Читать онлайн Соблазнительная лгунья, автора - Кларк Элизабет, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Соблазнительная лгунья - Кларк Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Соблазнительная лгунья - Кларк Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Соблазнительная лгунья - Кларк Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кларк Элизабет

Соблазнительная лгунья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

– Пойми, пожалуйста, что здесь тебе придется работать намного больше, чем на Эппинг-стрит, Джульетт, – сказала миссис Уинстон, когда экипаж подъехал к усадьбе.
Выезд из Лондона сам по себе был интересен: роскошные зеленые луга, таяли в дымке рощи, маленькие веселые речки, животные, мелькавшие то там, то тут, – все это казалось иллюстрациями к веселой детской книжке. Для Джульетт это был лишь второй выезд из Лондона – до этого они с Гарриет лишь раз выбирались в Брайтон с друзьями. Но Джульетт понимала, что эти земли, так любимые аристократией, ни с чем не сравнятся.
Тем временем миссис Уинстон переключилась с обязанностей по дому на вопросы морали и нравственности:
– Немалым испытанием станет эта поездка для девушек вроде Каролин, которой есть дело до всех молодых людей, заходящих в Эппинг-Плейс… – Джульетт собралась было вступиться за Каролин, которая на самом деле преданно любила одного лишь Мартина, но миссис Уинстон было не остановить: – И ты, Джульетт, тоже не верти головой, еще никому это добра не приносило. Ты понимаешь, о чем я?
– Конечно, миссис Уинстон, прекрасно понимаю, – покорно ответила Джульетт, и в самом деле прекрасно понимая, что спорить с миссис Уинстон просто бесполезно. К тому же она уже давно была практически членом семьи Уайтхоллов, и, безусловно, именно ее касались все вопросы найма и увольнения.
Вдруг миссис Уинстон замолчала, словно раздумывая, стоит ли ей говорить дальше.
– Мне кажется, что я действительно должна дать тебе несколько очень важных советов. Пожалуйста, не говори, когда тебя не просят, и не показывайся гостям на глаза без особой нужды. И еще, скажу тебе по секрету…
Но тут экипаж остановился, и секретные слова так и повисли в пустоте. Грант, лакей, уже подбежал, чтобы помочь миссис Уайтхолл выйти. Ах, как Джульетт хотелось, чтобы у нее был фотографический аппарат, который она однажды видела в Национальной галерее, когда туда приезжал репортер из «Иллюстрейтед Лондон ньюс».
Ее мысли, как оказалось, разделяла и Каролин:
– Ох, как бы хотелось это все сфотографировать на память! – восхищенно пробормотала она.
– Кстати, фотограф будет, – сказала миссис Уинстон, – Уайтхоллы всегда увековечивают день приезда гостей. Даже слуг фотографируют отдельно!
– А мне бы хотелось сфотографировать этот дом, – мечтательно сказала Джульетт, – и все сады, и луга. А наши фотографии, да и других людей, меня не интересуют.
Миссис Уинстон покачала головой:
– Ну вот, милая, ты опять начинаешь перечить и выказывать превосходство. Нет ничего зазорного в том, чтобы обзавестись фотографией, где ты запечатлена среди своих коллег…
– А разве плохо обзавестись фотографией, где запечатлен такой прекрасный дом, миссис Уинстон? Я постараюсь как-нибудь ее раздобыть.
Едва заметно улыбнувшись, миссис Уинстон все же покачала головой:
– Да, дорогая, тебя невозможно заподозрить в том, что ты пренебрежешь своими интересами. Ну а теперь, девушки, надо постараться и проявить самые лучшие качества, ведь гости уже приезжают.
Большинство слуг из Эппинг-Плейс уже прибыли в Гемптон, чтобы помочь местным слугам подготовить дом, но Джульетт увидела и другие экипажи, подвозившие к дому членов семейства Уайтхоллов и первых гостей.
Джульетт увидела супружескую чету, выходившую из экипажа, это были леди Флоренс Корнелиан и лорд Чарльз Корнелиан. Она несколько раз была в гостях у леди Уайтхолл и казалась Джульетт милой особой, а вот о ее муже сложилось менее лестное впечатление, ей он представлялся надутым самодовольным индюком, к тому же лишенным каких бы то ни было манер.
Джульетт поежилась, подхватила чемодан и быстро зашагала к дому, едва поспевая за миссис Уинстон, даже на ходу не оставлявшей свои наставления:
– Иди за мной, милая. Нам в парадную дверь входить нельзя, так что следуй за мной и за Грантом. И не забудь склонить голову, когда ступаешь на порог Гемптон-Хауса.
Джульетт вздохнула, ведь ей ужасно хотелось рассмотреть всю красоту, окружавшую ее. Тропинка, по которой они шли, была выложена каким-то белым камнем, искрившимся на солнце, и вокруг разливался запах лаванды. Вокруг тропинки тут и там были раскиданы цветники, и Джульетт вздохнула оттого, что ей нельзя было прямо сейчас обойти все эти клумбы, рассмотреть красивые цветы и надышаться вдоволь пьянящими ароматами.
– Джульетт, будь добра, делай так, как я говорю, иначе тебя действительно выставят, несмотря на все протесты мисс Сары.
– Конечно, миссис Уинстон, – со вздохом ответила девушка.
Но опустить голову она не могла. Ее взгляд был прикован к подъехавшей карете. Каким-то внутренним чувством она уловила, кто сейчас выйдет из нее. Пусть ей были видны только его руки, но она всегда узнала бы это ощущение силы, которой не было, да и не могло быть у любого другого гостя.
«Отвернись!» – сказала она себе, потому что понимала, как жалко она выглядит сейчас: со склоненной головой, с чемоданом в руках, у дверей людской. Но ведь не сможет же она обманывать его вечно. Самое обидное было в том, что она и не собиралась его обманывать, но сейчас ей ужасно хотелось продлить ту игру по каким-то причинам, которые она сама не смогла точно определить. «Может быть, это все из-за того, как он на тебя смотрел, – подсказал внутренний голос, – говорил тебе, что ты хорошенькая и что солнце золотом струится в твоих волосах. Может быть, из-за того, что тебе снова хочется пережить это».
«Нет!» – сказала она себе. Она не собиралась выставлять себя на посмешище. Миссис Уинстон полдороги рассуждала о девушках, которых «так и тянет в беду», и Джульетт видела сотни таких девушек на улицах Лондона. Они находили хорошую работу, но их «тянуло в беду», и из-за хозяйского сына или пьяного гостя они в нее попадали – и тут же оказывались на заводе или на панели.
А как не вспомнить ее бедную мать, доверившуюся человеку, которого она любила всей душой? Человеку, который бросил ее в тот момент, когда он был так нужен ей?
Нет, ей нужно оставить американца героем своих снов, а раз уж судьба снова свела их, то надо просто не попадаться ему на глаза. Но прежде чем войти в красивую резную дверь, увитую виноградом, она дозволила себе бросить единственный взгляд на того, кто так притягивал ее.
Он стоял у одного из экипажей. Там сидел мужчина, лица которого не было видно, и девушка, которая оживленно болтала с американцем. Джульетт не могла рассмотреть ее подробно, но зато прекрасно увидела, что та была молода, роскошно одета и к тому же, похоже, давно знакома со своим собеседником.
Джульетт встряхнула головой, словно сбрасывая пелену надежд, и вошла в людскую, горько недоумевая, как же служанка вообще могла позволить себе такие мысли.


– Нет, так нельзя! – услышала Джульетт женский голос. Она была в гардеробной Сары, распаковывала чемоданы, и кто-то из знакомых Сары в этот момент туда заглянул. – Я же говорила дедушке, что не смогу прожить тут неделю без камеристки! А он сказал, что Шарлотта, видите ли, больна, но, по его остроумным наблюдениям, у нее в Лондоне какая-то любовь, и поэтому она ехать не хочет! Да ей же тридцать два – какая любовь, скажите, пожалуйста! В результате всего этого я здесь в такой плачевной ситуации. Ничего, посмотрю я на эту сердцеедку, когда она вылетит с работы.
– А я думала, тебе нравится Шарлотта, – раздался спокойный голос Сары, – ведь еще месяц назад ты говорила, что она самая лучшая портниха из всех, кого тебе доводилось встречать.
– И что из того? Она там, в городе, а я осталась совсем без камеристки.
– Но ведь ей на самом деле может нездоровиться, Бренна, – сказала Сара, – а если это так, то ей действительно лучше не приезжать, хотя бы ради нашего здоровья. Мы уж как-нибудь и без нее справимся.
Бренна. Значит, эта женщина, только что так бурно жаловавшаяся, – Бренна Бэнфорд. Очень странное ощущение – понимать, что в соседней комнате сидит твоя единокровная сестра, которую ты никогда не знала.
– Ну, Господи, Сара, ты совсем как дедушка! Это была его блестящая идея – оставить Шарлотту. Но он-то сам слугу взял! А он подумал, как я буду одеваться и причесываться?
Установилась тишина, и Джульетт, холодея от ужаса, подумала, что сейчас Сара предложит Бренне обращаться за помощью к самой Джульетт. Это был первый раз за все ее пребывание у Уайтхоллов, когда она действительно была готова разозлиться на Сару.
Но это было неверным предположением. Немного помолчав, Сара сказала:
– Я поговорю с мамой, и мы придумаем, как нам все уладить. Ее камеристка, мисс Портер, для тебя, наверное, покажется старомодной, да и мама ее никому не отдаст. Впрочем, как и я свою Джульетт. Но мы привезли с собой практически всех слуг, и я думаю, мы выделим тебе Каролин, нашу старшую горничную.
«Только не Каролин! – подумала Джульетт. – Ей, бедняжке, сейчас и так приходится несладко».
– А она разбирается в прическах и одежде? Ну, комнату-то она убрать сможет, но ведь это еще не все.
Снова повисло молчание. Затем заговорила Сара, и Джульетт удивилась, сколько неприкрытой злости было в голосе ее хозяйки:
– Попробуй подыскать еще кого-нибудь, Бренна. – Голос Сары в этот момент очень напоминал строгий голос ее матери. – На свой собственный вкус. Но если тебе не удастся, тебе придется довольствоваться тем, что я могу тебе предложить, и при этом не забывать о благодарности.
– Ну да, – ответила Бренна, и ее голос звучал уже менее уверенно, – ты извини, у меня что-то все в голове перепуталось. Знаешь, этот американец, Томас Джеймсон, просто сводит меня с ума.
Сара усмехнулась:
– Ну ты и штучка, Бренна! Ведь ты помолвлена!
– Формально, да. Но ведь это просто брак по расчету. Ты же знаешь, что Рендолл – мой двоюродный брат, и поскольку он задействован в бизнесе дедушки, то разумно было объединить наши доли, пусть и таким образом.
– Остается лишь удивляться тебе, – сурово сказала Сара. – Никто на тебя не давит, а ты сама просто отказываешься от своей свободы.
– Благополучие, Сара, – это не пустой звук. И вообще, как знать… Если американец действительно клюнет… Кстати, ты его видела?
– Еще нет. Но уже наслышана. – Сара замолчала.
Тут Джульетт осознала, что и она сама тоже прекратила работать. Если кто-то из девушек заглянет в гардеробную, то станет очевидно, что она подслушивала с самого начала.
– И что же ты слышала? – спросила Бренна. – Я просто умираю от любопытства! Он такой… Нет, не красавец, конечно. Знаешь, он такой величественный. Наверное, это самое подходящее к нему слово.
И тут раздался звук бьющегося стекла. Джульетт разбила одну из ваз. Она стояла тихо, но когда Бренна начала описывать американца, тело Джульетт среагировало само.
– Что там происходит? – спросила Бренна.
Джульетт наклонилась и начала подбирать осколки. Когда она подняла глаза, Сара и Бренна смотрели на нее из дверей. Бренна была очень красива, и сейчас, глядя на Джульетт сверх вниз, она смеялась, как люди смеются над отсталым ребенком.
Она вскинула голову и повернулась к Саре.
– Ох уж эти слуги! – сказала она презрительно. – Что бы они делали, если бы мы им не объясняли все по пять раз на дню!
– Кажется, пять минут назад ты утверждала, что не сможешь прожить и дня без камеристки, – колко заметила Сара.
– Ну да, это само собой. Но представь, что с ними может случиться, если им придется жить своим умом, без наших наставлений.
– Знаешь, Бренна, мне кажется, что мое предложение одолжить тебе камеристку было преждевременным. Ты гостья в нашем доме, и я считаю тебя своей подругой, но я искренне забочусь о чувствах моих слуг.
– Ой, что ты, я же совсем не это имела в виду! – поспешно ответила Бренна. – Ну ты же меня понимаешь, Сара!
– Боюсь, что не вполне, – ответила Сара, и в ее голосе прозвучали металлические нотки. – Но мы все же попробуем. А если вы с Каролин не поладите, тебе придется самой искать решение этой проблемы.
Девушки замолчали, и по звукам Джульетт поняла, что Бренна постаралась дружески приобнять Сару.
– Ой, спасибо, я на самом деле буду тебе так благодарна! И буду налаживать отношения с этой… Как ее…
– Нет, Бренна, ты неисправима! – сказала Сара. – Давай я поговорю с мамой, и мы пришлем тебе кого-нибудь, чтобы распаковали твои вещи.
– Сара, еще раз спасибо! Я буду очень стараться!
Сара снова усмехнулась:
– Стараться обращаться со слугами по-человечески? Да, это будет достойное зрелище.
Джульетт услышала, как дверь открылась и снова закрылась.


Эту часть дневника Джульетт читала еще до того, как впервые услышала голос единокровной сестры, которая даже не подозревала о ее существовании.
«Дорогой дневник, Уильям вернулся из Индии. Когда я написала, что у нас будет ребенок, он сдержал слово, которое дал мне. Я очень боялась писать ему об этом, но все же рискнула. И он действительно обрадовался! Он обнял меня и пообещал рассказать все родителям этим же вечером. Ему все равно, что скажут леди Эдит и сэр Роджер. Если понадобится, мы убежим из дома и создадим свою большую семью. А еще он подарил мне удивительно красивое колье с индийскими сапфирами – как залог нашего с ним будущего.
Иногда мне кажется, что я зря так сильно верю ему, но все же я невероятно счастлива – так же, как он».
За этим шел густо перечеркнутый фрагмент, а потом – кусок текста, который Джульетт было физически больно читать. Даже почерк, аккуратный и красивый, здесь нервно вытягивался.
«Как же я могла так ошибаться? Это просто невыносимо. Я даже ничего не хочу записывать.
Несколько дней назад я прислуживала за ужином, и в гостях была мисс Хейзл Кричтон. Я знала, что она имела виды на Уильяма еще до его отъезда в Индию. За ужином они смотрели друг на друга, разговаривали вполголоса. После ужина я еле осмелилась подойти к нему и спросить, что это значит. Он как-то кисло улыбнулся и сказал, что его мать сватает ему мисс Хейзл. Он клялся, что она ему безразлична, но я-то видела, что это не так.
– Ты уже рассказал родителям? – спросила я, хотя ответ был ясен.
– Всему свое время, милая, – ответил он, – просто нужно выбрать подходящий момент.
А сегодня за ужином леди Эдит впервые заговорила о свадьбе Уильяма и мисс Хейзл. Моего Уильяма и мисс Хейзл.
Как же хотелось думать, что мне это лишь снится…
Вечером я постучалась в его комнату. Он долго не открывал – наверное, надеялся, что я уйду. Потом он вышел, и в его глазах были слезы.
– Мне так жаль, – сказал он, – просто помни, что я люблю тебя, люблю больше всех на свете…
Какой же дурой я чувствовала себя! Я опрометью кинулась в свою комнату. Слова теснятся в груди, но я не знаю, как мне высказать все это…»
Джульетт аккуратно убрала дневник в свои вещи. Значит, их с Бренной отец был не просто трусом – он еще был гнусным лжецом.
Джульетт надеялась, что она идет в прачечную, которая была расположена внизу, где и винный подвал. Но она совершенно запуталась в дверях. Может, ей надо свернуть? Или спуститься еще на один этаж? Миссис Уинстон говорила, что под кухней есть еще несколько помещений и винных подвалов. Джульетт аккуратно прижимала к себе платье мисс Сары. Так куда же ей надо повернуть? Она подумала, что в таком доме недолго и потеряться. Она наугад вошла в одну из дверей и вдруг поняла, что ноги привели ее к парадному входу в Гемптон.
Просто отлично. Она подумала, что ей надо выучить планировку особняка, если работа для нее что-то значит. Какой, например, может возникнуть скандал, если она вот так, с платьем в руках, вдруг войдет в зал, где собрались все гости?
Она было повернулась, чтобы пойти обратно, как вдруг почувствовала его присутствие. Позже она поняла, что даже его присутствие действует на нее так, будто он зовет ее.
И в этот миг он действительно радостно позвал ее.
– Мисс Уайтхолл! – воскликнул он, когда Джульетт уже почти скрылась в дверях.
Она обернулась. И когда она увидела его, она поняла, что уже успела забыть, как он красив, хотя думала о нем каждый день. Его мягкие темные волосы, рисунок волевых губ, все его черты, исполненные мужественности, его глаза, которые видели ее насквозь…
Джульетт не чувствовала, сколько она простояла вот так, глядя на Томаса Джеймсона, и как она при этом выглядела.
– О, мистер Джеймсон, – выдохнула она наконец, – рада вас видеть!
В мгновение ока он подошел к ней и поцеловал ей руку. Он смотрел в ее глаза, и она таяла под его взглядом. Ей мучительно хотелось прикоснуться к руке, которую он тронул губами, и она понимала, что сходит с ума от влечения, которое не может сдерживать.
– Я достал билеты, – сказал он.
Она растерялась, потому что не могла вспомнить, что бы это могли быть за билеты.
– Девятнадцатого ваш вечер занят, и я прошу вас отменить все договоренности на этот день, если они у нас есть.
Ах да, он же приглашал ее в театр! Джульетт стало весело. Нет, она была занята, конечно, занята, но совершенно по иным причинам. И она понимала, что опасности не миновать – здесь, среди Уайтхоллов и их гостей. Но она не могла отказать себе в этом удовольствии, пусть он в последний раз примет ее за дочь лорда Уайтхолла…
– А после театра я вас похищу, мисс Уайтхолл, и мы поедем смотреть одну из моих яхт. Ах, вам так пойдет ветер, развевающий ваши волосы, и палуба, и морской простор… – Он легко откинул прядь с ее лица, и тепло его руки, близость его тела целиком завладели Джульетт. – Пожалуй, я не верну вас вашей семье, – нежно сказал он.
Как же ей хотелось, чтобы этот сильный мужчина действительно похитил ее, чтобы он не выпускал ее из своих властных горячих рук, которые могли быть не только сильными, но и нежными…
Она почувствовала, что тепло разливается по всему ее телу, а колени безвольно подгибаются.
– Кажется, мисс Уайтхолл, вас моя затея тоже не оставляет равнодушной, – сказал он, подходя все ближе, овевая ее своим теплом. – Знаете, вы похитили половину моей прошлой ночи. Я так и не смог заснуть, думая о вас.
– Я… – только успела сказать она, как передняя дверь распахнулась и мистер Блейк, дворецкий, застыл, глядя на нее так, словно она стояла посреди комнаты совершенно обнаженной.
– Джульетт, ты, видимо, заблудилась, – тихо, но строго сказал он. – Прачечная находится этажом ниже, первая дверь направо.
Джульетт открыла рот, но не смогла произнести ни слова. Она пулей пронеслась мимо обоих мужчин, на ходу пробормотав:
– Спасибо, мистер Блейк. – И, кинулась вниз по лестнице, с каждой ступенькой чувствуя себя все несчастнее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Соблазнительная лгунья - Кларк Элизабет


Комментарии к роману "Соблазнительная лгунья - Кларк Элизабет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100