Читать онлайн Миг удачи, автора - Киншоу Эва, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Миг удачи - Киншоу Эва бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.69 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Миг удачи - Киншоу Эва - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Миг удачи - Киншоу Эва - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Киншоу Эва

Миг удачи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Миновал месяц. Салли уехала, пообещав вернуться к рождению малышей. Дик погоревал немного, но вскорости утешился. Новый телескоп поглощал все его время и мысли.
С отъездом незаменимой наставницы Карен в придачу к домработнице, которая приходила три дня в неделю, наняла еще прислугу – стирать и гладить. Так что на долю молодой хозяйки осталась только стряпня, а готовить Карен всегда любила. Она по-прежнему проводила два дня в неделю в офисе, но домой возвращалась рано, одновременно с Диком.
А Дик жил весьма насыщенной жизнью: тут были и всевозможные клубы, и спортивные тренировки, и Бог знает что еще – так что развлекать его по большому счету не требовалось. Зато он с благодарностью принимал помощь Карен в том, что касалось уроков.
И еще мальчик очень полюбил проводить время втроем. Они вместе ездили на пляж, оставались ночевать в квартирке Карен, и дружеские, непринужденные отношения между пасынком и мачехой крепли день ото дня.
Дик весьма интересовался подробностями, связанными с вынашиванием младенцев. И со свойственным ему «тактом» обрушивал на отца и Карен град вопросов, которые в устах другого показались бы более чем откровенными.
В общем и целом новый распорядок жизни в усадьбе себя оправдывал. Майлз целыми днями пропадал на плантации: сбор урожая был в самом разгаре. Жизнь Дика, судя по всему, ничто не омрачало. Да и самой Карен владело все то же странное, безмятежное спокойствие. Мало-помалу она даже заинтересовалась киви и авокадо. Бескрайние плантации уже не внушали ей прежнего страха. Салли оказалась права: свыкнуться с сельской жизнью было не так уж и трудно.
Родители Карен жили в усадьбе целую неделю. Карен с матерью провели немало счастливых часов, обустраивая детскую. Майлз окружил гостей заботой и вниманием, демонстрируя по отношению к тестю особую предупредительность. Однако ближе всех с Уильямом Торпом сошелся, как ни странно, Дик. Отец Карен с детства увлекался астрономией и мог немало порассказать о небесных светилах…
В конце месяца Линда и Ирвин наконец-то поженились. За Диком заехали дедушка и бабушка с материнской стороны. И мальчик имел удовольствие присутствовать на свадьбе – уже второй на его счету. Вернулся он, полный самых ярких впечатлений.
– Видела бы ты Линду! – радостно сообщил он мачехе. – Хороша была как картинка! А Ирвин все время улыбался как заведенный. А я выпил бокал шампанского. Брр! Гадость редкостная! Зато накормили классно. А папа как?
Карен помедлила с ответом. Сын уже виделся с отцом, так что вопрос этот явно заключал в себе скрытый подтекст.
– С папой все в порядке, Дик, – сообщила она.
– Отлично.
Дик, ничего больше не прибавил, но Карен видела: они с пасынком отлично поняли друг друга. Оба гадали, как Майлз отреагирует на замужество Линды. Но и невооруженным глазом видно было, что его эта свадьба абсолютно не затронула.
Объединенными усилиями Майлз и Айрин уговорили Карен записаться на курсы подготовки к родам. И, к превеликому своему удивлению, Карен, ожидающая близнецов, стала в группе чем-то вроде местной знаменитости.
А здоровое чувство юмора помогло ей окончательно побороть неловкость. Тем более что в группе оказалось несколько будущих отцов, ожидающих первого ребенка в семье: они смущались в десять раз больше, а при просмотре фильма, демонстрирующего роды, как они есть, едва не попадали в обморок.
– Да уж, эти картины не для неженок! – заметил Майлз по дороге домой.
– Ты прав, – согласилась Карен. – Ну, то есть я, уже видела нечто подобное по телевизору, но в таких подробностях – никогда. Кстати, эти роды прошли на диво легко и быстро.
– Я уверен, что в наше время трудных родов практически не бывает. – Майлз снял руку с руля и накрыл колено жены.
– Надеюсь, что так. Мама «промучилась» со мной всего несколько часов, и ни швов, ни наркоза не потребовалось. От души надеюсь, что это передается по наследству.
– Мне надо выпить! – объявил, наконец, Майлз после долгой паузы.
– Я рада! – рассмеялась Карен.
– Ну и чему ты рада? – проворчал ее спутник.
– Ну, ты всегда казался таким экспертом по части беременности, что я поневоле страдала комплексом неполноценности!
– Собственно говоря, ты отлично держишься, – похвалил ее Майлз. – Поздравляю с наступлением самого ответственного периода. Начинается отсчет последних трех месяцев!
– Как ни странно, первое занятие и впрямь пошло мне на пользу, – проговорила Карен, резко меняя тему. – Я не имею в виду живописные подробности.
– А именно? – Майлз повернул руль, и машина въехала в ворота усадьбы.
– Там оказалось двое матерей-одиночек, вид у них был такой заброшенный и несчастный! И еще я разговорилась с одной будущей мамой, совсем молоденькой. Она ждет уже третьего, и это за шесть лет брака, а хотелось-то ей всего двоих. Муж у нее безработный, родители живут в Мексике. Вот я и подумала: какая же я счастливица!
– Потому что у тебя есть я?
– Потому что у меня есть ты, и нет финансовых проблем, и родители живут в нескольких часах езды отсюда. А о детишках я просто мечтаю – дождаться не могу, чтобы полюбоваться на лапушек!
Майлз затормозил у крыльца, но сказать ничего не успел, потому что навстречу им, как всегда, вылетел Дик.


Близилась зима, так что в камине жарко пылал огонь. Майлз собственноручно запалил груду дров и подогрел на жаровне ароматическое масло. Затем заставил жену надеть теплую ночную рубашку и халат. Они вдвоем уселись у огня и принялись поджаривать яблоки на тоненьких шампурах.
Наконец Майлз отнес жену в постель. В эту ночь пылкий любовник был осторожен и нежен, словно имел дело с сокровищем бесценным и хрупким…
– Спасибо тебе, – благодарно прошептала Карен, проснувшись на следующее утро и прильнув к мужу. – Отныне курсы меня больше не пугают.
– И меня тоже, – рассмеялся Майлз, целуя жену. – Кстати, как у тебя с работой?
– Я предложила Эмми партнерство, – охотно принялась рассказывать Карен. – Благодаря ее стараниям, у нас появилось два новых клиента, очень солидные фирмы, так что мы, наверное, наймем еще одного сотрудника. – Она нахмурилась. – Впрочем, я все еще сомневаюсь. В конце концов, Бак-Фоллз всего лишь большая деревня…
– А ты не думала открыть филиал? Скажем, в Инверкаргилле?
– Если ты не станешь возражать! – возликовала Карен.
– Ну, пожалуй, до рождения двойняшек этого делать не стоит. А потом – почему бы нет?


Недели шли, и «прелести» беременности, перечисленные некогда Майлзом в пылу спора, давали о себе знать. Изжога, необходимость несколько раз вставать по ночам, невозможность устроиться в постели поудобнее, ведь живот с каждым днем становился все больше. Плюс ко всему у Карен немилосердно стала ныть спина, а садиться в машину и вылезать из нее становилось все труднее.
Будущей матери снова сделали УЗИ. И хотя малыши, похоже, развивались нормально, она чувствовала: Айрин и акушера что-то тревожит.
– Все в порядке, ведь правда? – спросила Карен у Айрин, когда та заглянула к ней в офис. До родов оставалось еще шесть недель.
Доктор Кортни отметила, что на лице Карен уже выступили пигментные пятна и что вид у нее крайне усталый и измученный.
– Вам давно пора быть дома в удобном кресле, – пожурила ее врач.
– Боюсь, что даже удобное кресло положения не спасает, – пожаловалась Карен.
Она не знала, что врач заглянула к ней по подсказке Майлза. А Айрин не стала выдавать сообщника, но, вернувшись к себе в кабинет, первым делом перезвонила озабоченному мужу.
В результате тайных переговоров на следующее же утро в усадьбу прибыла миссис Торп и объявила, что останется вплоть до родов.
– А как же папа? Я тебе, конечно, страшно рада, но справится ли он один? – спросила Карен.
– Уильям только что побывал у врача, и тот уверяет, что беспокоиться не о чем, – сообщила Фелис. – Так что я договорилась с соседкой, чтобы та готовила ему поесть. Впрочем, Уильям и сам приедет на уик-энд. А тем временем мы наведем окончательный порядок в детской и закупим все, что осталось!
Но одним этим Фелис Торп не ограничилась. Она взяла на себя готовку, и теперь, когда было с кем поболтать за вязанием, шитьем или вышиванием, Карен еще охотнее оставалась дома.
В конце восьмого месяца беременности на приеме у акушера невысказанная тревога наконец-то облеклась в слова.
– Карен, – объявил он, – велика вероятность того, что вы родите до срока.
Глаза будущей матери испуганно расширились.
– . Во-первых, – продолжил акушер, – примерно шестьдесят процентов двойняшек рождаются недоношенными, так что будьте готовы ко всему. Во-вторых, повышается вероятность осложнений у роженицы, так что при первом же появлении следующих симптомов: ухудшение зрения, головокружение, головные боли, немедленно дайте нам знать. Надо также регулярно измерять кровяное давление.
Поскольку в случае вашей матери один из близнецов погиб, нужно, учитывая отягченную наследственность, бдительно следить за состоянием плода. Если проявятся хоть какие-то негативные изменения, придется делать кесарево сечение.
– Я бы предпочла естественный ход событий, – возразила Карен.
– Поверьте мне, я тоже. Я не одобряю кесарево сечение, когда к нему прибегают без необходимости, однако в экстренных случаях оно спасло не одну жизнь. И еще проблема: как роды скажутся на вас. Нет, в моей практике бывали самые разные случаи: худышки играючи производили на свет малышей по семь и восемь фунтов. Однако при вашем хрупком сложении я бы не ставил под угрозу ваше здоровье и здоровье малышей…
– Да, я с вами согласна.
– Вот и чудесно. Что до наблюдения за вами… тремя, – сказал акушер, – Айрин пообещала заглядывать к вам всякий день по дороге на работу. Так что она станет измерять пульс и сердечный ритм малышей, и все такое прочее. Либо придется вас госпитализировать.
– Ох, только не это!
– Я знал, что вы не одобрите, – нахмурился акушер. – Однако, Карен, поверьте мне, если и впрямь понадобится положить вас в больницу, это – пустячная цена за здоровеньких малышей и здоровую маму!
Вернувшись, домой, молодая женщина первым делом отправилась на поиски мужа. Найдя Майлза в складском помещении, она растерянно замерла. Но, должно быть, он по выражению лица жены сразу заподозрил неладное, потому что поспешно подошел к ней и, взяв ее под руку, вывел наружу. Там он усадил Карен на деревянную скамейку под раскидистым деревом.
– Что такое, дорогая? Уж больно серьезный у тебя вид.
Карен пересказала врачебные прогнозы. Однако, вопреки ее ожиданиям, Майлз нимало не удивился.
– А! Акушер надумал-таки поставить тебя в известность!
– Надумал… О чем ты? Ты уже знал? – поразилась она.
– Скажем иначе: у меня зародились некоторые подозрения, так что я переговорил с Айрин, а у нее и самой на душе было как-то неспокойно. Потом мы посоветовались с акушером, но решили тебя пока не волновать: кто знает, может, мы зря забили тревогу!
– Ушам своим не верю! – до глубины души возмутилась Карен. – Я вам кто – шестнадцатилетняя глупышка?
Майлз оглядел ее необъятный шерстяной свитер и синюю юбку. Затем расхохотался и расцеловал все ее пальчики по очереди.
– Нет, что ты! Ты, безусловно, солидная замужняя дама, к тому же изрядно беременная, у которой и без того забот по горло, чтобы добавлять еще!
– Ты, наверное, поэтому и маму сюда вызвал!
– Поверь, когда я позвонил, миссис Торп сказала, что умирает от желания приехать, да только стесняется злоупотреблять моим гостеприимством.
– А Айрин? – не сдавалась Карен.
– Милая, да она тебя обожает! Айрин сама предложила заезжать к тебе по утрам, я тут вообще ни при чем! Еще вопросы есть?
И вдруг, ни с того ни с сего, Карен захотелось сквозь землю провалиться от стыда: ишь, раскапризничалась, словно девчонка школьница!
– Нет, что ты! Спасибо тебе. Я просто…
– Просто ты любишь, чтобы решения исходили от тебя.
– Я неисправимая феминистка, верно? – комично вздохнула она.
– Запомни, что бы ни случилось, мы все рядом и тревожиться тебе не о чем.
Карен склонила голову на плечо мужа. Слова, «я люблю тебя!» дрожали у нее на устах, но сверхчеловеческим усилием воли Карен сдержала опрометчивое признание. И снова ушла в свой маленький, изолированный мирок, где находила убежище последние месяцы: сложила руки на животе и мысленно сосредоточилась на желанных двойняшках. Безотказное средство сработало, так что она и не заметила, как Майлз наблюдает за ней, озабоченно хмурясь.


После ланча Карен поднялась в спальню, но сон упорно не приходил: непрошеные мысли так и лезли в голову. За последние недели она сделалась на редкость чувствительной, и, хотя отлично знала, что это – один из симптомов последних месяцев беременности, легче ей не становилось. Все страшное и печальное, особенно если дело касалось детей, затрагивало ее куда сильнее обычного. И еще одолевали сны: странные, красочные, зачастую граничащие с кошмарами.
Карен беспокойно заворочалась в постели, заставляя себя подумать о Майлзе: ведь и ему теперь приходилось непросто! Он окружил жену заботой, инстинктивно угадывал, что теперь 'любовные ласки ее только раздражают, хотя ей по-прежнему приятно ощущать рядом сильное, мускулистое тело, чувствовать исходящее от него тепло. И беспрекословно мирился с ее желаниями и капризами.
Но предельно заботливый, внимательный, нежный Майлз так и не удосужился сказать жене, что любит ее. Может быть, истинная любовь в словах не нуждается?
Однако в душе Карен нарастала неодолимая потребность выразить собственные чувства, что бы там ни думал об этом Майлз. Возможно, желание было подсказано как мрачными размышлениями о кесаревом сечении, так и картинами мук естественных родов.
Карен встала, отыскала блокнот и ручку, устроилась у камина и принялась писать. В каждое слово она вкладывала частичку исстрадавшейся души.


Милый Майлз, хочу признаться тебе в любви, да только не знаю как. Может быть, стоит вернуться к самому началу? Кажется, я любила тебя всегда, все это время, самой себе не отдавая отчета. Вот откуда мои приступы хандры и раздражительности, которым я поначалу и определения подобрать не могла. Наш роман казался таким современным, таким демократичным: дескать, мы – взрослые люди, ничего друг от друга не требуем, на чужую свободу не посягаем!
Так, когда же я поняла, что люблю тебя, когда осознала эту простую истину? Наверное, в тот день, когда призналась тебе, что беременна… Впрочем, и тогда я еще не была до конца уверена, потому что ужасно боялась сказать тебе про ребенка. Почему? Да потому что не знала, как ты это воспримешь, не знала, что за место занимаю в твоей жизни… Возможно, тоскуя о Линде, ты искал забвения с первой встречной? Я знала одно: ты для меня – закрытая книга.
И даже когда я рассказала тебе про ребенка, и ты тут же сделал мне предложение, я не могла прочесть твоих мыслей. Именно тогда я и поняла – словно молния ударила! – что люблю тебя.
Если честно, я претендовала на роль матери одиночки по одной-единственной причине: мне было невыносимо больно сознавать, что ты меня не любишь так, как я люблю тебя. Забавно, правда? Несмотря на одержимость карьерой, в глубине души я отлично понимала, что для роли матери-одиночки явно не гожусь. Да и феминистка, из меня не ахти какая… но это так, между прочим.
Почему ты решил на мне жениться? Тысячу раз задавала я себе этот вопрос. Только из-за Дика? Из чувства долга: раз уж меня угораздило забеременеть? Возможно, сработали обе причины… Я до сих пор не уверена, но чувствую: между вами с Линдой осталась некая недосказанность: точно темный омут, что затягивает все глубже и глубже… Я знаю, это – запретная зона и мне туда доступа нет. Вот почему я никогда не говорила тебе о своей любви и никогда, возможно, не скажу.
За что я люблю тебя? За то, что от одного твоего взгляда у меня перехватывает дыхание. Ты пробудил к жизни некую частицу моего существа, о которой я даже не подозревала. Что за блаженство – быть твоей возлюбленной, смеяться с тобой в унисон, жить с тобой под одной крышей, знать, что жизнь моя без тебя станет пустой и бесцветной! И мечтать об этих двойняшках в силу одной-единственной причины: потому что это – наши дети, твои и мои…


Карен отложила ручку и утерла глаза платком, но слезы упрямо продолжали течь. Тогда она глубоко вздохнула… и у нее точно камень с души свалился. Словно она наконец-то примирилась со своими чувствами и готова была смело взглянуть в будущее, что бы там оно ни сулило.
Затем вложила письмо в конверт, запечатала, адресовала Майлзу и спрятала в шкаф под стопку ночных рубашек.


Спустя несколько дней позвонила Линда. Близились школьные каникулы, и опять встал вопрос о том, чтобы Дику провести недельку-другую с матерью.
– А сам Дик, что по этому поводу думает? – спросила Карен у мужа.
– Вроде бы не возражает. У Ирвина коттедж на побережье и яхта, и они собираются несколько дней провести на воде: походят под парусом.
– Вот и славно! Значит, на сей раз обойдется без голодовки, – усмехнулась Карен, но тут же посерьезнела. – А ты как на это смотришь?
Она удобно устроилась на диване, положив ноги на колени к мужу, а он принялся ласково массировать ей лодыжки и икры. Только что пробило девять. Дик и миссис Торп уже легли спать.
– Выбора у меня нет, – вздохнул Майлз. – Но я по-прежнему полагаюсь на твое суждение.
– Думаю, Ирвину можно доверять, – сказала Карен. – Хотя новых экзотических подарков не последовало, но Дик, явно пересмотрел свой взгляд на отчима. А сколько радости доставляет ему телескоп!
– Это точно. Я уже могу перечислить все звезды Млечного Пути.
– Ну, во всем есть свои светлые стороны, – сочувственно вздохнула Карен. – Вспомни стадию маори: шум, грязь. А уж Мерлину сколько всего пришлось вытерпеть, бедняжке! Пусть уж лучше звезды считает!
– Ага, – согласился Майлз, откидываясь на спинку дивана. – Крайги заедут за Диком послезавтра.
Карен предпочла промолчать.
– Но если тебе это неприятно, я могу… – начал было Майлз.
– Нет, все в порядке. Не будем усложнять Дику жизнь. Пригласи их к ланчу.
– Карен, тебе вовсе не нужно себя принуждать, тем более сейчас…
– Уж ланч то нам с мамой по силам приготовить! – состроила гримасу Карен. – А если тебе еще не доводилось лицезреть хозяйственный пыл моей матушки, тебя ждет великолепное представление! – И она сладко зевнула.
– Как скажешь, – покладисто согласился Майлз. – А теперь пора спать, миссис Диксон!
– Ладно. Но тебе необязательно составлять мне компанию.
Майлз помог жене встать и обнял ее за плечи.
– Не хочешь, чтобы я пошел с тобой?
– Хочу, конечно, но ведь так рано ты обычно не ложишься.
– Времена изменились, миссис Диксон. Я должен убедиться, что тебе тепло и удобно, и своими глазами увидеть, как ты заснешь, – ласково произнес он. – Массаж спины этому весьма способствует…
– Майлз, – еле слышно прошептала она, – ты такой милый… Просто не знаю, как и благодарить тебя.
Он окинул жену взглядом и, как некогда Айрин, отметил, насколько трогательно-хрупкой кажется Карен, несмотря на беременность. А эти темные тени под глазами… Как же ей удается так стойко переносить беременность? Ведь и один ребенок – тяжкое бремя, что уж говорить о двойне! А тут еще и всевозможные размолвки и перемена образа жизни. Что придает ей силы?
Неужели, вопреки его предположениям, в ней столь силен материнский инстинкт? Неужели ее поддерживает мысль о детях? Или Карен догадалась о том, что источник их размолвок кроется в его воспоминаниях о первом браке, и готова все простить мужу?
– Благодарить надо не меня, – отозвался, наконец, Майлз. – Это ты у меня храбрая и стойкая, и осталось тебе не больше месяца, так что наберись сил. Пойдем.


В день приезда Линды и Ирвина резко похолодало. С утра зарядил проливной дождь, так что ланч накрыли в столовой.
– Я считаю, что ты повела себя правильно: нельзя настраивать мальчика против матери.
– похвалила дочь Фелис. – А какая она, эта Линда?
– Ослепительная красавица. И меня на дух не переносит. А как я выгляжу?
– Очень мило… – начала было Фелис, но смех Карен помешал ей договорить.
– Можешь не отвечать: я выгляжу о-о-очень беременной!
– Собственно говоря, я собиралась сказать, что выглядишь ты просто превосходно! За последнюю неделю ты слегка побледнела и осунулась, но сегодня от тебя просто глаз не отвести! И наряд тебе к лицу!
В тот день Карен надела темно-синий брючный костюм. Тщательно наложенный макияж скрыл пигментные пятна, а золотистые локоны как всегда эффектно обрамляли лицо. Цвет помады и лак для ногтей были подобраны в тон. А дополняли ансамбль черные кожаные туфли на низком каблуке.
– Знаешь, а тебе и с ростом повезло, – с одобрением отметила мать. – Ты у меня уродилась высокая, в отца. А во мне всего пять футов и два дюйма. На восьмом месяце беременности я на фоне любого пейзажа напоминала кляксу, ты же держишься величественно, словно королева!
Карен удрученно посмотрела на свой необъятный живот, обошла вокруг стола и чмокнула мать в щеку.
– Милая ты моя!
– Ох, до чего же ты сегодня хороша! – поддержал тещу вошедший Майлз.
– Нужно бить противника его же оружием, – загадочно отозвалась она, не обращая внимания на вопросительный взгляд мужа. – Кажется, машина подъехала?


Карен с трудом приходила в себя: нынешняя Линда разительно отличалась от вздорной мегеры прошлого визита. Как тут было не вспомнить слова Салли о том, что красавица с завидной легкостью находит общий язык с людьми, если ей это на руку, и может казаться на редкость сердечной и обаятельной!
Именно так гостья себя и повела. Она буквально очаровала Фелис Торп, мило поддразнивала Дика, на Ирвина изливала подобающую супружескую нежность, а с Карен обменивалась опытом последних месяцев беременности, точно с задушевной подругой.
Ланч, от которого ждали всевозможных неприятностей, прошел на удивление мирно. Беседа текла легко и непринужденно, блюда удались на славу, вино оказалось превосходным. А Линда буквально-таки ослепляла красотой: шерстяное платье под цвет глаз эффектно облегало фигуру, выгодно подчеркивая и стройность талии, и мягкую округлость форм. Взгляды всех присутствующих поминутно обращались к ней, а Линда открыто наслаждалась производимым эффектом.
Ирвин, во всяком случае, так и пожирал жену глазами, хотя Карен показалось, будто взгляд счастливца на мгновение сделался жестким. Да и Майлз порой внимательно посматривал на бывшую супругу. Однако по выражению его лица ровным счетом ни о чем не удавалось догадаться.
Но вот гости собрались уезжать, и тут Карен поняла, зачем соперница затеяла весь этот фарс. Линда ласково коснулась рукой живота хозяйки и сочувственно прощебетала:
– Ах вы, бедняжка моя, уж я-то знаю, как это бывает: ощущаешь себя точно мешок с картошкой и гадаешь, а суждено ли стать прежней! Удачи вам!
Затем она обернулась к Майлзу и на мгновение застыла на месте, словно бы приглашая полюбоваться ее безупречной фигурой. А когда их взгляды скрестились, Линда многозначительно улыбнулась, томно распрощалась со всеми и подала руку Ирвину.


Тем же вечером Карен решила, что способ мести у нее найдется, и весьма эффективный. Когда Майлз поднялся в спальню, рассчитывая застать жену спящей, она приподняла голову над подушкой:
– А вы припозднились, мистер Диксон! Выражаю вам свой протест.
Он пересек комнату и склонился над кроватью.
– Прошу покорно простить, миссис Диксон, но у меня смягчающие обстоятельства. Я тушил пожар. Обратите внимание: вся одежда пропахла дымом!
– Пожар? – вскричала Карен, напрочь забыв об обиде.
– Ну да, в сортировочной загорелся один из отсеков. По счастью, мы подоспели вовремя. Вот, вещественное доказательство! – И Майлз картинным жестом приподнял двумя пальцами кепку, прожженную ровнехонько в середине.
Несмотря на тревогу за мужа, Карен не смогла сдержать смеха:
– С этой штукой ты похож на профессионального попрошайку!
– Немедленно перестань дразниться! Я оскорблен в лучших чувствах: подвергаю себя смертельной опасности, борюсь с огнем, а мою жену, видите ли, это только забавляет!
В глазах его плясали знакомые озорные искорки. И Карен поняла: раз Майлз шутит – значит, ничего серьезного не случилось, поэтому томно проворковала:
– Я готова искупить свои грехи.
– Но, Карен…
– На твоем месте я бы не стала тратить лишних слов. Просто расслабься, а говорить буду я…
И столь «красноречивой» оказалась Карен, что очень скоро тела их сплелись воедино…
– Зачем ты это сделала? – хрипло осведомился Майлз, некоторое время спустя. – Не то чтобы я жалуюсь: все вышло просто чудесно, однако…
И впрямь – почему? Чтобы отогнать призрак Линды? Нет, все произошло словно бы само собою: за все это время Карен ни разу не вспомнила о своей предшественнице.
– Я не могла иначе, – тихо призналась она. – А ты по праву заслужил награду за все предыдущие ночи вынужденного воздержания.
– Ты… – Майлз умолк и лукаво усмехнулся. Милая ты у меня.
– Значит, мы квиты?
– Не знаю, не знаю. Карен, послушай, насчет сегодняшнего ланча… – Глаза его посерьезнели.
– Майлз, я же просила не беспокоиться насчет Линды! – Невозмутимо встретив взгляд дымчато-серых глаз, молодая женщина приложила пальчик к губам мужа. – Сейчас мне потрясающе хорошо… А что, от огня что-нибудь пострадало?
– Складское помещение придется перестраивать, но урожай спасли. – Майлз устало прислонился к спинке кровати.
– А отчего загорелось?
– Пока не ясно. Может, проводка искрила или произошел резкий скачок напряжения. Когда начался пожар, на складе никого не было, но сигнализация сработала.
– А все помещения застрахованы?
– Да, – кивнул Майлз. – Однако когда дело доходит до примечаний мелким шрифтом, можно ожидать всяких сюрпризов.
– Ты позабыл нечто важное, – шутливо заметила Карен. – У тебя теперь есть свой собственный ручной адвокат, который даже спит с тобой!
– Действительно, – медленно протянул Майлз. – Ты у меня не просто законная жена, а очень-очень законная: то есть в законах разбираешься.
– Разумеется, больше, чем тебе причитается, ты не получишь…
– Еще чего не хватало!
– А что касается примечаний мелким шрифтом, которые обычного законоведа ставят в тупик, – тут я быстренько разберусь.
– А ты, значит, не обычный законовед!
– Ты еще не понял?
– Что-то вы сегодня утром чрезмерно о себе возомнили, миссис Диксон!
– Не только возомнила, – серьезно отозвалась Карен. – Ушла в себя, так будет вернее. Полностью поглощена своей внутренней жизнью.
– Если причина – здесь, то я тебя прощаю, – тихо рассмеялся Майлз, поглаживая ладонью живот жены. – Ух, ты! Кому-то не лежится спокойно!
– Первая половина ночи прошла мирно. Почему бы теперь и не порезвиться? Кстати, я умираю с голоду.
– Знаешь, а ведь и я тоже. Устроим королевский завтрак, не дожидаясь рассвета?
– Почему бы и нет?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Миг удачи - Киншоу Эва

Разделы:
Expecting! (в ожидании!) – 07Аннотация12345678

Ваши комментарии
к роману Миг удачи - Киншоу Эва



Хороший роман: 7/10.
Миг удачи - Киншоу ЭваЯзвочка
29.06.2011, 17.57





Хороший,добрый роман!
Миг удачи - Киншоу ЭваВиКи
13.05.2013, 10.06





Хороший,добры роман!!!
Миг удачи - Киншоу ЭваВера Яр.
14.05.2013, 6.46





Хороший, легкий, в некоторых моментах очень жизненный.
Миг удачи - Киншоу ЭваЛена
24.11.2013, 0.59





что хотел автор донести до читателей не понятно. ужасный слог. впрочем ни о чем как и остальное у этого автора. а те кто читал до этого и оценивал на 7 и 10 - мы с вами один и тот же роман читали? адьес...
Миг удачи - Киншоу ЭваВера
20.07.2014, 20.09





она прекрасна
Миг удачи - Киншоу ЭваТюрка
30.09.2015, 11.01





понравился роман. rnТак в жизни бывает)
Миг удачи - Киншоу Эваинна
22.12.2015, 17.48





Все хорошо для ЛР-мини и окончание не скомкано, как иногда бывает.
Миг удачи - Киншоу Эваиришка
1.04.2016, 23.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100