Читать онлайн Шутки в сторону!, автора - Клементис Франческа, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шутки в сторону! - Клементис Франческа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шутки в сторону! - Клементис Франческа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шутки в сторону! - Клементис Франческа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клементис Франческа

Шутки в сторону!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Наступила суббота, а Пит все никак не мог решиться сказать Стелле, что собирается провести вечер без нее. Ему было ясно одно: нельзя говорить жене, что он встречается с Бет. Стелла бы это неправильно истолковала, хотя, конечно, «правильного» объяснения у него тоже не было.
Стелла, похоже, пребывала в прекрасном настроении. Ей позвонила Лорен, и Стелла с облегчением поняла, что подруга на нее не сердится. Лорен сообщила, что уже на пути в Камберленд, хотя первоначально собиралась уехать в понедельник, и что вечер с Крисом был ничем не примечательным. Разговор получился коротким из-за плохой связи в горах, чему Стелла, откровенно говоря, была очень рада. Стелла задала пару общих вопросов, и они договорились созвониться по возвращении Лорен в Лондон.
Родители Пита в последнюю минуту согласились провести уикенд у сына, хотя им неприятно было услышать, что Пит давно запланировал их приезд. И что в субботу вечером его не будет дома, но Стелла об этом пока не знает.
— Видишь ли, Пит, — сказал ему отец, — у нас с мамой нет секретов друг от друга, да и не может их быть между мужем и женой. Не знаю, что происходит у вас со Стеллой, но вы должны разобраться, пока ситуация не вышла из-под контроля.
Родители Пита не умели притворяться, поэтому с первой минуты их пребывания в доме Стелла заподозрила неладное.
— Пит, у мамы с папой все в порядке? — встревоженно спросила она у мужа. — Они выглядят как-то… странно.
— Тебе показалось, — раздраженно ответил Пит, желая, чтобы этот уикенд закончился как можно скорее и он смог бы вернуться к своей спокойной, предсказуемой жизни.
— Не думаю, — пробормотала Стелла, решив обязательно выяснить, в чем дело.
Она отыскала Билла и Энн в зимнем саду, где они потрясенно созерцали весьма откровенные порнографические рисунки, которыми были покрыты батареи отопления. Увидев ее, Билл и Энн отшатнулись друг от друга, тщетно пытаясь не выглядеть виноватыми.
— Так что происходит? — напрямую спросила Стелла.
Билл принял удар на себя:
— Мы тут… любовались батареями. Очень… ммм… необычное оформление.
Стелла в раздражении покачала головой:
— Я говорю не о батареях. Кстати, не волнуйтесь, это не мы их разрисовали, а прежние хозяева.
Билл и Энн облегченно вздохнули. Они уже решили, что пикантные картинки явственно свидетельствуют о трещине в отношениях супругов. Однако они рано обрадовались. Стелла пошла напролом:
— Я чувствую, что что-то происходит. Возможно, вам удастся скрыть это от Пита, но не от меня. Вы ведете себя странно, едва переступили порог дома. В чем дело? Пожалуйста, не пугайте меня. Я не сойду с этого места, пока вы мне всего не расскажете!
Родители Пита чувствовали себя ужасно. Они любили невестку, как родную дочь, и вынуждены были лгать ей. Оба начали лихорадочно искать правдоподобные отговорки, способные хотя бы на время успокоить Стеллу.
— Просто у меня побаливает сердце, — сказала Энн.
— Просто у нас небольшие денежные проблемы, — сказал Билл.
Произнеся свои фразы одновременно, они удивленно повернулись друг к другу. Но Стелла не заметила встревоженных взглядов, которыми обменялись свекор и свекровь, и снова бросилась в атаку.
— Я понятия не имела! — воскликнула она. — Почему вы никогда не рассказываете о своих заботах? Мы с Питом могли бы вам помочь…
Билл откашлялся:
— Видишь ли, Стелла, мы не хотим, чтобы наши дети знали о наших проблемах. К тому же ничего серьезного нет, так что не о чем говорить.
— Как боли в сердце могут быть несерьезными? — с сомнением спросила Стелла. — А уж проблемы с деньгами всегда серьезны.
— В любом случае, мы их уже почти решили, и лучше не беспокоить Пита сейчас, когда ему хватает неприятностей на работе.
Стелла удивленно посмотрела на Билла:
— Что вы имеете в виду? Насколько мне известно, у него все в порядке.
Билл готов был откусить себе язык. Он считал, что Пит все рассказывает Стелле. Они с Энн никогда ничего не таили друг от друга — не считая того, что жена не рассказала ему о пошатнувшемся здоровье, а он промолчал о финансовых затруднениях в семье.
В свой последний приезд к родителям Пит признался, что компанию, где он работал консультантом, скоро выкупит большая корпорация, и им грозит сокращение штатов. Билл постарался утешить сына:
— Тебе не о чем беспокоиться. Избавляться в первую очередь будут от старых сотрудников, а не от молодых и полных сил, как ты.
Пит печально посмотрел на него:
— В том-то и дело, что я — из старых. Мне скоро сорок, по меркам этого бизнеса я уже стар.
В этот момент в комнату вошла Стелла, и Пит замолчал. Теперь, две недели спустя, Билл понял, что сын не хотел обсуждать свои проблемы в присутствии жены, и принялся оправдываться:
— Наверное, я не так понял. Ты же знаешь, как часто я все путаю…
Однако Стеллу было нелегко провести.
— Но что конкретно он тебе сказал о своей работе? Мне он ничего не говорил.
— А когда ты в последний раз спрашивала его о работе? — не удержавшись, уколола невестку Энн.
Стелла нахмурилась:
— Что ты имеешь в виду? Мы с Питом всегда расспрашиваем друг друга о делах.
Билл и Энн ничего не сказали. Они провели достаточно времени в доме сына — вернее, в сменяющих друг друга домах, — чтобы понимать, что расспросы в основном сводились к обсуждению последних покупок. Им понадобилось несколько лет, чтобы смириться с мыслью, что Пит если не счастлив, то, по крайней мере, доволен ролью молчаливого спутника Стеллы. Именно такой партнер был ей нужен.
Во время первой же встречи с родителями мужа Стелла посвятила их во все подробности жизни ее семьи. Билл и Энн нашли несколько пугающую откровенность Стеллы в какой-то степени привлекательной. Однако они сомневались, что Пит сможет смириться с ее главенствующим положением в семье. Тем не менее Пит, судя по всему, смирился, только несколько замкнулся в себе. Они со Стеллой обменивались информацией, обсуждали планы, но никогда не говорили по душам. В глазах родителей Пита брак сына был странным. Но все же он длился уже пятнадцать лет.
Первое время после женитьбы Пит постоянно сравнивал семью родителей с семьей Стеллы. «Они очень жизнерадостные, — говорил он родителям. — Для них самое большое удовольствие — кататься ночью на машине по пустым улицам и кричать во все горло». Билл и Энн обменивались тревожными взглядами, однако Пит пытался понять родителей Стеллы.
— Они просто любят развлекаться, вот и все, — объяснял он.
Надо сказать, Стелла многие годы сопротивлялась стремлению членов семьи к постоянным развлечениям. Она была умной и трудолюбивой девушкой, и когда остальные собирались в гостиной и распевали популярные песенки, она закрывалась в спальне и корпела над учебниками. Однако в то время как успехи ее братьев в учебе всячески поощрялись, ее собственные достижения воспринимались родителями настороженно. «Девушка твоего возраста должна больше развлекаться, встречаться с мальчиками, наслаждаться жизнью», — повторяли они, словно она позорила их своим поведением. Умные сыновья были гордостью семьи, умные дочери — поводом для опасений.
Так и продолжалось, пока однажды на Рождество Стелла не согласилась выпить пару бокалов шампанского, поддавшись на настойчивые уговоры. Она быстро опьянела и начала петь песни Элвиса Пресли вместе с родителями и братьями. Тогда она впервые ощутила теплое чувство причастности к семье. После того рождественского вечера Стелла не переставала развлекаться.
Стелла была очень прямолинейной девушкой, видевшей лишь то, что лежало на поверхности. Ей казалось, что нужно постараться, чтобы понравиться сверстникам, и она старалась. Она научилась готовить, чтобы заслужить расположение братьев и будущего мужа. Она научилась целоваться на первом свидании и поклялась выйти замуж за своего первого мужчину.
— Ты очень красива, — сказал ей Пит, когда они впервые встретились на дискотеке.
Он был пьян, и она знала об этом, но прежде даже пьяные не называли ее красавицей.
— Думаю, ты очень… милая, — сказал он, немного протрезвев, когда она спросила, что он думает о ней. — Ты очень отличаешься от моей предыдущей девушки. Ты не похожа на остальных, — сказал он, решив жениться на ней.
Питу было девятнадцать, и в его послужном списке значилась лишь одна подружка. Он не слишком хорошо понимал, что говорит и что делает.
Они поженились, едва закончив учебу. Билл и Энн тревожились за сына, так как им казалось, что он больше влюблен в идею женитьбы, чем в свою невесту. Но он выглядел счастливым. По крайней мере, не выглядел несчастным. У этой пары было много друзей, они без конца устраивали вечеринки. Детей они так и не завели, но это решение было обдуманным и взаимным. Так, по крайней мере, говорила Стелла. Пит никогда не касался этой темы. Но его родители часто обсуждали ее.
Сейчас в душе Стеллы поселилось беспокойство. Она держалась за устоявшееся положение вещей, как утопающий хватается за соломинку. Она избегала серьезных личных разговоров с Питом, потому что всегда боялась: вдруг он скажет что-то такое, чего она предпочитала не знать.
Но Пит явно доверил родителям что-то, что скрыл от нее, и это касалось их брака. Стелла испугалась и разозлилась на Пита. Почему он ничего не сказал ей о возникших проблемах до того, как они купили этот дом? Он согласился с ней, что было бы забавно купить такой огромный дом и переделать его по своему вкусу. Вернее, он не выразил протеста, что, в общем, было одно и то же. Если у него были малейшие опасения, что его работа может оказаться под угрозой, он должен был поделиться с ней, чтобы они не ввязывались в приобретение нового дома.
Однако Стелла не высказала своих мыслей вслух. Она прибегла к испытанному средству успокоиться — принялась мысленно составлять список необходимых покупок.
Видя, что пробудили в Стелле серьезные подозрения, Билл и Энн поспешили удалиться в Свою комнату. Билл взял со стола газету и углубился в чтение, а Энн села напротив и принялась молча сверлить его взглядом. Надо сказать, что трудно было сидеть спокойно в комнате, отделанной в стиле барокко — так и казалось, что ты попал в психиатрическую лечебницу девятнадцатого века.
Энн первой нарушила молчание:
— Ты сказал, что у нас финансовые проблемы, чтобы сбить с толку Стеллу, или это правда?
Билл вздохнул и отложил газету:
— Я не должен был ничего говорить. Это пустяки, всего-навсего мелкие неурядицы.
Энн озадаченно покачала головой:
— Не понимаю. Ссуда за дом погашена много лет назад, у нас хорошие пенсии, приличные сбережения. Какие у нас могут быть неурядицы с деньгами?
Билл постарался придать себе бодрый вид:
— Не о чем волноваться. Просто я одолжил Питу немного денег несколько месяцев назад. Он сказал, что вернет их, когда получит деньги за продажу их прежнего дома. Но дело в том, что они со Стеллой выручили меньшую сумму, чем рассчитывали. Теперь он сможет вернуть долг, когда получит ежегодную премию.
— А если он не получит премию, когда его компания перейдет другому владельцу? И почему ты не посоветовался со мной? — дрожащим голосом спросила Энн.
— Меня об этом попросил Пит. Он знал, что ты будешь волноваться на пустом месте. Он же взял деньги временно, так зачем было говорить тебе?
Энн посмотрела на мужа, словно на чужого человека.
— Сколько же тайн ты скрыл от меня за сорок лет нашей совместной жизни?
Билл нахмурился:
— А ты? Как давно у тебя болит сердце? Энн пожала плечами:
— Это ерунда. Просто шумы. Доктор сказал…
— Ты ходила к доктору? — прервал ее Билл. — Значит, дело было настолько плохо, что ты решила обратиться к врачу, но ничего не сказала мне? Так что сказал доктор об этих «шумах»?
Энн отвернулась.
— Он сказал, что, возможно, ничего серьезного нет, но нужно сдать некоторые анализы. Так зачем было раньше времени тревожить тебя? Может быть, подозрения необоснованны.
Взаимный обман, такой мелкий и незначительный, встал между ними стеной, поставив под угрозу кристальную чистоту отношений. Только звук захлопнувшейся входной двери заставил их переключиться.
Они спустились вниз и обнаружили Стеллу, которая кричала перед закрытой дверью:
— Отлично! Иди куда хочешь! Мне наплевать!
Стелла, что случилось? — Энн не привыкла к такому открытому проявлению эмоций в семье сына. Ее худшие опасения подтвердились: между Питом и его женой явно пробежала кошка.
Стелла в замешательстве посмотрела на них:
— Не знаю, Энн. Я действительно не знаю!
Она не лукавила. Она и в самом деле не могла понять, почему так все получилось. Они с Питом мирно беседовали о перилах парадной лестницы, а в следующую минуту он выбежал из дома, хлопнув дверью. Что она такого сказала или сделала?
— Может быть, нам покрасить перила в вишневый цвет с эффектом зернистости? — только и спросила она.
И тут Пит вдруг пришел в неистовство. По-другому его реакцию нельзя было назвать. Он начал метаться по комнате и кричать:
— Зачем ты спрашиваешь меня? Делай, как хочешь! Ты же всегда так поступаешь!
Стелла вспомнила слова Билла о проблемах у Пита на работе. Может, в этом кроется причина его странного настроения?
— Послушай, твой отец рассказал мне о неприятностях в твоей компании. Это серьезно? — робко начала она.
Пит снова взорвался:
— Он не имел права говорить тебе!
— Ты что, издеваешься? Как ты думаешь, каково мне узнавать о проблемах у мужа на работе от свекра?
Пит насмешливо посмотрел на нее:
— Не сомневаюсь, что ты быстро утешишься, купив пару дорогих безделушек.
От возмущения Стелла чуть не задохнулась:
— Не знаю, что с тобой происходит, но не обязательно винить во всем меня!
Хочешь знать, что со мной происходит? — Не дожидаясь ответа, он выпалил: — Я скажу тебе! У меня есть все шансы вылететь с работы через пару недель. Я получу минимальное пособие по безработице, которого хватит на погашение ссуды на дом в течение трех месяцев, а потом я должен буду найти такую же хорошо оплачиваемую работу. Но самое главное то, что я уже долгое время переживаю из-за этого, а ты ничего не замечаешь!
Стелла была потрясена. Настолько, что не заметила нервные взгляды, которые Пит бросал на часы.
— Ты согласился купить этот дом, зная, что можешь потерять работу? Как ты мог?!
— Я ничего не знал. Я считал, что все обойдется. А ты, как всегда, была полна решимости переехать. Ты изнывала от нетерпения, и я понимал, что ты не успокоишься, пока не найдешь себе новый предмет для забот.
Стелла фыркнула:
— Так вот как ты обо мне думаешь? Большое спасибо!
При этих словах Пит сорвался с места, схватив пиджак.
— С тобой бессмысленно спорить. Я пойду подышу свежим воздухом.
Когда дверь за ним закрылась (правильнее сказать, с треском захлопнулась), Стелла вдруг подумала, что на нем сегодня бело-голубой джемпер, который она заставляла его надевать, когда к ним приходили гости. Этот джемпер всегда был ее любимым. «Забавно, — подумала Стелла. — Муж сбежал от меня, надев мою любимую вещь».


Морин любила ходить по магазинам. Особенно ей нравился огромный супермаркет «Сейнсбери». До дня рождения Лорен оставалось две недели, однако сделать еще предстояло очень много. Морин понимала, что была плохой матерью, пока Лорен росла, и теперь собиралась доказать себе и ей, что еще не все потеряно.
Морин бродила по торговым рядам, то и дело сверяясь со списком продуктов. Она хотела закатить роскошное пиршество, особенно учитывая, что в жизни дочери появился новый мужчина. Ей понравился этот Крис. Конечно, странно, что Лорен не разрешила рассказывать ему о ней. Но, скорее всего, случилось досадное недоразумение, и, оставшись наедине с Крисом, Лорен все ему объяснит, а потом они вместе посмеются.
Правда, он ушел несколько поспешно, и Лорен была уверена, что больше с ним не увидится, но Морин считала иначе. Битых два часа она убеждала дочь, что он позвонит на следующий же день, но Лорен не желала ее слушать. Словом, очередная ее попытка применить материнское влияние с треском провалилась.
— Поэтому я ничего не сказала ей, — сказала Морин мужчине, с которым лежала в постели той ночью.
Эдди Найт приподнялся на локте и ласково потрепал ее по волосам:
— Тебе придется ей все рассказать. Через две недели она приедет к тебе праздновать свой день рождения, а у меня нет ни малейшего желания убираться отсюда.
Морин понравились его слова. «Он совсем не похож на моего неудачника-мужа», — подумала она с благодарностью.
Слава богу, ее мать так и не увидела человека, за которого она когда-то вышла замуж.
— От кого ты только унаследовала этот голос? — любила восхищенно повторять Элси, гордясь талантом дочери. — Он потрясающий!
— Перестань забивать девчонке голову всякой ерундой, — ворчал отец. — Морин, вот газировка и чипсы. Посиди на скамеечке у паба и будь хорошей девочкой, пока папа с мамой выпьют немного пива.
Мать всегда обожала Морин, а отец не обращал на нее внимания. Когда, за три дня до ее семнадцатилетия, родители погибли в автомобильной катастрофе, в наследство от матери ей досталась уверенность в собственном таланте, а от отца — абсолютная неуверенность в себе.
Она вышла замуж за Джима Коннора, потому что он восхищался ее голосом, юностью и красотой. Она же поддалась его обаянию, умным речам и безумным обещаниям. Морин вышла за Джима замуж, прежде чем успела понять, что за все время знакомства ни разу не видела его трезвым.
«Ты будешь большой певицей», — убеждал он ее до свадьбы. «Ты стала такой большой, что ни во что не влезаешь», — с отвращением говорил он, когда ее незапланированная и тяжелая беременность подходила к концу.
Однако после рождения Лорен Джим переменился. Перестал пить, устроился на постоянную работу. Он души не чаял в дочери и таял от одной ее улыбки.
— Своей улыбкой ты изменила отца, — всегда говорила Морин дочери.
Однако этот комплимент был двусмысленным. Морин ревновала. Кроме того, после шести счастливых лет, прожитых с новым Джимом, ей было трудно примириться с его смертью. В глубине души она бессознательно винила Лорен в своих несбывшихся надеждах и в крушении карьеры, так и не успевшей начаться.
Тридцать лет спустя Морин встретила Эдди, отношения с Лорен понемногу налаживались, успехи на сцене были впечатляющими. Она не ждала больших подарков от судьбы, которая всю жизнь не баловала ее и вдруг осыпала щедрым дождем. Дела шли замечательно, Эдди был великолепен, и Морин не знала, заслужила ли такое счастье. Вернее, знала, что не заслужила.
Эдди был обыкновенным, весьма успешным менеджером среднего уровня, но при этом человеком простым, без особых проблем и без жалоб на тяжелую юность. Морин познакомилась с ним в пабе, где тогда пела. Его очаровал ее голос, как и Джима когда-то. Но на этом сходство заканчивалось.
— Вы знаете, что ваша манера пения похожа на Этель Мерман? — спросил он ее.
— Наконец-то встречаю мужчину, который знает, кто такая Этель Мерман! — воскликнула она.
Романы всей жизни возникали и на менее благодатной почве, чем общие вкусы в музыке. Так что перед Морин и Эдди открывались радужные перспективы. Как только они преодолеют барьер неизбежного знакомства Эдди и Лорен. Их первая встреча должна была состояться на ленче в честь дня рождения Лорен. Приехав к дочери в пятницу, Морин хотела подготовить ее. Однако из этого ничего не вышло.
— Не сходи с ума, Эдди, — сказала Морин. — Разумеется, тебе не придется, как ты говоришь, убираться отсюда, до этого не дойдет. Нам нечего скрывать. Просто ситуация достаточно деликатная.
Эдди пожал плечами:
— Дорогая, мы живем вместе уже полгода, а твоя дочь даже не подозревает о моем существовании.
Морин смущенно взглянула на него:
— Просто я никак не могла найти подходящий момент. Сначала я хотела познакомить вас на Рождество, но потом решила, что это неудобно.
— Почему же? Я хорошо играю в «скрэббл», знаю слова рождественских гимнов и люблю индейку. Это делает меня идеальным гостем на Рождество.
Морин рассмеялась и нежно поцеловала Эдди.
— Возможно, но Рождество — семейный праздник. Тем более отец Лорен умер в сочельник, и мне показалось, что еще не время представлять дочери человека, который, возможно, заменит ей отца. Не беспокойся, я скажу ей в день ее рождения.
— Что ж, поступай, как считаешь нужным. Но мне все-таки кажется, что лучше было бы сказать ей вчера.


— Никак не ожидал увидеть вас сегодня. — Ричард был удивлен, но явно обрадован неожиданному приезду Лорен. — Думал, вы появитесь не раньше понедельника. — Он взял у нее чемодан.
Лорен потерла затекшую руку, наблюдая, с какой легкостью Ричард поднял ее тяжелую ношу. Как и любую одинокую женщину, ее впечатляла способность мужчин справляться с простой, каждодневной работой, которая ей давалась с трудом. А Ричард явно обладал большой физической силой — сказывалась жизнь на природе.
Он повел ее в пристройку к дому, извинившись, что еще не успел закончить приготовления к ее приезду. Лорен улыбнулась, увидев стопки книг, коробок и фотографий, разбросанных на кровати. Пол был покрыт ворохом одежды, в основном женской, и каких-то странных предметов, которые она сочла альпинистским снаряжением.
Лорен принялась помогать ему с уборкой и подняла с пола женскую ночную рубашку.
— Полагаю, это принадлежало вашей бывшей жене?
Ричард схватил рубашку и кинул в большой мешок с остальной одеждой, избегая смотреть на нее. Лорен немедленно пожалела о сорвавшихся словах.
— Простите меня. Я опять ляпнула глупость. И почему я не умею держать рот на замке? Дело в том, что обычно я не начинаю работу с новым клиентом, поднимая с пола женские веши в его спальне. Я больше привыкла обсуждать карту вин в ресторане и вежливо улыбаться, когда он показывает мне портрет его любимой собаки. А сейчас я представила, как вы возвращаетесь с горной прогулки, опьяненный нехваткой кислорода, и по ошибке надеваете ночную рубашку своей жены.
Лорен прикусила язык, жалея, что не сделала этого раньше.
— Вы, наверное, сейчас ищете законный предлог расторгнуть контракт на том основании, что я обвинила вас в ношении женской одежды, — неуверенно произнесла она.
Ричард наконец повернулся к ней. Его глаза искрились смехом. Лорен вздохнула с облегчением. Ему было весело! «Как странно, что мне легко с этим человеком, хотя я едва знаю его», — подумала она.
Ричард кашлянул и приложил палец к подбородку.
— Я задумался о том, как вам удалось дожить до вашего возраста и положения, не подвергнувшись принудительному лечению или серийным увольнениям?
Лорен рассмеялась:
— В том-то все и дело? Я поддерживаю контакты с клиентами исключительно по деловым вопросам. Если бы мы сейчас сидели в офисе, вы были бы в костюме, а я надела очки, вы были бы поражены моей чрезвычайной компетентностью. Вы бы сказали: «Этой женщине я доверил бы не только бизнес, но и мою жизнь».
Ричард едва подавил улыбку:
— А с нижним бельем моей жены в руках весь профессионализм куда-то исчезает.
Лорен подозрительно прищурилась:
— Вы смеетесь надо мной?
— Да, без сомнения, — поддразнил ее Ричард. — Почему бы нам не покончить с уборкой побыстрее, чтобы я надел костюм, а вы — свои очки? Тогда вы сможете поразить меня своим компетентным видом.
Лорен склонила голову набок:
— Опять смеетесь?
Ричард, не выдержав, расхохотался:
— С вами это легко!
Лорен покраснела. На ее языке уже вертелся вопрос, почему бывшая жена оставила ему свое нижнее белье, но, к счастью, она сумела сдержаться и осмотрелась в поисках вещей, которые можно было бы подобрать без риска снова оказаться в неловкой ситуации.
Ричард схватил большую часть одежды и выкинул за порог.
— Извините за беспорядок, я собирался убраться здесь завтра.
— Не извиняйтесь, это моя вина. Я поддалась импульсу. Нужно было предупредить вас, но поезд уходил в шесть утра, и я побоялась вас разбудить.
Ричард поднял брови:
— Вы бы не разбудили меня. Я встаю в пять. По уикендам я всегда поднимаюсь рано и еду в горы. Не хотите присоединиться ко мне завтра? — Лицо Лорен выдало ее смятение, и Ричард рассмеялся: — Вижу, вы не ранняя пташка.
— Определенно нет, — призналась она.
— Так что же заставило вас проснуться сегодня ни свет ни заря? — спросил он.
— Плохая ночь, — коротко ответила Лорен. Наступило молчание, и поскольку продолжения не последовало, Ричард тактично сменил тему:
— Что ж, главное — вы здесь. Какие у вас планы на завтра? Вы же, надеюсь, не собираетесь приступить к работе немедленно?
Лорен покачала головой:
— Я подумала, что неплохо было бы прогуляться по окрестностям, пока я с головой не окунулась в работу.
— Тогда я проведу вас по одному из моих любимых маршрутов. После девяти утра там такой же чудесный вид, это я вам гарантирую.
Лорен поблагодарила его улыбкой. Она вдруг очень обрадовалась возможности провести воскресенье на природе.
Ричарду показалось, что он правильно понял ее улыбку. Его первый брак распался именно из-за его поразительного умения неверно понимать все, что говорила или делала жена. Но сейчас он был уверен, что не ошибся. Было очевидно, что ее свидание с противником астрологии прошло неудачно. Скоропалительное возвращение Лорен в Тендейл могло означать лишь одно: она хотела установить с ним личный контакт, узнать его поближе, прежде чем начнутся их деловые отношения.
Конечно, как и большинство импульсивных поступков, приезд Лорен мог иметь несколько объяснений, и, к сожалению, Ричард выбрал неверное. Лорен промучилась без сна всю ночь, беспокоясь о матери. Как и Ричард, она считала, что хорошо разбирается в людях, и пришла к ложному выводу относительно неожиданного визита Морин. По мнению Лорен, мать страдала от одиночества. Где-то с Рождества она заметила, что Морин стала несколько напряженной и озабоченной. Ее пение в пабах пользовалось успехом, и Лорен радовалась за нее, однако работа не могла заполнить пустоту в личной жизни, образовавшейся после смерти отца.
Именно болезненная жалость привела Лорен в Тендейл раньше времени. Она ужасно вела себя с мамой, которая всего лишь старалась помочь дочери завязать отношения с мужчиной. Что ж. теперь пришла очередь Лорен помочь ей. Она собиралась заинтересовать Ричарда Трента своей матерью, чтобы к моменту их встречи он был уже заочно влюблен в нее.
Конечно, Лорен задумала этот план не без выгоды для себя. Устроив судьбу Морин, она сможет спокойно принять решение о переезде в Нью-Йорк. «Странно, уже сутки я не вспоминала о Нью-Йорке», — подумала Лорен и туг же переключилась на насущные заботы.
Следовало немедленно приступать к осуществлению плана. Оба они были занятыми людьми, и Лорен требовалось время, чтобы провести его с Ричардом наедине и посеять в его душе ростки симпатии к ее матери. До дня рождения и грандиозной вечеринки, задуманной Морин, оставалось две недели, и она хотела пригласить Ричарда. Матери он обязательно понравится, в этом Лорен была уверена.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шутки в сторону! - Клементис Франческа



Как любовный роман, то на 6. Как произведение - 8.
Шутки в сторону! - Клементис Франческаanurra
27.10.2015, 9.31





Прочесть смогла не с первого захода. Осталось ощущение бедлама, хаоса. Общий неприятный осадок от сюжета.
Шутки в сторону! - Клементис ФранческаН.
19.03.2016, 10.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100