Читать онлайн Охотник за мечтой, автора - Кинсейл Лаура, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Охотник за мечтой - Кинсейл Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Охотник за мечтой - Кинсейл Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Охотник за мечтой - Кинсейл Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинсейл Лаура

Охотник за мечтой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

– Сейчас? – Зения замерла.
– Если хочешь. Все можно сделать прямо здесь. Твои друзья-адвокаты информировали меня, что разрешение годится в любое время и в любом месте.
– Но сейчас идет снег, – нервно сообщила она.
– Не возражаю, – проворчал он. – Но на то, чтобы привести его, не понадобится много времени. – Лорд Уинтер прижался к ее спине. – С другой стороны, я с удовольствием согласился бы, чтобы снег на много дней засыпал здесь меня с тобой, чтобы снегопад превратился в настоящую метель.
– Чтобы снег засыпал нас? Чтобы мы оказались взаперти, хотите вы сказать? – отодвинувшись от него, уточнила Зения.
– Такое маловероятно, но совсем не страшно. Здесь есть запас продуктов и достаточно топлива.
– А Элизабет?! – воскликнула Зения. – Я не могу застрять здесь!
– С Бет все в полном порядке, и она просто счастлива. Ты ведь оставила ее с миссис Лэм, не так ли?
– Да, но… – Зения потянулась за своей одеждой и, встряхнув платье, посмотрела на посыпавшиеся с него капли воды. – Ох, оно до сих пор совершенно мокрое!
– Не делай глупостей, Зения. Сегодня вечером ты никуда не поедешь.
– А если начнется метель?! Я не могу так надолго оставить ее!
– Вероятно, тебе следовало подумать обо всем, прежде чем отправляться на север. – Он забрал у нее из рук платье и бросил его на кресло.
– Во всем виноваты вы! – Зения снова схватила платье. – Вы заманили меня сюда!
– Ты отправилась на свадьбу с Джоселином! – зарычал он. – Я уверен, что он просто необыкновенный, но тем не менее он так же не властен над метелями, как и я.
– Я хочу уехать! – закричала она. – Я хочу уехать к Элизабет!
– Отлично. Я отвезу тебя. Мы поедем мимо дома священника. Я хочу, чтобы мы обвенчались, прежде чем вернуться.
– Мы не успеем. Уже нет времени, – воспротивилась Зения, выжимая воду из чулка. – Возможно, уже и так идет слишком сильный снег.
Лорд Уинтер снял с крючка на стене фонарь и зажег его. Подойдя к двери, он открыл ее, впустив в дом порыв ветра и холод, и вышел наружу.
– Снег перестал, – сообщил он, подняв вверх фонарь.
Обхватив себя руками, чтобы защититься от холодного воздуха, Зения выглянула за дверь. На ветру рукава рубашки прилипли к рукам лорда Уинтера, а его дыхание облачками застывало в морозном воздухе. Снег уже не падал, а, искрясь, лежал на земле слоем толщиной не более дюйма.
– Он может пойти снова. – Когда Арден вернулся в комнату, она отошла к камину, села и принялась натягивать на ноги противные мокрые чулки. – Нужно ехать сейчас.
– И заблудиться в болотах ночью в непогоду? Для Бет такое путешествие не принесет чрезвычайно много пользы. Если ты настаиваешь, чтобы мы непременно уехали сегодня, мы доберемся до дома викария в Гросмонте, и священник сможет обвенчать нас, не откладывая. Мы останемся там на ночь, а утром сядем на поезд.
– Вы так не сделаете! – Она вскинула голову. – Они арестуют вас за нападение на поезд!
– Не арестуют.
– Вы не можете быть так уверены! – Зения встала.
– Могу, потому что я владею половиной этой железной дороги.
– Вы владеете ею?! – Зения чуть не задохнулась.
– Я не вмешиваюсь в ее дела. – Лорд Уинтер недовольно кивнул и потянулся за своим плащом. – Однако я не сомневаюсь, что они дважды подумают, прежде чем возбудить дело против своего главного держателя акций, тем более я не делал ничего предосудительного, только ехал верхом рядом с поездом, а в меня стреляли.
– И вытащили меня!
– Свою жену, на которую я имею право.
– Я не ваша жена.
– Хорошо, – подтвердил лорд Уинтер с угрожающим блеском в глазах, – но теперь мы готовы исправить положение, не так ли?
– Простите. – Увернувшись от его рук, Зения подтянула сорочку на плечи и обхватила себя руками. – Мне не следовало… Я не хочу…
– Я знал! – Подозрительное выражение на его лице сменилось черной яростью, и он отшвырнул плащ в сторону. – Я знал, что Бет тут ни при чем! Что я сделал?
– Я ошибалась! – У Зении начиналась истерика. – Я устала! Я не выйду за вас замуж! Я хочу уехать! – Она узнавала в себе свою мать, но не могла остановиться. – Отпустите меня, отпустите меня! – разразилась она неистовыми рыданиями.
– Нет. – Его голос холодным ножом вонзился в ее рыдания.
– Я хочу уехать! – закричала она.
– Значит, ты оставляешь меня? – с усмешкой спросил лорд Уинтер. – Значит, мы все расплачиваемся за твои безумные страхи! И Бет тоже. Так же, как твоя мать заставила тебя расплачиваться за ее гордыню.
– Я должна уехать. Вы должны позволить мне уехать.
– Нет.
– Вы оставите меня! – Ее голос превратился в истерический визг. – Я останусь одна!
– Боже мой, ты заявляешь, что я требую свободы, но ведь как раз ты ее требуешь! – Его голос звучал под стать голосу Зении. – Ты не веришь никому, кроме себя! Я нашел то, что искал! Я нашел тебя, и мне больше не нужно ничего искать.
– Нет, нет, нет, – затрясла головой Зения, – неправда. Я не могу поверить твоим словам.
– Что я должен сделать, чтобы заставить тебя поверить? Что я должен сказать?
– Ничего!
– Ничего? – выкрикнул лорд Уинтер. – Два года ты живешь как моя жена; я хочу жениться на тебе; ты позволяешь мне… – он выразительно посмотрел на кресло, – в этом кресле… Господи, это же, можно сказать, распутство! И что ты собираешься делать после этого – выйти замуж за Джоселина?
– Да! – выкрикнула она. – Я выйду за него замуж!
– Ты лишилась рассудка! Теперь он не захочет на тебе жениться! – заявил Арден в крайнем замешательстве.
– Захочет! – не задумываясь, выпалила Зения. – Захочет, захочет! Вы можете сделать мне сотню детей, а он все равно женится на мне! Он хочет детей, но не хочет того, что делаете вы!
– Ты такая же сумасшедшая, как твоя мать. – Лорд Уинтер, не отрываясь, смотрел на нее.
– Нет! – взвизгнула Зения, заткнув уши. – Он любит детей!
– А кто же тогда я? Племенной жеребец? – взревел он. – Значит, поэтому ты позволила мне… – У него сорвался голос. – Поэтому? – Он шагнул к ней.
– Да! Да, да, да! – кричала она.
Обхватив руками голову и крепко зажмурившись, Зения, вся дрожа, в полной тишине опустилась на колени и разрыдалась. Кроме ее рыданий, в коттедже не раздавалось ни звука, только ветер свистел за стенами дома и гудел в дымоходе.
– Очень хорошо, – ледяным тоном произнес лорд Уинтер. – Одевайтесь. Больше я не буду докучать вам, мадам.


От сырой одежды было холодно, но лорд Уинтер укутал Зению в одеяло, и она почти не ощущала ветра, когда, сидя на лошади впереди лорда Уинтера, ехала по вересковой пустоши, тускло освещенной пробивавшимся сквозь облака светом. Они так далеко отъехали от железнодорожной станции, что Зения думала, им понадобится много времени, чтобы добраться до какого-нибудь жилья. Но прошло, наверное, не больше получаса, когда она поняла, что темная масса, к которой приближалась лошадь, была не кучкой деревьев, росших в конце темной долины, а домом. Дом одиноко стоял на краю вересковой пустоши на фоне тусклого ночного неба и снежного отражения. Ветер с воем кружился вокруг него. Лунный свет, пробившись через разорвавшееся облачное покрывало, осветил двойной ряд высоких темных окон, показав, что размеры дома значительно меньше, чем в Суонмире, но все же он среди открытого пространства производил внушительное впечатление. Миновав каменные колонны, лорд Уинтер въехал во двор, и снежный наст захрустел под копытами кобылы. Вместо того чтобы остановиться у балюстрады с двойной лестницей, со ступенек которой ветер сдувал искрящиеся полоски снега, лорд Уинтер направил лошадь за угол к черному ходу. Оставив Зению на лошади, он спешился и постучал в дверь. После долгого затишья кто-то отпер ее, и луч света упал на ступеньки и снег. Зения не слышала, что сказал лорд Уинтер, но мужчина взял фонарь и, подняв воротник пальто, быстро спустился вместе с ним. Слуга проводил закутанную в одеяло Зению вверх по лестнице и оставил за дверью с лордом Уинтером. Они остались вдвоем в темном коридоре с панелями, заваленном сундуками и сапогами. С отсутствующим видом лорд Уинтер, прикрывая рукой серную спичку, подносил ее к вставленным в бра свечам, и когда золотистый свет осветил коридор, опустил руки.
– Полагаю, вы заметили, что облака рассеиваются. – Не глядя на Зению, он стряхивал снег с плаща. – Сегодня ночью не должно быть метели. Но я предлагаю вам, если вы не против, остаться здесь до утра, а утром мистер Боуд отвезет вас на станцию. Ваш багаж из поезда здесь, так что теперь у вас есть сухая одежда.
– Где мы? – робко спросила Зения.
– В моем доме, – коротко ответил он.
– О, но я думала…
– Добро пожаловать в мою нору, – отрывисто, с мрачным видом пригласил лорд Уинтер. – Много лет назад моя тетка оставила мне наследство – шахты, овец и железную дорогу, и доход, слава Богу, не зависит от воли моего отца. – Его лицо немного прояснилось, когда в коридор вошла пожилая женщина, на ходу поправляя на голове чепец. – Миссис Боуд, вы можете где-нибудь устроить ее на ночь? – обратился к ней лорд Уинтер, кивком указав на Зению.
Когда экономка, тихо закряхтев, слегка присела и склонила голову, Зения увидела у нее на спине горб. Со странной смесью тревожного беспокойства и властности в голосе женщина ответила:
– Думаю, миледи может расположиться в прежней комнате хозяйки, хотя не могу точно сказать, будет ли тянуть дымоход.
Во время разговора о дымоходе и о том, сможет ли миссис Боуд разжечь огонь, Зения так и стояла, завернувшись в одеяло. Лорд Уинтер не стал дожидаться возвращения мужчины, а набрал охапку поленьев из стоявшего у двери ящика, не обращая внимания на суету и протесты миссис Боуд, которые явно свидетельствовали о том, что она не слишком старается помешать ему. Со свечой в руке экономка направилась по коридору в дом, и Зения последовала за ней и лордом Уинтером.
Внутри все выглядело так же, как в доме ее отца на Бентинк-стрит: мебель покрыта чехлами, двери заперты; но здесь стоял запах нежилого помещения и давно не убираемой пыли, коридоры, заставленные ящиками и непонятными предметами мебели, как будто хранили холод, холод пропитывал и весь дом, словно здесь никогда не разжигали огня. Наверху миссис Боуд открыла дверь в спальню, где было темно и холодно, стекла дребезжали от ветра, а на одном подоконнике, где находилось разбитое оконное стекло, затянутое материей, лежал снег.
– Она не может здесь спать, – хмуро оглядев комнату, с раздражением подвел итог лорд Уинтер. – Прошу прощения, мадам, – обратился он в сторону Зении, – здесь нечто вроде холостяцкого жилища. Миссис Боуд, надеюсь, завтра вы займетесь разбитым окном. Во всяком случае, нужно хотя бы закрыть ставни.
– Да, сэр, – ответила экономка, бросив взгляд на Зению, и, когда лорд Уинтер вышел в коридор, тихо заворчала: – Он не обратил ни малейшего внимания, когда я сказала ему, что ставня упала, мадам, хотя они вместе с мистером Боудом всю прошедшую неделю возились с коттеджем егеря. Не знаю, что, по его мнению, я должна сделать, кроме того, как самой взять лестницу и сломать себе шею. – Зения из вежливости кивнула, и экономка, видимо, сочла ее жест за приглашение продолжать рассказ. – Дом холостяцкий, мадам, и здесь не осталось никого, кроме меня и мистера Боуда, а в нашем возрасте что можно сделать! Старинное имение разваливается прямо у нас на глазах, пока его сиятельство болтается по миру, не появляясь здесь годами. Я делаю все, что в моих силах, мадам, но мне уже семьдесят шесть, и у меня нет даже девушки-помощницы, так что простите меня за то, что здесь творится.
– Прошу вас, миссис Боуд, не расстраивайтесь. Мне очень неприятно, что вас потревожили. Я останусь здесь всего на одну ночь, и любое место, которое вы можете предложить, меня вполне устроит.
– О, вы собираетесь так скоро уехать? – Старая дама разочарованно всплеснула руками. – Я надеялась… С новой хозяйкой… А имение такое чудесное, старинное. Да, таким оно было при жизни леди Маргарет, упокой, Господи, ее душу.
– К сожалению, я не… – Зения почувствовала, что не может сказать хрупкой старой женщине, что она вовсе не новая хозяйка. – Я уверена, оно было очень милым.
– Уверяю вас, мадам, оно было именно таким. – Миссис Боуд направилась к лестнице, и Зения последовала за ней. – Но если джентльмен живет в двух комнатах, как отшельник, почему… – Она понизила голос, когда они стали спускаться по лестнице. – Клянусь, промозглая сырость прогонит его отсюда. И мистер Боуд, и я сама снова и снова твердим ему, чтобы он… подумал о доме. Вы сами, мадам, знаете, каков он. Добрый, щедрый хозяин, но совершенно не представляет, чего требует дом. Он смотрит на него только как на четыре стены и крышу. Осмелюсь сказать, он мог бы жить и под мостом, для него нет никакой разницы. Говорю вам, мадам, я жалею его с того дня, как он приехал сюда с массой книг и ружей, но без всего остального, – такой замкнутый, стеснительный джентльмен. Я до смерти обрадовалась, когда услышала, что он женился и теперь будет кому за ним присматривать, потому что иначе он превратится в одного из тех старых чудаковатых джентльменов, которые никогда не разговаривают ни с одной живой душой, а только коллекционируют всякие вещи и в полном одиночестве сидят в своих комнатах. Конечно, мне нечего особо волноваться, я не доживу до того, чтобы увидеть такое, но мне не хотелось бы, чтобы так случилось.
– Эта комната подойдет, – сказал лорд Уинтер, выходя из двери на лестничную площадку и отряхивая с рукавов древесные щепки. – Миссис Боуд, я найду себе место, где переночевать, а вас прошу принести сюда ее вещи, чистое постельное белье и тому подобное. – Когда экономка торопливо ушла выполнять его распоряжение, он взглянул на Зению и сухо указал на дверь: – Боюсь, я нашел здесь самое лучшее из всего, что можно найти.
Зения вошла в отделанную панелями комнату, в которой, помимо бесчисленного количества книг, валялось множество всяких предметов: свернутые в рулоны карты, коробки с ракушками и разные сувениры из путешествий. Между окнами стоял прислоненный к стене сложенный зонт из красного с золотом шелка, украшенный кистями и вышивкой, – под такими зонтами паша на верблюде прячется от солнца, а на темно-зеленой шторе рядом с зонтом виднелась приколотая огромная, сброшенная коброй кожа, которая свешивалась, касаясь пола. Огонь, уже потрескивавший за изящной медной каминной решеткой, прогонял из библиотеки холод. Взяв еще одно полено, лорд Уинтер бросил его в камин и смотрел на пламя. Свет плясал на его лице и освещал позолоченные часы, стоявшие на каминной полке среди кусков разбитой статуэтки с треснувшей мраморной головой, и синюю с белым китайскую вазу на камине, и пачку рукописных листов, слегка шевелившихся в потоке теплого воздуха, идущего от камина. И еще Зения заметила хиджаб – амулет с плетеным кожаным ремешком, висевший на каменном ухе статуэтки, как обладавший магической силой, так и предохранявший от зла. Позади лорда Уинтера в углу возле камина стояла турецкая софа с горой подушек и измятыми простынями. Миссис Боуд вошла со свежим постельным бельем, положенным поверх дорожной корзины Зении и, наклонившись, начала застилать софу.
– Здесь должно быть достаточно тепло. Желаю вам спокойной ночи. – Лорд Уинтер отвлекся от углубленного изучения пламени и, пройдя мимо Зении, вышел, прежде чем она успела ему ответить.
– Прошу прощения, мадам, – заговорила миссис Боуд, – но его сиятельство вполне прав. Комната хорошая, уютная, если вам не противны заморские змеи. Может быть, мне следует попросить мистера Боуда унести отсюда змею, мадам?
– Вы имеете в виду кожу? – Зения недоуменно посмотрела на экономку.
– О, конечно, мадам, – дрожащим смехом рассмеялась миссис Боуд, – ужасная старая штука. Решительно заявляю, что не имею в виду настоящую змею! Мы не столь отчаянные люди! – Она подвернула одеяло. – Но достаточно бесшабашны для всего такого. Мне хотелось бы получить известие, что приедет новая хозяйка, тогда я наняла бы нескольких девушек, чтобы привести дом в порядок, и, если потребовалось бы, заплатила бы за все из собственного кошелька!
– Змеиная кожа очень красива, – оценила Зения. – А мне приходилось ночевать в местах гораздо худших, миссис Боуд.
– Спасибо, мадам, за ваши слова. – Миссис Боуд последний раз похлопала по софе. – Вы очень добры. Не хотите ли тостов с маслом?
– Нет, благодарю вас, я очень устала.
– Тогда звонок здесь, мадам. – Миссис Боуд с кряхтеньем поклонилась. – Быть может, утром нас будет ждать голубое небо, и вы увидите имение в лучшем свете.


Но к утру небо не стало голубым, и в просвет между шторами проглядывала только свинцовая чернота. Зения сидела на софе в дорожном платье и, не обращая внимания на поднос с тостами и чаем, который подала миссис Боуд, читала записку лорда Уинтера. Он указал ей время, когда она должна выехать, чтобы попасть на поезд, написал, что экипаж будет ждать ее, и попросил до отъезда уделить ему несколько минут, чтобы поговорить о делах.
Стараясь как можно дольше протянуть время, Зения сидела и смотрела вокруг себя на заваленную вещами библиотеку, на столы, исписанные листы и карты. Комната имела нежилой вид, она больше походила на большой чулан, который используют для хранения случайных вещей. И все же Зения вдыхала знакомый мужской запах, который ощущала в комнате, на себе, внутри себя. Она понимала, что лорд Уинтер не будет снова просить ее стать его женой, что зашла слишком далеко и сделала свой окончательный выбор. То существо, которое прошедшей ночью визжало и кричало на него, теперь казалось далеким, однако Зения чувствовала, что оно до сих пор сидит в ней и гонит ее прочь от Ардена. Она чувствовала внутреннюю боль, мучение, с которым она жила всю жизнь. Ей страстно хотелось быть с Элизабет, чтобы успокоиться и все забыть, однако она знала, что все останется по-прежнему, что неизменно под всеми радостями, которые она могла себе представить, будет таиться боль. Боль казалась ей более надежной и знакомой, чем само счастье: счастья можно лишиться в одно мгновение, оно могло ускользнуть, и тогда ей останется только смертельная тоска по тому, что однажды было реальностью. Теперь Зения понимала свою мать так, как не понимала никогда прежде. Лорд Уинтер прав. Отдавая себе отчет, что отец Зении не остался бы – не мог остаться, – ее мать прогнала его. Зению переполняла слепая ярость и еще страх. Она теребила темный мех своей муфты, страшась даже увидеть лорда Уинтера, не зная определенно, будет ли она кричать на него или молить у него прощения за те слова, которые произносила, требуя отпустить ее.
В конце концов пришла миссис Боуд и, доложив, что лорд Уинтер желает видеть Зению, проводила ее в соседнюю комнату – элегантный кабинет, наполненный книгами и предметами старины. Здесь стоял длинный стол, одну половину которого занимали карты и раскрытые атласы, а другую очистили для кофейника, и на ней стояли остатки завтрака. В дальнем сумрачном конце комнаты, где когда-то на стенах и над камином висели картины, в аккуратных стойках блестела коллекция оружия: европейские винтовки и пистолеты соседствовали с оружием Востока – начищенными мушкетами и золотыми кривыми турецкими саблями. Лорд Уинтер стоял возле единственного стула у стола, одетый в такую же одежду, в какой она впервые увидела его в Дар-Джуне – в охотничьей куртке и высоких сапогах.
– Вы должны выехать через четверть часа, – не поздоровавшись с Зенией, констатировал он. – Я хочу договориться относительно Бет. – В его голосе звучали непреклонные, угрожающие нотки, которые, казалось, еще усиливались блеском стоявшего вокруг оружия. – Я всю ночь думал о ней. Я не знаю, чего вы ожидаете от меня, какое соглашение вы заключили с Джоселином, но если вы ожидаете от меня, что вы и я… – на секунду его челюсть окаменела, – будем оставаться любовниками, после того как вы выйдете за него замуж, то такого не будет. Если наша… если после прошедшей ночи появится еще ребенок, тогда то, что мы сейчас решим в отношении Бет, распространится и на него тоже. Вы понимаете меня?
Зения кивнула и с трудом подняла взгляд от стоявших на столе тарелок, по которым можно было судить, что еда интересовала лорда Уинтера еще меньше, чем ее.
– Я хочу, чтобы Бет знала, кто я.
– Если вы так настаиваете, если вы полагаете, что для нее так будет лучше…
– Черт побери, не смейте говорить мне о том, что будет для нее лучше! – Он плотно сомкнул губы, словно хотел бы сказать больше, но не мог себе позволить.
– Что еще?
– Я буду видеться с ней. Каждый день, если захочу.
– Нет. – Зения выразительно покачала головой.
– Неужели вы так боитесь, что я украду ее? – спросил он, отвернувшись к окну.
Она боялась этого, и ей было страшно снова встречаться с ним.
– Думаю, посещения будут слишком тяжелы для нее. Она приучится ждать вас, надеяться, что вы придете, и очень расстроится, когда вы не появитесь.
– Ну что ж! – вздохнул лорд Уинтер.
– Вы останетесь в Англии?
Он не ответил – свидетельства его бродячей, кочевой жизни окружали их повсюду.
– Значит, я никогда больше не увижу ее? – ледяным тоном спросил он. – Ни разу?
– Я поговорю с мистером Джоселином и посмотрю, что он посоветует. Мне нужно подумать.
Зения ожидала, что лорд Уинтер придет в ярость, но он, окаменев, продолжал смотреть в окно отсутствующим взглядом.
– Ваш экипаж подан, – сообщил лорд Уинтер, когда раздался стук колес и подков по обледеневшему снегу.
Зения почувствовала, как у нее болезненно застучало сердце, и посмотрела в нетронутую чашку уже остывшего кофе на столе.
– Полагаю, вы правы, я уеду из страны. – Выражение его лица не изменилось, он все так же немигающим взглядом смотрел в окно и выглядел полностью отрешенным от мира сего. – Полагаю, вы правы и в отношении того, что для вашей дочери и для всех нас будет лучше, если я больше не увижу ее.
– Так было бы наименее болезненно.
– Вот как? – Он слегка улыбнулся какой-то нечеловеческой улыбкой. – Превосходно.
– Мне пора идти, – в отчаянии произнесла Зения.
– Да. – Он обернулся, как будто совершенно забыл, что она стояла здесь, и в это время зазвонили стоявшие на каминной полке часы. – Конечно.
Лорд Уинтер открыл ей дверь и проводил через парадный холл.
– Мистер Боуд положил в коляску горячие кирпичи, – доложила вышедшая на лестницу миссис Боуд и, не глядя на Зению, придержала для нее дверь.
Выйдя на ветер, Зения увидела, что к экипажу привязана белая кобыла, покрытая одеялом, и вопросительно взглянула на лорда Уинтера.
– Шаджар-аль-Дурр принадлежит Элизабет. – Он стоял раздетый, и ветер раздувал его волосы. – Она собственность Бет – не ваша и не Джоселина. Мистер Боуд позаботится, чтобы в поезде ей отвели купе.
Зения молча кивнула.
– Прощайте. – Лорд Уинтер коротко поклонился, повернулся и вошел обратно в дом.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Охотник за мечтой - Кинсейл Лаура



очень понравилось
Охотник за мечтой - Кинсейл Лаураангелина
10.12.2012, 19.10





понравилось. но ровно до середины, автору не получилось вытянуть сюжет и героев, после возвращениия в англию начался бред какой то у героев)) в целом понравилось. равно на один раз)
Охотник за мечтой - Кинсейл ЛаураИнесса
20.03.2013, 7.31





понравилось. но ровно до середины, автору не получилось вытянуть сюжет и героев, после возвращениия в англию начался бред какой то у героев)) в целом понравилось. равно на один раз)
Охотник за мечтой - Кинсейл ЛаураИнесса
20.03.2013, 7.31





Мне нравятся романы этого автора, но этот, на мой взгляд, немного затянут и не очень правдоподобный.
Охотник за мечтой - Кинсейл ЛаураИванна
20.10.2013, 9.05





Интересно,но немного затянуто.
Охотник за мечтой - Кинсейл ЛаураНаталья 66
30.03.2014, 23.23





Роман затянут. Ггероиня идиотка, просто выбесила меня.
Охотник за мечтой - Кинсейл ЛаураНатали
26.03.2016, 11.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100