Читать онлайн Лучшая подруга, автора - Клейтон Донна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лучшая подруга - Клейтон Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.93 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лучшая подруга - Клейтон Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лучшая подруга - Клейтон Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейтон Донна

Лучшая подруга

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Его рука соскользнула вниз, и он отступил от нее. Удивительно, всего шесть дюймов разделяло их, но Рэйчел чувствовала, как огонь желания пронизывает ее тело. У нее звенело в ушах, она ничего не замечала вокруг. Но почему все вдруг растворилось, выглядело таким далеким: и дети, и игра, и шум? Она не понимала, где находится, что нужно делать, как вести себя дальше.
Она обратила внимание на мальчика, который окликнул Слоана. К ее удивлению, это был Бобби Снайдерс.
– А Софи с вами? – спросил Бобби, приблизившись к ним. – Сэр?
– Нет, ее нет, – машинально ответил Слоан.
Бобби вздохнул.
– А Саша и Сидни?
Слоан молча покачал головой.
Почему дети всегда так забавно ведут себя в столь простой ситуации, когда требуется спросить, не пришла ли дочь с отцом? – подумала Рэйчел. Собственно, а почему только дети? Они со Слоаном ничуть не лучше. Наверно, сейчас они очень похожим на детей.
– Ну, – мальчик посмотрел на доктора с растерянным и смешным выражением лица, – передайте, что.., я ей позвоню. Пожалуйста. Последнее слово было добавлено как-то с опозданием, так же как и «сэр», когда он обратился к Рэдклиффу.
Рэйчел подумала, что мать Бобби наверняка почувствовала бы удовлетворение, узнав, что ее сын с таким тщанием стремится соблюдать правила вежливости.
– Обязательно, – обещал Слоан.
Мальчик кивнул с улыбкой.
– Я готовлюсь к вечеринке в честь ее дня рождения.
– Да, но ты все-таки не покупай Софи ничего розового, – предупредил Слоан, – а то мы это уже сделали.
Бобби отошел от них, кивнув на прощание.
По выражению его лица было ясно, что для него взрослые – странные существа, подчас совершенно непонятные.
Слоан посмотрел на Рэйчел, она почувствовала, что момент романтического очарования закончился. Чары рассеялись. Осталось лишь легкое беспокойство, которое она всегда ощущала рядом с ним.
Пора было возвращаться домой. И оба, взяв сумки, направились к дверям.
Меньше чем через полчаса Слоан остановил машину у дома Рэйчел.
– Вам не нужно припарковываться, – сказала она, – там поставили новые ворота, их без магнитных ключей не открыть, я дойду пешком.
– Вы уверены? – Слоан с нежностью смотрел на нее.
– Конечно. – Она натянуто улыбнулась, но его лицо ничуть не изменилось.
Неопределенный и болезненный момент расставания был тягостен. Внезапные слезы подступили к ее горлу. Она была рада, что темнота скрывала ее лицо. И откуда только берутся эти эмоции, с которыми она не в состоянии справиться?
Ее дружба со Слоаном была сопряжена последнее время с опасностью потери самоконтроля. Бывают мгновения, когда и самые сильные люди не выдерживают постоянного подавления своих чувств и малейшая случайная деталь вдруг становится той каплей, которая переполняет чашу терпения.
Рэйчел сожалела, что моменты эйфорических взлетов были так непродолжительны. Как сегодня в игровом зале или на кухне ночью, когда они готовили пирожные, или тогда, в новогоднюю ночь. В унылой пустыне повседневности они выглядели всего лишь краткими озарениями.
Рэйчел поспешно открыла дверцу машины.
– Подождите. – Он умоляюще глядел, как она собирается уходить.
Она повернулась к нему.
– Не уходите так быстро, – сказал Слоан с надеждой в голосе.
Она замерла в ожидании.
– Вам не кажется, что нам нужно поговорить?
О том, что с нами происходит…
Ее сердце затрепетало в груди, как пойманный мотылек. Слова застревали в горле, она просто не знала, что сказать.
Он выключил мотор и придвинулся к ней, чтобы лучше видеть ее лицо.
– Я хочу сказать, – продолжал он, – поначалу я считал, что во всем, что случилось, – моя вина.
Я очень сожалел о том поцелуе на вечеринке. Он поднял руку от руля, разжав ладонь. – Не потому что я не хотел этого. Напротив. Я боялся, что сделал вам неприятно…
– Я понимаю, – торопливо ответила Рэйчел, ее голос глухо прозвучал в тишине машины.
– Но когда мы работали на кухне.., там было немного жарковато, что-то случилось с нами…
Как может он так легко, почти шутя, равнодушно говорить о таком? – подумала она. И что смешного он видит в нашей ситуации?
– Вы флиртовали со мной тогда, – сказал Слоан, – то есть я предполагал, что вы заигрываете, но все еще сомневался. А сегодня в зале.., вы хотели, чтобы я поцеловал вас. Наконец я понял, что вы этого хотели.
Она находила его прямоту привлекательной и обезоруживающей. Наконец-то он решился.
Слоан повернулся к ней, его темные глаза были серьезны.
– Я хочу знать, не ошибаюсь ли я, скажите мне…
– Вы не ошибаетесь.
Дыхание замерло у нее в груди.
Прошло несколько секунд в абсолютной тишине.
– Так, – сказал он наконец. – Что с нами происходит?
Страх мешал ей открыть ему всю правду. Она любила его так давно, так долго жила с этим чувством, что не знала, как повести себя, если вдруг оно обнаружится. Вся ее жизнь должна была бы перемениться.
– Мне было трудно устоять перед моим.., чувством.
Она смотрела на его рот, столь чувственный и желанный для нее. И то, что он решился наконец заговорить об их отношениях, не дружеских и не деловых, не связанных с его семьей, но касающихся только их двоих, приводило ее в замешательство.
Несмотря на царящий в мыслях хаос она все же не могла не согласиться с его словами.
– Может быть, – его тон стал мягче, он дотронулся пальцами до се локона, – нам следует признать.., что, хотя все и не так просто, мы должны позволить себе быть такими, какие мы есть.
Фонарь, находившийся неподалеку от места их стоянки, отбрасывал тени на его красиво очерченное лицо. Но даже в полутьме Рэйчел видела, как он нервничает, слышала напряжение в его голосе.
Ей хотелось пуститься в пляс от радости. Она была счастлива, слушая Слоана. Он признавался в том, что в самом деле хочет ее…. Это не ее выдумка, а реальность. Ее мечта наконец воплощается в жизнь.
Ей просто не верилось, что все это происходит в действительности.
Слишком уж все прекрасно, чтобы быть правдой. Слишком точно исполнялась ее мечта.
– Вы все время молчите, – сказал Слоан, нарушив затянувшееся молчание.
Его слова прозвучали неожиданно среди тишины салона и словно вонзились в ее сознание.
– Я.., я не знаю, что сказать…
Слабая улыбка заиграла в уголках его рта.
– Какое вы, в сущности, дитя, Рэйчел. – Его темные глаза смотрели прямо и пристально. – Я могу сказать вам, что вы чувствуете.
– Можете?
Он кивнул.
– Да, могу.
Он прикоснулся к ее подбородку, мягко удерживая и не давая отвернуться.
– Нам следует о многом поговорить, вам и мне, – произнес он. – И о многом подумать.
Рэйчел кивнула в знак согласия. Она уже собралась пригласить его к себе, но он сказал:
– Я обещал дочерям, что поеду домой и помогу им с уроками. Им задали написать какую-то работу о роли науки в жизни человечества за последние сто лет.
– Да, конечно, – согласилась она. В ту же минуту ее эйфорическое состояние сменилось разочарованием. У нее возникло знакомое чувство незавершенности происходящего. Словно в огонь плеснули воду. На нее нахлынули разнообразные и очень противоречивые ощущения: горечь, сожаление, эйфория, радость, неуверенность.
– Но.., если вы не против…
И вновь что-то в его тоне подействовало на нее завораживающе. Она видела и чувствовала его искренность.
– Я бы попросил разрешения поцеловать вас на прощание.
Ее охватило темное, волнующее чувство смятения. Но разве может она отказать ему? Ведь она сама хотела и ждала этого.
Она кивнула, и Слоан обнял ее. Она ощутила нежное тепло его рук. Тонкий аромат одеколона;
Его сильное тело, прижавшее ее к себе.
Его губы слились с ее губами, она почувствовала, как на нее накатило глубочайшее сладостное волнение, которому невозможно было сопротивляться. Она разомкнула губы, приглашая его продолжать поцелуй.
Обоих охватило страстное желание. Рэйчел чувствовала, как жарко стало в машине. Они вели себя так, словно были совсем одни, в комнате, скрытые от посторонних взглядов, а не в машине, стоящей на улице; они забыли обо всем, в том числе и о дочерях, которые ждут отца дома.
Его руки скользили по ее плечам и груди под пальто. И если бы все ее внимание не было сосредоточено на поцелуе, эти ласки свели бы ее с ума. Каждый дюйм ее плоти стал сверхчувствительным. Она давно мечтала о его объятиях, больше всего ей хотелось ощутить прикосновение его рук к своей коже, их нежные ласки в самых интимных уголках ее тела.
Она прислонилась к спинке сиденья и запрокинула голову, пока Слоан целовал ее шею. Ее глаза были закрыты.
Время теперь летело. Она даже не заметила, когда он расстегнул пуговицы ее блузки. Его пальцы прикоснулись к ложбинке между грудей, одновременно пытаясь справиться с застежкой ее бюстгальтера.
Слоан остановился, словно прося помочь ему.
Рэйчел разжала объятия и взялась за застежку.
Она не решалась открыть глаза, ей не хотелось выходить из чувственного дурманящего состояния. Кровь бешено пульсировала в теле, окрашивая щеки румянцем, молчаливое согласие позволяло ему жадно ласкать и целовать ее.
Ее готовность превосходила все его ожидания, и он был счастлив. Рэйчел тоже была счастлива: его ласки – это все, о чем она когда-либо мечтала.
Внезапно она заметила, что Слоан смотрит не на нее, а куда-то сквозь стекло машины.
– Что такое? – спросила она с тревогой. – Там кто-то есть?
– Нет, – он быстро успокоил ее, – никого, но.. – Но что?
Его взгляд, тревожный и темный, замер, казалось – навсегда.
– Ничего, – произнес он глухим, отрешенным тоном.
– Не правда, что-то не так. – Она резко выпрямилась и застегнула блузку. – Что случилось?
– Последнее время, – начал Слоан, – я думал о том, что рядом с вами чувствую себя счастливым. Очень счастливым.
– Разве в этом есть что-то дурное? – спросила она, помолчав немного.
– Нет, напротив, – признался он и добавил очень тихо:
– Так и должно быть.
Что-то в его голосе успокаивало Рэйчел, заставляло ее отбросить все сомнения. Она снова расстегнула блузку дрожащими пальцами и откинула назад вьющиеся волосы. Слоан был погружен в размышления. Он даже не замечал, что она делает.
– Я не думаю, что могу позволить себе быть счастливым, – сказал он. – Я причинил ей столько страданий. Слишком много. Я не имею права на счастье.
Ей не нужно было объяснять, о ком идет речь.
Между ними стояла стена, нет, не стена, а могильная плита, на которой было начертано имя умершей.
– Он так и сказал? – спросила Диана. – Что он не имеет права быть счастливым?
Рэйчел кивнула.
– Я не в первый раз от него слышу подобные заявления.
– Вы должны были сказать ему. – Джейн была очень удивлена тем, что она узнала.
Посмотрев на Диану, Рэйчел немного успокоилась.
– Как я могу сказать ему? – возразила Рэйчел. Оливия – мать его детей, он прожил с ней много лет. Он считает ее чистой и невинной женщиной.
Как я могу разрушить его представление? Я отравлю его воспоминания о ней. Дети должны помнить свою мать и любить ее. Их воспоминания тоже ничем нельзя омрачать., Рэйчел словно попала в тупик, из которого нет выхода, как будто целая скала давила на нее с огромной силой. Она просто не могла себе представить, как поступить в такой ситуации, где найти силы рассказать правду об Оливии и каковы могут быть последствия ее откровений.
– Я согласна, – сказала Диана, – с тем, что память девочек о матери нельзя омрачать. Но им-то вы не собираетесь ничего рассказывать.
– Вот именно, – присоединилась Джейн, – все останется между вами и Слоаном, только между вами. А его дочери никогда не узнают правды.
Рэйчел перевела взгляд с одной приятельницы на другую. Они были правы. Другого выхода у нее нет – она должна рассказать Слоану всю правду – Действительно, – попыталась объяснить она, с трудом подбирая слова, – я чувствую себя ужасно, вспоминая о поступке Оливии. Но рассказать о нем было бы жестоко, ведь она умерла.
Она особенно подчеркнула последнее слово, так, словно оно было исчерпывающим аргументом и оправданием ее скрытности.
– Но не обязательно рассказывать от своего имени, можно, например, преподнести как слух, посоветовала Джейн. – Или как-нибудь еще. Так, как будто вы слышали о таком факте ее жизни. И можете быть уверены, это совсем не жестоко с вашей стороны. – Она так спешила высказаться, словно боялась, что потеряет нить размышлений, и под конец повторила:
– Нет, не будет.
Выслушивая ее доводы, Рэйчел понимала, что и сама Джейн не может найти оправдания поступку Оливии.
Рэйчел знала, что тайна беременности Оливии была камнем преткновения в отношении Слоана к жене. Следует ли еще и ей в это вмешиваться?
Диана протянула руку и коснулась плеча Рэйчел.
– Раскрывая правду, вы вовсе не собираетесь причинить вред Оливии; как вы сами сказали, она умерла и для нее ничего уже не имеет значения.
Рэйчел испытывала удивительное доверие к этой индианке, всегда такой спокойной и выдержанной.
– И вы сами знаете, Рэйчел, что, какова бы ни была правда, только она и может исцелить нас от боли переживаний за тех, кого уже нет с нами.
Двое друзей ожидали Слоана в зале заседаний.
– Так мы договорились? – Трэвис внимательно посмотрел на Грега, сидевшего за столом напротив.
Грег кивнул.
– Попробуем прочистить ему мозги.
– С ним необходимо поговорить, – сказал Трэвис. – Он слишком долго держал все в себе.
– Ты знаешь столько же, сколько и я, – пробормотал Грег, – но я не уверен, что он станет нас слушать.
– Но мы же слушали его советы в подобной ситуации.
– Мы – да, – усмехнулся Грег, – но как он будет реагировать?
– Посмотрим, – Трэвис едва заметно улыбнулся, а затем снова стал серьезен, – но никого упоминать не будем.
– Не будем. И как мы поступим? Мы должны ему помочь. Теперь как раз тот случай, когда друзья оказываются нужнее всего.
– Мы должны начать разговор невзначай, сначала о наших собственных делах, затем… – сказал Трэвис.
– Можешь на меня положиться…
Дверь открылась, и вошел Слоан, услышав лишь последние слова, сказанные Грегом так тихо, что их едва можно было различить. Однако Слоан расслышал.
– Трэвис, если бы я был тобой, и тогда я бы не доверял тебе больше, чем доверяю, – заявил он.
Кажется, у него было неплохое настроение.
Друзья облегченно вздохнули.
– Тебе не следует опаздывать, – прокомментировал весело Грег его появление.
Глаза Трэвиса озорно блеснули.
– Ты ведь самый старший из нас.
– Я бы с удовольствием поменялся с кем-нибудь местами, – ответил Слоан. – Но только не на работе, а в какой-нибудь другой области.
Грег пробурчал:
– Меня уволь.
Трэвис только рассмеялся.
Слоан, покачав головой, опустился в кресло и положил на стол папки с историями болезни двух пациентов.
– Вы что-то замышляли против меня?
– Замышляли? – переспросил Грег в изумлении. – Как мы можем против тебя что-то замышлять?
Подняв руки, Слоан ответил:
– Я просто пошутил.
– Разумеется, пошутил. – Трэвис, прищурившись, взглянул на Грега.
Слоан тут же понял: его друзья действительно что-то задумали. Но он настолько устал, что у него не было сил наблюдать за их поведением и анализировать его.
Два последних дня он все время думал о Рэйчел. Он хотел ее. Как мужчина, как обычный влюбленный мужчина. Но всякий раз между ними возникал темный, непроницаемый барьер.
Грег поднял чашку с кофе:
– Предлагаю тост за нас с Джейн.
– Да! – Трэвис последовал его примеру. Операция прошла успешно?
– Вроде да, – объявил Грег, – так что скоро мы сможем завести ребенка. Джейн очень рада, она вся светится.
Слоан пребывал не в том настроении, чтобы веселиться, но не мог позволить себе испортить удовольствие Грегу и Трэвису.
– Чудесно! – сказал он, присоединяясь к тосту, хотя настроение и оставляло желать лучшего.
– Давайте выпьем за радости родительской любви! – усмехнулся Грег.
– За радости! – повторил Трэвис, поднося к губам чашку.
Слоан добавил:
– И за хорошие результаты!
Теперь Трэвис сообщил свою новость:
– Диана успешно прошла первый тур.
– Великолепно! – обрадовался Грег. – Иначе и быть не могло. У нее все получится.
– Значит, мы вскоре сможем взять ее на работу, – сказал Слоан и обратился к Трэвису:
– А как насчет вашей свадьбы?
– Дело движется, – ответил Трэвис и, вынув из кармана ручку, положил ее на стол. – Диана хочет, чтобы церемония прошла у нее на родине в соответствии со всеми религиозными ритуалами племени. Я надеюсь, гости будут не очень разочарованы.
– Почему они должны быть разочарованы? спросил Слоан. – Это ваша свадьба. Вы выбираете такую церемонию, какую хотите. Древнюю, традиционную, современную или же включающую все сразу.
– Да, – согласился Грег и затем, улыбнувшись, добавил:
– Даже если вы задумаете появиться голыми и ходить вверх ногами.
– Тебе бы такое понравилось? – лукаво поинтересовался Слоан.
– Угадал! Я бы и сам первый же остался без штанов.
– А также первым встал бы во главе беспорядков, – добавил Трэвис.
Слоан усмехнулся:
– Или дебоша.
– О! – Грег потряс головой. – Вы сторонники порядка. Вам не понять естественного стремления человека расслабиться… – Он помолчал, а затем нашел нужное слово:
– Проявить свою мужскую природу.
– Мужскую природу в твоем понимании, сказал Слоан.
– И направить ее на дело, – рассмеялся Трэвис, стараясь напомнить собеседнику об их целях. – А что может быть лучше, чем направить силы на решение проблем своих друзей?
Грег взглядом осудил откровенность Трэвиса.
А затем сказал:
– Ну хватит обо мне, теперь можно перейти к самому основному…
– К чему же? – поинтересовался Слоан с некоторым удивлением.
– В моем плане.., стоит графа… – ответил Грег, – секс и любовные приключения. Что, впрочем, одно и то же.
Слоан поймал взгляд Трэвиса.
– И как Джейн уживается с таким повесой?
– Она меня колотит.
Грег перевел взгляд на Слоана:
– А как твои успехи?
Слоан изумленно поглядел на приятеля:
– В каком смысле?
– В смысле твоей личной жизни, – пояснил Грег. – Как твои дела? Все уже давно заметили, что происходит между тобой и Рэйчел.
На лице Слоана отразилось крайнее недовольство. Он почувствовал раздражение, которое нарастало все больше и больше.
– Я бы с удовольствием поговорил с вами об интересующем вас деле, – сказал он, стараясь сохранять спокойствие в голосе, – если бы оно вас касалось.
– Смотри, – сказал Грег, явно обеспокоенный раздражительностью Слоана, – тебе нужно выговориться, я уже пробовал это сделать, однако ты не захотел. Пойми, многие обратили внимание на то, что с вами что-то происходит. Сначала дружеская атмосфера остыла, а затем и вовсе наступило трупное окоченение.
– Позволь нам помочь тебе, – добавил Трэвис, не обращая внимания на живописную метафору Грега, – мы должны это сделать.
Его друзья руководствовались добрыми намерениями, и они искренне хотели помочь. И Трэвис прав, у обоих тоже были проблемы с женщинами. Но Слоан считал, что не может принять их помощь.
– Мы оба доверялись тебе, когда у нас возникали трудности, – напомнил ему Грег, – и чего стоит тогда наша дружба, если мы не можем откровенно говорить друг с другом?
– Ты прав, – признал Слоан и попытался успокоиться, убедившись, что не может обсуждать свои дела с приятелями. – Ты был прав, когда сказал, что между мною и Рэйчел что-то происходит, – закончил он свою мысль.
– Понятно. – Грег положил локти на край стола.
– Мы с ней пытались разобраться в наших отношениях, – сказал Слоан, решив открыть правду настолько, насколько у него хватит сил. – Но у нас ничего не вышло.
Он задумался, что говорить дальше. Достаточно ли сказанного, чтобы удовлетворить любопытство друзей и их стремление помочь ему?
Всегда спокойный Трэвис спросил:
– Почему ты так решил?
В самом деле – почему? Сознание Слоана зациклилось на одних и тех же мыслях. Он не позволял себе посмотреть правде в глаза – чувство вины довело его до того, что он даже не мог мечтать о женщине, которая ему нравилась, целовать ее или просто влюбиться.
– Почему бы вам не дать себе волю? – громко поинтересовался Грег. – Почему бы не поговорить честно?
Друзья действительно были обеспокоены тем, что отношения Слоана и Рэйчел не складывались Они хотели знать причину – Потому что… – начал Слоан, с трудом подбирая слова, чтобы объяснить причину, – потому что существуют некоторые факты моего прошлого, которые не позволяют мне сделать это.
– О чем ты говоришь? – Было видно, что Трэвис не верил его словам. – Что может быть такого, чего не мог бы рассказать столь порядочный человек, как ты?
– Пожалуйста, перестань, – бесцеремонно прервал его Слоан, – все гораздо хуже, чем ты думаешь. – И он вздохнул. – Я признался, что не любил мою жену, когда мы поженились. Я женился на Оливии только потому, что она была беременна.
В комнате воцарилось молчание.
Наконец Грег сказал:
– Я и не предполагал.
Несколько секунд оба его друга сидели задумчиво под впечатлением услышанного.
– Ты не должен этим мучиться, – сказал Трэвис. – С точки зрения женщины, я думаю, ты поступил достойно и порядочно.
– Но и глупо и доверчиво тоже, – добавил Грег. Никто из них не решился рассмеяться, когда он с юмором заметил; – Я на стороне Трэвиса.
Думаю, в глазах Рэйчел твое поведение, наоборот, выглядит достойным уважения.
Порядочно? Достойно уважения? Слоан был уверен, что такие характеристики не подходят для оценки его поведения.
Непреодолимое желание побыть в одиночестве охватило его. Он встал и быстро взял папки со стола.
– Благодарю вас за поддержку, ребята, но я не настроен сейчас продолжать разговор.
Он задвинул свое кресло и вышел из зала заседаний.
– Слоан, – Грег последовал за ним, – вернись!
Но он не вернулся. Трэвис сказал Грегу:
– Глупо, доверчиво… Кто тебя просил говорить это, идиот!
– Я же просто пошутил…
– И вот к чему привело твое чувство юмора, сказал Трэвис и от досады прищелкнул языком. В последний раз я на тебя положился.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Лучшая подруга - Клейтон Донна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Лучшая подруга - Клейтон Донна



сюжет нормальный и читается легко, но как-то они очень затянули с признаниями
Лучшая подруга - Клейтон ДоннаМарина
21.11.2013, 14.25





как-то не впечетлило
Лучшая подруга - Клейтон ДоннаМарина
13.01.2014, 13.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100