Читать онлайн Шутки в сторону!, автора - Клементис Франческа, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шутки в сторону! - Клементис Франческа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шутки в сторону! - Клементис Франческа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шутки в сторону! - Клементис Франческа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клементис Франческа

Шутки в сторону!

Читать онлайн

Аннотация

Чтобы произвести впечатление на понравившегося мужчину, с которым Лорен Коннор познакомилась на дружеской вечеринке, она прибегает к невинной лжи. Однако она не подозревает, что эта маленькая ложь положит начало целой цепи событий, круто изменивших и ее жизнь, и жизнь окружающих ее людей, главная цель у которых одна - найти свое счастье и обрести любовь.


Следующая страница

Глава 1

Лорен глубоко вздохнула и сделала еще один глоток белого. Она ненавидела вечеринки, особенно те, что устраивала Стелла, хотя Стелла и была ее лучшей подругой. Но все же Лорен согласилась прийти, чтобы отвлечься от проблем, мучивших ее в последнее время.
— Прекрасная вечеринка, Стелла! — похвалила она, стараясь перекричать громкую музыку.
Это была вполне невинная ложь — просто любезность воспитанной гостьи. Настоящая ложь прозвучала десятью минутами позже.
Стелла в знак благодарности подняла свой бокал, даже не пытаясь ответить. В этом оглушающем шуме Лорен все равно не услышала бы ее слов. Она самодовольно улыбалась, радуясь успеху вечеринки.
У Стеллы были свои представления об успехе. Поводом для торжества послужило очередное новоселье, и цель у нее была одна — собрать больше народу, чем в прошлый раз. Новый дом был гораздо просторнее и престижнее предыдущего, что, по мнению Стеллы, говорило о процветании хозяев. Однако Лорен не могла понять ее навязчивого стремления менять адреса каждые два-три года.
— Дом просто огромен! — прокричала Лорен, зная, что подруга жаждет услышать именно это.
Стелла просияла.
— Три гостиных, пять спален, три ванных, апартаменты наверху и зимний сад! — с гордостью перечислила она. — Конечно, уход за домом отнимет массу времени, но он того стоит.
Лорен скептически огляделась. Она вовсе не разделяла восторгов новоиспеченной хозяйки. Вероятно, бывшие владельцы регулярно выписывали модные журналы по дизайну, советы которых способны испортить самый безупречный интерьер. Комнаты представляли собой варварское смешение стилей: из марокканской столовой вы попадали в гостиную, в оформлении которой присутствовали этнические мотивы, а та, в свою очередь, выходила в холл, утопающий в хрустальном великолепии.
Лорен уже не так, как раньше, удивляла страсть Стеллы и ее мужа к приобретению все более просторных жилищ, хотя они вовсе не собирались обзаводиться детьми. Она поняла причину. Новые дома и были их детьми — по крайней мере, для Стеллы. Пит никогда не обсуждал с Лорен увлечений жены, но, казалось, ее странные прихоти нисколько его не смущали.
— Кто эти люди? — Лорен снова огляделась вокруг. Она знала Стеллу и Пита восемнадцать лет, еще со студенческой скамьи, и полагала, что успела познакомиться с большинством их друзей и приятелей. Но, похоже, она ошибалась.
Стелла сделала неопределенный жест:
— Я пригласила сослуживцев, друзей своих друзей, их знакомых и так далее. Сама понимаешь.
Лорен понимала. Успех для Стеллы всегда определялся количеством друзей. Ей важно было знать, что она в любой момент сможет собрать в своем доме множество людей, симпатизирующих ей. Она испытывала непреодолимую потребность нравиться окружающим, быть накоротке с доброй половиной города и получать по почте ворох приглашений. Итоги уходящего года она оценивала по числу полученных рождественских открыток, а ее компьютерная база данных изобиловала фамилиями случайных знакомых. Это, однако, нисколько не мешало искренним и глубоким отношениям, связывающим ее с Лорен.
Пит же терпел чудачества жены с безмятежным спокойствием. Он не выносил конфликтов и радовался тому, что для счастья Стеллы ему нужно лишь открыть двери своего дома нескончаемому потоку гостей и служить достойным фоном своей блистательной супруги.
Стелла плавилась в атмосфере устроенного ею праздника, как саламандра в огне. Она сверкала и переливалась с головы до кончиков пальцев. Блеск модно подстриженных белокурых волос, золотистый макияж и расшитое блестками платье просто ослепляли. На нее невозможно было смотреть без солнечных очков.
Лорен всегда искренне восхищалась умением подруги, обладающей весьма скромными внешними данными, добиваться столь потрясающего эффекта. Только тот, кому доводилось видеть Стеллу на утренней пробежке, без косметики и в спортивном костюме, мог оценить масштабы ее превращения. Внешность Стеллы была абсолютно бесцветной. В ее чертах не было изъянов — в них просто начисто отсутствовала какая бы то ни было привлекательность и выразительность. К счастью, Стелла рано обнаружила эту особенность и примирилась с нею. Зато она блестяще научилась подчеркивать те достоинства, которыми ее наградила природа.
Стелла была олицетворением стиля, неподражаемости, шарма — то есть полной противоположностью Лорен.
Если козырем Стеллы был внешний лоск, то в Лорен привлекало присущее ей достоинство — по крайней мере, так ей всегда говорили доброжелатели. У нее были умные глаза. И она обладала манерами независимой женщины, никогда не прибегающей к флирту, чтобы добиться своего. Став состоятельной, она обрела вкус к дорогим элегантным вещам, придающим неповторимость ее облику. В то время как Стелла напоминала яркий фейерверк, в Лорен был сдержанный шик, но при этом она была абсолютно не светской женщиной. В отличие от Стеллы, слывшей душой любого общества, Лорен всегда держалась на людях несколько отстраненно. Она была деловой женщиной и на работе, подобно хорошей актрисе, надевала различные маски в зависимости от ситуации. Она могла поддерживать беседу на любую деловую тему. Однако на вечеринках Лорен всегда чувствовала себя неуклюжим подростком — ее словно сковывал лед неловкости, делавшей каждый выход в свет мучительным испытанием.
Если Стелла была бурным потоком, то Лорен скорее походила на тихий омут, в глубинах которого, как известно, водятся черти. Однако она предусмотрительно не позволяла проявляться темным сторонам своей души. Иногда ей казалось, что именно сдерживание потаенных эмоций лишало ее радости общения с людьми.
В своей дружбе и Стелла, и Лорен ценили разительные отличия в характерах друг друга. Каждая находила подругу притягательной и абсолютно непостижимой. Каждая ждала момента, когда раскроются все тайны, и Стелла наконец поймет, почему Лорен воспринимает жизнь столь серьезно, а Лорен узнает, чего так боится Стелла…
Как бы то ни было, Лорен также испытывала определенную зависимость от союза Стеллы и Пита. Стабильность и продолжительность их брака были скалой, служившей ей опорой в бурных водах жизни. Ей нравилось их постоянство, неподвластное времени.
— Ты уже приняла решение? А матери рассказала? — сквозь шум и грохот донеслось до Лорен.
Простодушная Стелла задала именно те вопросы, о которых Лорен хотела забыть, придя сюда.


У Лорен было две недели, чтобы принять решение. Пять лет назад, получив предложение поработать в Нью-Йорке, она бы собрала чемоданы за считаные минуты. Ничто не удерживало ее в Лондоне, кроме разве что любимой подруги, помешавшейся на кошмарных вечеринках. Теперь же ситуацию осложняло одно немаловажное обстоятельство: присутствие матери в жизни Лорен.
Они помирились только три года назад после долгих лет, по обоюдному согласию проведенных в разлуке. Их отношения стали напряженными уже очень давно — после смерти отца Лорен, когда девочке было всего шесть лет. В глубине души мать чувствовала смутное раздражение от того, что вынуждена взвалить на себя хлопоты о дочери в самом начале своей певческой карьеры. Маленькая Лорен, тяжело переживая потерю обожаемого отца, чувствовала, что мама относится к ней как к обузе. Так сказал бы любой психоаналитик. Но, конечно, если бы кто-то спросил их самих о причинах разрыва, они отделались бы расхожей фразой о том, что просто устали друг от друга.
Их пути разошлись, когда дела Лорен пошли в гору и она начала много путешествовать. Девушка приезжала домой все реже, а телефонные разговоры с матерью становились все короче и напряженнее.
Примерно в это же время мать Лорен возобновила попытки добиться успеха на сцене. Она пела в пабах и клубах, исполняя отрывки из знаменитых мюзиклов и старые хиты. Публика, состоящая в основном из молодежи, находила ее ретростиль весьма модным и оригинальным. По иронии судьбы, Лорен оказала матери неоценимую услугу, вынудив ее отложить свой взлет. Если бы Морин Коннор попыталась попробовать свои силы в далеких пятидесятых, отсутствие таланта привело бы ее к сокрушительному провалу у искушенной публики, привыкшей к неподражаемым Элле Фицджеральд и Пегги Ли. Однако на пороге нового тысячелетия Морин выглядела иронично, имела собственный стиль и, в конце концов, стала почти звездой в своем узком кругу.
Реализовав себя в профессиональном плане, Морин почувствовала необходимость заполнить пробелы и в других сферах жизни. Будучи весьма посредственной матерью на протяжении тридцати лет, она вдруг вознамерилась наверстать упущенное в отношениях с дочерью.
Лорен и сама с некоторых пор стала иначе смотреть на свои семейные неурядицы. Лед между ней и матерью начал таять, хотя Лорен и проявляла некоторую настороженность. Морин же, напротив, подражая героине известного мюзикла, выбрала для себя образ щедрой и великодушной матери, не скупящейся на проявление чувств. Решимость Морин заставить дочь полюбить и простить ее поистине внушала Лорен ужас.
Теперь, размышляя о стоящем перед ней выборе, Лорен спрашивала себя, что станет с Морин, если ее единственная дочь уедет в другую страну?.. Стелла нетерпеливо ждала ответа.
— Я пока еще ничего не решила, — лаконично произнесла Лорен. В конце концов, прямолинейная Стелла и не стала бы слушать о раздирающих ее противоречиях.
Стелла покачала головой:
— Постарайся все уладить до своего дня рождения. Надеюсь, приглашение на ленч у твоей мамы остается в силе? Мы с Питом обязательно придем.
Лорен, нахмурившись, кивнула. Стелла ласково потрепала ее по плечу и устремилась к входной двери, чтобы поприветствовать нового гостя.


Лорен улыбалась гостям уголками губ, получая в ответ столь же заученные светские улыбки. Это было обычным проявлением светской вежливости, и Лорен никак не могла понять, почему эти улыбки ей так тяжело даются. Она поискала глазами Стеллу, но подруга уже исчезла на кухне. Лорен мысленно застонала. Настал тот момент, которого она всегда боялась на вечеринках, — оказаться единственной, не нашедшей собеседника. Итак, она осталась одна, с полным бокалом вина в руке, а стола с закусками, которые можно было бы не спеша рассматривать и пробовать, на вечеринках Стеллы не полагалось.
У нее оставалось два варианта: ванная или сад. В ванной она уже побывала и не испытывала желания снова увидеть унитаз, инкрустированный изображениями экзотических насекомых (интересно, это влияние постмодернизма или просто безвкусица?). Поэтому она направилась в сад.
Выйдя на улицу, Лорен немного расслабилась. Дело не в том, что она любила сады. Напротив, ей всегда казалось странным стремление многих надрываться, сажая цветы и кустарники. Они вырастают, радуют взгляд восхитительными красками примерно пару недель, а затем изнурительный труд начинается снова. Если ей хотелось получить эстетическое удовольствие, она смотрела старый добрый фильм «Звуки музыки» или складывала кусочки ананасов на гавайской пицце в забавную рожицу.
Однако на вечеринках сады весьма полезны. Во-первых, хозяевам всегда приятно слышать похвалы своим талантам в оформлении клумб и газонов, а во-вторых, в садах обычно никого не бывает, так что можно не напрягаться, придумывая тему для беседы.
Словом, она оказалась в саду Стеллы и Пита, который, впрочем, не очень напоминал сад в привычном понимании этого слова. Нигде не было видно ни травинки, ни единого цветка или кустика — только мощеные дорожки, извивающиеся вокруг скульптур довольно устрашающего вида. Скульптуры обрамляли группу каменных сосудов с водой, выкрашенных в синий цвет. Несомненно, такой сад считался последним веянием моды, его обустройство наверняка обошлось прежним владельцам дома в кругленькую сумму.
Немного привыкнув к этому воплощению безвкусицы, Лорен заметила, что не одна: еще какой-то гость искал здесь уединения. Нужно было решать: вернуться в гостиную в надежде, что там появились блюда с закусками, или заговорить с незнакомцем.
Пронзительный взрыв смеха, донесшийся из дома, помог ей определиться. Лучше завязать беседу с гостем, скрывавшимся в саду, чем снова чувствовать себя чужой на этом празднике жизни.
Он выглядел неплохо. Примерно ее возраста, дружелюбный взгляд, но вот прическа… Такие прически носили футболисты в семидесятых годах — со спадающими до плеч прядями. Одежда незнакомца довершала общее впечатление — потертые, явно старые джинсы и, конечно, обязательная черная тенниска. Человек, одетый подобным образом, должен быть социальным работником или преподавателем в заштатном университете. Если он друг Стеллы, то, несомненно, гений в своей области или, по крайней мере, знакомый какой-нибудь знаменитости. Во всяком случае, у них должна найтись безобидная тема для беседы.
Для Лорен не играло роли, что ее визави был мужчиной. Она была одинаково не сильна в общении с представителями обоих полов. Ей внушали робость не мужчины сами по себе, а незнакомые люди. К тому же сейчас Лорен вовсе не искала себе партнера: ведь впереди замаячила перспектива отъезда за границу. Хотя и без этого она уже какое-то время не занималась своими личными проблемами, поскольку в ее жизнь со скоростью урагана ворвалась мать.
Морин было мало восполнить многолетний недостаток общения с дочерью; она с завидным упорством пыталась стать для Лорен незаменимой. Стоило Лорен чихнуть, как возникала мать с носовым платком и собственноручно приготовленной микстурой. Неудивительно, что Нью-Йорк казался Лорен оазисом свободы и уединения.
Нет, в ее жизни сейчас не было места для романтических отношений — впрочем, как и желания их завязывать. Это обстоятельство должно было облегчить ей трудную задачу заговорить с незнакомцем.
Крис Фэллон думал абсолютно так же. Он не искал знакомств. Для него единственным плюсом этой ужасной вечеринки была надежда, что светская суета поможет ему отвлечься, забыть о проблемах, дамокловым мечом висевших над головой.
Новый роман не входил в его планы. Он только что перевернул важную страницу в жизни, покончив с почти семейными отношениями, длившимися пять лет. После разрыва он чувствовал себя разбитым и подавленным. Все, чего он хотел в ближайшие полгода, — прочесть много книг, посмотреть много фильмов по видео, есть только готовые сандвичи, подогретые в микроволновой печи. И все это в одиночестве.
Однако Крис был хорошо воспитан. Поэтому, когда к нему приблизилась незнакомая женщина, он приветствовал ее дружелюбной улыбкой. Впрочем, он, наверное, улыбнулся бы ей, даже если бы был законченным грубияном. Люди обычно улыбались Лорен, не зная почему. Возможно, причиной тому была ее мальчишеская короткая стрижка, которую могла себе позволить только очень красивая женщина, или обилие веснушек, которые никакой макияж был не в силах скрыть. Или дело было в ее слегка смущенной, но оттого еще более привлекательной улыбке. Лорен сохранила очарование юности, которое в прошлом заставляло сентиментальных старушек, встречавших ее на улице, совать ей в ладошки шестипенсовые монетки, тайком утирая слезы умиления. Сейчас, когда Лорен выросла, люди просто улыбались ей. Как Крис.
— Крис Фэллон, — представился он, протягивая руку, и Лорен крепко пожала ее. Она решила вести себя словно на деловой встрече — так было легче избежать неловкости в общении.
— Лорен Коннор. — «Держись свободно, — приказала она себе. — Но не говори ничего необдуманно. Возможно, придется какое-то время побыть в саду, так что не стоит спугнуть его слишком рано».
У Криса были свои сомнения. Он сомневался в настроениях женщин. Он не мог с уверенностью сказать, хочет ли Лорен просто завязать приятную беседу, или у нее на уме далеко идущие намерения. Ему не хотелось, чтобы Лорен неверно истолковала его поведение — как желание сблизиться. Но не говорить же ей об этом в самом деле! Он не хотел выглядеть высокомерно или глупо, поэтому пытка молчанием продолжилась.
После затянувшейся паузы Крис решил, что надо все-таки что-нибудь сказать. Поискав безопасную тему, он спросил:
— Вы давно знаете Пита и Стеллу?
— Я училась в университете с ними обоими, — ответила Лорен, радуясь, что он задал вопрос, не требующий тщательного обдумывания. — Я знаю их уже восемнадцать лет, — добавила она и, с минуту понаблюдав за очевидными усилиями Криса подсчитать ее возраст, со смехом произнесла: — Таким образом, мне тридцать шесть.
— Нет, я не имел в виду, я не хотел… — забормотал Крис, но, увидев веселые огоньки в глазах Лорен, пожал плечами. — Хорошо. Вы правы. Мне действительно стало интересно, сколько вам лет, — признался он с обезоруживающей улыбкой.
Лорен почувствовала, как отпустило напряжение, сковавшее плечи. Еще несколько минут, и она полностью расслабится.
Следующие слова вырвались у нее помимо воли. Легкость, с которой она завязала беседу, притупила ее бдительность — ей уже давно не удавалось вести себя так непринужденно в обществе незнакомых людей. Возможно, все дело было в трех бокалах вина, выпитых на пустой желудок. Во всяком случае, так она себя утешала, обдумывая разговор с Крисом Фэллоном позже, лежа в ванной у себя дома.
— Вы случайно не Дева по гороскопу? — спросила она.
Такой вопрос никогда раньше не вызывал проблем — обычный прием для поддержания беседы. Лорен чувствовала себя вполне уверенно, задавая его. Ей хорошо удавалось угадывать знаки Зодиака других людей. Ну, не то чтобы очень хорошо, но ей нравилось так думать. Когда Лорен угадывала неправильно (что случалось чаще всего), она говорила себе, что собеседник сам виноват. Если кто-то изо всех сил пытается походить на мечтательного Водолея, когда на самом деле не кто иной, как трезвый и расчетливый Телец, то это чистой воды надувательство.
К Девам она испытывала особое расположение. Люди этого знака казались ей добрее и чувствительнее остальных. Так что, хотя Крис не мог знать об этом, своей догадкой она сделала ему комплимент.
Однако желаемого результата не последовало. Его улыбка сменилась странным, насмешливым выражением. Казалось, он тщательно обдумывает ответ. Это привело Лорен в замешательство: ведь ответ на подобный вопрос должен быть однозначным.
— А разве похоже? — наконец спросил он.
Лорен истолковала его слова как удивление ее недогадливостью. Однако она не была в этом уверена, поэтому, чтобы выиграть время, рассмеялась. Лорен не понимала, что сделала неправильно. Ведь она задала Крису вполне невинный, по ее мнению, вопрос, но его реакция оказалась какой-то загадочной и, на ее взгляд, абсолютно неадекватной. Проклятье! Надо поскорее вернуться в дом и присоединиться к толпе хохочущих гостей. Там она тоже сможет глупо улыбаться и не должна будет произносить ни слова.
Между тем Криса заинтриговал смех Лорен. Даже когда он шутил, люди обычно не смеялись. А сейчас, насколько он понимал, он не сказал абсолютно ничего смешного. Пока Лорен лихорадочно пыталась придумать остроумный выход из сложившейся ситуации, Крис решил, что от него требуется нарушить затянувшееся молчание. И продолжил:
— Значит, вас интересует астрология? — спросил он.
Он не сказал ничего особенного, но Лорен послышалось, что он произнес это каким-то особенным тоном. Она почему-то вкладывала скрытый смысл во все, что говорил этот мужчина, и ей казалось, что он поступает так же. У нее было ощущение, что он оценивает ее, и она бессознательно коснулась подвески с изображением Рыб, которую мать подарила ей на совершеннолетие.
— Странное заключение! Почему вы так решили?
Вот и все, что она сказала. Она не разразилась десятиминутной тирадой о бессмысленности астрологии как науки, сопровождаемой остроумными анекдотами. Она вовсе не собиралась отрекаться от своего невинного увлечения, а лишь хотела уйти от скользкой темы. Лорен утешала себя мыслью, что эти слова прозвучали иронично, то есть — неоднозначно, однако она и сама не верила этому. Словом, она солгала.
Крис посмотрел на нее с любопытством, и она почувствовала, как вспыхнули щеки, а на лбу словно загорелась надпись: «Я лгу».
— А разве на вашей подвеске не изображены Рыбы? — поинтересовался он.
И хотя первая ложь уже сорвалась с ее губ, все еще можно было спасти ситуацию и не усугублять ее. В конце концов, какое значение может иметь для нее мнение этого мужчины? Возможно, она больше не увидит его до следующего новоселья Стеллы.
Но Лорен уже потеряла самообладание и не знала, как вернуть его обратно. Согласно модным женским журналам, которые она читала в огромных количествах, существовала черта, за которой небольшой промах женщины в светском обществе не выглядел глупо, а казался лишь милой оплошностью. К сожалению, Лорен никогда не удавалось нащупать эту черту.
Как бы то ни было, она не могла просто сбежать, подобно Золушке. И Лорен бросилась в омут с головой. Она больше не была хладнокровной бизнес-леди, с блеском добивающейся выгодных контрактов на самых тяжелых переговорах. Сейчас она превратилась в застенчивую девушку на дискотеке, пытающуюся произвести хорошее впечатление на кавалера. Она перестала быть собой, и сознание еще одной неудачи сводило ее с ума.
— Ах это… — произнесла она, дотронувшись рукой до шеи, где на цепочке поблескивала злосчастная подвеска. — Это совсем не знак Зодиака. Просто кулончик в виде рыб.
Даже сейчас еще можно было избежать драматических последствий, если бы на этом она и остановилась. Однако Лорен желала убедиться, что тема закрыта и они могут вернуться к началу разговора, не предвещавшему ничего дурного. Это желание привело к тому, что она полностью отрезала себе путь к отступлению.
— Я ведь даже не Рыбы по гороскопу, — заявила она. — Так с чего бы мне носить подвеску с этим знаком?




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Шутки в сторону! - Клементис Франческа



Как любовный роман, то на 6. Как произведение - 8.
Шутки в сторону! - Клементис Франческаanurra
27.10.2015, 9.31





Прочесть смогла не с первого захода. Осталось ощущение бедлама, хаоса. Общий неприятный осадок от сюжета.
Шутки в сторону! - Клементис ФранческаН.
19.03.2016, 10.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100