Читать онлайн Шутки в сторону!, автора - Клементис Франческа, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шутки в сторону! - Клементис Франческа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шутки в сторону! - Клементис Франческа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шутки в сторону! - Клементис Франческа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клементис Франческа

Шутки в сторону!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

— Какой цвет мне больше идет — серый или черный? — Морин вертела обновки в руках, не решаясь сделать выбор.
Золотой, — буркнул Эдди, не отрывая взгляда от деревянной доски, на которой он методично резал овощи.
— Мы же уже решили! Я одеваюсь для Лорен, ведь это ее день рождения.
— Хорошо. Тогда надень красное платье с большими звездами.
— Если не можешь сказать ничего умного, лучше молчи! — вспылила Морин.
Стоя перед зеркалом, она подносила к лицу то черную, то серую ткань. Эдди подошел сзади и положил руки ей на талию.
— Посмотри на себя, Мо. Ты выглядишь несчастной. Твоя одежда отражает твою сущность. Поэтому надевай то, что нравится.
— Но Лорен…
— Хватит! У меня предчувствие, что все пройдет хорошо.
Морин грустно улыбнулась:
— Правда? Я так боюсь, что ты ей не понравишься…
— Как это я могу ей не понравиться?! — возмутился Эдди, приосанившись. — Я ведь такой сногсшибательный мужчина!
— Больше всего на свете я хочу, чтобы сегодняшний праздник удался.
— Тогда иди и надевай красное платье. Это же дружеская вечеринка, где все гости любят друг друга. Вот увидишь, все будет хорошо.


Первыми пришли Пит и Стелла. Морин открыла дверь. Первое, что бросилось ей в глаза, — кричащее черное с золотом платье гостьи.
Женщины обменялись одобрительными взглядами, по достоинству оценив наряды друг друга.
Пока Морин болтала со Стеллой, Эдди проводил Пита в гостиную.
— Присаживайтесь. Что будете пить?
— Только колу. Мне не стоит пить, пока я принимаю лекарства.
— Какая жалость, — сочувственно покачал головой Эдди. — Вечеринка без алкоголя — сомнительное удовольствие.
— Для меня эта вечеринка в любом случае — сомнительное удовольствие, — буркнул Пит.
Эдди ждал последующей шутки, но ее не последовало. Пит не шутил. Он явно приготовился к худшему.
По пути на кухню за колой Эдди быстро зашел в столовую, где стоял накрытый стол с именными карточками для гостей, и переставил карточку Пита подальше от них с Морин. Он, конечно, радушный хозяин, но не законченный мазохист.
В холле Морин и Стелла оживленно обсуждали последние новинки моды.
— Милые дамы, не заставляйте скучать своих кавалеров! — Эдди мягко, но настойчиво подтолкнул их в сторону гостиной: ему не хотелось оставаться наедине с Питом. — Дорогая, ты нас не представишь?
Морин всплеснула руками:
— Ну что я за идиотка! Совершенно забыла, что вы незнакомы. Это Стелла и ее муж Пит — лучшие друзья Лорен, они дружат с ней уже двадцать лет.
— Очень приятно, — откликнулся Эдди. — Пока она опять не забыла, разрешите представиться. Меня зовут Эдди.
Морин взяла его под руку:
— Эдди — мой друг… или как там это сейчас называется. За молодежью не угнаться.
— Ты у меня моложе всех, — галантно заметил Эдди, целуя Морин руку.
Стелла чуть не заплакала при виде этой идиллии. Ей так хотелось, чтобы Пит поцеловал ей руку и сказал хоть какую-нибудь глупость, чтобы поднять настроение!
Эдди решил немного разрядить напряженную атмосферу:
— Стелла, вы с Питом давно женаты? Нервно кашлянув, Стелла ответила:
— Ммм… пятнадцать лет. Да, Пит?
— Пятнадцать лет, — ровным голосом подтвердил Пит.
Его тон многое сказал Эдди.
— Понятно. Я вас оставлю на минутку. — Он совершил еще одно путешествие в столовую и положил карточку Стеллы как можно дальше от карточки Пита.
В дверь снова позвонили.
— Слава богу! — пробормотал себе под нос Эдди.
— Я открою! — крикнула Морин. — А ты развлекай гостей.
Эдди вернулся в гостиную, где Стелла сидела спиной к мужу на дальнем конце дивана.
— Пожалуй, я включу музыку, — сказал Эдди самому себе, потому что супруги полностью погрузились в свои мысли.
Морин вернулась с новой гостьей:
— Располагайтесь, Бет, и чувствуйте себя как дома. Стелла, Пит, смотрите, кто пришел! Итак, все друг друга знают, так что я могу оставить вас ненадолго.
И тут Стелла не выдержала.
— Что ты здесь делаешь? — прошипела она. — Неужели не можешь оставить Пита в покое ни на минуту? Тебе мало того, что ты уже натворила?
— Стелла, дорогая, держи себя в руках! — взмолился Пит.
Все в порядке, Пит, я могу сама о себе позаботиться. Послушай, Стелла, я вовсе не хотела сюда приходить. Я пришла только потому, что…
— Я попросил ее, — закончил Пит. — Извини, ты же знала, что я не хотел идти. Один я не вынес бы этого спектакля.
— Ты был бы не один! Я с тобой…
— Я пойду. — Бет встала. — Мне действительно не следовало приходить.
Стелла стиснула зубы и уставилась в потолок.
— Ты не можешь просто так уйти. Все начнут спрашивать, что случилось. А я хочу, чтобы сегодняшний вечер обошелся без приключений. Ты мне обещал, Пит! — Она придвинулась ближе к мужу. — Не думала, что ты способен на такую жестокость.
Пита спас от ответа голос Говарда Кила, полившийся из динамиков. «Какое прекрасное утро!» — пел певец.
Пит, Стелла и Бет словно застыли; подняв голову от проигрывателя, Эдди встретил три потрясенных взгляда. Они не заметили его присутствия и сейчас поняли, что он слышал каждое слово. Молча кивнув, Эдди снова удалился в столовую, ломая голову, как разместить всех троих за столом, чтобы избежать кровопролития. В конце концов, от положил карточку Бет на максимальном удалении и от Пита, и от Стеллы.
В дверь позвонили. Эдди хотелось закричать: «Не впускай больше никого!» Но Морин уже здоровалась и обменивалась любезностями с пожилой парой.
Эдди вышел в холл, чтобы помочь Морин. Пара производила впечатление абсолютно нормальных людей, и у него мелькнула надежда, что праздник еще состоится.
— Эдди, это Билл и Энн, родители Пита.
— Очень приятно, — искренне произнес он, и ему вдруг стало жаль стариков.
— Они всегда тепло относились к Лорен, и я очень рала, что могу выразить им свою признательность за заботу о моей дочери.
— Если ты действительно хочешь выразить им свою признательность, быстро выстави их за дверь! — прошептал Эдди Морин на ухо, вешая пальто.
— Тсс! — прошипела Морин.
Со страдальческой гримасой Эдди проводил Билла и Энн в гостиную. На душе у него было тревожно.
— Все друг друга знают? — спросил он, обводя настороженным взглядом присутствующих. — Отлично! — не дожидаясь ответа, провозгласил он. — Мне нужно отлучиться на кухню, но я не задержусь.
Морин последовала на кухню за Эдди.
— Что происходит? — потребовала она объяснения. — Почему ты так странно себя ведешь?
— Разве ты не видишь? Твои гости ненавидят друг друга, прямо как в романе Агаты Кристи! Если мы оставим их одних, они скальпы снимут друг с друга!
— Ты преувеличиваешь. Возвращайся и развлеки их, а я похлопочу тут. — Она взглянула на часы. — Надеюсь, Лорен скоро будет. Нельзя садиться за стол без именинницы. Иди же к гостям!
Нагрузив Эдди охапкой чайных салфеток, она отправила его обратно.
Билл сидел рядом со Стеллой. Похоже, они симпатизировали друг другу. Чудеса! Эдди решил, что, может быть, все еще обойдется. Уже по привычке заглянув в столовую, он поставил карточки Билла и Стеллы вместе.
Бет скучала в углу, и Энн подошла к ней поболтать. Казалось, праздничное настроение возвращается. Эдди решил присоединиться к разговору.
— Вы, очевидно, давно знакомы? — обратился он к Энн.
Женщина приветливо улыбнулась:
— Мы никогда не встречались, но я много слышала о Бет от Стеллы. Она очень тепло о вас отзывается.
— Спасибо, — сдержанно ответила Бет.
— Билл! — позвала Энн. — Подойди поздоровайся с Бет. Она подруга Стеллы, тот самый доктор, о котором она много говорила.
— Я не могу подойти сейчас, я разговариваю со Стеллой! — холодно ответил Билл.
— Не упрямься, бери Стеллу с собой! — Энн снисходительно улыбнулась и обратилась к Эдди: — Вам, мужчинам, каждый раз нужно напоминать, как себя вести на вечеринках. Иди же сюда, Билл.
— Мы скоро подойдем! — отрезал Билл.
Энн вздрогнула и притихла. Она явно не привыкла к грубости мужа. Запутавшись в сложных семейных отношениях, Эдди решил пока не трогать карточки Энн и Билла.
Гости прослушали еще несколько песен из мюзикла «Оклахома!», когда в дверь снова позвонили. Пришел Крис, которого Морин также считала именинником. С ним был какой-то мальчик, которого не приглашали.
Крис отвел Морин в сторону:
— Надеюсь, вы простите мне такую вольность. Это мой бывший ученик. На улице ливень, а он голосовал на дороге. Он направляется на север к родственникам. Я не мог оставить его мокнуть под дождем.
— Конечно, не могли, вы же не бездушное чудовище! Не хватало еще, чтобы бедный мальчик подхватил воспаление легких, — твердо сказал Эдди, выразительно глядя на Морин, уже открывшую рот для ответа.
Эдди решил, что чем больше будет гостей, тем лучше. Не могли же они все ненавидеть друг друга, так что у него оставалось пространство для маневра.
Однако появление Криса расстроило его планы, произведя эффект разорвавшейся бомбы. При виде него Пит, Стелла и Бет вскочили.
— Что ты здесь делаешь? — воскликнул Пит.
Он совсем не хотел сейчас видеть Криса. И дело было даже не в мнимом романе со Стеллой, а в том, что при Крисе Бет станет вести себя по-другому. Возможно, он даже попытается вернуть ее.
Крис расстроился меньше, но тоже удивился, увидев знакомые лица.
— Лучше спросить — что вы здесь делаете? Я пришел по приглашению Лорен и ее матери.
Он тут же пожалел о сказанных словах, вспомнив, что Пит и Стелла были давними друзьями Лорен, и у них было гораздо больше прав появиться на ее дне рождения. Минуточку, а как здесь оказалась Бет? Хотя в последнее время она является везде. «Везде, где есть Пит, — вдруг пришло в голову Крису. — Не может быть…»
Крис сразу припомнил, какими взглядами они обменивались по дороге из полицейского участка, и ему все стало ясно. Первой его реакцией была ярость. Подойдя к Питу, он с горечью прошептал:
— Как ты посмел обвинять меня в выдуманной интрижке с твоей женой, когда сам обманываешь меня с моей бывшей подружкой?
Энн видела, что Пит разговаривает с новым гостем, и их лица выражают взаимную неприязнь. «Пора принимать меры», — решила она и уже собиралась подойти и вмешаться, но Билл послал ей предостерегающий взгляд.
Все эти переглядывания не укрылись от Пита.
— Послушай, сейчас не время выяснять отношения, — быстро проговорил он. — Я сожалею о вчерашнем. Я был не в себе.
— Именно, — сухо ответил Крис и повернулся, чтобы отойти.
Он не хотел портить вечеринку, хотя ее при всем желании нельзя было назвать удачной. В этот момент Пит потянул его за рукав:
— Мне кажется, или ты действительно притащил сюда этого прохвоста из Манчестера? — негромко спросил он.
Крис смягчился:
— Да, и я буду тебе признателен, если ты не станешь выражать свои чувства открыто. На мне лежит ответственность за то, что произошло с ним после матча, и я должен помочь ему выбраться из очередной переделки.
Пит взглянул на Дина. Он выглядел почти ребенком, маленьким и беззащитным. Пит решил ничего не говорить, но на всякий случай убрал бумажник во внутренний карман пиджака.
— Спасибо, — пробормотал Крис.
Эдди с облегчением вздохнул, увидев, как Пит и Крис обменялись рукопожатием. Он снова направился в столовую.
— Привет, Бет! — Крис подошел к Бет, безучастно взирающей на собравшихся.
— Привет, — холодно ответила она.
— Все это довольно неожиданно, правда?
— Я решила прийти в последний момент.
— Я не это имел в виду. Бет покраснела:
— Тебя это не касается, Крис. Больше не касается.
— Возможно, но ты все еще мне не безразлична.
— Отлично, но не жди моей благодарности за заботу.
Нельзя построить свое счастье на несчастье других, — вдруг сказал Крис. Это была избитая фраза, но она как нельзя лучше выражала его мысль. Бет спокойно взглянула на него:
— Я и не собиралась. Это ты оставил меня. А теперь я всего лишь пытаюсь справиться с обстоятельствами.
— Знаешь, я жалею, что мы расстались.
— Нет, не жалеешь, — улыбнулась она. — Ты жалеешь, что рядом нет человека, всегда готового тебя выслушать и сказать то, чего ты ждешь. Раньше я была счастлива быть этим человеком — мне казалось, что я не могу надеяться на большее.
Крис невесело рассмеялся:
— Полагаю, это Пит открыл в тебе настоящую женщину? Твои родители придут в восторг, узнав, что их обожаемая дочь встречается с женатым мужчиной. Или ты будешь прятать и его, пока не наберешься смелости признаться?
Бет абсолютно не задели его колкости.
— Я уже набралась мужества. Это ты делал меня слабой. Я никогда не знакомила тебя с родителями, потому что в глубине души не считала нас парой. Я всегда знала, что ты оставишь меня, если я попытаюсь что-то изменить. Я всегда чувствовала твой страх перед последним решительным шагом. И оказалась права, не так ли?
Крис не ответил. Он вспомнил, какая его охватила паника, когда Бет наконец решилась рассказать родителями об их связи. Конечно, она оказалась права. Даже Дин заметил в нем этот страх риска и заставил его рискнуть, испытать себя.
Бет вдруг взглянула ему прямо в глаза.
— Почему ты оставил меня именно тогда? — задала она вопрос, не дававший ей покоя. Когда Крис уходил, она не решилась спросить об этом. Но сейчас она стала другой — уверенной в себе и более опытной. Сейчас она могла быть смелой, потому что Крис больше ничего не значил для нее. Крис пожал плечами:
— Я же говорил. Мне нужно было побыть одному… мы же прожили пять лет, и я хотел…
— Вот именно, пять лет! Так почему же именно тогда? — настаивала она.
Крис не решался ответить на этот вопрос даже самому себе. Но вызов, брошенный Дином, придал ему мужества. Набрав в грудь побольше воздуха, он сказал:
— Наверное, я убедил себя в том, что мы не поженились и никогда не говорили о детях только потому, что ты сама не хотела этого. Ты отказывалась рассказать о нас своим родителям, и для меня это служило доказательством того, что ты не воспринимала наши отношения всерьез.
— Справедливо, — признала Бет. — Но когда я наконец решилась…
— То исчез последний предлог не связывать себя обязательствами. Единственный предлог. Я понял, что…
— Что дело в тебе, — закончила за него Бет. — Это ты не воспринимал наши отношения всерьез, Крис. Ты бы оставил меня намного раньше, если я хотя бы намекнула на серьезность своих намерений. Должно быть, я была идеальной подружкой для человека, как огня боящегося обязательств, — такого, как ты.
Крис слабо улыбнулся:
— Ты права, дело во мне. Если тебя это утешит, я считаю, что совершил ошибку. Ты застала меня врасплох. Если бы у меня было время подумать, я бы, наверное, остался с тобой.
Бет внезапно стало жаль Криса:
— Уже слишком поздно, и ты это знаешь. Только ты виноват в своем дурацком страхе.
— Мы все боимся, Бет, — тихо сказал Крис. Бет покачала головой:
— Пит не боится. — В ее голосе звучала истинная нежность. В этот момент Крис понял, что навсегда потерял Бет.


Морин начала волноваться. Лорен опаздывала. Она попыталась дозвониться ей на мобильный телефон, и Эдди пришлось напомнить, что Лорен выбросила телефон в озеро.
— Она явно не унаследовала мой здравый смысл, — раздраженно произнесла Морин.
Эдди воздержался от комментариев. Святой человек!
— Наверное, на дороге пробки. Две другие девушки, Изольда и Лиззи, тоже опаздывают. Уверен, они скоро будут.
Через полчаса приехала Иззи, рассыпаясь в извинениях и описаниях ужасов, творящихся на дороге.
— Лорен и Ричард едут отдельно. Если они выехали позже меня, то сейчас в самой гуще пробки.
Переведя дух, Иззи вдруг поняла, что все не сводят с нее глаз.
— Что такое? — спросила она, совершенно забыв, что и сама смотрела на себя в зеркало с таким же выражением.
— Иззи! — одновременно воскликнули Крис и Бет. Рука Иззи непроизвольно потянулась к голове.
Крис подошел к сестре и повернул ее за плечи к себе.
— Ты выглядишь фантастически! Глазам своим не верю!
Бет потрясенно покачала головой. Она забыла былые распри и выражала искреннее восхищение.
— У тебя великолепная прическа! Кто ее делал?
— Один парикмахер из Озерного края, — туманно ответила Иззи.
Она не стала говорить, что над ней поработала деревенская женщина, которая сделала то, чего не смогли добиться дорогие лондонские стилисты, берущие двести фунтов за консультацию. Усадив Иззи в кресло в гостиной Джоан и приказав ей не отрывать взгляда от телевизора, Бетти, не говоря ни слова, коротко подстригла ей волосы и придала им темно-каштановый оттенок. Несколько прядей, обрамляющих точеное лицо, придали законченность образу женственной, хрупкой, невыразимо красивой женщины.
Закончив с прической, Бетти занялась лицом Иззи. Она посоветовала ей едва заметный макияж и яркую помаду, которая бы освещала ее необычные черты. Результат превзошел все ожидания.
— Снимайте свое пальто, дорогая, — проворковала Морин, — и расскажите мне, как вы добились такого потрясающего эффекта.
Дин Райдер замер с раскрытым ртом.
— Она модель? — прошептал он Крису.
— Она моя сестра, — веско ответил Крис. — Что бы ни было у тебя на уме — даже не думай!
Дин, усмехнувшись, поднял руки.
— Вы всегда ожидаете от меня худшего. Как, впрочем, и все остальные.
Лицо Криса стало серьезным.
— Ты сам виноват, Дин, давая слишком много поводов для подозрений.
Дин отвел взгляд.
— Не волнуйтесь, сэр. Вам недолго еще меня терпеть. — Он посмотрел в окно. — Дождь кончается. Я скоро пойду.
Крис положил руку ему на плечо:
— Я действительно хочу помочь тебе. Надеюсь, ты не собираешься всю жизнь прятаться? А я могу объяснить в Нортвью, что тебе угрожали.
Дин улыбнулся. На этот раз улыбка была совершенно искренней:
— Не беспокойтесь обо мне, сэр. Со мной все будет в порядке.
Крис подавленно подумал, что с Дином действительно будет все в порядке. Он постоянно нарушал закон, но выкарабкивался из любой переделки. А Крис всю жизнь боролся зато, чтобы жить правильно, однако потерпел поражение. Стелла подошла к Питу.
— О чем ты думаешь? — спросила она.
Пит едва сдержал смех. Стелла не поняла бы, что он нашел смешного в ее вопросе, но он столько раз мечтал услышать его от нее…
— Я наблюдал за Крисом и этим мальчиком.
— Он опасен, как ты считаешь? Пит покачал головой:
— Не думаю. Он еще ребенок. Испорченный, дерзкий, но все же ребенок. И этому ребенку повезло, что ему встретился такой учитель, как Крис. Хотя, думаю, он не способен оценить свою удачу.
Стеллу воодушевила открытость Пита.
— А ты никогда не думал о том, чтобы учить детей? Ты хорошо с ними ладишь.
Пит с нежностью посмотрел на нее, и у Стеллы сжалось сердце от его взгляда. Так мог бы любящий брат смотреть на свою сестру.
— Не знал, что ты заметила. Она сглотнула:
— Конечно. Я замечаю все, что ты делаешь. Я просто не хотела говорить об этом. По очевидным причинам.
— Ах да! — эхом отозвался Пит. — По очевидным причинам.
Стелла торопливо заговорила, боясь, что он снова замкнется в себе:
— Наверное, это смешно, но в последнее время я много думала о твоем отношении к детям. Я знаю, какая я эгоистка, но даже у эгоистов рождаются дети, и я необязательно буду плохой матерью…
Пит сжал ее руку:
— Не продолжай. Не надо.
Стелле стало плохо. Она знала, что должно произойти, но не собиралась сдаваться.
— Я знаю, что ты хочешь сказать. Пит, но не надо торопиться. Я знаю, ты несчастен со мной, и поэтому решила, что мне необходимо измениться. Ради тебя я изменюсь.
Он приложил палец к ее губам так мягко, что у нее защемило сердце.
— Не надо, — повторил он. — Слишком поздно. Даже если бы ты смогла измениться, это было бы неправильно. Ты не должна менять себя, чтобы угодить мне. Тогда всю оставшуюся жизнь тебе пришлось бы притворяться. Подумай, что это была бы за жизнь?
У Стеллы перехватило дыхание, но она собрала все силы, чтобы не разрыдаться на глазах у чужих людей. Даже когда ее брак рушился на глазах, она не могла себе позволить устроить сцену.
— Это была бы жизнь с тобой, — тихо сказала она. — Жизни без тебя я не вынесу.
Пит понял, почему так долго оставался мужем Стеллы. Потому что иначе ему пришлось бы разбить ей сердце, а на это у него не хватало решимости. До недавних пор.
— Все дело в Бет, да? — спросила Стелла, признавая свое поражение.
Пит решил быть откровенным:
— Я ухожу из-за Бет, это правда; но ты ведь прекрасно знаешь, что мы давно уже стали чужими.
Стелла разыграла последнюю карту, которая спасала ее в прошлом:
— Мне все равно! Я умоляю тебя, не бросай меня! Пит покачал головой:
— Тебе не должно быть все равно, Стелла. Это твоя жизнь.
Голос Стеллы стал едва слышным:
— Значит, ты считаешь, что я заслужила наказание? Ведь я потеряю тебя, дом, все! И это только потому, что я была готова поставить на карту все ради спасения нашего брака?
Пит снова взял ее за руку, на этот раз более крепко.
— Стелла, ты уже потеряла меня. Что же до остального, я отдам тебе оставшуюся часть выходного пособия и продолжу выплачивать свою долю ссуды за дом, пока ты не сделаешь его годным к продаже.
— А что потом? — с угасшим видом спросила Стелла. — Куплю тесный домик в дешевом пригороде? Вернусь к тому, с чего начала?
— Господи, — устало вздохнул Пит. — Неужели ты не можешь подумать ни о чем другом, кроме покупки недвижимости? Хотя бы раз в жизни. Ты получишь достаточно денег, сможешь путешествовать, начать свое дело, использовать новые возможности…
Стелла резко вскинула голову:
— Я не хочу использовать новые возможности! Именно поэтому я и вышла за тебя замуж.
Пит вздрогнул. Он всегда подозревал об истинных мотивах Стеллы, побудивших ее связать с ним свою жизнь. Но признание Стеллы, неожиданное для нее самой, уязвило его.
Она вскочила и остановилась возле стула, на котором он сидел.
— Теперь мне все ясно. Ты женился на мне из ложных представлений. Ты притворялся, что любишь меня такой, какая я есть, и что хочешь того же, что и я. Я вела себя честно, в отличие от тебя! Мое преступление заключается в том, что я не изменилась, твое — в том, что ты изменился.
Питу хватило такта, чтобы изобразить стыд:
— Мне очень жаль, Стелла…
Стелла распрямила плечи. Битва была проиграна, и оставалось только тихо уйти. Она не могла расстроить вечеринку Лорен, закатив истерику, и это лишний раз доказывало, что она не способна измениться — ни ради Пита, ни ради кого-то другого.
Стелла, не оглядываясь, пошла к двери. Неведомый прежде инстинкт подсказывал ей, что нужно смотреть только вперед. Поэтому она высоко подняла голову, идя навстречу возможностям, которые открывала перед ней новая жизнь.
— Куда ушла Стелла? — спросила Энн у Билла, услышав, как захлопнулась входная дверь.
Билл тотчас понял, что случилось.
— Думаю, нам тоже пора, — прошептал он ей на ухо. — Я все объясню тебе в машине.
— Но мы же только пришли! Морин расстроится… Билл бросил гневный взгляд на Пита:
— Она поймет. Пит ей все объяснит.
Пит мрачно кивнул, наблюдая, как его родители торопливо покидают квартиру.
Морин и Иззи, оживленно болтая, вернулись в гостиную.
— А где же остальные? — недоуменно спросила Морин, обводя взглядом комнату.
Бет и Крис потрясенно молчали. Дин, напротив, откровенно наслаждался зрелищем. Пит понял, что отвечать придется ему. Больше всего на свете ему хотелось сбежать отсюда, но он должен был подумать о Бет. Теперь он всегда должен будет думать о Бет, и эта мысль наполнила его невероятным счастьем.
— Видишь ли, Морин, Стелла плохо себя почувствовала, поэтому Энн и Билл решили отвезти ее домой.
Он не был законченным лжецом, поэтому не продумал всех деталей.
— А почему ты не отвез ее домой? — резонно удивилась Морин.
Пит осознал ошибку и постарался ее исправить:
— Я решил, что Лорен захочет видеть хотя бы одного из нас, поэтому мы решили, что я останусь.
Иззи почувствовала, что за время их с Морин отсутствия произошла катастрофа, но никто не собирается исправлять положение. Поэтому она решила взять ситуацию в свои руки:
— Морин, может быть, мы сядем за стол? Лорен и Ричард явно попали в пробку. Думаю, что нам не стоит томиться от голода в их ожидании.
— Спасибо, Иззи! — крикнул из кухни Эдди. Он слышал все, о чем говорилось в гостиной, и, пока Морин расспрашивала Пита, быстро наведался в столовую, убрал со стола три карточки и переставил стулья.
Единственным человеком с аппетитом оказался Дин. Он и возглавил процессию гостей, неохотно перешедших в столовую.
На Морин было жалко смотреть. Вечеринка, задуманная ею как грандиозный праздник, была близка к провалу. Лорен все еще не появилась, а оставшиеся гости, казалось, были совсем не склонны веселиться.
Эдди сразу заметил, что Морин в отчаянии, и ободряюще обнял ее:
— Все будет хорошо, Мо. Улыбайся! Ленч начался.


— У тебя больше нет ничего съестного? — жалобно простонала Лорен.
За последний час машина не сдвинулась с места. Лорен обшарила все карманы и нашла в «бардачке» большой запас галет, которые можно было есть, только размочив их в горном потоке или несколько часов подержав на солнце. Весь съедобный улов составили два шоколадных батончика, мятные конфеты и пачка печенья.
— Нужно растянуть еду, — предложил Ричард, разламывая батончик пополам. — Неизвестно, сколько еще нам придется простоять.
— Хорошая идея, — согласилась Лорен, мгновенно проглотив свою половину. — Но если ты опять затеешь свою игру в любимые блюда, я начну петь во весь голос, а это, скажу тебе, сомнительное удовольствие.
Ричард изобразил ужас и отдал ей свою долю шоколада, которую она с благодарностью приняла.
Они сидели в машине, время от времени меняя позу, чтобы не затекали ноги, и с надеждой поглядывая в окно.
— Знаешь, о чем я думаю? — вдруг спросила Лорен.
«Я хотел бы, чтобы ты думала обо мне», — подумал Ричард, но предпочел не произносить этого вслух.
— Понятия не имею.
Я думаю о том, как странно сидеть с тобой в машине, посреди дыма, смога и шума. До сих пор я могла представить тебя только в горах, окруженных тишиной. Здесь ты кажешься другим.
— Это хорошо или плохо? — осторожно поинтересовался Ричард.
Лорен глубоко вздохнула:
— Впервые за время нашего знакомства ты кажешься мне настоящим. Забавно, правда? В Тендейле все выглядело нереальным — горы, снег, безмятежность. И мне казалось, что моя настоящая жизнь — в Лондоне, где я оставила кучу нерешенных проблем.
Ричард взял ее за руку. Лорен замерла, но в следующий миг почувствовала, как по всему телу разливается тепло.
— Знаешь, в чем заключалась моя главная ошибка? Все, что я нашла в Озерном крае, казалось мне миражем, иллюзией, прекрасной мечтой, не осуществимой для горожанина. И ты был частью этой мечты. Теперь же, когда позади остался Тендейл, впереди ждет Лондон или Нью-Йорк, а рядом сидишь ты, я поняла, что в моей жизни есть только одна реальность.
Ричард не отвечал. Впервые за много лет он горячо молился. «Господи, пусть это буду я!»




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шутки в сторону! - Клементис Франческа



Как любовный роман, то на 6. Как произведение - 8.
Шутки в сторону! - Клементис Франческаanurra
27.10.2015, 9.31





Прочесть смогла не с первого захода. Осталось ощущение бедлама, хаоса. Общий неприятный осадок от сюжета.
Шутки в сторону! - Клементис ФранческаН.
19.03.2016, 10.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100