Читать онлайн Любовник леди Софии, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовник леди Софии - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 180)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовник леди Софии - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовник леди Софии - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

Любовник леди Софии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Росс ушел на весь день, и, поскольку София осталась сидеть практически без дела, она решила проверить состояние кухонных кладовых. То, что ей стало известно про брата и его темное прошлое, оказалось столь неожиданно и столь печально, что как она ни старалась сосредоточиться, не могла собраться с мыслями. Расстроенная и подавленная, София продолжала механически делать свое дело, пока одна малоприятная вещь наконец не привела ее обратно в сознание.
Откуда-то, с какой-то полки ледника, до нее донесся тошнотворный запах, и София, передернувшись от омерзения, решила найти, откуда исходит это зловоние.
— роже милостивый! Что это? — воскликнула она, морщась.
Услышав ее слова, Элиза приковыляла к двери кладовой.
Источник малоприятных ароматов обнаружился быстро. Оказалось, что дурной запах исходит от лосося — рыбина была уже явно не первой свежести.
— Рыбу можно вымочить в уксусе или щелочи, — робко предложила Элиза. — Жидкость заберет почти весь запах, если, конечно, этот лосось окончательно не протух.
От омерзения Софию едва не вырвало, однако она сумела превозмочь себя и, набросив на протухшего лосося тряпку, сняла рыбу с полки.
— Боюсь, Элиза, что эту уже ничто не спасет. Она не то что протухла, а совсем разложилась от головы до хвоста.
— Давайте я заверну ее, — предложила свою помощь кухарка и поспешила принести вчерашнюю газету. Ловкими движениями она завернула в нее тухлую рыбину, что помогло слегка заглушить резкий запах.
София смотрела на нее и морщилась.
— Насколько мне помнится, эту рыбу сегодня утром купила Люси. У Лэннигана, если не ошибаюсь.
Элиза кивнула:
— И он сказал ей, что рыба свежая.
— Ничего себе свежая! — возмутилась София и, презрительно фыркнув, состроила гримасу отвращения.
— Пусть она отнесет рыбу ему назад, — сказала Элиза и тотчас нахмурилась: — Ой, не получится! Я только что послала ее за семенами настурции для засолки.
— Тогда ее отнесу ему я, — решительно заявила София, зная, что колено Элизы еще не зажило, так что кухарка вряд ли доковыляет до рыбной лавки.
Надо сказать, она с радостью ухватилась за возможность немного пройтись и размять ноги. Глядишь, заодно прояснится и в голове.
— Мне есть что сказать этому Лэннигану. Как только у него хватило наглости прислать сэру Россу эту тухлятину?!
— Мисс Сидней, боюсь, вам придется подождать. Эрнест не может пойти с вами. Его послал выполнять поручения сэр Грант.
— Тогда я пойду одна. Это недалеко, так что я скоро вернусь. Никто даже не узнает, что я выходила из дому.
— Но сэр Росс постоянно твердит, что вам нельзя одной выходить из дому. Если вам куда-то нужно, вы должны брать с собой сопровождающего. Ведь если с вами что-то случится… — Элиза не договорила, зато передернулась от ужаса, представив себе, что будет с Софией, отправься та на рынок одна.
— Ничего со мной не случится. Можно подумать, я отправляюсь в логово к разбойникам. Я всего лишь иду в рыбную лавку.
— Но сэр Росс…
— Оставь сэра Росса мне, — заявила София и направилась взять капор.
Столкнувшись с праведным возмущением со стороны Софии — та не преминула напомнить лавочнику про все то, что сделал доброго для него сэр Росс, — мистер Лэнниган рассыпался в извинениях.
— Просто вышла ошибка, — уверял он с сочным лондонским акцентом, бегая хитрыми глазками по всей лавке, лишь бы только не встречаться взглядом с Софией. На его толстой румяной физиономии читалось явное замешательство. — Честное слово, да разве я решился бы отправить на Боу-стрит рыбу с душком? Да чтобы я попытался обмануть нашего славного сэра Росса! Да разрази меня гром на этом самом месте, если бы я это сделал! — клялся и божился
лавочник. В следующий момент лицо его прояснилось — очевидно, ему в голову наконец пришло оправдание. — Не иначе как у вашей Люси ум за разум зашел. Вот она и взяла не ту рыбину!
— В таком случае, — невозмутимо произнесла София, — я бы хотела обменять ее на ту, что предназначалась для Боу-стрит.
— Разумеется, мисс. — Лэнниган живо взял у нее из рук бумажный сверток с тухлой рыбой и юркнул в подсобное помещение лавки, да так быстро, что — как говорится — только пятки сверкнули. — Я же всегда говорю: для сэра Росса только самое лучшее, самое свежее… — бормотал он себе под нос.
Пока София ждала, когда ей завернут свежую рыбу, ее внимание привлек шум, доносившийся с улицы. Желая узнать, что там происходит, она подошла к небольшому окошку. Выглянув, она заметила группу людей, которая собралась перед входом в дом на другой стороне дороги.
— Интересно, на что они там смотрят?
— Джентри снова вышел на охоту, — ответил ей Лэнниган. В его голосе послышались нотки, ужасно похожие на гордость.
— Ник Джентри? — переспросила София, оборачиваясь к лавочнику. Ее брови полезли вверх от изумления. — Вы хотите сказать, что он пытается кого-то поймать?
Лэнниган разгладил прямоугольник коричневой бумаги и едва ли не с благоговением положил на него рыбу.
— Он у нас хитрый как лис, этот Джентри. Такого ловца воров нигде больше не сыщешь, в этом с ним может потягаться лишь мистер Морган. Вам все тут это скажут.
Ловкими движениями Лэнниган завернул рыбу в коричневую бумагу.
София же вновь переключила внимание на зевак, которые стояли, столпившись, перед домом напротив. Она сделала вывод, что народ ждет, когда наконец знаменитый Джентри выйдет на улицу.
— Возможно, мистер Джентри и ловит воров, — произнесла она довольно скептически, — но все равно он преступник. Я бы не стала оскорблять заместителя главного судьи подобными сравнениями, потому что сэр Грант — один из честнейших людей.
— Да, мисс. — Лэнниган последним артистичным движением завязал веревку. — Но все равно мистер Джентри — бравый парень.
София же никак не могла взять в толк, почему этот человек, который явно не в ладах с законом, вызывает всеобщее восхищение. Или же шарм Джентри и исходивший от него магнетизм заставляют людей закрывать глаза на его преступную натуру?
Лэнниган подошел к окну и вручил ей сверток с рыбой.
— Мисс Сидней, а вы видели Джентри, когда он сидел в карцере на Боу-стрит?
— В общем-то нет, — призналась София и задумчиво нахмурила брови, вспомнив, в какую ярость пришел сэр Росс, когда она осмелилась спуститься к нему при ведении допроса. Тогда она увидела только спину знаменитого преступника. — Хотя я и была буквально в двух шагах от него, но его самого я не видела.
— Его карета стоит за углом, — многозначительно намекнул Лэнниган. — Если вы там подождете, глядишь, и посмотрите на него хотя бы одним глазком.
София рассмеялась в ответ на его предложение:
— Ну, у меня есть куда более важные дела, чем смотреть на такого негодяя, как Ник Джентри!
Однако любопытство все же взяло верх. Выйдя из лавки, София остановилась и обернулась туда, где чуть дальше по улице стоял черный лакированный экипаж, украшенный позолоченным орнаментом. И сама карета, и шестерка лошадей свидетельствовали о привычке их владельца щеголять неправедно добытым богатством. На облучке, низко надвинув на глаза шляпу, со скучающим видом сидел кучер, а рядом с дверью в ожидании хозяина застыл вооруженный лакей.
София сама не могла понять, почему ею овладело такое неодолимое любопытство. Возможно, одна из причин заключалась в том, что сэр Росс ненавидел этого Джентри, как никого другого. Ведь этот самонадеянный самозванец олицетворял вызов всему тому, что для главного судьи было свято. И хотя Джентри любил выставить себя поборником законности и правопорядка, по натуре своей он оставался тем, кем был всегда, — закоренелым преступником. Шантаж, доносительство, организованная преступность, оговор невинных людей, обычное воровство и разбойничий грабеж — все это числилось на совести самозваного блюстителя порядка. Уже само его существование было вызовом моральным принципа Росса. И тем не менее в глазах многих этот проходимец оставался героем. Те же, кто видел его насквозь, боялись перейти ему дорогу.
Пока София размышляла над прегрешениями, что были на совести Джентри, она увидела, как толпа перед домом расступилась и через образовавшийся проход зашагала высокая мужская фигура. Походка у него была какая-то расхлябанная, исполненная высокомерной пренебрежительности, — это было видно по тому, как Джентри держал плечи, как легко, словно пританцовывая, шагал сквозь толпу. И пока он шел, любопытные, что выстроились перед домом, тянули руки в надежде прикоснуться к своему кумиру, похлопать его по плечу или спине, а вслед ему летели веселые приветствия:
— Вот он наш бравый парень — Ник Джентри!
— Ура Черному Псу!
Черный Пес? София сморщила нос — таким отвратительным показалось ей это прозвище. Прижавшись спиной к стене дома, она наблюдала за тем, как толпа провожает Джентри до кареты. Как только этот сомнительный герой подошел ближе, София, к своему удивлению, увидела, что он молод и хорош собой. У Джентри был прямой нос, правильные черты лица и пронзительно-голубые глаза. Была в нем и еще одна удивительная черта — подобно сыщикам с Боу-стрит, он обладал некоей потаенной физической силой. Было видно, что природа сполна наделила этого человека тем, что обычно именуют животным духом. Волосы у него были темно-каштанового цвета, кожа имела слегка смуглый оттенок, от чего зубы его, когда он улыбался, казались поразительно белыми. И хотя на первый взгляд Джентри пребывал в хорошем расположении духа, чувствовалась в нем некая холодность и настороженность, а также некая, временно скрытая от посторонних глаз, склонность к жестоким поступкам. Глядя на него, София невольно содрогнулась, несмотря на то что день стоял теплый и безветренный.
Увидев, что Джентри направляется к карете, вооруженный лакей услужливо открыл для него дверь экипажа. Однако по какой-то причине, прежде чем сесть в карету, Джентри остановился, положив руку на черную лакированную поверхность, и буквально замер, словно прислушивался к чему-то, чего никто другой, кроме него, не мог слышать. Затем он медленно повернулся, и его взгляд упал на Софию. Она в испуге тоже уставилась на него, словно окаменев под его пристальным взглядом.
Толпа, улица, небо — казалось, все это мгновенно исчезло, остались только они двое: Ник Джентри и она сама. В следующее мгновение София узнала в нем таинственного незнакомца, который подошел к ней во время праздника в поместье Кэннонов — того самого, что подарил ей бриллиантовое колье. Нет, это какое-то наваждение! С какой стати такому человеку, как Ник Джентри, делать ей подарки? София вздрогнула, даже не заметив, как пальцы ее разжались и завернутая в коричневую бумагу рыба упала на тротуар.
Окаменев от ужаса, она увидела, как Джентри направляется к ней. Смуглое лицо его почему-то сделалось бледным. Он остановился перед ней и протянул было руку, но затем передумал, по-прежнему не сводя с нее глаз. Но потом, казалось, все-таки принял решение — Ник Джентри схватил Софию за руку. Его длинные пальцы подобно стальному кольцу сжали ее запястье — как раз в том месте, где бился пульс.
— Пойдем со мной, — негромко произнес он, но Софии его голос показался громче уличного шума. — Не бойся, я не сделаю тебе ничего дурного.
Ошеломленная тем, что он посмел к ней прикоснуться, София сначала попыталась воспротивиться его вкрадчивой настойчивости. От страха кровь отхлынула от ее лица.
— Немедленно отпустите меня, — потребовала она. — Если со мной что-то произойдет, сэр Росс вас убьет.
Но он наклонился к ней ближе и шепнул почти в самое ухо:
— Надеюсь, тебе хотелось бы узнать, что сталось с Джоном Сиднеем?
София отпрянула, едва не ударившись головой о стену.
— Что вам известно про моего брата?
Уголок его рта скривился в подобии горькой улыбки.
— Пойдем.
То, как Ник Джентри средь бела дня вынудил хорошенькую женщину сесть с ним в карету, развеселило любопытных. Из толпы послышались свист, крики и улюлюканье. Сгорая от любопытства, ротозеи обступили карету, лишь бы только взглянуть, как Джентри затаскивает свою жертву внутрь. Напуганная и вместе с тем мучимая любопытством, София не то чтобы села, а скорее рухнула на сиденье, откинувшись на кожаные подушки. Дверь экипажа тотчас закрылась, и карета устремилась вдоль по улице, увлекаемая вперед шестеркой лошадей. Завернув за угол, они прибавили скорость и теперь неслись, грозя сбить любого, кто попадется им на пути.
— Куда мы едем? — испуганно спросила София. — И почему вы упомянули имя моего брата? Зачем вам понадобилось дарить мне платье и колье? И почему…
Джентри театрально поднял вверх руки, словно моля о пощаде:
— Погоди. Не надо торопиться. Я сейчас все объясню.
С этими словами он потянулся к лакированному ящичку рядом с дверью и достал оттуда стакан и графин с янтарного цвета жидкостью. То ли толчки кареты мешали ему наполнить стакан, не пролив содержимого графина, то ли у него просто дрожали руки, однако он так и не смог произвести это, казалось бы, несложное действие. Негромко чертыхнувшись, он оставил эту затею и, поднеся графин к губам, жадно припал к горлышку.
Утолив жажду, он вернул графин назад в ящичек и положил свои крупные руки на колени.


— Мы едем ко мне домой на Уэст-стрит.
Софию передернуло от омерзения. Расположенная в непосредственной близости от тюрем Ньюгейт, Ладгейт и Флит, улица эта пользовалась дурной репутацией. Это было, пожалуй, самое отвратительное и опасное место во всем Лондоне, где находили пристанище воры, дезертиры и беглые преступники. Протекавшая поблизости сточная канава наполняла воздух жуткими миазмами, которые затем повисали удушающей пеленой среди узких кривых улочек и закоулков.
— Со мной тебе нечего бояться, — ответил Джентри. — Я всего лишь хотел бы поговорить с тобой с глазу на глаз.
— Почему именно со мной? — удивилась София. — Что я такого сделала, что привлекла к себе ваше внимание? Насколько мне известно, мы с вами никогда не встречались, и я не уверена, что у нас найдутся общие знакомые.
— Ты все поймешь, когда я тебе кое-что объясню.
Забившись в угол сиденья, София одарила его колючим взглядом:
— В таком случае будьте добры объяснить. После чего я требую, чтобы вы в целости и сохранности доставили меня на Боу-стрит.
В ответ Джентри улыбнулся. Судя по всему, его позабавило и восхитило подобное бесстрашие.
— Согласен, — произнес он негромко. — Отлично. А теперь давай поговорим о последних днях парнишки по имени Джон Сидней.
— Вы знали моего брата? — настороженно спросила София.
Джентри кивнул:
— Я отбывал срок на том же каторжном судне, что и он. Кстати, твой брат умер при мне, буквально на моих руках.
— С какой стати я должна вам верить?
— С какой стати мне тебе лгать?
Было в глазах ее похитителя нечто такое, что заставило Софию поверить в его слова, и они, такие простые и незамысловатые, болью отдались в ее сердце. Пока еще никто не рассказывал ей, какие муки пришлось принять Джону на каторжном судне, при каких обстоятельствах он умер. Софии всегда хотелось узнать эту страшную тайну, однако сейчас, когда исполнение ее желания, казалось, было совсем близко, ей вдруг стало страшно.
— Продолжайте, — хрипло произнесла она, не узнав собственного голоса.
Джентри заговорил медленно, давая ей время переварить услышанное:
— Мы отбывали срок на «Скарборо». Посудина эта стояла на приколе на Темзе. Между двумя палубами было набито шестьсот заключенных. Одних держали за железной решеткой, других — закованными в цепи, которые крепились к железным прутьям, торчащим из дубовых досок. Но большинство из нас таскали на себе кандалы с тяжеленной железной гирей на одной ноге. Воров, убийц, карманников — независимо от того, тяжким или нет было совершенное преступление, — всех нас держали вместе, со всеми обращались одинаково. Но самые тяжкие страдания выпадали на долю юношей вроде Джона и меня. Мы страдали больше всех.
— Это почему же? — отважилась спросить София.
— Нас держали прикованными по соседству со взрослыми мужчинами, которые долгое время были лишены… — Джентри умолк, по всей видимости, подыскивая нужное слово, чтобы она поняла, — общества женщин. Надеюсь, тебе понятно, что я имею в виду?
София настороженно кивнула.
— Когда взрослый мужчина доведен до крайности, он способен на такое, чего никогда не совершил бы при иных обстоятельствах. Например, ему ничего не стоит напасть на того, кто слабее его, и принудить мальчишку… — Джентри умолк, скривив в горькой усмешке рот. Взгляд его тотчас сделался задумчивым. Софии показалось, что он на мгновение отрешился от настоящего, мысленно уносясь куда-то далеко-далеко. — Делать чудовищные вещи, — наконец прошептал он.
У Софии от ужаса все сжалось внутри, когда она представила себе, что стоит за этими словами. Одновременно другая часть ее «я» мучилась вопросом: с какой стати Нику Джентри рассказывать подобные жуткие вещи ей — незнакомой женщине?
Но он тихо и как-то буднично продолжал свой рассказ:
— Заключенных держали впроголодь. Они были грязными, дышали зловонием, давились омерзительной пищей, их то и дело валила с ног лихорадка. Нас содержали всех вместе — живых, умирающих и мертвых. Каждое утро тела тех, кто скончался ночью, выносили на верхнюю палубу, а оттуда на берег, где и предавали земле.
— Расскажите про моего брата, — сказала София, пытаясь не выдать волнения в голосе.
Джентри пристально посмотрел на нее, и София отметила про себя, какие синие и лучистые у него глаза.
— Джон подружился с парнем примерно того же возраста. Они, как могли, пытались защитить друг друга, помогали друг другу и вместе мечтали о долгожданной свободе. И хотя это было несколько эгоистично с его стороны, Джон с ужасом думал о том дне, когда его друг сбросит с себя постылые цепи. А этого ждать было не так уж и долго. Он знал, что, как только тот, второй выйдет на свободу, он останется брошенным на произвол судьбы, совсем один, без друга.
Джентри на минуту задумался и провел рукой по густым волосам, взлохматив непослушные кудри.
— Но так уж было угодно судьбе, что примерно за две недели до того, как с друга Джона должны были снять кандалы, на судне вспыхнула эпидемия холеры. Второй юноша заболел и, хотя Джон делал все для того, чтобы спасти друга, умер. Вследствие чего сам Джон оказался в весьма любопытном положении. И он рассудил: коль друг его мертв, то ему ничего не стоит занять его место.
— Что? — еле слышно спросила София, когда до нее на конец дошел смысл его слов.
Но Джентри даже не посмотрел в ее сторону.
— То есть если Джон Сидней превратится в Ника Джентри, то всего через несколько дней он выйдет на свободу, вместо того чтобы еще почти год заживо гнить на каторжном судне. Если, конечно, ему повезет протянуть столько времени, что было весьма сомнительно. Вот почему ночью он переодел умершего в свою одежду, а когда настало утро, выдал его за Джона Сиднея.
Внезапно карета остановилась, и до обоняния Софии стало доноситься отвратительное зловоние Флотской канавы. Сердце ее учащенно забилось, легкие, казалось, были готовы разорваться от надрывного дыхания.
— Но какой в этом смысл? — тупо спросила София. — Если ваша история верна, то…
Она не договорила — перед глазами у нее поплыли круги, в ушах стоял нестерпимый звон.
Ник Джентри пристально смотрел на нее, и с каждым мгновением черты его лица становились все мягче. Подбородок его предательски подрагивал — было видно, что он готов вот-вот разрыдаться и отчаянно пытается бороться с собственной слабостью. Наконец ему удалось немного совладать с собой, и он договорил:
— Мертвого юношу звали Ник Джентри.
Услышав эти слова, София разрыдалась.
— Нет, только не это! — воскликнула она сквозь слезы. — Я вам не верю. Зачем вы это сказали мне? Немедленно отвезите меня назад на Боу-стрит!
Сквозь слезы она увидела, как он наклонился к ней.
— София, неужели ты не узнаешь меня? — услышала она его голос. А затем Ник Джентри опустился на колени и, вцепившись в подол ее платья, зарылся головой ей в колени.
Не зная, что делать, София продолжала отрешенно смотреть, как его пальцы мнут подол ее платья. Затем она осторожно потрогала его левую руку, и из ее горла тотчас вырвался сдавленный стон. Там, как раз посередине кисти, она нащупала крошечный шрамик в виде звездочки — точно такой же был когда-то у Джона. В детстве ее брат как-то раз нечаянно прикоснулся к раскаленной каминной решетке. Она взяла его руку в свои ладони, а слезы тем временем продолжали ручьями катиться по ее щекам.
Ник Джентри поднял голову и посмотрел ей в глаза. И в этот миг София поняла, что у него с ней одинаковые глаза — такие же голубые и пронзительные.
— Пожалуйста, — прошептал он, — поверь мне.
— Все хорошо, — успокоила она его дрогнувшим голосом. — Я верю тебе, Джон. Я тебя узнала. Я узнала бы тебя и раньше, но ты сильно изменился.
Борясь со своими чувствами, Джентри ответил ей печальным вздохом.
София же ощутила, как ее собственное лицо исказила гримаса — радости и горя одновременно.
— Ну почему ты не пришел ко мне раньше? Я так долго была одна! Ну почему ты бросил меня, чтобы я столько лет лила по тебе слезы?
Джентри вытер глаза рукавом сюртука и тяжко вздохнул:
— Мы поговорим внутри.
Лакей открыл дверцу кареты, и Джентри — или Джон — легко спрыгнул на тротуар и протянул руки к Софии. Почувствовав, как он подхватил ее за талию, она положила руки ему на плечи, и Ник бережно опустил ее на землю. Однако стоило подошвам ее туфель коснуться тротуара, как София тотчас почувствовала, как у нее дрожат колени. Ноги не слушались ее и могли подвести в любую минуту.
Джентри вновь был вынужден поддержать ее, подхватив на этот раз под локти.
— Не волнуйся. Я поддержу тебя. И прошу меня простить.
— Я понимаю, для тебя это ужасное потрясение.
— Со мной все в порядке, — ответила София, пытаясь — увы, безуспешно — убрать от себя его руки.
Джентри слегка подтолкнул ее по направлению к дому. Судя по всему, когда-то здесь располагалась таверна. София не удержалась и принялась вертеть по сторонам головой, желая получше рассмотреть, куда она попала. Но то, что она Увидела, показалось ей похожим на кошмар. Это была та часть Лондона, куда не осмеливались заходить даже самые храбрые из сыщиков уголовного розыска. Двуногие существа, которые сновали по этим кривым и узким улочкам, меньше всего напоминали людей. Лица у них были какие-то землистые и отталкивающие, а сами они скорее напоминали привидения в рваной одежде.
Повсюду высились, киша крысами и распространяя тошнотворное зловоние, кучи отбросов. К этим и без того омерзительным запахам примешивались удушающие миазмы сточных канав и отхожих мест, а также «ароматы» располагавшейся по соседству скотобойни. У Софии тотчас начали слезиться глаза. А еще повсюду стоял ужасающий шум — раздавались пронзительные выкрики нищих и уличных мальчишек, хрюкали свиньи, кудахтали куры, откуда-то поблизости доносились крики пьяной ссоры и время от времени даже треск пистолетного выстрела.
Бросив взгляд на ее лицо, Джентри грустно улыбнулся.
— Согласен, это, конечно, не Мейфэр. Но не волнуйся, сама не заметишь, как привыкнешь к местным ароматам. Я, например, их почти не замечаю.
— Почему ты живешь именно здесь? — спросила Софии, чувствуя, что ее вот-вот вырвет. — Говорят, у тебя много денег. Наверняка ты можешь позволить себе жилище в другой части города.
— Не волнуйся, у меня есть роскошные апартаменты в Вест-Энде, — успокоил он ее. — Там я встречаю своих богатых клиентов, политиков и прочих толстосумов. Но именно здесь живут воры в законе, находятся воровские притоны и тюрьмы. Вот я и выбрал себе место в непосредственной близости и к тем, и к другим. — Видя, что на лице сестры написано непонимание, он, пока они с ней поднимались по шаткой лестнице, принялся объяснять дальше: — Воры в законе — это такие воры, что занимают верхнюю ступеньку в воровской иерархии. И они держат воровские притоны. Они предпочитают обитать здесь, подальше от беспощадной руки правосудия. Пьют, играют в азартные игры, строят планы на будущее.
— И ты тоже один из них, как ты выразился, вор в законе, только очень богатый? — спросила София, шагая за братом по запутанному лабиринту лестниц, коридоров, переходов и каких-то темных углов и закоулков.
— Что ж, можно сказать и так, — ответил Джентри, как ей показалось, не без гордости. — Но главным образом я занимаюсь тем, что ловлю всякий сброд. Кстати, ловлю весьма успешно.
— Джон, разве ты был рожден для такой жизни? — ужаснулась София падению брата.
— А разве ты была рождена для того, чтобы работать прислугой? — язвительно напомнил ей брат. — Не суди меня строго, София. Мы с тобой оба были вынуждены вести борьбу за существование.
Они подошли к тяжелой двери в конце узкого коридора. Джон распахнул ее, приглашая Софию войти внутрь.
Стоило ей переступить порог, как взгляду ее предстали элегантно обставленные апартаменты. На оклеенных обоями стенах красовались тяжелые зеркала в позолоченных рамах и живописные полотна. В комнатах была расставлена изящная французская мебель, тоже позолоченная и обтянутая парчой. На окнах висели серо-голубые бархатные шторы.
София меньше всего ожидала увидеть такую роскошь здесь, посреди всей этой нищеты и убожества. Широко открытыми от изумления глазами она вопросительно посмотрела на брата.
Джон улыбнулся, видя ее замешательство:
— То, что я вынужден жить на Уэст-стрит, еще не значит, что я должен отказывать себе в красивой жизни.
Все еще пошатываясь от пережитого ею потрясения, София направилась к одному из кресел. Джон подошел к буфету и, налив два стакана бренди, поднес один из них Софии.
— Выпей, — сказал он и заставил взять стакан.
София подчинилась, с благодарностью ощутив, как янтарная жидкость приятно обожгла ей горло. Джон сел рядом. Свой стакан он осушил залпом, словно это была вода, после чего устремил на сестру слегка растерянный взгляд. Было видно, что он потрясен ничуть не меньше, чем она сама.
— Даже не верится, что ты здесь. Сколько лет я думал о тебе, мучился ночами вопросом: что же стало с тобой?
— А почему ты не дал мне знать о том, что ты жив? — спросила София.
Его лицо тотчас приняло суровое выражение.
— Верно, я мог бы это сделать.
— Но не сделал.
Джон задумчиво вперил взгляд в последнюю каплю бренди, что оставалась на дне его стакана.
— Основная причина заключается в том, что тебе было лучше этого не знать. Моя жизнь полна опасностей, не говоря уже о менее приятных вещах. И мне не хотелось, чтобы ты была вынуждена нести на себе позор за то, что у тебя такой брат, как я. Кроме того, я был уверен, что ты уже давно замужем за каким-нибудь славным деревенским малым. Да что там, думал я, у тебя наверняка уже есть дети.
Софии показалось, будто она услышала в его голосе ожесточенные нотки.
— А вместо этого, оказывается, моя сестра все еще старая дева! — Последние два слова прозвучали в его устах почти как ругательство. — Ради Бога, София, ну почему ты пошла в услужение? И куда? На Боу-стрит, черт возьми!
— А кто, по-твоему, женился бы на мне, скажи, Джон? — скептически спросила она. — Кому я была нужна? Ни приданого, ни семьи, ничего, кроме хорошенького личика, которое для местных фермеров и мастеровых ровным счетом ничего не значит. Единственное предложение я получила от местного пекаря — старого и толстого, который годился мне в отцы. Нет, уж лучше работать у кузины Эрнестины, решила я. А что касается Боу-стрит, то скажу честно, мне там нравится.
Софию так и подмывало рассказать брату о своем недолгом романе с Энтони, о том, как этот ветреный себялюбец попользовался ею и бросил. Однако, зная репутацию брата, она решила, что будет куда разумнее не распространяться о подобных вещах. Кто знает, вдруг брат в отместку убьет Энтони или искалечит его? Нет, лучше не надо.
При упоминании Боу-стрит Джон презрительно фыркнул.
— Там тебе не место, — заявил он. — Тамошние сыщики ничуть не лучше здешних головорезов, что работают на меня. А если этот бездушный чурбан Кэннон только попробует обидеть тебя, я…
— Нет, — перебила его София, — меня никто там даже не думает обижать, Джон. И сам сэр Росс добр со мной.
— Ну да, еще бы! — ехидно усмехнулся Джентри.
София тотчас с горечью вспомнила, что ее брат и ее возлюбленный — заклятые враги. А значит, впереди ее не ждет ничего хорошего. От этих мыслей ей стаю страшно. До сих пор Росс закрывал глаза на многое из того, что касалось ее. Что будет, если он узнает, что его помощница, а теперь и любовница, приходится родной сестрой Нику Джентри, то есть тому самому человеку, которого он презирает всей душой? Нет, на такое он уже не сможет закрыть глаза. Ситуация складывалась просто кошмарная и вместе с тем довольно странная, и София невольно улыбнулась.
— О чем ты задумалась? — спросил Джон сестру.
Но она только покачала головой. Улыбки на ее лице как не бывало. К чему Джону знать о ее близких отношениях с главным судьей с Боу-стрит? Тем более что, судя по всему, этим отношениям скоро настанет конец. Кое-как отогнав от себя горькие мысли, София вновь пристально посмотрела на брата.
Те намеки на будущую мужскую красоту, какие можно было разглядеть в нем, когда Джон был еще ребенком, оказались верны. В свои двадцать пять лет брат обладал некоей хищной грацией, чем-то напоминая ей тигра. Черты его лица, словно высеченные резцом скульптора, были правильные и резкие, подбородок четко очерчен, нос прямой, над пронзительными голубыми глазами густые дуги бровей. Синева его глаз была поистине удивительной — насыщенного темного оттенка, посреди которой были почти неразличимы черные зрачки. Но вместе с тем эта редкая и изысканная мужская красота не могла скрыть сквозившей буквально в каждом его движении хищной силы, пугавшей Софию. Она догадывалась, что ее брат способен на все — солгать, украсть и даже убить, не испытывая при этом ни малейших угрызений совести. Чего совсем не было в нем — так это душевной мягкости. София не сомневалась, что чувство сострадания, если таковое когда-то и жило в душе этого человека, уже давно покинуло его. И все равно это был Джон, ее брат.
Словно желая развеять свои сомнения, она поднесла к его лицу руку. Он даже не шелохнулся при ее прикосновении.
— Джон, как я могла надеяться, что ты еще жив?
Бережным движением он убрал от лица ее руку, словно ее прикосновение было ему неприятно.
— Я был потрясен, увидев тебя в карцере на Боу-стрит, — пробормотал он. — Я узнал тебя с первого взгляда, еще до того, как услышал твое имя. — Он умолк на мгновение, гневно поджав губы. — Когда этот ублюдок Кэннон повысил на тебя голос, я едва удержался, чтобы не вцепиться ему в глотку.
— Нет-нет, — возразила София. — Он просто заботился о моей безопасности. Пытался оградить меня от преступника.
Ее слова не убедили Джона — глаза его по-прежнему сверкали гневом.
— Ты родилась истинной леди, София! Никто не имеет права помыкать тобой как прислугой!
Ее губы скривились в горькой усмешке.
— Да, я родилась истинной леди. Между прочим, и ты родился на свет джентльменом. Но кто, скажи, примет нас обоих за представителей высшего света? — Джон не удостоил ее ответом, и София продолжила свою речь: — Я слышала о тебе ужасные вещи. Вернее, не о тебе, о Нике Джентри.
— Можешь называть меня Ником, — спокойно произнес Джентри. — Джона Сиднея уже давно нет на свете. Я почти не помню мою жизнь до того, как меня отправили на каторжное судно. Да я и не хочу ее помнить. — По его лицу скользнула злая усмешка. — Я неповинен и в половине тех преступлений, которые мне приписывают. Но я ничего не имею против подобных слухов, более того, даже поощряю их, и никогда не отрицаю даже самые чудовищные. Моя дурная репутация меня вполне устраивает. Пусть люди взирают на меня со страхом и уважением. Это мне только на руку.
— То есть ты хочешь сказать, что не воровал, не подставлял, не предавал, не шантажировал?..
Джентри прервал ее гневную речь, презрительно фыркнув:
— Согласен, я не святой.
Хотя она и была раздражена, София не могла не улыбнуться такому заявлению.
— Я лишь пользуюсь глупостью тех, кто действительно глуп и ничего другого не заслуживает, — заявил Джентри и зло прищурился. — Кроме того, никто почему-то не говорит мне спасибо за все хорошее, что я делаю.
— Например?
— Я отлично ловлю воров. Мы с моими людьми изловили в два раза больше преступников, чем твой сэр Росс и все его хваленые сыщики, вместе взятые.
— Говорят, будто ты иногда подтасовываешь улики. Что ты силой вырываешь признания и люди вынуждены оговаривать себя.
— Я делаю лишь то, что действительно необходимо, — отрезал Джентри. — И если преступники, которых я ловлю, неповинны в том злодеянии, в котором я их обвиняю, уверяю тебя, на их совести еще по меньшей мере десяток других.
— Но тогда почему же ты?..
— Довольно, — оборвал ее Джентри и, встав, подошел к серванту. — Я больше не хочу обсуждать род моих занятий.
Налив себе еще один стакан бренди, он выпил содержимое всего несколькими глотками. София смотрела на него, и ей с трудом верилось, что этот жестокий и заносчивый тип — ее брат.
— Ник, — произнесла она его новое имя, словно пробуя его на вкус. — Зачем тебе понадобилось делать мне подарки? Я едва не сошла с ума, пытаясь угадать, кто их прислал. Признаюсь честно, я ужасно боялась, что сэр Росс подумает, что у меня роман с каким-то тайным любовником.
— Прости. — Его губы скривились в горькой усмешке. — Я думал… я надеялся… в общем, я хотел выступить в роли благодетеля. Мне хотелось делать тебе подарки, ведь ты заслуживаешь лучшей доли. Я не собирался встречаться с тобой лично. Но потом желание увидеть тебя стало просто невыносимым, держаться на расстоянии было выше моих сил.
— И ты рискнул подойти ко мне тогда, в поместье?
Джентри улыбнулся ее вопросу, как нашкодивший ученик:
— Мне было ужасно интересно пробраться туда прямо под носом у Кэннона. Я знал, что могу без особого труда затеряться в толпе гостей. Я не боялся быть пойманным — маскарад существенно облегчал мою задачу.
— То колье — оно краденое?
— Разумеется, нет, — возмущенно произнес он. — Я купил его для тебя.
— Но что мне делать с такой дорогой вещью? Куда мне его надевать?
— Не волнуйся, у тебя еще будет такая возможность, — произнес Джентри. — Я богат, София, у меня целое состояние. Я куплю тебе дом, где ты только захочешь — в Италии, во Франции… Там ты сможешь жить, как и положено женщине твоего происхождения. Я открою на твое имя счет, и тебе больше никогда не придется заботиться о хлебе насущном.
София уставилась на брата, не веря собственным ушам.
— Джон… Ник… но я не хочу жить за границей! Все, что мне дорого в этой жизни, — здесь, в Англии!
— Вот как? — В голосе Джентри послышались хищные нотки. — Интересно, что же это такое?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовник леди Софии - Клейпас Лиза



Мне понравилось.У этого автора много хороших романов.Этот не лучший,но тоже не плох.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЛюдмила
17.02.2012, 22.14





Otlichno! etot roman 2-y v serii Bou-strit. 1-iy "Moy verniy straj" - pro Qranta Morqana, a 3-iy "Otkrovenniye priznaniya" pro Nika Jentri, brata Sofii. Vse 3 romana ochen interesniye
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаAfa
8.04.2012, 20.52





отличный роман, насыщенный и приятный. любопытно следить как всепоглощающая ненависть переходит в страстную любовь. после этого идет роман "Откровенные признания" той же серии, но тот хорош по-своему. не пожалеете времени, затраченного на чтение
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаОльга
13.04.2012, 12.39





Запоминающийся роман! Очень интересный, захватывает с первой страницы. Читайте романы о сыщиках с Боу-стрит "откровенные признания" и "мой верный страж", не пожалеете!
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЛюдмила Кл.
1.06.2012, 11.47





Хороший роман. Интересно описана система правосудия того времени.С превых страниц описана суперэрекция ГГ, которая была на высоте на протяжении всего романа.Софи крупно повезло.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаВ.З.,64г.
16.07.2012, 10.51





Совсем неплохо 9/10
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаИрина
4.10.2012, 23.44





Милые,но немножко скучные главные герои,даже ни разу не поссорились,может это от его долгого воздержания.Второя половина романа посвящена его возвращению в блудный мир.8 баллов.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаОсоба
19.02.2013, 22.32





Роман хороший-не более, как для такого замечательного автора. А по постельным сценам - перебор
Любовник леди Софии - Клейпас Лизалена
14.05.2013, 17.11





Я очень люблю, когда герой сыщик или детектив или коп. Очень класснный роман, спокойный, без прибабахов, героиня адекватная. И по постельным сценам на мой взгляд перебора нет, бывает и больше. И вообще... "три раза ночью и один раз утром"... Неплохо для сорокалетнего мужчины.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаДжо
14.05.2013, 20.37





насмешила своим комментом Джо,прикольно 3раза ночью,а утричком 1-разок вставляет свой готовый ствол в ее горячее влажное лоно,вот такой кайф получает героиня, аж сознание можно потерять от такого секса.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизажоди
28.06.2013, 19.48





Ах какая же сексуальность прет от Росса Кэннона он пылкий, дерзкий любовник.Я от таких с ума схожу.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаГалинэ
28.06.2013, 21.13





первый раз начинала читать книгу - бросила, ну вот теперь осилила и скажу, что понравилось. интересная. гг-й красавчик. его действия, поведение... блин, мужик.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизамаруся
28.06.2013, 21.16





Интересный роман, можно почитать.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаКэт
8.09.2013, 11.13





Очень хороший роман!! Читайте и наслаждайтесь :)))
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаНаталия
23.09.2013, 15.38





Интересно.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизаирчик
6.02.2014, 16.45





апекнекнкнк с5с9щ8троблзд-9 онт
Любовник леди Софии - Клейпас Лизааен
12.05.2014, 15.11





Классный романчик, мне он больше понравился чем первая часть серии Мой верный страж. Герой - мечта, не тупой, она тоже молодец, обилие пастельных сцен, так круто описанных, не пошло, красиво, разнообразно - порадовало! Лиза - мастер своего дела, обожаю ее!
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаМэри
29.10.2014, 10.24





НЕПЛОХОЙ РОМАН! СМЕШНО БЫЛО КОГДА ПАРОЧКУ ПЕРЕБИВАЛИ КАК РАЗ ТОГДА-КОГДА ОН ПОЧТИ ВОШОЛ В НЕЕ. ДЛЯ МУЖЧИНЫ-ЭТО УДАР. ПРИЯТНЫЙ РОМАН ДЛЯ ЧТЕНИЯ.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаОЛЬГА К
5.11.2014, 19.46





НОРМАЛЬНЫЙ, АДЕКВАТНЫЙ РОМАН. ДУХ КОНЕЧНО НЕ ЗАХВАТЫВАЕТ, НО В ПАМЯТИ ОСТАЕТСЯ.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаОЛЬГА К
5.11.2014, 21.25





Страстный такой романчик, прям ух... Мне очень понравился.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЛисичка
31.07.2015, 16.24





Классно! Страсти в романе хоть отбавляй! 10 баллов.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаПросто читательница
21.08.2015, 21.21





чудесный роман.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизалёлища
24.08.2015, 15.26





Тягомотина\, не зацепило
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЕ
2.09.2015, 21.47





редко встретишь исторический роман, где героиня имела добрачную связь. А то надоели эти сцены лишения девственности.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизапервая ласточка
12.10.2015, 7.33





Чудный эротический роман! ГГ прелесть !!!надежный, любящий, сексуальный- мечта любой дамы!кто любит романы с огоньком- вам сюда!
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЛисенок
18.10.2015, 8.45





великолепный роман.советую
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаВалентина
21.10.2015, 10.46





Как-то не очень.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
11.03.2016, 22.17





Клааааас! Оч.понравился!
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЕлена
8.04.2016, 6.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100