Читать онлайн Откровенные признания, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Откровенные признания - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 248)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Откровенные признания - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Откровенные признания - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

Откровенные признания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

— Думаю, бледно-желтый подойдет, — решительно заявила Софи, сидя посреди комнаты, заваленной тканями всех цветов радуги.
— Желтый? — задумчиво повторила Лотти и прикусила нижнюю губу. — Нет, он мне не к лицу…
Поскольку это было уже десятое предложение, отвергнутое Лотти, Софи вздохнула и с улыбкой покачала головой. Она привезла Лотти к своей модистке на Оксфорд-стрит, чтобы лично выбрать материю и фасон для ее нарядов.
— Извините, — пробормотала Лотти, — это вовсе не значит, что мне трудно угодить… Просто у меня совсем нет опыта… — Выбирать цвета и фасоны платьев ей никогда не позволяли. По настоянию лорда Раднора ее неизменно одевали в скромные одежды строгого покроя и темных цветов. Лотти никак не могла представить себя в ярко-синем, или желтом, или — о Господи! — в розовом. А при мысли о глубоком вырезе, открывающем грудь, Лотти стало так неловко, что она торопливо отложила модный журнал, который листала вместе с Софи.
К чести старшей сестры Ника, она обладала неиссякаемым терпением. Спокойно глядя на Лотти, она ободряюще улыбалась — и в эти минуты особенно походила на брата.
— Лотти, дорогая, угодить вам ничуть не трудно, но…
— Вздор! — машинально выпалила Лотти, и обе рассмеялись.
— Ну хорошо, — с усмешкой согласилась Софи, — да, вы и вправду очень разборчивы, но не из желания кому-нибудь досадить. У меня к вам всего две просьбы: во-первых, запомните — это вовсе не вопрос жизни и смерти. Выбор платья — простейшее дело, особенно когда рядом модница-подруга, обладающая безупречным вкусом. Вроде меня.
Лотти улыбнулась.
— А вторая просьба?
— Вторая… пожалуйста, доверьтесь мне. — И Лотти стало ясно, что обаяние в семье Сидней передается не только по мужской линии. Софи лучилась добротой и спокойствием, перед которыми было невозможно устоять. — Ничего кричащего и вульгарного я вам не посоветую, — убеждала она. — У меня и вправду отменный вкус, я достаточно давно вращаюсь в лондонском обществе, в то время как вам пришлось…
— Безвылазно торчать в Гэмпшире? — подсказала Лотти.
— Вот именно. И если вы будете и впредь одеваться как дама преклонных лет, среди сверстниц почувствуете себя не в своей тарелке. Более того, это дурно отразится на репутации моего брата: пойдут сплетни, что он настолько скуп, что отказывается даже одевать вас соответственно положению…
— Нет, — машинально перебила Лотти, — это будет несправедливо по отношению к Нику — ведь он разрешил мне покупать все, что я захочу.
— Тогда позвольте помочь вам сделать выбор, — заключила Софи.
Лотти кивнула, рассудив, что она и вправду держится слишком недоверчиво. Ей давно пора научиться доверять
Людям.
— Я к вашим услугам, — объявила она, — и готова принять любой ваш совет.
Софи удовлетворенно закивала.
— Превосходно! — Она положила на колени модный журнал и принялась оставлять закладки на страницах с особенно удачными фасонами. Луч света играл на ее темно-золотистых волосах, придавал им оттенки спелой пшеницы и меда. Софи была на редкость миловидна, ее тонкие, изящные черты указывали на родство с Ником. То и дело она бросала на Лотти оценивающий взгляд, кивала сама себе или быстро качала головой.
Лотти сидела молча, мелкими глотками попивая чай, который принесла им помощница модистки. За окном лил дождь, низко над городом нависли лиловые тучи, а в комнате царили уют и покой. Повсюду были развешаны и разложены изящные женские вещицы, отрезы кружев, шелка и бархата, изысканные цветы с лепестками, расшитыми хрустальными бусинками, похожими на капельки росы.
Время от времени в комнате появлялась модистка, советовалась с Софи, что-то записывала и тактично удалялась. Софи уже объяснила Лотти, что некоторые клиенты требуют, чтобы модистка не отходила от них ни на шаг, а другие предпочитают сами принимать решения, не допуская постороннего вмешательства.
Погрузившись в приятные размышления, Лотти чуть не вздрогнула, услышав голос Софи:
— Вы не представляете себе, как я обрадовалась, узнав, что Ник решил жениться. — Она сложила вместе два куска ткани, критически осмотрела их, поворачивая так и этак, чтобы оттенок заиграл при свете ламп. — Скажите, что вас привлекает в нем?
— Ник — красивый мужчина, — осторожно начала Лотти. — Я не могла не обратить внимания на его глаза, на темные волосы… он чрезвычайно обаятелен, и… — Она мысленно перенеслась в прошлое, к калитке у опушки леса. Каким усталым казался ей в ту минуту Ник, как жаждал, утешения… — …И одинок, — еле слышно добавила она. — Я никак не могла понять, почему такой незаурядный человек страдает от одиночества.
— О, Лотти… Странно, почему вы заметили именно это — ведь большинство незнакомых людей считают Ника неуязвимым. — Придвинувшись ближе, Софи приложила отрез янтарного шелка к груди Лотти, проверяя, к лицу ли ей такой оттенок, и отложила его в сторону. — Видите ли, с самого детства Нику приходилось бороться за свое место под солнцем. Он был совсем ребенком, когда скончались наши родители… и рос ужасным сорванцом и бунтарем… — Она грустно покачала головой, словно отгоняя тягостные воспоминания. — Он сбежал в Лондон, долгое время я не получала от него никаких вестей, а потом узнала, что его судили за какое-то мелкое преступление и приговорили к заключению. Спустя еще несколько месяцев мне сообщили, что в плавучей тюрьме он заболел и умер. Долгие годы я оплакивала его…
— Почему же он не приезжал к вам? Он мог хотя бы прислать письмо, избавить вас от страданий.
— По-моему, ему было слишком стыдно — после всего, что с ним произошло. Он старался забыть о существовании Джона, лорда Сиднея, и решил, что будет легче начать жизнь заново, под именем Ника Джентри.
— После всего, что с ним произошло? — озадаченно переспросила Лотти. — Вы имеете в виду тюремное заключение?
Софи испытующе вгляделась ей в глаза и, убедившись, что Лотти почти ничего не знает, решила промолчать.
— Да, заключение, — туманно откликнулась она, и Лотти поняла, что ответ от нее утаили. По какой-то таинственной причине Софи оберегала прошлое своего брата.
— Как вы узнали, что он еще жив?
— Я приехала в Лондон, чтобы отомстить тому судье, который вынес Нику приговор, — объяснила Софи. — Я встретилась с ним и обвинила его в смерти брата. Но к моему удивлению, вскоре я влюбилась в него.
— В сэра Росса? — Лотти ошеломленно уставилась на нее. — Неудивительно, что Ник так нена… — Сообразив, что проговорилась, она поспешно умолкла.
— Так ненавидит его? — с грустной улыбкой закончила за нее Софи. — Да, эти двое питают друг к другу стойкую неприязнь. Но это не мешает моему мужу всеми силами помогать Нику. Видите ли, даже приступив к службе на Боу-стрит, Ник… по-прежнему внушал нам серьезные опасения.
— Да, характер у него беспокойный, — осторожно подтвердила Лотти.
Софи невесело усмехнулась:
— Не просто беспокойный, дорогая. Три года Ник безрассудно рисковал, словно ничуть не дорожил собственной жизнью.
— Но почему?
— События прошлого ожесточили его, сделали нелюдимым. Мой муж и сэр Грант стремились помочь ему измениться к лучшему. Я не всегда одобряла их методы. Уверяю вас, мы с сэром Россом подолгу спорили по этому поводу. Но со временем мой брат все-таки начал меняться в лучшую сторону. А его женитьба на вас, Лотти, особенно обнадежила меня. — И она дружески пожала руку собеседницы.
— Софи… — Лотти отвела взгляд и нехотя продолжила:
— Наш брак едва ли можно назвать браком по любви.
— Верно, — тихо откликнулась Софи. — Боюсь, Ник не понимает, что значит любить и быть любимым. Пройдет немало времени, прежде чем он разберется в своих чувствах.
Лотти решила, что Софи просто пытается успокоить ее. Но мысль о том, что Ник Джентри влюбится в нее, показалась Лотти не просто невероятной, но и тревожной. Он ни за что не утратит бдительность, никому не станет подчиняться, а в противном случае может превратиться в одержимого деспота, подобно лорду Раднору. Лотти не желала ничьей любви. Хотя она уже поняла, что любовь приносит радость — например, Софи и сэру Россу, — почему-то это воспетое поэтами чувство казалось Лотти ловушкой. Соглашение, которое заключили они с Ником, гораздо надежнее.
* * *
Покинув Боу-стрит, Ник вдруг почувствовал растерянность. Накрапывал дождь, сгустившиеся тучи обещали, что вскоре он сменится ливнем. Оступаясь на скользком тротуаре под градом крупных холодных капель, пропитывающих плотное сукно, Ник шагал куда глаза глядят. Он искал надежное убежище — может, в «Буром медведе», таверне на той же Боу-стрит… или в кофейне Тома, где часто бывал врач, к которому обычно обращались сыщики, доктор Линли. Или вернуться домой?.. От последней мысли он торопливо отмахнулся.
Дождь быстро усиливался и вскоре пошел хлестать по улицам, разгоняя лоточников и пешеходов. Тощие уличные мальчишки заметались в поисках кебов для джентльменов, застигнутых в пути ливнем. Повсюду слышалось щелканье раскрывающихся зонтов, которые рвал из рук пронизывающий ветер, яркие вспышки молний рассекали тучи. Лондонский воздух утратил характерный запах конюшни и приобрел свежесть весеннего дождя. Бурые потоки понеслись по сточным канавам, смывая все нечистоты, которые вчера ночью поленились вывезти золотари.
Ник двигался вперед, не разбирая дороги, струи дождя заливали ему лицо, стекали с подбородка, просачивались за воротник. Обычно в свободное время он шел куда-нибудь с Сейером или Ратвеном — поболтать, съесть бифштекс и выпить пива, посмотреть боксерский матч или непристойную комедию в «Друри-Лейн». Иногда они патрулировали кварталы небольшим отрядом, заглядывая в узкие темные переулки.
Вспомнив о других сыщиках, Ник понял, что вскоре лишится товарищей. Глупо надеяться, что все еще обойдется. Сэр Росс запретил ему возвращаться в привычный мир. Но почему? Неужели этот надменный ублюдок не мог просто оставить его в покое? Мысли Ника двигались по замкнутому кругу, но ответа он не находил. Очевидно, всему виной стремление сэра Росса к справедливости и порядку. Ник родился виконтом — следовательно, должен остаться им, несмотря на все его возражения.
Ник принялся вспоминать все, что знал об аристократах, их привычках и укладе жизни, о бесчисленных правилах этикета, бесконечной удаленности от простонародья. Он попытался представить себе, как проводит все время в салонах и гостиных, как шелестит страницами свежей газеты в клубе. Готовит речь к заседанию в палате лордов, чтобы продемонстрировать свое общественное сознание. Посещает светские рауты, беседует об искусстве и литературе, обменивается сплетнями о других джентльменах в шелковых чулках…
Его охватила паника. Такого ужаса и растерянности он не ощущал с тех пор, как его бросили в темный вонючий трюм, кишащий гнуснейшими отбросами общества. Но тогда он знал, что свобода осталась за бортом стоящего на якоре судна. А теперь бежать было некуда.
Он чувствовал себя зверем, запертым в клетку и тщетно ищущим хоть какой-нибудь выход.
— Джентри! — окликнул его знакомый голос.
Эдди Сейер приближался с привычной дружеской усмешкой. Добродушный увалень Сейер был любимцем всех сыщиков и самым надежным из напарников Ника.
— Ну наконец-то ты вернулся, — продолжал Сейер, приветствуя друга крепким рукопожатием. Под полями его низко надвинутой вымокшей шляпы искрились карие глаза. — Ты только что от Моргана? Наверное, с очередным заданием?
Обычно Ник не лез за словом в карман, но сейчас решительно не знал, что сказать. Он покачал головой, не представляя себе, как объяснить, что его жизнь круто изменилась всего за одну неделю.
— Заданий нет, — хрипло признался он. — Меня отправили в отставку.
— Что?! — Сейер изумленно уставился на него. — Насовсем? Ты же лучший сыщик Моргана! Какого черта он так обошелся с тобой?
— Дело в том, что теперь я буду виконтом. Морщины на лбу Сейера разгладились, он засмеялся:
— Ну да, а я — герцогом Девонширским.
Ник не улыбнулся, только уставился на Сейера с выражением мрачного смирения, и его улыбка угасла.
— Джентри, не рано ли ты поддал?
— Я не выпил ни капли.
Пропустив это заявление мимо ушей, Сейер указал на кофейню Тома:
— Пойдем попробуем отрезвить тебя. Может, и Линли встретим — заодно и узнаем, что у тебя с головой.
* * *
После многочисленных чашек кофе, щедро сдобренных комками коричневого сахара, Ник почувствовал себя как пружина карманных часов, которую скрутили слишком туго. Его не утешало общество Сейера и Линли, который понятия не имел, как расценить маловероятное заявление пациента. У Ника выпытывали подробности, но он отмалчивался, не желая заводить разговоры о полузабытых событиях десятилетней давности. В конце концов Ник оставил приятелей в кофейне и вышел под дождь. С горечью он думал, что имел возможность самостоятельно принимать решения только одно время — пока принадлежал к заправилам преступного мира. Было бы так просто махнуть на все рукой и опять пуститься во все тяжкие, опережая каждый шаг сэра Росса! Если бы в те давние времена кто-нибудь сообщил Нику, что его возьмут служить сыщиком, что он женится и примет фамильный титул… черта с два он поверил бы! Он сделал бы все возможное, чтобы избежать подобной участи.
С другой стороны, что он мог поделать? Сделка с сэром Россом была неизбежна. А к Лотти его потянуло с той самой минуты, как он увидел ее на высокой стене над рекой в Гэмпшире. Ник знал, что его влечение никогда не угаснет, и уже давно оставил попытки понять почему. Оставалось лишь принять это обстоятельство и смириться с ним.
Вспоминая сладковатый чувственный аромат жены и ее выразительные глаза, он вдруг обнаружил рядом лавку ювелира. Внутри было немноголюдно: только один покупатель готовился выскочить под дождь, держа наготове потрепанный зонт.
Покупатель вышел, Ник столкнулся с ним в дверях и, отводя со лба слипшиеся волосы, оглядел покрытые сукном столы и огромный сейф.
— Чем могу служить, сэр? — осведомился ювелир с висящей на шее большой лупой.
— Я ищу сапфир, — сообщил Ник. — Для дамского кольца.
— Вы попали прямо по адресу, — расплылся в улыбке хозяин магазина. — Как раз недавно мне доставили партию великолепных цейлонских сапфиров. Какого веса камень вы хотели бы приобрести?
— Не менее пяти каратов, чистейшей воды. Можно и покрупнее, если найдется.
В глазах ювелира вспыхнуло ликование.
— Счастлива дама, которой будет преподнесен этот дар!
— Да, она жена виконта, — сардонически отозвался Ник, расстегивая мокрое пальто.
* * *
На Беттертон-стрит Ник вернулся днем. Бросив поводья лакею, вышедшему встречать его с зонтом, он направился к двери.
От зонта Ник отказался. Миссис Тренч открыла ему, поспешила захлопнуть дверь и удивленно вытаращила глаза. А потом в холл вышла Лотти — опрятная, в темно-сером платье, с гладко причесанными волосами.
— Господи, вы же насквозь промокли! — ахнула Лотти и поспешила к мужу.
С помощью горничной она избавила его от мокрого пальто и упросила стащить заляпанные грязью сапоги прямо у двери. Ник почти не слышал, какие распоряжения она отдает слугам: он никак не мог оторваться от ее лица и стройной фигурки.
— Вы, наверное, совсем промерзли, — озабоченно продолжала она, поднимаясь по лестнице и оглядываясь через плечо. — Для начала вы примете горячий душ, а потом согреетесь у камина. Я совсем недавно вернулась от вашей сестры — мы с ней ездили на Оксфорд-стрит и чудесно провели утро у модистки. Боюсь, вы еще пожалеете, что позволили мне любые расходы: Софи убедила меня заказать безумное множество нарядов, в том числе несколько почти скандальных — не знаю, решусь ли я когда-нибудь показаться в них на людях. Потом мы побывали в книжном магазине, и я совсем потеряла голову. Наверное, по моей вине мы уже разорились…
Подробно описывая и перечисляя разные покупки, Лотти попросила Ника оставить промокшую одежду в гардеробной. Чтобы не наброситься на нее прямо в коридоре, Нику пришлось следить за каждым своим движением. Лотти приписала его неуклюжесть холоду и дождю, заявила, что прогулки в такую погоду вредны для здоровья, и решила напоить его чаем с бренди сразу после душа. Но Нику было совсем не холодно. Он сгорал изнутри, припоминая подробности минувшей ночи, грудь Лотти, ее бедра, светлые завитки на округлом холмике.
Если бы не многолетняя привычка держать себя в руках, он заключил бы Лотти в объятия, едва переступив порог. Да, именно об этом он и мечтал весь день, мысленно подытожил он, продолжая возиться с пуговицами и завязками. Мокрая одежда снималась с трудом. Несмотря на внутренний жар, Ник вдруг понял, что ему и вправду холодно. За стеной Лотти открыла краны и нерешительно постучала в дверь гардеробной.
— Я принесла вам халат, — сообщила она и просунула в дверь руку с бордовым бархатным халатом.
Ник уставился на узкую кисть и тонкое запястье, пронизанное голубыми венами. Вчера ночью он легко находил каждую жилку, каждое уязвимое местечко на ее теле. Невольно протянув руку, он взял Лотти за хрупкое запястье, открыл дверь пошире и притянул жену к себе, глядя в ее раскрасневшееся лицо. Ей не составило труда понять, чего он жаждет.
— Халат мне не нужен, — хрипло выговорил Ник, роняя его на пол.
— Но душ… — пролепетала Лотти и умолкла: Ник принялся за ряд мелких пуговиц на ее лифе. Его пальцы двигались проворно и уверенно, он раздвинул полы лифа и добрался до корсета, поддерживающего грудь. Вместе с рукавами платья он спустил вниз бретельки нижней кофточки и прильнул губами к округлому плечу. К его удивлению, Лотти расслабилась в его объятиях с готовностью, которой он никак не ожидал. Воспламененный, он пробовал на вкус нежную кожу ее плеч, целовал и ласкал языком шею и одновременно освобождал ее от платья.
Вода в душевой кабинке начала нагреваться, ванную наполнял пар. Ник расстегнул крючки спереди на корсете и распустил жесткие полы. Держась за его плечи, Лотти помогла ему снять остальное белье. Она не открывала глаз, ее веки слегка подрагивали, она глубоко дышала.
Одержимый жаждой, Ник привлек ее к себе под горячий дождь. Отвернув лицо от потока воды, Лотти положила голову ему на плечо и покорно застыла, позволяя Нику ласкать все ее тело. Он приподнимал ее груди, дразнил кончиками пальцев соски, обхватывал обеими ладонями освобожденную от тисков корсета талию, гладил изгибы бедер, упругие ягодицы — ласкал ее повсюду, осторожно касаясь ее восставшим во всей красе достоинством. Застонав, Лотти послушно раздвинула ноги, подчиняясь его ладони, и сама потянулась к его большому пальцу. Ник приоткрыл ее пальцами, она ахнула и обмякла, позволяя ему войти. Он погрузился в потаенный уголок и принялся ласкать ее изнутри, доводя почти до экстаза. Лотти была уже готова забиться в сладостных судорогах, когда Ник приподнял ее, подхватив одной рукой под ягодицы, а другой придерживая за спину. Удивленно вскрикнув, Лотти вцепилась в него и широко раскрыла глаза, почувствовав его внутри. Она плотно сомкнулась вокруг него, впитывая каждое движение разгоряченного копья.
— Я держу тебя, — прошептал он, крепко прижимая к себе ее скользкое тело, — не бойся.
Тяжело дыша, она запрокинула голову. Под струями горячей воды, с нежным женским телом в объятиях Ник забыл обо всех своих бедах. Он заполнял Лотти сильными ударами, возобновлял их до тех пор, пока она не вскрикнула. Ник замер, наслаждаясь ее дрожью и тесными глубинами тела. Эти спазмы помогли ему продвинуться глубже, по чреслам прошли волны наслаждения, и он со стоном излился в нее.
Бережно и медленно он разжал объятия и поставил Лотти на пол кабинки. Он прижал ее к себе, коснулся ртом мокрых волос, опущенных ресниц, кончика носа. Но едва он добрался до губ, Лотти отвернулась, и он в досаде зарычал, жаждая ощутить ее вкус. Ничего и никогда он не желал так страстно. Он чуть было не сжал ее голову ладонями и не впился в ее рот, но понял, что этим не удовлетворится: принуждать Лотти к чему-либо было бесполезно.
Ник вынес ее из кабинки, помог вытереться, усадил перед камином и принялся расчесывать длинные волосы. Влажные пряди отливали янтарем, а высыхая, приобретали оттенок шампанского. Восхищаясь контрастом шелковистых волос и бархатного халата, Ник долго перебирал их.
— Как прошла встреча с сэром Грантом? — спросила Лотти, прислоняясь спиной к его груди и поудобнее устраиваясь на пушистом обюссонском ковре. В огромном халате Ника она буквально тонула.
— Естественно, он поддержал сэра Росса, — ответил Ник, с удивлением отмечая, что утренние горечь и отчаяние заметно утихли. Похоже, он уже примирился с будущим, каким бы нежеланным оно ни было. Он рассказал Лотти о грядущем упразднении конторы на Боу-стрит, и Лотти обернулась, задумчиво нахмурившись:
— Лондон останется без сыщиков?
— Времена меняются, — бесстрастно отозвался он. Лотти села лицом к нему и машинально обвила рукой его согнутое колено.
— Ник… — осторожно начала она, — сегодня Софи сказала то, что тебе следует узнать… Даже если для тебя это станет сюрпризом…
— Терпеть не могу сюрпризы, — буркнул он. — В последнее время их что-то стало слишком много.
— Да, так я и думала.
Ее ясные глаза имели оттенок крепкого чая. Ник засмотрелся в ее милое личико с острым подбородком и вздернутым носом. Эти маленькие несовершенства лишь подчеркивали ее неповторимую красоту, в то время как лица с классическими чертами быстро надоедали Нику. Его тело охотно откликнулось на прикосновение тонкой ручки и округлой груди.
— И что же сказала тебе моя сестра? Лотти разгладила подол халата.
— Про ваше фамильное поместье в Вустершире… Софи и сэр Росс привели его в порядок — в подарок тебе, и не только дом, но и парк. Софи старательно подобрала ткани, краски и мебель, какими они запомнились ей с детства. Она говорит, это все равно что вернуться в прошлое. Когда она входит в дом, ей так и кажется, что сейчас мать позовет ее в гостиную, а в библиотеке она застанет покуривающего сигару отца…
— О Господи… — процедил сквозь зубы Ник и поднялся. Лотти осталась у камина, протягивая руки к огню.
— Когда будет издано предписание, Софи с мужем свозят нас туда. Вот я и предупредила тебя заранее, чтобы ты успел подготовиться.
— Благодарю, — сухо отозвался Ник. — На это мне не хватило бы и всей жизни.
Фамильное поместье… Вустершир… он не бывал там с тех пор, как они с сестрой осиротели. Неужели прошлое всю жизнь будет преследовать его? Нику казалось, что он летит в бездну. Фамилия, титул, поместье, воспоминания — все это ему ни к чему, а оно, как назло, вернулось.
Внезапно у него зашевелились подозрения.
— Что еще рассказала тебе сестра?
— Ничего особенного.
Ник понял, что это правда: значит, Софи все-таки не выдала его. И если она до сих пор молчит, то будет и впредь хранить его тайну. Слегка успокоившись, он пригладил встрепанные волосы.
— Будь все проклято! — приглушенно выругался он, увидел возмущение на лице Лотти и добавил:
— Кроме тебя.
— Спасибо, — кивнула она. — Ты же знаешь, я на твоей стороне.
— Правда? — с надеждой переспросил он.
— Кувырком пошла не только твоя жизнь, — напомнила Лотти. — Вспомни, что предстоит пережить моим родным!
Ник виновато улыбнулся, подошел и наклонился над ней.
— Если завтра не будет дождя, — пообещал он, — мы навестим твоих родителей.
На выразительном лице Лотти смешались нетерпеливое ожидание и опасения.
— Не знаю, удобно ли это… может быть, у тебя другие планы… я готова подождать.
— Никаких планов у меня нет. — Ник мельком вспомнил про свою отставку. — Завтрашний день ничем не хуже любого другого.
— Спасибо, я так хотела увидеться с ними! Надеюсь только… — Лотти умолкла и нахмурилась. Она встала и подошла поближе к камину, волоча по ковру длинный подол. Ник последовал за ней, охваченный желанием заключить ее в объятия и утешить, целовать в губы до тех пор, пока она не поцелует его в ответ.
— Постарайся не думать об этом, — посоветовал он. — Ты только изведешься, но ничего не изменишь.
— Визит вряд ли получится приятным. И я, и они одинаково обижены и готовы обвинять друг друга в предательстве. И я уверена, что большинство посторонних сочли бы виноватой меня…
Ник провел по ее рукам от плеч до кистей.
— А если бы можно было вернуться в прошлое, ты согласилась бы выйти за Раднора?
— Ни за что!
Повернув Лотти к себе, Ник отвел со лба ее волосы.
— Тогда я запрещаю тебе терзаться угрызениями совести.
— Запрещаешь? — повторила она, вскинув брови. Ник усмехнулся:
— Ты же поклялась подчиняться мне, верно? Тогда делай, как велено, или пеняй на себя.
— Как это?
Ник развязал пояс ее халата, сбросил его на пол и принялся наглядно объяснять, что он имел в виду.
* * *
Семейство Ховард жило в деревушке в двух милях к западу от фешенебельного Лондона, на старой улочке среди полей. Их некогда изысканный, но обветшалый дом Ник запомнил еще по первому визиту, когда он только приступал к поискам Лотти. Возвращаясь сюда в роли нежеланного зятя, он невольно усмехнулся: происходящее напоминало ему фарс. Но сказать об этом вслух он не решился, видя, как подавлена Лотти. Если бы он только мог помочь ей без опасений встретиться с родными! С другой стороны, Лотти должна пройти через эту встречу и успокоиться.
Домик в тюдоровском стиле стоял в ряду похожих на него домов, среди запущенного сада. Его красные кирпичные стены пестрели выбоинами и трещинами. К входной двери вели четыре ступеньки, две комнаты на первом этаже служили гостиными. Второе крыльцо, поменьше, уводило в подвал, где размещались кухня и бак с водой — его наполняли из уличной колонки.
Трое ребятишек играли в саду, размахивая палками и носясь друг за другом кругами. Как у Лотти, волосы у них были светлыми, льняными, кожа светлой, телосложение стройным. Ник уже знал имена этих детей, но никак не мог припомнить их. Карета остановилась на мощенной плитами дорожке, между прутьями ворот появились детские личики. Вытаращенные от любопытства глаза уставились на Ника и Лотти, которой он помог выйти из кареты.
Внешне Лотти была спокойна, но Ник видел, как крепко стискивает она пальцы, и испытывал доныне незнакомое ему чувство — беспокойство за близкого ему человека. И это чувство ему не нравилось.
Бледная Лотти остановилась у ворот.
— Здравствуйте, — пробормотала она. — Это ты, Чарльз? Как ты вырос! Тебя и не узнать! И ты, Элиза! Боже мой, неужели это малютка Альберт?
— Я не малютка! — возмутился крохотный мальчуган. Лотти вспыхнула, балансируя на грани смеха и слез.
— Да-да, конечно! Тебе, наверное, уже целых три года?
— Ты наша сестра Шарлотта! — заявила серьезная Элиза, с висков которой свисали две длинных косички. — Которая сбежала!
— Да. — Улыбка Лотти стала грустной. — Но я решила вернуться, Элиза. Я так соскучилась по вам!
— Ты должна была стать женой лорда Раднора, — вмешался Чарльз, глядя на нее круглыми голубыми глазами. — Но ты сбежала, он разозлился и теперь хочет…
— Чарльз! — послышался взволнованный женский голос. — Сейчас же замолчи и отойди от ворот!
— Но там же Шарлотта, — запротестовал мальчик.
— Вижу. Скорее идите сюда, дети. Бегите к кухарке и скажите, что я разрешила приготовить вам тосты с джемом.
Голос принадлежал матери Лотти — худосочной особе лет сорока с небольшим, обладательнице необычайно узкого лица и светлых волос. Ник помнил ее мужа — крепыша с одутловатым лицом. Супруги не отличались привлекательностью, но по какой-то прихоти природы Лотти унаследовала лучшие черты их обоих.
— Мама! — негромко позвала Лотти, взявшись за прутья ворот. Дети уже убежали за обещанным лакомством.
Миссис Ховард устремила на дочь тусклый взгляд. Глубокие морщины протянулись от крыльев ее носа к углам рта, залегли на лбу.
— Два дня назад приезжал лорд Раднор, — сообщила она. В эту простую фразу она вложила и упрек, и обвинение.
Растеряв все слова, Лотти оглянулась на Ника, и он немедленно вмешался, подошел к воротам и сам открыл щеколду.
— Можно войти, миссис Ховард? — осведомился он и повел Лотти к дому, не дожидаясь приглашения. Видно, бес попутал его добавить:
— Или можно звать вас мама? — Как и Лотти, он сделал подчеркнутое ударение на последнем слоге.
Лотти ощутимо ткнула его в бок, запрещая подобные выходки, и Ник усмехнулся.
В доме пахло плесенью и пылью. Шторы на окнах перевешивали бесчисленное множество раз, пока они не выгорели с обеих сторон, узор на ветхих коврах давным-давно стал неразличимым. Все — от надбитых фарфоровых статуэток на каминной полке до засаленных обоев — свидетельствовало о тщетных попытках сохранить аристократические привычки. Миссис Ховард подкрепляла это впечатление, двигаясь с томной грацией и смущением дамы, привыкшей к лучшей жизни.
— А где отец? — спросила Лотти, останавливаясь посреди гостиной размером чуть побольше стенного шкафа.
— В гостях у твоего дяди, в городе.
Все трое остановились, в комнате повисло гнетущее молчание.
— Зачем ты приехала, Шарлотта? — наконец спросила мать.
— Я соскучилась по тебе, и… — Лотти осеклась, увидев, каким непроницаемым стало материнское лицо. Ник почувствовал, как Лотти подавила гордость и смиренно произнесла:
— Мне хотелось сказать, как я сожалею о том, что сделала…
— Я хотела бы поверить тебе, — резко перебила миссис Ховард. — Но не верю. Ты ничуть не раскаиваешься в том, что пренебрегла своими обязанностями, тебе не жаль, что ты поставила свои потребности выше нужд близких.
Ник сделал новое открытие: оказалось, он не в силах слушать, когда распекают его жену, — пусть даже ею недовольна родная мать. Но ради Лотти он удержал язык за зубами. Сцепив пальцы за спиной, он принялся изучать стертый узор древнего ковра.
— Я раскаиваюсь в том, что причинила вам столько боли и тревог, мама, — уверяла Лотти. — И сожалею о двух годах разлуки.
Наконец миссис Ховард проявила какое-то подобие эмоций: ее голос задрожал от гнева.
— В этом виноваты не мы, а ты!
— Да, конечно, — покорно согласилась ее дочь. — Мне стыдно просить у тебя прощения, но…
— Что было, того не воротишь, — перебил Ник, не в силах слышать дрожащий голос Лотти. Будь он проклят, если станет спокойно смотреть, как ее унижает родная мать! Хозяйским жестом он обнял Лотти за талию, затянутую в корсет, и впился холодным взглядом в миссис Ховард. — Разговорами о прошлом ничего не добьешься. Пора поговорить о будущем.
— Наше будущее вас не касается, мистер Джентри. — Голубые глаза миссис Ховард вспыхнули презрением. — В случившемся вы виноваты не меньше, чем моя дочь. Я ни за что не впустила бы вас в дом, если бы знала, что вы сами охотитесь за ней.
— Отнюдь, — возразил Ник, поглаживая талию Лотти и вспоминая, насколько она нежна. — Я понятия не имел, что хочу жениться на Лотти, пока не встретил ее. Но потом мне стало ясно, что ей лучше быть замужем за мной, чем за Раднором.
— Ошибаетесь, — фыркнула миссис Ховард. — Вы просто жалкий выскочка! Да как вы вообще посмели сравнивать себя с пэром?!
Почувствовав, как напряглась Лотти, Ник украдкой прижал ее к себе, приказывая промолчать. Нет уж, он не станет упоминать о своем титуле только для того, чтобы встать на одну доску с Раднором.
— Лорд Раднор — невероятно богатый и знатный человек, — продолжала миссис Ховард. — Он блестяще образован и благороден. И если бы не эгоизм моей дочери и не ваше вмешательство, Шарлотта уже была бы его женой.
— Вы кое-что упустили, — возразил Ник. — Например, то, что Раднор на тридцать лет старше Лотти и что он выжил из ума.
— Не правда! — На щеках миссис Ховард вспыхнули два ярких пятна.
Ради Лотти Ник сдержал внезапную вспышку ярости. Жена представилась ему робким, беззащитным ребенком, запертым вдвоем с похотливым стариком — с разрешения этой бессердечной женщины. Он мысленно поклялся больше никогда не оставлять Лотти одну и смерил миссис Ховард презрительным взглядом.
— И вы не находите ничего странного в маниакальной страсти Раднора к восьмилетней девочке? — осведомился он.
— Аристократам позволено иметь маленькие прихоти, мистер Джентри. Эксцентричность у них в крови. Но вам, конечно, этого не понять.
— Куда уж мне! — съязвил Ник. — А поведение лорда Раднора трудно назвать разумным. Из-за его, как вы выразились, «прихотей» он растерял почти всех друзей и знакомых. Он не бывает в свете, почти все время торчит дома, прячась от солнечного света. Все его помыслы лишь об одном: превратить беззащитную девочку в идеальную женщину, которая не посмеет без его позволения и шагу ступить. Прежде чем винить Лотти за побег, ответьте-ка честно и откровенно на вопрос: вы сами согласились бы стать женой такого человека?
От необходимости отвечать миссис Ховард избавило внезапное появление младшей сестры Лотти — Элли, хорошенькой шестнадцатилетней девушки со свежими полными щечками, густыми ресницами и голубыми глазами. Ее волосы были темнее, чем у Лотти, — не белокурые, а светло-русые, формы — значительно пышнее. Остановившись в дверях, Элли ахнула и с радостным криком бросилась обнимать блудную сестру.
— Лотти! — Сестры слились в объятиях. — Лотти, ты вернулась! Ох, как я скучала по тебе… каждый день думала о тебе, боялась…
— Элли, а я скучала по тебе еще сильнее, — всхлипнула Лотти. — Я не смела писать тебе, а мне так хотелось! Целую комнату можно оклеить письмами, которые я тебе писала, а потом рвала…
— Элли, ступай к себе, — перебила ее мать.
Но девушка не услышала ее — или услышала, но предпочла пренебречь приказом.
— Какая ты красивая! — восторженно воскликнула Элли. — Я так и думала! Я знала… — Она вдруг заметила стоящего рядом Ника. — Это и есть твой муж? — с жадным любопытством прошептала она, и Ник усмехнулся.
На лице Лотти появилось странное выражение. Ник пытался понять, готова ли она представить его как мужа. Лотти не стыдилась его, но и особого энтузиазма не проявляла.
— Мистер Джентри, кажется, вы знакомы с моей сестрой, — наконец произнесла Лотти.
— Мисс Элли, — Ник поклонился, — рад снова видеть вас. Девушка вспыхнула, присела и снова повернулась к Лотти.
— Вы будете жить в Лондоне? — принялась расспрашивать она. — А можно мне как-нибудь приехать к вам? Я так мечтаю…
— Элли! — многозначительно повторила миссис Ховард. — Ступай к себе сейчас же. Довольно глупостей.
— Да, мама. — Девушка еще раз обняла Лотти, что-то прошептала ей на ухо — видимо, вопрос, на который Лотти ответила успокаивающим шепотом и кивком. Догадавшись, что это еще одна просьба о приглашении в гости, Ник подавил улыбку. Похоже, Лотти не единственное своевольное дитя в семействе Ховард.
Робко взглянув на Ника, Элли тяжело вздохнула и покинула гостиную.
Ободренная радушным приемом сестры, Лотти обратила на мать умоляющий взгляд:
— Мама, мне надо так много сказать тебе…
— Боюсь, продолжать этот разговор бессмысленно, — с достоинством прервала ее мать. — Ты сделала свой выбор, мы с отцом — тоже. Наш договор с лордом Раднором заключен слишком давно, чтобы нарушать его. Мы выполним свои обязательства перед ним, Шарлотта, даже без твоей помощи.
Лотти растерянно уставилась на нее:
— Но каким образом, мама?
— Это уже не твоя забота.
— Но я не понимаю… — начала Лотти, и Ник счел своим долгом вмешаться, буравя взглядом миссис Ховард. Он научился вести переговоры с матерыми преступниками и утомленными судьями, с виновными, невинными и хитрецами. И он не собирался тушеваться перед собственной тещей.
— Миссис Ховард, насколько я понимаю, вы желали дочери другого мужа. — Он обаятельно улыбнулся, помня, что его улыбка покорила немало женщин. — Бог свидетель, меня есть в чем упрекнуть. Но дело в том, что я готов стать более щедрым благодетелем, нежели Раднор. — Он многозначительно обвел взглядом убогую комнату. — Вы могли бы заново отделать дом и обставить его по своему вкусу. Я согласен платить за обучение детей и вывозить Элли в свет, отправить вас путешествовать или на лето к морю. Назовите любое свое желание — и я его исполню.
На лице женщины отразилось недоверие.
— Но почему?
— Чтобы порадовать жену, — без запинки ответил Ник. Лотти уставилась на него изумленными глазами. Ник небрежно поправил ее воротничок, думая, что все равно не рассчитается с ней за все, что она ему подарила.
Увы, этот интимный жест только ожесточил миссис Ховард.
— От вас нам ничего не нужно, мистер Джентри.
— Насколько я понимаю, вы в долгу перед Раднором, — настаивал Ник, уже не стесняясь в выражениях. — Я все улажу. Я уже предложил ему вернуть деньги, потраченные на образование Лотти, и готов взять на себя другие финансовые обязательства.
— Вы не в состоянии выполнить эти обещания, — отрезала миссис Ховард. — И даже если бы могли, я все равно скажу вам «нет». Прошу вас покинуть мой дом, мистер Джентри: продолжать этот разговор я решительно отказываюсь.
Ник испытующе вгляделся в ее глаза, надеясь заметить отчаяние — а может, чувство неловкости или вины. Чутье подсказывало ему: миссис Ховард что-то скрывает.
— Мы навестим вас снова, — пообещал он, — когда дома будет мистер Ховард.
— От него вы услышите то же, что и от меня. Ник пропустил эти слова мимо ушей.
— Всего хорошего, миссис Ховард. Надеюсь, мы и в следующий раз застанем вас в добром здравии.
Лотти вцепилась в рукав пальто мужа, стараясь овладеть собой.
— До свидания, мама, — хрипло пробормотала она и вышла.
Ник бережно подсадил ее в карету и оглянулся на заброшенный сад. В одном из окон верхнего этажа появилось круглое личико Элли. Она грустно помахала сестре, подперла подбородок ладонью и вздохнула. Дверца экипажа захлопнулась.
Карета тронулась с места, лошади вскоре перешли на рысь. Лотти откинулась на бархатную спинку сиденья, ее глаза были закрыты, губы дрожали. Под длинными ресницами блестели непролитые слезы.
— С моей стороны было ужасно глупо надеяться на радушный прием, — попыталась пошутить она, но у нее из горла вырвался всхлип.
Ник сидел рядом, встревоженный и беспомощный, напрягаясь всем телом. Слезы жены повергли его в панику. К счастью для него, Лотти вскоре успокоилась и осторожно вытерла глаза перчаткой.
— От моего предложения они могли отказаться лишь по одной причине, — рассудил вслух Ник, — если они до сих пор получают деньги от Раднора.
Лотти отрицательно покачала головой:
— Но этого не может быть! Ведь я уже замужем за вами.
— У них есть еще какой-нибудь источник дохода?
— Насколько мне известно, ни единого. Возможно, дядя дает им понемногу в долг. Но он и сам стеснен в средствах.
Перебирая в уме различные объяснения, Ник устроился в углу, устремив невидящий взгляд в окно.
— Ник… вы действительно предложили лорду Раднору вернуть деньги, потраченные на мое обучение?
— Да.
Как ни странно, Лотти не стала спрашивать, почему он сделал это, только аккуратно расправила юбки и одернула рукава, прикрывая запястья. Свернутые перчатки она положила рядом на сиденье. Полуприкрыв глаза, Ник наблюдал за ней. Когда все уже было поправлено и разглажено, Лотти повернулась к нему.
— Что же дальше? — спросила она, будто готовясь к новым трудностям.
Ник задумался, ощутил тяжесть в груди и увидел решимость на лице жены. События последних дней она выдержала со стойкостью и отвагой, удивительными у столь юной девушки. Несомненно, с любой другой на месте Лотти давно случилась бы истерика. Нику вдруг страстно захотелось увидеть ее спокойной и беспечной.
— Миссис Джентри, — заговорил он, придвигаясь ближе, — почему бы нам не потратить на развлечения денек-другой?
— На развлечения? — повторила она, словно слышала это слово впервые. — Простите, но сейчас я не в состоянии развлечь вас…
Ник улыбнулся и положил ладонь ей на колено.
— Вы живете в самой удивительной столице мира, — назидательно объяснил он, — с полным сил молодым мужем, у которого полным-полно вредных привычек. — Он поцеловал Лотти в мочку уха, заставив ее вздрогнуть. — Поверь, Лотти, в Лондоне можно славно повеселиться.
Лотти подумала, что после ледяного приема матери ее вряд ли удастся развеселить. Но уже вечером Ник так решительно взялся за дело, что у нее просто не осталось времени на мрачные мысли.
Первым делом Ник повез молодую жену в театральный кабачок, посетители которого устраивали музыкальные вечера и комические спектакли. Кабачок «Вестрис», расположенный в «Ковент-Гардене» и названный в честь некогда популярного итальянского танцовщика и балетмейстера, был излюбленным местом встреч театральной публики, любопытных аристократов и всевозможной пестрой публики. В зале было грязно и накурено, Лотти с трудом отрывала от липкого пола подошвы туфель. Она с опаской переступила порог незнакомого заведения, твердо зная, что молодой женщине дозволено появляться в подобных местах не иначе как в сопровождении мужа, да и то изредка. Завсегдатаи кабачка сразу же принялись шумно приветствовать Ника, многие из них выглядели как настоящие головорезы. После краткого ритуала хлопков по спине и обмена дружескими шутками Ник усадил Лотти за отдельный стол. Им подали бифштекс с картофелем, бутылку портвейна и две кружки с жидкостью, которую Ник назвал крепким пойлом.
Лотти никогда не случалось есть в присутствии посторонних, она чувствовала себя очень скованно, но все-таки попыталась расправиться с бифштексом, которого хватило бы на семью из четырех человек.
— Что это? — спросила она, боязливо взяв кружку и глядя на высокую темную пену.
— Эль, — объяснил Ник, положив руку на спинку ее стула. — Попробуй.
Лотти послушно глотнула напитка с насыщенным вкусом пшеницы и тут же с отвращением скривилась. Расхохотавшись, Ник заказал пробегающей мимо официантке пунш. Зал кабачка быстро наполнялся, посетители громко стучали кружками по видавшим виды дощатым столам, официантки суетливо сновали с кувшинами пива.
На сцене в глубине зала стройная женщина в мужской одежде и тучный джентльмен с лихими усами, переодетый деревенской простушкой, исполняли комические куплеты. При каждом движении джентльмена его громадный живот лениво колыхался. «Ухажер» повел свою «подружку» по залу, в изысканных выражениях воспевая ее красоту, а посетители покатывались со смеху. Представление было настолько нелепым, что не могло не вызывать хохот. Сидя рядом с мужем над пуншем, Лотти безуспешно пыталась подавить смешки.
За этим номером последовали другие — почти непристойные песни и танцы, смешные стихи, даже акробатический этюд и выступление жонглера. Время было уже позднее, в зале кабачка царил уютный полумрак, где несколько пар украдкой целовались и предавались ласкам. Лотти понимала, что ей следовало бы ужасаться увиденному, но от пунша ее клонило в сон. Внезапно она обнаружила, что сидит у Ника на коленях и не падает только потому, что он крепко обнимает ее.
— О Господи! — ахнула она, увидев, что ее кружка пуста. — Неужели все это выпила я?
Ник забрал у нее кружку и поставил на стол.
— Боюсь, да.
— Только с тобой я могла за один вечер забыть все, чему меня столько лет учили в Мейдстоуне, — упрекнула Лотти, и Ник усмехнулся.
Он перевел взгляд на ее губы, обвел пальцем подбородок.
— Ты уже безнадежно испорчена? Нет? Тогда едем домой, завершим начатое.
Лотти, которой стало неловко и почему-то очень жарко, захихикала и последовала за ним к двери.
— Пол такой неровный! — пожаловалась она, крепко прижимаясь к мужу.
— Пол тут ни при чем, милая, — виноваты твои ноги. Задумавшись, Лотти перевела взгляд на собственные ноги:
— Мне их подменили.
Ник покачал головой, его глаза искрились от смеха.
— Видно, ты не привыкла к джину. Давай я понесу тебя.
— Нет, при людях не надо, — запротестовала Лотти, но Ник уже подхватил ее на руки и понес на улицу. Едва завидев их, лакей бросился открывать дверцу ждущей кареты.
— Если бы ты плюхнулась прямо в грязь, это было бы гораздо смешнее, — заметил Ник.
— До такого состояния я еще не дошла, — возразила Лотти, но с довольным вздохом прильнула к его сильной груди. Слабый мускусный аромат кожи Ника смешивался с запахом крахмала от воротничка, и Лотти решила, что сочетание получилось невероятно соблазнительным.
Ник остановился, повернув голову, и задел выбритой щекой щеку Лотти.
— Что это ты там делаешь?
— Нюхаю тебя, — смущенно призналась Лотти. — Ты так приятно пахнешь! Я заметила это еще при первой встрече, когда ты стащил меня со стены.
Ник рассмеялся:
— Ты хочешь сказать — когда я спас тебя от смерти?
Завороженная его шероховатой кожей, Лотти прикоснулась губами к подбородку. Ник с трудом сглотнул, прикусил губу. Впервые за все время Лотти сама дотронулась до него, и он мгновенно воспламенился. Ник стоял, крепко держа жену, и его грудь высоко поднималась от вздохов. Заметив, что ей без труда удалось распалить мужа, Лотти ослабила узел его галстука и поцеловала его в шею.
— Лотти, не надо.
Он задела ногтем неровную кожу, оставив на ней тонкую белую полоску.
— Лотти… — снова повторил Ник, но все слова вылетели у него из головы, когда Лотти поцеловала его в ухо, а потом осторожно прикусила мочку.
Лакей уже спускал раскладную подножку экипажа. Сохраняя на лице маску непроницаемости, Ник усадил Лотти в карету и сел рядом.
Едва за ними закрылась дверца, он посадил ее к себе на колени и принялся впопыхах расстегивать ее платье. Лотти перебирала его густые блестящие волосы. Ник расшнуровал верх ее корсета, высвободил одну грудь и жадно накинулся на нежный сосок. Дразнящие движения заставили Лотти со стоном выгнуть спину. Руки Ника настойчиво пробивались к ней под шуршащие юбки, искали в панталонах разрез. Его ладонь оказалась слишком широкой, чтобы протиснуться в этот разрез, и он разорвал шов — с легкостью и пылом, от которых Лотти сладострастно вздрогнула. Беспомощным движением она раздвинула колени, и у нее все поплыло перед глазами, едва в нее протиснулся длинный палец. Сидя на коленях Ника, с его ладонью между ног, Лотти чувствовала сильнейшее возбуждение.
У Ника вырвался стон, он посадил ее повыше, на самую выпуклость под брюками.
— Ты такая влажная… Лотти, я больше не могу… Сядь повыше, а ноги… да, вот так…
Она охотно повернулась к нему лицом, села поудобнее и чуть не задохнулась, когда он погрузился в нее, взявшись за бедра. Восхитительно огромный и твердый, он крепко держал ее, проникая все глубже от каждого толчка кареты. Лотти нетерпеливо потерлась о него холмиком и ощутила, как откуда-то снизу исходят волны жара. Ладонь Ника переместилась ей на спину.
От сильного рывка кареты ощущения стали неописуемыми, и Лотти невольно вскрикнула.
— У нас мало времени, — напомнила она срывающимся голосом. — До дома слишком близко…
Ник в отчаянии застонал.
— В следующий раз я прикажу кучеру провезти нас в объезд, через весь Лондон… дважды. — Он принялся дразнить ее твердую бусинку кругообразными движениями большого пальца, надавливая на нее все сильнее, пока Лотти не всхлипнула, ошеломленная неожиданной лаской. Приподнявшись над сиденьем, Ник с ворчанием уткнулся лицом в ее шею и быстро достиг сокрушительной кульминации.
Соединенные под множеством слоев ткани, они тяжело дышали, мало-помалу приходя в себя.
— Слишком мало, — наконец проворчал Ник, подхватывая ладонью ее упругие ягодицы и прижимая ее к себе. — Я не прочь продолжить.
Лотти поняла сокровенный смысл этих слов. Их потребность друг в друге была не просто физическим влечением. Лотти уже обнаружила, что быть вместе — это не просто спать в одной постели и предаваться любви. Но до сих пор она даже не подозревала, что Ник тоже знает об этом. Неужели он боится признаться в своих чувствах?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Откровенные признания - Клейпас Лиза



Из всей серии эта книга понравилась мне больше всего. Порой некоторые взгляды главного героя кажутся странноватыми, но все вполне логично.
Откровенные признания - Клейпас ЛизаNemona
28.12.2011, 14.06





Poluchila oqromneysheye udovolstviye chitaya! Liza Kleypas odna iz luchshex!
Откровенные признания - Клейпас ЛизаAfa
30.12.2011, 11.17





Роман интересный !!! Полон эротизма . Можно и посмеяться .
Откровенные признания - Клейпас ЛизаМарина
19.01.2012, 17.48





Для Клейпас слабовато((
Откровенные признания - Клейпас ЛизаАлина
23.01.2012, 9.04





Замечательный роман,Клейпас так интересно описывает мелкие нюансы в отношениях героев,простое прикосновение или даже поза (не интим) что создается впечатление что всё по-настоящему это наблюдаешь.Проникаешся глубокой симпатией к гг,мужественный,сильный....заботливый,красивый,верный,хороший любовник...что ещё нужно???только великолепный текст автора!!!
Откровенные признания - Клейпас ЛизаМарина
26.02.2012, 16.32





не смогла удержаться, чтоб не оставить комментарий - шикарнейший роман, один из лучших у Лизы Клейпас, завершает серию про сыщиков, советую перед этим романом прочесть "Любовник леди Софии", там будет завязка этой истории. в книге много эротики, но без порнографии. есть всё, что нужно для хорошей книги. 10/10
Откровенные признания - Клейпас ЛизаОльга
19.04.2012, 12.21





Роман супер!!! Я прочла много книг Л. Клейпас, эта одна из лучших. Очень чувственный роман, а гл.герой просто мечта. Обязательно прочтите, не пожалеете!
Откровенные признания - Клейпас ЛизаЛюдмила Кл.
28.05.2012, 14.56





После "Любовника леди Софи" Ожидала интересный роман о ее брате. Но не получилось. Слабовато. Надуманно. Из нищеты стал чуть ни миллионером. Позвольте не поверить.
Откровенные признания - Клейпас ЛизаВ.З.,64г.
13.07.2012, 16.08





Шикарнейший роман этого автора очень советую всем прочитать!!!!10 из 10 Класс!!!!
Откровенные признания - Клейпас ЛизаЛЕОНА
18.08.2012, 1.55





+10!!! очень хорошая работа!
Откровенные признания - Клейпас Лиза:)
20.08.2012, 4.57





Очень интересный роман,нет слез и соплей,никто ни кого не бросает, как обычно бывает в романах ,если свадьба в начале .Взаимоотношения между героями честные и откровенные, любовных сцен в романе много, описывает их автор очень красиво, эротично но без пошлости. Ставлю роману 10 баллов.Читайте не пожалеете!
Откровенные признания - Клейпас ЛизаНаталья
16.09.2012, 20.04





А мне очень понравился! Не согласна а некоторыми коментариями, роман очень интересный и есть смешные моменты. Конечно эротики здесь хоть отбавляй, но это роман не испортило! + 10
Откровенные признания - Клейпас ЛизаМама Евы
7.11.2012, 13.26





Не очень увлекательный роман.
Откровенные признания - Клейпас ЛизаНИКА*
1.01.2013, 21.32





Не хватило легкости и юмора,по-моему переизбыток постельных сцен,хотя в начале испугалась,что главный герой-девственник в 24 то года,но потом таким шалунишкой оказался!7 баллов.
Откровенные признания - Клейпас ЛизаОсоба
20.02.2013, 22.51





Очень эротично. Клейпас - одна из немногих, кому удаются описания постельных сцен (без пошлости).
Откровенные признания - Клейпас ЛизаТаша
7.04.2013, 15.07





Столько книг на сайте прочитала,но вот в первый раз возникло желание написать негативный отзыв.Сюжет высосан из пальца.Должно быть хоть что-то в книге интересно.Бесвязность описания,местами наигранно..Постельные сцены,скажем так ,можно было не описывать..В начале ещё как-то можно было читать,конец так и не осилила..Непонятно,что это любовный роман или детектив?Неудачная книга.
Откровенные признания - Клейпас ЛизаОльга
6.05.2013, 17.18





As usual, Kleypas is the best. While reading her novels, have been feeling myself as one of her heroins. In my opinion, this novel is the best one among the others about detectives from the Bow Street.
Откровенные признания - Клейпас Лизаaura
26.06.2013, 4.18





Этот роман мне понравился больше других в серии.
Откровенные признания - Клейпас ЛизаКэт
9.09.2013, 20.24





Soglasna, slabovato dlja Kleipas. Ne osilila vsu knigu. Ne hvatilo intrigi, vspleska emotsij i tak dalee...
Откровенные признания - Клейпас ЛизаZzaeella
16.09.2013, 11.56





Просто очень хороший роман. Без лишних слов и критики. Что-то не нравиться-пишите сами!
Откровенные признания - Клейпас ЛизаТатьяна
31.01.2014, 0.06





Прочитала всю серию, понравилось!
Откровенные признания - Клейпас Лизаирчик
8.02.2014, 15.13





Очень эротичный и красивый роман! Клейпас замечательный автор, мне очень нравятся ее книги! 10б
Откровенные признания - Клейпас ЛизаЛисичка
22.03.2014, 17.21





Замечательный роман, очень нравится. Читала несколько раз с большим удовольствием!!!
Откровенные признания - Клейпас ЛизаПросто читательница
6.07.2014, 13.45





Хороший роман . Мне понравился .
Откровенные признания - Клейпас ЛизаMarina
6.07.2014, 22.58





10 баллов за этот чудесный роман!!! Романы этого автора хочется перечитывать снова и снова(что я иногда и делаю). Понравилось!
Откровенные признания - Клейпас ЛизаЛюблю романы
19.08.2014, 17.25





Страстный роман со множеством красивых постельных сцен, читать было очень приятно!
Откровенные признания - Клейпас ЛизаНезнакомка
21.12.2014, 9.26





Очень чувственный роман, мне понравилось! 10 баллов
Откровенные признания - Клейпас ЛизаВ.
27.12.2014, 14.58





мне все больше нравятся романы данного автора. именно тем, что все ггерои не идеальны. т.е у каждого есть свое прошлое. роман очень неплохой.
Откровенные признания - Клейпас Лизалёлища
25.08.2015, 11.10





Подскажите, не могу найти ранее прочитанных роман, где обнищавшая девушка живёт со слепой сестрой за счёт перечислений от дальней тётушки. А потом оказывается, что это не тётушка, а влюбленный гл.герой. он раньше её любил,но почему-то уехал.а теперь возвращается и женится на гл.г. заранее спасибо
Откровенные признания - Клейпас ЛизаИрина
26.01.2016, 20.55





После "Любовника леди Софии" слабо, хоть брат тут ее очень даже страстный парень. Но увы.7/10
Откровенные признания - Клейпас ЛизаЕлена
16.04.2016, 5.57





Восхитительно! Вся серия классная!rnВ начале здесь даже фигурирует Маркус, граф Уэстклифф, мой любимчик из серии Желтофиоли, только здесь он пока холост. И эротические сцены супер. Только вот героиню не могу понять, почему она так упорно не хочет целоваться со своим супругом, хотя ранее и целовались.rnВот родители Лотти - мрази. Как так можно поступать со своими детьми? Её сестрёнку жалко. Хотелось бы, чтоб автор уделила немножко места тому, чтобы проучить её родителей.
Откровенные признания - Клейпас ЛизаМария
16.05.2016, 12.25





Очень понравилось пояснение автора ,а то во многих романах многое не ясно. Книга хорошая отличается от других.
Откровенные признания - Клейпас Лизаинна
16.05.2016, 22.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100