Читать онлайн Любовник леди Софии, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовник леди Софии - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 180)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовник леди Софии - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовник леди Софии - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

Любовник леди Софии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

-Вы просто кошмарный пациент! — воскликнула София, увидев, что Росс встал с кровати и оделся. — Доктор Линли, велел вам оставаться в постели по крайней мере еще один день.
— Он ничего не понимает, — ответил Росс, надевая туфли.
— И вы тоже! — Не на шутку встревоженная, София тенью ходила за ним по комнате.
Росс подошел к комоду и, порывшись в верхнем ящике, вытащил оттуда галстук.
— Что вы задумали?
— Пойти к себе в кабинет и поработать там часок-другой.
В последние четыре дня, после того как Росса ранили, Софии стало все труднее заставить его лежать в постели. По мере того как к главному судье возвращались силы и заживало плечо, он все чаще высказывал желание вернуться к работе. Чтобы только удержать его в постели, София приносила ему из кабинета кипы документов. Иногда он, лежа в постели или сидя в кресле у камина, диктовал ей. София приносила ему из кухни еду и проводила долгие часы вместе с ним, читая ему вслух. Иногда ему случалось задремать, и тогда она изучала глазами его лицо — во сне его черты смягчались, становясь не такими резкими, волосы падали ему на лоб, линия рта становилась мягче.
София привыкла к его запаху, к тому, как его кадык ходил вверх-вниз, когда он делал глоток кофе, привыкла к крепости мышц под своими пальцами, когда она меняла ему повязку. Привыкла к щетине, неизменно пробивавшейся за ночь на его подбородке. Ей стал хорошо знаком его сдержанный, хрипловатый смех, будто он сам не верил, что еще способен смеяться. Она с закрытыми глазами могла представить себе его непослушные волосы, по которым утром еще не прошлась щетка. А еще он любил застать ее врасплох своими поцелуями, когда она наклонялась, чтобы забрать поднос или поправить ему подушки. Эти поцелуи были жадными и влажными, его руки, казалось, не желали отпускать ее.
И вместо того чтобы оттолкнуть его, она отвечала ему со всей страстью…
К стыду Софии, она начала предаваться ужасным фантазиям о нем. Однажды ночью ей приснилось, будто они с Россом вместе лежат в постели обнявшись. Она тотчас проснулась на влажных от пота простынях, сердце бешено колотилось в груди. Ее тотчас пронзило неведомое ей прежде наслаждение. Она представила себе, что это к ней прикасается Росс, его губы играют с ее сосками, а пальцы искусно ласкают ее между ног. Покрывшись испариной от стыда и раскаяния, она начала ласкать себя, обнаружив при этом, что чем дальше она возбуждает себя, тем острее становится наслаждение, пока, достигнув вершины, оно не взорвалось горячими волнами, прокатившимися по всему ее телу, а с губ не сорвался сладостный стон.
Перевернувшись на живот, София лежала обессиленная и растерянная. Вскоре волны, сотрясавшие все ее существо, стихли, зато тело словно потяжелело и приятно обмякло. София мучилась вопросом, сумеет ли она утром посмотреть Россу в глаза. Ни разу в жизни ей еще не довелось испытать чего-либо подобного — эту всепоглощающую страсть, которая напугала ее своей силой и остротой.
В придачу к тому, что ее физически влекло к Россу, София поймала себя на том, что он все больше и больше нравится ей как человек. А мелкие странности его характера приводили ее в восторг. Например, стоило ему столкнуться с какой-нибудь неприятной проблемой, как он, вместо того чтобы переложить ее решение на кого-то другого, брался решать ее сам, и притом с потрясающей энергией. Долг для него был превыше всего на свете. И случись ему ради исполнения долга облачиться во власяницу, София была уверена, что он сделал бы это без малейших колебаний.
Ее слегка забавляло то, что, хотя Росс никогда не лгал, он тем не менее был склонен облекать правду в удобные для него одежды. Например, он если и повышал голос, то не потому, что кричал на кого-то, а просто для «большей убедительности». Он ни за что бы не признался в том, что порой бывает упрям, — скорее, «тверд в своем мнении». Он не подавлял инициативу других, а просто сам привык «действовать решительно и со всей ответственностью». София от души хохотала над подобной самонадеянностью и вскоре, к своему величайшему удовлетворению, заметила, что он не знает, как реагировать на этот ее смех. Ведь главный судья сэр Росс Кэннон не привык к тому, чтобы над его персоной кто-то подшучивал, и София почувствовала, что в душе ему даже нравится, когда она поддразнивает его.
Как-то раз вечером они вели спокойную, приятную беседу, и София поделилась с Россом кое-какими воспоминаниям ми детства. Она рассказала ему о том, как ей нравилось трогать отцовские бакенбарды, когда он наклонялся к ней, чтобы пожелать спокойной ночи, рассказала о семейных пикниках, о том, какие книжки читала ей перед сном мать. Поведала она и о том, как однажды они с братом налили воды матери в пудру, как играли с получившейся смесью и как потом в наказание за эту шалость их отправили спать без ужина.
Россу удалось добиться от нее и других признаний, хотя София поначалу не была склонна рассказывать ему все. Она даже толком не поняла, как он сумел это сделать. Но поздно, она поймала себя на том, что уже рассказывает ему, как им с братом жилось после смерти родителей, как они с ним совершенно отбились от рук, живя в деревне.
— Мы были сущие исчадия ада, настоящие дьяволята. — Она сидела в кресле, подтянув колени под подбородок и обхватив их руками. — Какие только прегрешения за нами не водились. Мы воровали в лавках, залезали в чужие дома, крали… — Она умолкла и потерла лоб, словно пыталась облегчить внезапную боль.
— И что же вы крали?
— В основном еду. Мы постоянно были голодны. Семьи, в которых мы жили, были небогаты, им самим едва хватало на жизнь. Когда же наше поведение стало совершенно невыносимым, они от нас отреклись, — с грустью произнесла София и еще крепче обхватила колени. — Виновата во всем, конечно, я. Джон был слишком мал и плохо понимал, что делал. Я же была достаточно взрослой, чтобы отдавать себе отчет в собственных действиях. Я должна была наставлять его, что дурно, а что хорошо, должна была заниматься его воспитанием…
— Но ведь вы сами были ребенком, — заговорил Росс, тщательно подбирая слова, словно понимал, что одно неверное слово, и она сломается под тяжестью своей вины. — И вы ни в чем не виноваты.
София грустно улыбнулась в ответ, отвергая его попытку утешить ее.
— София, — негромко произнес Росс, — а как погиб ваш брат?
Услышав этот вопрос, она вся напряглась, словно борясь с искушением рассказать ему правду. Ей казалось, будто его низкий, грудной голос бередит в душе незаживающую рану. И стоит только поддаться соблазну и излить ему все, что накопилось за эти годы в душе, как он тотчас начнет презирать ее, более того, непременно накажет, а ей никогда не пережить Унижения.
Вместо того чтобы прямо ответить ему, она нервно рассмеялась и под каким-то предлогом вышла из комнаты.
И вот теперь, пока Росс доставал из комода галстук, София вновь задумалась об этом эпизоде. То, что он решил встать. с постели и вновь посвятить себя работе, было ей даже на руку, и, чтобы он вновь не вернулся к этому их разговору, она взялась упорно развивать тему его здоровья.
— Вы окончательно подорвете здоровье! — заявила она ему. — Предупреждаю заранее — в таком случае даже не ждите моего сочувствия. Вы должны в первую очередь прислушиваться к советам доктора и не перетруждать себя!
Подойдя к зеркалу, Росс завязал галстук, лишь слегка при этом поморщившись от боли.
— Кто вам сказал, что я непременно подорву здоровье? — спокойно отреагировал он. — Я должен покинуть эту комнату, ибо в противном случае я просто сойду с ума, — сказал он и встретился в зеркале с ней взглядом. — У вас есть только один способ вновь уложить меня в постель — однако я не думаю, что вы готовы к такому шагу.
София моментально отвернулась, чувствуя, как лицо ей заливает краска стыда. Как близки они стали за это время, коль он открыто говорит о своем желании!
— Вы хотя бы позавтракайте, — напомнила она ему. — Я пойду на кухню и велю Элизе сварить для вас кофе.
— Спасибо, — ответил он и, слегка усмехнувшись, последним ловким движением затянул узел на галстуке.
Чуть позже София подшила в папку донесения сыщиков и в уголовные дела — результаты допросов. Росс тем временем принимал у себя в кабинете посетителей. Сложив перед собой папки ровной стопкой, София печально вздохнула. В первый месяц своей работы на Боу-стрит она начала снимать копии с документов, которые, по ее мнению, могли нанести существенный урон профессиональной чести не только главного судьи, но и всех, кто работал здесь, на Боу-стрит. В большинстве своем это были ошибки, допущенные сыщиками и констеблями — от нарушений в процедуре ведения дел до подтасовки свидетельских показаний и улик. Росс предпочитал не делать такие вещи достоянием гласности и наказывал виновных в приватном порядке. Наверняка ему меньше всего хотелось втягивать уголовный сыск в громкий скандал.
София отлично понимала, что, если ей хочется окончательно сокрушить главного судью и вверенное ему учреждение, ей надо раздобыть гораздо больше свидетельств недобросовестности его самого и его работников. Однако за последние три недели она практически не продвинулась в этом своем деле. И что самое главное, с каждым днем она испытывала все меньшее и меньшее желание этим заниматься. Почему-то она больше не горела отмщением по отношению к Россу. Она презирала себя за эту свою слабость, однако понимала, что никогда не сможет предать его. Несмотря на все ее усилия, с каждым днем она проникалась к нему все большей симпатией и расположением. А это значит, что смерть ее несчастного брата так и останется неотмщенной, а его короткая жизнь — напрасной и бессмысленной.
София сидела, хмуро перебирая папки, пока в дверях неожиданно не появился Эрнест и не прервал ее занятия.
— Мисс Сидней, вас вызывает к себе сэр Росс.
— София с тревогой подняла голову на посыльного:
— Зачем?
— Не знаю, мисс.
— А где он? С ним все в порядке?
— Он у себя в кабинете, мисс, — ответил Эрнест и, как за ним водится, тотчас умчался выполнять другие поручения.
У Софии внутри шевельнулось дурное предчувствие — она испугалась, что сэр Росс перетрудился и ему сделалось плохо. Вполне возможно, что он случайно задел рану и она открылась, или у него вновь началась лихорадка, или он просто переутомился и нуждается в отдыхе. Не видя ничего перед собой, София сломя голову полетела к нему в кабинет. Она даже не обращала внимания на удивленные лица адвокатов и клерков, которых она бесцеремонно расталкивала, пока бежала по коридору.
Дверь в кабинет главного судьи оказалась открыта. София стремительно переступила порог. Сэр Росс сидел за столом, бледный и на вид слегка усталый. Однако он тотчас поднял на нее глаза:
— София, что вы…
— Что я вам говорила! — воскликнула она. — Вам ведь никак нельзя было так рано возвращаться к работе!
Импульсивно она протянула к нему руку и потрогала сначала лоб, затем щеки.
— Вас лихорадит? Что с вами? Или рана открылась и вновь начала кровоточить? Или…
— София, — прервал он ее. Затем крепко схватил за руки, поглаживая большими пальцами ее ладони. На губах его появилась ласковая улыбка. — Со мной все в порядке. Чувствую я себя просто прекрасно. Право, у вас нет причин волноваться за мое здоровье.
София пристально посмотрела на него, желая удостовериться, что так оно и есть.
— Тогда зачем я вам понадобилась? — спросила она растерянно.
Росс перевел взгляд куда-то через ее плечо. К своему ужасу, София поняла, что в комнате есть кто-то третий. Она Щ замешательстве обернулась и увидела сэра Гранта. Заместитель главного судьи сидел в просторном кожаном кресле для посетителей, наблюдая за ними с нескрываемым любопытством. София тотчас убрала руки от лица сэра Росса и, готовая на месте провалиться от стыда, даже закрыла глаза.
— Прошу меня извинить, — пролепетала она, заливаясь краской. — Я понимаю, сэр Росс, что переступила границы дозволенного. Прошу вас, простите меня.
Сэр Росс также расплылся в растерянной улыбке и обратился к своему заместителю:
— Морган, мне нужно кое-что обсудить с мисс Сидней.
— Я уж вижу, — сухо ответил тот и, поклонившись, направился к выходу. Правда, прежде чем закрыть за собой двери гигант успел бросить лукавый взгляд на Софию.
Вся красная от стыда, София закрыла лицо руками.
— Боже, что он обо мне подумал! — проговорила она.
Росс вышел из-за стола и встал рядом с ней.
— Несомненно, он подумал, что вы добрая и отзывчивая женщина.
— Простите меня. Я не знала, что сэр Грант у вас в кабинете. Я не должна была врываться к вам без стука, я не должна была… Просто у меня уже вошло в привычку…
— Прикасаться ко мне?
— Нет, просто я к вам слишком привыкла. Но теперь, когда вы вновь здоровы, все должно стать по-прежнему, как до вашей болезни.
— Ну уж нет, — возразил сэр Росс. — Мне нравится, когда вы рядом со мной, София.
С этими словами он потянулся к ней, но она отпрянула назад.
— Зачем я вам понадобилась? — тихо повторила она свой вопрос, боясь посмотреть ему в глаза.
Росс Кэннон ответил не сразу:
— Просто я получил письмо от моей матери, в котором она сообщает, что наше семейство постигло великое несчастье.
— Надеюсь, у них никто не захворал?
— Боюсь, что все гораздо серьезнее, нежели чья-то хворь, — ответил сэр Росс, не скрывая иронии в голосе. — Речь идет о празднике в честь дня рождения моего деда.
Не зная, что и думать, София всматривалась в его лицо, пытаясь угадать, что за этим последует.
— Насколько я понял из ее послания, домоправительница моей матери, миссис Бриджуэлл, неожиданно вышла замуж. Она уже давно встречалась с одним сержантом. Он сделал ей предложение, как только ему стало известно, что их полк вскоре переводят в Ирландию. Вполне естественно, что миссис Бриджуэлл сочла своим долгом сопровождать мужа к новому месту службы. Наша семья желает ей счастья, но, увы, ее отъезд пришелся как раз на тот момент, когда в разгаре подготовка к празднованию девяностого дня рождения деда.
— О Боже! И когда состоится празднование?
— Ровно через неделю.
— О Боже! — вновь воскликнула София, вспомнив имение в Шропшире, где ей когда-то довелось работать. Обычно такие семейные торжества требовали самых тщательных приготовлений, чтобы пройти гладко. Угощение, цветы, комнаты для гостей… Боже, предусмотреть надо было буквально каждую мелочь! Софии стало жаль слуг, на чьи плечи падала основная тяжесть этих приготовлений. — И кто же возьмет на себя приготовления к празднику? — робко спросила она.
— Вы, — хмуро пробормотал Росс. — Она хочет, чтобы вы ей помогли. Фамильный экипаж уже ждет вас на улице. Если хотите, вы можете уехать в Беркшир прямо сейчас.
— Я? В Беркшир? — София не знала, радоваться ей или плакать. — Но ведь там наверняка найдется человек, которому можно поручить приготовления!
— Если верить моей матери, то нет. Она просит вас помочь ей.
— Но я не могу! То есть я хочу сказать, что у меня нет никакого опыта в таких делах!
— Но ведь вы прекрасно управляете слугами здесь, на Боу-стрит.
— Тремя слугами, — с жаром возразила София. — В то время как у вашей матери их несколько дюжин!
— Около пятидесяти, — спокойно отреагировал Росс, как будто речь шла о сущих пустяках.
— Пятьдесят! Но я не умею управлять пятью десятками слуг! Вот увидите, там наверняка найдется кто-нибудь, кто сумеет это сделать лучше меня.
— Возможно, если бы отъезд домоправительницы не был столь неожиданным, ей бы и подыскали замену. Но на данный момент вы единственная надежда для моей матери.
— В таком случае мне ее искренне жаль, — заметила София с жаром.
Росс неожиданно рассмеялся:
— Это всего лишь семейный праздник, София. Если все пройдет гладко, то лавры, вне всякого сомнения, достанутся моей матери. Если же затея провалится, то все спишут на несвоевременный отъезд миссис Бриджуэлл. Так что, уверяю, у вас нет причин волноваться.
— А как же вы? Кто в мое отсутствие возьмет на себя заботу о вас?
В ответ Росс протянул руку и потрогал белый воротничок на ее темно-синем платье, а потом нежно провел пальцами у нее под подбородком.
— Получается, что я буду вынужден обходиться без вас. — Он произнес эти слова так тихо, будто не хотел, чтобы их услышал кто-то посторонний. — Без вас неделя покажется мне бесконечной.
София стояла рядом с ним и оттого чувствовала исходивший от него запах мыла для бритья, смешанный с ароматом утреннего кофе.
— Там будет вся ваша семья? — Ей почему-то стало страшно при мысли, что ей придется провести целую неделю под одной крышей с Мэтью.
— Сомневаюсь. Мэтью и Айона предпочитают удовольствия городской жизни — в деревне для них слишком скучно. Думаю, они подождут до конца недели и приедут в поместье вместе с остальными гостями.
София задумалась над ситуацией. Получалось, что у нее не было предлога отказать матери Росса. Она отрешенно вздохнула, внутренне приготовившись к предстоящему ей Геркулесову подвигу.
— Хорошо, я поеду, — произнесла она. — Обещаю, я приложу все усилия к тому, чтобы праздник в честь дня рождения вашего деда состоялся.
— Спасибо.
Его рука скользнула ей вокруг шеи, коснувшись уложенных в узел волос на затылке. Кончики пальцев нащупали выбившиеся пряди и нежно пригладили их.
София затаила дыхание.
— Пойду собирать вещи.
Большой палец его руки описывал медленные круги у нее на шее.
— И вы не собираетесь поцеловать меня на прощание?
София облизнула пересохшие губы.
— Как мне кажется, с моей стороны было бы весьма неразумно… это сделать. Нехорошо нарушать правила приличия. Этот отъезд пришелся весьма кстати. Он поможет нам восстановить наши прежние отношения, когда мы…
— Разве вам неприятно меня целовать? — Он поймал вы бившийся локон и нежно накрутил себе на палец.
— Не в этом дело, — произнесла София. — А в том, что это нехорошо.
В его глазах блеснул вызов.
— Это почему же?
— Потому, что я боюсь, — пролепетала она и умолкла, но затем, набравшись мужества, довела свою мысль до конца: — Нам с вами нельзя заводить любовный роман.
— А разве я собирался заводить с вами роман? — возразил Росс. — Мне нужно совсем другое. Я…
София машинальным движением поднесла ладонь к его губам. Она не знала, что он скажет дальше, но ей даже не хотелось это слышать. Каковы бы ни были его истинные намерения, ей не перенести, когда он облечет их в слова.
— Ничего не говорите, — произнесла она умоляющим тоном. — Давайте просто расстанемся на неделю. После того как у вас будет время поразмыслить над тем, что произошло, вот увидите, ваши чувства изменятся. Я уверена в этом.
Его язык коснулся ее пальцев, и она тотчас отдернула руку.
— Неужели? — спросил Росс и наклонился к ней ниже.
Его рот нашел ее губы, и этот долгий и влажный поцелуй тотчас наполнил все ее естество трепетом. Она ощутила прикосновение его языка к нижней губе, и от ее былой решимости; противостоять соблазну не осталось и следа. Задыхаясь, она подалась вперед, и он тотчас прижал ее к себе, обхватив одной рукой под ягодицы. Она же обняла его за шею и с жадностью; впилась поцелуем ему в губы. Было невозможно противостоять их взаимному притяжению, что скорее всего и хотел показать ей Росс. В ответ на ее страстный порыв он еще более жадно прильнул к ней губами, скользнув языком в глубь ее рта. Она тотчас разомлела в его руках, отдаваясь во власть его ласкам.


Но в следующий момент он так же неожиданно отпустил ее. София растерянно потрогала пальцами все еще влажные от поцелуя губы.
Ей показалось, что Росс посмотрел на нее одновременно высокомерно и насмешливо, хотя и на его лице также играл румянец.
— До свидания, София, — глухо произнес он. — Увидимся через неделю.


Карета, присланная за ней семейством Кэннон, поразила Софию — ей еще ни разу не доводилось ездить в таком шикарном экипаже. У него имелись красивые окна, темно-зеленые лакированные бока, украшенные позолоченными резными завитками, и мягкая темно-коричневая кожаная обивки внутри. Благодаря упругим рессорам карета катила на удивление мягко, и София даже не заметила, как они преодолели двадцать пять миль, отделявших шумный Лондон от живописного беркширского поместья.
И хотя ей страшно было даже подумать о том, какое грандиозное дело ей предстоит, Софии не терпелось увидеть загородный дом, где Росс Кэннон провел свое детство. Графство Беркшир и его пейзажи оказались точно такими, какими их описывал Росс, — живописные зеленые луга, красивые леса и небольшие городки с горбатыми мостами, перекинутыми через Темзу или Кеннет. В воздухе, приятно щекоча нос, витали запахи свежевспаханной земли и травы.
Карета свернула с главной дороги на другую, более узкую, и тотчас принялась подскакивать, как только колеса застучали по древнему неровному булыжнику. Как только они подъехали к городку под названием Силверхилл-Парк, пейзаж стал еще более живописным — на лугах повсюду паслись тучные овцы, и то здесь, то там виднелись старинные деревенские дома, наполовину каменные, наполовину деревянные. Дорога бежала сквозь несколько изъеденных временем каменных ворот, увитых плющом и ползучей розой. Карета обогнула Силверхилл-Парк стороной и вскоре въехала на подъездную аллею, ведущую к поместью. Они миновали еще одну каменную арку, о которой ей не раз рассказывал Росс, и оказались в поместье Кэннонов — крупном владении, занимавшем около полутора тысяч акров.
София изумилась красоте здешнего пейзажа — тут были дубовые и буковые рощи и обширный пруд, сверкавший голубизной под прохладным небом. Наконец вдали показались очертания самого дома, старинного особняка начала семнадцатого века, с крышей, украшенной бесчисленными коньками, башнями и башенками. Огромный кирпичный фасад дома был столь внушителен, что София тотчас ощутила необъяснимый трепет.
— О Боже! — прошептала она.
Парадный вход охраняли живые изгороди высотой в пятнадцать футов, а за ними раскинулись огромные клумбы, пестревшие примулами и рододендронами. А к оранжерее в южном конце дороги вела аллея огромных платанов, привезенных откуда-то с Востока. Даже в самых своих смелых мечтаниях София не могла представить, что поместье Кэннонов окажется столь внушительным.
Ей тотчас на ум пришли две мысли. Во-первых, как человек, располагающий таким состоянием, способен довольствоваться спартанской жизнью на Боу-стрит? И во-вторых, как ей пережить грядущую неделю? Ведь совершенно ясно, что она абсолютно не приспособлена для выполнения столь грандиозного поручения. Она еще слишком неопытна, чтобы держать под своим началом целый полк слуг. Вряд ли она может рассчитывать, на уважение с их стороны. Они ее даже слушать не станут.
София прижала руки к животу, опасаясь, что ей вот-вот станет дурно.
Карета остановилась перед парадным крыльцом. Бледная как полотно, но полная решимости, София, опершись на руку лакея, вышла из кареты и пошла вместе с ним к входу. Затянутой в перчатку рукой ее сопровождающий несколько раз постучал в массивные дубовые двери, и в следующее мгновение они бесшумно распахнулись.
Перед Софией простирался огромных размеров холл с каменным полом. В дальней его части начиналась парадная лестница, которая затем раздваивалась и вела соответственно в оба крыла просторного особняка. Стены были увешаны гигантскими гобеленами золотистых, абрикосовых и голубых тонов. София обратила внимание, что с обеих сторон холла находились гостиные. Та, что слева, была выдержана в строгом мужском стиле, с элегантной темной мебелью и в синих тонах, в то время как та, что находилась справа, была явно женской по настроению. Стены здесь были обиты шелком персикового оттенка, обставлена гостиная была изящной позолоченной мебелью.
Дворецкий провел Софию в эту вторую, золотистую, гостиную, где ее уже поджидала мать Росса Кэннона.
Миссис Кэтрин Кэннон была высокая элегантная женщина, одетая в простое повседневное платье. Единственным ее украшением были аметистовые гребни, державшие в элегантной прическе ее седые волосы. Черты ее лица были резкими и угловатыми, однако зеленые глаза светились добротой.
— Мисс Сидней! — воскликнула она, поднимаясь навстречу Софии. — Добро пожаловать к нам в поместье. И спасибо, что вы согласились прийти мне на помощь, ведь нас постигла настоящая катастрофа!
— Что ж, смею надеяться, что окажусь вам полезна, — любезно ответила София. Хозяйка дома взяла ее за руки и с чувством их пожала. — Тем не менее я пыталась втолковать сэру Россу, что у меня нет никакого опыта в подобных делах…
— О, мы возлагаем на вас огромные надежды, мисс Сидней! Вы произвели на меня впечатление женщины способной и решительной.
— Да, но…
— А теперь горничная проводит вас в отведенную вам комнату, чтобы вы могли отдохнуть и привести себя в порядок после столь утомительного путешествия. После чего я проведу вас по дому и представлю слугам.
Горничная проводила Софию в небольшую, но удобную комнату, которая до этого принадлежала бывшей домоправительнице. Оставшись одна, она поменяла на своем темном платье белый воротничок и почистила щеткой юбку, успевшую пропылиться за дорогу. Затем вымыла лицо холодной водой. Вернувшись вниз, она принялась с изумлением рассматривать внутреннее убранство дома — причудливые потолки, украшенные гобеленами стены, галереи, уставленные скульптурами, и бесконечные ряды окон, из которых открывался изумительный вид на парк и окрестности.
Вернувшись в общество Кэтрин Кэннон, София отправилась вместе с ней знакомиться с домом, стараясь при этом взять на заметку даже самые мелкие детали. Надо сказать, ее несколько озадачило то, как ее встретила мать Росса. Наверняка та, что приехала сюда, чтобы временно возложить на себя обязанности домоправительницы, не заслуживала такого искреннего участия со стороны хозяйки дома. Пока они шли бесконечными коридорами, миссис Кэннон рассказывала про Росса: каким шалуном он рос в детстве, как любил всяческие проделки — особенно ему нравилось подшучивать над дворецким, — как он в тачке катал по парку своих друзей.
— У меня такое впечатление, что сэр Росс не всегда был так суров и серьезен, — заметила София.
— Господи, да нет, конечно! Он стал таким только после смерти жены. — Стоило ей упомянуть Элинор, как настроение миссис Кэннон тотчас испортилось и ее лицо приобрело печальное выражение. — Это была страшная трагедия для всей нашей семьи. Мы все ужасно переживали.
— Я знаю, — тихо произнесла София. — Сэр Росс мне рассказывал.
— Вот как? — От удивления миссис Кэннон замерла посреди огромной гостиной, обитой на французский манер бело-золотым шелком, и пристально посмотрела в лицо Софии.
Той стоило немалых усилий, чтобы выдержать этот взгляд. «Наверное, я сболтнула что-то лишнее», — подумала она.
— Что ж, — продолжала тем временем Кэтрин Кэннон с легкой улыбкой. — Лично я ни разу не слышала, чтобы мой сын с тех пор хотя бы раз упомянул имя бедной Элинор. Он необычайно сдержанный человек.
София решила, что миссис Кэннон наверняка сделала какой-то неверный вывод, и поэтому поспешила прояснить ситуацию:
— Когда сэр Росс лежал в лихорадке, он говорил про свое прошлое. Наверное, потому, что он был болен и плохо понимал, что…
— О нет, моя дорогая, — тихо возразила Кэтрин Кэннон. — Мой сын доверяет вам и ценит ваше общество. — Она на минуту умолкла, а затем добавила: — Любая женщина, которая сумеет увести моего сына из кошмарного мира Боу-стрит, получит мое благословение.
— То есть вы недовольны тем, что он занимает пост главного судьи?
Мать Росса ответила не сразу, а только после того, как они прошли через всю гостиную.
— Мой сын посвятил государственной службе десять лет своей жизни, и причем весьма успешно. Безусловно, я им горжусь. Но как мне кажется, ему пора обратить свое внимание на иные вещи. Ему бы стоило вторично жениться, обзавестись семьей, детьми. О нет, я отлично представляю себе, какое впечатление он производит со стороны — холодный, неприступный человек. Но уверяю вас, в душе он точно такой же, как и любой другой мужчина. Ему хочется, чтобы его любили. Хочется иметь собственную семью.
— О, он отнюдь не холодный. Любой ребенок был бы рад иметь такого отца, как он. И я уверена, что как муж сэр Росс будет…
Неожиданно София поняла, что трещит без умолку как сорока, и поспешила закрыть рот.
— Вы правы, — отозвалась с улыбкой миссис Кэннон. — Росс был прекрасным мужем для Элинор. И если он женится снова, то я уверена, что у его жены не будет повода жаловаться на свою жизнь. — Заметив, что София не знает, как отреагировать на эти слова, она поспешила перевести разговор на иную тему: — Давайте пройдем в столовую. Рядом с ней находится сервировочная — здесь очень удобно держать во время ужина разогретые тарелки.
В течение дня София была занята, и ей было некогда думать о Россе. Тем не менее она никуда не могла деться от тоски и одиночества, которые охватили ее в вечерние часы. Совершенно подавленная, она была вынуждена признаться себе, что влюбилась в человека, которого намеревалась погубить. В некотором роде она проиграла битву с собственным сердцем. И ей оставалось лишь одно — отказаться от своих планов. Нет, никого она не будет соблазнять, не будет очернять ничье имя. Просто она как можно быстрее постарается покинуть свое место на Боу-стрит и постарается заняться в жизни чем-то другим.
Это неожиданно принятое решение почему-то оставило ощущение усталости и вместе с тем умиротворения. София дала себе слово, что в ближайшие дни посвятит всю себя без остатка подготовке к предстоящему торжеству.
Гостям было отведено двадцать спален в главном здании, а также примерно такое же количество во флигеле рядом с воротами — эти предназначались для холостяков. В субботу на костюмированный бал ждали также семейства из Виндзора, Рединга и соседних городков, и поэтому общее число гостей возрастет до трехсот пятидесяти.
К великой досаде Софии, записи и планы, оставшиеся после миссис Бриджуэлл, оставляли желать лучшего. По всей видимости, сделала она для себя вывод, бывшая домоправительница в тот момент была занята устройством собственного будущего, а не предстоящим праздником. И София с удвоенной энергией взялась пересчитывать приборы и тарелки, содержимое кладовых и винного погреба, а также бельевых шкафов. Поговорив с поваром и миссис Кэннон, она составила примерное меню и подобрала для каждого блюда соответствующий сервиз. Затем встретилась с дворецким и садовником и ознакомила со своими планами два десятка горничных. В доме побывали деревенский мясник, бакалейщик и молочник, и каждый получил от Софии письменный заказ на поставку продуктов к грядущим торжествам.
В самый разгар этой бурной деятельности София познакомилась с мистером Робертом Кэнноном, джентльменом преклонных лет, чей девяностолетний юбилей и послужил причиной всех этих приготовлений. Кэтрин Кэннон пыталась как-то подготовить Софию к тому, что сей старец окажется весьма откровенным в своих суждениях.
— Когда вы познакомитесь с моим свекром, прошу вас, не расстраивайтесь, если услышите от него какую-нибудь резкость. С возрастом он совершенно утратил чувство такта. Поэтому, умоляю вас, не принимайте близко к сердцу то, что можете от него услышать. Он милейший человек, единственное, чего ему не хватает, — это чуточки такта.
Возвращаясь из ледника, расположенного чуть в отдалении от главного здания, София увидела старца, сидящего под тентом посреди роз. Рядом с ним был накрыт небольшой столик с легкими закусками. У его кресла имелась подставка для ног. Ах да, кажется, миссис Кэннон обмолвилась, будто ее свекра нередко мучает подагра.
— Эй вы, барышня! — позвал он ее командирским тоном. — Подойдите сюда. Что-то я вас еще ни разу у нас не видел.
София послушалась и подошла ближе.
— Доброе утро, мистер Кэннон, — сказала она и сделала почтительный книксен.
Роберт Кэннон был красивым, убеленным сединой стариком с резкими, но правильными чертами лица. Глаза его были серо-стального цвета.
— Как я понимаю, вы и есть та особа, о которой мне рассказывала моя невестка. Та самая, с Боу-стрит.
— Да, сэр. И я надеюсь, что смогу быть полезна при подготовке к празднованию вашего дня рождения.
— Ах да, как же, как же, — перебил он ее и макнул рукой — мол, подумаешь, сущая ерунда, ни к чему даже упоминать об этом. — Моя невестка готова уцепиться за любой повод, лишь бы только закатить очередной бал. А теперь, дорогая моя, признавайтесь, что там у вас — между моим внуком и вами?
Застигнутая врасплох, София уставилась на старика, открыв в немом изумлении рот.
— Сэр, — начала она, осторожно подбирая слова, — боюсь, что я неправильно поняла ваш вопрос.
— Кэтрин говорит, что мой внук проявил к вам интерес. Что ж, должен признаться, что для меня это весьма приятное известие. Мне бы не хотелось, чтобы наш род угас, потому что Росс и Мэтью — последние мужчины в роду Кэннонов. Ну и как, он уже набрался духу и сделал вам предложение?
Господи, и как только он пришел к такому умозаключению?
— Мистер Кэннон, боюсь, что вы ошибаетесь. У меня нет никаких намерений, я не… и сэр Росс тоже не… — Она не договорила. Ей никак не удавалось подобрать нужных слов.
Роберт Кэннон окинул ее скептическим взглядом.
— Кэтрин говорит, что вы родом из семейства Сидней, — заметил он. — Я имел честь знать вашего деда.
Это известие еще больше выбило Софию из колеи.
— Вот как? То есть вы были другом моего дедушки?
— Я не сказал, что был его другом, — холодно отозвался старик. — Я лишь сказал, что хорошо его знал. Причина же, по которой мы не испытывали друг к другу особой симпатии, заключалась в том, что мы оба любили одну и ту же женщину. А именно мисс Софию Джейн Лоренс.
— Но ведь это моя бабушка! — воскликнула в изумлении София. Она даже покачала головой, словно отказываясь поверить в то, что прошлое ее семьи столь тесно переплетено с прошлым семьи Росса. — Меня даже назвали в ее честь.
— Какая была милая и очаровательная женщина! Вы чем-то напоминаете ее, но вам не хватает ее утонченности. Была в ней некая королевская величавость, которой недостает вам.
— Трудно обладать королевской величавостью, сэр, — усмехнулась София, — когда приходится работать прислугой.
Старый Кэннон буквально буравил ее своими серо-стальными глазами, однако резкие черты его лица несколько смячились.
— Зато у вас ее улыбка. Подумать только, внучка Софии Джейн вынуждена податься в прислуги! Да, видимо, род Сиднеев переживает не лучшие свои времена. Еще одно подтверждение тому, что в свое время вашей бабушке стоило выйти замуж все-таки за меня.
— Почему же она не вышла?
Роберт Кэннон указал на стул рядом с собой:
— А вы присядьте рядом со мной на минутку и послушайте, что я вам расскажу.
София с тревогой посмотрела на особняк, думая о том, сколько дел ей еще предстоит сделать. Заметив, куда она смотрит, старик недовольно фыркнул:
— Дела могут подождать, моя милая. В конце концов, если я еще не запамятовал, этот праздник затеян в мою честь. Но почему-то я сижу здесь один-одинешенек и никому нет до меня дела. Так что мне будет весьма приятно, если вы на несколько минут составите мне компанию. Надеюсь, эта моя просьба не слишком утомит вас?
София тотчас села на предложенный стул.
Роберт Кэннон поудобнее устроился в своем кресле.
— Ваша бабушка, София Джейн, была на редкость хороша собой — второй такой я не встречал за всю свою жизнь! Ее семья была не столь богата, однако благородного происхождения, и, естественно, ее родители желали, чтобы их дочь удачно вышла замуж. После ее первого появления в свете я только тем и занимался, что любыми путями пытался добиться ее руки. То, что у нее было весьма скромное приданое, для меня ничего не значило, ведь мы, Кэнноны, не стеснены в средствах. Я уже почти уговорил ее отца дать согласие на нашу помолвку, как ей сделал предложение ваш дед, лорд Сидней. Разумеется, тягаться с его титулом мне было не под силу. Ведь хотя Кэнноны — имя громкое и всеми уважаемое, тем не менее я не пэр. Увы, рука Софии Джейн досталась не мне, а лорду Сиднею.
— А кого из вас любила моя бабушка? — поинтересовалась София, потрясенная этой семейной историей, о которой она до сих пор даже не догадывалась.
— Я не совсем уверен, что знаю это, — задумчиво ответил старик, чем удивил ее еще больше. — Наверное, ни того ни другого. Однако, как мне кажется, со временем начала сожалеть о своем выборе. Нет, лорд Сидней был неплохой человек, но за его приятной наружностью и обходительными манерами не было душевной глубины. Осмелюсь сказать, что я во всех отношениях был предпочтительнее.
— Особенно по части скромности, — неожиданно пошутила София.
Казалось, старика даже позабавила ее дерзость.
— Скажите мне, дитя мое, ваши дед и бабушка были счастливы в браке?
— Думаю, да, — ответила София с легкой ноткой сомнения в голосе. — Хотя что-то не помню, чтобы я часто видела их вместе. Такое впечатление, будто каждый из них жил собственной жизнью. — София умолкла, вспоминая детские годы. Теперь она была почти уверена, что отношениям ее деда и бабушки действительно не хватало тепла. — К счастью, вы все же нашли свою любовь, — заметила она, стараясь найти счастливый конец для этой печальной истории.
— Увы, так и не нашел, — ответил ей старик. — Я восхищался своей женой, но мое сердце осталось навеки отдано Софии Джейн. — В его глазах неожиданно вспыхнул огонь. — Я до сих пор люблю ее, пусть даже ее самой уже давно нет на свете.
София задумалась над его словами, и на нее накатила волна меланхолии. Наверное, то же самое мог бы сказать и сэр Росс о своих чувствах к Элинор.
Она даже не поняла, что, по всей видимости, произнесла это вслух, потому что в следующий момент Роберт Кэннон раздраженно фыркнул:
— О, этот хрупкий цветок! Лично я никогда не мог понять, что нашел в ней мой внук. Элинор была хрупким, болезненным созданием, в то время как Россу была нужна цветущая, здоровая женщина, которая нарожала бы ему кучу сыновей, — сказал oн с жаром и посмотрел на Софию оценивающим взглядом. — Я бы сказал, что вы превосходно подошли бы на эту роль.
Испуганная тем, какой поворот принял их разговор, София поспешно поднялась со стула.
— Мистер Кэннон, мне было ужасно приятно с вами познакомиться. Тем не менее я вынуждена вернуться к своим обязанностям. Не хотелось бы, чтобы ваш праздник закончился неудачей, — сказала она и добавила с игривыми нотками в голосе: — К сожалению, мне платят не за то, чтобы я проводила время в приятных беседах с убеленным сединами джентльменом, а за работу.
Было заметно, что Роберт Кэннон хотел было рассердиться на нее из-за этих слов, но не смог и, наоборот, добродушно усмехнулся.
— А вы достойны своей бабушки, — заметил он. — Не всякая женщина способна отказать мужчине так, чтобы при этом польстить его тщеславию.
София еще раз сделала перед ним книксен:
— Желаю вам приятно провести день, сэр. Однако должна вам сказать еще раз, что вы ошибаетесь относительно своего внука. Ни о каком предложении руки и сердца с его стороны не может быть и речи. Более того, я бы никогда не посмела принять такое предложение.
— Поживем — увидим, — негромко отозвался старик, беря со стола стакан лимонада.
София поклонилась и поспешила по своим делам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовник леди Софии - Клейпас Лиза



Мне понравилось.У этого автора много хороших романов.Этот не лучший,но тоже не плох.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЛюдмила
17.02.2012, 22.14





Otlichno! etot roman 2-y v serii Bou-strit. 1-iy "Moy verniy straj" - pro Qranta Morqana, a 3-iy "Otkrovenniye priznaniya" pro Nika Jentri, brata Sofii. Vse 3 romana ochen interesniye
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаAfa
8.04.2012, 20.52





отличный роман, насыщенный и приятный. любопытно следить как всепоглощающая ненависть переходит в страстную любовь. после этого идет роман "Откровенные признания" той же серии, но тот хорош по-своему. не пожалеете времени, затраченного на чтение
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаОльга
13.04.2012, 12.39





Запоминающийся роман! Очень интересный, захватывает с первой страницы. Читайте романы о сыщиках с Боу-стрит "откровенные признания" и "мой верный страж", не пожалеете!
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЛюдмила Кл.
1.06.2012, 11.47





Хороший роман. Интересно описана система правосудия того времени.С превых страниц описана суперэрекция ГГ, которая была на высоте на протяжении всего романа.Софи крупно повезло.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаВ.З.,64г.
16.07.2012, 10.51





Совсем неплохо 9/10
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаИрина
4.10.2012, 23.44





Милые,но немножко скучные главные герои,даже ни разу не поссорились,может это от его долгого воздержания.Второя половина романа посвящена его возвращению в блудный мир.8 баллов.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаОсоба
19.02.2013, 22.32





Роман хороший-не более, как для такого замечательного автора. А по постельным сценам - перебор
Любовник леди Софии - Клейпас Лизалена
14.05.2013, 17.11





Я очень люблю, когда герой сыщик или детектив или коп. Очень класснный роман, спокойный, без прибабахов, героиня адекватная. И по постельным сценам на мой взгляд перебора нет, бывает и больше. И вообще... "три раза ночью и один раз утром"... Неплохо для сорокалетнего мужчины.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаДжо
14.05.2013, 20.37





насмешила своим комментом Джо,прикольно 3раза ночью,а утричком 1-разок вставляет свой готовый ствол в ее горячее влажное лоно,вот такой кайф получает героиня, аж сознание можно потерять от такого секса.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизажоди
28.06.2013, 19.48





Ах какая же сексуальность прет от Росса Кэннона он пылкий, дерзкий любовник.Я от таких с ума схожу.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаГалинэ
28.06.2013, 21.13





первый раз начинала читать книгу - бросила, ну вот теперь осилила и скажу, что понравилось. интересная. гг-й красавчик. его действия, поведение... блин, мужик.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизамаруся
28.06.2013, 21.16





Интересный роман, можно почитать.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаКэт
8.09.2013, 11.13





Очень хороший роман!! Читайте и наслаждайтесь :)))
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаНаталия
23.09.2013, 15.38





Интересно.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизаирчик
6.02.2014, 16.45





апекнекнкнк с5с9щ8троблзд-9 онт
Любовник леди Софии - Клейпас Лизааен
12.05.2014, 15.11





Классный романчик, мне он больше понравился чем первая часть серии Мой верный страж. Герой - мечта, не тупой, она тоже молодец, обилие пастельных сцен, так круто описанных, не пошло, красиво, разнообразно - порадовало! Лиза - мастер своего дела, обожаю ее!
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаМэри
29.10.2014, 10.24





НЕПЛОХОЙ РОМАН! СМЕШНО БЫЛО КОГДА ПАРОЧКУ ПЕРЕБИВАЛИ КАК РАЗ ТОГДА-КОГДА ОН ПОЧТИ ВОШОЛ В НЕЕ. ДЛЯ МУЖЧИНЫ-ЭТО УДАР. ПРИЯТНЫЙ РОМАН ДЛЯ ЧТЕНИЯ.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаОЛЬГА К
5.11.2014, 19.46





НОРМАЛЬНЫЙ, АДЕКВАТНЫЙ РОМАН. ДУХ КОНЕЧНО НЕ ЗАХВАТЫВАЕТ, НО В ПАМЯТИ ОСТАЕТСЯ.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаОЛЬГА К
5.11.2014, 21.25





Страстный такой романчик, прям ух... Мне очень понравился.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЛисичка
31.07.2015, 16.24





Классно! Страсти в романе хоть отбавляй! 10 баллов.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаПросто читательница
21.08.2015, 21.21





чудесный роман.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизалёлища
24.08.2015, 15.26





Тягомотина\, не зацепило
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЕ
2.09.2015, 21.47





редко встретишь исторический роман, где героиня имела добрачную связь. А то надоели эти сцены лишения девственности.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизапервая ласточка
12.10.2015, 7.33





Чудный эротический роман! ГГ прелесть !!!надежный, любящий, сексуальный- мечта любой дамы!кто любит романы с огоньком- вам сюда!
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЛисенок
18.10.2015, 8.45





великолепный роман.советую
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаВалентина
21.10.2015, 10.46





Как-то не очень.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
11.03.2016, 22.17





Клааааас! Оч.понравился!
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЕлена
8.04.2016, 6.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100