет сказала, что он сам на вечеринке у Стеллы предложил Питу встретиться. Должно быть, он выпил гораздо больше, чем думал. Теперь же он не мог найти достойный предлог, чтобы отделаться от мужа Стеллы. Хорошее воспитание помешало ему сказать, что его график заполнен до конца двадцать второго века. Крис проклинал родителей за то, что они вырастили его таким вежливым.
Крис не мог представить себе ничего хуже, чем сидеть с Питом целый вечер в пабе и мучительно придумывать, о чем бы с ним поговорить. Потом он вспомнил, что Бет упоминала о футболе. Лично он ненавидел футбол, но во время матча по крайней мере не нужно будет общаться с этим скучнейшим из людей.
— Может, сходим на матч в следующую субботу? — без особого энтузиазма предложил он.
Пит ненавидел футбол, но смутно помнил, как упомянул о футболе во время злосчастного телефонного разговора с Бет. Футбольный матч казался ему типичным мужским развлечением, а приглашать Криса в кино на французский фильм он не собирался и под дулом пистолета. По крайней мере, на стадионе ему не придется болтать с Крисом, мучительно ища подходящие темы. Для Пита не было ничего хуже, чем сидеть с Крисом целый вечер в пабе и заставлять себя общаться с ним.
— Прекрасная идея! — воскликнул Пит, следя глазами за Стеллой, которая уже вошла в кафе.
— Я могу купить билеты, — предложил Крис. Он хотел быть уверенным, что они с Питом будут сидеть на самой шумной трибуне, где даже собственного голоса не услышишь. — За кого вы болеете?
За кого же он болеет? Пит лихорадочно перебирал в памяти названия лондонских клубов, а Стелла между тем стремительно приближалась. За кого же он болеет?.. И тут Пит увидел в окно автобус с названием «Тоттенхэм» наверху.
— «Тоттенхэм», — выпалил он. — Я болею за «Тоттенхэм». Слушай, э-э… Крис, мне пора. Значит, билеты за тобой? Отлично. Созвонимся на следующей неделе. До свидания! — Времени на вежливость уже не оставалось, и Пит отключил телефон, не дожидаясь, пока Крис тоже попрощается.
Крис с удивлением смотрел на трубку, издающую короткие гудки. Пит, похоже, совсем спятил. И с этим человеком он должен пойти на футбол, который ненавидел?!
Тяжело вздохнув, Крис решил снова позвонить Лорен, которая до сих пор не перезвонила ему. Он хотел убедиться, что она пришла в себя после приступа странной болезни, поразившей ее вчера. К тому же он чувствовал себя виноватым за то, что ушел в такой спешке. Конечно, свидание прошло не лучшим образом, но Крис был порядочным человеком и всегда выполнял свои обещания.
Он набрал номер Лорен, но положил трубку, услышав, как включился автоответчик.


— Стелла, что ты здесь делаешь? — Пит вскочил, предложил жене стул и энергичными жестами принялся подзывать официантку.
— Странно, я о том же хотела спросить тебя. Ты не взял машину, и я решила, что, значит, далеко не ушел. Забавно и тебя, Бет, встретить здесь. А кстати, с каких это пор ты любишь футбол, Пит? Да еще болеешь за «Тоттенхэм»?
Слишком много вопросов, и нельзя даже переключить ее внимание на пирожные.
— Я поищу официантку, попрошу тебя обслужить, — пробормотал Пит и сорвался с места, прежде чем кто-нибудь успел ему возразить.
Официантка, ловко балансируя между столиками, несла подносы с бутербродами для четверых детей, кидающихся друг в друга конфетами, и их матери, с ангельским терпением переносившей выходки озорников. Однако на нее нетерпеливый посетитель не произвел впечатления.
— Я уже заметила вас. Садитесь, и я подойду к вам, как только отнесу заказ.
— Позвольте мне помочь вам! — в порыве вдохновения воскликнул Пит.
Он выхватил тарелки у протестующей девушки и начал расставлять перед шумной компанией маленьких хулиганов. При этом он бросал на Стеллу беспомощные взгляды и пожимал плечами, словно говоря: стараюсь, как могу, чтобы нас быстрее обслужили.
— Что он делает? — в замешательстве пробормотала Стелла, обращаясь больше к себе, чем к Бет.
— Наверное, пытается помочь, — сказала Бет, чувствуя себя ужасно неловко наедине со Стеллой. Интересно, что подумает подруга, если она тоже вскочит и начнет помогать другим официанткам. А ей вдруг очень захотелось это сделать, потому что пребывание за одним столиком со Стеллой стало невыносимым.
— Ну же, Бет, что это за тайное свидание с Питом? Я надеюсь, ты не замышляешь страстный роман с моим мужем?
Несмотря на свою наивность, Бет поняла, что ее подруга шутит. Очевидно, Стелла не могла себе представить женщину, желающую закрутить страстный роман с ее мужем. Ей вдруг стало грустно и обидно за Пита и за Стеллу тоже.
Но как бы то ни было, в отсутствие Пита давать показания пришлось ей.
— Мы столкнулись на улице, и я затащила Пита сюда. Он как раз собирался домой.
Она сказала именно то, что нужно было сказать. Бет, при всей своей наивности, была виртуозной лгуньей. Пять лет ей удавалось держать родителей в уверенности, что она живет одна в подозрительно большой квартире, и под разными предлогами свести их визиты к минимуму.
Стелла наконец отвела взгляд от Пита, который уже успел вступить в конфетное сражение с детьми, довольными, что нашли товарища для забав. Стелла редко видела Пита с детьми, но ей всякий раз становилось не по себе, потому что ему явно нравилось играть с ними, а она этого не понимала.
Стелла всегда бессознательно стремилась оборвать все контакты с друзьями, если они обзаводились детьми. Где бы она ни жила, она стремилась устроить все в доме так, чтобы никому в голову не пришло прийти сюда с ребенком. Взору родителей, рискнувших взять в гости своих малышей, представало огромное количество ценных и хрупких вещей, расположенных как раз на уровне роста ребенка. Устрашенные, они редко приходили снова.
Стелла вдруг спросила себя: действительно ли Пит разделяет ее мнение о детях? Может быть, ему бы понравилось чаше видеть детей у себя — или, еще хуже, завести собственных?..
Однако сейчас был неподходящий момент углубляться в подобные мысли. Она вспомнила, что Пит говорил о навязчивом желании Бет вернуть Криса, и, придав лицу самое сочувственное выражение, похлопала подругу по руке.
— Пит рассказал мне, что ты очень несчастна после разрыва с Крисом. Что он за мерзавец!
Бет пришла в замешательство:
— Не знаю, что именно сказал тебе Пит, но…
Раздражающая привычка Стеллы перебивать собеседника на сей раз спасла Бет и Пита от неприятностей.
— На вечеринках всегда так бывает. Пара коктейлей, ты опьянела и начала искать кого-нибудь, чтобы поделиться своими проблемами. К несчастью, тебе попался мой муж. Способностью к сочувствию бог его явно обделил.
Бет захотелось защитить Пита, но она сдержалась, поняв, что это было бы бестактно.
— Он очень старался, — сказала она, молясь, чтобы Пит поскорее вернулся за их столик. Она тоже заметила, с каким удовольствием он возится с детьми.
Это прибавило ему привлекательности в глазах Бет и напомнило о собственной нерешенной дилемме — иметь или не иметь детей.
Наконец Пит закончил играть и, думая, что его никто не видит, сунул официантке пятифунтовую банкноту за беспорядок, учиненный за столиком юных любителей конфет. Но Стелла заметила его неловкий жест, и Бет тоже. Небольшое отступление, которое он позволил себе, чтобы избежать стычки между двумя женщинами, заставило обеих взглянуть на Пита по-новому. Если бы он знал, насколько это запутает отношения между ними тремя, он бы, наверное, предпочел подавиться вишневой косточкой, едва увидев Стеллу.
Страшно нервничая, Пит вернулся к столику и сел между Стеллой и Бет. Похоже, до кровопролития дело не дошло, и ничего, уличающего его, сказано не было. Пит почувствовал благодарность к Бет и грусть оттого, что Стелла в который раз помешала им закончить важный разговор.
Пит подумал, что придется вновь встретиться с Бет. И даже не потому, что он хочет увидеть ее, а просто чтобы убедиться, что Стелла ничем не расстроила ее и они остались друзьями. Если бы не Стелла, они с ней спокойно побеседовали и мирно расстались. Так он пришел к выводу, что вина за новое свидание с Бет лежит все на той же Стелле.
Бет, обжигаясь, допила свой чай и поднялась.
— Ну, мне пора. Не буду больше вас задерживать. Стелла, спасибо, что одолжила мне своего мужа. Не знаю, что бы я делала, если бы не встретила его случайно на улице. Мне очень нужно было излить кому-нибудь душу.
«Спасибо», — одними губами прошептал Пит, улучив момент, когда Стелла отвернулась. Бет выбрала прекрасный способ сообщить ему то, что она сказала Стелле. Потом он поднес руку к уху, показывая, что позвонит ей. Теперь они вступили в настоящий сговор против Стеллы, и это уже было предательством, хотя и по ее собственной вине.
Когда Бет ушла, Пит повернулся к Стелле:
— Стелла, извини меня за сегодняшнее. Я… Стелла отмахнулась, словно говоря, что это не имеет значения. Она, казалось, уже забыла вспышку его раздражения.
— Собственно, я искала тебя, потому что меня беспокоят твои родители. По-моему, они поссорились и почти не разговаривают.
Пит нахмурился. Не в привычках родителей было ссориться.
— Почему? Утром они были вполне счастливы. Стелла вспомнила просьбу Билла и Энн ничего не говорить Питу.
— Уверена, это пустяки. Твой отец где-то потерял очки, а мама долго не могла их найти.
— Он всегда их теряет, — с нежностью сказал Пит. — Но почему мама разволновалась? Надеюсь, они ничего от меня не скрывают.


В доме Пита и Стеллы зазвонил телефон. Билл и Энн сидели в зимнем саду, каждый был погружен в свои невеселые мысли.
После четвертого звонка Билл устало спросил:
— Может, ответить?
— А с каких это пор ты спрашиваешь моего мнения? — огрызнулась Энн тоном типичной сварливой жены.
Билл удержался от нового обмена упреками и обвинениями. Кряхтя, он встал с банкетки (на самом деле это был искусно замаскированный мини-бар) и на протяжении следующих четырех звонков искал телефон. Им оказалась странная металлическая пластина с двумя отверстиями. Билл нервно повертел пластину в руках, не сразу разобравшись, каким отверстием ее нужно прикладывать к уху, а в какое говорить.
— Алло?
— Кто это? — потребовал голос на другом конце провода.
Это самый раздражающий вопрос, который может задать звонящий. Как, спрашивается, на него отвечать? А если человек ошибся номером, зачем называть свое имя?
— Это Билл, — ответил Билл, не зная, что еще сказать.
— Какой Билл? — подозрительно поинтересовался голос.
— Билл Линч, отец Пита.
— Ах, Билл! — обрадовался голос. — Здравствуйте, Билл, это Морин, Морин Коннор.
— Здравствуйте, Морин. Как поживаете?
Билл понятия не имел, кто это. В их семье имена знакомых запоминала Энн. В обязанности Билла входило разливать напитки, мыть посуду, подстригать газон. В именах он не был силен.
— Замечательно, Билл. Не могли бы вы позвать Стеллу?
— Извините, ее сейчас нет. Пита тоже. Что им передать?
Он не стал заниматься поисками ручки и бумаги, зная, что все равно не найдет. В этом доме принято было держать вещи в самых неожиданных местах. Он вытащил из кармана старый чек и огрызок карандаша, которым записывал ставки в конторе букмекера. Еще один маленький секрет от Энн, который он никогда не откроет.
— Я звоню по поводу дня рождения Лорен. До него осталось две недели, и я хотела убедиться, что Стелла и Пит смогут прийти. В прошлом году они приходили и в позапрошлом тоже, но эти заботы с новым домом…
Так это мать Лорен! Билл сразу почувствовал себя увереннее.
— Я попрошу кого-нибудь из них перезвонить вам, когда они вернутся.
— Вы очень добры. — Поколебавшись секунду, она добавила: — Знаете, о чем я подумала?
Билл не знал. В их семье думала Энн. Он был кормильцем. Ему нравилось строгое распределение ролей, которое отличает прочные браки.
— О чем, Морин?
— Видите ли, Лорен всегда так тепло отзывалась о вас с Энн…
Тогда Билл вспомнил кое-что еще. Морин была матерью, которая не желала знать свою дочь многие годы. Познакомившись с Лорен, Энн сразу же взяла ее под свое крыло, опекала и поддерживала, проявляя интерес ко всем ее делам.
— Вы меня слушаете, Билл? — обеспокоенно спросила Морин.
К сожалению, у Билла плохо получалось слушать и думать одновременно.
— Извините, Морин, я отвлекся.
— Так вот, мне кажется, что Лорен очень обрадуется, если вы тоже придете. Она очень вас любит, а мне хочется устроить особенный праздник для нее.
Ее слова были чистой правдой. Кроме всего прочего, Морин считала, что большое количество гостей сгладит возможное напряжение между Лорен и Эдди.
— Звучит заманчиво. Вы сказали, через две недели?
Да. Я организую грандиозную вечеринку. Ее новый друг Крис тоже приглашен, и ему будет приятно увидеть Лорен в окружении любящих людей.
— Я согласен, Морин. Энн тоже с радостью присоединится ко мне. Нам очень нравится Лорен и будет приятно доставить ей удовольствие.
— Что ж, если все сложится хорошо, скоро она будет очень счастлива, — загадочно обронила Морин и попрощалась.
Однако Энн не стала прыгать от радости, услышав новость.
— У меня назначено обследование через десять дней. Не знаю, как я буду себя чувствовать.
— Откуда мне было знать? Я не умею читать мысли. Дальше разразилась типичная сцена «Кто лучше читает мысли», столь популярная у супругов. Начинает ее обычно муж, но последнее слово, как водится, остается за женой.
Они перестали спорить, лишь когда вернулись Пит со Стеллой, и облегченно вздохнули, видя, что недоразумения между сыном и невесткой улажены. Билл передал сообщение Морин.
— Прекрасно! Я совершенно забыла о праздничном ленче у Морин. Мы же сможем сходить, правда, Пит?
Пит обреченно поднял глаза к потолку:
— Мне лично надолго хватит нашей последней вечеринки. Мы будем расплачиваться за нее ближайшие два месяца.
Стелла застонала:
— Не будь таким занудой! Нам нужно отвлечься. И твоим папе с мамой тоже. — Она знала, что этот аргумент повлияет на Пита, особенно после того, как она рассказала ему об их недавней размолвке.
У Пита не осталось выбора. Он не мог сказать ей, что, возможно, через две недели у них будет мало поводов для радости. За день до ленча у Морин было запланировано заседание совета директоров корпорации, которая выкупила его компанию. На заседании он узнает, есть ли у него работа или нет.
— Это будет замечательная вечеринка! — весело воскликнула Стелла.
Остальные с сомнением покачали головами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шутки в сторону! - Клементис Франческа



Как любовный роман, то на 6. Как произведение - 8.
Шутки в сторону! - Клементис Франческаanurra
27.10.2015, 9.31





Прочесть смогла не с первого захода. Осталось ощущение бедлама, хаоса. Общий неприятный осадок от сюжета.
Шутки в сторону! - Клементис ФранческаН.
19.03.2016, 10.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100