Читать онлайн Звезда и тень, автора - Кинсейл Лаура, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звезда и тень - Кинсейл Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.74 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звезда и тень - Кинсейл Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звезда и тень - Кинсейл Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинсейл Лаура

Звезда и тень

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Леда всматривалась в толпу людей на улице. Взглянув на одного слоняющегося бездельника, она отчасти ожидала увидеть серые светлые глаза мистера Джерарда под поношенной шляпой на голове. Или узнать его в фигуре угольщика с грязными руками. После того, как она отклонила его предложение о найме на работу — стать секретарем во-па! неслыханно! — ей казалось очень странным, как он повел себя. Снял свой плащ, а затем, воспользовавшись угольной пылью из ее камина, натер руки и лицо. Это настолько изменило его, что, когда она вернулась после своего короткого похода за тростью, которую взяла из корзинки миссис Докинс, то слегка вскрикнула от испуга, встретив странного человека на лестнице, оборванного и какого-то бескостного, подобно пьяному, опершемуся на перила.
Ей потребовалось некоторое время, чтобы понять, кто это. Мягкая шляпа нависла над его лицом, и виден был только подбородок. Его пиджак был расстегнут, а на выглядывающей рубашке не хватало двух пуговиц; воротник болтался. Он оторвал мыски своих странных сапог и всунул в дырки газеты.
Человек посмотрел на нее из-под шляпы, и не смотря на темноту в коридоре и угольную пыль на лице, его глаза лучились серым светом. И, этот взгляд умных глаз, свойственный только ему.^не миг скрыть даже весь ужасный маскарад.
Она протянула ему трость:
— Вам лучше не поднимать глаз, если вы не хотите привлечь внимание недоброго человека.
Он коснулся своей шляпы, словно бы мрачно соглашаясь с ней.
Если бы Леда наверняка не знала, что руки у него не повреждены, то подумала бы, что у него отсутствуют большой и средний пальцы.
— Вы уверены, что можете идти? Он в упор посмотрел на нее. Леда внезапно подумала, что видит его в последний раз, и это, наверное, к счастью.
— У вас есть моя карточка? — заботливо спросил он. Его карточка, наверное, уже прожгла дыру в кармане. Она кивнула.
— Может быть, вы передумаете, — сказал он. В его тоне не было никаких эмоций. Возможно, когда он уйдет, она направится в полицию.
Девушка внезапно вспомнила, что мисс Миртл никогда не разрешала ей сидеть на скамейках в парке, когда Леда была еще ребенком, потому что какой-нибудь странный Джентльмен мог присесть рядом. Лакированные туфли считалось носить неприличным, потому что мужчина мог увидеть отражение нижней юбки.
Мистер Джерард облокотился на трость, словно проверяя ее надежность, и она увидела, как от боли исказилось его лицо.
— Вы не должны идти. Я найму кэб. Он прошел еще три ступени, медленно, но легко. Его движения были грациозны, как будто сама мысль об отсутствии легкости в походке была ему чужда.
— Ваша хозяйка поблизости?
— Она была в гостиной, когда я выходила.
— Ее двери закрыты? Леда кивнула.
— Но она может появиться при малейшем шуме. Еще немного, и я не смогла бы… э… позаимствовать эту трость. Вы хотите уйти незамеченным?
— Боюсь, что эта надежда несбыточна, но я бы предпочел, чтобы ваша хозяйка меня не увидела. А вы избавитесь от неприятностей, если дадите ей понять, что трость украли.
— Я думаю, что ее украли, если уж называть вещи своими именами.
Он улыбнулся уголками губ.
— Я заплатил ей достаточно. Напомните ей об этом, если она вдруг захочет назвать меня преступником. До свидания, мисс Этуаль.
Он оперся на трость и протянул ей вторую руку. Леда машинально взяла его руку, ее голые пальцы коснулись его ладони; впервые в жизни она прощалась с мужчиной без перчаток. Джентльмен, конечно, снимал свою. Такая оплошность мистера Джерарда — забыть о том, что она одета не по этикету.
— Я надеюсь, что еще смогу заслужить прощение, — пробормотал он, крепко держа ее руку, совершенно не торопясь исправлять свою ошибку.
— О, пожалуйста, — сказала Леда слабым голосом. Его прикосновение было теплым и очень приятным. Он вновь посмотрел на нее так, как в тот момент, когда увидел впервые. Затем он выпустил ее руку и слегка поклонился. Начал спускаться вниз, медленно передвигаясь со ступени на ступень, избежав опасного участка на пятой ступени, как будто он все здесь знал.
Уже прошли целый день и ночь после того, как мистер Джерард покинул Джекоб Айленд, а Леда все еще продолжала искать его в толпе. И это было так странно. Ее как-будто нес с собой поток ревущего транспорта Уатхолла. Королева должна была прибыть в Лондон в понедельник, дн все волновались уже сейчас, суетились, создавали пробки на улицах. Леде казалось, что мистер Джерард где-то неподалеку, в самой середине всей этой толпы, со сломанной ногой, в своей импровизированной повязке. Чушь! Он наверняка в постели. В Морроу Хаус, на Парк Лейн, где ему окажут должный уход.
Этот адрес написан на оборотной стороне карточки, которую он оставил ей, как будто будет бедой, если она его не запомнит.
Участники концерта репетировали в последний раз перед прибытием королевы, все это только усиливало хаос среди множества развевающихся красно-белых лент. На улицы вылился праздник. Яркое небо, трепещущие знамена, снующие толпы. Леда брела сквозь все это, страшно озабоченная, с одной стороны — радостное волнение толпы, обдающей ее своими волнами, а с другой — неприятное сознание того, что у нее осталось только два шиллинга.
Вчера она потратила часть своих сбережений на баню. Затем заглянула на Южную улицу, где, в конце концов, леди высказали согласие написать рекомендацию, но совершенно безоговорочно настаивали на том, что она должна слово в слово совпадать с образцом, который находится в книге, изданной последним мужем миссис Ротам, где можно найти все необходимые обороты речи для подобных писем; а эта книга (миссис Ротам уверена в этом абсолютно) в последний раз использовалась в качестве подпорки для дверей столовой. И с тех пор ее как-то никто не видел, но миссис Ротам была совершенно убеждена, что найдет ее среди своих вещей, будь у нее достаточно времени. Безалаберное написание рекомендации исключается. Миссис Ротам совершенно убеждена, что Леда могла бы найти, однако, одно из писем покойного мистера Ротама, исполненных в великолепном стиле и в совершенных оборотах речи. Нечто отличное от этого образца будет столь жалким подобием, что она не отважится делать самостоятельные шаги, чтобы не потерять уважения к самой себе.
Будучи столь взволнованной, Леда как-то не догадалась сама составить письмо. В конце концов, не так это важно.
После посещения Южной улицы она заглянула в агентство по найму мисс Герншейм, но нашла лист, прикрепленный к двери: закрыто в честь юбилейных празднеств, посвященных пятнадцатой годовщине правления Ее Величества королевы Виктории, королевы Англии, императрицы Индии. Консультации по найму возобновятся в понедельник, 27 июня.
Понедельник. Сегодня суббота. Королева даже еще послезавтра не приедет, пик празднований придется на вторник, чествования продлятся неделю. Самое лучшее, через восемь дней мисс Герншейм что-нибудь посоветует. Восемь ужасных дней — и два шиллинга.
Леда подумала о награде в двести пятьдесят футов. Она почувствовала, что ее лицо залилось краской…
Они все равно не поверят. Она была уверена, не поверят.
Девушка шла без цели. Повсюду — юбилей, юбилей.
Сегодняшние газеты даже не печатали объявлений о вакансиях. Но все же вокруг очень мило и красочно. Все обсуждают, где и как они проведут воскресный вечер, а потом и всю ночь, чтобы хоть одним глазом увидеть экипаж королевы, прибывший в город в понедельник. Весь мир собрался здесь приветствовать ее, вся Англия, и сердце Леды радостно забилось. В пику своей несчастной судьбе она решительно потратила свои два шиллинга на памятную розетку с портретом Ее Величества, обрамленную длинными алыми, голубыми и золотыми лентами, а также памятную юбилейную кружку, копию тех, которые принц также предназначит для каждого из тридцати тысяч британских школьников, которые будут приветствовать королеву в Гайд-Парке.
Это было очень глупо. Настолько глупо, что вскоре ее глаза наполнились слезами, и ей пришлось идти, внимательно вглядываясь в витрины, делая вид, что они представляют для нее большой интерес.
Ей придется продать черное шелковое платье, которое на ней сейчас, а также перчатки, чтоб на это прожить неделю. А что же она наденет, когда пойдет в агентство? Она всегда выглядела несколько забавно в своей коленкоровой юбке, словно продавщица… Что ж, возможно, это теперь ее судьба.
Есть еще серебряная расческа и зеркало мисс Миртл.
Может быть, пришло их время. Или… немного менее печальный поворот: возможно, сержант Мак-Дональд, наконец-то, преодолеет свою застенчивость. Он никогда не видел ее в черном шелковом платье и в этой шляпе. Она посмотрела на свое отражение в витрине: цветная розетка с ленточками выглядит очень соблазнительно на ее груди, обтянутой черным шелком. Она отвернулась от витрины. Ее прежде бесцельная прогулка, наконец-то, обрела назначение.
По субботам сержант Мак-Дональд и инспектор Руби заступали на дежурство утром. Когда Леда появилась в Бермондси, они были уже там, потягивая чай, только что разлитый молодой леди в габардиновой кофточке, украшенной кружевами. Та очень суетилась, но когда Леда вошла, отставила чайник и посмотрела на нее.
— Это она? — спросила молодая женщина недружелюбным тоном, а оба полицейских вскочили.
Лицо сержанта Мак-Дональда заливала краска, он поправил пояс и слегка поклонился, сдержанно улыбаясь Леде.
— Да, это мисс Этуаль, — сказал он. — Мисс, это моя сестра, мисс Мэри Мак-Дональд.
Мисс Мак-Дональд смотрела на Леду снисходительно.
— Мисс Этуаль, — сказала она, произнося эту фамилию с намеренным французским акцентом, руки при этом она не протянула, — мой брат часто о вас говорил, и я решила, что должна придти и увидеть все сама.
Это объяснение было настолько недружелюбным, но Леда сделала вид, что не заметила этого, и вежливо улыбнулась.
— Я очень рада познакомиться с вами, мисс Мак-Дональд. Такой приятный день, и так мило, что вы заглянули сюда именно сегодня, — Леда говорила так, как будто район Бермондси более привлекателен, чем майская ярмарка. — А вы будете вместе с нами завтра смотреть приезд королевы?
— Мой брат говорит, будет толкотня. Всякий сброд будет на улицах. Я думаю, в таких случаях лучше оставаться дома. Но я полагаю, вам все равно, мисс Этуаль. Я даже отважусь сказать, что вы привыкли…
— Не выпьете ли вы с нами чаю, мисс? — быстро спросил сержант Мак-Дональд, а инспектор Руби сухо улыбнулся.
— С удовольствием, — сказала Леда и протянула кружку. — У меня даже есть с собой, из чего попить. Я хочу предложить тост за королеву.
Кружка явилась поводом для искреннего восхищения которое шумно выражали сержант Мак-Дональд и инспектор Руби, а последний даже сказал, что купит такую же для своей жены.
— Не советую вам нести домой такую ужасную посуду. Я видела прекрасную чашку с памятными надписями ценой в один стерлинг, если уж ваша жена захочет что-нибудь на память.
— К сожалению, это дороговато, мисс Мак-Дональд, — запротестовал он, потом поднял свою чашку. — За Ее Величество!
— За ее славное правление, — добавила Леда, поднимая свою.
— Как глупо провозглашать тосты чаем, — сказала мисс Мак-Дональд, и сержант опустил свою чашку, так и не раскрыв рта, хотя явно намерен был это сделать.
Леда и инспектор чокнулись своими керамическими бокалами. Инспектор ей ободряюще подмигнул.
Леда улыбнулась в ответ, но сердце ее екнуло. Было совершенно ясно, что мисс Мак-Дональд не имеет ни малейшего желания позволить кому-то из Бермондси подцепить ее брата.
После минутного молчания, пока все пили чай, сержант Мак-Дональд опрометчиво сказал:
— Знатная посуда, мисс.
— Спасибо, — сказала Леда. Она отхлебнула еще глоток и небрежно спросила, есть ли какие-нибудь новости о неизвестном воре?
— Нет, ничего.
Инспектор добавил себе ложку сахара. Леда знала, как готовить для него чай, а мисс Мак-Дональд явно не удосужилась спросить.
— Этот японский меч испарился, как и все другие вещи. И, как обычно, была оставлена записка… Когда добрались до того места, которое в ней указано, меча там, конечно, не было, а была какая-то ерундовая безделушка. До сих пор ничего не нашли. Предполагают, что, может быть, совсем другой человек совершил кражу, но обставил точно так же, как и первый преступник. Так думает руководство. Дополнительные силы посланы дежурить в… — он поперхнулся и посмотрел на мисс Мак-Дональд. — Туда, где, предполагается, может быть меч.
— И до сих пор нет никаких предположений, кто это? — спросила Леда. Ее сердце билось часто, но она старалась, чтобы ее речь была естественна.
— Мне никто не говорил, кто это. В Скотланд-Ярде многое держат в секрете.
— Он должен быть повешен, — провозгласила мисс Мак-Дональд. — Если они его поймают, то его нужно четвертовать. Это ужасно.
— Не знаю, — сказал инспектор Руби — ведь, честно говоря, этот вор приносит пользу городу.
— Это отвратительно. Не нужно об этом даже писать в газетах. Я заболеваю при одной мысли об этом.
— Возможно, вам не нужно думать об этом, мисс Мак-Дональд, — сказал инспектор.
— Я думаю, мисс Этуаль интересуется подобными грязными делишками?
Сержант Мак-Дональд уставился на свои ботинки. Ярость охватила Леду. Нет ни малейшего шанса заслужить симпатии мисс Мак-Дональд, и тот дьяволенок, который сидит в ней и о существовании которого она не подозревала, заставил ее выпалить:
— О, я чрезвычайно интересуюсь этим. Это мое хобби. Поэтому я очень дорожу знакомством с вашим братом — он может рассказать мне все самые ужасные детали любого мерзкого преступления.
— Меня это нисколько не удивляет, мисс Этуаль. Я его предупреждала. Приходите сюда каждый день и пытаетесь одурачить честного человека, а он уже готов поверить, что вы леди.
Сержант Мак-Дональд вскочил, лепеча что-то невнятное, протестующее, пытаясь схватить сестру за руку, но она оттолкнула его.
— Раскрой глаза шире, Майкл. Я была уверена, что эта женщина — просто хитрая дрянь, но теперь я вижу, что все даже хуже, чем я предполагала.
— Конечно, — Леда встала, — это верно, все намного хуже. — Она глянула на сержанта, но тот избегал ее взгляда. Теперь все было ясно.
— До свидания, инспектор. До свидания, сержант. Мисс Мак-Дональд…
Она взяла свою кружку, повернулась к двери (ее платье при этом издало приятный шорох), даже не кивнув сержанту, когда он рванулся открыть для нее дверь.
— Мисс, — пытался он что-то сказать, но она не обратила внимания, спустилась по ступенькам, с силой сжимая кружку и стараясь удержать слезы ярости и обиды.
Ей не хотелось сейчас встречаться с миссис Докинс, но не прошло и десяти минут после того, как Леда появилась в своей комнате, как хозяйка громко постучала в ее дверь.
— К вам джентльмен, мисс, — объявила она. Сердце Леды забилось от гнева. Придти сюда после того, что случилось? Неужели он осмелился? Не сказать ни слова в ее защиту? Даже не пролепетав чего-нибудь в пику своей сестре… Она распахнула дверь и гордо прошла мимо миссис Докинс.
— В моей гостиной, — сказала хозяйка, торопясь следом. В конце лестницы она обогнала Леду и открыла дверь.
— Вот она, сэр, хороша, как пятипенсовик. Сами видите. Прекрасная девочка, сэр, достаточно зрелая, чтобы знать, как доставить вам удовольствие, но достаточно молодая — свежа, как маргаритка.
Леда остановилась. Она ожидала увидеть сержанта Мак-Дональда, но вместо него сидел странный человек не моложе пятидесяти лет и гасил свою сигарету в пепельнице на столе миссис Докинс. Он посмотрел на Леду, затем кивнул и улыбнулся:
— Очень хорошо, — сказал он медленно.
На какую-то долю мгновения эта вежливость смутила Леду. Ее гнев перешел в замешательство.
Он подошел к ней. Девушка уловила запах сигары и почувствовала головокружение. Никогда еще она не была столь унижена и выбита из колеи. Ее комната — ее последнее убежище, какой бы убогой она ни была. Плата раз в неделю, замок на дверь, чтобы отгородиться от всего.
Мужчина взял ее за руку, но она вырвала свою и бросилась к двери. По пятам бежала миссис Докинс, выкрикивая проклятья вперемешку с извинениями.
Леда шла и шла, пока толпа на улице не начала редеть. Приближалось время ужина, кафетерии и чайные заполнялись народом. Девушка начала подумывать о том, не напроситься ли к миссис Ротам, у которой есть свободная спальня. Ситуация, действительно, ужасная. Удастся ли ей объяснить миссис Ротам, у которой трясутся руки и чуть подрагивают серебряные букли, что Леда не может вернуться домой, потому что ее хотят заставить… развлекать незнакомого мужчину?
Леда направилась на Южную улицу и остановилась, рассматривая удлиняющиеся тени. В этих ранних сумерках дом миссис Ротам выглядел очень мрачно, в окнах ни лампочки, ни свечи, вдовья доля миссис Ротам не позволяла ей даже таких радостей. Хотя об этом никто не говорил, но миссис Ротам, мисс Ловат, леди Коув точно рассчитывали каждый пенни и даже имели общую служанку, которая выполняла функции горничной и повара в двух домах. Леда знала, что угощение и обслуживание гостя поставит миссис Ротам в весьма неловкое положение. Леда также знала, что если расскажет о своей горькой ситуации, ничто не заставит этих трех дам отказаться от помощи ближнему, и их скромные средства пойдут на поддержку четвертой, хотя они вряд ли могут это себе позволить.
Леда устала. Она была голодна и утомилась от мыслей, правильно ли она поступает. Как бы повела себя мисс Миртл, окажись она в подобном положении? Она подошла к углу дома — всего несколько шагов, так соблазнительно близко, особенно сейчас, когда так устали ноги, и все же повернула вниз по Парк-Лейн к Гайд-парку…
В сгущающихся сумерках Морроу Хаус светился огнями, ряд лампочек отбрасывал розовые и желтые отблески. Длинная стеклянная оранжерея была вся залита ярким светом. За нею и за декоративной железной решеткой, увитой зеленью, прятался фасад георгиевских времен. С балюстрады на крыше в честь юбилея свисали флаги, доходящие до нижних окон. Флаг Англии переплетался с каким-то другим флагом, на котором красовались белые, голубые и красные полосы, а также маленькое изображение английского флага в верхней четверти.
Леде этот дом был знаком всю жизнь. Особняк, как и все другие на улице, величественно созерцал проезжающий транспорт и парк. Леда была здесь тысячу раз.
И сейчас он не отличался от того образа, который у Леды о нем сложился. Она никак не могла объединить две вещи — тот небрежно написанный адрес на карточке в ее кармане и величественный дом перед нею.
Девушка просто не могла заставить себя подойти к двери, взять дверной молоток, постучать и спросить, дома ли мистер Джерард. Теперь ей все казалось нереальным, все, что случилось с ней за последние сорок восемь часов, за исключением последнего часа, когда холостяцкого вида джентльмен решил навестить ее.
Она не могла вернуться домой, она боялась идти к миссис Ротам. Вся в сомнениях, Леда застыла у подножия лестницы, рука в перчатке сжимала металлические прутья решетки. Тихие голоса и смех донеслись до нее, и Леда быстро отдернула руку. В этот момент дверь распахнулась, и леди Кэтрин, одетая в розовое шелковое платье, купленное по предложению Леды и мадам Элизы, вышла на террасу.
На ней была также белая вязаная шерстяная шаль, которая несколько закрывала платье, но зато очень хорошо сочеталась с розовым веером из перьев, которым она с явным удовольствием обмахивалась. Кэтрин увидела Леду.
— Ну вот, наконец-то, мисс Этуаль, — воскликнула она, к полнейшему изумлению Леды. — Мы давно уже беспокоимся. Мама! Ну удели ты нам внимания, дорогая, оставь свои орхидеи. Наконец-то нас посетила мисс Этуаль.
Леди Эшланд появилась на пороге. Когда она увидела Леду, лицо ее дружелюбно засветилось.
— Мисс Этуаль, входите, пожалуйста. Мы вам так благодарны. — Она спустилась по ступенькам, придерживая элегантную алую юбку, обогнула декоративную решетку и взяла девушку за руку. — Алоха! Входите. Алоха! Нуи! Это означает «добро пожаловать» по-гавайски.
Леди Кэтрин обняла Леду, как только леди Эшланд завела ее по ступенькам.
— Мы так благодарны вам!
— Но я уверена, вам не за что меня благодарить! — Леда сделала шаг назад, крайне удивленная. Леди Кэтрин схватила ее за руку.
— Возможно, вам это кажется пустяком, но Сэмьюэл для нас — это все, это целый мир. Мы чуть с ума не сошли, когда он не явился к завтраку. Мы думали, что случилось что-то ужасное. Никто не мог вспомнить, видели ли его накануне вечером, а он никогда-никогда не опаздывает.
Слуга распахнул дверь, и Леда не успела перевести дух, как оказалась внутри дома, хозяева которого явно собирались куда-то уходить. Ее тут же представили самому лорду Эшланду, величественному джентльмену, чей черный строгий костюм, белый галстук и белые перчатки чрезвычайно подходили к серебристым волосам и аристократическим чертам лица. Леду представили также сыну хозяев, лорду Роберту, который был на несколько лет старше Кэтрин. Обворожительная открытая улыбка двенадцатилетнего юноши была не менее привлекательна, чем улыбка его сестры.
Когда Леда глянула на лорда Эшланда, она поняла, от кого они ее унаследовали. Леди Эшланд взяла Леду за руку.
— Сегодня приходил доктор. Опухоль уменьшилась. Он сказал, что все идет нормально. Завтра будет сделана перевязка. Доктор велел поблагодарить вас за вашу смекалку и сказал, что никогда не думал, что свернутые газеты могут обеспечить необходимую неподвижность.
— Хорошо, но это не моя…
— Сейчас он спит, — сказала леди Кэтрин. — Хочу сказать, что он все еще испытывает боль, хотя и не признается в этом. Я велела положить снотворного в его обед.
— Кэт! — возмутилась леди Эшланд. — Разве так можно?
— Он не заметит, — ответила дочь.
Леди Эшланд смирилась.
— Возможно, не заметит, но если он не хочет принимать снотворное, ты не должна на этом настаивать и обманывать его.
Кэтрин закусила губу.
— Да, но это я уже сделала. Он спит, возможно, утром он будет мне за это благодарен.
Леди Эшланд все же была недовольна и, нахмурившись, отвернулась. Леда видела, что хозяин дома наблюдает за женой но не вмешивается в разговор. Он только сказал:
— Возможно, мисс Этуаль хотела бы пройти в свою комнату?
— Мою комнату?
— О, да! Я провожу, — воскликнула Кэтрин и взяла Леду за руку, — мы еще успеем на обед, нам идти всего один квартал.
— На обед? Вы не должны опаздывать ни на минуту! — она высвободила свою руку.
— Но кто-то мне сказал, что в этом городе прибыть вовремя не считается хорошим тоном.
— О, нет! Только не на обед. Возможно, речь шла о бале. Что же касается приглашения на обед, то нужно прибыть вовремя, а если точнее — то даже немного раньше.
Леда уловила, что в ее голосе звучат нотки мисс Миртл, но явно эта милая симпатичная девушка нуждается в знакомстве с некоторыми принятыми правилами света.
— А я и не знала, — очень дружелюбно откликнулась леди Кэтрин.
Лорд Эшланд взял за руку Леду, не сняв свою белую перчатку:
— Слуга вас проводит, мисс Этуаль. Чувствуйте себя, как дома.
— До свидания, — сказал его сын, точно так же пожав ее руку и улыбнувшись столь же ободряюще.
Когда они уже шли к двери, леди Эшланд обернулась к Леде и сказала:
— Я хочу поблагодарить вас еще раз. Я так рада, что вы пришли.
Леда улыбнулась, все еще не очень осознавая происходящее. Лорд Эшланд остановился, чтобы пропустить остальных вперед. Когда его сын вышел, Леда неожиданно для себя подошла к лорду Эшланду и шепнула ему на ухо:
— Простите меня. Простите, сэр, но, возможно, вы не знаете… джентльмен снимает перчатку, когда предлагает руку даме.
Он посмотрел на нее с изумлением, затем покраснел до корней волос.
— Боже мой, и кто выдумывает все эти условности? Спасибо, я предупрежу Роберта. Она заколебалась, затем добавила:
— Вы можете снять перчатки в коридоре и отдать слуге вместе со шляпой и тростью.
— Дворецкому?
— Дворецкому, конечно, а он передаст лакею. Лорд Эшланд покачал головой и направился к двери. Леда никогда еще не видела столь элегантного джентльмена.
На пороге он обернулся:
— Я должен знать что-нибудь еще?
— Нет, сэр, — сказала Леда, смущенной улыбкой ответив на его подмигивание. — Вы выглядите великолепно.
Леда стояла посреди изящнейшей спальни. Все предметы словно излучали какое-то сияние. Белые и голубые статуэтки, голубовато-розовый ковер на полу и изящно вырезанные стулья с роскошными сиденьями. Повсюду были цветы, но не в вазах, а в горшках. Блестящая влажность живых листьев обрамляла белые, розовые, нежно-кремовые цветы. Орхидеи источали приятный аромат.
На вопрос экономки Леда ответила, что у нее нет багажа. Она понимала, что это может показаться странным, но та только сказала:
— Очень хорошо, мисс. В дом только что провели электричество. Если вам понадобится, нажмите вот на эту кнопку, и зажжется свет. Я пришлю поднос с ужином в вашу комнату, если вы не возражаете.
— Да, я буду очень признательна.
Леда с недоверием посмотрела на кнопку и решила, что не осмелится ею воспользоваться. Она сняла шляпу и перчатки, подошла к открытому окну. Вечернее движение было оживленным: экипажи сновали взад и вперед по Парк Лейн, джентльмены прогуливались парами — их шелковые шляпы отражали отблески уличных фонарей; была слышна музыка — видно, неподалеку развлекаются гости. Мягкие лепестки орхидей вдыхали вечернюю свежесть.
Всю неловкость своей ситуации Леда хотела забыть. Наверняка, мистер Джерард нарисовал ее героиней, коей она и представлялась его друзьям или семье, она точно не знала, кто для него эти люди — лорд и леди Эшланд.
Кажется, они поверили ему на слово. Эта комната явно ждала ее, как будто бы он знал, что это будет ей нужно, и он будет нужен.
Единственное, о чем она сожалела, так это о серебряной щетке и зеркале, оставленных в Бермондси. И уже не было возможности вернуть их: без сомнения, миссис До-кинс продаст ее вещи, как только представится возможность.
Сама экономка, а не служанка вошла с подносом. Поставила его на стол и сказала:
— Я принесу вам халат и ночную рубашку, а также теплую воду, мисс, после ужина.
— О да, — сказала Леда, будто халат и ночная рубашка для гостей дома были совершенно обычным делом. Она увидела на подносе сложенную записку и закусила губу.
— Пока мне больше ничего не нужно.
Экономка кивнула и вышла. Леда развернула записку.
«Я хотел бы увидеть вас сегодня вечером. В любое время, поскольку, как вы легко можете предположить, я никуда не выхожу.
Ваш покорный слуга Сэмьюэл Джерард».
Хотя она была голодна, Леда с трудом проглотила превосходно запеченного лосося и холодные устрицы. Когда экономка вернулась за подносом, Леде пришлось спросить, где она может найти мистера Джерарда. Она небрежно помахала запиской, желая показать, что не несет никакой ответственности за это приглашение.
— Я могу вас проводить, мисс, — лицо ее было бесстрастным.
Леда спустилась за ней на первый этаж. Они пересекли большой, хорошо освещенный зал, украшенный турецкими коврами, и подошли к двери.
На стук отозвался мужской голос, и Леда почувствовала, что у нее все внутри похолодело.
Ей представлялось, что это будет кабинет или гостиная, или какая-нибудь нейтральная территория. Но то, что ей придется войти в спальню, где мистер Джерард лежит в кровати, заставило ее замереть на месте.
— Входите, мисс Этуаль.
Его золотые волосы лежали на подушке. Экономка закрыла за собой дверь, но Леда схватилась за ручку.
— Все в порядке, — сказал мистер Джерард, — закройте дверь, миссис Мартин, спасибо.
— О, я не думаю, что это… так нужно… — запротестовала Леда, не давая закрыть дверь. — Утром, когда вам будет лучше, а вся семья соберется дома, возможно, мы поговорим.
— Я чувствую себя так же хорошо сейчас, как буду чувствовать утром, уверяю вас.
— Леди Кэтрин сказала, что вы, должно быть, спите, — отчаянно проговорила Леда.
— Ах, да, но я не сплю, не так ли? — он выразительно посмотрел на экономку. Та покраснела и опустила глаза.
— Это не повторится, мистер Джерард, я обещаю вам. Я поговорила с поваром.
— Спасибо. Леди Кэтрин об этом знать не должна.
— Да, сэр, — ответила экономка.
— И закройте дверь, если сможете.
— Да, сэр.
Она вырвала дверь из рук Леды, и та с шумом захлопнулась.
Пальцы Леды вновь вцепились в дверную ручку…
Как это смущает, что лицо его так прекрасно, ей даже трудно отвести глаза.
— Это неудобно. Я не должна оставаться здесь.
— Но я просил вас придти.
— Но это еще хуже!
Он пошевелил ногой под простынями, согнул здоровую ногу.
— Разве мы не пригласили вас?
— Пригласили, я благодарна.
— Хорошо. Он улыбнулся, его рука скользнула по простыне. Казалось, что разглаживание на ней морщинок — самое важное для него занятие.
— Я надеюсь, ваш приход сюда означает, что вы согласны принять предложение о службе?
— Я полагаю… что это так.
Какую-то долю минуты он молчал, все еще разглаживая простыню и не глядя на Леду.
— Я сказал им, что с подводы упала бочка прямо мне на ногу, потом я потерял сознание, а когда очнулся, то вы были рядом и сделали все необходимое. Совершеннейшая случайность. Я воздал должное вашему благородству и опустил детали. Прошло гладко. — Он взглянул на нее из-под ресниц. — Вы понравились им еще в ателье.
Леда стояла все еще у двери.
— А почему тогда я не проводила вас домой, если уж я такое благородное сокровище?
— А вы отказались принимать какую-либо благодарность. Проводили меня к доктору, а затем ушли, испарились, словно добрый ангел. А я дал вам свою визитную карточку и предложил место в моей фирме.
Она недоверчиво усмехнулась.
— Забавно, что ваша голова столь хорошо работает даже тогда, когда вы страдаете.
— О, к тому времени вы уже сделали с моей ногой все, что нужно, и я не очень страдал.
— Видимо, вы живете с весьма доверчивыми людьми, мистер Джерард.
— Они лучшие друзья в мире.
Он посмотрел на нее с холодным вызовом, как будто ожидая возражений. Леда опустила глаза.
— Значит, вам очень повезло. Но я действительно должна уйти.
— Как ваш новый работодатель, мисс Этуаль, я хочу попросить вас остаться.
— Мистер Джерард, сейчас самое неудобное время и место, чтобы заниматься делами. Я должна попросить вас извинить меня.
— Я понимаю, почему вы уволились с прежней работы, мисс Этуаль, если даже первое поручение вы встречаете в штыки. Вы собираетесь продолжать в том же духе?
— Меня не уволили, я сама ушла.
— Почему?
— Это мое дело.
— Но вы только что поступили ко мне на работу. Мне кажется, что теперь это и мое дело.
— Ну, хорошо. Мадам Элиза хотела, чтобы я выполняла поручения, которые… я не могла выполнять.
— Какие поручения?
Леда молча посмотрела на него.
Он встретил ее упрямый взгляд и через секунду, кажется, понял, что она имеет в виду. Рука вновь начала расправлять простыню. Леда почувствовала, что краснеет.
— Могу ли я считать себя уволенной?
— Вы боитесь меня? — спросил он низким голосом. Леда сама не знала, боится она или нет. Пальцы на дверной ручке занемели.
— У меня есть причины? — голос ее дрожал.
— Вы слишком стремитесь уйти, — его слова прозвучали сухо.
— Это очень неловкая ситуация. Я не знаю, какие правила в вашем мире, но здесь, чтобы леди находилась в комнате джентльмена, в его спальне… Это неприлично. Слуги начнут сплетничать.
Он рассмеялся.
— Уверяю вас, слугам и в голову не придет, что я могу покушаться на вашу честь.
— Тоща они вас слишком плохо знают, — резко сказала она, — я вас знаю несколько лучше.
Она ожидала насмешливый ответ, но с удивлением увидела, как темная краска заливает его лицо. Мистер Джерард рассматривал собственный кулак.
— Я прошу у вас прощения. А также извините за то, что задержал вас сегодня, чем скомпрометировал. Вы можете идти.
Он посмотрел прямо ей в глаза, и они оба вспомнили о том, что он был в ее комнате, когда она одевалась. Леда почувствовала обиду и покраснела. Он хотел что-то сказать, но девушка уже открыла дверь.
— Спокойной ночи, — сказала она.
— Мы увидимся завтра в библиотеке в девять утра, мисс Этуаль, если это отвечает вашим представлениям о достойном поведении.
— Завтра воскресенье, — напомнила она. Он усмехнулся.
— Конечно, я полагаю» вы хотите неделю отгулов в честь празднования?
— Конечно, нет, — ответила она. — В девять часов в понедельник — самое подходящее время. Спокойной ночи, сэр. Не дожидаясь ответа, она плотно закрыла за собой дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Звезда и тень - Кинсейл Лаура

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324252627282930313334353637

Ваши комментарии
к роману Звезда и тень - Кинсейл Лаура



Классный роман, сюжет не приевшийся, не пошлый. Давно не попадались подобные романы о любви, где нет принцесс, герцогов и бесконечных описаний нарядов и балов, а есть реальные люди, измученные одиночеством. Прочла на одном дыхании.
Звезда и тень - Кинсейл ЛаураЕлена
12.09.2012, 8.11





Не понравилось, главная героиня просто дура.
Звезда и тень - Кинсейл ЛаураОксана
22.05.2014, 14.36





Читала очень давно. Понравилось. Перечитала позднее. Не разочаровалась.rnНо говорю сразу - на любителя. Это не среднестатистический любовный роман, пересыпанный сахаром.
Звезда и тень - Кинсейл ЛаураЮля
14.10.2014, 18.27





В целом роман очень понравился, но главный герой часто приводил в недоумение... Он красив как бог, и детские годы, грубо говоря, провел в борделе,но при этом остался девственником, который не знает как прикоснуться к женщине!? это кажется совершенно неправдоподобным!Непонятно зачем он проникал в комнату к героине, ,наблюдал за ней, смотрел как она спала,уделял ей столько времени, если считал себя влюбленным в другую девушку, на которой собирался жениться!? Неприятно поразило его неадекватное поведение после первого секса с героиней,и вообще временами он казался не от мира сего, но в конце концов, может в этом и заключается изюминка этого романа...
Звезда и тень - Кинсейл ЛаураJane
20.12.2014, 20.56





Очевидно, что предыдущая комментша читала роман поверхностно. Герою в детстве была нанесена глубокая психологическая травма, последствия которой в дальнейшем непредсказуемы. Поэтому он и кажется как-бы не от мира сего. А, вообще, все герои этого автора кажутся не от мира сего. И романы ее отличаются каким-то волнующим привкусом экзотики. Просто советую читать.
Звезда и тень - Кинсейл ЛаураРина.
18.03.2016, 17.10





Замечательный роман.запоминающися
Звезда и тень - Кинсейл Лаураelku
19.03.2016, 16.28





Аннотация, изложенная к этому роману - это слова, принадлежащие Марку Твену (к сожалению допущены опечатки). Автор поместила их перед первой главой романа. Тот, кто вдумчиво прочтет - почувствует вкус и аромат книги.
Звезда и тень - Кинсейл ЛаураТамила.
5.05.2016, 15.22





хороший роман, необычный.Единственное, что не понравилось, роман длинный, многие главы можно просто не читать. Главный герой мне понравился, часто он скованный и сдержанный, но именно в этом прелесть гг, еще понравилось как описывают чувства гл. героя, обычно в романах делают акцент на женских мыслях и тайнах, а тут раскрывают его желания.
Звезда и тень - Кинсейл ЛаураЮля
6.05.2016, 15.38





Роман на любителя, но мне понравился!!! Чтобы понять суть романа, надо читать, не пропуская ни одной строчки.
Звезда и тень - Кинсейл ЛаураЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
10.05.2016, 14.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100