Читать онлайн Робкая магия, автора - Кинсейл Лаура, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Робкая магия - Кинсейл Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Робкая магия - Кинсейл Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Робкая магия - Кинсейл Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинсейл Лаура

Робкая магия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Позже Родди узнала, что в этих местах ходило множество легенд о бале Финварры. Говорили, что в канун ноября холмы и горы оглашались звуками менуэтов, которые подхватывало эхо, и озарялись светом факелов, которыми съезжающиеся на бал гости освещали себе дорогу. В это время местные жители, услышав у себя за спиной шаги, боялись оглянуться. Солдаты ирландской милиции были хорошо знакомы с преданиями и не желали иметь дело с потусторонними силами.
Среди военных нашлось только трое смельчаков — один капитан и два лейтенанта, которые этой ночью, к своему несчастью, отважились выйти на разведку. Одного из них утром нашли на берегу небольшого озера, расположенного у подошвы горы. Судя по переломам костей, он упал со скалы, с высоты восьмисот футов. Останки второго закопали на берегу ручья, на том месте, где, как было сказано в рапорте нашедших его товарищей, на несчастного напали волки. Однако, как утверждала молва, в этих краях уже в течение нескольких десятилетий не водились волки. Из уст в уста шепотом передавались слухи о том, что лейтенанта разорвала в клочья нечистая сила. Тем временем лошади всех троих отправившихся в разведку офицеров вернулись живыми и невредимыми в расположение части.
Третьему офицеру, капитану, удалось доскакать до усадебного дома Фэлена. Родди услышала его громкий возмущенный окрик, когда выходила из кареты. Фэлен, не обратив на капитана никакого внимания, подвел жену к крыльцу и поднялся вместе с ней по поросшим мхом ступеням. Офицер снова окрикнул их, но на этот раз его голос дрогнул. Остановившись, Фэлен медленно обернулся.
Под офицером затанцевала лошадь, и он натянул поводья, чтобы удержать ее на месте.
— Армстронг! Логан! — крикнул капитан, оглянувшись назад.
Однако никто не ответил ему. Из дома доносилась музыка, а кругом клубился туман. Капитан выругался и, пришпорив упирающуюся лошадь, подъехал к крыльцу.
— Назовите ваше имя, сэр, — потребовал он.
Фэлен улыбнулся. Клок тумана, озаренный струящимся из окон светом, висел над его головой.
— У меня их много, — промолвил он и протянул капитану руку. — Не хотите ли войти вместе с нами?
Капитан, помедлив, спешился, чтобы подняться по ступеням крыльца. Но как только он оказался на земле, его лошадь словно взбесилась. Она встала на дыбы и, вырвав из рук офицера поводья, бросилась прочь от дома. Через несколько мгновений животное скрылось в тумане. При этом кони, запряженные в карету, стояли смирно, застыв на месте, словно мраморные изваяния.
Фэлен с улыбкой наблюдал за этой сценой. Проводив взглядом свою лошадь, ошеломленный капитан повернулся лицом к крыльцу. И тут дар снова вернулся к Родди. Она почувствовала злость и досаду, которые сейчас испытывал офицер. Он взбежал по ступеням крыльца и преградил дорогу Фэлену и Родди.
— Именем короля я требую, назовите себя! — вскричал он. Фэлен засмеялся.
— Называйте меня Восточным Ветром, — сказал он. — А мою леди — Пламенем.
Капитан нахмурился.
— Что за чушь вы несете? — возмутился он.
— Я говорю о восточном, демоническом ветре, который поднялся сегодня ночью, — промолвил Фэлен, растягивая слова в такт доносившейся из дома музыке.
Капитан невольно посмотрел на восток, где туман уже начинал рассеиваться.
— Пойдемте с нами, — снова пригласил Фэлен капитана и, взяв Родди под руку, направился в дом.
Прикосновение мужа вернуло Родди к реальности. Стены здания поросли лишайником. В арочном дверном проеме мелькали тени тех, кто танцевал под старинную музыку. Помещение было освещено бледным призрачным светом горевших в канделябрах свечей. По углам залегли густые тени. Если бы Фэлен не держал ее крепко под руку, Родди ни за что на свете не переступила бы порог этого дома, в котором собралась странная компания. Гости в белых париках, с сильно напудренными лицами и подведенными кроваво-красной помадой губами, поражали воображение. Они были одеты в элегантные наряды, мода на которые прошла лет пятьдесят назад.
Родди, как и потрясенный капитан, во все глаза смотрела на кружащиеся вокруг них пары. Фэлен поклонился и шепотом приказал жене сделать реверанс. Она повиновалась. Неподалеку от них вверх уходили три пролета лестницы, а там, где должны были висеть портьеры, вилась засохшая виноградная лоза. Мороз пробежал по коже Родди, когда она увидела свисавшие со стен полосы полуистлевшего обивочного шелка, которые колебались, словно волосы утопленниц, когда мимо проплывали танцующие пары.
Фэлен закружил Родди в танце, и она изо всех сил старалась не утратить чувство действительности. Она пыталась внушить себе, что окружающая ее обстановка является иллюзией, созданной ночью, туманом и воображением. Один из джентльменов с застывшей на лице улыбкой молча подал капитану бокал с вином, и тот сделал судорожный глоток, надеясь успокоиться и прийти в себя. Родди ощутила на своем языке терпкий вкус вина. Затем какая-то дама дотронулась холодными пальцами до руки офицера, и по телу Родди пробежал озноб от этого прикосновения.
Стены зала начали ходить ходуном. У Родди кружилась голова. Красный мундир капитана стал расплываться у нее перед глазами. Родди споткнулась на ровном месте, и Фэлен едва успел подхватить ее. Она повисла у него на шее, и только это спасло ее от падения. А капитан между тем стал очень медленно — как в дурном сне — опускаться на пол и наконец рухнул к ногам танцующих. Последнее, что запомнила Родди, прежде чем лишилась чувств, был его красный мундир, похожий на лужу крови.
Очнувшись, Родди почувствовала, что в лицо ей дует холодный ветер. Тело не слушалось ее. Как она ни старалась, ей не удавалось открыть глаза. Родди хотела пошевелить пальцами, но они тоже не повиновались ей.
— Она приходит в себя, — произнес голос, похожий на прикосновение холодного ветра к ее щеке.
Родди пыталась открыть глаза, чтобы увидеть, что же происходит вокруг.
— Тише, тише… — услышала она вдруг и почувствовала теплое дыхание на своем виске. — Успокойтесь, любовь моя…
Ей хотелось повиноваться этому голосу, и Родди замерла, подчиняясь ему. Постепенно ее мысли начали приходить в порядок. Родди с трудом открыла глаза, но яркий свет ослепил ее, и она снова закрыла их.
— Отдохните, моя девочка, — услышала она. — Полежите в моих объятиях.
— Нет, пусть она просыпается, милорд, — возразил второй голос. — Так будет лучше.
Родди хотела пошевелиться, но ее тело пронзила острая боль, и она издала жалобный стон.
— У вас ломит все тело? Ну, конечно же, оно будет болеть, ведь вы всю ночь пролежали на холодном голом полу.
Родди снова открыла глаза и увидела сидевшего неподалеку от нее старика с пустыми голубыми глазами. Он улыбался. Родди слегка расправила плечи и перевела взгляд на того, кто сжимал ее в своих крепких объятиях.
Через некоторое время Родди подняла голову и огляделась вокруг. Они лежали на небольшой, огороженной с двух сторон низким парапетом площадке. Родди казалось, что небо находилось совсем близко от них. С третьей стороны площадки был обрыв, а с четвертой вниз шла лестница. Отсюда поверх полуразрушенных стен усадебного здания был хорошо виден сельский пейзаж, простирающиеся вокруг поля и холмы. Внизу, у подножия лестницы, Родди увидела лежащего на полу капитана.
Он приподнялся на локтях, и, глядя на него, Родди припомнила, что произошло вчера на балу. Дар снова покинул ее. Однако вчера именно способность сливаться с другим человеком чуть не погубила ее. Она не могла отделить себя от капитана и, когда тому стало плохо, тоже потеряла сознание. Родди внимательно наблюдала за тем, как офицер в красном мундире сел и стал растерянно озираться вокруг.
— Вы подсыпали ему в вино какое-то снотворное снадобье, — промолвила она, обращаясь к мужу.
— Тише, — прошептал Фэлен, зажав ей рот рукой.
Она кивнула, и он убрал руку. Сенах все так же сидел, уставившись невидящим взором в пространство. На его морщинистом смуглом лице играла безмятежная улыбка. Родди представила, что сейчас чувствовал капитан, очнувшись в странном незнакомом месте. Лучи утреннего солнца ярко освещали потрескавшийся мрамор пола, на котором ночью танцевали призраки. Черная птица села на широкий подоконник окна без рамы и начала с гортанными криками чистить свое блестящее оперение.
Капитан потерял сознание ночью, посреди кошмара, а очнулся ясным утром. Солнечный свет разогнал все страшные видения. Ему не сразу удалось встать. Поднявшись наконец на ноги, он вдруг зашатался и упал на одно колено. Собравшись с силами, капитан сделал вторую попытку, и она оказалась удачной. Следя за ним сверху, Родди с каждой минутой проникалась все большим сочувствием и симпатией к этому человеку. Выпрямившись, он стал растерянно озираться по сторонам.
Должно быть, память постепенно возвращалась к нему. Капитан вышел через арочный дверной проем на крыльцо и спустился по ступенькам. Фэлен и Родди видели, как на подъездной, ведущей к дому дороге он встал на колени и стал внимательно осматривать почву.
— Он ищет следы от колес экипажа, — прошептал Фэлен. — Но капитан ничего не найдет, кроме отпечатков копыт своей лошади. Они очень приметные, у нее нет подковы на одной ноге.
Родди бросила на мужа удивленный взгляд, в ее глазах читался немой вопрос. Фэлен погладил ее по голове.
— К радости нашего героя, борца за свободу, операция увенчалась успехом, — сказал он. — Перед рассветом я видел, как в горах зажегся сигнальный костер. А это значит, что оружие Джеффа благополучно переправлено к повстанцам.
Капитан тем временем встал и с расстроенным, недоумевающим видом потер ладонями лицо. Тяжело вздохнув, он зашагал в сторону моря.
Фэлен и Родди, долго молчали. Но когда она уже решила, что может наконец задать мужу мучившие ее вопросы, Фэлен разжал свои объятия.
— Собирайтесь, — сказал он. — Мы немедленно отправляемся в путь. Позавтракаем в дороге.
Знакомство с имением Фэлена получилось довольно странным. Впрочем, все это было вполне в духе графа Иверага. Занявшая весь день поездка сквозь туман, сказочная ночь в руинах усадебного дома, а затем в течение недели путешествие по дикой местности с ночевками под открытым небом. И когда наконец три усталые малорослые лошадки вступили в Килларни, Родди с облегчением вздохнула. Хотя ей все же было жаль расставаться с суровыми скалами и долинами, в которых клубился туман.
Из Килларни они выехали с комфортом, в экипаже с хорошими рессорами. Родди сидела, укрывшись мягким шерстяным пледом. Это путешествие, которое должно было стать официальным въездом графа и графини в свое имение, Фэлен назвал «английским». И Родди поняла, что он имел в виду. Горы и заливы, мимо которых они проезжали теперь, превратились в отстраненную картинку, милые акварельные пейзажи. В них больше не чувствовалось суровости. Солдаты милиционной армии с большим почтением относились к ним. Граф и графиня останавливались по дороге у кордонов, и военные с готовностью показывали им местные достопримечательности — древние надгробия, каменные столбы с непонятными знаками и таинственные пещеры.
Выйдя из кареты, Родди прогулялась в сопровождении мужа и солдат. Отсюда хорошо был виден холм с расположенным на нем остовом усадебного дома.
Родди вдруг вспомнила капитана, побывавшего на балу призраков. Она не знала, что с ним дальше произошло.
— О, смотрите! — воскликнула Родди, делая вид, что поражена открывшейся панорамой. — Это ваш дом, милорд?
Фэлен, остановившись, прислонился спиной к огромному валуну.
— Скорее это то, что осталось от него, — с улыбкой сказал он. — Я построю для вас другой дом, дорогая моя.
— Неделю назад мы пережили настоящий ужас, — промолвил сопровождавший их офицер и бросил настороженный взгляд на Родди.
Ему не терпелось рассказать графу страшную историю, связанную с его домом, и в то же время он не хотел пугать молодую графиню.
— А что произошло? — спросил Фэлен и, достав из кармана табакерку, взял щепотку табака.
Вопрос, заданный графом, развязал язык словоохотливого офицера.
— Мы потеряли трех человек, сэр, — с важным видом сообщил он. — Если быть совсем точным, то двух. И все это случилось не во время военных действий, милорд. Это был канун ноября, мы заметили огни в горах. Капитан и два лейтенанта отправились на разведку. Дело в том, что здесь много контрабандистов, деятельность которых мы должны пресекать. Вам, конечно, милорд, нет причин бояться их, мы выполняем свой долг и надежно охраняем эту территорию. — Офицер помолчал, а потом продолжал зловещим тоном, понизив голос: — До нас дошли слухи о призраках и о карете, которая промчалась через военный лагерь на такой бешеной скорости, словно за ней гнались черти. Я ее не видел. Возможно, это были выдумки. Но зато я видел тело одного из ушедших в разведку лейтенантов. Прошу прощения, миледи, но это был настоящий кошмар. А потом в наше расположение приплелся полуживой от страха капитан. Он как безумный все твердил о призраках и дамах в белом. — Офицер перевел дух. — Полковник Бамс положил этому конец, переведя капитана в другую часть. Однако некоторые поверили в его бред и стали вслед за местными жителями утверждать, что это были эльфы и феи. Безумный капитан, по их словам, описывал их короля и его леди, присутствовавших на балу. Королева была в белом одеянии и очень хороша собой. Эту девушку, по местным поверьям, король эльфов украл прямо из постели, положив на кровать вместо нее полено.
— Феи, эльфы… — с усмешкой промолвил Фэлен. — С ума сойти.
Офицер смущенно засмеялся, стараясь не выдать охватившего его беспокойства. Он был готов и дальше сопровождать графа и графиню, решивших размять ноги, но Фэлен вдруг отказался от его услуг. Взяв жену под руку, он направился к ожидавшей их карете.
В нескольких милях от военного лагеря, в котором они делали остановку, новая дорога заканчивалась. Здесь их поджидал Сенах с парой породистых верховых лошадей. Фэлену и Родди теперь предстояло подняться по старой заброшенной дороге к усадьбе.
Хотя при свете дня Сенах утратил всю свою таинственность, Родди беспокоило, что она не слышит его мыслей и не может заглянуть в его душу.
Сенах помог ей сесть в седло и дотронулся кончиками пальцев до ее руки.
— Вас смущает то, что вы не слышите меня, миледи? — произнес он. — Не обращайте на это внимания, это пустяки.
Родди испуганно отдернула свою руку.
— Я не понимаю, о чем вы говорите, — резко сказала она.
— Вы все отлично понимаете, леди Лассар.
И старик потрепал ее лошадь по холке. Родди охватила паника. Между тем Фэлен уже тронулся в путь. Она посмотрела на старика, и на мгновение их взгляды встретились. У Родди перехватило дыхание.
— Какая чушь… — пробормотала она и пришпорила свою серую лошадь.
— Присмотрите за лошадьми! — крикнул ей вслед Сенах, и его слова прозвучали как насмешка.
Еще до заката они добрались до своего временного пристанища. Дом под шиферной крышей стоял за холмом и не был виден с новой большой дороги. В его окнах горел свет, в воздухе пахло горящим торфом, которым топили печь. Здесь жила семья О’Коннел.
Это место по сравнению с другими безлюдными пейзажами дикого края казалось уютным и обжитым. Как только всадники въехали во двор, двери дома гостеприимно распахнулись, и на крыльцо вышел высокий мужчина, чем-то напоминавший Родди ее отца. Он сразу же направился к молодой графине, чтобы помочь ей спешиться.
— Добро пожаловать, королева фей, наша отважная девочка, — промолвил он. — Этот злодей заставил вас исколесить все графство. Но теперь наконец-то вы сможете отдохнуть в тихом уютном месте. Входите, прошу вас! А вы, Ивераг, слезайте в коня и присоединяйтесь к нам.
Спустя три часа Родди сидела за длинным столом, заставленным блюдами с беконом, дичью, жареной индейкой и бараниной. Затем им подали лосося, отварную треску, омаров, тушеный горох и картофель. Родди закрыла глаза, у нее больше не было сил есть.
Сидевшая во главе стола пожилая матрона, Майра О’Коннел, заметив по выражению ее лица, что гостья утолила голод и больше не прикоснется к угощениям, заявила своему сыну и остальным многочисленным домочадцам, что пора что-нибудь спеть.
Домочадцы начали шумно вставать, отодвигая стулья и громко шаркая ногами. Они собрались у очага, расположенного в другом конце комнаты, и приготовились петь. Родди села в предложенное ей кресло и потупила взор.
Высокий мужчина, который встречал сегодня Родди во дворе, подал ей бокал домашнего столового вина. В углу комнаты кто-то заиграл на арфе. Морис — так звали высокого человека — много улыбался, но Родди заметила, что он не очень-то был рад видеть Фэлена, хотя скрывал это.
Хозяева дома в отличие от Фэлена были католиками. И это чувствовалось во всем — в образе жизни, домашних устоях, привычках, традициях. Ирландцы запели свои народные песни, а затем завели общий разговор, который умная Майра умело направляла в нужное русло. Родди поняла, что именно она является хранительницей домашнего очага.
Родди и Фэлен сидели немного поодаль от всех остальных. Они были англичанами и к тому же помещиками. Родди ощущала, что память Майры и Мориса таит много старых темных воспоминаний о Фэлене. Они хорошо помнили его отца и знали, как он погиб. Глядя на Фэлена, эти люди пытались узнать в нем того мальчика, с которым общались когда-то.
У Родди ломило все тело от многочасовой езды сначала в карете, а потом верхом. Она закрыла глаза и погрузилась в мир музыки. Перед ее мысленным взором возникло видение — озаренная лунным светом леди с лицом, сотканным из звезд.
— Девочка моя, — прошептал Фэлен ей на ухо, и, открыв глаза, Родди увидела, что рука мужа лежит на ее плече. — Вы устали. Сенах проводит вас.
Родди вздрогнула при упоминании этого имени. Увидев, что Сенах ждет ее у лестницы, Родди стала громко возражать, желая остаться в комнате. Фэлен подхватил ее на руки на глазах у всех присутствующих и понес вверх по ступенькам вслед за размеренно шагавшим стариком. На верхней площадке Фэлен поставил жену на ноги и положил ее руку на холодную ладонь Сенаха.
— Ложитесь спать, — сказал он. — Я приду позже.
— Фэлен, не оставляйте меня, — взмолилась Родди. Фэлен был удивлен и раздосадован. И все же он быстро поднялся по лестнице и взял жену за руку.
— В чем дело, любовь моя? О Господи, да вы дрожите как осиновый лист. — Он обнял жену за плечи и приложил ладонь к ее лбу. — Слава Богу, у вас нет жара… Может быть, вы съели что-то…
— Не оставляйте меня, — перебивая его, попросила Родди. — Не оставляйте меня с Сенахом… Он слепой, — прошептала она, не зная, как еще объяснить свой страх.
«Он слепой, — хотелось ей крикнуть, — но он все видит и высасывает мои силы и дар, меня затягивает в черный омут его молчания!»
Фэлен внимательно посмотрел на нее. На его скулах заходили желваки.
— Вы упрекаете калеку в его физическом недостатке? — сурово спросил он. — Или вы думаете, что он не способен позаботиться о вас так, как это сделал бы я? Перестаньте, Родди, вы разочаровываете меня.
И Фэлен взглянул на Сенаха. Старик безмятежно улыбался с таким видом, как будто этот разговор не касался его. Фэлен повернулся и быстро сбежал по лестнице.
Родди застыла в оцепенении. Она чувствовала себя глубоко несчастной и не знала, что делать. Сенах дотронулся до ее руки, и она крепко сжала зубы, чтобы не вскрикнуть.
— Вам нужно было сразу отпустить его, — сказал старик. — Вы же знаете, что он все равно добьется своего. Но вы, дитя мое, испугались. Испугались его и меня.
Легкое прикосновение старика, казалось, жгло ее руку. Родди боялась посмотреть на него, встретиться с его пустым взглядом.
— Прошу вас, оставьте меня, — промолвила Родди.
— Нет, как я могу оставить вас одну в полной темноте? Вы так напуганы.
И, вцепившись в руку Родди, старик повел ее по темному коридору. Они подошли к двери, и Сенах, без труда найдя ручку, открыл ее. В комнате горела одинокая свеча, тускло освещая занавешенную кровать и пушистый восточный ковер, устилавший пол.
Родди быстро переступила порог и хотела бесцеремонно захлопнуть дверь перед носом старика, но не осмелилась это сделать и вежливо пожелала ему спокойной ночи.
— Да благословит вас Бог, — сказал Сенах и сам закрыл дверь.
Застыв на месте, Родди прислушивалась к звуку его удалявшихся легких шагов. Этот человек знал ее тайну. Он обладал таким же даром, как и она. Он опустошал ее, высасывая из нее силы. Он читал ее мысли. Осознав все это, Родди пришла в ужас.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Робкая магия - Кинсейл Лаура



Сюжет романа интересный,но написан так что хочется бросить читать,нудновато.8/10
Робкая магия - Кинсейл Лауратая
3.02.2013, 10.39





Такой тупой конец
Робкая магия - Кинсейл ЛаураАлена
4.09.2013, 13.12





Захватывающе
Робкая магия - Кинсейл ЛаураПупсики
6.09.2013, 15.26





Понравилось ;)
Робкая магия - Кинсейл ЛаураOlga
13.03.2015, 21.03





Понравилось ;)
Робкая магия - Кинсейл ЛаураOlga
13.03.2015, 21.03





Не дочитала. Вымораживает выражение "дитя моё" и "деточка"
Робкая магия - Кинсейл ЛаураТуся
13.03.2015, 22.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100