Читать онлайн Любовник леди Софии, автора - Клейпас Лиза, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовник леди Софии - Клейпас Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 180)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовник леди Софии - Клейпас Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовник леди Софии - Клейпас Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Клейпас Лиза

Любовник леди Софии

Читать онлайн

Аннотация

Разрушить благополучную жизнь сэра Росса Кэннона... Погубить его репутацию... Вовлечь его в чудовищный скандал... Ради вожделенной мести прекрасная леди София готова на все, даже на то, чтобы СОБЛАЗНИТЬ своего врага и сделаться его любовницей! Однако Росс, отнюдь не равнодушный к чарам Софии, прекрасно понимает игру златокудрой красавицы - и твердо намерен покорить ее сердце и повести к алтарю!..


Следующая страница

Глава 1

Прошло слишком много времени с той поры, когда он в последний раз просил женщину о чем-то.
Сэр Росс Кэннон не мог дать другого объяснения своей реакции на Софию Сидней… реакции настолько мощной, что он был вынужден остаться сидеть за своим столом, чтобы скрыть внезапную, неконтролируемую эрекцию. Озадаченный, он пристально рассматривал женщину, одного присутствия которой было достаточно, чтобы он воспламенился. Ему было над чем поразмыслить. Никому не удавалось раньше застигнуть его врасплох.
Бесспорно, она была прекрасна, с ее медовыми волосами и синими глазами, но она также обладала качеством, превосходившим ее физическую красоту: искрой страсти, спрятанной за хрупкой серьезностью ее фасада. Как и любого другого мужчину, Росса более возбуждало нечто скрытое внутри женщины, нежели ее наружность. И было ясно, что София Сидней — это женщина, полная тайн.
В наступившей тишине он стремился подавить свое сексуальное возбуждение, сфокусировавшись на изрезанной поверхности стола, изготовленного из красного дерева. Его возбуждение спадало медленно. Когда, наконец, он был способен встретить ее бездонный пристальный взгляд, он ничего не сказал. Жизнь давно научила его, что тишина — это мощный инструмент. Люди чувствовали себя некомфортно в тишине кабинета — они обычно стремились говорить, раскрываясь больше, чем следовало.
Однако в отличие от большинства женщин София не делала попыток начать возбужденную болтовню. Она настороженно смотрела на него и молчала. Очевидно, она была готова молчать долго.
— Мисс Сидней, — обратился к ней наконец сэр Росс, — мой клерк известил меня, что вы отказались назвать ему причину вашего визита.
— Если бы я ему сказала, он не пустил бы меня даже через порог. Видите ли, я пришла в надежде получить место согласно вашему объявлению в газете.
Росса Кэннона было трудно чем-либо удивить — за годы своей работы здесь, на Боу-стрит, он повидал многое. Однако то, что посетительница изъявила желание получить место здесь, в Лондонском суде по уголовным делам, — такое с трудом укладывалось в голове. Судя по всему, эта особа имела весьма смутные представления о том, с чем может быть сопряжена работа с уголовными делами.
— Мне нужен помощник, мисс Сидней. Тот, кто частично взял бы на себя бумажную работу и вел архив. Боу-стрит, скажу я вам, — неподходящее место для женщины.
— Но ведь в вашем объявлении ничего не сказано о том, что вам нужен непременно мужчина, — возразила нежданная посетительница. — Я умею читать, писать, знаю даже, как вести домашнюю бухгалтерию. Так почему же я не могу претендовать на это место?
Хотя тон мисс Сидней был почтительным, сэр Росс почувствовал в ее словах легкий вызов, что привело его в восторг и одновременно встревожило. «Интересно, — подумал он, — мы с этой особой никогда не встречались?» Нет, в таком случае он наверняка запомнил бы ее лицо. И все же было в этой женщине нечто такое, что показалось ему смутно знакомым.
— Сколько вам лет? — неожиданно поинтересовался он. — Двадцать два? Двадцать три?
— Мне двадцать восемь, сэр.
— Ах, неужели? — позволил себе усомниться главный судья. Его гостья выглядела гораздо моложе заявленного возраста и пока еще мало походила на кандидатку в старые девы.
— Нет, правда. — Было видно, что его ответ слегка позабавил посетительницу. Она даже перегнулась через его стол, положив на столешницу обе руки. — Посмотрите. Возраст женщины всегда легко определить по ее рукам.
Росс уставился на небольшие кисти, выставленные на обозрение без всякого тщеславия. Нет, это не были нежные девичьи ручки. Скорее, натруженные руки женщины, которая не чуралась тяжелой повседневной работы. И хотя ногти были тщательно вычищены, острижены они были едва ли не по самую мякоть. Виднелись на пальцах и крошечные, едва заметные, шрамы, судя по всему, следы царапин и порезов, а небольшой, оставленный ожогом рубец в виде полумесяца появился на них не иначе, как после соприкосновения с горячим противнем или кастрюлей.
Посетительница вновь села на место. Солнечный свет, лившийся сквозь окно в кабинет главного судьи, играл на ее золотистых волосах.
— У вас тоже не совсем такой вид, как я ожидала, — призналась она.
— Вот как? — Главный судья не смог сдержать сардонической улыбки.
— Я думала, что увижу дородного пожилого джентльмена в седом парике и с трубкой во рту.
Сэра Росса даже рассмешила ее откровенность. Это был низкий, слегка хрипловатый смех. Неожиданно он поймал себя на том, что уже давно не смеялся вот так, как сейчас.
— И вы по этому поводу ужасно расстроились? — сам не зная почему, не удержался он от вопроса.
— Да нет, — ответила гостья, хотя и с долей смущения в голосе. — Я ничуть не расстроена.
Обстановка в кабинете главного судьи накалилась до такой степени, что недолго было обжечься. Сам же хозяин кабинета терзался вопросом, сочла ли посетительница его персону привлекательной или нет. Вскоре ему стукнет сорок, и он вполне выглядел на свой возраст. Черные как смоль волосы кое-где посеребрила первая седина. Годы работы без сна и отдыха оставили свою печать, бешеный темп жизни вымотал, опустошил душу. Нет, Росс Кэннон мог только мечтать о том сытом и довольном внешнем виде, который отличал женатых мужчин его возраста. Еще бы — ведь им в отличие от него не приходилось бродить ночами по. темным, плохо освещенным лондонским улицам, расследуя грабежи и убийства, проверять притоны и утихомиривать драки.
От Росса не укрылось, каким придирчивым, оценивающим взглядом София обвела его кабинет, обставленный более чем по-спартански. Одна стена была сплошь увешана картами, другая скрыта за книжными полками. Помещение украшала одна-единственная картина — пейзаж, изображавший холмы, лес и горный ручей, с подернутыми туманом скалами на заднем плане. Росс частенько ловил себя на том, что в моменты волнения или напряжения смотрит на этот пейзаж — почему-то эта темная, спокойная прохлада, которой веяло от старого живописного полотна, неизменно успокаивала и умиротворяла его.
— А вы принесли с собой рекомендательные бумаги, мисс Сидней? — неожиданно поинтересовался он.
Его гостья покачала головой:
— Боюсь, что мой бывший работодатель не порекомендовал бы меня вам.
— Это почему же?
Наконец самообладание изменило гостье, и лицо ее залилось легким румянцем.
— На протяжении нескольких лет я работала у одной своей дальней родственницы. Она даже позволила мне поселиться у нее после того, как умерли мои родители, хотя и сама была довольно стеснена в средствах. В обмен на ее щедрый жест я стала при ней чем-то вроде девочки на побегушках. Думаю, что кузина Эрнестина была мной довольна, по крайней мере до тех пор…
Неожиданно слова, казалось, застряли у нее в горле, а на коже, подобно жемчужинам, выступили капельки пота.
Каких только историй не наслушался за свою жизнь Росс Кэннон о человеческой низости, подлости, коварстве, пока служил главным судьей по уголовным делам на Боу-стрит! И хотя его ни в коем случае нельзя было назвать равнодушным, с годами он научился воздвигать между собой и теми, с кем ему приходилось сталкиваться, непробиваемую стену. Сейчас же, видя, как разволновалась София, он почему-то ощутил непреодолимое желание утешить ее как ребенка, взять на руки и приласкать. «Черт побери!» — подумал главный судья, злясь на самого себя и пытаясь побороть в душе неведомо откуда взявшееся сострадание.
— Продолжайте, мисс Сидней, — сказал он холодным тоном.
Его визитерша кивнула и набрала полную грудь воздуха, словно собираясь с духом.
— Я совершила нечто неподобающее. У меня… у меня появился любовник. Я никогда не допускала ничего подобного… но этот человек гостил в соседнем поместье, неподалеку от нашей деревни… Мы познакомились с ним во время прогулки. До него никто не оказывал мне знаков внимания. Я влюбилась в него, и мы… — Она остановилась и отвела взгляд. Судя по всему, от смущения она не решалась посмотреть Россу в глаза. — Он обещал жениться на мне, и я по своей наивности ему поверила. Когда же мое общество ему наскучило, он бросил меня без малейших колебаний. Конечно, теперь я понимаю, что с моей стороны было просто глупо надеяться, что человек его положения возьмет меня в жены.
— То есть он аристократ?
София упорно рассматривала очертания своих коленок под тканью юбки.
— Не совсем. Это был, то есть он и сейчас тоже, младший сын благородного семейства.
— Его имя?
— О нет, я вам этого ни за что не скажу, сэр. Хотя бы потому, что мне не хотелось бы ворошить прошлое. Достаточно сказать, что моя кузина узнала о нашем романе от хозяйки поместья. Кстати, эта же дама поведала ей и о том, что мой любовник женат. Стоит ли говорить, что разразился скандал и кузина Эрнестина велела мне оставить ее дом.
София разгладила на коленях платье — нервный жест, который выдавал ее внутреннее состояние.
— Я понимаю, что все это свидетельствует о безнравственности моей натуры. Но я обещаю вам, что не стану… не буду такой легкомысленной. И если вы сумеете закрыть глаза на мое прошлое…
— Мисс Сидней. — Росс Кэннон подождал, пока она вновь не посмотрит ему в глаза, и лишь затем продолжил: — Я проявил бы лицемерие, если бы сказал, что осуждаю вас за вашу сердечную слабость. Мы все совершаем в этой жизни ошибки.
— Только не вы, сэр.
Эти ее слова заставили Росса криво улыбнуться.
— И в особенности я, — грустно произнес он.
В ее голубых глазах тотчас вспыхнул интерес.
— И какие же?
Этот вопрос посетительницы позабавил Росса. Ему импонировало ее бесстрашие, под которым безошибочно чувствовалась тонкая, ранимая душа.
— Вам это знать ни к чему, мисс Сидней.
София улыбнулась, хотя и не сразу.
— В таком случае я позволю себе усомниться в том, что вы совершали ошибки.
Такую улыбку обычно можно увидеть на лице женщины после страстных любовных утех. Редкая женщина может похвастать такой легкой, естественной чувственностью, таким божественным теплом, от чего любой мужчина тотчас начинает ощущать себя этаким жеребцом-производителем на конном заводе. Совершенно выбитый из колеи, сэр Росс сосредоточил внимание на поцарапанной поверхности стола. К сожалению, это занятие никак не помогло ему избавиться от навязчивых образов, которые, не давая покоя, так и лезли ему в голову. Вот он повалил ее на стол и срывает с нее одежду… Боже, как он мечтал в этот момент целовать ей грудь, живот, бедра… раздвинув их, зарыться лицом в нежные солоноватые лепестки и пить с них нектар до тех пор, пока она не начнет сладостно стонать и извиваться в экстазе! А затем, когда она будет готова принять его, расстегнуть брюки и как можно глубже погрузиться в нее, и еще, и еще, и еще, пока он наконец не пресытится ее плотью. А потом…
В гневе на самого себя за свою слабость главный судья нервно забарабанил пальцами по столу, силясь вспомнить, на чем, собственно, остановился их разговор.
— Прежде чем обсуждать мое прошлое, — сказал он, — нам лучше еще немного поговорить о вашем. Скажите, повлекла ли за собой эта ваша связь появление на свет ребенка?
— Нет, сэр.
— Что ж, вам повезло, — заметил он.
— Да, сэр.
— Вы родом из Шропшира?
— Нет, сэр. Я, как и мой младший брат, появилась на свет в небольшом городе на Северне. Мы… — Тут София запнулась, а по лицу ее пробежала тень. Росс тотчас уловил, что воспоминания могут быть ей неприятны. — Мы с ним рано осиротели. Видите ли, наши родители утонули во время лодочной прогулки. Мне не было еще даже тринадцати лет. Мой отец имел титул виконта, но земли у нас было мало, равно как и средств, чтобы ее содержать. Родственников, которые могли или хотели бы позаботиться о нас, двоих сиротах без гроша в кармане, у нас тоже не было. Жители деревни поочередно брали нас к себе в дом, но боюсь… — Она на минуту умолкла, а когда вновь заговорила, то тщательно подбирала слова. — Джон — так звали моего брата — и я, мы были… совершенно неуправляемыми детьми. Мы бегали по деревне, вечно творя всякие шалости, до тех пор пока нас не поймали на мелкой краже в местной булочной. Именно после этого случая меня и отправили к моей родственнице Эрнестине.
— А что стало с вашим братом?
София отвела глаза. Куда только подевались ее живость и непосредственность.
— Его больше нет в живых. Титул утерян, а родовые земли находятся под арестом, потому что нет наследника мужского пола, который бы мог их наследовать.
Россу не раз приходилось сталкиваться с человеческим горем, и он легко угадывал страдания других. Было видно — что бы ни случилось с братом этой молодой женщины, это оставило глубокий след в ее душе.
— Простите, — негромко произнес он.
София сидела, словно окаменев. Казалось, будто она не услышала этих слов.
— Если ваш отец был виконтом, — хмуро продолжал Росс, выждав несколько секунд, — то я по идее должен обращаться к вам «леди София».
Ответом на его замечание стала горькая, ироничная улыбка.
— Пожалуй, вы правы. Однако согласитесь, что с моей стороны было бы в высшей степени самонадеянно требовать такого обращения к моей персоне. Леди София осталась далеко в прошлом. Все, чего мне хотелось бы в настоящий момент, — это получить достойную работу и, возможно, попробовать заново начать жизнь.
Росс внимательно присмотрелся к своей собеседнице.
— Мисс Сидней, я бы никогда не пошел на то, чтобы взять себе в качестве помощницы женщину. Помимо всего прочего, вам придется вести списки осужденных, которых перевозят из Ньюгейтской тюрьмы и обратно, регистрировать донесения подотчетных мне сыщиков, а также выслушивать показания темных личностей, которые каждый день ходят по этим коридорам. Уверяю, вы можете услышать такое, что оскорбит вас как женщину.
— Ничего страшного, — возразила посетительница с поразительным спокойствием. — Как я уже объяснила вам, я сама далеко не невинное существо и меня трудно назвать юной неопытной барышней. А главное, мне нет необходимости заботиться о моей репутации, потому что таковой я не располагаю. Многие женщины работают в больницах, тюрьмах, благотворительных приютах, и им постоянно приходится сталкиваться с отчаявшимися и опустившимися людьми. Чем, скажите, я отличаюсь от них? Раз они могут, смогу и я.
— Но вы не можете выполнять обязанности моего помощника, — твердо произнес сэр Росс и даже поднял руку, словно предупреждая возможные возражения с ее стороны. — Однако недавно моя домоправительница по состоянию здоровья сложила с себя свои обязанности, и я буду только рад взять вас на ее место. Думаю, это место будет куда более соответствовать вашим талантам.
— Что ж, я могла бы взять на себя решение ваших бытовых проблем, — согласилась София. — В дополнение к обязанностям вашего помощника.
— То есть вы хотели бы получить сразу два места? — искренне изумился Росс. — Не кажется ли вам, что для одного человека это многовато?
— Я слышала от людей, что вы сами работаете за шестерых, — тотчас нашлась с ответом его гостья. — И если это верно, что мешает мне работать всего за двоих?
— Но я же не предлагаю вам сразу два места. Я предлагаю вам только одно — место моей экономки. Как ни странно, этот суровый, не терпящий возражений тон вызвал у нее улыбку. В глазах своей собеседницы Росс увидел вызов, однако чего в них не было, так это враждебности, словно эта женщина знала, что он не позволит ей встать и просто так уйти отсюда.
— Нет, благодарю вас, — произнесла она. — Я соглашусь на ту работу, какую рассчитываю получить, и ни на что другое.
Лицо Росса тотчас приобрело каменное выражение, способное заставить трепетать даже самого прожженного из его констеблей.
— Мисс Сидней, должен вам сказать, что вы плохо представляете себе трудности, с которыми сопряжена эта работа. Красивой женщине нечего делать среди преступников, чье поведение в лучшем случае можно назвать грубым паясничеством, а в худшем — я даже не осмелюсь сказать при вас, на какие гнусности способен этот презренный люд.
Однако, судя по всему, эти его слова ничуть не поколебали посетительницу.
— Но я ведь буду не одна. Рядом со мной постоянно будут десятки офицеров полиции, включая констеблей, конные патрули и с полдюжины, если не больше, сыщиков. Осмелюсь заметить, что здесь я буду чувствовать себя даже в большей безопасности, нежели делая покупки на Риджент-стрит.
— Мисс Сидней…
— Сэр Росс, — перебила его посетительница и, привстав, уперлась руками в стол.
Она наклонилась низко, почти к самому его лицу, но платье ее, с глухим воротом, скрывало от глаз ее прелести. А вот будь на этой особе платье с глубоким декольте, то ее грудь наверняка предстала бы взору главного судьи как два сочных, спелых яблока на подносе. Чувствуя, как в нем вновь разгорается предательское желание, сэр Росс поспешил сосредоточить взгляд на лице своей гостьи. На губах Софии Сидней играла лукавая улыбка.
— Признайтесь, вы ведь ничего не потеряете, если позволите мне попробовать, — заметила она. — Дайте мне, ну, скажем, месяц испытательного срока.
Росс внимательно посмотрел на эту самонадеянную особу. Было в этой ее демонстрации своего очарования нечто слегка искусственное. Судя по всему, посетительница пыталась вынудить его принять нужное ей решение — и причем, надо признать, весьма небезуспешно. Но — во имя всего святого! — зачем ей понадобилось работать у него? Неожиданно Росс подумал, что ни за что не отпустит ее, пока не узнает, что в действительности стоит за столь странной просьбой.
— Если же вы останетесь мной недовольны, — продолжила она тем временем свою мысль, — то всегда сможете взять на это место кого-то другого.
Росс привык думать, что он хладнокровный, трезвомыслящий человек. По крайней мере таким он был в глазах остальных. Было бы весьма неожиданно с его стороны нанять в качестве личного помощника женщину. Более того, просто глупо. Росс ничуть не сомневался в том, что подумают по этому поводу его коллеги с Боу-стрит. Все наверняка решат, что он нанял эту красотку лишь потому, что попал под действие ее женских чар. Но в том-то и дело, что это сущая правда. Его уже давно так сильно не тянуло к женщине. Ему хотелось оставить ее здесь, рядом с собой, любоваться ее красотой, восторгаться ее умом, и, кто знает, может статься, она когда-нибудь ответит ему взаимностью. Про себя он взвешивал все возможные последствия такого решения, однако его мысли тотчас отступали на второй план, оттесняемые страстным желанием, которое упорно отказывалось стихать.
Впервые за всю свою карьеру судьи по уголовным делам, Росс поддался голосу плоти, отказавшись внимать голосу разума.
С сердитым видом он наугад взял из стопки бумаг какие-то листки и протянул их своей визитерше.
— Вы знакомы с такой вещью, как полицейский бюллетень?
София осторожно взяла бумаги.
— Если не ошибаюсь, это еженедельная сводка происшествий.
Росс кивнул:
— В нем публикуют описания преступников, гуляющих на свободе, и подробности совершенных ими преступлений. Этот бюллетень — один из самых действенных инструментов при поимке злодеев, особенно тех, которые прибывают из графств, что находятся вне моей юрисдикции. Стопка бумаг, которую вы сейчас держите в руках, — это донесения мэров городов и магистратов со всей Англии.
София пробежала глазами верхний листок и прочитала вслух:
— «Артур Клуэн, род занятий — кузнец, рост около пяти футов и десяти дюймов, волосы темные, курчавые, голос высокий, женский, нос крупный, обвиняется в совершении мошенничества в Чичестере… Мэри Томпсон, она же Гоббс, она же Чизвит, высокая худощавая девушка, волосы редкие, прямые, обвиняется в совершении убийства с применением холодного оружия в Вулверхэмптоне…»
— Эти сводки должны составляться и рассылаться каждую неделю, — коротко пояснил Росс. — Работа, признаюсь вам, довольно скучная. Более того, у меня немало куда более настоятельных дел, которые требуют моего незамедлительного вмешательства. Так что отныне это будет входить в ваши обязанности. — И он указал на небольшой стол в углу, каждый квадратный дюйм поверхности которого был завален книга ми, папками и корреспонденцией. — Вы можете работать вон там, хотя бы потому, что другого рабочего места для вас у меня попросту нет. А вообще лично я большую часть времени провожу, занимаясь расследованием преступлений.
— Значит, как я понимаю, вы берете меня к себе в помощники, — сказала София, и в голосе ее послышалось удовлетворение. — Спасибо вам, сэр Росс.
Он бросил в ее сторону ироничный взгляд:
— Если вы почувствуете, что не справляетесь с подобной работой, то я с радостью удовлетворю вашу просьбу освободить вас от выполняемых обязанностей.
— Я вас поняла, сэр.
— И еще одна вещь. Я не требую от вас, чтобы вы каждое утро навещали заключенных. Это будет делать Викери.
— Да, но вы же только что сами сказали, что это входит в обязанности вашего помощника, и я…
— Вы намерены вступить со мной в препирательства, мисс Сидней?
— Нет, сэр Росс. — София тотчас закрыла рот.
Росс Кэннон довольно кивнул:
— Очередной выпуск бюллетеня должен был готов к двум часам. После того как вы освободитесь, отправляйтесь в соседнее здание — этот дом значится под номером четыре по Боу-стрит — и разыщите темноволосого парня но имени Эрнест. Скажете ему, где находятся ваши вещи, — он доставит их вам после того, как отправит сегодняшний номер бюллетеня в печать.
— Ему нет никакой необходимости забирать мои вещи, — запротестовала София. — Я могу сама сходить в пансион в удобное для меня время.
— Я бы не советовал вам расхаживать по Лондону в одиночку. С этой минуты я беру вас под свою опеку. И если вам куда-то нужно, вас всегда будет сопровождать Эрнест или кто-то из сыщиков.
Софии эта идея не понравилась — Росс моментально заметил сердитый огонек в глазах своей новой помощницы. Однако спорить она не стала, и Росс деловым тоном продолжил:
— Оставшуюся часть дня вы можете посвятить тому, что бы лучше познакомиться с вашим новым местом работы и обитания. Чуть позже я представлю вас моим коллегам — как только они явятся на заседание суда.
— А меня представят сыщикам?
— Сомневаюсь, что вы сможете долго оставаться вне их внимания, — сухо заметил Росс.
Одна только мысль о том, как подведомственные ему сыщики отреагируют на тот факт, что главный судья взял себе в помощницы женщину, заставила его сердито поджать губы. Интересно, подумал Росс, что подвигло эту особу прийти сюда, на Боу-стрит, в поисках работы? Женщины по всей Англии сделали его сыщиков объектом своих любовных фантазий. Надо сказать, что эти романтические фантазии обычно подогревались чтением дешевых бульварных романов, в которых эти люди изображались этакими рыцарями плаща и кинжала. Вполне возможно, что София, начитавшись этой чепухи, задумала привлечь к себе внимание представителя этой тайной гвардии. Если так, то прилагать особые усилия ей не придется. Сыщики были любители приударить за женским полом, и все, за исключением одного, были холостяками.
— Кстати, к вашему сведению, здесь, на Боу-стрит, я не потерплю никаких интрижек, — предупредил ее Росс. — Сыщики, констебли и клерки — даже не смейте о них думать.
— Разумеется, я не стану возражать, если объектом ваших сердечных симпатий станет тот, кто не служит в этом учреждении.
— А лично о вас? — Вопрос был задан вполголоса, и тем не менее Росс вздрогнул. — О вас я тоже не имею права думать?
Выбитый из колеи такой откровенностью, он задался вопросом, что, собственно, нужно этой мисс Сидней, однако постарался придать лицу бесстрастное выражение.
— Естественно, — холодно ответил он.
Его собеседница едва заметно улыбнулась и подошла к заваленному бумагами столу.
Не прошло и часа, как София рассортировала и переписала заметки, причем таким четким и аккуратным почерком, который наверняка порадовал бы любого типографского наборщика. Она работала на удивление спокойно и бесшумно, что Росс даже на некоторое время позабыл о ее присутствии в кабинете. Единственным напоминанием, что эта женщина все еще здесь, был запах ее духов, висевший в воздухе пьянящим облаком. Кстати, для Росса присутствие этого запаха стало едва ли не пыткой. Аромат отвлекал, не давал сосредоточиться. Вдохнув поглубже, Росс принюхался. Ему удалось различить ароматы чая и ванили, смешанные с нежным запахом теплой женской кожи. Украдкой посмотрев на свою новую помощницу, он, сам того не желая, залюбовался солнечными бликами на ее волосах. Изящные небольшие ушки, острый подбородок, чуть вздернутый носик и длинные густые ресницы придавали ей особое очарование.
Увлеченная работой, София склонилась над страницей и аккуратно выводила строчку за строчкой. Росс, как ни старался, не мог отогнать от себя мысли о том, какими окажутся ее руки — теплыми или холодными, когда они будут ласкать его тело. Будут ли они прикасаться к нему смело или, наоборот, робко? Внешне София была такая нежная, такая сдержанная, однако под этой невинностью наверняка затаился океан чувственности. Росс догадывался, что такая женщина, как она, способна до конца отдаться страсти — при условии, что найдется мужчина, который разбудит в ее душе этот до поры до времени дремлющий огонь.
От этих мыслей кровь еще быстрее побежала у него по жилам. Он даже мысленно отругал себя за то, что его так неумолимо тянет к ней. Сила этой неизрасходованной страсти, казалось, наполняла собой весь небольшой кабинет. Как странно, однако, что вот уже много месяцев — да что там, лет! — он был заложником воздержания. Неожиданно это добровольное монашество стало ему невыносимо. Терпеть этот многолетний голод выше его сил! Как он истосковался по нежной женской плоти, по горячему телу и нежным губам, которые со всей страстью отвечают на его поцелуи!..
И как раз в тот момент, когда желание грозило выйти из-под контроля, София подошла к его столу с переписанными набело листками бумаги.
— Будьте добры, взгляните, так вас устроит? — спросила она.
Росс быстро пробежал взглядом протянутые листки, от волнения почти не заметив четкого, аккуратного почерка, и, утвердительно кивнув, вернул ей обратно.
— В таком случае я отдам их Эрнесту, — сказала она и, шурша платьем, вышла из кабинета.
Росс услышал, как щелкнул дверной замок, и он вновь, к великому своему облегчению, оказался один. Он перевел дух, после чего подошел к стулу, на котором только что сидела София, и машинально погладил пальцами спинку и подлокотники. Движимый животным инстинктом, он пытался нащупать остатки тепла от ее рук на деревянной поверхности. Затем он глубоко вздохнул, втягивая в себя легкий аромат ее духов, что все еще ощущался в воздухе кабинета.
Да, он слишком долго вел монашеский образ жизни! И хотя неудовлетворенные физиологические потребности терзали его довольно часто, Росс никогда не прибегал к услугам продажных женщин. Он слишком хорошо знал из своего профессионального опыта, что это за публика, и никогда бы не смог представить себя в постели с такой женщиной. Более того, тем самым он бы предал память о жене.
Росс не раз задумывался о том, не жениться ли ему снова, однако ему так и не встретилась женщина, даже отдаленно достойная того, чтобы занять место его покойной жены. Супруга судьи по уголовным делам должна быть сильной и независимой. Она должна с легкостью вписаться в социальный круг, в котором вращается его семейство. И самое главное, она должна превыше всего ценить его дружбу, а не плотскую любовь. Нет, он больше никогда не полюбит женщину, ведь ни одна из них не заменит ему Элинор. Боль утраты до сих пор продолжала терзать ему душу. Казалось, в день, когда она умерла, его сердце разорвалось на мелкие части.
Господи, если бы только желание женской плоти можно было подавить в себе с той же легкостью, что и желание любви!
На протяжении нескольких десятилетий дом номер четыре по Боу-стрит служил частной резиденцией, присутственным местом и судом. Однако когда десять лет назад сэр Росс Кэннон был назначен главным судьей по уголовным делам, он расширил свою юрисдикцию до таких пределов, что вскоре возникла необходимость в приобретении соседнего здания. И вот теперь дом номер четыре служил в основном частной резиденцией сэра Росса, а в доме номер три располагались служебные кабинеты, залы заседаний суда, а также подземный карцер, где держали и допрашивали особо опасных преступников.
София быстро ознакомилась с расположением комнат в доме номер четыре, пока искала посыльного. Ей удалось обнаружить Эрнеста на кухне, где он за просторным деревянным столом поглощал свой обед, состоявший из хлеба и сыра. Увидев Софию, черноволосый долговязый парень тотчас покрылся красными пятнами, особенно после того, как она ему представилась. Когда же она вручила ему свежий выпуск бюллетеня, а также попросила принести из пансиона по соседству свои вещи, парень бросился выполнять ее поручения, словно терьер вдогонку за крысой.
Радуясь тому, что наконец осталась одна, София заглянула в кладовую. Здесь вдоль стен тянулись полки, на которых, помимо всего прочего, лежали головка сыра и мясо, стояли горшок с маслом, кувшин молока. Тесное помещение было темным и прохладным. Здесь было удивительно тихо, если не считать постоянной капели, которая доносилась из соседней, так называемой влажной, кладовой. Неожиданно напряжение, не отпускавшее ее все утро, навалилось вновь со всей силой, и она почувствовала, что ее начинает бить дрожь, да с такой силой, что зуб на зуб не попадал. Из глаз брызнули слезы, и, чтобы как-то бороться с ними, ей пришлось прибегнуть к помощи рукава.
Боже, как же она его ненавидит!
Ей потребовались немалое над собой усилие и вся сила воли, чтобы сесть за стол в его кабинете, являя собой полное спокойствие, хотя на самом деле у нее все так и кипело внутри от гнева и еле сдерживаемой злости. Но она умела ловко скрыть свою антипатию к этому человеку. София подумала, что так он скорее загорится к ней страстью. В его глазах то и дело вспыхивал жадный огонь. Что ж, оно и к лучшему. Именно на это она и рассчитывала. Потому что в душе давно вынашивала план не просто убить Росса Кэннона. Нет, она мечтала заставить его страдать, страдать так, что только смерть казалась бы достойным избавлением от этих страданий. И вот теперь судьба словно прониклась к ней сочувствием и оказала содействие ее плану.
В то самое мгновение, когда она в «Тайме» случайно заметила объявление о том, что на Боу-стрит в кабинет судьи требуется личный помощник, в голове у нее зародился хитроумный план. Да, она добьется, чтобы ее приняли на работу в суд, и таким образом получит доступ к уголовным делам. И в конечном итоге она получит в свои руки
все необходимое, чтобы нанести сокрушительный удар по репутации сэра Росса Кэннона и вынудить его уйти в отставку.
Что касается сыщиков с Боу-стрит и их деятельности, то об этом ходили самые разные слухи. Поговаривали о незаконных облавах, жестокости, запугивании. Буквально всем было известно, что сэр Росс и его «люди» были сами себе закон. Как только и без того мучимая подозрениями публика получит доказательства их злоупотреблений, сэр Росс Кэннон — само олицетворение честности и неподкупности — будет свергнут со своего пьедестала, а его имя будет навсегда покрыто позором. И ради достижения этой цели она добудет любую необходимую ей информацию, чего бы ей это ни стоило.
Однако этого недостаточно. София мечтала, чтобы его крушение было еще страшнее, чтобы оно навлекло на него еще большие муки. А для этого она должна соблазнить его — этого так называемого Монаха с Боу-стрит, она заставит его влюбиться в себя. И вот тогда она разрушит его мир до самого основания, не оставит от его репутации камня на камне.
Слезы иссякли, и София оперлась лбом о холодную кухонную полку и вздохнула. Одна только мысль вселяла в нее силы: сэр Росс дорого заплатит за то, что отнял у нее единственного человека в этом мире, кому она была небезразлична. Ее брата Джона, чьи бренные останки теперь лежат в общей могиле, среди тел воров и убийц.
Как только к ней вернулось самообладание, София задумалась о том, что ей удалось узнать про сэра Росса Кэннона. Он оказался совсем не таков, как она ожидала. Она рассчитывала встретить напыщенного, обрюзглого джентльмена, тщеславного, самодовольного и продажного. Она никак не ожидала, что он окажется таким привлекательным мужчиной.
Сэр Росс оказался хорош собой, хотя ей и не хотелось себе в этом признаваться. Это был мужчина во цвете лет, высокий и сильный, хотя и слегка худощавый. У него были правильные, несколько суровые черты лица. София была вынуждена признаться себе, что таких глаз она еще ни у кого не видела. Они были светло-серые и такие яркие, что казалось, будто они, подобно молнии, излучают энергию, которая спрятана в их глубине. А еще было в Россе Кэнноне нечто такое, что лишало ее самообладания, некий скрытый огонь, что пылал под нарочито холодной и даже несколько суровой внешностью. Было видно, что он отнюдь не тяготится вверенной ему властью. Такой человек умеет принимать решения и отвечать за них, каковы бы ни были их последствия.
Услышав, что кто-то вошел на кухню с улицы, София вышла из кладовой. И увидела женщину чуть постарше себя, худощавую и темноволосую, с плохими зубами. Зато улыбка ее светилась искренним теплом, она была опрятно одета и причесана, в свежевыглаженном фартуке. Должно быть, повариха, подумала София и приветливо улыбнулась вошедшей.
— Добрый день, — сказала женщина и почтительно поклонилась. — Я могу вам чем-то помочь, мисс?
— Меня зовут мисс Сидней, я новая помощница сэра Росса.
— Помощница? — недоуменно переспросила ее собеседница. — Но ведь вы женщина!
— Верно, — спокойно согласилась София и обвела глазами кухню.
— А я стряпуха, зовут меня Элиза, — в свою очередь, представилась ее собеседница, глядя на Софию широко раскрыты ми от удивления глазами. — Здесь в услужении есть еще одна девушка, Люси, и мальчишка-посыльный…
— Эрнест? Мы с ним уже познакомились.
Сквозь окно в кухню лился солнечный свет. Само помещение было небольшое, однако хорошо оборудованное, с каменным полом. Возле одной стены располагалась сложенная из кирпича плита с чугунным верхом. На ней одновременно можно было нагреть при разной температуре сразу несколько горшков. В стену горизонтально был вделан цилиндрический духовой шкаф. Кухонное оборудование было таким хитроумным и современным, что София не смогла сдержать возгласа восхищения:
— О, здесь, должно быть, так приятно готовить!
В ответ на ее слова Элиза скорчила гримасу.
— По мне, все эти новомодные штучки и ни к чему. Я согласна стряпать по старинке, как когда-то учила меня мать. Хождение на базар и уборка мне также не в тягость. Признаюсь честно, я терпеть не могу стоять возле плиты над всеми этими горшками и сковородами — как ни стараешься, все равно что-то да подгорит.
— Может, я вам помогу? — предложила София. — Я люблю готовить.
Услышав такие слова, Элиза прямо-таки просияла.
— О, это было бы замечательно, мисс!
София внимательно осмотрела кухонный шкаф, в котором стояли разнообразные кухонные принадлежности — кастрюли, сковороды, кувшины — и прочие нужные на кухне вещи. Сбоку на крюках висело несколько потемневших медных противней — наверняка их уже давно никто не чистил. Впрочем, в чистке нуждались не только они одни. На полке София увидела кипу салфеток для пудинга — их тоже в срочном порядке требовалось замочить и выстирать. Грязными оказались и сита, а из сливного отверстия в мойке исходил неприятный, гнилостный запах. Что ж, его тоже не помешает отчистить, причем с хорошей пригоршней соды.
— Мы все едим на кухне — и хозяин, и слуги, и констебли, — пояснила Элиза, указывая на деревянный стол, занимавший едва ли не все пространство кухни. — Специальной столовой у нас нет. Сэр Росс принимает пищу здесь или у себя в кабинете.
София посмотрела на полку, где стояли баночки со специями и мешок кофейных зерен.
— А сэр Росс хороший хозяин? — спросила она, стараясь не выдать заинтересованности в голосе.
— Еще какой хороший, мисс! — моментально воскликнула стряпуха. — Правда, бывает, ведет себя как-то странно.
— Это как же?
— Сэр Росс любит работать днями напролет и порой даже толком не пообедает. Иногда он так и засыпает прямо за своим рабочим столом, вместо того чтобы лечь в постель, как и полагается, чтобы хорошенько выспаться к утру.
— А зачем ему так много работать?
— Никто вам не даст ответа на этот вопрос, даже сам сэр Росс, сдается мне. Говорят, что раньше, до того как он потерял жену, он был другим. Она умерла во время родов, и с тех пор сэр Росс стал каким-то… — Элиза умолкла, подыскивая подходящее слово.
— Угрюмым? — подсказала София.
— Да, наверное, угрюмым и неприветливым. Он не терпит в себе самом никаких слабостей и не интересуется ничем, кроме работы.
— Может, он еще женится во второй раз?
Элиза пожала плечами и улыбнулась:
— Эх, сколько вокруг него вьется красивых женщин! Они приходят к нему в кабинет, просят помощи и совета или же жалуются, что им житья нет от карманных воров, и все такое прочее. Но не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять — для них самое главное привлечь к себе его внимание. И чем меньше он обращает на них внимания, тем сильнее они преследуют его.
— Сэра Росса еще называют Монахом с Боу-стрит, — не громко заметила София. — Неужели он и вправду… — Она не договорила и залилась краской.
— Это знает только он, — задумчиво произнесла Элиза. — А ведь, признайтесь, жаль: такой видный мужчина пропадает. — И она улыбнулась, обнажив неровные зубы, и подмигнула своей собеседнице: — Думаю, в один прекрасный день найдется такая женщина, которая соблазнит его. Как вы считаете?
«Еще как найдется!» — удовлетворенно подумала про себя София. Не кто иной, как она сама, заставит сэра Росса расстаться со своими монашескими привычками. Она завоюет его доверие, а возможно, и его сердце… и тогда низвергнет его в самую преисподнюю!


Любая новость на Боу-стрит распространяется с поразительной скоростью. Вот почему Росс не удивился, когда спустя четверть часа после того, как от него ушла София, в дверь его кабинета раздался стук и порог переступил сэр Грант Морган, один из его заместителей.
— Доброе утро, Кэннон, — сказал он, и в его зеленых глазах заплясали веселые огоньки. Даже непосвященный и тот бы понял, что Морган наслаждается первыми неделями семейного блаженства. Остальные сыщики ему явно завидовали, хотя и обменивались шутками на тот счет, чем сумела так привязать к себе неисправимого холостяка Моргана его молодая жена — женщина невысокая и рыжеволосая.
Грант Морган был высок, ростом около шести с половиной футов. Он был единственным из сыщиков, кто физически превосходил Росса Кэннона. Сирота, некогда начинавший помощником в рыбной лазке на рынке Ковент-Гар-ден, Морган в возрасте восемнадцати лет записался в дружину по охране порядке, после чего быстро пошел вверх по служебной лестнице. В конце концов его заметил Росс и предложил место в самом почетном подразделении уголовного сыска, где, кроме него самого, работало не больше полудюжины человек. Совсем недавно Грант Морган был назначен заместителем судьи — короче говоря, он принадлежал к тем немногим избранным, кто пользовался безграничным доверием Росса.
Отодвинув в сторону стол для посетителей, Морган опустил свое мощное крепкое тело на кожаное сиденье и в упор воззрился на Росса.
— Мне попалась на глаза мисс Сидней, — заметил он. — Викери сказал мне, что она ваша новая помощница. На что я ответил, что он, должно быть, тронулся умом.
— Это с какой стати?
— Прежде всего потому, что взять на работу на Боу-стрит женщину в высшей степени неразумно, это значило бы создать для себя лишние проблемы. Особенно женщину такой красоты, как мисс Сидней, — это глупость, равносильная самоубийству. А поскольку я не замечал за вами ни того, ни другого, то я так и заявил Викери, что он ошибся.
— Но он прав, — тихо заметил Росс. Наклонившись в сторону, Морган оперся подбородком на растопыренные большой и указательный пальцы и задумчиво посмотрел на своего начальника:
— То есть она будет выполнять обязанности делопроизводителя? А также вести протокол во время допросов воров и разбойников, не говоря уже о грязных и развратных проститутках и…
— Именно, — оборвал его Росс.
Густые брови Моргана проделали путешествие вверх по его широкому лбу.
— Мне не хотелось бы повторять очевидные вещи. Каждый, кто проходит через это место — и сыщики не исключение, — налетит на нее, как муха на сладкое. Она не сможет выполнить ничего из тех обязанностей, которые на нее возложены. Так что, скажу я вам, мисс Сидней попала в крайне неприятную ситуацию, и вы сами это знаете, — произнес Морган.
— Он на мгновение умолк, а потом добавил, как бы к слову: — Кстати, не могу не задать вопрос — зачем вам понадобилось нанимать ее к нам?
— Это вас не касается. Мисс Сидней моя личная помощница. И я могу нанять на работу любого, кого сочту нужным. А что до остальных, пусть только попробуют приставать к ней. В противном случае они будут иметь дело со мной.
Морган уставился на своего начальника, чем еще больше вывел Росса из себя.
— Прошу прощения, — негромко произнес Морган, — У меня такое впечатление, будто я затронул больную для вас тему.
— Откуда вы это взяли, черт побери?
На его вопрос Морган ответил с лукавой ухмылкой:
— Если не ошибаюсь, Кэннон, я впервые слышу из ваших уст брань.
Слишком поздно он понял, что, собственно, вызвало улыбку у его подчиненного. Выражение лица выдало Росса. Он изо всех сил пытался побороть нараставшее внутри раздражение. Сидел, нервно барабаня пальцами по столу, выбивая нетерпеливое стаккато.
Морган же продолжал наблюдать за ним все с той же довольной ухмылкой на лице. Судя по всему, он никак не мог удержаться, чтобы не отпустить еще одно замечание.
— Есть, правда, одна вещь, с которой никто не станет спорить, — мисс Сидней намного симпатичнее, чем Викери.
Росс сурово посмотрел на своего подчиненного:
— Морган, когда я в следующий раз дам объявление в газету о том, что мне нужен помощник, я обязательно найму беззубую старуху, лишь бы только доставить вам удовольствие. А теперь, если вы не против, давайте перейдем к обсуждению других вопросов… например, тех, что имеют непосредственное отношение к вашим обязанностям.
— Разумеется, — согласился Морган. — Более того, меня к вам привело одно важное дело, а именно последний отчет, касающийся похождений Ника Джентри.
Услышав это, Росс прищурился. Было немало тех, кого он мечтал поймать, осудить и отправить на виселицу, Ник Джентри стоил их всех, вместе взятых.
Воспользовавшись законом, согласно которому любому гражданину, кто помог поймать преступника — вора-взломщика, грабителя с большой дороги или дезертира, бежавшего из армии, — полагалось вознаграждение, Ник Джентри и его подручные обзавелись в Лондоне собственной конторой и занялись профессиональной поимкой воров и грабителей. Стоило им поймать очередного разбойника с большой дороги, как они получали не только то вознаграждение, что полагалось им за поимку, но и лошадь, оружие и деньги самого преступника. Или же если он находил краденое имущество, то не только требовал положенных в этом случае денег, но и процент от стоимости того, что вернул бывшим владельцам. Если же Джентри и его подручные не могли собрать нужных им улик против того или иного преступника, то они просто-напросто подделывали их. А еще они втягивали в преступную деятельность мальчишек — с той единственной целью, чтобы впоследствии те попали под арест, а значит, за них можно было получить приличную сумму.
В преступном мире на Джентри смотрели с восхищением и страхом. Здесь он был властитель, некоронованный король, а его контора превратилась в место, где собирались самые отъявленные преступники со всей Англии. Каких только грехов не было на совести Джентри, каких только преступлений он не совершил — мошенничество, воровство и даже, поговаривали, убийство! Но что самое страшное, этот человек в глазах многих лондонцев представлялся этаким благодетелем, пекущимся об общественном благе. Сам Джентри являл собой колоритную фигуру — в модном платье, гарцуя на огромном вороном жеребце, он мог позволить себе проскакать по лондонским улицам и переулкам. Мальчишки мечтали вырасти и стать похожим на него. Представительницы прекрасного пола, аристократки или женщины низкого происхождения, находили его неотразимым и буквально сходили по нему с ума.
— Не могу дождаться того дня, когда этот негодяй закачается в петле, — пробормотал Росс. — Рассказывайте, что у вас нового.
— У нас есть показания свидетелей, что Джентри устроил побег троих своих людей из Ньюгейтской тюрьмы. Наш клерк уже провел два допроса.
Росс буквально замер на месте. Так обычно замирает хищник при виде жертвы.
— Приведите его ко мне. Я допрошу его лично, — произнес он. — И побыстрее, пока он не скрылся.
Морган кивнул. Он знал, что стоит Джентри пронюхать о том, что его жизнь в опасности, как он тотчас сквозь землю провалится, и тогда его будет невозможно обнаружить.
— Я так и знал, что вы захотите лично допросить его. Росс кивнул. Обычно он оставлял такие дела Моргану в его надежные руки, но только не сейчас, когда дело касалось Ника Джентри. Ведь Джентри был его личным врагом, и Росс не мог успокоиться, пока не поймает этого коварного и изворотливого преступника.
— Отлично, сэр. — Морган распрямил свое крупное тело и поднялся со стула. — Я распоряжусь, чтобы Джентри посадили за решетку, как только обнаружат его местонахождение. — Он на минуту умолк, и суровые черты его лица смягчила грустная улыбка. — То есть если наши люди будут заниматься делом, а не таращиться на вашу новую помощницу.
Росс с трудом сдержался, чтобы не бросить в ответ какую-нибудь резкость. Его привела в ярость одна лишь мысль о том, что София Сидней будет терпеть домогательства со стороны его собственных людей.
— Морган, сделайте одолжение, — процедил он сквозь зубы, — доведите до сведения всех сыщиков, а также конных и пеших патрульных, что тот, кто осмелится приставать к мисс Сидней, горько об этом пожалеет.
— Слушаюсь, сэр, — ответил Морган и повернулся, чтобы уйти, однако Росс успел заметить улыбку на губах своего помощника.
— Что, черт подери, вы нашли смешного в моих словах?
— Я всего лишь размышляю о том, сэр, — невозмутимо ответил Морган, — что, пожалуй, вы первым пожалеете, что не наняли себе в помощницы беззубую старую каргу.


Поужинав вместе со всеми разогретым бараньим рагу, София распаковала вещи у себя в комнате, которую выделили ей здесь же, на Боу-стрит. Комната, вернее, комнатка была крохотная и обставлена более чем просто. Однако здесь было чисто, кровать, по всей видимости, удобная. Имелось здесь и еще одно достоинство. Окно комнаты выходило на западную стену дома номер три, что позволяло Софии заглядывать в кабинет Росса Кэннона. В свете лампы ей был хорошо виден силуэт его головы, а когда он поворачивался к полкам — резко очерченный профиль. В этот поздний час давно пора было заканчивать дневные труды. Или по крайней мере полагалось сидеть за столом, поглощая плотный ужин, а не то неаппетитное разогретое рагу, которое прислала ему в кабинет Элиза.
София переоделась в тонкую ночную сорочку и вернулась к окну. Она наблюдала, как Росс в задумчивости потирает подбородок, как склоняется над рабочим столом. Ее новые знакомые, Элиза и Люси, рассказали ей все, что им было известно о главном судье. Как любая прислуга, они обожали посплетничать о своем хозяине, благодаря чему София смогла узнать для себя немало нового и полезного.
Казалось, что те, кто поддерживал сэра Росса — а таких было немало, — уважали его за сострадание, в то время как примерно такое же число критиков осуждали за излишнюю строгость. Росс Кэннон был самым влиятельным из всех судей Англии. Поговаривали, что даже правительство прислушивается к его советам. Сэр Росс заслужил — с одной стороны, восхищение широкой публики и подозрения — со стороны скептиков. Софии было интересно услышать от Элизы и Люси, как констеблям нередко помогали раскрыть преступления такие вещи, как зубы, волосы, пули и характер ранений. Софии все это показалось полнейшей бессмыслицей, однако, судя по всему, благодаря применяемым им методам сэр Росс сумел раскрыть не одно запутанное преступление, разрубить его словно гордиев узел.
Слуги относились к сэру Россу с величайшим почтением, как, впрочем, и все, кто работал на Боу-стрит. София сделала для себя малоприятный вывод, что на самом деле главный судья не такой уж и бессердечный человек, каким она его привыкла считать. Правда, это ничуть не поколебало ее в намерении отомстить за смерть Джона. Более того, его непоколебимое следование принципам и стало причиной трагедии, унесшей жизнь ее брата. Не было никаких сомнений в том, что сэр Росс жил согласно букве закона, а не его духа, ставя принципы выше сострадания, а правосудие выше милосердия.
От этих мыслей сердце ее вновь наполнилось гневом. Кто он такой, этот сэр Росс, чтобы решать, кто достоин жизни, а кому надлежит принять смерть? Кто дал ему право распоряжаться судьбами других людей? Неужели он непогрешим? Или ему неведомо заблуждение? Что ж, возможно, он о себе именно такого мнения, напыщенный и высокомерный подлец.
И в то же время Софии не давало покоя то, с какой легкостью он простил ее, когда она призналась ему в своей, пусть и недолгой, незаконной любовной связи. А ведь сколько нашлось бы тех, кто осудил бы ее, назвал шлюхой и вообще заявил, что она заслужила свой позор. София ожидала, что сэр Росс начнет читать ей мораль. Вместо этого он отнесся к ней с добротой и пониманием. Более того, он даже признался, что сам делал в жизни ошибки.
Не зная, что и думать, София легонько отвела в сторону занавеску, чтобы лучше видеть окно его кабинета.
И, словно почувствовав ее взгляд, сэр Росс оторвал глаза от бумаг и посмотрел прямо на нее. И хотя в ее комнате было довольно темно — София не стала зажигать ни лампы, ни свечки, — тем не менее лунный свет освещал ее фигуру. Сэр Росс увидел, что на Софии ничего нет, кроме тонкой, полупрозрачной ночной сорочки.
Будучи истинным джентльменом, он должен был сразу отвернуться, однако он продолжал пристально смотреть на нее, словно был голодным волком, а она кроликом, который слишком далеко отошел от своей норы. И хотя все ее тело буквально жгло огнем стыда, она тем не менее не стала отходить от окна, давая ему возможность получше рассмотреть себя, считая в голове секунды — раз, два, три… Она медленно отошла от окна и задернула занавеску, после чего зарылась в ладони пылающим от гнева и стыда лицом. Что ж, по идее она должна быть довольна, что он проявил к ней интерес, особенно когда на ней была лишь тонкая ночная сорочка. Однако почему-то ей было не по себе, да нет, даже страшно, словно ее чудесный план — соблазнить его и уничтожить — приведет не к его крушению, а к ее собственному.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовник леди Софии - Клейпас Лиза



Мне понравилось.У этого автора много хороших романов.Этот не лучший,но тоже не плох.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЛюдмила
17.02.2012, 22.14





Otlichno! etot roman 2-y v serii Bou-strit. 1-iy "Moy verniy straj" - pro Qranta Morqana, a 3-iy "Otkrovenniye priznaniya" pro Nika Jentri, brata Sofii. Vse 3 romana ochen interesniye
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаAfa
8.04.2012, 20.52





отличный роман, насыщенный и приятный. любопытно следить как всепоглощающая ненависть переходит в страстную любовь. после этого идет роман "Откровенные признания" той же серии, но тот хорош по-своему. не пожалеете времени, затраченного на чтение
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаОльга
13.04.2012, 12.39





Запоминающийся роман! Очень интересный, захватывает с первой страницы. Читайте романы о сыщиках с Боу-стрит "откровенные признания" и "мой верный страж", не пожалеете!
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЛюдмила Кл.
1.06.2012, 11.47





Хороший роман. Интересно описана система правосудия того времени.С превых страниц описана суперэрекция ГГ, которая была на высоте на протяжении всего романа.Софи крупно повезло.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаВ.З.,64г.
16.07.2012, 10.51





Совсем неплохо 9/10
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаИрина
4.10.2012, 23.44





Милые,но немножко скучные главные герои,даже ни разу не поссорились,может это от его долгого воздержания.Второя половина романа посвящена его возвращению в блудный мир.8 баллов.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаОсоба
19.02.2013, 22.32





Роман хороший-не более, как для такого замечательного автора. А по постельным сценам - перебор
Любовник леди Софии - Клейпас Лизалена
14.05.2013, 17.11





Я очень люблю, когда герой сыщик или детектив или коп. Очень класснный роман, спокойный, без прибабахов, героиня адекватная. И по постельным сценам на мой взгляд перебора нет, бывает и больше. И вообще... "три раза ночью и один раз утром"... Неплохо для сорокалетнего мужчины.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаДжо
14.05.2013, 20.37





насмешила своим комментом Джо,прикольно 3раза ночью,а утричком 1-разок вставляет свой готовый ствол в ее горячее влажное лоно,вот такой кайф получает героиня, аж сознание можно потерять от такого секса.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизажоди
28.06.2013, 19.48





Ах какая же сексуальность прет от Росса Кэннона он пылкий, дерзкий любовник.Я от таких с ума схожу.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаГалинэ
28.06.2013, 21.13





первый раз начинала читать книгу - бросила, ну вот теперь осилила и скажу, что понравилось. интересная. гг-й красавчик. его действия, поведение... блин, мужик.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизамаруся
28.06.2013, 21.16





Интересный роман, можно почитать.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаКэт
8.09.2013, 11.13





Очень хороший роман!! Читайте и наслаждайтесь :)))
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаНаталия
23.09.2013, 15.38





Интересно.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизаирчик
6.02.2014, 16.45





апекнекнкнк с5с9щ8троблзд-9 онт
Любовник леди Софии - Клейпас Лизааен
12.05.2014, 15.11





Классный романчик, мне он больше понравился чем первая часть серии Мой верный страж. Герой - мечта, не тупой, она тоже молодец, обилие пастельных сцен, так круто описанных, не пошло, красиво, разнообразно - порадовало! Лиза - мастер своего дела, обожаю ее!
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаМэри
29.10.2014, 10.24





НЕПЛОХОЙ РОМАН! СМЕШНО БЫЛО КОГДА ПАРОЧКУ ПЕРЕБИВАЛИ КАК РАЗ ТОГДА-КОГДА ОН ПОЧТИ ВОШОЛ В НЕЕ. ДЛЯ МУЖЧИНЫ-ЭТО УДАР. ПРИЯТНЫЙ РОМАН ДЛЯ ЧТЕНИЯ.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаОЛЬГА К
5.11.2014, 19.46





НОРМАЛЬНЫЙ, АДЕКВАТНЫЙ РОМАН. ДУХ КОНЕЧНО НЕ ЗАХВАТЫВАЕТ, НО В ПАМЯТИ ОСТАЕТСЯ.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаОЛЬГА К
5.11.2014, 21.25





Страстный такой романчик, прям ух... Мне очень понравился.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЛисичка
31.07.2015, 16.24





Классно! Страсти в романе хоть отбавляй! 10 баллов.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаПросто читательница
21.08.2015, 21.21





чудесный роман.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизалёлища
24.08.2015, 15.26





Тягомотина\, не зацепило
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЕ
2.09.2015, 21.47





редко встретишь исторический роман, где героиня имела добрачную связь. А то надоели эти сцены лишения девственности.
Любовник леди Софии - Клейпас Лизапервая ласточка
12.10.2015, 7.33





Чудный эротический роман! ГГ прелесть !!!надежный, любящий, сексуальный- мечта любой дамы!кто любит романы с огоньком- вам сюда!
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЛисенок
18.10.2015, 8.45





великолепный роман.советую
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаВалентина
21.10.2015, 10.46





Как-то не очень.
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
11.03.2016, 22.17





Клааааас! Оч.понравился!
Любовник леди Софии - Клейпас ЛизаЕлена
8.04.2016, 6.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100