Читать онлайн Любовник леди Софии, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовник леди Софии - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 180)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовник леди Софии - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовник леди Софии - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

Любовник леди Софии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Когда празднества отшумели и молодожены, к их великому неудовольствию, наконец вернулись на Боу-стрит, приветствовать их вышли полдесятка сыщиков. Причем все до единого настаивали на своем праве поцеловать новобрачную. Выстроившись в очередь, они один за другим запечатлевали на ее щеке поцелуй — скорее братский, нежели любовный. Однако и этого было довольно, чтобы Росс начал злиться, дожидаясь, когда его законная половина вновь перейдет в его полное распоряжение. И разумеется, каждый из охотников до поздравления молодой удостоился его хмурого взгляда.
— А теперь всем живо разойтись по своим делам, — скомандовал Росс, когда церемония встречи наконец завершилась.
Недовольно ворча себе под нос, сыщики вынуждены были покинуть дом номер четыре по Боу-стрит. Правда, сначала Эдди Сейер рискнул обратиться к Софии с просьбой:
— Умоляю вас, сделайте все, что в ваших силах, чтобы смягчить упрямый характер вашего мужа. Вы наша единственная надежда, миледи.
София рассмеялась и, обняв Росса за шею, поцеловала его в сурово поджатые губы.
— Ну как, этого будет достаточно?
И правда — на губах Росса тотчас заиграла улыбка, и он вернул Софии ее поцелуй, правда, гораздо более страстно и требовательно.
— Боюсь, эта мера приведет к прямо противоположному, — произнес он. — Однако прошу тебя, не надо останавливаться.
София лукаво посмотрела на мужа из-под густых ресниц:
— Больше никаких поцелуев до самого вечера. Даже не надейся. Тебя ждет слишком много дел.
— О них позаботится Морган. Я задержусь ненадолго — рассмотрю несколько незначительных дел, зато потом мы с тобой отправимся по одному, и притом весьма значительному, делу.
— Это по какому же? — спросила София и довольно зажмурилась. Это Росс нежно уткнулся ей в шею, после чего его губы начали неспешное путешествие к мочке ее уха.
— Мы с тобой должны кое-что посмотреть.
— Что-то маленькое или большое? — полюбопытствовала София.
— Большое, — ответил он и легонько куснул ее в шею. — Даже очень.
— И что это такое? — Софию мучило любопытство, и ей не терпелось узнать, что за сюрприз приготовил ей муж, но Росс поцелуем заставил ее умолкнуть.
— Больше никаких вопросов. Будь готова через час.
София была уверена, что Росс задержится на работе, но он, несмотря ни на что, точно в
назначенное время усадил ее в карету. София забросала мужа вопросами, но тот упорно хранил молчание и не поддавался ни на какие уговоры, ни словом не обмолвившись о том, куда они едут и что их там ждет. Карета катила в западном направлении от Боу-стрит. София приподняла занавеску и выглянула из окошка. Ее взору предстали шикарные дома и такие же шикарные магазины, в которых продавалась всякая роскошь, — галантерейные, ювелирные, парфюмерные и даже один совершенно невероятный, с интригующим названием «Плюмажи», — в этом продавались перья для шляп.
В этой части Лондона София еще не была ни разу. Она смотрела на толпы нарядно одетых людей, что неспешно прогуливались по широким, обсаженным деревьями улицам. Здесь леди и джентльмены могли заглянуть в кондитерскую, отведать мороженого, выпить чашку чаю в павильоне посреди зеленого сада или же от нечего делать поглазеть в витрину магазина писчебумажных принадлежностей, в которой выставлены яркие, красочные открытки. Это был мир, совершенно непохожий на Боу-стрит, хотя, казалось бы, до него было рукой подать.
Карета доставила их в Мейфэр — самый шикарный район Лондона, где строгими рядами выстроились фамильные особняки. Они остановились на Беркли-сквер перед внушительным зданием в классическом стиле, с изящным фронтоном и высоким крыльцом. Огромные окна придавали фасаду из светлого камня ощущение легкости и величия одновременно. Дверцу кареты открыл лакей, услужливо выдвинув для Софии подножку. Другой, приняв у Росса связку ключей, тотчас бросился вверх по ступеням открывать массивные двери.
— Мы приехали к кому-то в гости? — спросила София, с восхищением разглядывая особняк.
— Не совсем, — ответил Росс и легонько подтолкнул ее к крыльцу. — Когда-то этот дом принадлежал лорду Кобхэму. Лорд — ровесник моего деда и предпочитает жить в деревне. А чтобы дом не пустовал, он решил его сдать.
— А что здесь делаем мы?
София вступила под гулкие, прохладные своды вестибюля; здесь было пусто — ни мебели, ни произведений искусства. Лишь на фоне ослепительно белых стен выделялись своей голубизной колонны из ляпис-лазури.
Росс встал с ней рядом, глядя на высокий узорный потолок, украшенный позолоченной лепниной.
— Я был уверен, что тебе здесь понравится. Мы поживем здесь, пока не построим свой собственный дом, — пояснил он с виноватыми нотками в голосе. — К сожалению, здесь нет мебели. Старый лорд забрал все фамильные реликвии в свое поместье. Так что, если мы согласимся взять особняк в аренду, тебе придется заняться его обстановкой.
София не ответила. Она никак не могла прийти в себя и растерянно озиралась по сторонам.
— Если тебе не нравится этот дом, — спокойно добавил Росс, когда понял, что ответа на свой вопрос ему не дождаться, — ты сразу мне так и скажи. В таком случае мы поищем что-то еще.
— Нет, ну что ты! — воскликнула София. — Мне здесь очень даже нравится! Здесь так красиво! Просто ты застал меня врасплох. Мне казалось… я думала, что мы с тобой будем жить на Боу-стрит.
Было видно, что ее наивность одновременно удручила и позабавила Росса.
— Боже упаси! Чтобы моя жена довольствовалась казенной квартирой?! Да ни за что на свете! Женщине твоего положения пристало жить в приличном особняке. Более того, ты сама найдешь, что этот гораздо уютнее.
— Но дом такой шикарный, — с сомнением в голосе отозвалась София, а про себя подумала, что слово «уютный» скорее подходит небольшому сельскому домику, нежели этому огромному дворцу. — Росс, — обратилась она к мужу, старательно подбирая слова, — но если ты все время будешь занят на Боу-стрит, не кажется ли тебе, что мне будет тоскливо одной в этих полупустых комнатах? Может, нам стоит подыскать что-нибудь попроще и поменьше размером, например, дом на Кинг-стрит?
— А кто сказал, что ты будешь здесь одна? — В глазах мужа София разглядела лукавый огонек. — Я и так посвятил Боу-стрит почти всю свою жизнь и поэтому намерен внести в работу суда кое-какие изменения, чтобы там могли обходить ся без моего присутствия. После чего я порекомендую на пост главного судьи Гранта Моргана, а сам сложу с себя судейские полномочия.
— Но чем ты намерен заниматься? — спросила София, неожиданно встревоженная тем, что Росс, который, как ей было прекрасно известно, не мог и секунды сидеть без дела, вдруг начнет вести размеренную, праздную жизнь джентльмена.
— О, у меня есть несколько идей, которые помогут мне занять время. Например, давно пора взять управление поместьем в крепкие мужские руки. Кроме того, я планирую приобрести пакет акций новой железнодорожной компании в Стоктоне. Хотя опасаюсь, как бы матушку не хватил апоплексический удар, когда ей станет известно о моих коммерческих планах.
С этими словами Росс притянул Софию к себе, так что ее юбки веером легли ему на ноги, а сам наклонил голову к самому ее лицу так, что они с ней едва не соприкоснулись носами.
— Но самое главное, — прошептал он, — я хочу быть с тобой. Боже, как долго я ждал этого момента, и я не собираюсь отказывать себе в удовольствии!
Встав на цыпочки, София потянулась и нежно коснулась губами его губ. Однако не успел Росс ответить на ее поцелуй, как она тотчас отстранилась и посмотрела на мужа с лукавой улыбкой:
— А теперь, будь добр, покажи мне остальной дом.
Особняк и впрямь был просто чудо — многие его комнаты оказались овальными, с закругленными углами, в них были ниши и встроенные книжные полки. Выкрашенные в пастельные тона стены дополняла белая лепнина. Некоторые стены были украшены изображениями мифологических животных, например, крылатых грифонов. А еще здесь были причудливые мраморные камины. Их ноги ступали по мягким французским коврам. Кое-где прежний хозяин оставил кое-что из мебели — в одной комнате София и Росс обнаружили пузатый комод, в другой — японскую ширму. А в дальней комнате на втором этаже София наткнулась на некое загадочное приспособление, внешне напоминавшее стул, но уж больно странной формы.
— Что это? — спросила она, обойдя вокруг эту мебельную диковинку.
Росс рассмеялся:
— Это механический конь. Господи, я уже забыл, когда видел это приспособление в последний раз. Наверное, еще когда сам был ребенком.
— А для чего оно?
— Для упражнений. Точно такой механический конь был у моего деда. Дед говорил, что эта вещь помогает укрепить мышцы ног и сделать стройной талию, особенно после того, как наберешь лишние фунты.
София скептически посмотрела на странное приспособление:
— И как же на нем упражняются?
— Скачут, — ответил Росс, улыбаясь воспоминаниям детства. — В дождливые дни, когда нам было нечем заняться, мы с Мэтью могли скакать на нем часами. — С этими словами он нажал на упругое сиденье, в котором было как минимум около полутора футов мягкой прослойки. — Здесь внутри пружины и разделительные доски. Воздух выходит в расположенные по бокам отверстия.
Положив руки на подлокотники и упершись ногами в специальную подставку, Росс уселся на механического коня, легонько подпрыгнул, и сиденье под ним тотчас заходило вверх-вниз.
— У тебя ужасно комичный вид, — заметила София и рассмеялась, глядя, как такая важная персона, как главный судья с Боу-стрит, резвится на дурацкой игрушке. — Хорошо, я согласна жить в этом доме, если ты пообещаешь мне, что выбросишь эту штуковину.
Росс задумчиво посмотрел ей в глаза, словно ему в голову пришла некая идея. Когда же он заговорил, то перешел на заговорщический шепот.
— Я бы не советовал тебе торопиться. Кто знает, может, тебе самой захочется поупражняться на нем.
— Вот уж не думаю, — раздраженно ответила София. — Если мне захочется размяться, я лучше отправлюсь на прогулку.
— Кстати, а ты умеешь ездить верхом?
— Боюсь, что нет. Ни на настоящих лошадях, ни на механических.
— Тогда я тебя научу, — сказал Росс и окинул ее взглядом с головы до пят. — Снимай платье.
— Что?! — возмутилась София. — Прямо здесь? Сейчас?
— Да, здесь и сейчас, — негромко подтвердил Росс. Сидя в странном кресле, он откинулся назад и поставил одну ногу на подставку. В его глазах София прочитала вызов.
На мгновение ее охватили сомнения. И хотя скромницей ее никак нельзя было назвать, снимать с себя средь бела дня платье, да еще в чужом доме, когда в окна льется яркий солнечный свет, — нет, это уж слишком! Тем не менее, решив, что спорить с Россом бесполезно, она робко нащупала на лифе застежку.
— А что, если сюда кто-то войдет?
— В доме никого нет.
— Да, но если лакею понадобится что-то спросить?
— Он знает, что этого лучше не делать.
Росс не сводил с нее глаз, наблюдая, как ее пальцы привычно расправляются с пуговицами корсажа.
— Тебе помочь?
София покачала головой. Буквально сгорая от стыда, она сбросила с ног туфли, расстегнула пуговицы на платье, с легким шелестом оно упало на пол — и корсет. Когда и эта важная деталь женского туалета была сброшена, София осталась в тонкой нижней рубашке до колен, в панталонах и чулках. Чувствуя, как краска смущения заливает ей лицо, она взялась за подол рубашки и потянула вверх. Однако тотчас остановилась и посмотрела на Росса, чтобы убедиться, что действительно выполняет его желание.
— Продолжай, — подбодрил ее муж.
В эти мгновения София чувствовала себя порочной женщиной, из тех, о которых она была наслышана, будто они в дорогих борделях Лондона за деньги принимают перед клиентами неприличные позы.
— Я бы никогда не стала этого делать, не будь ты моим мужем, — сказала она, последним, решительным, движением сбрасывая с себя рубашку.
На губах Росса играла улыбка.
— Не будь я твоим мужем, я бы никогда не попросил тебя об этом.
Его взгляд заскользил по ее груди, на мгновение задержавшись на розовых орешках сосков. Дыхание его заметно участилось, пальцы, только что спокойно лежавшие на подлокотнике механического коня, нервно сжались.
— Подойди ко мне, — велел он. — Нет-нет, не надо себя закрывать.
София подошла и встала перед ним. Росс нежно положил ей на плечи руки, от чего они тотчас покрылись гусиной кожей. София почувствовала, как его теплая рука заскользила ниже, повторяя очертания ее груди, как большой палец на мгновение задержался на соске. Затем Росс потянул тесемки ее панталон, и те упали на пол. Переступив через них, София потянулась к подвязкам, но Росс перехватил ее руку.
— Нет, — произнес он. Голос его неожиданно сделался хриплым. — Мне нравится, когда ты в чулках.
София перевела взгляд на выразительную выпуклость на его брюках.
— Вижу.
Росс усмехнулся и еще сильнее потянул ее за руку:
— Садись мне на колени.
София осторожно поставила ноги на подставку. Росс обхватил ее вокруг талии и приподнял. София со смехом шлепнулась к нему на колени и обхватила за шею. Кресло под ними тотчас громко скрипнуло и опустилось вниз на несколько дюймов.
— У тебя ничего не получится! — воскликнула София, не в силах сдержать смех.
— А ты мне помоги, — ответил Росс, одновременно серьезно и игриво.
— Слушаюсь, сэр.
Она покорно позволила ему развести ей ноги. Постепенно смешки замерли у нее в горле.
— А ты тоже разденешься? — поинтересовалась она и подскочила, почувствовав, как его рука скользнула ей под ягодицы.
— Нет, — ответил Росс и слегка приподнял ее.
— Но я хочу…
— Тсс-с…
Взяв в рот ее сосок, Росс потянул его губами. Одновременно его руки скользнули к ее бедрам, пока наконец не коснулись легких завитков внизу живота. Всякий раз, когда она двигалась, механический конь слегка подскакивал вверх-вниз. Чтобы не упасть, Софии ничего не оставалось, как покрепче обхватить Росса за шею.
Его пальцы скользнули внутрь ее, нежно поглаживая, пока она не стала влажной на ощупь. Зажмурившись, чтобы солнечный свет, что лился сюда из широкого окна, не резал глаза, София прильнула щекой к волосам Росса. Он, слегка царапая щетиной ее нежную кожу, продолжал целовать ей грудь.
София была уже не в силах ждать. Она потянулась вниз и на ощупь принялась расстегивать ему панталоны. Однако Росс перехватил ее дрожащие пальцы и оттолкнул их прочь.
— Я сам, — усмехнулся он, — иначе так недолго остаться без пуговиц.
Порывисто дыша, она еще сильнее прижалась к нему. Наконец предмет его мужской гордости выскользнул на свободу. Что-то нежно воркуя ей на ухо, Росс усадил на него Софию. Она сладостно всхлипнула, чувствуя, как он полностью вошел в нее. Пальцы ее машинально смяли тонкую ткань его рубашки.
— Держись за меня, — прошептал он ей на ухо.
Прижавшись к нему всем телом, София крепко обхватила его за шею. Росс снял ее ноги с подставки, и механический конь тотчас пришел в движение, резко опустившись вниз на несколько дюймов. В результате София оказалась почти в буквальном смысле пронзенной его копьем. Она застонала от удовольствия.
Росс улыбнулся, глядя в ее широко раскрытые, затуманенные страстью глаза. На щеках ее выступил румянец, кожа покрылась бисеринками пота. Росс вновь напряг ноги, нажимая на подставку, и они вновь устремились вниз.
— Тебе нравится? — спросил он. — Или я переусердствовал?
— Нет, — прошептала она. — Можно еще раз.
Повинуясь ее желанию, Росс привел механического коня в действие, и каждое такое ритмичное движение сопровождалось скрипом. Под давлением воздух вырывался наружу, а затем подушка сиденья, словно кузнечные мехи, с тяжким вздохом наполнялась снова. София крепко держалась за Росса, обволакивая его своим телом. Всякий раз, когда сиденье резко уходило вниз, его копье пронзало ее, — снова и снова, пока ее тело, доведенное до экстаза этими мощными и в то же время сладкими толчками, не начало содрогаться в безудержных любовных конвульсиях.
Чувствуя, как по телу Софии пробежала сладкая судорога, Росс пронзил ее еще раз, со стоном выпустив мощную струю семени. Когда же он, все еще держа Софию у себя на коленях, наконец откинулся к спинке, она, обессиленная и в сладкой истоме, прильнула к нему. Их тела были по-прежнему соединены, и стоило Россу пошевелиться, как она начинала вновь негромко постанывать.
— Мне кажется, этот стул нам следует оставить, — прошептал Росс ей на ухо. — Вдруг тебе захочется получить еще несколько уроков верховой езды.
Пока в их новый дом завозили мебель, шторы и ковры, Росс и София оставались жить на Боу-стрит. Большую часть времени София проводила, занимаясь покупками, — выбирала мебель и прочие вещи для их семейного гнездышка, а также подбирала слуг и терпела, бесконечные примерки у модистки. Росс тем временем, как и обещал, готовился к своей отставке. София понимала, ее мужу будет нелегко привыкнуть к тому, что на его плечах отныне не будет лежать бремя власти. Однако сам Росс, казалось, воспринимал грядущие перемены спокойно. Слишком давно его жизнь катилась по хорошо наезженной колее, и вот теперь перед ним открывались новые возможности. До сих пор Росс был на редкость серьезен. Он уже почти разучился смеяться — да что там! — просто улыбаться. Теперь же он с трудом узнавал сам себя — улыбка не сходила с его лица, он шутил, поддразнивал Софию, чему она тоже не могла нарадоваться, находя эту новую, ранее ей неведомую сторону его натуры очаровательной. А еще ее муж оказался страстным любовником — он жадно обладал ее телом, даря ей наслаждение, какого она дотоле не знала.
Софии казалось, что теперь, когда она прожила с ним под одной крышей какое-то время, она хорошо знает своего мужа. И с каждым днем она открывала в нем что-то новое. Росс доверял ей свои надежды и помыслы, он допустил ее в самые потаенные уголки своего сердца. Нет, он не был ходячим олицетворением добродетелей, имелись у него свои страхи, свои слабости и сомнения. Как и любой человек, он порой совершал ошибки, нередко злился на самого себя за то, что оказался не на высоте.
Так, например, к его великой досаде, все его многочисленные попытки убедить казначейство выделить средства, чтобы нанять дополнительный судейский состав и открыть новые суды в Вестминстере, а также в окружающих Лондон графствах, Мидлсексе, Суррее и Кенте, так и не увенчались успехом. Казалось, правительство по-прежнему сомневалось в целесообразности подобных новшеств. Наверное, чиновники предпочитали, чтобы вся ответственность лежала целиком и полностью на одном-единственном человеке.
— Я сам во всем виноват, — сокрушался Росс, сидя в спальне перед пылающим камином со стаканом бренди в руке. Казалось, даже ароматный, выдержанный напиток был бессилен поднять ему настроение. — Кто, как не я, пытался доказать всему миру, что способен один решать все дела. Стоит ли теперь удивляться, что лорд-казначей полагает, что после моей отставки на мое место должен прийти всего один человек. Я же убежден, что Грант Морган готов сменить меня только при условии, что вся эта гигантская ответственность, которая ляжет на его плечи, не скажется отрицательно на его семейной жизни.
— Только ты был способен нести такую неподъемную ношу, — заметила София. Она сидела на ручке кресла, поглаживая Россу волосы. Ее пальцы нежно пробежали по серебряным прядям у него на висках. — Я знаю, ты в этом никогда не признаешься, но и ты тоже страдал под ее тяжестью.
Росс посмотрел на жену и немного расслабился.
— До тех пор, пока в мою жизнь не вошла ты, — произнес он. — Лишь только тогда я понял, как многого мне недоставало в жизни.
— Ты вечно недоедал и недосыпал? — поддразнила его София.
— Ну, не только это, — ответил он. Его пальцы обхватили ее лодыжку, после чего прокрались еще выше, к колену. — И теперь ничто на свете не сможет отнять тебя у меня.
София продолжала поглаживать ему волосы.
— Возможно, для всех этих перемен потребуется какое-то время, — заметила она. — Что касается меня, то я тебя никуда не тороплю. Нет, мне, конечно, хотелось бы, чтобы ты принадлежал мне целиком, без остатка, но я могу и подождать.
Росс посмотрел на жену любящим взглядом.
— Зато я ждать не хочу, — сказал он и, погладив ей колено, неожиданно расплылся в довольной улыбке. — Не кажется ли тебе, что в этом есть доля иронии? На протяжении многих лет то и дело раздавались жалобы, что я, мол, сосредоточил в своих руках слишком большую власть. И вот теперь, когда я готов оставить свой пост, все требуют, чтобы я остался. Мои недоброжелатели обвиняют меня в том, будто я малодушно пытаюсь сложить с себя ответственность. Кабинет готов пойти на что угодно, лишь бы я только остался.
— Это все потому, что есть только один Росс Кэннон, и все это прекрасно знают, — произнесла София, нежно повторив пальцем очертания его волевого подбородка. — А еще ты мой, — довольно проворковала она.
— Верно, — вздохнул Росс и, блаженно закрыв глаза, уткнулся губами в ее ладонь. — Боже, какой был долгий, совершенно безумный день! Неужели нет никого, кто помог бы мне забыть про парламентские фонды и судебную реформу?
— Хочешь еще бренди? — сочувственно спросила София, поднимаясь с кресла.
Но Росс только рассмеялся в ответ:
— Нет, только не бренди. — Он встал и, поймав ее за руку, притянул к себе. — Я никогда не забываю о том, что у меня есть другое лекарство для поднятия духа.
Ощутив горячий прилив искушения, София тотчас обвила мужа руками за шею.
— Все, что пожелаешь, — прошептала она. — Я твоя жена, и мой долг помогать тебе.
Росс усмехнулся ее напыщенному тону и слегка подтолкнул к кровати.
— Посмотрим, какой окажется твоя помощь, — произнес он, шагнув вслед за ней.


Поскольку София являлась объектом всеобщего любопытства, ее и Росса засыпали приглашениями в самые разные дома. Их звали к себе в гости политики, адвокаты и даже аристократические семейства. Правда, принять все эти приглашения молодожены были просто не в силах, прежде всего потому, что Софии требовалось время, чтобы привыкнуть к своему новому положению в обществе. Проработав столько лет в качестве прислуги, она подчас испытывала смущение, общаясь с представителями высшего света, даже если те были искренне рады познакомиться с ней. На светских приемах она чувствовала себя неловко и скованно, несмотря на уверения матери Росса, что со временем она освоится в этой новой для себя роли. Ей было намного легче общаться с представителями «второго яруса», такими, как, например, сэр Грант и его жена, Виктория, а также с адвокатами, судьями, врачами, газетчиками. В отличие от старой земельной аристократии их общество не было столь утонченным, и в их кругу София чувствовала себя гораздо комфортнее. Эти люди никогда не задирали нос и были куда ближе к грешной земле и ее обитателям с их заботами о хлебе насущном, нежели те, в чьих жилах текла голубая кровь.
Росс, как мог, помогал жене освоиться, успокаивал и подбадривал. Он ни разу не отмахнулся от ее страхов, не высмеивал их, неизменно бывал терпелив и внимателен. Если Софии хотелось с ним о чем-то поговорить, он прерывал свои занятия, какими бы важными те ни были. По вечерам они отправлялись в гости или в театр. Глядя на Росса, другие супруги начинали укорять своих мужей, обвиняя их в полном бесчувствии и пренебрежении их интересами. Все только и говорили о том, как изменился главный судья и как вообще такой серьезный, если даже не суровый, джентльмен вдруг превратился в заботливого и любящего мужа. Софии казалась, что причина произошедшей с Россом перемен проста — прожив столько лет отшельником, он наконец сполна вкусил все прелести семейной жизни. Нет, он не воспринимал их семейное счастье как само собой разумеющееся. Более того, наверное, где-то в потайном уголке души он опасался, что в один прекрасный день может вновь лишиться этого подарка судьбы, как уже когда-то случилось, когда он потерял Элинор.
Супруги частенько наносили визиты в поместье, где присутствовали на вечеринках, пикниках, или же просто совершали прогулки по окрестностям, наслаждаясь свежим воздухом, любуясь зеленью окрестных лугов. Кэтрин Кэннон всегда с радостью принимала у себя гостей, и в летние месяцы ее дом был полон друзей и родственников. Софии нравились эти поездки в Силверхилл-Парк и вылазки на лоно природы. Она быстро нашла общий язык с миссис Кэннон и даже с Айоной. Теперь, когда они нередко проводили время вместе, Айона словно оттаяла, хотя София до сих пор видела грусть, застывшую в глазах золовки. Скорее всего причиной этой вечной меланхолии были отношения с ее ветреным супругом. Айона даже как-то раз призналась Софии, что с тех пор, как его старший брат женился, Мэтью тоже сильно изменился.
— Он был сама галантность, — заметила Айона. Горечь, прозвучавшая в ее голосе, резко контрастировала с ее ангельским личиком. Они с Софией сидели в креслах возле каменной изгороди, увитой плетистой розой, которая в самый разгар лета буйно распустила душистые цветы. Напротив них, за небольшим садом и увитой плющом аркой, простиралась ярко-зеленая лужайка.
Айона рассеянно смотрела куда-то вдаль. Солнечный свет очерчивал ее правильный профиль, играл яркими бликами на ее золотых волосах.
— Из всех молодых людей, что ухаживали за мной, Мэтью показался мне самым привлекательным, самым галантным. Мне так нравилось его чувство юмора, пусть даже слегка злое, не говоря уже о том, какой он красавчик. Мне казалось, что более достойного жениха не найти на всем белом свете, — произнесла Айона и грустно усмехнулась. Она на мгновение умолкла, чтобы сделать глоток лимонада, и, поморщившись, словно все еще ощущая во рту кислый вкус, продолжила: — К сожалению, вскоре я обнаружила, что некоторые мужчины любят только одерживать победы. Стоит им завоевать объект их страстных воздыханий, как они тотчас теряют к нему интерес.
— Верно, — согласилась София, вспомнив Энтони. — Мне встречались такие мужчины.
Айона все так же грустно улыбнулась:
— Конечно, я не единственная, кого постигло разочарование в любви. Разумеется, у меня спокойная и комфортная жизнь. Да и Мэтью не так уж плох, просто на первом месте для него только он сам. Возможно, умей я заманивать его к себе в постель чуть почаще, у нас родился бы ребенок. Для меня это стало бы великим утешением.
— Вот увидишь, это у тебя получится, — с чувством заверила ее София. — Тогда и Мэтью исправится. Сэр Росс говорит, что он отлично справляется со своими новыми обязанностями.
Дело в том, что за несколько недель до этого разговора Росс заставил своего брата регулярно встречаться с управляющим — так младший брат познакомился с бухгалтерскими книгами, ведением сельского хозяйства, налогами и всеми теми утомительными, но, увы, неизбежными делами, которых требует повседневная жизнь поместья. И хотя поначалу Мэтью пытался протестовать, причем довольно бурно, ему ничего другого не оставалось, как подчиниться требованию брата.
Длинным, тщательно ухоженным ногтем Айона сняла пылинку, налипшую на край ее стакана.
— Что ж, если благодаря тебе сэр Росс изменился до неузнаваемости, будем надеяться, что и с моим мужем произойдет то же самое.
— О, я тут ни при чем! — запротестовала София.
— Не надо скромничать! До этого я ни разу не видела сэра Росса таким счастливым. До того как вы с ним поженились, из него было невозможно вытянуть и пары слов. Теперь же его не узнать. Это совершенно другой человек. Ты не поверишь, но до недавнего времени я его даже побаивалась! У него такой взгляд, будто он видит человека насквозь. Ты понимаешь, что я имею в виду.
— Отлично понимаю, — согласилась София с грустной усмешкой.
— А его пресловутое самообладание… Такое впечатление, что он всегда настороже, с кем бы он ни общался. За исключением тебя, конечно. — Айона вздохнула и убрала за ухо золотистую прядь. — Раньше мне всегда казалось, что из двоих братьев мне достался тот, что лучше. Ведь, несмотря на все слабости и недостатки, Мэтью был настоящий, живой человек. Сэр Росс мне казался бездушной машиной. И вот теперь похоже, что мы все ошибались, что на самом деле он совсем другой.
— Нет, бездушной машиной его никак не назовешь, — ответила София, чувствуя, что краснеет.
— Я даже завидую тебе — как прекрасно, когда тебя любит тот, кто не ищет утех в постелях других женщин.
Какое-то время они сидели молча, каждая погрузившись в свои собственные мысли. Где-то среди роз гудел шмель, было слышно, как на кухне слуги гремят посудой. Какие разительные перемены произошли в жизни Софии за последнее время! Еще совсем недавно ей казалось, что больше всего на свете ей хочется одного — выйти замуж за Энтони. Но выйди она тогда за него или за другого мужчину, такого же, как он, сейчас она была бы в положении Айоны — несчастная, разочарованная жена, которую муж не ставит ни во что, без каких-либо надежд на будущее счастье. Слава Богу, подумала она, что Всевышний оставил без внимания ее наивные мольбы, а вместо этого упорно вел к настоящему счастью.


К полудню стало еще жарче, и обитатели особняка, в том числе и гости, решили немного вздремнуть, что было совершенно не в привычках Росса. Сама идея полуденного отдыха в постели была ему чужда и непонятна.
— Пойдем лучше пройдемся, — предложил он Софии.
— Пройдемся? Но ведь все отдыхают в своих комнатах! — удивилась она.
— Отлично, — ответил он довольно, — значит, нам никто не помешает.
София театрально закатила глаза, однако подчинилась и пошла переодеться в самое легкое платье, чтобы потом присоединиться к мужу во время прогулки по окрестным лугам и полям. Они вместе пошли в направлении ближайшего городка, пока наконец вдалеке не замаячил шпиль местной церкви. Вскоре им на пути встретилась каштановая роща, и София предложила передохнуть. Заявив мужу, что у нее устали ноги, она потянула его за собой в тень деревьев.
Росс не стал возражать и сел рядом с женой, обхватив ее за плечи. Ворот его рубашки был расстегнут навстречу приятному, освежающему ветерку. Они сидели вдвоем, разговаривая на разные темы — от серьезных до самых тривиальных. София раньше и представить не могла, что мужчина способен слушать женщину, уважать ее мнение. Росс же слушал ее внимательно, с неподдельным интересом, никогда не высмеивал ее взгляды, даже когда не соглашался с ними.
— Знаешь, — мечтательно произнесла София, положив голову мужу на колени и глядя на широкие листья над головой, — беседовать с тобой даже еще приятнее, чем заниматься любовью.
Росс наклонился к ней, и прядь темных волос упала ему на лоб.
— Это комплимент как собеседнику или упрек мне как любовнику?
София улыбнулась и погладила ему грудь.
— Нет, упреков по этому поводу у меня к тебе нет. Просто я никогда не ожидала, что с мужем можно беседовать обо всем на свете.
— А что же ты в таком случае ожидала, если не секрет? — спросил Росс. Его явно позабавило ее признание.
— Ну, как обычно бывает — что мы будем обсуждать с тобой всякие мелочи, ничего серьезного, что в доме у нас у каждого будут свои комнаты, куда другой не вхож, и большую часть дня мы будем проводить порознь. По ночам, но не слишком часто, ты будешь наведываться ко мне в спальню, и я буду время от времени спрашивать твоего совета…
София умолкла, увидев, что на его лице промелькнуло странное выражение.
— Гм-м…
— В чем дело? — спросила она испуганно. — Я сказала что-то не то?
— Нет, — ответил Росс, но выражение его лица по-прежнему оставалось задумчивым. — Мне вдруг пришло в голову, что ты только что описала мои отношения с Элинор.
София подняла голову и пригладила растрепавшиеся волосы. Росс так редко вспоминал рвою первую жену, что София подчас забывала о том, что ее муж когда-то был женат. Казалось, он принадлежал ей всем своим существом, и ей было трудно представить себе, что когда-то он жил с другой женщиной, любил ее, держал в своих объятиях. Почувствовав внезапный укол ревности, она тем не менее попыталась не выдать этого.
— И тебя это устраивало?
— Пожалуй, да. — В его серых глазах застыла задумчивость. — Однако боюсь, что на сей раз мне этого показалось бы мало. Я ищу в отношениях с любимой женщиной гораздо большего, — произнес он и снова умолк, словно размышляя о чем-то. — Элинор была хорошей женой… но слишком хрупкой.
София сорвала травинку и, вертя в пальцах, принялась ее рассматривать. Она тоже пыталась понять, что притягивало этого крупного, полного жизненных сил мужчину к болезненной, изнеженной женщине. Для такого, как он, жизнелюба выбор был, мягко говоря, несколько странным.
Казалось, Росс читает ее мысли.
— Мне хотелось защитить Элинор, — произнес он. — Она была такая хорошенькая, такая хрупкая, такая беспомощная. Любой мужчина, кто знал ее, пытался взять Элинор под свое крыло.
И вновь, как она ни старалась сделать вид, будто прошлое мужа ее уже не трогает, София ощутила легкий укол ревности.
— И ты, конечно же, не смог устоять.
— Нет, — просто ответил Росс. Подняв одно колено, он обхватил его руками, задумчиво глядя, как София выдергивает из земли травинки. Наверняка от него не укрылось ее внутреннее напряжение, потому что спустя несколько мгновений он спросил: — О чем ты задумалась?
София покачала головой, смутившись от вопроса, который пришел ей в голову, — вопроса, совершенно бессмысленного, бестактного и бесполезного, потому что он был вызван одной лишь ревностью.
— Ни о чем.
— Неправда, я же вижу, — произнес Росс, кладя руку на ее пальцы. — Ты хотела спросить меня про Элинор.
София подняла на него глаза и покраснела.
— Я… я не понимаю, как такая женщина, как Элинор, могла удовлетворить тебя в постели.
Росс тотчас словно окаменел, и лишь ветер играл его волосами. Было видно, что вопрос этот пришелся ему явно не по душе. Как истинный джентльмен он просто не мог на него ответить, поскольку тем самым осквернил бы память о покойной жене. Их взгляды встретились, и София прочла в его глазах немой ответ, и ей тотчас стало легче на сердце.
Успокоенная, она подняла руку ладонью вверх и сцепила с ним пальцы. Росс нагнулся над ней и запечатлел у нее на губах нежный супружеский поцелуй. И хотя он вовсе не собирался вкладывать в него эротический смысл, ощущение его губ было настолько пьянящим, что София обхватила его руками за шею, жадно отвечая на его ласку. Росс не заставил себя долго уговаривать — он притянул ее еще ближе к себе и с готовностью принял ее предложение. Его руки сомкнулись у нее на спине. София тотчас почувствовала, как напряглись его мышцы. Ощутив под собой его твердый жезл, она вздохнула и сладко заерзала в объятиях Росса.
— София, ты, наверное, задумала сделать из меня калеку, — негромко усмехнулся он ей на ухо.


Как ей нравилось, когда он смотрел на нее вот так, как сейчас, когда в глазах его плясали серебристые искорки!
— Не могу понять, — прошептала она чуть охрипшим от страсти голосом, — как такой мужчина, как ты, в течение пяти лет вел монашеский образ жизни?
— Иногда я его нарушал, — признался Росс.
— Нарушал? — София, как ужаленная, тотчас выпрямилась. — Ты мне об этом никогда не рассказывал. И с кем же?
Росс вытащил из ее волос черепаховый гребень и запустил в золотистые локоны пальцы.
— С вдовой одного моего старого друга. В течение первого года после смерти Элинор я не мог даже помыслить о том, чтобы лечь в постель с другой женщиной. Но ведь я, в конце концов, живой человек, и мне тоже иногда нужно… — Он умолк, не зная, как продолжить сказанное. Его рука замерла в ее волосах.
— Ну и?.. — подтолкнула его София. — И ты возобновил знакомство с вдовой твоего старого друга.
Росс кивнул:
— Она была одинока так же, как и я, и ей тоже хотелось разделить с кем-то постель, так что мы с ней в течение четырех месяцев встречались, до тех пор пока…
— Пока что?
— Она расплакалась как-то раз после того, как мы… — Лицо Росса залила легкая краска смущения. — Она сказала, что любит меня, и если я не в состоянии ответить на ее чувство, то нам лучше не продолжать наши отношения, потому что иначе это было бы для нее невыносимо.
— Бедная женщина, — сочувственно заметила София, причем совершенно искренне — ей было и впрямь жаль вдову. — И на этом ваши отношения закончились?
— Да. После этого я долго чувствовал себя виноватым — ведь я, пусть и не нарочно, причинил ей боль. А еще я вынес для себя урок — что как бы ни приятны были наши отношения, они не могли заменить собой настоящую любовь. И я решил подождать, пока мне не встретится та, кого я полюблю. Было это три года назад. Но время идет быстро, особенно когда человек по горло занят работой.
— Но ведь наверняка были ночи, когда тебе было трудно устоять перед соблазном, — заметила София. — Такой мужчина, как ты…
Росс усмехнулся и почему-то отвел глаза куда-то в сторону.
— Что ж, существуют способы, позволяющие разрешить эту проблему в одиночку.
— Ты хочешь сказать, что…
Росс посмотрел на нее, и, как показалось Софии, на его щеках выступил легкий румянец.
— А ты разве нет?
У них над головами шелестел зеленый шатер, весело чирикали птицы. София никак не решалась ответить на заданный ей вопрос.
— Да, — наконец призналась она. — Вскоре после того, как в тебя стреляли. Помнишь, то утро, когда ты поцеловал меня и затащил к себе в постель и мы с тобой почти что… — Она почувствовала, как лицо и шею ей заливает краска смущения. — Я тогда никак не могла выбросить тебя из головы, вспоминая, как ты прикасался ко мне. И однажды ночью мне было так плохо, так одиноко, что я… — Чувствуя, что готова провалиться сквозь землю от стыда, она зарылась лицом в ладони.
Запустив пальцы в волосы жены, Росс повернул к себе ее лицо и с улыбкой поцеловал. Все еще красная от смущения, София тем не менее слегка расслабилась и смежила веки — но лишь потому, что солнечный свет, что пробивался сквозь ветви, был слишком ярок и слепил глаза. Она почувствовала, как Росс прильнул к ней губами — это был медленный, мучительно-сладкий поцелуй. София не стала протестовать, чувствуя, как его пальцы сначала нащупали пуговицы на ее платье и, расправившись с застежкой, скользнули ей под одежду, лаская плечи, грудь, скользя все ниже и ниже.
— Покажи мне, — прошептал он, щекоча губами ее шею.
— Что тебе показать?
— Как ты это делала.
— Нет! — ужаснулась София и нервно хихикнула — его просьба показалась ей одновременно возмутительной и смешной.
Но Росс не унимался — он то уговаривал ее, то поддразнивал, то требовал, и в конце концов она со вздохом была вынуждена уступить. Дрожащей рукой она потянулась к своему интимному месту, которое он предварительно обнажил для нее, задрав подол юбки и стянув ей до колен панталоны.
— Вот так, — прошептала она еле слышно.
Ома почувствовала, как рука Росса легла поверх ее пальцев, слегка прижимая и направляя их, однако София вскоре высвободила свою руку.
— Вот так? — прошептал он, продолжая ласкать ее.
Отрывисто дыша, она извивалась в его объятиях и лишь сумела молча кивнуть.
Росс впился взглядом в ее лицо. На губах его играла нежная улыбка.
— Признайся честно, это лучше, чем полуденный сон? — спросил он, не отрываясь от своего занятия.
Софии уже было все равно, что он подумает о ней, и она самозабвенно отдалась его ласкам.


Единственное, что омрачало счастье Софии, — это постоянная тревога за брата. Имя Ника Джентри гремело по всему Лондону — этот дерзкий оборотень представал в самом разном обличье: то как жестокий преступник, то как бесстрашный ловец тех, кто был не в ладах с законом. Общество разделилось на тех, кто ему сочувствовал, и тех, кто не мог дождаться, когда этот наглец закачается на виселице. Однако большинство продолжало видеть в нем человека, работающего на благо общества. Только Джентри умел с поразительной ловкостью выслеживать и ловить преступников; только он умел натравить друг на друга лондонских бандитов. Однако постепенно все больше и больше людей начали осуждать те методы, какими он достигал своих якобы благих целей. «Когда Джентри входит к вам в дом, — говорили люди, — он приносит с собой запах серы, как настоящий дьявол».
Понятно, что, несмотря на всю свою власть над лондонским дном, Ник Джентри был уязвим и рано или поздно трон под этим некоронованным королем преступного мира зашатается и рухнет.
После того как София передала ему необходимую информацию, он больше не просил ее о каких-либо услугах, равно как и не угрожал шантажом. Время тот времени он посылал ей записки, в которых выражал свои теплые чувства, — обычно он это делал с помощью мальчишки-посыльного, который умел незаметно доставить эти послания Софии. Всякий раз, получая письмо от брата, София хотела разрыдаться, прежде всего потому, что эти послания демонстрировали его вопиющую необразованность. Слог был тяжелый, слова написаны с ошибками. Тем не менее за этими корявыми строчками нетрудно было уловить острый ум и любовь к сестре. Письма Ника Джентри — вернее, Джона — помогали Софии лучше понять, что он за человек, ее брат. «О, если бы его энергию, его честолюбие пустить на достижение поистине благих, а не сомнительных целей!» — сокрушалась она. Вместо этого брат построил свою тайную империю, наводнив Лондон соглядатаями и доносчиками, не говоря уже о целом легионе настоящих преступников. К Нему тянулись нити разветвленной контрабандистской сети, поставлявшей в. страну предметы роскоши. При этом следовало отдать Нику Джентри должное — торговля им была отлажена как хорошо смазанный механизм.
Что греха таить: Ник был умен, дерзок, безжалостен — сочетание качеств, позволившее ему занять место на самой вершине преступной иерархии. И пусть Росс не признался ей в этом — хотя София догадывалась внутренним чутьем, — он намеревался сначала сокрушить Джентри и лишь затем с чистой совестью уйти в отставку.
Однако вскоре Софии пришлось временно выбросить из головы свои тревоги по поводу судьбы брата: она сделала открытие, заставившее трепетать от волнения все ее существо. Прежде чем поделиться этим радостным известием с Россом, она попросила Элизу приготовить его самое любимое блюдо — лосося с петрушкой в лимонном соусе, а сама нарядилась в легкое платье цвета морской волны, украшенное по вырезу и рукавам белоснежным кружевом. В конце дня, когда Росс вернулся с расследования в их квартиру на Боу-стрит, он был приятно удивлен, увидев у окна небольшой стол, сервированный на двоих. София зажгла свечи и приветствовала мужа радостной улыбкой.
— Такая встреча должна по идее ждать каждого женатого мужчину, — пошутил Росс, обнимая супругу за талию и жадно целуя ее в губы. — Но почему мы не ужинаем внизу, как обычно?
— У нас сегодня небольшой праздник.
Росс вопросительно посмотрел на жену, пытаясь угадать, какое праздничное событие они отмечают сегодня. Постепенно в его глазах засветилась легкая тревога, словно он понял, что она сейчас ему скажет.
— Ты не хочешь угадать?
— Боюсь, что не смогу, моя дорогая. Будет лучше, если ты скажешь мне сама, — ответил он, правда, спокойно.
София взяла мужа за руку и крепко сжала ему пальцы:
— Через девять месяцев в семействе Кэннон будет пополнение.
К ее удивлению, на мгновение лицо Росса окаменело, однако он тотчас спрятал свой невольный испуг за счастливой улыбкой и притянул жену ближе к себе.
— Моя милая, — прошептал он. — Это поистине радостное известие! Хотя в нем нет ничего удивительного, если учесть, чем мы с тобой занимались последние три месяца.


София рассмеялась и сильнее прижалась к нему.
— Я так счастлива! Я уже была у доктора Линли, и он говорит, что я совершенно здорова и у нас нет причин для беспокойства.
— Я во всем доверяю Линли, — ответил Росс, нежно целуя ее в лоб. — Ты себя хорошо чувствуешь?
— Да, — ответила София и для убедительности счастливо улыбнулась мужу.
София была немного разочарована. Но чем? Этого она сказать не могла. В целом Росс воспринял известие радостно, хотя, если признаться честно, София ожидала от него куда более бурного проявления чувств. Но наверное, мужчины и женщины воспринимают одним те же вещи по-разному. Тем более что для многих мужчин все, что касается появления на свет младенца, — сугубо женское дело, о котором они предпочитают знать как можно меньше.
Они с Россом сели за стол. Разговор постепенно перешел от ее беременности на тему дома, в который они в скором времени планировали переехать. Разумеется, там надо будет обустроить детскую и дополнительно нанять еще одну горничную. Пока они с Россом ужинали, София то и дела бросала на мужа вопрошающие взгляды — ей почему-то казалось, будто он от нее что-то скрывает. В его глазах она не смогла ничего прочесть. Лицо же сохраняло непроницаемое выражение — при свете свечей оно казалось ей словно отлитым из бронзы.
Когда они окончили ужинать, София встала и потянулась.
— Поздно, — сказала она, зевнув. — Ты будешь ложиться спать?
Росс покачал головой:
— Нет, мне пока не хочется. Лучше пойду пройдусь.
— Хорошо, — ответила София с растерянной улыбкой. — Я буду тебя ждать.
Ей показалось, будто Росс покинул их дом примерно с той же долгожданной радостью, с какой заключенный покидает тюремные стены. София даже нахмурилась, не в состоянии понять, что с ним происходит. Тем не менее она пошла в спальню и начала готовиться ко сну. Она уже умылась холодной водой и расстегнула пуговицы на корсаже, чтобы обтереть тело на ночь губкой, как инстинкт подсказал ей, что нужно выглянуть в окно. Слегка отодвинув в сторону штору, она выглянула во двор позади обоих зданий суда. Там она увидела Росса — он стоял, освещенный лунным светом. На темном фоне жилета его полотняная рубашка казалась ослепительно белой.
Затем София с удивлением увидела, как он достал сигару и еще что-то — наверное, коробок спичек. Росс курил крайне редко, и если все-таки брал в рот сигару, то этот ритуал, как правило, совершался в компании друзей. София увидела, как он чиркнул спичкой и попытался зажечь сигару, но руки не слушались его и крошечное пламя подрагивало в дрожащих пальцах.
Он явно расстроен, с удивлением подумала София. Нет, не просто расстроен, а окончательно выбит из колеи — чего раньше с ним никогда не бывало. Она быстро застегнула платье и спустилась вниз. Как, однако, глупо с ее стороны не подумать о том, что известие о ее беременности явится для него ударом. Когда-то его жизнь в одночасье потеряла всякий смысл: первая жена умерла от родов. И вот теперь ему предстоит вновь пережить это кошмарное время.
Поскольку Росс был человеком в высшей степени хладнокровным и рассудительным, он должен был понимать, что вероятность повторения трагедии чрезвычайно мала. Но он мало чем отличался от других мужчин, и его эмоции порой брали верх над здравым смыслом. Наверное, кто-то посторонний отказался бы поверить, что в этом отношении главный судья подвержен тем же слабостям, что и любой простой смертный, что у него есть свои страхи и страх потерять жену — самый сильный из них.
София прошла через кухню и вышла во внутренний двор. Росс стоял к ней спиной. Услышав ее шаги, он весь напрягся. Он уже оставил попытки закурить сигару и просто стоял, держа руки в карманах и понурив голову.
— Неужели не понятно, что я хочу побыть один? — негромко прорычал он, когда София подошла ближе.
Однако она не послушалась и остановилась лишь тогда, когда, подойдя к нему вплотную, обхватила его руками. Нет, Россу ничего не стоило высвободиться из этих объятий, однако он, словно каменный, просто застыл на месте. Софии казалось, что ее сердце вот-вот разорвется от жалости к мужу — она чувствовала, как его бьет дрожь. В эти минуты он напоминал ей матерого волка, угодившего в капкан.
— Росс, — нежно произнесла она, — все будет хорошо.
— Я знаю.
— Я тебе не верю.
Ома прижалась щекой к его спине и еще сильнее сжала его стройную талию, тем временем судорожно пытаясь найти для него слова утешения.
— Не волнуйся, я ведь не такая хрупкая, как Элинор. На этот раз ничего страшного не произойдет. Поверь мне.
— Ты права, — тотчас согласился Росс. — Причин для беспокойства нет.
Но дрожь не оставляла его, дыхание было частым и прерывистым.
— Скажи, о чем ты задумался? — попросила его София. — Только честно, не надо говорить мне то, что, как тебе кажется, я хочу услышать.
Росс ответил не сразу. София решила, что так и не дождется его ответа. Однако в конце концов он заговорил, взволнованно и отрывисто:
— Я знал, что рано или поздно это произойдет… я морально готовился… и разумом я понимаю, что мне нечего опасаться. Более того, я хочу этого ребенка. Я хочу, чтобы у нас с тобой была наконец настоящая семья. Но сколько бы я себя ни убеждал, я постоянно мысленно возвращаюсь в прошлое. Боже, ты не представляешь, что я тогда пережил…
Голос изменил ему, и он умолк. София все поняла — темные воспоминания прошлого нахлынули на него быстрее, чем он успел оградить от них свою душу.
— Росс, — требовательно произнесла она, — немедленно посмотри на меня. Прошу тебя.
Он повиновался, явно не ожидая от нее такой настойчивости. София тотчас бросилась ему на шею, прижимаясь к нему всем телом. Он тоже обнял ее, обнял крепко и сильно, словно она была его последним спасением.
София погладила мужа по спине и легонько поцеловала в ухо. Его пальцы ерошили ей волосы, мяли на ней одежду. Он стоял, сжимая ее в объятиях, словно в тисках, и все его тело сотрясали неслышные стоны. София взяла в ладони его горячее, влажное лицо и притянула ближе к себе. На длинных ресницах, словно капли росы, застыли слезы. Казалось, взгляд его был устремлен куда-то сквозь врата ада. София нежно поцеловала плотно сжатые губы.
— Не бойся, ты больше никогда не останешься один, — произнесла она с жаром. — У нас с тобой будет много здоровых детей, а когда мы состаримся, то и внуков.
Росс кивнул, давая понять, что верит ей.
— Росс, — продолжала тем временем София, — согласись, что я не похожа на Элинор. Я совсем другая.
— Да, — хрипло согласился он.
— И наши с тобой отношения, начиная с самого первого момента и до сих пор, ничем не похожи на твои отношения с Элинор, ведь так?
— Да, совсем не похожи.
— Тогда почему ты считаешь, что они непременно должны оборваться так же?
Росс не ответил, лишь прижался губами к ее виску и застыл на месте, по-прежнему не выпуская ее из своих объятий.
— Я не знаю, почему твоя первая жена умерла в таких мучениях, — продолжала София. — И в том нет ее вины, равно как и твоей. Предотвратить ее смерть было не в твоей власти. И если ты не прекратишь корить себя за то, что произошло с ней, прошлое будет неотступно преследовать тебя. А наказывая себя, ты тем самым наказываешь и меня.
— Нет, — отрывисто произнес он и скованным движением погладил ей волосы, шею, спину.
— Своими терзаниями ты только омрачаешь ее память. — София на мгновение отстранилась от мужа, чтобы заглянуть ему в глаза. — Не думаю, что Элинор обрадовалась бы, узнав, что ты по-прежнему коришь себя в ее смерти.
— Неправда!
— Тогда докажи! — В ее голосе звучал вызов, глаза затуманились слезами. — Живи так, как будто ничего не было, как она наверняка хотела бы, чтобы ты жил, и прекрати терзать себя.
Росс склонился над ней, и София обвила его руками. Он потянулся к ее губам, она почувствовала, как щеку слегка поцарапала его щетина. Его поцелуй был требователен, едва ли не зол, но София раскрылась ему навстречу, принимая этот напор как должное. Его руки судорожно ласкали ее тело — весь тот страх, все те опасения, что скопились в его душе, неожиданно приняли форму физического желания.
— Пойдем домой, — прошептала София. — Прошу тебя.
С негромким стоном Росс подхватил ее на руки и направился в дом. Он не замедлил шага до тех пор, пока они не оказались снова в спальне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовник леди Софии - Клейпас Лиза



Мне понравилось.У этого автора много хороших романов.Этот не лучший,но тоже не плох.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЛюдмила
17.02.2012, 22.14





Otlichno! etot roman 2-y v serii Bou-strit. 1-iy "Moy verniy straj" - pro Qranta Morqana, a 3-iy "Otkrovenniye priznaniya" pro Nika Jentri, brata Sofii. Vse 3 romana ochen interesniye
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаAfa
8.04.2012, 20.52





отличный роман, насыщенный и приятный. любопытно следить как всепоглощающая ненависть переходит в страстную любовь. после этого идет роман "Откровенные признания" той же серии, но тот хорош по-своему. не пожалеете времени, затраченного на чтение
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаОльга
13.04.2012, 12.39





Запоминающийся роман! Очень интересный, захватывает с первой страницы. Читайте романы о сыщиках с Боу-стрит "откровенные признания" и "мой верный страж", не пожалеете!
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЛюдмила Кл.
1.06.2012, 11.47





Хороший роман. Интересно описана система правосудия того времени.С превых страниц описана суперэрекция ГГ, которая была на высоте на протяжении всего романа.Софи крупно повезло.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаВ.З.,64г.
16.07.2012, 10.51





Совсем неплохо 9/10
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаИрина
4.10.2012, 23.44





Милые,но немножко скучные главные герои,даже ни разу не поссорились,может это от его долгого воздержания.Второя половина романа посвящена его возвращению в блудный мир.8 баллов.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаОсоба
19.02.2013, 22.32





Роман хороший-не более, как для такого замечательного автора. А по постельным сценам - перебор
Любовник леди Софии - Клейпас Лизалена
14.05.2013, 17.11





Я очень люблю, когда герой сыщик или детектив или коп. Очень класснный роман, спокойный, без прибабахов, героиня адекватная. И по постельным сценам на мой взгляд перебора нет, бывает и больше. И вообще... "три раза ночью и один раз утром"... Неплохо для сорокалетнего мужчины.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаДжо
14.05.2013, 20.37





насмешила своим комментом Джо,прикольно 3раза ночью,а утричком 1-разок вставляет свой готовый ствол в ее горячее влажное лоно,вот такой кайф получает героиня, аж сознание можно потерять от такого секса.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизажоди
28.06.2013, 19.48





Ах какая же сексуальность прет от Росса Кэннона он пылкий, дерзкий любовник.Я от таких с ума схожу.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаГалинэ
28.06.2013, 21.13





первый раз начинала читать книгу - бросила, ну вот теперь осилила и скажу, что понравилось. интересная. гг-й красавчик. его действия, поведение... блин, мужик.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизамаруся
28.06.2013, 21.16





Интересный роман, можно почитать.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаКэт
8.09.2013, 11.13





Очень хороший роман!! Читайте и наслаждайтесь :)))
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаНаталия
23.09.2013, 15.38





Интересно.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизаирчик
6.02.2014, 16.45





апекнекнкнк с5с9щ8троблзд-9 онт
Любовник леди Софии - Клейпас Лизааен
12.05.2014, 15.11





Классный романчик, мне он больше понравился чем первая часть серии Мой верный страж. Герой - мечта, не тупой, она тоже молодец, обилие пастельных сцен, так круто описанных, не пошло, красиво, разнообразно - порадовало! Лиза - мастер своего дела, обожаю ее!
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаМэри
29.10.2014, 10.24





НЕПЛОХОЙ РОМАН! СМЕШНО БЫЛО КОГДА ПАРОЧКУ ПЕРЕБИВАЛИ КАК РАЗ ТОГДА-КОГДА ОН ПОЧТИ ВОШОЛ В НЕЕ. ДЛЯ МУЖЧИНЫ-ЭТО УДАР. ПРИЯТНЫЙ РОМАН ДЛЯ ЧТЕНИЯ.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаОЛЬГА К
5.11.2014, 19.46





НОРМАЛЬНЫЙ, АДЕКВАТНЫЙ РОМАН. ДУХ КОНЕЧНО НЕ ЗАХВАТЫВАЕТ, НО В ПАМЯТИ ОСТАЕТСЯ.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаОЛЬГА К
5.11.2014, 21.25





Страстный такой романчик, прям ух... Мне очень понравился.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЛисичка
31.07.2015, 16.24





Классно! Страсти в романе хоть отбавляй! 10 баллов.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаПросто читательница
21.08.2015, 21.21





чудесный роман.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизалёлища
24.08.2015, 15.26





Тягомотина\, не зацепило
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЕ
2.09.2015, 21.47





редко встретишь исторический роман, где героиня имела добрачную связь. А то надоели эти сцены лишения девственности.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизапервая ласточка
12.10.2015, 7.33





Чудный эротический роман! ГГ прелесть !!!надежный, любящий, сексуальный- мечта любой дамы!кто любит романы с огоньком- вам сюда!
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЛисенок
18.10.2015, 8.45





великолепный роман.советую
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаВалентина
21.10.2015, 10.46





Как-то не очень.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
11.03.2016, 22.17





Клааааас! Оч.понравился!
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЕлена
8.04.2016, 6.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100