Читать онлайн Рубиновое ожерелье, автора - Киркланд Марта, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рубиновое ожерелье - Киркланд Марта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рубиновое ожерелье - Киркланд Марта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рубиновое ожерелье - Киркланд Марта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Киркланд Марта

Рубиновое ожерелье

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Лайам выругался сквозь зубы:
— Вот старая ведьма!
Это наблюдение отражало их общее мнение по поводу характера миссис Забер. Они стояли несколько секунд, никто из них не решался задать первым главный вопрос: а что же теперь делать?
Молчание нарушил форейтор:
— Сэр, куда бы вы хотели, чтобы я доставил багаж ее светлости, сэр?
— Поставьте его обратно, — ответил Лайам. Затем он взял Эмелайн под локоть и усадил ее снова в карету. Эмелайн не сказала ни слова протеста.
— У вас есть друзья, у которых вы могли бы остановиться? — спросил Лайам, когда колеса застучали по мостовой.
— Но не в Лондоне, — ответила Эмелайн и шепнула совсем смутившись: — У меня не хватит денег и на отель.
— Об этом не может быть и речи, — сказал он очень мягко. — Будь у вас даже миллион, боюсь, что и тогда вы не смогли бы получить комнату в респектабельном отеле. Вы одинокая женщина. Опытный консьерж не станет разговаривать с леди, путешествующей в компании одной лишь горничной.
На это заявление было нечего ответить. После непродолжительного молчания, которое ей показалось бесконечным, Лайам неожиданно щелкнул пальцами, будто только что вспомнил нечто важное.
Он наклонился к окну и окликнул кучера.
— Да, милорд? — ответил сразу кучер.
— Гросвенор-сквер, — сказал Лайам. — Брук-стрит, номер семнадцать.
Лайам закрыл окно, уселся снова поудобнее, а Эмелайн поинтересовалась весьма скромно, чей это дом — номер семнадцатый по Брук-стрит.
— Ваш, — ответил Лайам.
Эмелайн подумала, что она, возможно, неправильно его поняла. Она сказала:
— Прошу прощения, сэр…
— Во всяком случае, пока что он ваш, — добавил Лайам. — Это городской дом моего кузена. И если никто не будет оспаривать завещание, то вы можете жить там сколько угодно долго.
— Но я…
Лайам отмахнулся, будто знал, что она скажет.
— Мне прекрасно известно, что вы думаете по поводу этого завещания. Но мне кажется, что мы стоим сейчас перед необходимостью решить возникшую проблему. Поэтому, умоляю, не возражайте и не говорите мне также о метафизической подоплеке этого события.
— Я не собиралась говорить ничего подобного, — ответила Эмелайн. — Я бесконечно благодарна вам за то, что вы помогли мне и не дали провести ночь на улице.
Хотя до ночи было еще далеко, но уже действительно вечерело, когда карета остановилась перед домом лорда Сеймура на Гросвенор-сквер. Однако еще было достаточно светло, чтобы Эмелайн могла увидеть разницу между этим шикарным районом и улицей, где жила миссис Забер. Сто лет назад в этом квартале проводились ежегодные ярмарки, именно в мае, отсюда и название — Мэйфэр. А теперь этот квартал выбрали для своих резиденций сливки лондонского общества. Высокие кирпичные дома на Гросвенор-сквер были немного шире, чем на Клеймор-стрит, и фасады зданий гораздо Красивее. Сеймур-хаус особенно выделялся своим изяществом.
Кроме того, дверь дома номер семнадцать отличала еще одна деталь — венок с черным крепом.
Лайам помог Эмелайн выйти из кареты, заметил веник и сказал:
— Я вижу, что весть о смерти вашего мужа дошла раньше нас. Хорошо. Одной проблемой меньше.
Он поднялся по ступенькам и постучал в дверь, которая тут же открылась. На, пороге стоял высокий пожилой дворецкий в синей ливрее. Слуга поклонился вежливо и грациозно, затем отошел в сторону, пропуская их в холл.
— Меня зовут Джордж Тернер, — сказал дворецкий и добавил: — Позвольте приветствовать вас в Сеймур-хаусе, милорд.
Лайам отдал дворецкому шляпу и перчатки.
— Значит, вы знаете меня? — спросил Лайам.
— Да, сэр. Вы очень похожи на вашего отца. Прекрасный человек был мистер Уиткомб, если мне будет позволено это сказать.
— Спасибо, Тернер.
Лайам показал на черный венок.
— Я вижу, что до вас дошло известие о смерти его светлости.
— Да, милорд. Мы узнали об этом печальном событии из письма мистера Чепхэма.
Это «мы», которое употребил дворецкий, имело свое объяснение. В холл как раз вошли две женщины и остановились у лестницы, ведущей на второй этаж.
Одна женщина была пухленькая, лет сорока, в черном платье и чепце экономки. Другая, молоденькая блондинка, была явно горничная.
— Миссис Тернер, — сказал дворецкий, представляя экономку, — И Ханна Райс.
Обе сделали реверанс.
— Адвокат сообщил в своем письме, что этот дом принадлежит теперь леди Сеймур? — спросил Лайам.
— Да, сэр.
Опытный слуга только чуть поднял бровь, но в ocтальном ничем не выдал своего отношения к тем вдовам, которые, долго не скорбя, отправляются в путешествие.
— На случай, если ее светлости захочется приехать сюда, мы решили привести спальню в порядок, чтобы леди тут понравилось.
Эмелайн что-то пробормотала, и дворецкий принял ее слова, очевидно, за благодарность. Он снова поклонился.
— Хотите, я попрошу миссис Тернер, чтобы она проводила вас наверх, миледи?
— Да, пожалуйста, — ответила Эмелайн. Управляющая вышла вперед и сделала реверанс. Эмелайн повернулась и подала руку Лайаму.
— Благодарю вас, лорд Сеймур, за то, что проводили меня, — сказала Эмелайн. — Если мы с вами больше не встретимся, то я…
— Мы встретимся завтра, — сказал Лайам. — Я заеду к вам, чтобы убедиться лично, что ваша первая ночь в городе прошла благополучно. Сейчас мне надо ехать к себе в Суррей. Я обещал завтра сопровождать в город мою сестру. Если вы хотите, я привезу список адвокатов, к которым вы можете обратиться, чтобы уладить ваши дела.
— Но я не могу оставаться в Лондоне!
— Вы можете и вы должны остаться.
— Как же я могу, когда миссис Забер…
Эмелайн замолчала. Она не хотела, чтобы еще кто-нибудь узнал о том, что она лишилась места платной компаньонки.
— Ведь вы должны понимать, что разумнее всего мне вернуться в Бартолсби, — сказала Эмелайн.
— Пожалуйста, останьтесь, — сказал Лайам тепло и успокаивающе. — Хотя бы на несколько дней. Пока это дело с завещанием не утрясется. Я убежден, что Тернеры отнесутся к вам очень хорошо.
— Мы будем стараться, сэр, — заверил дворецкий.
— Но я… — снова начала Эмелайн.
— Кроме того, — продолжал Лайам, не слушая ее протесты, — я не могу поверить, что вы хотите вернуться в Уилтшир, так и не посмотрев город.
Тут Лайам попал в точку. Заметив искру интереса в глазах Эмелайн, он улыбнулся.
— Я принесу не только список адвокатов, — сказал Лайам, — я также принесу вам путеводитель по городу.
Эмелайн не нашла что возразить на такое заманчивое предложение. Да и слишком многое случилось за последние три дня. Она устала. Ей нужно было время, чтобы все обдумать как следует. Отъезд из дома, ее неожиданный брак. И затем сразу вдовство, путешествие в Лондон и шок оттого, что она потеряла работу, на которую так рассчитывала. Все эти события были слишком серьезны, и у нее уже не оставалось сил, чтобы вообще возражать.
Она кивнула и ответила:
— Как вам будет угодно, сэр. Я останусь, пожалуй, на несколько дней.
Лайам поцеловал ей кончики пальцев и пожелал спокойной ночи. Он смотрел, как она шла в сопровождении экономки вверх по лестнице.
Когда Эмелайн скрылась из вида, Лайам взял шляпу и перчатки, а затем сунул в руку дворецкому несколько гиней.
— Смотрите, чтобы ее светлость ни в чем не нуждалась. И подайте ей ужин в комнату, — приказал Лайам.
— Да, милорд.
Дворецкий положил золотые монеты в карман почти не глядя, но его голос явно потеплел.
— Я вернусь завтра, Тернер, и если ты обнаружишь непомерные счета под дверью, то я попрошу заняться этим делом своего адвоката. Пусть леди Сеймур не беспокоят долги моего кузена.
Легкая улыбка мелькнула на губах дворецкого.
— Все будет как вы хотите, милорд.
Примерно через два часа Лайам вошел в свою библиотеку в Уиткомб-холле.
При полной луне путь в пятнадцать миль был нетруден. Но Лайам провел в дороге почти весь день и был счастлив оказаться дома. Однако уже через несколько минут его все-таки потревожили. Он приказал, чтобы ему принесли сандвичи и чего-нибудь выпить. Затем достал из кармана кожаный футляр, который Эмелайн дала ему вчера. Лайам только стал рассматривать ожерелье — точную копию того, что лежало у него в сейфе, — когда кто-то постучал и вошел в комнату.
— Майор, — без всяких предисловий начал камердинер, — вы приехали как раз вовремя. У нас тут просто буря в стакане воды. И женщины не хотят ничего слышать.
Лайам выругался. После чего Феликс Харви немного даже расслабился. Небольшого роста, крепкий ординарец Лайама был стоек в сражениях, но не выносил женских слез.
— Что случилось? — спросил Лайам. Он убрал футляр в карман сюртука, сел в кресло и скрестил длинные мускулистые ноги.
— Нельзя войти в дом, — буркнул Лайам, — как уже что-то не так!
— Вы совершенно правы, сэр.
Не спрашивая разрешения, слуга присел на край стола. Харви был готов изложить хозяину, что же происходит и доме. Лайам не обиделся на вольность камердинера. Феликс Харви был джентльмен из джентльменов. Сероглазый ординарец не раз спасал Лайама от смерти.
Если бы не бесстрашный Харви, то лежал бы сейчас Лайам в сырой земле. Харви не только вытащил майора с поля боя под Тулузой, но и нес его на себе много миль, пока не нашел врача, которого заставил угрозами и уговорами вытащить пулю из раны Лайама. И это Харви ухаживал за ним, когда Лайам валялся в лихорадке и был на волосок от смерти. Долг платежом красен. Лайам дал ординарцу карт-бланш — дом, дело, пожизненную пенсию — ему стоило только сказать. Но Харви выбрал службу у майора.
— Я едва успел войти, — начал ординарец своя рассказ, вернув Лайама к новой проблеме. — Вдруг ко мне подлетает мисс Кордия, вся заплаканная.
— Что-то случилось с моей сестрой? — Лайам резко выпрямился, забыв про усталость.
— Не с ней. Это миссис Персимон Фейс
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
. Она сломала ногу, или, как она говорит, конечность, будто их у нее три, а не две, как у всех людей.
Немного отвлекшись таким образом, ординарец продолжал:
— И угораздило же ее! Мисс Кордия очень расстроилась, майор.
Лайам только успел сообразить, какое именно несчастье обрушилось на пожилую компаньонку, когда дверь распахнулась, и в комнату вбежала его сестра.
— Лайам! — воскликнула она. — Харви сказал тебе, что случилось с миссис Пратт? Что она… она…
Как хороший брат Лайам позволил сестре броситься в его объятия. Решив, что его костюм и воротничок и так уже испорчены навсегда, он крепко прижал к себе молодую леди. Крепче, чем раньше прижимал Эмелайн. Лайам дал сестре хорошенько выплакаться. Затем он усадил ее напротив себя и попросил рассказать, что, собственно, произошло.
— Миссис Пратт действительно сломала ногу или только растянула связки? — спросил он.
Мисс Кордия Уиткомб вытерла симпатичный носик малюсеньким белым кружевным платочком, а затем поведала брату свою версию печального инцидента и его последствия.
— Это не растяжение, — сказала она. — Каким-то непонятным образом миссис Пратт оступилась на последней ступеньке лестницы и упала. Сломана голень. Доктор Винсон наложил ей гипс, дал настойку опия и уложил в кровать. Он сказал, что миссис Пратт должна лежать, по крайней мере, две недели.
— Ну да! — хмыкнул ординарец. Только никаких «должна». Миссис Прюн-Пусс
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
может пролежать на кровати еще двадцать лет с громадным удовольствием, не вставая, и это точно, не будь я Феликс Харви! И если вы спросите меня, так я вам отвечу, что она специально изобрела хороший предлог немного отдохнуть. Это для нее отличный шанс. Не надо никуда выезжать с молодой мисс, не надо носиться по городу с утра до вечера. Я думаю, майор, что в ее возрасте она, конечно, уже устала, и…
В это время в комнату вошел лакей, неся на подносе сандвичи и пиво. Поставив поднос на маленький столик рядом с Лайамом, слуга спросил:
— Что еще изволите, милорд?
— Милорд! — повторила эхом сестра. — Как это интересно звучит!
Затем, словно вспомнив, она сказала:
— Когда я получила твое письмо, в котором ты сообщал о смерти кузена Амброуза, миссис Пратт сказала, что мы должны повременить с этим сезоном, пока не пройдет время, приличествующее трауру.
И она воскликнула:
— Целых три месяца!
Девушка посмотрела с мольбой на брата.
— Ты тоже так думаешь? — спросила она. Лайам отпил большой глоток пива, прежде чем ответить.
— Никакого траура. Даже ни одного дня. Амброуз Уиткомб был недостойным человеком. Мало того, что он не уважал родителей, так он еще и нам пытался причинить неприятности. Почему мы должны чтить человека, который не чтил своего отца?
Мисс Кордия смотрела на него удивленно.
— Но люди…
— А люди, — ответил он, — пусть говорят, что им хочется. Леди Сеймур не желает притворяться, и я тоже.
— Леди Сеймур?
Синие глаза Кордии стали круглыми от удивления.
— Но я думала, что кузен Амброуз был вдовцом! — сказала она.
Лайам мысленно обругал себя. Зачем он выболтал эту информацию?
— Кузен женился снова, как раз незадолго до своей смерти, — объяснил Лайам.
Изумлению мисс Кордии не было предела.
— Но кто бы мог выйти замуж за такого человека? — воскликнула она. — И почему?
Лайам не желал говорить о действительной причине. Он медлил с ответом и пил пиво.
— Конечно, — сказала сестра со всей мудростью своих восемнадцати лет, — пожилые леди не задумываются очень долго, когда выходят замуж.
Лайам чуть не поперхнулся. И пока он кашлял, Феликс Харви решил сам просветить девушку.
— Ее светлость вовсе не старая.
— В самом деле? Значит, она молоденькая?! Откашлявшись, Лайам сказал:
— Возраст женщины, как и ее красота, зависит от того, кто на нее смотрит.
Заметив недовольство сестры таким уклончивым ответом, он поспешил добавить:
— Леди Сеймур на несколько лет моложе меня.
— Моложе тебя?! И она вышла замуж за человека, который старше нашего отца! — Она сморщила носик. — Как это недостойно! Надеюсь, она счастлива, что добилась своего.
— Пожалуйста, убавь тон, — сказал ей брат. — Эмелайн настоящая леди, и мы окажем ей уважение, которого она, безусловно, заслуживает.
Кордия посмотрела на него, явно заинтригованная.
— Эмелайн, ты сказал? — И, не получив ответа, продолжила: — Какое красивое имя, не правда ли?
Лайам отпил еще пива. Она подождала, когда он сделает глоток, и отодвинула от него кружку.
— Эта Эмелайн мне понравится? — спросила Кордия.
— Кто может сказать…
— А тебе? Тебе она нравится? — настаивала сестра.
Лайам задумался над этим вопросом, вспомнив, как держал Эмелайн в своих объятиях.
— Она забавная.
Не желая дальше обсуждать их новую родственницу, Лайам перевел разговор на другую тему.
— Что касается твоего сезона, — сказал Лайам, — то мы бы не стали его откладывать. Но раз миссис Пратт сломала ногу и не может исполнять свои обязанности, то боюсь, что придется действительно подождать до весны.
— Но я…
Молодая леди низко опустила голову. Пушистые локоны упали на лоб, скрыв от брата ее лицо. И ее разочарование.
— Мне очень жаль, дорогая, — сказал Лайам. — Потому что я знаю, как ты ждала этого сезона.
Подняв голову, Кордия посмотрела на брата. Губы ее слегка дрожали.
— Не надо извиняться, — сказала она. — Ни один брат не может быть таким щедрым. И таким терпеливым, как ты. Но только…
Только — что? — спросил он.
— До весны еще так далеко. А есть надежда, что у меня будет новая компаньонка?
Лайам покачал головой.
— Боюсь, что нет. Ты помнишь, с каким трудом я убедил миссис Пратт тебя сопровождать?
Феликс Харви решил добавить:
— Да уж, и намучился майор с этой старой перечницей. И денег ей пришлось дать немало.
Молодая леди шепнула почти неслышно:
— Это очень дорого?
Лайам бросил на ординарца укоризненный и значительный взгляд, а затем ответил сестре:
— Речь вовсе не о цене. Важно то, что все опытные компаньонки уже разобраны. По крайней мере, те, с которыми можно выйти в свет. Вряд ли мы сможем найти другую компаньонку за оставшееся до открытия сезона время.
Молодая леди вздохнула. Она была явно очень расстроена.
— Успокойся, девочка, — сказал Харви. — Тебе всего-то только восемнадцать лет. Шесть месяцев в этом возрасте роли пока не играют.
Ничего удивительного, что после такого совета Кордия совсем расстроилась. Она медленно пошла к двери, опустив плечи. Но вдруг остановилась.
— Я знаю! — воскликнула девушка.
Ее плечи сразу распрямились. И когда она повернулась к брату, на ее лице, только что очень грустном, сияла ослепительная улыбка.
— Лайам! Я знаю, кого мы можем попросить сопровождать меня. Даже странно, что ты сам о ней не подумал!
Двое мужчин удивленно смотрели друг на друга. О ком о «ней»?
— Я попрошу мою кузину сопровождать меня, — счастливо заявила Кордия. — Я попрошу леди Сеймур.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Рубиновое ожерелье - Киркланд Марта

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Рубиновое ожерелье - Киркланд Марта



Очень позитивная история на детективной основе с хорошим концом.
Рубиновое ожерелье - Киркланд МартаЛюдмила
10.06.2012, 17.28





Очень приятный,с тонким юмором роман.Жаль,что у Киркланд Марты здесь выложено всего два романа и оба чудесные...Рекомендую,читайте.
Рубиновое ожерелье - Киркланд МартаРАЯ
27.10.2013, 21.20





Хороший роман, легко и быстро читается.
Рубиновое ожерелье - Киркланд МартаТаня Д
26.12.2014, 15.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100