Читать онлайн Шутки в сторону!, автора - Клементис Франческа, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шутки в сторону! - Клементис Франческа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шутки в сторону! - Клементис Франческа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шутки в сторону! - Клементис Франческа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клементис Франческа

Шутки в сторону!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

— Ну почему я должен ей звонить? — в третий раз спросил Пит Стеллу.
— Ты меня не слушаешь! — простонала она. Стелла была измучена тяжелыми переговорами с подрядчиками. Ей пришлось звонить им с работы, и они никак не могли понять, какой камин для гостиной ей нужен. Кроме того, ее сослуживцы проявляли все меньше сочувствия к ее проблемам и все больше раздражения по поводу количества рабочего времени, которое она тратит на телефонные разговоры по личным вопросам. Они больше не проявляли интереса к каталогам домашних каминов, который она тщательно изучала в течение нескольких дней.
— Я из сил выбиваюсь, чтобы к приезду твоих родителей дом был приведен в порядок, а тут еще столько проблем… Мне нужен телефон Криса. Я хочу поговорить с ним о Лорен до того, как он отправится с ней на свидание.
— Но Бет — твоя подруга. Я едва ее знаю. Стелла посмотрела на него с негодованием:
— Не понимаю, как ты можешь так говорить после вчерашнего вечера. Я с трудом оторвала тебя от нее!
К счастью для Пита, Стелла слишком переживала из-за заказанных ею деревянных жалюзи, которые оказались не того оттенка, чтобы заметить, как он покраснел. И потом, Стелле никогда не приходило в голову, что другая женщина может находить общество ее мужа более чем… более чем сносным.
— Я уже говорил тебе, она…
— Да-да, я знаю, плакалась у тебя на плече, — прервала его Стелла. — Так что у тебя есть хороший повод позвонить ей. Спроси, как она себя чувствует. Покажи, как переживаешь за нее, — добавила она с сарказмом.
— А как я объясню ей причину твоего внезапного интереса к Крису? — раздраженно поинтересовался Пит. Стелла была сегодня особенно утомительна. — Ведь ты всегда терпеть его не могла.
— Ну почему я всегда должна обо всем думать? — пробормотала она себе под нос, но достаточно громко, чтобы Пит услышал.
— Потому что ты всегда все знаешь лучше всех, — так же сквозь зубы ответил Пит, но достаточно тихо, чтобы Стелла не услышала.
Оба они так много выпили на вечеринке, что с утра не могли вспомнить, о чем говорили друг другу и друзьям. Но пока Стелла изучала в зеркале свое лицо, которому похмелье добавило лишних десять лет, на нее вдруг снизошло озарение. Она не рассказала Лорен, что ее маленькая ложь разоблачена! Теперь она могла думать только об одном: что Лорен рассердится на нее.
Стелла понимала, что по такому незначительному поводу едва ли стоит впадать в панику, однако вчерашний случай никак не шел у нее из головы. Она всегда старательно поддерживала отношения с друзьями. «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты» — это изречение было девизом Стеллы. Дружба была для нее живым организмом, который нуждался в постоянной подпитке, иначе мог умереть. А такого Стелла не могла допустить. Поэтому именно она всегда являлась инициатором зарождения и продолжения дружеских отношений. Ее не беспокоило то, что ей практически никто не звонил, поскольку все ее друзья были уверены, что рано или поздно она сама даст о себе знать.
Стелла гордилась тем, что помнила дни рождения и все важные и не очень важные даты в жизни ее друзей. Она знала все об их семьях, о том, где работают их супруги и ближайшие родственники, о домашних любимцах и предпочтениях в еде. В ящиках ее письменного стола хранилась богатая коллекция поздравительных открыток на все случаи жизни — для поклонников классической музыки и заядлых рыбаков, а также нейтрально красивые открытки для новых знакомых, на которых нужно было произвести впечатление.
Лорен Стелла считала своей лучшей подругой и полагала, что ссора с ней — самое худшее, что может произойти в ее жизни. Пусть даже ее переживания и покажутся кому-то высосанными из пальца.
— Просто сделай, как я прошу. Пожалуйста, Пит! — сказала Стелла, желая поскорее избавиться от этой проблемы, чтобы целиком переключиться на предстоящую укладку паркета в столовой.
В конце концов Пит сдался. На самом деле в глубине души он хотел, чтобы решение было принято за него. Тогда он не будет чувствовать себя виноватым, звоня Бет. Хотя, едва проснувшись, он ни о чем другом и мечтать не мог.


— Привет, Бет, это Пит. Пит Линч, — зачем-то добавил он, боясь, что она его не узнает.
Потрясающе! Не могу поверить, что ты позвонил в тот самый момент, когда я думала о тебе! — воскликнула Бет.
Ее слова могли принадлежать восторженной шестнадцатилетней девушке или женщине, никогда не читавшей журнал «Космополитен». Она и в самом деле была слишком неискушенной для женщины ее возраста и об обычных женских уловках не имела ни малейшего представления. Ведь у нее был всего один роман в жизни — с мужчиной, который умел обманывать только себя самого.
— Правда?
Пит был удивлен. Он тоже был не слишком силен в искусстве флирта, а интриги и ухищрения, которые обсуждали Стелла и ее друзья, вызывали у него лишь презрительную гримасу. Поэтому Пит по достоинству оценил искренность Бет и еще раз убедился, насколько разные она и Стелла. Он подавил в себе угрызения совести, поскольку сравнение оказалось не в пользу жены.
— Было так приятно поговорить с тобой вчера, — призналась Бет. — С тех пор, как мы с Крисом расстались, я чувствовала себя одиноко. Он был не только моим мужчиной, но и лучшим другом. И хотя я испытала облегчение от того, что он ушел, мне не хватает его общества больше, чем я могла себе представить. Впрочем, я скучаю по нему не так сильно, как должна была бы. В каком-то смысле я даже благодарна судьбе, потому что, будь мы с Крисом вместе, я не смогла бы так замечательно провести время с тобой вчера вечером.
Пит был тронут и в то же время встревожен ее отчаянием и одиночеством, которое она и не думала скрывать. Он собирался сделать быстрый звонок, обменяться парой вежливых фраз и сразу же перейти к делу, ради которого позвонил. Однако, не отдавая себе отчета, он принял приглашение Бет продолжить те доверительные отношения, которые возникли между ними вчера. С его языка опять сорвалось признание, прежде чем он смог себя остановить. Да он и не хотел останавливаться.
— Тебе повезло, Бет. Моя жена все еще со мной, но при этом я чувствую себя страшно одиноким. Стелла давным-давно перестала быть моим лучшим другом.
— И кто же в этом виноват? — спросила Бет. Пит никогда не задумывался над этим.
— Похоже, я всегда считал, что она. Но сейчас, подумав, понял, что перестал разговаривать с ней по душам много лет назад.
— Почему?
Разговор принял неожиданный оборот, и Пит почувствовал себя неуютно. Он не привык обсуждать столь интимные вещи по телефону, особенно когда Стелла была наверху и могла в любой момент спуститься.
— Послушай, ты не возражаешь, если мы не будем касаться этой темы? По-моему, это… неправильно.
— О, извини меня, Пит! — с раскаянием воскликнула Бет. — Я не подумала. Я не пыталась заставить тебя усомниться в твоем браке. Я не имею на это права — особенно после всего, что произошло в моей жизни. И, конечно, я не пытаюсь встать между вами. Мне просто показалось, что мы могли бы стать настоящими друзьями, а не показными, как… — Бет осеклась, но Пит догадался, что она имела в виду Стеллу с ее количественным подходом к дружбе.
Пит чувствовал, как погружается все глубже и глубже в мир Бет. Ему требовалось время, чтобы разобраться в себе и понять, должен ли он это делать, однако Бет не дала ему времени подумать. К тому же Стелла спустилась и теперь стояла рядом, подавая ему знаки и шепча:
— Быстро спроси номер Криса. Я должна успеть позвонить ему, пока он не ушел!
Поэтому, когда Бет предложила ему по-дружески встретиться как-нибудь за ленчем, он сразу согласился. Если бы он уклонился от ответа, Стелла начала бы допытываться, в чем дело. Так что не было его вины в том, что он принял предложение Бет.
Пит нервно кашлянул:
— Да, Бет, вообще-то я позвонил тебе, чтобы спросить новый телефон Криса.
Бет не смогла скрыть разочарования:
— Вот как? А зачем он тебе?
Стелла ожесточенно жестикулировала. Пит не был уверен, что правильно понимает ее жесты, но ему показалось, что она просит его ни в коем случае не упоминать о ее участии в этой интриге.
— Ммм… я просто хотел спросить его… предложить ему выпить вместе пива, или сходить на футбол… или еще куда-нибудь, — пробормотал он, сам не веря своим словам.
— Забавно, — усмехнулась Бет. — У меня всегда было впечатление, что тебе не нравится Крис.
Пит мрачно посмотрел на Стеллу, из-за которой оказался в таком глупом положении.
— Вовсе нет. Просто у меня не было возможности узнать его лучше. Но вчера он обмолвился, что неплохо было бы нам куда-нибудь сходить.
Бет решила, что Крис, должно быть, выпил лишнего, потому что он никогда не скрывал своей неприязни к Стелле и Питу. Но она все равно дала его телефон Питу, который облегченно вздохнул — пытка подходила к концу.
— Я сама собиралась позвонить ему, так что скажу, что ты хочешь пригласить его куда-нибудь, — добавила Бет.
Пит мысленно выругался. Теперь по милости Стеллы ему придется убить вечер на общение с малоприятным ему человеком. Почему у него такое чувство, что жизнь выходит из-под контроля?
— Замечательно! — попытался изобразить искреннюю радость Пит. — Был рад снова услышать тебя, Бет.
— Я тоже. Почему бы тебе не позвонить мне в субботу? После обеда я буду свободна, мы можем встретиться, — с детской непосредственностью выпалила Бет. — Конечно, если Стелла не возражает, — быстро добавила она.
— Да, прекрасная идея. — Пит украдкой взглянул на Стеллу и покрепче прижал трубку к уху, чтобы она не услышала слова Бет. Теперь ему придется искать предлог, чтобы уйти из дома в субботний вечер. Обычно в это время он сопровождал жену в бесконечных походах по магазинам в поисках новой мебели или украшений для дома.
— Что это за идея? — прошептала Стелла.
Пит покачал головой, словно говоря, что они просто болтают. Ему удалось закончить разговор, отделавшись общими фразами, но когда он положил трубку, то обнаружил, что Стелла смотрит на него как-то странно.
— Почему ты так вспотел?
Он поспешно вытер капельки влаги, выступившие на лбу.
— А как ты думаешь? Заставила меня врать и изворачиваться! Теперь мне придется пить пиво с человеком, которого я не выношу! Не могла бы ты сделать мне одолжение и в будущем сама выпутываться из глупых ситуаций, в которые сама себя загоняешь?
С этими словами Пит направился к лестнице наверх, избавив себя от необходимости пересказывать Стелле разговор с Бет. «Я становлюсь мастером уходить от ответа», — подумал он. Но гордости он не испытывал. Скорее наоборот.
По дороге в комнату, которую Стелла гордо называла его кабинетом, Пит задержался у огромного зеркала в холле.
Как и все люди, он не видел себя таким, каким его видели другие, и замечал лишь то, что считал своими недостатками. Он видел перед собой худощавого мужчину с вялыми мышцами, выдававшими полное пренебрежение к диетам и спортзалу. Ничем не примечательные каштановые волосы были зачесаны назад — он носил эту прическу с шестнадцати лет. Лицо его не обладало ни одной из черт, от которых женщины сходят с ума: голубые глаза, но не такие пронзительные, как у Брэда Пита; четкий подбородок, но без ямочки; прямой нос, но его жена предпочитала нос Джимми Нейла; собственные зубы, но это могло быть интересно только его дантисту.
И еще он носил очки. Вот в чем была загвоздка. Пит пробовал подобрать контактные линзы, но глаза так и не смогли к ним привыкнуть. Конечно, некоторые популярные актеры носили очки — например, Майкл Кейн; а Робби Уильяме даже носил оправу с простыми стеклами. Но это было совсем другое — прихоть, желание примерить новый образ. Каждый, кто вынужден носить очки, знает разницу. От них нельзя отказаться, когда надоест, они — как крест. Пит носил очки всю жизнь. В школе его постоянно дразнили, а девочки смотрели на него свысока, пока в старших классах им не пришло в голову, что очки придают ему серьезный, интеллектуальный вид.
Словом, когда Пит смотрелся в зеркало, он видел типа в очках. И был уверен, что именно так его воспринимают окружающие.
Плюсом его непримечательной внешности было то, что он мог, к примеру, средь бела дня совершить ограбление и скрыться безнаказанным, потому что ни один свидетель не сможет точно описать его приметы. Он выглядел, как чей-то брат или кузен, которого не можешь вспомнить в лицо, или как доктор в очках из сериала «Скорая помощь» (не тот, которого играл Джордж Клуни, разумеется).
Меньше всего, впрочем, он был похож на мужа, способного изменить жене. Пит сам не был уверен, как именно должны выглядеть неверные мужья, но ему казалось, что у них более волевые черты лица.
В последующие сорок восемь часов перед свиданием с Бет он смог убедить себя, что является не более чем жертвой внешних обстоятельств. Ведь это Стелла поставила его в такое положение, что ему ничего другого не оставалось, как согласиться встретиться с Бет. Наедине.
Но он не чувствовал себя несчастным. Впервые за много лет Пит не знал, что сулит ему будущее, и это чувство ему нравилось.
Неожиданно Пит вспомнил один их давний разговор со Стеллой.
— Думаю, со мной что-то не так, — признался он — это было в те дни, когда они еще разговаривали о серьезных вещах.
— Почему? — нахмурилась Стелла. Она не любила, когда что-то выходило из-под контроля.
Пит изобразил шутливую тревогу:
— Мне нравятся мои родители. Хуже того, мне нравится их образ жизни. Я хочу быть похожим на них. Наверное, мне пора обратиться к психоаналитику.
Однако Стелла не улыбнулась. Она восприняла его слова как намек на ее собственных родителей, которым, хотя они и были неплохими людьми, ей совершенно не хотелось подражать.
— Очень смешно, Пит! — Она не стала скрывать свои чувства.
Но Пит и не собирался смешить ее. Он действительно так считал. Его родители вырастили пятерых детей, не имея денег, но даря им всю свою любовь. Пита всю жизнь согревали воспоминания о счастливом детстве, когда по пятницам они всей семьей играли в «Монополию», а каждое лето обязательно выезжали на неделю к морю, прицепив к машине фургон на четыре кровати.
Это были прекрасные времена. Неудивительно, что Пит и его четыре сестры, повзрослев, так стремились завести собственные семьи. Их большой клан разрастался, и счастье расцветало в нем, пока Пит не совершил самую большую ошибку в жизни. Он женился на девушке, которая абсолютно ему не подходила, в наивной надежде, что сумеет изменить Стеллу, сделать из нее идеальную жену, мать, хранительницу очага.
Однако Стелла выросла в другой семье, где родители постоянно ссорились, а трое детей были безразличны друг другу — Ее детство не было ужасным — оно просто прошло, не оставив ярких воспоминаний, того заряда энергии, который питает человека всю жизнь. Поэтому, хотя Стелла и любила его родителей, которые отвечали ей взаимностью, несмотря на разочарование по поводу ее нежелания иметь детей, она не хотела быть похожей на них. Их тихая, лишенная событий жизнь была прямой противоположностью той, к которой она стремилась.
Пит упустил момент и не посвятил Стеллу в свои ожидания от брака, а потом было уже поздно. Он был слишком порядочным человеком, чтобы признаться, что допустил ошибку, женившись на Стелле. Эта ошибка произошла по его вине. Ему нужно было поговорить с ней начистоту до свадьбы. Ведь Стелла никогда не скрывала своих намерений и планов на будущее. Это он не обращал на них должного внимания, считая, что она изменится.
Ему ничего не оставалось, как убрать свои мечты в дальний угол сердца, в папку с надписью: «Недостижимое». Однако, думая о предстоящей встрече с Бет, ему вдруг захотелось достать эту папку и перелистать пыльные страницы.
Дерзость собственных помыслов шокировала его. «Я не такой!» — твердил он про себя, надеясь, что, повторив эти слова много раз, сможет поверить в них.


Ричард отвез Лорен на вокзал. У них не было времени для ленча, но Ричард настоял на том, чтобы до отъезда свозить ее на один из холмов, откуда открывался захватывающий дух вид на озера. Там они перекусили хлебом с сыром и выпили бутылку воды на двоих.
Для составления плана работы им хватило нескольких минут, и остальное время они провели, рассказывая друг другу о себе. Лорен почти жалела, что вынуждена так скоро уезжать, несмотря на предстоящее свидание с Крисом. Может быть, особенно из-за свидания. Но ее утешало то, что в понедельник утром она снова увидится с Ричардом.
— О, чуть не забыла. Вы не могли бы подыскать мне какое-нибудь жилье на неделю? — спросила она. — Комнату в местном пабе или что-нибудь в этом роде.
Ни в коем случае! — решительно возразил Ричард. — У меня есть квартира, пристроенная к коттеджу. Поживете там. Так будет удобнее для вас, да и я буду под рукой, если возникнут вопросы.
Лорен следовало отказаться. Всегда нужно проводить четкую грань между деловыми и личными отношениями, чтобы не было недоразумений. Но ведь сделала же она карьеру, далеко не всегда соблюдая подобные неписаные правила, не умея даже толком общаться с людьми! Так или иначе, Лорен согласилась.
По дороге в Лондон она автоматически включила ноутбук, чтобы записать детали встречи, пока они свежи в памяти. Однако пальцы замерли над клавиатурой. Глаза ее были прикованы к пейзажу за окном поезда, абсолютно такому же, как и по дороге сюда. Однако сейчас Лорен взглянула на него по-новому. Ей вдруг захотелось дернуть стоп-кран и выбежать из вагона, чтобы вдохнуть свежего воздуха. Но в следующую секунду она испугалась своего безумного порыва.
Лорен была истинной горожанкой, успешной бизнес-леди, старательно избегающей эмоциональных потрясений. Нью-Йорк был для нее естественной средой обитания, она всегда могла надежно затеряться в его вечной толпе. Природа с ее капризным характером оставляла Лорен равнодушной. Однако сейчас красота Озерного края тронула какие-то потаенные струны ее души.
Лорен с удивлением обнаружила, что не может работать. Цифры и расчеты казались скучными и пустыми. Она закрыла ноутбук, решив заняться всем этим в Лондоне, когда вернется в реальный мир. — Откинувшись на спинку сиденья и скользя задумчивым взглядом по бескрайним зеленым холмам, она вспоминала удаляющееся лицо Ричарда на платформе в Тендейле. В голову снова пришла мысль, впервые возникшая еще во время прогулки с Ричардом. Он может быть решением всех ее проблем с матерью. Он хороший, порядочный человек, умеющий сочувствовать, обладающий чувством юмора и сильным характером. А матери нужно снова выйти замуж. После смерти отца прошло уже много времени. Морин необходим новый человек в жизни, который сделает ее счастливой. «И отвлечет от меня», — усмехнулась Лорен.
Стоя на платформе, Ричард смотрел на удаляющееся лицо Лорен в окне тронувшегося поезда. Он не знал, о чем она думает. Наверное, о приближающемся вечере. Судя по всему, он не будет удачным. Ричарда это утешало, хотя он не был злорадным по натуре.
Он улыбнулся своим мыслям, занимавшим его все время, проведенное с Лорен. Она такая утонченная, умная, полная жизни. Ричард признался себе, что она ему очень понравилась. Очень.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шутки в сторону! - Клементис Франческа



Как любовный роман, то на 6. Как произведение - 8.
Шутки в сторону! - Клементис Франческаanurra
27.10.2015, 9.31





Прочесть смогла не с первого захода. Осталось ощущение бедлама, хаоса. Общий неприятный осадок от сюжета.
Шутки в сторону! - Клементис ФранческаН.
19.03.2016, 10.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100