Читать онлайн Мой милый друг, автора - Кинсейл Лаура, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой милый друг - Кинсейл Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.48 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой милый друг - Кинсейл Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой милый друг - Кинсейл Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинсейл Лаура

Мой милый друг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Роберт понятия не имел, где находится – в Лондоне или на базаре в Дели, – и не замечал ничего и никого вокруг. Погруженный в свои мрачные мысли, он перешел через мост. Отчаяние и стыд владели его душой. Ощущение реальности покинуло его, но остановиться он не мог: ему казалось, что, если он остановится, его будет видно насквозь со всеми его страхами и попытками спрятаться от жизни.
И он продолжал идти. Но здесь, в Лондоне, не было ни Шри Раману, ни древнего храма, в который Роберт мог бы принести свои невзгоды. Смеркалось. Мостовая сменилась пыльной дорогой, а впереди, за городом простирались поля. У одного из домов бранились женщины.
Он проголодался. Холодный ветер пронизывал до костей. Новые сапоги натерли ноги.
– Ты вряд ли приведешь меня домой, – сказал Роберт хорьку, притихшему в муфте.
Ответа не последовало. Роберт заглянул в отверстие муфты, потискал ее, чтобы проверить, не задохнулся ли там хорек. Зверек не пошевелился. Роберт сунул палец внутрь.
– Черт! – воскликнул он, отдернув руку. Хорек прокусил перчатку. Роберт бросил муфту с шалью на землю и подул на укушенный палец. – Этим приемам ты наверняка научился у своей хозяйки.
Рядом протрубил рожок дилижанса. Роберт подхватил с земли муфту и отступил на обочину грязной проезжей дороги. Когда дилижанс проехал, Роберт обнаружил, что стоит посреди какой-то деревушки. Он и не заметил, как вышел из города.
На одном из домов покачивалась вывеска на скрипучих петлях. «Хайфлайер» – гласила надпись, сделанная красной краской под рисунком, изображавшим карету с неправдоподобно огромными колесами. Постоялый двор оказался далеко не таким изысканным, как было заявлено на вывеске: покосившаяся соломенная крыша, каменный порог, истертый множеством посетителей, так что в углублениях ступенек собиралась вода. Наклон обшитых деревом стен отрицал все физические законы.
Но рядом с домом был разбит маленький палисадник, и из единственного окошка на цветы лился теплый свет. У Роберта от голода давно уже болела голова. Он отворил калитку и поднялся по ступенькам в дом.
Хозяйка – дородная женщина средних лет – подняла голову от вязанья и промолвила:
– Вечер добрый, сэр. Что желаете?
– У вас можно пообедать?
– Само собой, сэр. Пирог с ветчиной или острый индийский суп?
– Острый индийский суп? – переспросил приятно удивленный Роберт.
– Ну да. Я готовлю его для моего сына Таккера, – оправдывалась женщина. – Суп вкусный, только специй многовато. Но Таккер пристрастился к этому блюду, пока служил в Индии. Может, принести вам пирог с ветчиной?
– Не надо пирога. – Он улыбнулся. – Я и сам любитель карри.
– Ах, вы думаете, я не знаю, что такое карри? А я знаю – сын научил! – Она рассмеялась, сморщив нос. – Вы, сэр, были в Индии. Мой сын столько рассказывал об этой стране – я готова слушать его часами.
– Десятый Бенгальский пехотный полк, – отрекомендовался Роберт. – А вы способная ученица. Где служил ваш сын?
– В Мадрасе, – словоохотливо откликнулась хозяйка. – Я вам мигом суп приготовлю, сэр, – вы, похоже, устали с дороги. Эль будете?
Роберт кивнул и присел к огню. Хозяйский пес, дружелюбно помахивая хвостом, обнюхал его и, коротко вздохнув, улегся рядом. Роберт погладил его по голове.
– Очаровательные манеры, – пробормотал он. – Не то что у некоторых хорьков.
Белый чепчик хозяйки вынырнул из полумрака кухни. Женщина принесла тарелку с горячим супом и ложку.
– Отойди-ка, Скиппер, – приказала она, легонько оттолкнув пса ногой. – Вот и ваш жидкий перец, сэр. Осторожнее, не обожгитесь.
– Постараюсь, – улыбнулся Роберт. Он попробовал суп, поглядывая на Скиппера, который послушно отошел и свернулся калачиком перед камином.
Тем временем хозяйка сходила за элем и хлебом и, поставив все это перед Робертом, снова уселась в кресло-качалку и принялась за вязание.
– Ну, как вам суп, нравится?
– Очень вкусно, – ответил Роберт. Специй многовато, как она и предупреждала, и картофеля больше, чем мяса. Но Роберт был рад снова попробовать карри. Он ел медленно, не сводя глаз с собаки.
– Скучаете по Индии? – продолжала расспросы хозяйка, щелкая спицами.
– Да нет. – Роберт пожал плечами.
– У вас такой задумчивый вид.
– Я думал о собаке, – сказал он, отхлебнув эля. – У меня тоже был пес по кличке Скип.
– Вот как?.. – Женщина сочувственно покачала головой. – Хороший был песик?
В мерном покачивании кресла-качалки было что-то успокаивающее, и Роберт впервые за много лет заговорил о Скипе:
– Беспородный и далеко не красавец.
– Не важно, как они выглядят, правда?
Роберт попробовал мясо, приправленное карри, и вытаращил глаза.
– Что, острое? – довольно рассмеялась хозяйка. Он кивнул, опустив голову, чтобы она не видела его лица. – А моему сыну нравится. – Роберт обмакнул хлеб в соус и съел кусочек. – Не часто к нам заходят благородные господа. Вы пришли пешком?
– Да. Решил прогуляться. – Роберт вытащил из кармана платок и высморкался. – Вы не сдаете комнаты на ночь?
– Сдаю, сэр. Это вы правильно решили – время позднее. Нельзя вам возвращаться одному. У нас тут небезопасно – разбойники пошаливают. Такие вот неспокойные времена настали. – Ее спицы замерли на мгновение – она внимательно посмотрела на гостя. – Сдается мне, вы нездоровы.
Роберт вытер глаза.
– Это карри виноват.
– Ну да, – кивнула она, вновь принимаясь за вязание.
– Не понимаю, что на тебя нашло, мама! – воскликнула Мелинда, входя вслед за Фоли в спальню.
– Я была не в духе! – отрезала Фоли, швырнув шляпку на туалетный столик. – Будь так любезна, оставь меня в покое!
– Мистер Хокридж сообщил тебе дурные вести?
– Ничего нового он мне не сказал. Мы целиком и полностью зависим от мистера Роберта Кэмбурна.
– Ах это, – пренебрежительно обронила Мелинда.
– Хорошо тебе говорить «ах это»! Выйдешь замуж, и твой богатый супруг будет тебя холить и лелеять! – Фоли присела на постель и расшнуровала ботинки.
– Ну… возможно.
– А я до конца своих дней останусь под опекой этого сумасшедшего. – Она отшвырнула ботинки в угол комнаты и закрыла лицо руками.
– Мама, мне надо с тобой поговорить.
– Не сейчас. Оставь меня. Я хочу отдохнуть.
– Но…
– Нет! – Фоли впервые позволила себе повысить голос на падчерицу. Не отнимая рук от лица, она покачала головой. – Нет, Мелинда, сейчас я не могу.
– Но, мама…
– Уходи, прошу тебя!
Мелинда часто задышала, готовая вот-вот расплакаться. Потом Фоли услышала ее шаги по ковру и стук захлопнувшейся двери.
Она опустила руки и невидящим взглядом уставилась на индийский ковер: красные, синие и золотые линии переплетались, образуя причудливые узоры.
– Что ты знаешь? – шептала Фоли, лежа на постели и зарывшись головой в подушку. – Что ты знаешь о жизни, глупышка? Нельзя жить одной. Нельзя жить несбыточными мечтами.
За окном стемнело, спицы продолжали мерно постукивать в руках хозяйки. В комнате царила тишина – только дрова в камине потрескивали да поскрипывало старое кресло-качалка. Скиппер растянулся у огня, сладко посапывая.
Роберт допил эль.
– Что вы вяжете? – спросил он наконец.
– Не знаю, – ответила женщина. – Порой я вяжу просто так – а вдруг что и выйдет? Частенько распускаю и начинаю вязать заново. Но сейчас мои пальцы, кажется, знают, что делают.
Роберт улыбнулся. Скиппер встал, потоптался на месте и снова улегся у камина.
– А мне нравится, когда заранее не знаешь, что получится, – продолжала хозяйка. – Мой муж вечно ворчал: «Связала бы шарф. Или жилет. Неужели так трудно?» Но если я пыталась выполнить его просьбу, пальцы меня плохо слушались – наверное, им хотелось связать что-то другое.
Роберту вспомнились слова Филиппы: «Почему бы тебе не заняться чем-нибудь полезным? С твоими способностями можно достичь многого. Неужели так трудно направить свои силы на что-нибудь более важное?»
– Все это глупости, – вздохнула хозяйка.
– Вовсе нет, – возразил Роберт, глядя на огонь.
– Вы правда так думаете? Мужчины обычно смеются надо мной.
– Я не смеюсь. Дело в том, что я и сам никогда не мог угадать, что хотят сделать мои руки, – задумчиво промолвил он.
Женщина улыбнулась:
– Предоставьте им свободу – и увидите.
– Так вот в чем секрет?
– Мои руки не всегда делают полезные вещи. Как-то раз мне захотелось связать чепчик внучке, а получилась шаль для невестки. Но это и к лучшему – шерсть оказалась слишком толстой. А руки мои это сразу поняли и не стали вязать чепчик. – Она усмехнулась. – Так вот, шаль я подарила невестке, а о чепчике ничего не сказала. Невестка моя счастлива – наверное, все дело в той шали. Уж больно она ей пришлась по душе.
– А я когда-то писал письма – вот так же, не думая, что из этого выйдет. Рука сама следовала за мыслями.
– Правда? И что же, получилось забавно?
– Она в меня влюбилась – та леди, которой я писал.
Хозяйка покачивалась в кресле, постукивая спицами.
– Сегодня вы невеселы. Думали о ней?
– Она сказала, что мы все придумали – и друг друга, и нашу любовь.
– И она права?
– Конечно. – Роберт вздохнул. – Конечно, права. Я в то время был в Индии, брак мой оказался неудачным. Тоскливо мне было. Она жила здесь и тоже была несчастлива в браке. – И что же?
– Теперь мы оба свободны. Но я с ней не слишком хорошо обошелся. – Роберт мрачно усмехнулся. – А она говорит, что один раз я уже разбил ее сердце и она больше не хочет рисковать. И никто не посмеет ее упрекнуть.
Хозяйка задумчиво покачала головой. Роберт провел ладонью по лицу.
– Одному Богу известно, почему я решил рассказать вам об этом.
– Богу-то наверняка известно, – сказала женщина.
– И что мне теперь делать? – в отчаянии промолвил он, ни к кому не обращаясь.
– Вы прошли длинный путь.
– Это верно, – горько усмехнулся Роберт.
– Шли долго, да только никуда не пришли.
– Наверное, вы знали меня в прошлой жизни.
Хозяйка улыбнулась:
– Все мужчины пьют или уходят куда глаза глядят. Как будто бегут от чего-то.
– У меня на то были свои причины.
– Да, полагаю, что так. А что с тем беспородным псом?
– Жена его застрелила. – Роберт сделал большой глоток из кружки с элем. – Он разодрал ее лучшую нижнюю юбку.
Женщина кивнула:
– А та, другая леди, которая влюбилась в ваши письма? Она тоже способна убить собаку из-за тряпки?
– Нет. – Роберт положил на стол муфту, завернутую в шаль, и осторожно встряхнул сверток. – Она отдала мне этого проклятого хорька, который кусается, стоит до него дотронуться.
Зверек осторожно высунул голову из своего убежища и, вытянув шею, огляделся. Его крохотные глазенки озорно сверкнули.
Хозяйка беззвучно расхохоталась и снова принялась за вязание.
– Ну что ж, сэр. Думаю, вам следует остановиться – такое сокровище не стоит терять. Вряд ли вы найдете лучше.
Роберт вернулся в гостиницу на следующий день. Хорька он принес с собой в клетке. Это была уже третья купленная им клетка – из двух предыдущих зверек ухитрился выбраться за каких-нибудь несколько секунд. Роберт поставил клетку на столик и направился в спальню, чтобы снять шляпу и плащ.
Переступив порог спальни, Роберт замер. На аккуратно заправленной кровати лежали чепчик и передник горничной. И тот и другой были в крови – кровь залила вещи, как будто жертве перерезали горло.
Все это было похоже на кошмарный сон. Ему почему-то сразу вспомнилось искаженное от страха личико Кэти. Роберт вернулся в гостиную и осмотрелся: дверь в гардероб была приоткрыта. Он распахнул ее.
Сумка, в которой он хранил дневники и письма Фоли, исчезла.
Быстро собрав вещи – благо их было немного, – он запихнул в дорожный сундучок с бельем окровавленные передник и чепчик. Затем написал записку хозяину гостиницы касательно содержания его лошади, приложил сумму, в два раза превышавшую ту, что он задолжал, запечатал конверт и оставил на письменном столе.
Услышав за спиной стук и скрежет, Роберт обернулся на пороге. Хорек метался по клетке и яростно дергал замок.
– Ну хорошо, хорошо, – буркнул Роберт, взял со стола клетку и вышел в коридор.
Фоли снился Тут. Он скребся в клетке и разговаривал с ней голосом Роберта Кэмбурна. Фоли пыталась открыть клетку, но руки ее не слушались.
– Фолли! – послышался настойчивый шепот. – Фолли, проснитесь!
Кто-то осторожно коснулся ее щеки. Фоли застонала и открыла глаза. За окцом светало. Фоли зажмурилась и уткнулась лицом в подушку.
– Фолли! – снова позвал ее тихий голос.
Она резко села в постели и в ужасе вскрикнула. Над ней нависла чья-то тень. Неизвестный отдернул руку, как будто его ужалили, и быстро прошептал:
– Не бойтесь! Это я.
Фоли, тяжело дыша, не сводила с него глаз. К груди она прижимала подушку.
– Вам нечего бояться, – повторил Роберт. Закутанный в черный плащ, он был похож на колдуна.
– О Боже! – выдохнула Фоли.
– Нам надо поговорить.
– Вы с ума сошли! Что вы здесь делаете?
– Но это же мой дом, – возразил он, как будто это все объясняло.
– Ну да, и поэтому вы проникли сюда через окно! – прошипела Фоли. – Почему вы не продемонстрировали этот трюк перед поверенным? Зачем вы прикинулись нормальным, после того как я поклялась мистеру Хокриджу, что вы сумасшедший?
– Должно быть, это любовь, – сухо промолвил Роберт.
– Ну конечно! Что вам нужно? – спросила она, сердито воззрившись на него и натянув одеяло до подбородка. – И не приближайтесь ко мне!
– Как вам будет угодно, мадам, – ответил он, окинув ее взглядом.
Фоли с трудом перевела дух – сердце колотилось где-то в горле.
– Я спрашиваю, зачем вы явились сюда?
– Я должен с вами поговорить.
– Поговорить? И для этого вы залезли в мою спальню на рассвете? Неужели в Индии это считается утренним визитом?
– Тише! – перебил он ее. – Слушайте меня. Что-то в его голосе заставило ее прикусить язычок.
– Так что же?
– Я знаю, вы считаете меня сумасшедшим. Да, вы были правы… отчасти.
– Прекрасно! А теперь подпишитесь под этим заявлением.
– Черт возьми, да послушайте меня! – воскликнул Роберт, сделав шаг к кровати.
Фоли решила, что разумнее будет подчиниться, и покорно промолвила:
– Да, я вас слушаю.
– Я понимаю, в это сложно поверить, но мне кажется, что наша жизнь в опасности.
Фоли насторожилась: сумасшедшие часто пытаются убедить себя и окружающих, что их преследуют злодеи.
– Кого же нам следует опасаться?
– Не знаю.
– Тогда почему вы решили, что нам что-то угрожает? – осторожно поинтересовалась она.
– Меня пытались отравить. Я догадался еще в Солинджере. А Кэти это подтвердила.
Фоли стало не по себе: сейчас он говорил как умалишенный.
– А зачем кому-то понадобилось отравить вас?
– Не знаю! – крикнул Роберт. – Я и сам не был уверен, что это так, но когда нашел… Нет, не стану говорить вам, что именно. Я швырнул это в Темзу. Они убили бедняжку Кэти.
– Убили? Но кто такая Кэти?
– Служанка… горничная в Солинджере. Я видел ее всего один раз, после того как вы уехали. Она принесла мне обед. И призналась, что ее заставляли подсыпать мне яд в пищу. Но на кухне я ее не нашел, а слуги клялись, что такой горничной в доме нет. Вы считаете, что я все выдумал, – продолжал он, заметив во взгляде Фоли явное недоверие.
– Да, это звучит нелепо. Не стоило мне приходить сюда и рассказывать вам все это. Но они украли мои дневники.
– Понимаю.
– Ничего вы не понимаете! Вы же не знаете, что я нашел у себя в номере. Не знаете, какие ужасные минуты я пережил. – Роберт наклонился над ней, и его лицо было так близко, что она разглядела пробивающуюся щетину на его щеках. – Фолли, ваши письма и копии моих писем… я хранил их в дневниках. Теперь у них есть наши письма.
– У них?
– Я не знаю, кто они. Но меня пытались свести с ума. Если бы я не уехал из Солинджера, то убил бы себя. И теперь я боюсь, что, прочитав наши письма, они поймут… – Роберт умолк и отвернулся, потом взволнованно продолжал: – Если они поймут, как много вы значите для меня, то непременно попытаются использовать вас, чтобы меня погубить.
Фоли прижала ладони к горящим щекам.
– Использовать? Но как?
– Не знаю! Они готовы на все, только бы упрятать меня в сумасшедший дом!
– Роберт, – промолвила она как можно спокойнее. – Роберт, вы напрасно так думаете.
– Да послушайте же! Я понимаю, что вы больше не питаете ко мне никаких нежных чувств, но эти письма… тому, кто их прочтет, сразу станет ясно, что… – Он не договорил и отвел взгляд. Стиснув рукой столбик кровати, прижался к нему лбом и зажмурил глаза, словно пытаясь отогнать ужасное видение. – Ради всего святого, послушайте меня. Вы ничего не знаете. Вы даже представить не можете, на что они способны. Я постараюсь оградить вас от опасности. Если я должен застрелиться, чтобы доставить им удовольствие, я это сделаю.
– Не говорите так, – сердито сказала Фоли. – Не смейте так говорить!
– Тогда выслушайте меня и сделайте то, что я скажу.
– Нет, это вы должны выслушать меня. – Фоли откинула покрывало и села на край кровати. – Вы думаете, мне все равно? Нет, мне больно видеть вас таким. – Голос ее дрогнул. – Роберт, не делайте этого, прошу вас.
– Вы ошибаетесь, это не мания преследования. Поверьте мне! Давайте уедем вместе туда, где мы будем в безопасности.
– О Господи, зачем вы это говорите? – со стоном промолвила она. – Яд, какая-то горничная, которую никто не знает. А теперь зовете с собой. Как будто я могу уехать с вами! Вы пугаете меня, Роберт.
– Нет, Фолли, я никогда не причиню вам зла. Клянусь жизнью!
– Вы пытались силой запереть нас в Солинджере! Не знаю, кто там что замышляет, но у вас с головой явно не в порядке!
– Теперь мой разум прояснился. Поверьте мне, умоляю. – Он опустился подле нее на колени и накрыл ее руки своей рукой. – Я только хочу, чтобы вам ничто не угрожало. Фолли, вы должны уехать со мной.
Фоли посмотрела ему в лицо. На мгновение ей показалось, что перед ней настоящий Роберт – ее любовь и спасение. И в то же время он говорит такие странные вещи, и говорит так убежденно и искренне. – Роберт, я не могу, – беспомощно пролепетала она.
– Позвольте мне увезти вас туда, где я смогу вас защитить. Здесь я не смогу этого сделать. Они ищут нас. Оставаться опасно.
– Вы все это выдумали! – в отчаянии воскликнула она.
– Черт подери! – Роберт вскочил на ноги. – Так вы никогда не поверите мне снова?
Фоли промолчала. Ее трясло от страха.
– Ну что же, – продолжал он, – теперь я вижу, что их план удался. Если не верите вы, кто же мне поверит? В глазах окружающих я сумасшедший. Больше мне нельзя здесь оставаться. Не хочу, чтобы они меня здесь видели.
«Они». Фоли опустила голову и обхватила руками колени.
– Да, Роберт, вам пора.
– Будьте осторожны, Фолли. – Его тон изменился, стал нежным и настойчивым. – Прошу вас – во имя вашей прежней любви ко мне. Будьте бдительны. И не выходите из дома без Лэндера. Обещайте мне по крайней мере.
Фоли кивнула, по-прежнему не поднимая головы.
Роберт обхватил ладонями ее голову – всего на мгновение. Фоли не видела, как он покинул комнату, – глаза ее затуманились слезами, и соленые капли упали на руки. Он странный, загадочный, если не сказать сумасшедший. И она любит его без памяти.
Солнце поднималось все выше, заливая розовым и золо тистым светом элегантные фасады зданий. Роберт перешел улицу и купил у ворот парка хлеб и кружку пива. Что хорошо в Лондоне – здесь можно не опасаться, что тебе подсунут яд.
Утренний туман почти рассеялся. Странно, как это он раньше боялся выйти на улицу. Но, едва эта мысль пришла ему в голову, у него возникло ощущение, что кристально чистое небо может втянуть его в себя и он исчезнет в голубой бесконечности…
Роберт застыл неподвижно, устремив взгляд на пробивающиеся тюльпаны. Они вылезли из-под земли и тянутся к солнцу, к небу. Надо думать о том, что земля удерживает все живое, притягивает к себе, не позволяя улететь в небо, и тогда дышать сразу станет легче.
Он встряхнул головой – наваждение прошло. Вглядываясь в глубь сада, он ждал. Наконец показался Лэндер.
Роберт бросил остатки хлеба птицам и сделал знак дворецкому следовать за ним.
– Доброе утро, сэр, – невозмутимо приветствовал его Лэндер, остановившись рядом с Робертом под цветущим де ревом. Роберт коротко кивнул и заметил:
– Вам не следует надолго отлучаться из дома. Не могу сказать, что всецело вам доверяю, но у меня нет другого выбора.
Лэндер и бровью не повел. Взгляд его темных, почти черных глаз был непроницаем. Роберту вдруг подумалось, что такое бесстрастное выражение лица бывает у завзятых игроков и мошенников.
– Я обнаружил, что мои подозрения, о которых я говорил вам еще в Солинджере, подтвердились, – продолжал Роберт. – За мной следят – кто-то преследует меня и замышляет недоброе. У меня есть все основания полагать, что мое… недомогание в Солинджере было вызвано отравлением. Меня пытались свести с ума. Похоже, я знаю – или кому-то кажется, что знаю, – нечто очень важное. Мне неизвестно, что это может быть, но, уверен, они ни перед чем не остановятся, чтобы узнать тайну. Меня могут даже убить.
Ни один мускул не дрогнул на лице Лэндера, но взгляд его сщл цепким, внимательным.
– Вы не верите мне, – сказал Роберт.
– Я верю вам, сэр, – возразил Лэндер.
Роберт удивленно вскинул брови – он не ожидал, что его слова будут приняты дворецким всерьез.
– Я польщен вашим доверием.
– Теперь я вижу, сэр, что вы пришли в себя. Не знаю, как им удалось подмешивать вам яд. Прошу прощения, сэр, это моя вина – недосмотрел.
На душе у Роберта сразу стало легко – как, оказывается, приятно, когда тебе верят! Он пожал плечами и слегка нахмурился.
– Не обвиняйте себя понапрасну. Вы знаете девушку по имени Кэти? Это горничная из Солинджера.
– Кэти? Нет, сэр, – покачал головой Лэндер.
– У нее каштановые волосы, веснушки. На вид ей не более восемнадцати. Она сказала, что беременна. И они обещали позаботиться о ней, если она будет подмешивать мне яд в пищу. Лэндер задумался.
– Может, это дочка садовника? Ее зовут Мэтти. Вы не ошиблись, ту девушку звали Кэти?
– Мог и ошибиться, – усмехнулся Роберт. – У меня тогда все в голове помутилось.
– Да, теперь я припоминаю, что не раз видел ее с заплаканными глазами. Кажется, это была она.
– Думаю, теперь она мертва.
И Роберт рассказал дворецкому о том, что нашел в своем номере в гостинице.
– Так это были передник и чепчик служанки из Солинджера? – спросил Лэндер.
– Не знаю. Да и вы вряд ли смогли бы сказать точно.
– На передниках служанок в Солинджер-Эбби вышито «СЭ».
– Я все бросил в реку. Не хочу, чтобы меня обвинили в убийстве.
– Да, сэр, – кивнул Лэндер. – Прикажете поискать Мэтти в Букингемшире?
– Нет. Оставайтесь в Лондоне.
– Хорошо, сэр, но я могу навести о ней справки, не покидая пределов Лондона.
– Разузнайте все, что можно, но постарайтесь сделать это незаметно. И никуда не отлучайтесь из Лондона. Я не все вам сказал. Мои дневники похищены.
– Им понадобились ваши записи, сэр?
– Бог их знает. В дневниках полно всякой чепухи. – Роберт усмехнулся. – Мои «ученые» рассуждения об индийской культуре и религии, описания древних обрядов.
– Никаких сведений о вашей службе на гражданском посту, сэр?
Роберт рассмеялся:
– Мой гражданский пост – это несколько подушек и сломанный стул. Уверяю вас, я не Эльфинстон, ведущий переговоры с афганцами. Преследовать меня могли бы только представители какой-нибудь секты, в чем я сильно сомневаюсь. В Англии мне редко приходилось встречать людей в чалмах и набедренных повязках да к тому же с бородами до колен.
– И все же, сэр, что, если это месть аборигенов за попранные права? Я слышал, дикари придают большое значение вещам, которые нам кажутся не стоящими внимания.
– Тех, с кем я общался, нельзя назвать дикарями, Лэндер. Поверьте мне. Их наряд может показаться странным, но они живут в мире со своим сознанием и совестью. Они следуют по пути света и добра. Перерезать служанке горло? Нет, на такое они не способны. Если бы я до сих пор находился в Индии, то вполне мог бы допустить, что меня преследуют разбойники или раджи, ненавидящие англичан, но вряд ли они последовали бы за мной в Англию. Да и за что им ненавидеть меня лично? Порой мне приходилось видеть наших людей на базарах в толпе. Я узнавал их, но мы никогда не говорили.
– А вдруг вы случайно увидели того, кто не хотел быть узнанным?
Роберт прислонился спиной к дереву.
– Да, такое возможно. – Он бросил в сторону Лэндера быстрый взгляд. – А у вас острый ум.
Дворецкий слегка пожал плечами.
– Кто вы? – продолжал допрашивать Роберт. – Вы не дворецкий, это ясно. И не простолюдин. Вы говорите, как прирожденный аристократ.
– Прошу прощения, сэр. Раньше мне не приходилось служить в богатых домах.
Больше он ничего не прибавил, и Роберт не стал его расспрашивать. Скорее всего он услышит какие-нибудь небылицы. Роберт подозревал, что Лэндер – младший сын знатного лорда, который запятнал свою репутацию. Среди английских офицеров в Индии такие часто встречались. Несмотря на все эти «сэр» и «прошу прощения», Лэндер держался несколько высокомерно.
– Полагаю, вы джентльмен, – сказал Роберт. – Дворецким вы стали по воле обстоятельств. Прошу вас как джентльмен джентльмена сохранить в тайне то, что я вам сейчас сообщу. Я бы ни за что не стал об этом говорить, но хочу, чтобы вы поняли, почему вам необходимо все время присматривать за моими подопечными. Даете мне слово джентльмена?
– Если речь не идет о преступлении – да, сэр, даю вам слово все сохранить в тайне.
– В том, что я вам сейчас расскажу, нет ничего противозаконного, если писать письма замужней женщине не противозаконно.
– В таком случае можете быть уверены, что я буду хранить тайну, как и подобает джентльмену, – заверил его Лэндер. Роберт скрестил руки на груди и склонил голову.
– Мы с миссис Гамильтон переписывались, когда я был в Индии. Каждый, кто прочтет эти письма, поймет, что я испытываю к ней… самые искренние и глубокие чувства. Письма я хранил в дневниках. Их тоже украли.
– Понимаю, мистер Кэмбурн. Смею заметить, сэр, я рад, что вы наконец прояснили мне ситуацию. Должен признаться, что в Солинджере я был… несколько озадачен вашим поведением и приказаниями.
– Я был не в себе. И не будем больше вспоминать об этом.
– Миссис Гамильтон знает о том, что ей грозит опасность?
– Я пытался предупредить ее. – Роберт мрачно усмехнулся. – Но убедил ее только в том, что по мне плачет сумасшедший дом.
– Она не встревожилась?
– Ее напутало только мое появление. Вернитесь в дом – вы уже достаточно долго отсутствовали. Они начнут действовать.
– Слушаюсь, сэр, – поклонился Лэндер. – Когда вы дадите мне знать о себе?
– Пока не могу сказать. Будьте бдительны. Если получите записку с подписью «Кали» – знайте, что это от меня.
– «Кали», сэр?
– Это индийская богиня смерти. Кстати, если уж мы коснулись этой темы – я оставил клетку с хорьком на ступеньках крыльца черного хода.
– Да, сэр.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой милый друг - Кинсейл Лаура



Отлично
Мой милый друг - Кинсейл ЛаураИрина
9.07.2012, 15.10





Нудная,скучная книга.Длинные диалоги ни о чём.Зря потраченное время.
Мой милый друг - Кинсейл ЛаураГёзель
8.07.2013, 16.07





Роман мне понравился, читала 2 раза, что редко бывает. Вообще у автора очень интересные романы, но, на мой взгляд, для более зрелой аудитории.
Мой милый друг - Кинсейл ЛаураИванна
10.02.2014, 20.45





Очень понравился роман! И сюжет не заезженый!
Мой милый друг - Кинсейл Лаурамария
25.04.2014, 13.09





Девочки, читаем - классная вещь! 10 баллов не поставлю,мне не хватило эротики, но твердая 9 заслужена. Очень понравился умный и ироничный стиль автора, взялась за вторую книгу.
Мой милый друг - Кинсейл ЛаураОксана
18.05.2014, 18.58





Мне не понравилось,идея была неплохая, но как то запутанно и длинно.
Мой милый друг - Кинсейл ЛаураНадежда
8.08.2014, 22.49





Необычно.Но мне понравилось.Классный роман.9 баллов.
Мой милый друг - Кинсейл ЛаураНаталюша
23.02.2015, 19.48





Отличный роман, яркий сюжет, милые герои. В отличие от Оксаны, мне понравилось, что эротики мало. Надо и от эротики отдохнуть. Если каждый день торты есть, то скоро от них блевать начнешь. Как я поняла между строк, папа герцог спал со своей любимой дочкой. Ну и нашел отец ГГ невесту своему сыночку!
Мой милый друг - Кинсейл ЛаураВ.З.,67л.
4.09.2015, 10.48





Начало было обещающим, романтичным. Влюбленность героини в несбыточную мечту напомнила о лейтенанте Шмидте и Иде Ризберг. Затем вспомнились рассказы старших сестер, как много было заключено браков по переписке в 50-х годах, причем удачных браков. Но потом сюжет как-то запутался и все изменилось.Не сказать, что плохо, но не так. Второй раз не прочту, это точно. Роман "Цветы из бури" понравился намного больше. ИМХО
Мой милый друг - Кинсейл ЛаураЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
26.11.2015, 12.51





Необычный сюжет. Правда середина сильно запутана и туманна. Однако мне понравилось
Мой милый друг - Кинсейл ЛаураElen
26.11.2015, 22.37





Советую прочесть. Журавлевой - а что это за лейтенант Шмидт, не слышала, расскажите??????
Мой милый друг - Кинсейл ЛаураЛИНА
1.12.2015, 21.03





Да... Молодёжь ! Смотрите интернет, там все есть. А упоминается даже в фильмах" Доживем до понедельника" и уж куда без него - в " Золотом телёнке!"
Мой милый друг - Кинсейл ЛаураМари
1.12.2015, 21.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100